По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 03.11.17. О заговоре и мороженом.


03.11.17. О заговоре и мороженом.

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

1. Дата: 03.11.17.
2. Время старта: 18:30
3. Время окончания: 20:00
4. Погода: Прохладно, немного облачно
5. Персонажи: Павел Романов, Рэя Линдлей (NPC)
6. Место действия: Петербург, закоулки метро.
7. Игровая ситуация: Чокнутый принц решил заняться диггерством? Ему опостылел дворец, венценосная задница жаждет приключений в обществе молодой телохранительницы? Отличный заголовок для бульварной газетенки - если бы кто-то из журналистов узрел эту парочку, вскорости вся столица уже смаковала пикантные подробности личной жизни Романовых. Увы и ах, все куда проще и даже скучнее. Осознав, что от этой вот конкретной занозы не отделаться, Павел был вынужден импровизировать...
8. Текущая очередность: Павел, Рэя.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Такаи Садао (2015-12-28 18:13:04)

0

2

День начинался муторно, муторно и долен быть завершиться. Следуя нехитрому девизу про то, что сон - для слабаков, молодой принц без устали готовился к некоему весьма знаменательному событию, знать про которое посторонним ой, как не следовало. На настоящий момент программа-максимум по отваживанию таковых была почти выполнена. Почти. Не считая собственной телохранительницы, приставленной недавно в порыве то ли желания оградить его шкуру от лишних отверстий, то ли для шпионажа и всего прочего. К сожалению, поделать с этим ничего не получалось, куда Павел, туда и Рэя, возникавшая, казалось бы, из пустоты неподалеку от укрытий, кажущихся принцу надежными. И никак, никак не желавшая взять в толк, что раз он пытается скрыться, то не просто так это. В общем, проблем у него было с избытком и без нее, так что деятельная натура требовала разобраться хотя бы с этим вот вопросом. Источник вопроса прямо сейчас шагал прямиком за ним через хитросплетения подземных коммуникаций, даже не подозревая, что даже у столь подготовленного и верного человека существует немалый риск "потеряться" навсегда. Просто р-раз - и нету Рэи. Вот только подобная мера приберегалась на самый крайний случай, ведь самолично заниматься устранением специалиста по убийствам - дело заведомо гиблое. Да и вообще, Родина, конечно, требует жертв, но только полный идиот будет стараться расширять их список до самого горизонта. Этак недолго и гражданскую войну развязать, британцам на радость.
- Знаешь, меня всегда интересовало, как далеко ты и тебе подобные пойдете ради спасения шкуры своих подопечных?
Вопрос был задан совершенно буднично, хоть и звучал в подобных декорациях откровенно дико. Казалось, этому ненормальному попросту не о чем больше спросить и он развлекает себя глупостями, но... все было куда серьезнее. Рэя была неизвестным фактором в его игре, толком еще не изученным и посему потенциально опасным. И времени на вдумчивое наблюдение уже не было. Придется идти в лобовую атаку.
- Ведь если, например, мне вздумается рисковать шкурой по собственной воле, тебе придется идти следом, разве не так?
А может, и не так. Может, у нее инструкции - задержать, доставить туда-то и туда-то, дурь из башки выбить рукояткой пистолета и все такое прочее. Только едва ли те, кто ее приставлял, мыслили столь широко. Нет, Романовы давно стали пешками, неразумными марионетками в чьих-то закулисных играх. Пора бы положить этому конец, но сначала - разобраться с верностью этого вот человека. Здесь и сейчас.

Отредактировано Павел Романов (2015-12-31 07:11:34)

0

3

[npc]193[/npc]

Не сказать, чтоб это повышение было для неё внезапным или неожиданным, или ещё каким-нибудь. Линдлей вполне предполагала, что её хорошую работу могут оценить так, и, когда предположения подтвердились, не стала прыгать от счастья и предвкушать дорогу к счастливому будущему, вымощенную жёлтым кирпичом, или ожидать худшего, зная, что личные телохранители живут коротко и ярко. Скорее, она просто приняла свои новые обязанности и стала их выполнять, даром что статус личного телохранителя оказался статусом занудного шпиона – как ещё назвать непрекращающееся пресечение попыток принца стряхнуть наблюдение так, будто Линдлей была британкой, а он сам находился в плену? Было ли это проверкой её навыков или личной придурью царственной особы, Рэя не знала и не интересовалась, а вот уйти от неё было не так-то просто.

В детстве, когда полудурошный Витька постоянно пытался избавиться от надзора сестёр, объединивших усилия по его воспитанию, бежал не к матери жаловаться, зная, что Юдьку за это точно отстранят от общения с ними, которое и так его мать не одобряла, а прятался везде, где только мог. Старшие сёстры, объединяя усилия и в этом, извлекали его из любых укрытий, Лея награждала братца выразительным подзатыльником или шлепком по штанам, больше воспитательным, чем действенным, и детские бунты подавлялись до следующего раза. За краткий срок службы Рэя уже не раз успела подумать, что принца тоже не мешало отходить по заднице, чтобы унять его буйный нрав. То есть, опыт детства ей действительно пригодился: Павел оказался лишь чуть менее изобретательным, чем в своё время Витька. К сожалению, единственное, что Рэя могла сделать – вновь и вновь появляться из самых странных углов, снова занимая своё место чуть позади и справа, преследуя того, кого лупили очень мало, и продолжая смотреть без укора, но упрямо. Этим она занималась до сего момента, даже несмотря на то, что залезли они уже явно туда, где даже статус принца не спасёт. Это ребячество, но она не обязана диктовать принцу то, что ему нужно делать.

Она обязана всего лишь смотреть, чтобы его игры с верёвкой и мылом не привели к чему-то опасному для него, держа ножницы под рукой.

На этот раз, виданное ли дело, помимо обычного грязно-коричневого костюма на Рэе красовалась кепка, купленная у лоточника мимоходом, не дожидаясь сдачи. Именно к её козырьку Рэя потянулась, когда прозвучал вопрос, эхом отдавшийся в тоннеле, поправляя козырёк так, чтобы тень скрыла её глаза.

– Считайте, что моя жизнь в сравнении с вашей ничего не стоит. Это ответ. – будничным тоном сообщила Рэя, пригибаясь так, чтобы очередная труба не заехала ей по лбу. Это означало «так далеко, насколько это вообще возможно». – Но я не отвечаю за остальных.

Это означало «у меня такая задача, а за других говорить не в моей компетенции».

– Именно так.
– согласилась Рэя, продолжая следить и за чужой спиной, и за узкими тоннелями коммуникаций, в любой момент готовая к атаке и защите. Её обязанностью до сих пор было идти следом и держать ножницы под рукой. Предупреждать о том, что игры с верёвкой и мылом плохо заканчиваются, было не в сфере её ответственности.

+2

4

Ответы были получены и принца они устраивали. Пока что. Значит, можно сделать еще один небольшой шажок на пути к просвещению отдельно взятой телохранительнице. Как же проще было Алексею в этом плане! Однако, у братишки кишка тонка сделать то, что надо сделать, поэтому грязную работу придется выполнять самому. И заодно решать, что делать с этой вот защитницей его шкуры. Тяжела и неказиста жизнь у принца-террориста, ей-богу.
- Ценность той или иной жизни определяется самим человеком, а не его начальством.
Действительно, патриотизм патриотизмом, а гнать на бессмысленную гибель во имя высоких идеалов можно лишь тех, кто так или иначе согласен принять такую участь. Если удел - смерть, то это явно уже крайние меры. Как раз такие, какие и нужны для некоторых его знакомых... и знакомых этих знакомых тоже. Эти люди до того раздражали Павла, что в поисках решения вызванных ими проблем бедолага даже курить не успевал. Видимо, придется так или иначе расставаться с этой привычкой, ни минутки свободной нет.
- Не желаешь рассказать о том, как вообще угодила на это место? Я принял эту опеку, но хотелось бы знать, кто прикрывает мою спину и готов сложить голову по тем или иным причинам. Кстати, заодно и про причины расскажи. Долг? Щедрое вознаграждение? Что-нибудь еще?
Они забрались далеко, очень далеко. Казалось, людей здесь и быть уже не может, но какое-никакое освещение все-таки наличествовало, наводя на мысль о редком, но обслуживании и подобных закоулков. В стране грядут перемены, но здесь жизнь идет своим чередом. Хотя на случай полной темноты у Павла был при себе фонарик. Что забавно, китайской фирмы. Но пока - светло, тихо и где-то впереди явно цель всего их путешествия. Откуда ненормальный принц так хорошо знал эти треклятые коридоры - вопрос особый и явно не подходящий под компетенцию телохранителя. Знал и все тут.

0

5

[npc]193[/npc]

Её по-прежнему не смущали ни обстановка разговора, ни сам разговор – Рэя продолжала шагать следом, не позволяя даже толком себя отвлечь. Если этот неугомонный и явно мало битый принц задумал уболтать её и всё-таки усыпить бдительность – пусть умоется. В прямом смысле, потому что чистотой подземные коммуникации и не радовали, несмотря на отсутствие связи с канализацией. У Рэи, например, перчатки уже посерели от пыли, а что могло твориться с принцем, идущим напролом – можно было только догадываться. Однако, умыться ему пришлось бы и в переносном смысле, не на ту напал.

Не то что бы она ценила эту свою обязанность или из кожи вон лезла, чтобы заслужить признание. Просто Рэя была из тех людей, которые либо делают хорошо, либо не берутся за это дело вообще.

– Я не собираюсь доводить ситуацию до того, чтобы мне пришлось умирать. – отрезала Рэя. Конечно, это её обязанность, и степень риска она понимала, как, в общем-то, и её сестра в своё время, но кто сказал, что ей обязательно дать ситуации зайти в такую степь, что либо подставляешься и умираешь, либо умирает объект твоей опеки? Это уже показатель глупости, пусть и самоотверженной. Её жизнь имеет свою цену, пусть и не такую огромную.

Размениваться попусту она всё равно не желала.

Венценосная особа с любовью к отдалённым техническим коммуникациям сегодня разошлась не на шутку с вопросами, ибо следующий из них уже попадал под категорию личных или около того. Здесь Рэя уже не спешила с ответом, сначала достав крошечный, почти игрушечный фонарик из кармана, чтобы просветить им те закутки, которые не попадали в радиус скудного технического освещения. Это не только помогало ей продолжать свою не слишком явную работу, но и словно освещало её собственную память, которую, Рэя была уверена, можно было сравнить с такими же подземными коридорами.

С ответом надо было быть очень, очень осторожной, и не из-за причин повышения, в которых как раз ничего толком и не было. Почему её повысили? Старательная, умеет молчать, нарушений по службе нет. Это даже объяснять не нужно, просто напомнить. Про наглую игру с именем лучше не рассказывать – когда Юдифи стали намекать, что её еврейское имя здесь неуместно и мешает ей пойти вверх по служебной лестнице, она молча сходила в нужные отделы и к нужным людям, чтобы потом выложить перед носом начальства документы с британским именем. Наглость оценили – но знать об этом лишним людям тоже не обязательно.

– Обычное повышение. – «у меня было достаточно навыков и умений, чтобы в итоге выделили меня», – Руководство по этому поводу передо мной не отчитывалось, – «и я не пробивала путь наверх постелью», – Поэтому знаю только это. – «я вообще не на короткой ноге с начальством».

Теперь было самое сложное. То, что касалось конфликта двух семей, хотя конфликта как такового не было. Мать Леи и Виктора можно было понять, она отказалась даже от мысли принять осиротевшего ребёнка в семью, а дальше – интернаты, училища с военным уклоном, и вперёд, вперёд на войну. Своеобразную войну, но тоже важную. Патриотизм? Желание выбирать самой? Или эгоизм, диктовавший потребность подняться наверх, чтобы никто и никогда уже не смел диктовать ей, когда и сколько общаться с сестрой и братом? Или стремление быть такой же, как они, потому что Лея всегда говорила, что любит эту страну и тайно боится войны?

– Долг. – стоило вспомнить о Лее, как это само собой сорвалось с губ. Коммуникации становились всё темнее, и луч фонарика метался, освещая углы по отдельности, но не давая достаточно света для прояснения общей темноты. – Не очень-то много у меня способов побыть полезной для Империи. – «Для сестры! Для семьи, которую постоянно пытались разлучить, и вот мы мечемся по фронту, не зная даже, встретимся ли, но продолжаем верить, что всё это было не зря».

Отредактировано Leah Eastwind (2015-12-31 17:46:12)

+1

6

Значит, случайность? Может быть, может быть - но в случайности Павел особо не верил. А уж в последнее время и подавно. Так кто же она, шпион или просто служака, чей долг превыше всего и тому подобное? Хотелось бы, очень хотелось бы узнать ответ, не прибегая к уловкам и всему прочему. Прямой вопрос - прямой ответ. Беда в том, что и уловок-то тут особых быть не может. Слишком уж она настырная, да и ума тоже не занимать.
- Долг... - принц, казалось, смаковал это слово, настолько выразительно произнес - а перед кем долг-то? Я редко встречал идеалистов, слепо преданных государству до последнего вздоха. Зачастую где-то здесь примешивается личная выгода. Где твоя выгода, Рэя? К власти не стремишься, прибавки к жалованию тоже что-то не просишь, хотя подобные похождения явно выходят за рамки привычного тебе ремесла. Так что же даёт тебе страна взамен на твою кровь?
Словоблудие, как ни крути. Вдруг да перед ним самый настоящий ура-патриот, не обделенный мозгами, но лояльный именно что государству как таковому. Причем беззаветно. Все может быть, все может приключиться, а ему еще этого человека тащить в свою святая святых. И никуда от этого не деться, хотя вот что произойдет за гермодверями - кто знает, кто знает? Эти подземелья гораздо старше метро, люди лишь приспосабливали их под новые задачи, всякий раз добавляя что-то свое и вытворяя, вытворяя, вытворяя. Сейчас вот будут вытворять заговор, натуральнейший, со свержениями и революционерками. Будет в их числе Рэя? Хотелось бы. Привыкать он к ней начал даже как-то, да и лишний пистолет лишним не является никогда. Или что там у нее? Пистолет-пулемет? Нож? Гранаты? Этих людей никто не стеснял в средствах и методах. Забавно, но даже марионеточные правители оставались нужными настоящей власти. Они должны были жить. И олицетворять.
- Как ты думаешь, куда мы идем?
Уже скоро все изменится. Уже совсем-совсем скоро. В какой-то мере было даже жаль, что отец не застанет того дня, когда династия восстановит свои законные права, но... признаться честно, старый дурак получил по заслугам. Вот уж о ком горевать не стоило, так это о нем. Свадьба с британцем, ишь чего удумал... В общем, за подобную неразбериху и её причину можно было бы даже судьбу благодарить. Так было нужно, это произошло. Стукова, правда, жалко, ни за грош угодил в переплет. Ну да выберется еще. Ему еще работать и работать...

0

7

[npc]193[/npc]

Собственное имя резануло ей слух, эхом отдаваясь в подземных коммуникациях, и Линдлей только усмехнулась – ну да, Рэя. Почти как Лея. Почти как сестра, только не совсем. У сеструхи хватило ума и сноровки остаться верной себе до последнего, вот она и получила в награду своё драгоценное небо, а Рэе – только под землю. Ходить за царственной задницей и выслушивать её вопросы, точнее, ещё и отвечать на них. Может, она их и уважала, и склонялась перед их величеством, да только трудно в полной мере оценить этот «царственный высокородный свет», когда в обычных караулах только и ходило шуток, кто тут правит, а кто так – сбоку припёка. Но её личное отношение не должно было мешать работе, точнее, личного отношения здесь вообще не было. В конце концов, хоть чем-то, совсем смутно, этот не желавший сидеть на месте принц мог напомнить ей брата, а больше того он напоминал, что Рэя обязана его защищать.

Долг. Слово-то какое чудесное, будто ты кому-то задолжала, и порядком. Целую жизнь, да и той маловато будет.

– Перед семьёй, например. – Рэя опустила фонарик, светя себе под ноги, пока лицо тонуло в темноте. – Знаете, такое слово из детской загадки, где семь букв «я». – она не стала уточнять, что в её случае таких букв всего три, но за каждую она сделает гораздо больше, чем ради абстрактного государства, – Ладно, идеалист из меня аховый, ваше высочество, просто я делаю свою работу хорошо, и всё, по карьерной лестнице я не карабкалась. Нынешняя должность не хуже других, а я в гораздо более безопасном месте, чем одна из «я», которые в том слове – помните его?

Ей не платили ничем, кроме обусловленного, и даже не требовали доносов. Рэя подозревала, что назначающие просто сочли её дурочкой, исполнительным бревном без высшей цели. Скорее всего, они просто не подозревали принца ни в чём.

–  Я предполагаю, что мы идём не в те подземелья, где эхо отвечает на вопросы. Знаете такое, ваше высочество? «Кто здесь правил?», спрашиваешь ты, а эхо отвечает – «Павел!». – забавно, что объект её охраны был тоже Павлом. Другим, конечно. Но тоже принцем подземелий. Рэя снова вскинула фонарик, выхватив из полутьмы чужую спину. – Важно не «куда», а «зачем», ваше высочество.

+1

8

А вдвоем даже и веселее выходит. Идешь себе по унылым и древним коридорам, которые еще предков твоих предков помнят, так хоть есть, с кем парой слов перекинуться. А то и сдуреть недолго. Семья, как много в этом слове. Хотя, если вдуматься, что для него семья? Инструменты, при помощи которых страна восстановит сама себя. Да и он сам такой же. Именно подобное восприятие позволяло не забивать себе голову соперничеством с Алексеем. Ну сядет он на трон и сядет. Пусть его, так оно даже лучше. Он еще молод и все такое. Не нагулялся, не набесился. Пусть так думают. То-то удивятся в итоге...
- Я не интересовался твоей семьёй доселе. Думаю, пока мы блуждаем здесь подобно древним и ворчливым духам, неплохо было бы заполнить этот пробел в моих знаниях.
В принципе, это было приказом, но поданным в такой форме, что у Рэи была возможность отказаться. В конце концов, они тут одни, начальства нет, а самодурство принца есть самодурство принца. Скучно его высочеству, изволите ли знать. Заодно можно еще крупицу-другую ценной информации выудить, ведь доверять телохранителю или нет - вопрос еще открытый. На крайний случай её можно без затей запереть где-нибудь денька на два... девка здоровая, выдюжит. А там уже будет поздно его останавливать. Но на месте ли верные люди? Разумеется, не дело принца лично пачкаться. Да и вообще, не пойман - не вор.
- Явно не затем, чтобы откушать мороженого с фисташками. Или чем-то еще... не знаю. Ты любишь мороженое?
Хотя будь у него такая блажь, притащили бы и мороженого и всего на свете. Цель их путешествия вполне подходила на роль тайного лежбища, а уж если тайно отлеживаться, то с максимумом удобств, разве не так?

0

9

[npc]193[/npc]
– Смела полагать, что вам уже доложили. – казалось, Рэя даже немного удивилась такому раскладу, а тон её голоса подразумевал виноватый поклон, реализовать который мешали темнота и заброшенность подземелий. Надо же, дело запущено настолько, что принца даже не ставят в известность, от кого зависит его жизнь? – Однако, ничего особенного. У меня есть брат и сестра, моя мать – светлая ей память – уже давно пребывает в лучшем из миров, а отец пока жив и в неведении касательно того, в каких областях приходится бывать его детям. Настолько в неведении, что мы не разговаривали уже лет пять минимум.

Об отце у неё всегда были смешанные впечатления – не воспоминания даже. Дочь он так и не признал, но иногда пытался притащить игрушку или пакет со сластями, который малышка брала с плохо скрытым испугом и убегала в комнату, пока отец с матерью сидели на кухне и долго о чём-то разговаривали.

Гораздо более лучший подарок отец принёс, когда однажды привёл с собой Лею, и та раз и навсегда покорила сердце Юдифи.

– С сестрой мы надеемся выпустить братца в люди, прежде чем на нашей службе нас похоронят. – спокойно продолжала Рэя, – В отличии от нас, он к войнам имеет весьма опосредованное отношение.

Эгоистично, но Рэя всегда считала, что эта болезнь свалилась на любимого «маминого сына» не зря. Лея бы с ума сошла, если бы её обожаемый брат тоже ушёл на фронт.

Рэя за него тряслась меньше, но – верно, не зря глаза подвели.

– Наверно, это всё, что вам интересно. – подвела итог Линдлей, негласно закрывая всё, что можно было поведать ещё, от чужих глаз. Это принадлежало только ей.

На разговор о мороженом она отреагировала моментально – проверила, на месте ли оружие, прищуренными глазами ощупывая каждый закоулок, который могла видеть.

– Нет, изволю не любить. – холодно ответила Рэя. – Оно вредит зубам, фигуре и горлу.

Не сказать, чтоб она не подозревала чего-то, когда они свернули в туннели, вышедшие в итоге в подземелья. Но сейчас, когда речь круто свернула к замороженному молоку, Рэя напряглась, и собственный пиджак резко стал ей тесен в локтях и плечах.

– Ваше высочество не может быть в курсе одного принципа. – на этот раз Линдлей пыталась нащупать на хрупком льду надёжную дорогу. – Личная охрана означает, что объект перестают отслеживать постоянно. Охраннику говорят: принимай решения в зависимости от ситуации. Конечно же, нам полагается следить за вами, но доклады с нас уже не требуют. Мы сами должны оценить ситуацию, прежде чем поднимать остальных на уши. Так получилось, что я отвечаю за вашу жизнь, а быть доносчицей мне не нравится.

Она вздохнула и выключила фонарь, погружая туннель в темноту. Теперь прочность льда зависела не от неё.

– Я не понесусь с докладом о любви их высочества к памятникам прошлого. – очень тихо проговорила охранница, держась наготове. – Но давайте сразу решим, зачем мы исследуем эти подземелья.

+1

10

Семья телохранительницы его интересовала больше "для галочки" - использовать их как рычаги давления бессмысленно, у него просто нет такого количество верных людей, чтобы разбрасываться ими, посылая в разные точки страны с заданием "найди того, не знаю кого...". Поэтому Павел, конечно, выслушал её, отложил информацию в недра своей памяти - и потерял интерес к этой теме, продолжая целеустремлённо куда-то брести, столь же непохожий на праздношатающегося, сколь Чарльз Британский был непохож на давшего обет безбрачия и блюдущего целибат. Брр.
- А если моё самодурство будет простираться настолько далеко, что тебе придётся, скажем, сидеть в кафе, где подают это самое мороженое и поглощать его в больших количествах..? Никогда ведь не знаешь, чего в следующую минуту потребует от тебя ненормальный, который отдаёт здесь приказы.
Всё это дополнилось лёгкой усмешкой и лёгким же выделением интонацией слова "здесь". Как будто он имел какую-то власть среди этих мрачных задворок цивилизации прямо под носом у простых горожан. Как будто... или всё-таки имел? Ну а вопрос про мороженое, эта безобидная с виду тема, не попытка ли проверить, готова ли его телохранительница ради дела пойти наперекор своим принципам? Точнее, даже не ради дела, нет. Ради его, Павла, приказа. Немаловажное уточнение.
- Ты забыла одно "не", мой верный страж. Не может не быть в курсе. Что до нашего интереса к этим подземельям...
Принц замедлил свой шаг, а потом и вовсе остановился. В темноте перед ним просматривались контуры чего-то массивного. Некая дверь? Да, пожалуй. Толстенный кусок металла с гермозатвором, часть бункера, его, можно сказать, парадная дверь. И - ни души вокруг, хотя назвать этот конкретный кусок подземелий заброшенным было уже сложно. Впечатление складывалось из мелочей и на уровне подсознания, но дверью явно кто-то пользовался.
- Открывай, я слабосильная персона голубых кровей с изнеженными руками.
Открывай - и подставь спину своему странному подопечному. Открывай - и сделай шаг к ответам на свои вопросы. Шаг, после которого назад уже не вернуться. Открывай, Рэя Линдлей.

+1

11

[npc]193[/npc]

– Значит, так тому и быть. – без какого-либо удивления или неприязни послушно согласилась Рэя. Она действительно не видела проблемы, кроме того, что принц почему-то пытался подловить её на непослушании. – Ваши приказы я буду исполнять, до разумной степени, разумеется, – уточнила она, почему-то опустив более уместное «обязана», – Например, вы не сможете приказать мне оставить службу, совершить самоубийство и всё прочее. Но, если вам угодно смотреть, как я буду есть то, что я не люблю, у меня нет оснований не слушаться.

Рэя поймала себя на том, что сегодня была на редкость многословна. В смысле, в данной ситуации она уже явно исчерпала дневной лимит словесных изысканий. По правде сказать, сегодня и сейчас она впервые заговорила с принцем о чём-то, что не касается дневного распорядка и её службы. Хоть немного, но не касается. Будто бы здесь, в этих переплетениях коридоров, ситуация принимала другой оборот.

Однако, сколько бы он ни спрашивал, Рэя не дала бы ответа лучше, чем сейчас. Заискивающе клясться в верности она не умела, ничью сторону ещё не выбрала, но не из-за вероломства, а лишь из-за спокойного желания всё трезво оценить. Рэя даже не думала о том, что она могла попытаться ещё как-то показать свою лояльность, явно преувеличивая то, что есть.

Она была собой, только-то и всего. И лёд, по которому она шагала, был опасно хрупок.

– Значит, не можете не знать. – согласилась Рэя в темноте, всё ещё находясь позади. – Но последнего, сказанного мной, вы знать не могли – до сего момента. Того, что до сих пор я не отнесла им ни одного доклада, ни правдивого, ни заведомо ложного.

Она замолчала, рассматривая дверь, прикидывая и оценивая. Да, в темноте не было возможности увидеть все детали, да, недавнее свечение фонаря в каждом углу повлияло на её зрение теперь, и Рэя видела чуть хуже, чем могла бы, если бы весь путь они проделали без фонаря, но что-то она уловила.

– Плохи наши дела. – Рэя, казалось, даже улыбнулась, подходя к двери будто бы без особого напряжения – только лопатки сведены вместе, да пиджак до сих пор тесен. – Ничего не обещаю, но попробую. Гермодверь, всё-таки.

Она не доверяла – прямая до боли спина, резкие движения рук, словно что-то ей мешало – но открывала спину. Словно спрашивала, куда ещё заведут эти упражнения в доверии.

Дверь упрямо не поддавалась, ибо сил одного человека здесь было недостаточно. Даже если то была Рэя.

+1

12

- Я смогу приказать тебя всё, что угодно вплоть до плясок голышом посреди гусарской казармы. Другое дело - будешь ли ты это выполнять.
Слова Павла можно было расценить как лёгкую иронию. В самом деле, он что, идиот, такого требовать? Да и где сейчас гусар взять живьём, он тоже понятия не имел. Впрочем, он ненормальный, с него станется завести себе "карманное" подразделение. А она, значит, не из доносчиков. Это было хорошо, ведь кучка безопасников, крадущихся по его следу - излишество с учётом его замыслов и их, замыслов, уязвимости. Пожалуй, это уже было достаточно веским поводом для того, чтобы не бить в эту напряжённо-недоверчивую спину. Пока что или совсем не бить? Время покажет.
- Попробуй постучать, вдруг да откроют. Подобные места привлекают не только любителей экстрима, ненавистниц мороженого и чокнутых принцев, отнюдь...
Пожалуй, она могла бы справиться, если бы не один маленький подвох. Конструкция была заблокирована изнутри - как раз на случай праздных любителей острых ощущений. Поэтому сюда можно было привлечь хоть одного, хоть десять человек - Сим-сим не откроется без кодового стука. Да, именно кодового, в лучших традициях низкопробной литературы про шпионов.
- Тук-тук-тук. - услужливо подсказал принц, тщательно выдерживая секундный интервал между "туками" - и не хватайся за оружие. Будем считать, что это просто... загородная резиденция. Со своей охраной.
Вернее уж, подгородная резиденция, но такие мелочи были, воистину, недостойны упоминания. Что касается охраны - ну работники метро. Ну с короткими автоматами и угрюмыми лицами. Эка невидаль. Они были в курсе, кто придёт и в каком количестве. Они были людьми Павла, как и Рэя, если всё сложится удачно. В это мрачное время без верных солдат никак и никуда. Сожрут.

+1

13

[npc]193[/npc]

– Можете, – покладисто согласилась Рэя без малейшей доли иронии, – Ваше дело приказывать, моё – исполнять, но давайте обойдёмся без плясок. Боюсь, убить всех, кто видел позор личной охраны принца, будет огромной морокой. И без самоубийств, ибо, в конце концов, я надеюсь сгодиться на что-то лучшее.

«Не убивай меня, Иван-царевич, я тебе пригожусь». И смешно, и грустно на самом деле – охранка царская, а всё равно можешь в любой момент от рук царской семьи отправиться к еврейским праотцам. Потому что для царской семьи ты по статусу на уровне плюшевого мишки – оторвали мишке лапу, уронили мишку на пол. Защитись, попробуй. Рэя оставила попытки сдвинуть дверь с места – точнее, она оставила эти попытки ещё после первого рывка, отчётливо понимая, что ей с этим не справиться, но продолжала правдоподобно изображать усилия, на деле просто экономя силы. Постучать, значит?

– Думаете, ваше высочество? – осведомилась Рэя тем тоном, что не давал понять, всерьёз она спрашивает, издевается, или просто поддерживает разговор. Видимо, всё же последнее, потому что она так и не постучала, выжидающе смотря куда-то в сторону принца. Потом, уже услышав «шифр», нараспев и вполголоса повторила за ним, – «Тук-тук-тук»

Кулак в перчатке взметнулся вверх, и Рэя повторила стук с той же точностью, с какой только что его пропела. Но смотреть она всё так же продолжала на предмет своей охраны.

– Не ухвачусь. – отозвалась Линдлей, удовлетворённо слушая, как всё пришло в движение – дверь, кто-то за ней, и ситуация в целом. – А вы, ваше высочество, не бегите внутрь со всех ног. За городом водятся дети рабочих кварталов и бог весть что ещё.

Вообще, Российская империя – не то место, где понятие «за городом» означает свежий воздух и весёлых лесных зверят. И местное «за городом» выглядит, в сущности, не так уж и ужасно.

Как только стук за дверью стих, Рэя потянула её на себя, уже всерьёз, и с мрачным удовлетворением отметила, что стальная махина ей подаётся. Ох, так бы легко всё было бы с тем, что за ней скрывалось… Но нет, чуялось, будто там будет что похуже.

Однако, Рэя всё равно не потянулась к оружию, только отряхнула перчатки от грязи, и шагнула внутрь первой. Сплясать среди гусаров голой, так он  сказал? Кажется, именно это она и сделала, оказавшись в начале коридора, продолжение которого терялось в темноте, между проходом в закуток и стеной, в клещах между двумя охранниками, которые её не знали. Что с того, что она в одежде? Ситуация не хуже пресловутой гусарской.

– Входите, принц. – почти спокойно пригласила Рэя.

+1

14

Дверь распахнули почти сразу же - как будто условного стука и ждали. Впрочем, на самом деле ждали. Прибытие его заговорщического высочества было запланировано и вполне вписывалось в график. Разумеется, он будет здесь первым - не считая той группы, которая лишний раз проверила все помещения и приготовила встречу, лишённую торжественности. Сейчас на Рэю настороженно зыркал автоматчик в форменной одежде работников метрополитена. Где-то позади него находился ещё один, и неизвестно, сколько в помещениях. На этот бункер Павел наткнулся, в общем, не так давно, поэтому его люди не прекращали перетряхивания здесь всего вверх дном, надеясь найти что-нибудь полезное. Тайники, спрятанную аппаратуру слежения, да мало ли, что скрывает это место?
- Пропустите.
Из темноты, проскользнув небольшой освещённый участок импровизированного контрольно-пропускного пункта и вновь теряясь в темноте коридора, послышался короткий приказ принца, заставивший охранников чуть-чуть расслабиться, убирая пальцы со спусковых крючков. Простой приказ, никаких паролей и отзывов, которыми нужно забивать свою и без того занятую голову.
- Входите, телохранитель принца. Прямо по коридору, вторая дверь налево. Добро пожаловать.
А вот здесь уже была небольшая тонкость... не будь этого "добро пожаловать" - и кое-кто получил бы в спину много-много свинца. Нельзя быть бесхитростным настолько, чтобы не предусмотреть силовое устранение свидетеля в  самом начале пути. Это был бы самый простой вариант, пожалуй. Но - сейчас неприемлемый. Поэтому, стоило за спиной вошедшего принца захлопнуться массивной двери, он преспокойно двинулся вперёд, даже не делая попыток как-то уйти с возможной линии огня. То, что могло бы выражать собой доверие между Павлом и его спутницей, немного окрепло. За указанной же дверью, теряющейся во мраке, была всего лишь крохотная комнатушка. Стол, два стула, пепельница из консервной банки на столе и слегка обшарпанные стены вокруг всего этого. Под потолком сиротливо покачивалась маломощная лампочка, скуповато освещая всё это безобразие. Нет, не личный кабинет принца. Какая-то подсобка, худо-бедно приспособленная для того, чтобы посидеть здесь в тишине. Наследник правящей династии явно был достоин большего, но он не жаловался - во всяком случае, здесь он чувствовал себя в относительной безопасности. Остальные члены августейшего собрания заговорщиков прибудут позже - и это тоже было частью плана.
- Садись. Задавай вопросы. Потом я задам свои. Откровенность за откровенность.
Всё просто. Садись, спрашивай. Никаких "сдай оружие", никаких "пройди в тот дальний угол, чтобы я мог накинуть тебе на шею удавку". Подавая пример, принц прошёл в дальний угол сам - так было проще подойти к тому стулу, с которого открывался вид на входную дверь. Посадить Рэю спиной к коридору, где нет-нет да ходили его люди не было каким-то заранее спланированным актом, просто так получилось. Он главный, он выбирает себе место по душе. Даже здесь, даже на потёртом стуле, видавшем лучшие дни.

+1

15

[npc]193[/npc]

Только самые большие дураки могут уверять, что не боятся ничего и никогда. Таких всегда хочется взять за шкирку, выволочь под дула автоматов, нацеленных на них с абсолютной серьёзностью, и поинтересоваться, сохранилось ли бесстрашие, или взгляды на жизнь нужно всё же пересмотреть? Так вот, Рэе Линдлей сейчас было очень страшно. Говоря языком детей рабочих кварталов - …дец как страшно. Будь она на другой должности, вот честно, уже бы упала на колени, потому что удержаться на ногах, когда ты оказываешься в ситуации, из которой выхода толком-то и нет, для обычного человека очень сложно. Для Рэи всё же было проще. У неё были точки опоры.

Всё-таки она продолжала смотреть, изучать, искать пути решения, если она сейчас завела себя в такую ловушку собственными, чёрт побери, ногами. Даже если не путь решения, так хотя бы две минуты на то, чтобы написать завещание своей сестре. Иными словами, Рэя зыркала на автоматчиков не хуже, чем они на неё.

Из-за громом прозвучавшего чужого «пропустите» Линдлей с трудом удержалась от того, чтобы обернуться на голос злосчастного высочества. И, даже когда ей сказали, куда идти, она насторожённо и очень внимательно пыталась следить за дулами автоматов. Хотя бы за одним из них – пока движение вперёд размеренными шагами не отняло у неё эту возможность. Линдлей не обладала даром совы выворачивать голову до пяток, а потому в какой-то момент ей пришлось потерять наблюдение. Одно мгновение – но оно могло бы дорого ей стоить.

Добро пожаловать, здрасте, здрасте, какое счастье…

В комнатушке она почувствовала себя увереннее. Это уже походило на интерьеры тех мест, где она бывала очень часто и очень долго. Рэя, садясь за покосившийся стол, сложила руки в привычном жесте и не удержалась от того, чтобы не сказать подозрительно ровным голосом давно отработанную фразу:

– Садитесь. Закуривайте.

Для полноты образа ей не хватало лишь лампы, светящей прямо в лицо «подследственному», вот только поддерживать этот образ Рэя не собиралась – с её лица сползло холодное выражение, сменившееся более спокойным и даже почти доброжелательным.

– Вопрос первый. – Рэя едва слышно вздохнула, – Каковы шансы того, что нас с вами не расстреляют?

+1

16

Разумеется, ничего не бояться - глупость форменная. Павел достаточно хорошо разбирался в людях, чтобы понять, что перед ним - не бесшабашная идиотка, а обычный человек из плоти и крови. И она нервничает, по меньшей мере. Ещё б не нервничать - под дулами автоматов даже самые бесстрашные теряют спесь. Но всё, вроде бы, прошло нормально - не дёрнулась лишний раз, не схватилась за оружие. Молодец, хорошее самообладание. Настолько хорошее, что она даже пыталась проявлять чувство юмора и изображать следователя. И откуда нахваталась, спрашивается? Ладно, вопрос ожидаем... хотя нет. Не особо. Ожидаем был вопрос "что здесь происходит?", по желанию разбавленный вводными матерными словами. А вот это вот...
- Шансы наши зависят от того, как пройдёт одна небольшая, почти семейная встреча. Не ради тебя одной затевалась вылазка из дворца, я думаю, это очевидно.
Закуривать он не стал. Не в этот раз. Да и вообще, принцу, который в случае неудачи будет бегать по своей родной стране от каждой тени, нужны хорошие лёгкие. А в случае удачи - бегать будут от него и лёгкие тоже должны быть хорошими. В общем, так и так стоит завязывать. Побаловался и хватит - вон, уже подчинённые юморят.
- В лучшем случае мы поставим к стенке кучку некомпетентных идиотов. В худшем - поставят нас. Третьего, увы, не дано, слишком далеко всё зашло.
Кого он собрался ставить к стенке, с кем встречаться - это уже отдельный вопрос... или пусть додумывает сама. Всё, вроде бы, почти очевидно. Ситуация в стране и впрямь не ахти, если царя кто-то угрохал в собственном дворце, да и враг у ворот, война на два фронта, всё такое прочее - это не на пользу России, не на пользу как государству русскому, так и большинству из отдельно взятых российских граждан. А какой удар по экономике, какие потери в людских ресурсах - в общем, заварили господа очередной идиотизм, а ему теперь расхлёбывать, не на Алексея же всё валить, в конце концов.
- Моя очередь. Кому всё-таки принадлежит твоя лояльность? Мне вот как-то не очень нравятся затеи тех, кто считает себя ответственными за судьбы всех обитателей нашей необъятной, включая и наши с тобой шкуры.
Его претензии прозвучали, в общем, достаточно обобщённо - но этого должно хватить. Выражаясь языком диванной интеллигенции - довели страну, ироды! Надо с этим что-то делать. Что-то менять. В принципе, в силах Рэи было остановить это здесь и сейчас ценой своей жизни, но пойдёт ли она на такое? Слишком много неизвестных для человека, у которого есть голова на плечах.

Отредактировано Павел Романов (2016-05-20 20:44:26)

0

17

[npc]193[/npc]

Для неё вопрос не был странным. Для неё он был даже логичным – Рэя не шла проторенными путями. Даже с точки зрения ведения допросов неожиданные шаги всегда могли привести куда-то, куда обычным методом не добраться. Но, даже если забыть о том, что это был не допрос, а задавать вопросы ей милостиво разрешили, Рэю прежде всего интересовала своя шкура. Неважно, что тут происходит, ей, как и любому человеку, хотелось выжить. У неё на то была весомая причина, весомей даже пресловутого инстинкта самосохранения.

– И думать не смела. – голос её зазвучал самую чуточку насмешливо, когда Рэя вытащила из кармана фонарик, включила его снова и, поколебавшись мгновение, всё же положила его на край стола так, чтобы он никому не светил в лицо, хотя, признаться, хотела направить его в лицо принцу. – Кто я, чтобы проворачивать всё это? С людьми моего уровня расправляются гораздо проще.

Она говорила спокойно, без напряжения, без истерик, без лишних вопросов и даже без особой фамильярности. Просто констатировала известные факты, не скатываясь при этом в повторение очевидных вещей. И, что немаловажно, вовремя умела затыкаться и слушать вещи, которые ей не нравились. А то, что слова принца ей не понравились, выдала крошечная морщинка на лбу.

– Ясно. – коротко бросила Рэя, сложив руки на столе и переплетя пальцы. – Я понимаю. Ничего нового.

В смысле, это всегда было исходом для подобных мероприятий.

– Моя лояльность принадлежит брату и сестре. – Линдлей прищурила тёмно-зелёные глаза. – Откровенность за откровенность – моя сестра сейчас на фронте, служит посыльным, который доставляет приказы свыше туда, где их должны исполнять. Мой брат не оказался там же лишь по счастливой случайности. Видит Бог, я хочу, чтобы они были в безопасности. Видит Бог, они сейчас не в безопасности.

В безопасности не была даже она, о чём можно говорить?

– Жизнь моей сестры и многих людей зависит от командования, которое принадлежит к тому же ведомству, которое обязало меня доносить на Вас. – очень спокойно и размеренно продолжала Рэя, – Просиживающих зад в кабинетах, борющихся не за чистоту рядов, а за очередное звание, плюнувших на слова про холодную голову, горячее сердце и чистые руки. Я недовольна ими, если можно так сказать – можете донести об этом, если пожелаете. – Рэя не сдержала смешка, – Простите, что не клянусь в преданности, но вы бы мне и не поверили, пади я ниц и уверяй вас в своей бесконечной верности. А так – всё честно. Теперь – моя очередь, верно?

+1

18

Да, определённо, здесь были мозги, причём весьма неплохие. Разве что ценит она себя низковато - с Павла бы сталось устроить всё это  и ради того, чтобы угрохать "хвост" так, чтобы потом не нашли. Надо оно Павлу? Их высочество всё ещё думает. Но да - на этот раз весь сыр-бор был не только и не столько из-за Рэи. Даже шанс повернуть её взгляды к своей стороны был бы приятным, но дополнением к итогам переговоров.
- С меня бы сталось. Разумеется, предварительно отравив тебя какой-нибудь гадостью длительного действия. Только зачем? Убрать тебя, поставят другого кого-нибудь. Для них ведь вы - расходный материал.
Забавно, но для самого отпрыска императорской фамилии люди никогда не были тем, что можно выбросить, использовав. Или вообще выбросить. Возможно, поэтому у него не было реальной власти, но уже были лояльные солдаты, офицеры, гражданские - даже погибнув, они не будут забыты. Кажется, великие дела начинались примерно так - с горстки связанных общим делом людей. Он собирался повторить великие свершения прошлого если не нынешней ночью, то уж точно в ближайшее время.
- Если устроишь мне встречу с начальством твоей сестры, я могу похлопотать, чтобы её пореже швыряли в пекло. Можешь также вспомнить, что таким, как я, полагается не только телохранитель, но и курьер... или будет полагаться. Такую привилегию мне дадут. Швырнут с барского стола в честь праздника коронации, чтобы радостно тявкал и не думал кусать за ноги.
Что касается её брата - здесь всё было сложнее. Если он был просто-напросто гражданским специалистом, то его жизнь подвергалась угрозе в гораздо меньшей степени, чем у любого из здесь присутствующих, включая немногословных охранников. Есть смысл что-то менять и привлекать к нему ненужное внимание? Нет, разумеется, нет. Это только усугубит ситуацию. Они и так собираются пробежать по раскалённой сковороде, оттолкнуться от обжигающего металла и прыгнуть в неизвестность. Да - они. Сидящей напротив, как видно, тоже не по душе те, кто в любой момент может продать Россию и сбежать. Те, кого не связывают с ней давние узы крепче кровных.
- Я бы не поверил тебе в девяти случаях из десяти. Однако, такую мотивацию можно понять и принять. Спрашивай.
Утро размышлений, день хлопот, вечер откровенности... нужно будет отправить Рэю спать в приказном порядке, ведь ночь... ночь обещала быть ещё интереснее, чем вечер. Ночь подготовки. Последние штрихи, последняя попытка охладить раскалённый металл под ногами. Его ночь.

+1

19

[npc]193[/npc]

Там, где её сестра начала бы язвить, испугалась бы, а то и впала в агрессию – Рэя по-своему оценивала жизненную позицию Леи – Линдлей просто мягко улыбнулась, соглашаясь. Да, именно так, её могли отравить, проломить ей череп, утопить в канализации. На замену ей пришёл бы мужчина, а, может, другая женщина, может, лучше неё, может – хуже. Может быть, стервознее, может быть, наглее, может быть, ещё спокойнее, хотя куда уж. Принц и его охрана могли это сделать.

– Для вас ведь тоже. – мягко заметила Рэя без особой претензии, словно напоминая о только что перечисленных способах оборвать жизнь одного организма со странным именем, – Но это моя работа. Я привыкла.

Предложение похлопотать она выслушала без интереса. Да, именно так, и именно это она постаралась показать – ни ленивым зевком, ни нахальным словцом, которое могло перебить эти обещания. Ничем кроме спокойного взгляда, который был внимательным, но абсолютно незаинтересованным.

– Менять нужно не положение одной фронтовой единицы, а состояние фронта. – резонно заметила Линдлей, – Она не уйдёт с того места, где находится сейчас, а, если бы и захотела, что делать с остальными? Моя сестра там не одна, а я поступлю нечестно, если буду менять шестерёнку, а не весь механизм. Особенно учитывая то, что, – Рэя прикрыла глаза, задумчиво улыбнувшись, – этот механизм служит ниточками, которые связывают пальцы власть имущих и конечности одной большой марионетки под названием «армия».

Лея, окажись она в такой ситуации, посчитала бы себя подарком судьбы. Налаженная система, работающая без сбоев, уж если не лучшая из лучших, так просто лучшая, без оговорок. Система, находящаяся в чужих руках, но руках настолько неаккуратных и причиняющих ей проблему, что… Думать о пользе можно было долго, и Лея бы уже решила всё за других, но Рэя не была своей сестрой. Она просто задумчиво улыбалась, предлагая собеседнику самому сделать выводы из сказанного.

– Зачем вам один курьер, когда можете взять в качестве «подачки» всю систему? Взять под самым благовидным предлогом, взять с целью «поиграться» – разве кто-то поверит, что, если вас назначить покровителем этой системы, вы можете забрать её в полное своё подчинение? Назвать это «полком его высочества», зная, что в вас никто не верит, а дальше – дальше всё зависит от вас. Что ж… Мой вопрос – сколько человек знает о ваших невинных пристрастиях к исследованию коммуникаций?

Отредактировано Leah Eastwind (2016-05-23 17:07:15)

+1

20

Павел неожиданно мягко улыбнулся. Для человека, который собирается вот-вот устроить кровавую баню тем, кого считает врагами своей страны, это было странно - искренне улыбаться человеку, только что сравнившему его с ними, с врагами.
- У тебя будет возможность убедиться в обратном.
И всё, никаких истерик и швыряний угрозами в стиле "нахалка, загноблю!". Казалось, это было такой мелочью, то, что о нём почти ничего не знают. Даже нет, не мелочью - это было прекрасно. Удивительно. И очень, очень полезно для осуществления его планов. А девушка была не так проста, как полагалось бы охраннице, бесшумной и бессловесной его тени. Очень даже непроста - эти рассуждения о винтиках, механизмах и прочем, в общем, сходились с мыслями Павла. С другой стороны - о такой простой и гениальной вещи как "игрушечный" полк он как-то и не подумал. Контроль над хотя бы и частью приказов, это какие перспективы...
- У тебя в родне не было революционеров, Рэя? Признаюсь, эта идея мне в голову не приходила... и над ней стоит поразмыслить.
Он не собирался присваивать чужие заслуги - равно как и афишировать автора поистине прекрасной мысли. Если уж принца недооценили, то его телохранительницу пусть и вовсе считают тупой пешкой. До поры. Потом он найдёт способ отблагодарить за верность, за ум, за всё и сразу, сделав её фигурой - если пожелает. Потом. Если они выиграют эту необъявленную войну, которой не место в учебниках истории. Так, чего она там хочет? Ах да...
- Десять... быть может, чуть больше.
Скольких сочтут нужным посвятить в свои планы остальные - ему неизвестно. Едва ли многих, они ведь не идиоты. Значит, максимум - человек пятнадцать, включая охрану и всех непосредственных участников заговора. Негусто, да. Но это будет лишь искра, от которой разгорится пламя, если ветер подует в нужную сторону.
- Моя очередь. Готова ли ты мне помогать? Не просто наблюдать, не вмешиваясь, но попытаться встряхнуть эту систему?
Вопрос был в высшей степени насущным и прямо сейчас решалась судьба Рэи - пойдёт она с ним или останется здесь. Нет, не навсегда, лишь временно - но всё самое важное пройдёт без неё, что непременно будет принято к сведению в будущем. Будущем, которое не могло не остаться за ними, ведь иначе - смерть.

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 03.11.17. О заговоре и мороженом.