По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 06.10.17. Позор рода Рихтер.


06.10.17. Позор рода Рихтер.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Дата: 6 окт 2017
2. Время старта: 12:00
3. Время окончания: 13:00
4. Погода:  6 октября 2017 года
5. Персонажи: Манфред Рихтер, Катарина Рихтер, Оскар Шварц, Карлотта Рихтер
6. Место действия: Берлин, Германия
7. Игровая ситуация:  Настало время, когда доблестный офицер армии ЕС решает посетить семью, воспитавшую это странное иноземное существо, носящее имя «Катарина». Что же ждёт его в этом доме? Встретят ли его радушно? Монстр ли, аль просто глупец прячется под маской отца «ангела»? Всё это вы узнаете совсем скоро!
8. Текущая очередность: По договорённости

Отредактировано Faith Waller (2014-11-24 19:02:39)

+1

2

В маленькой записной книжечке Манфреда этот день был выделен для визита к семейству Катарины. В каком-то смысле это семейство было родным и ему, но отношения с матерью сложно было назвать хотя бы хорошими - его воспитывал отец, а мать, как видно, воспитала то странное существо, что сейчас сидит с ним бок о бок. Для пущего эффекта, Катарину во время выбора одежды Манфред контролировал лично, заставив влезть в серую служебную униформу, нацепить зеленый берет, взять табельное оружие, прикрепить куда надо значок водителя и эмблему дивизии... в общем, хлопот с ней хватало даже в относительно мирное время. Особенно сейчас, когда ее ухажеру чуть не влетело по морде табуретом, собственные солдаты в лице Ренэйт устраивают трэш с угаром и попытками откусить руку... но раз запись сделана и дата сегодняшняя, оправдания не принимаются. Никакие. Рану на руке пришлось прикрыть черными кожаными перчатками - в конечном итоге, получилось не особо и странно. Осень на дворе, как-никак. К перчаткам прилагался серый китель, черные брюки, в кои-то веки надраенные до блеска ботинки, которые обер-лейтенант обычно на дух не переносил, как и вообще служебную форму. Берет, погоны, петлицы, россыпь значков, пара медалей, эмблема Шестой Бронетанковой. Не то, чтобы он шел красоваться - просто хотелось соответствовать нарядной сестре. Ну а табельный пистолет прихватил ибо время военное. Мало ли, злые дикие буры еще нападут в подворотне, огорченные "банановыми сосунками Боты", пристрелить будет менее хлопотно.
-Давай постараемся хотя бы сейчас никуда не влипать, ладно?
А еще Манфред загнал сестру за руль джипа. Ибо хватит уже отлынивать от своих обязанностей ординарца, вечно где-то пропадая. Точнее, не где-то, а в весьма конкретной палате, но ей от этого не легче. Так что, сидя на пассажирском сидении и лениво разглядывая мирные пейзажи вокруг, он мог позволить себе не менее мирную беседу. Относительно мирную, конечно. Относительно.

Отредактировано Манфред Рихтер (2014-11-25 09:37:02)

+2

3

Китти была встревожена с того самого момента, как брат поведал ей о своих планах – конечно же, в свойственной ему манере он сообщил об этом буквально за пару часов до выезда. Ошарашенная Катарина до сих пор не могла в это поверить – они едут домой.

Брат – настоящий красавец со всеми своими медалями и знаками отличия – проводил ее до машины, где уверенно уселся на место пассажира, явно предоставив Катарине наконец-таки выполнить свои прямые должностные обязанности. Оно и верно – а то уже даже сама девушка начала забывать, зачем ее к нему приставили.

Воодушевленная собственным парадным видом, уверенностью Манфреда и общей помпезностью Катарина все же изрядно трусила, и для того было немало причин.

Во-первых, это была ее первая встреча с семьей за несколько месяцев. Они даже почти не созванивались – а после трагедии на Ближнем Востоке Катарина и вовсе забыла сообщать им новости. Семья, наверное, гордилась ею… Или нет?.. Она не знала, что ждать от отца и изрядно боялась его – а что если он посчитает этого недостаточным? Или вдруг надумает поругаться с Манфредом?..

Это было второй причиной для беспокойства – мама не видела своего старшего сына даже больше, чем Катарине лет. Папа наверняка будет не в восторге, а как отреагирует мама – и вовсе неясно. Гордо выпрямленная спина Манфреда не давала поводов сомневаться в его уверенности, но вот сама девушка была совсем не такая смелая.

Ну и в-третьих – ее посадили за руль. Только въехав в городскую черту и с трудом вписавшись в поворот, Катарина вспомнила о своем обещании никогда не водить машину в городе, услышала просьбу брата обойтись без происшествий, и окончательно перепугалась.

Но брат верил в нее! Его вера, давящей аурой разливаясь сбоку, прибила Катарину к креслу и вынудила быть максимально внимательной. Как результат – ни одного трупа, два сбитых мусорных бачка и почти не поврежденная машины. Есть чем гордиться.

Уже у самого дома, в родном для нее тихом дворике, Катарина окончательно струхнула, переволновалась и не решилась шагнуть в сторону нужного подъезда, робко переминаясь с ноги на ногу.

- Может быть… Стоило позвонить сначала?.. – неуверенно пробормотала она, боясь встречи с родителями – преимущественно с отцом – больше, чем поля боя и снящихся ей по ночам кошмаров.

+2

4

Все это выглядело слишком уж мирно и тихо. Дом, дворик, даже сам Берлин как будто не ведал о том, что за тысячи километров от него гибнут его сыны и дочери, бок о бок с сыновьями и дочерьми других городов, поселков, деревень... а тут мирный пейзаж, мирная дорога, бешеная Катарина, которая, видимо, решила их угробить... В итоге они таки добрались в целом виде, даже не испортив себе парадный вид и лишь слегка поцарапав джип. По меркам Манфреда - легко отделались, а могли бы торчать из какого-нибудь кафе, разнеся тому остекление и торжественно ворвавшись в зал под рев мощного движка. Ан нет. Приехали. Обер-лейтенант неторопливо покинул бедолажную технику, почти бесшумно соскочив на асфальт. Теперь предстояло немного прогуляться пешком - сущие мелочи. А потом попытаться решить семейную проблему собственного ординарца. Дожили...
-Зачем сюрприз портить?
Манфред сейчас олицетворял собой безмятежность. Понятное дело, через несколько минут он будет, скорее всего, прикидывать, как лучше своротить челюсть отчиму сестры, но сейчас об этом думать даже как-то не хотелось. Вокруг мир, покой, довольно тихо. Думать все время лишь о мордобое и войне - удел совсем уж ненормальных, Манфред же умел наслаждаться такими минутами. Никуда не надо бежать, ни в кого не надо стрелять, просто чудо же. Правда, всегда есть шанс, что Катарина выронит табельный пистолет и тот случайно прострелит офицеру колено, но шанс этот вошел в его жизнь с того самого момента, как белобрысая взяла в руки оружие и перспектива хромать всю оставшуюся жизнь уже не особо пугала. Она ведь даже случайно не попадет.

+3

5

http://sa.uploads.ru/75Svw.jpghttp://sa.uploads.ru/3th7T.jpg
Оскар Шварц                                    Карлотта Рихтер


Приветливый загородный дом, отличавшийся образцовым порядком во всём: от ровно стриженого и ещё сочно-зелёного газона, до отсутствия трещин на краске стен, кирпичах фундамента или же черепице крыши.

Брат и сестра, что превратилась в бледную тень свою, дрожащая как осиновый лист под порывами ветра, дали знать о себе коротким звонком, который тут же вызвал оживление внутри дома.

- Кого там принёс чёрт, Карлотта? Ты опять своих тупых баб позвала на слёт «клуба читателей»? – возопил мужской голос, а после можно было расслышать тихий ответ женского голоса, который едва-едва мог быть уловим с этой стороны двери.

Бесшумно повернулась ручка, приоткрылась дверца и звякнула золотистая цепочка.
Голубой глаз на той стороне поначалу сощурился, всматриваясь в лица, а после почти мгновенно расширился, захлопав ресницами. Дверь поспешно была закрыта вновь, звякнула цепь и на пороге Манфреда и Китт встречала мама.

Это была изящная немолодая дама, лицо которой уже тронули морщины, но даже они не смогли испортить его великолепия. Холодные глаза смотрели на детей с удивлением, но никак не с радостью.
- Катарина, - переводя взгляд с чада одного на второе, молвила она, - Манфред…, - едва на выдохе сорвалось с её губ, а после девушка чуть отошла, впуская их, да приглашая словом.

- Да…, - последовало крепкое словцо от хозяина дома, что сидел сейчас пред горящим камином в кресле, одетый в роскошный халат и домашние штаны. Он не отрывался от чтения газеты, попыхивая трубкой в потолок, - Ты глуха, Карлотта или язык откусила? Кто пришёл?

- Дети, - тихо молвила леди Рихтер.

Отредактировано Faith Waller (2014-11-26 20:17:54)

+2

6

«Чтобы отец меня не убил», - растерянно подумала Катарина, но одного взгляда на мужественные и сильные плечи брата хватило, чтобы уйти ото всех тревог. Манфред ее защитит от любой напасти – он же не просто так такой сильный и смелый. Его сил хватит на них двоих, и даже больше.

Спешно пряча ключи от джипа в карман, Катарина устремилась за ним к дверям и, едва слыша звонок за стуком сердца в ушах. Родное мамино лицо заставило растаять сердце, а в глазах появилось то щенячье выражение, которое неизменно возникает на лице Катарины, когда она чувствует, что может быть полезной.

- Мамочка!!! – Радостно воскликнула она, кидаясь обнимать красивую светловолосую женщину. – Я так соскучилась!

Чистая правда. Мама Катарины, может, и не была никогда эталоном материнства, но Китти искренне ее любила – и почти не боялась, в отличие от отца. Мысли представить брата даже не возникло – вопреки всем сомнениям на этот счет, девушка с первого взгляда на мать напрочь забыла о том, что два десятка лет назад Карлотта бросила маленького Манфреда с отцом.

- А папа дома? – Робко спросила она, хлопая ресницами, отпуская маму и отступая на шаг. В глубине души она надеялась на ответ «нет».

+1

7

Для Манфреда эта женщина, все же, была чужой. Слишком много лет прошло, слишком много событий. Да и вообще, бросить собственного сына, любящего мужа и уйти к, судя по описанию Катарины и воплям из глубины дома, домашнему тирану это надо быть совершенно странной женщиной. Его мать не была такой. Он помнил Карлотту Рихтер другой женщиной.
-Фрау Рихтер.
Официально. Суховато даже. Он сейчас был командиром Катарины, а не ее родным братом. Командиром, сопровождающим непутевого ординарца домой с целью сохранения шкуры этого самого ординарца и недопущения уничтожения джипа, закрепленного, между прочим, за его взводом. В общем, никаких особых эмоций. Эта женщина позволяет на себя орать как на пришибленную дворняжку. Достойна ли она уважения? Сомнительно. Проходя в дом, обер-лейтенант старательно придерживал кобуру - а ну как зацепится за что-нибудь, пока он протискивается мимо обнимающейся парочки. Узрев в глубине помещения ругающееся и дымящее кресло, он счел нужным обозначить свое прибытие.
-Обер-лейтенант Рихтер, Шестая Бронетанковая. Вы, должно быть, Оскар Шварц?
Еще более официально. Казалось, он говорит с пустым местом. Впрочем, в понимании Манфреда такие люди и были пустым местом. Домашнее тиранство, самодурство, вопли, рукоприкладство - человек явно не воевал толком, иначе бы отвык от всей этой дури давным-давно, вымещая агрессию на врагах а не на собственной семье. Удивительно, что ему еще не разбили башку сковородкой.

+2

8

[npc]161[/npc]

Мать прижала к себе белокурое дитя, провела ладонью по шелковистым волосам, но всё это время её глаза не могли оторваться от Манфреда. Мальчик вырос в настоящего мужчину – сильного и красивого. Каким-то неописуемым чудом этих двоих свела судьба и теперь вся (или почти вся, если не считать бывшего мужа Карлотты) семья собралась под одной крышей.
- Да, Китти, - это нежное и по-своему даже баловливое имя вылилось из уст её с трудом, словно бы каждый звук приходилось выдавливать из себя как ледяную воду, что заполнила лёгкие до краёв, - Ты же знаешь, как папа относится к неожиданным визитам.
Она не решилась остановить Манфреда, что уже направился в сторону гостиной, но рефлекторно дёрнулась в ту сторону, увидев, как тот прошествовал в дом не сняв обуви.
Немое «постой» так и осталось на её губах, да было слишком поздно.

[npc]160[/npc]

Смоливший в кресле джентльмен (впрочем, вся округа знала, что так нельзя называть этого мужчину, оставлявшего о себе дурное мнение везде, куда бы он ни сунулся) смотрел на вошедшего с лёгкой толикой любопытства, надменности и, в то же время, с опаской – Рихтер был широкоплечим малым, а руки его отличались солдатской грубостью.
- Верно, - отвечал он обер-лейтенанту, оглядывая того с ног до головы, - А вы, должно быть, родственник Карлотты. Не припомню вас на свадьбе, - трусливость чувствовалась за версту, но также можно было проглядеть брезгливость, лёгкую враждебность и крайнюю степень замешательства. Где-то там, между мыслями «Какого чёрта он себе позволяет?» и «Паршивый был сегодня завтрак» тесалась та, что была преисполнена стыдливого страха: «Неужто жена всё же не выдержала, да всё рассказала родне»? Но в чувстве том не было и капли раскаянья – Карлотта сама позволяла так с собой обращаться.

Отредактировано Faith Waller (2014-11-30 18:33:28)

+3

9

- Да, - тихо согласилась Катарина. Она знала, что все-таки надо сначала позвонить, но разве можно спорить с Манфредом? Он абсолютно невыносим, когда уверен, что что-то надо сделать именно так, как задумал она. Да и робкая по своей натуре Катарина не решилась бы сказать что-то против.

Немного неловко было от того, как сухо и холодно обошелся брат с матерью. Девушка снова коснулась матери, прильнув к ее руке и словно бы пытаясь утешить. Взгляд матери не отрывался от старшего сына, и Катарина тоже перевела на него взор. Широкие плечи брата застыли перед прихожей, отгораживая женщин и отца.

Нехорошее предчувствие кольнуло в груди. Они же вроде пришли показать ее семье? Почему он так сразу к отцу?.. Катарина сглотнула, как всегда она делала, слыша раздраженный голос отца. В такие моменты он мог больно ударить, если не отстать – или не послушаться, смотря, чего он сам хотел.

Катарина пыталась стащить с себя сапожки, но язычок молнии все никак не хотел сползать вниз.

- Манфред!.. – Тихо позвала она, и тут же осеклась, переходя на более официальное обращение: - Герр обер-лейтенант, прошу!..

Что просит Катарина – выяснить уже не удастся. Стоило матери отойти от нее на шаг, как воюющая с сапогами рядовой Рихтер немедля потеряла равновесие и с грохотом повалилась на пол, немыслимым способом увлекая за собой стойку для одежды и обуви.

- Ааааайч, - протянула девушка, получившая стойкой по голове, засыпанная куртками и ботинками.

+2

10

В общем-то, Манфред не особо заморачивался с обувью и прочими атрибутами вежливого и культурного человека. Вежливость? Культурность? В Шестой, где танки освящают лесбийским сексом а Отто давно встал ночным кошмаром далеко за пределами расположения дивизии? Серьезно, что ли?
-Я здесь в первую очередь как командир Катарины Рихтер. Уже во вторую - как ее родной брат.
Про Карлотту ни слова, что вполне закономерно. Женщины заняты друг другом, мужчины в состоянии разобраться сами в той проблеме, которая вырисовывалась все ярче. Домашний тиран, ничтожество и глупец. Неудивительно, что Катарина такая странная - вместо того, чтобы помогать и учить, этот человек лишь требовал и наказывал, требовал и наказывал... причем, скорее всего, и жену тоже. Стоит ли этой жизни загородный особняк и финансовая состоятельность? С точки зрения Манфреда, лучше уж ютиться в крохотном закутке на окраинах сонного городишки в забытой всеми святыми провинции, чем делить роскошь с вот таким вот созданием. Но - это было лишь его мнение и женщин подчас просто не поймешь. Увы и ах. Тем временем доблестная сестричка, похоже, что-то своротила, заставив мужчину неторопливо повернуть голову в направлении шума. Именно неторопливо и именно голову - он так ничего особо не увидит, но ясно дает понять, что инцидент замечен и принят к сведению. Распекать юное дарование за неловкость... признаться, он уже просто не видел в этом смысла.

+1

11

[npc]161[/npc]

Непросто передать ту бурю эмоций, что обуяла прекрасную Карлотту, стоило «ангелу свалиться с небес на землю», утянув за собой куртки, зонты, пальто и обувь семейства.
Пусть с детства этот миниатюрный живой и наивный торнадо творил подобное раз за разом, каждый новый случай превращался в трагедию, где роли были заранее распределены, а конец предсказуем.
Мать хваталась за голову, первое время не зная, что делать, но после порхала к своему дитя, поднимая её с пола и отряхивая, интересуясь, не болит ли что, да прося быть тише, когда придёт папа. Отец же не давал себя долго ждать: подобно разъярённому быку, он врывался в комнату и, призывая всех святых себе в свидетели, материл малютку за её неуклюжесть, глупость, непослушание. Китти же оставалось совсем немногое – стоически сносить всю брань или же разреветься, тем самым продлевая свою пытку: ведь Оскар не терпел слёз. Порой Карлотта вмешивалась, даже старалась перечить мужу, но хлесткая пощёчина быстро ставила её на место.

Но в пьесе появился новый герой, стоящий истуканом посреди комнаты, да играющий роль то ли стража, то ли сурового волшебника, который пришёл изменить старый уклад жизни; и оттого Оскар не знал, как себя повести.
Лицо его налилось краской, вены проступили на висках, зубы скрипели, но боязливый взгляд ловил на себе здоровяк Рихтер, в то время как Катарина и её матушка купались в волнах гнева, исходивших от этого человека.
- Катарина, вставай, дай я погляжу на тебя, - почти шёпотом молвила миловидная домохозяйка, помогая дитю выбраться из горы одежды. Она не понимала, что мешает её мужу вступить в свою роли и, надев маску жестокого демона, начать издеваться над ними. Ведь не её родной сынишка, что вырос и окреп, тогда как Оскар частенько, не стесняясь гостей, мог вылупить свою дочь рукою, аль ремнём? И оттого ей стало ещё волнительней, дурнее – женщина чуть ли не падала в обморок, переживая, что это лишь затишье перед бурей.

[npc]160[/npc]

Блондин же, наконец, решился сделать первый шаг на встречу «жертве».
- Сколько раз я…, - начал он свою тираду.

Отредактировано Faith Waller (2014-12-05 15:05:44)

+1

12

Бережные материнские руки помогали подняться, а Катарина уже явственно дрожала в объятиях Карлотты. Наверное, даже к лучшему, что не стал Манфред оборачиваться к ним – женщины, рефлекторно готовящиеся к самой настоящей буре и, возможно, даже побоям, тихо замерли в своем углу.

- Я все уберу, - пробормотала Катарина, пытаясь поймать дрожащей рукой зонт, но пронырливый аксессуар упрямо ускользал.

Она рано уяснила, что отцу нельзя перечить. Нельзя плакать. Нельзя смотреть в глаза. Нельзя оправдываться. Чем тише себя вели его жертвы, тем быстрее гас огонь во взгляде, и тем меньше тумаков доставалось им обеим. Катарина принимала это как должное, и хотя в школе она ни у кого не видела таких жутких синяков, какие иногда видела у мамы, ей и в голову не приходило, что это не в порядке вещей.

Вот и сейчас она ждала праведного гнева, готовясь к чему угодно, да только от шторма их защищала широкая спина Манфреда, и Катарина невольно удивилась – а можно ли тут находиться брату? Не помешает ли он справедливому наказанию? Не пострадает ли он, когда отец начнет кричать и махать кулаками?

Нет, верно, не пострадает. Манфред сильный и его плечи сейчас похожи на скалу, о которую разобьется любая волна.

- Я правда виновата, - еще тише прошептала она, не решаясь тревожить брата. Почему-то ей сейчас казалось, что лучше будет молчать и не высовываться.

+2

13

А что Манфред... Манфред безмолвствовал, преспокойно собираясь поглядеть на спектакль целиком и уже потом решать, что же делать с этими бедолажными созданиями. Ясное дело, все они сами выбрали свою судьбу и свою роль в семье, но кидаться с кулаками только за грозное начало фразы? Нет уж. Хотя женщины были явственно напуганы, побаивался и глава этого бестолкового семейства, где все вверх дном. А раз боится - едва ли будет заходить очень уж далеко. Ну а если зайдет - придется его маленечко поломать. В самом деле, маленечко. Для человека, легко раскраивающего черепушки при помощи подручных предметов это будет даже не дракой. Но - для этого Оскару таки придется перейти незримую черту. А пока - обер-лейтенант с заметно поскучневшим видом слушал возню за своей спиной, сдерживая желание все-таки устроить им выволочку самолично. Матери за слабохарактерность, сестре за общую неуклюжесть и бестолковость. Конечно, это ничего не изменит и мозги Катарине уже не вправить, похоже, никак - ведь жить в семье, где от тебя только требуют, но ничему не учат... нет. Манфред решительно не понимал, как такое вообще возможно. Не понимал и все тут. Отец, конечно, был далеко не идеальным педагогом в школе жизни, но при нем мать хотя бы не была зашуганной служанкой. Да и младшую дочь он бы в обиду точно не дал, тем более - самому себе. Просто потому, что был нормальным мужиком. Понятно, что Оскар, по скромному мнению обер-лейтенанта, таковым не был ни в малейшей степени. Его сущность не могло скрыть ни офицерское звание, явно превосходившее скромные регалии гостя, ни бравая выправка - уродов хватает везде. Кажется, именно с такими Манфред и собирался бороться, когда ввязался в "Валькирию". Очистить свою родину от скверны, только так и никак иначе.

+2

14

[npc]160[/npc]

Домашний тиран, всеми силами борясь с гневом, покрывался багрянцем, скрипел зубами и искоса поглядывал на Манфреда. Со временем его взгляд всё красноречивей выражал желание придушить на месте этого засранца:
«Да что же ты встал тут истуканом, урод? Чего вылупился? Не видишь что ли, что эти дуры опять натворили?! Каждый божий день они только и делают, что падают, ломают, позорят и себя, и меня! Я устал объяснять им, как же выполнять простые вещи! А что, если эта балбеска станет в командование? Что, если от неё будут зависеть чужие жизни?!»
Думал он про себя, но тёмная гора смотрела на него словно айсберг на Титаник.

- Виновата, так убери! – прикрикнул Оскар на дочь, но в тот же момент хозяйка очага заметила, как непросто далось супругу столь лёгкое замечание, - А ты проходи пока внутрь, - бросил владетель дома, - Только обувь снять не забудь – не в казарме живём!

После всего вышесказанного, сей муж прошествовал к своей «второй половинке», что всё не могла оторвать взгляда от сына, да шепнул ей что-то на ухо. Женщина проглотила комок в горле, засеменила на кухню и там принялась греметь посудой.
- Так что же командир моей глупышки хотел обсудить? – вопрошал Оскар, всё явственнее переходя из состояния взвинченного невротика в спокойного и благостно расположенного хозяина имения.

+1

15

- Ум, - кивнула Катарина, чувствуя, что сегодня кризис миновал неожиданно быстро. Это все Манфред? Он что-то показал отцу такое, что отец решил не сердиться на неловкую дочь?

Конечно, так легко все не получилось - прежде чем Катарина справилась со своими ботинками, поставила на место полочку для обуви, расставила сапоги, подняла все зонтики, вернула на место слетевшую картину и развесила обратно все куртки, она еще успела нашуметь, но мама вовремя помогала, под конец уже попросту поймав падающую картину так ловко, будто всю жизнь только тем и занималась - ловила за дочерью падающие предметы.

Выдохнув, Катарина первым делом устремилась на кухню, выдав многообещающее:
- Я налью чая.

Практически сразу что-то зазвенело - все еще взволнованная Катарина вновь что-то опрокинула, и судя по звону это была как минимум полка с металлической посудой.

+2

16

В архив

0


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 06.10.17. Позор рода Рихтер.