По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 19.10.17. Красная свадьба


19.10.17. Красная свадьба

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата: 19.10.2017
2. Время старта: 7:30
3. Время окончания: 21:00
4. Погода: 19 октября 2017 года
5. Персонажи: Хоу Мэй, Лонг Бэй
6. Место действия: Грушёвый дворец
7. Игровая ситуация: Даже самые лучшие союзы требуют сцеп и клея для того, чтобы не развалиться. Что уж говорить про те, что родились ради власти, выросли из амбиций и продолжались ровно до тех пор, пока аппетиты одной из сторон не будут в должной мере удовлетворены?
Свадьба этих двоих – расчет и не более. Оба это знают, оба понимают, что происходящее – не более чем формальность. Но разве может Мэй не блеснуть в столь важный для неё день? В конце концов, вся жизнь – спектакль. И не важно, что пируют во время чумы – гулять, так гулять!
На событие приглашены видные лица со всего северного Китая: генералы, вельможи (те, что не утонули в крови в ходе войны), а саму церемонию будут передавать в прямом эфире по Канканьюс!
8. Текущая очередность: Хоу Мэй, Лонг Бэй

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/2015/13-3.png

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

+2

2

Пир во время чумы. Как ещё назвать пышную свадьбу, на которую старый генерал Шан не пожалел ни денег ни времени... Знатные вельможи со всего Китая вежливо улыбались, делая вид, что за относительной безопасностью стен Грушевого Дворца (на которых, к слову, несли стражу найтмеры и лучшие солдаты, которые только были в распоряжении Хоу) не разворачивается одна из самых мрачных страниц истории. Кровь лилась по улицам столицы Китайской Федерации, а в небо над Грушевым Дворцом взлетали праздничные фейрверки. Львы и Драконы торжественно шествовали по ковровой дорожке, ведущей к ступеням храма, где должны были обвенчаться Лонг Бей и Хоу Мэй. С факелами в руках, их сопровождали офицеры из гвардии генерала Шана, а четверо солдат несли красный с золотом паланкин, в котором возлежала невеста. Молодой генерал, согласно обычаю, ждал свою невесту в окружении своих людей, в руки которых гвардейцы и передали паланкин.
"Ну вот и всё... Осталась последняя формальность."
Девушка в зелёном платье (Мэй многое отдала бы за то, чтобы это была её любимая Лиан, или хотя бы Джи) помогла невесте спуститься и, держа её за руку, торжественно провела к жениху. На ней не было гипса - несмотря на то, что рука ещё не зажила окончательно, Мэй настояла на том, чтобы во время свадебной церемонии на ней не было никаких бинтов, а потому присто прижала раненую руку к животу, едва заметно морщась от боли.
"Я должна сыграть свою роль. Безупречно."
Языки пламени танцевали вокруг. В воздух один за другим взлетали фейрверки, взрываясь сотнями разноцветных искр. Играла музыка. И фальшивые улыбки вокруг... Лицо интриганки скрывала шёлковая вуаль, а пышные перья птиц, украшавшие изысканный головной убор, трепетали на тёплом осеннем ветру. Её кожа была покрыта белой краской, на губах - кроваво красная помада, глаза подведены чёрным. За спиной - двое людей генерала Шана с фамильными знамёнами. Солдаты медленно опускаются на колени, держа факелы в вытянутых руках... Бой барабанов всё громче. Но только сердце невесты бьётся всё так же ровно. Она спокойна.
"Это просто игра. Всего лишь игра..."
Мэй должна была молчать - такова была старинная китайская традиция, гласившая, что молчание невесты сулит ей богатое потомство (о чём сама Хоу предпочитала даже не думать). Потому, она лишь слегка склонила голову, приветствуя своего будущего супруга. Им поднесли чаши, связанные алой лентой. Одну - для юного генерала, вторую - для его коварной невесты. Осталось только испить красного, словно кровь вина, чтобы скрепить этот брак. Бой барабанов всё громче...

+3

3

Свадьба. Пир. Пожалуй, это было самое пышное торжество на памяти генерала. Никто не праздновал так, как семейство Хоу. Видимо, господин Шан хотел показать всему миру, что теперь эти два сильнейших кланов Китая будут идти рука об руку, как через некоторое время пойдут «счастливые молодожёны». Другой вопрос что будет скрываться за всем этим. Верные союзники или друзья по несчастью? С одной стороны, эти понятия похожи, но с другой стороны, они существенно отличаются. Об истинности этого объединения Лонг Бею придётся ещё узнать в будущем, а сейчас он ожидал свою новоявленную супругу и родственную душу… по несчастью, как был убеждён генерал. Как бы хорошо ни пыталась играть свою роль Мэй, такой отъявленный рационалист понимал, что никому не хочется вступать в политические браки только из-за какой-либо выгоды. Чувства ведь никто не отменял в этом мире, хоть сейчас он и погряз в крови и насилии.
«Всё-таки слухи не врали и генерал Шан не скупиться на торжества…» - констатировал Бей, окидывая взглядом всё происходящее. Войска Хоу несли службу на стенах и внушали чувство защищённости всем, кто находился внутри Грушевого дворца и только телевизионщики разрушали это блаженное чувство. По крайней мере для Бея. Он понимал, что всё это необходимо для громкого заявления о сформировавшемся политическом блоке всей Китайской федерации. Конечно неизвестно, думал ли о том же Хоу Шан, но именно такой смысл видел во всём этом молодой генерал. Однако его так же заботил вопрос – как на это среагирует общественность. Как-никак вокруг война, разруха, страна погружается в хаос, а вельможи пируют и веселятся так, будто ничего не видят и не происходит.
«Возможно, не следовало делать всё это настолько пышно?» - мельком подытожил он своё суждение.
  Как можно было понять, весь этот бой барабанов, богато разодетые аристократы, солдаты со знамёнами и даже пышная процессия будущей супруги Бея не особо заботила. Мысли этого трудоголика оставались в его кабинете, в куче неразобранных бумаг и насущных дел.
«Нужно как можно быстрее назначить поездку в Индию… и… ещё проверить доклады о прибытии новых войсковых соединений в район Пекина… позже проверить как выполняются мои поручения Дзином… да ещё этот «император» … чёрт возьми, что я здесь делаю? Нужно как можно быстрее закончить все… кхм… так называемые «дела» и вернуться к настоящим.»
  Однако то были заботы будущих дней, а сейчас неумолимо шла свадьба. Пока мысли генерала витали где-то далеко отсюда, он чуть не пропустил тот факт, что его супруга оказалась напротив. По китайскому обычаю он сделал несколько поклонов: Небу и Земле, родственникам невесты и, естественно, ей, а позже…  Позже… его глазам предстал бокал с вином, который оказался словно гром среди ясного неба.
«Вино! Чёрт бы побрал эти китайские традиции!» - пронеслось у него в голове. Как это обычно бывает, самым мелким и незначительным деталям свойственно исчезать из нашего сознания. Так случилось и сейчас. Почти всем в его окружении было известно о том, что генерал довольно быстро пьянел и после буквально отключался. Неизвестно знало ли семейство Хоу об этом, ведь в таком случае могли опустить эту традицию или хотя бы заменить сам напиток на менее… дурманящий, но обоняние Лонг Бея редко подводило. Запах был идентичным, какой издаёт вино. – «Чуть-чуть… может быть можно… а вот сколько это мифическое «чуть-чуть» никто не знает.» - продолжал он накручивать себя, всеми силами стараясь не подавать виду. Благо, скрывать своё неловкое положение при виде алкоголя ему приходилось не раз, потому опыт в этом нелёгком деле есть. Правда, в те разы ему удавалось уйти от источника проблемы, а сейчас он, а частично его церемония, являлся таковой.
- Вы необычайно прекрасны сегодня, Мэй. – как бы невзначай отпустил лестное слово молодой генерал в адрес своей невесты. Непонятно, хотел ли он тем самым ещё более скрыть своё волнение из-за алкоголя или желал отгородить своё сознание от бокала, возникшего как будто неоткуда, какой-то малозначительной фразой. Многие, кто видели, что происходит с ним после испития самой малой доли алкоголя, могли счесть эти слова как за предсмертные узника перед казнью.
«Похоже, выбора у меня особо нет…» - с небольшой долей сожаления подытожил он и потянулся к бокалу. – «За всё незнание или забывчивость надо платить свою цену.» - с этими словами он испил глоток. Правда, теперь его подставил его же перфекционизм, который будто за него сделал не маленький глоточек, а такой, как говориться, чтобы не обидеть ни жену, ни её семью. В итоге первый выстрел был сделан по сознанию Бея, но рационалист ещё оставался в себе.
«Самое сложное позади… теперь нужно дождаться завершения самого пира.»

+2

4

Красота свадебного торжества не могла не тронуть сердца старого генерала, для которого приёмная дочь была роднее всех родных. Он не плакал, но сердце его сжималось. И лишь осознание того, что всё развернувшееся пред ним великолепие – лишь фарс, заставляло старика печалиться.
Думы «кровавого пса» прервала новая адъютантка, что спешно приблизилась к нему, сложила руки в знаке уважения и, поклонившись, спешила сообщить важную весть:
- Господин Хоу, у меня срочное донесение для вас, - голос её дрожал, а в общей манере движения читалась взволнованность.

Генерал коротким кивком приказал девушке продолжать.

- К нам прибыл запечатанный конверт от так называемого «Сына Неба», - руки девушки спешно скользнули в складки формы, откуда она вынула письмо, кое и передала Шану лично в руки.

- Кто его доставил? – вопрошал старый генерал.

- Доставку осуществил молодой человек, носивший британские одежды. Сейчас он ожидает вас в приёмной и находится под наблюдением наших бойцов.

- Хорошо, пусть сообщат генералу Хань Фэю, - Шан вскрыл пакет.

После его слов девушка спешно удалилась, на ходу достав мобильник.

В конверте же аккуратным почерком было написано:

«Уважаемый Генерал Хоу Шан, Его Императорское Высочество «Сын Неба» приглашает вас на приватную аудиенцию на юге Цаньджоу, где, как надеется Его Высочество, конфликтующие стороны смогут прийти к взаимопониманию ради всеобщего блага Поднебесной. Следуйте за вашим проводником. Вам гарантируется полная неприкосновенность»

Ниже стояла императорская печать.

Что же, даже в такой день нельзя было пренебречь делами. А в прочем генерал еще успеет вернуться на праздник. Ведь все это торжество было затеяно тоже ради дела.
- Мне прийдется отбыть в Цаньджоу. Передайте "Небесным Псам" приказ сопровождать меня.

И гонимые долгом, они двинулись в путь-дорогу, пожелав всем присутствующим повеселиться от души и не беспокоиться за них. Ведь свадьба играется не каждый день.

+2

5

Шик и блеск царил вокруг: гости, уставшие от сражений и смертей, вволю радовались торжеству, забыв обо всём на свете. Кружились в танце парочки, радостно улыбалась прекрасная невеста, был покорён её великолепием жених, вино и рисовая водка текли рекой (ох, каких же денег и трудов стоило устроить эту красоту), а мясные блюда, по которым слюни текли у всех и каждого, стояли целою горой – бери, не хочу!
Всё проходило по старинному обычаю, если только не учитывать отсутствия родственников на слушании похвалы со стороны молодожёнов (отец господина Бэя отказался присутствовать на подобном событии, господин Хоу отчалил по важным делам, а мать давно уже упокоилась).

С момента отбытия войск Генерала Шана прошло более часа, церемония уже шла к своей кульминации, как неожиданная весть сарафанным радио пробралась по всей толпе собравшихся: «Кровавая собака» попал в засаду.
Поднялся ропот: гости свадьбы состояли из видных военных чинов, многие из которых заработали своё звание вовсе не просиживанием зада в штабах. Действующие руководители, что, несомненно, поддерживали семью Хоу, тут же ринулись покинуть праздник, чтобы присоединиться к силам искусного стратега. Этой возможностью также воспользовались и те, кто убоялся последующей атаки на Грушёвый Дворец – они бежали, поджав хвосты, несмотря на то, что прекрасная Мэй приказала продолжать церемонию, что бы ни случилось – она не могла позволить себе потерять лицо, даже если любимый папа попал в беду.

И как только все те, кто был верен и храбр, чей дух сейчас стремился на помощь к товарищу, покинули Лиюань, на сцене заиграло новое лицо, хорошо знакомое невесте.

http://sa.uploads.ru/9hW8o.jpg

- Ах, какую же вы пирушку устроили! Вокруг люди пухнут с голоду и гибнут, сражаясь за кусок хлеба, а у них тут – шоколадные фонтаны, - предводитель наёмников группы «Висла» указал пистолетом в чудную конструкцию, которая фонтанировала тёмным шоколадом, а после разразился диким хриплым хохотом, который после перешёл в кашель.

Люди в военной униформе показались отовсюду – перелезали через стену, используя крюки, выходили из дверных проёмов, сверкали сталью винтовок в окнах…
И ни один из них не был членом дворцовой стражи.
Казалось, что все силы «Золотых Мечей» испарились как в тот день, когда была ранена Императрица. Лишь прекрасная Сан Лиан глядела за всем происходящим из своей комнаты, тихонько проклиная свою вероломную сестру до этого момента, но сейчас трясясь за её жизнь подобно последней осенней травинке под напорами жестокого ветра.

- Я ведь не с пустыми руками, - бахвалился наёмник, свистя, да подзывая к себе солдата со стальным чемоданчиком. Открыв его, военный инженер с минуту копался, после чего по помещению разлился мерный голос, хорошо знакомый многим по недавним новостям:

«Приветствую всех собравшихся на этом, я уверен, пышном празднестве, - «Сын Неба» был добродушно спокоен в своей речи, - Хоу Мэй, прекрасная Хоу Мэй, о нраве которой ходят легенды в застенках кабинетов министров, ты, несомненно, выбрала лучший из дней для того, чтобы умереть. На алом цвете ведь не видно ядовитой крови, - гробовая тишина, что повисла до этого, сменилась недовольным ропотом, - Но ведь все из присутствующих знают, что те, кто покушался на жизнь «Дитя Неба», обязаны понести высшее наказание. Не удивляйся, Мэй, Мы всё знаем о твоих нечестивых делах, о твоих лживых речах, о том, как ты, не жалея народа Поднебесной, уложила в могилы сотни тысяч людей, лишь бы самой стать во главе власти. Мы верим, что и названый отец твой также вскоре станет мишенью твоего коварства, но дабы упредить подобное вероломство, Мы лично позаботимся о старике. Сейчас, должно быть, он уже мёртв, а вскоре будешь мертва и ты, предатель китайского народа!»

После этих слов инженер закрыл чемодан, а глава наёмников, что в процессе умудрился закурить сигару, улыбнулся во все тридцать два, да крикнул:
- Прости, девчонка – деньги не пахнут! – щелчок известил о том, что орудие снято с предохранителя.

+4

6

Хоу Мэй

Благородные гости разбегались подобно безвольным трусам, не способным сохранить свои честь и достоинство до конца церемонии. Мэй едва не скалилась, наблюдая, как один за другим эти крысы покидают зал, стремительно пустеющий прямо на глазах. Только что многолюдная и помпезная церемония в миг стала тем, чем и являлась – нелепым фарсом, на который отказались смотреть даже приближенные семьи.

- Пусть бегут, - процедила она ближайшим охранникам, схватившимся за оружие. – Продолжать.

Она хотела бы быть весела и беззаботна, предаться чревоугодию и зеленому змию, а после, опоив и без того уже почти бессознательного супруга, уединиться в его покоях на их свадебном ложе с возлюбленной Лиан. От одной только мысли об этом интриганка улыбалась, чувствуя, как нарастает пламя внутри, как бежит внизу живота сладостная дрожь предвкушения…

… и разочарования, потому что Лиан нигде не было. Сейчас, когда гости разбегались, это стало окончательно ясно – любовницы и сестры Мэй не было на этом торжестве, и в гневе юная Хоу сжала кулаки. Гости спишут это потом на оскорбление, нанесенное ее чести ушедшими с празднества – что же, значит, будут больше бояться. Но никто и никогда не поспеет даже помыслить, что гнев такой вызвать в ее душе могла лишь одна женщина.

Она обернулась к мужу – тонкая алая стрела, нацеленная в самое небо – и остро осознала, как презирает его. Бессильный, бесполезный, ни на что не годный. Он не стоил и ногтя с ноги Джи, и пылинки на коже Лиан.

Церемония не успела завершиться – стремительно зал наполнялся солдатами, и Мэй с леденящим ужасом осознавала, что это не ее люди. Куда делись все Золотые плащи? Что происходит?

Растерянность и нарастающий страх никак не отразились на ее полном презрения лице. Двое личных телохранителей шагнули вперед, загораживая госпожу, а Мэй отступила на шаг, приблизившись к Лонг Бэю. Она не искала его защиты, отнюдь – но у него было оружие, которое не могла взять с собой невеста. Она не сдастся без боя, а тем более – не доверит свою жизнь этому червю, гордо именующего себя Драконом.

В гробовой тишине она выслушала обвинения новоявленного самопровозглашенного Императора, но глаза она не отрывала от наемника. Ждала ли она от него предательства? Пожалуй, да.

Щелчок его оружия стал спусковым крючком – Мэй кинулась к супругу, опрокидывая его на спину, чтобы не сопротивлялся и не пытался вмешаться, с болью в руке вырывая его клинок из ножен. Бесполезно выступать против огнестрельного с тонкой полоской стали, но и это лучше, чем с голыми руками. Телохранители закрывали ее своими телами, мешая наемнику совершить смертельный выстрел, пока все трое отступали к стене.

Охранники уронили паланкин, отгораживая госпожу от наемника с оружием. Теперь за спиной – лишь богато украшенная гардинами стена, без единого намека на тайный ход. Бежать ей некуда – да и не может благородная Мэй сбежать со своей свадьбы после такого оскорбления.

- И сколько тебе заплатили? – Крикнула Мэй, стремительно меняя местоположение – еще не хватало быть подстреленной на голос. В ее словах, впрочем, был не вопрос – но предложение. Сколько бы ни заплатил этот мальчишка, кривляющийся с экранов телевизоров, семейство Хоу может заплатить больше, а опровергнуть потом все эти обвинения не так уж и сложно. Их уважали, их боялись. Никто не посмеет сказать дурное за спиной Хоу, особенно если это Хоу Мэй.

- Или ты работаешь за идеалы лжеимператора, способного только языком молоть? Я думала, ты умнее.

Лонг Бэй остался по ту сторону паланкина, на растерзание наемников. Что же, если их цель только она, то мальчишке ничего не грозит. За старика Мэй тоже могла не тревожиться – Кровавая собака достаточно живуч, чтобы пережить какую-то там засаду.

Пожалуй, впервые Мэй была рада, что рядом с ней нет Лиан – по крайней мере, она точно останется жива.

- Убейте их всех, - прошипела она своим телохранителям, а губы ее растянулись в самодовольной ухмылке. – Но этот – мой.

+5

7

Торжество медленно продолжало двигаться к своей кульминации, а сам генерал отчаянно уклонялся от желающих с ним выпить за любовь и будущую счастливую жизнь, которой как уже скоро окажется не суждено было сбыться. Хотя она, счастливая жизнь, была обречена на это с самого начала, если смотреть правде в глаза.
  Уходя от очередного приближающегося пожелателя, генерала поймал один из его людей:
- Господин Лонг Бей, генерал Хоу Шан спешно покинул свадьбу и направился в неизвестном направлении. Ваши приказы?
  Только в этот момент новоиспечённый «счастливый» молодожён вспомнил, что за всё время праздника к нему не подошёл его главный гость, теперь уже, родственник, который не упустил бы возможности пожелать чего-либо или дать наказ на будущие тому, кто будет идти рука об руку с его дорогой хоть и приёмной, но дочерью.
- Отправьте за ним несколько человек. Держитесь от него на дистанции, нельзя чтобы у наших союзников были хоть какие-либо подозрения в наших благих намереньях.
  Офицер в богатых убранствах поклонился, как и многие из здешних пожелал счастья и здоровья молодым, а после испарился в толпе «цвета нации», обставив всё так, будто произошла очередная светская беседа. В списке приглашённых со стороны мужа почти не было настоящих родственников или друзей… сказать точнее почти все «друзья» были людьми генерала. Некоторым такая предосторожность могла показаться признаками паранойи, но идёт война, а жизнь сама по себе непредсказуемая штука, сегодня вы поедаете плоть своих врагов и пируете на их костях, а завтра вас несут на щите как прикормку будущему поколению интриганов.
  Идиллию праздника нарушила весть, переходившая из уст в уста, а после на авансцене появилось совершенно новое лицо. Отовсюду стали выходить люди с оружием наперевес. Один из них подбежал к тому, что стоял на авансцене, как можно было догадаться, лидеру и разложил чемоданчик, так похожий на недавно принесённый в покои самого генерала.
  Память не подвела Лонг Бея. На экране показался тот же самый юнец, что днём ранее пытался переманить юного Дракона на свою сторону. В своей речи он обрушился с резкой критикой и обвинениями в адрес новоиспечённой жены. Некоторые из них, если подтвердятся, могут поставить под вопрос само существование политического союза между двумя кланами. В дополнение ко всему, можно было сказать, что лидер был знаком с Мэй, а вот при каких обстоятельствах прошло это знакомство… Эти вопросы всё больше въедались в голову молодого человека и заставляли задуматься над целесообразностью этого союза. Возможно, слова, взявшегося неоткуда императора, были не лишены смысла. Уж слишком много тайн и кулуарных интриг проводило семейство Хоу, не ставя в известность своих союзников, если таковыми считали Бея его новоявленные родственники.
  Молодожёнов закрыли своими телами, видимо, двое из охраны Грушевого Дворца, а сама Мэй сделала шаг ближе к генералу. Наверно впервые за всё время их знакомства, он мог лицезреть истинные эмоции и чувства, которые она испытывала к своему супругу. Возможно в другой раз это могло его хоть как-то насторожить, но не сейчас. Когда вокруг тебя стоит куча парней с пушками, даже самые ненадёжные союзники, будут стремиться действовать в интересах друг друга, но у Мэй были свои планы на этот счёт. Возможно, в этот самый момент, генерал даже где-то глубоко в душе был рад, что всё это пиршество закончилось и он был занят каким-то делом. Не зря говорят, что опасные для жизни ситуации отлично отрезвляют ум...
  Интриганка повалила Бея, выхватив его клинок.
- Стой! Не делай глупостей… - молвил генерал, но его молодая супруга не услышала эти слова или не хотела их слышать. Все трое начали отступать, кинув парня лежать на земле. В свете последних событий, даже такой поступок генерал ожидал, и отчасти был рад такому повороту событий. Сын Неба, как он себя называл, в отличие от множества врагов, с которыми встречался «Дракон Севера», чётко показывал грань между своими врагами и друзьями. Всего днём ранее он не видел таковым Бея, но оставалось неизвестным насколько его мнение изменилось с момента последней встречи и после отказа молодого человека от предложения императора.
  Оказавшись по разные стороны, поваленного паланкина, Бей осознал, что находится один на один с толпой наёмников. «Золотые Мечи» испарились так, будто их изначально не было. Такой человек, как наш отъявленный рационалист не верил в совпадения, коим недальновидные люди могли посчитать сложившеюся ситуацию. Если что-либо происходит несколько раз, значит кто-то или что-то хочет, чтобы это происходило именно так. Однако в отличие от беззащитной Императрицы, у Лонг Бея был козырь в рукаве – чуть меньше десятка человек в зале, правда оружие пришлось оставить за пределами дворца, ибо охрана вряд ли пропустила бы несколько человек с тяжёлым вооружением наперевес… хотя судя по этим наёмникам в этот раз генерал оказался неправ.
  Бей в спешке окинул взглядом территорию вокруг себя, в надежде найти хоть кого-то из своих людей. Бойцы из личного отряда генерала были хорошо обучены и имели чёткий план почти на любую из ситуаций, в независимости оттого насколько велика вероятность её возникновения. Благодаря своей выучке, добыть оружие они должны были без особых проблем и шума, даже если перед ними были профессиональные солдаты. Создатель этой отточенной буквально до движения системы не мог не знать о ключевой задаче группы – подготовить путь к отступлению и осуществить эвакуацию наиболее ценных субъектов в районе происшествия. Однако его супруга, видимо, была не лучшего мнения о Бее, да ещё и с не столь холодной кровью, нежели последний.
«Я думал она умнее… Похоже, я ещё слишком много не знаю о семействе Хоу, но сейчас рано об этом думать, нужно выбраться отсюда и по возможности забрать её с собой. Господин Шан будет не в восторге, что одна из его дочерей была убита, в то время как её супруг покинул Грушевый Дворец.» В то же время в помещение ворвалось четверо человек, попутно отстреливая наёмников, что обступали генерала кольцом. Возможно, они хотели взять его живьём и отвести к лжеимператору, а там уже повторить попытку и склонить его на свою сторону. Было ли это так или нет, неизвестно, но это дало ценное время…
- Ваше превосходительство, мы здесь, чтобы вытащить Вас отсюда. – рапортовал один из бойцов, попутно поднимая на ноги своего командира, пока остальные прикрывали их от огня оставшихся наёмников. Видимо, основной целью была именно Хоу Мэй, а его поимка или устранение были на втором плане. – Вы ранены?
- Нет. Докладывайте о ситуация. – под шум автоматной стрельбы, на ходу входил в курс дела генерал.
- Дворец окружён неизвестными нам силами. Можно сказать только одно, они не принадлежат никакому из подразделений китайской армии. При досмотре убитые нами оказались европейцами.
- Транспорт?
- Этим занимается вторая группа. Пока что мы не получили от них сигнала-готовности, потому должны проводить Вас в точку сбора.
- Нам необходимо вывести госпожу Мэй. Если генерал Шан погибнет в засаде, её поддержка будет ценной, как представителя семьи Хоу.
- Вас понял, Ваше превосходительство. Сделаем всё, что в наших силах, но сейчас приоритетной целью является Ваша сохранность. Вы должны это понимать. Кидаться на помощь Вашей супруге будет понизит наши шансы на выполнение текущего задания. В этом случае возрастает вероятность потери основной цели.
  Выйдя с открытого помещения, группа эвакуации должна была прорваться через коридоры Грушевого Дворца и встретится с группой отступления.

+2

8

Профессионалы своего дела с усмешкой смотрели на ситуацию – те крохи личного состава в распоряжении семейства Хоу, что ещё не лежали на хладном полу с перерезанными шеями.
- Милочка, ты не напугала меня, когда мы встретились впервые, - спокойно говорил лидер, смоля в небеса, - Не напугала, когда мы катались в Индию, - его жёлтый оскал блеснул в лучах уличного освещения, - А уж сейчас, размахивая этой сабелькой в своём платьице ты похожа на одну из этих чёртовых волшебных фей! – сплюнув эти слова на пол, он кашлянул и сделал своим людям отмашку.
Но прежде чем они успели среагировать, воздух разорвал звук автоматной очереди – люди Бэя не уступали в профессионализме Висловцам и действовали оперативно. Чуть позже подключились и собаки семейства Хоу, заставившие профессионалов попрятаться по укрытиям. Конечно же это было не бегство – тактическое отступление, как это принято называть у «солдатов удачи».
Пара парней полегло в первые секунды битвы, но это была «малая кровь», потерю которой заполнит талантливый молодняк. Защитники Лиюаня же превращались в мясное решето, гости падали там, где свинцовая оса успевала смертельно ужалить. Вскрикнул офицер, схватившись за грудь и опадая на хладную землю, хватаясь за скатерти и стягивая на себя многочисленные яства со стола. Он умер, залитый пуншем и мороженым. Прекрасная китаянка, что ещё мгновение назад тряслась у столика, вцепившись в хрусталь бокала с такой силой, что тот надтреснул, упала, скошенная очередью «защитников торжества». Паника и хаос были на руку Висловцам.
Наконец, когда отсвистели пули, и в дыму сражения стало понятно, что кроме виновницы торжества и нескольких выживших гостей не осталось никого (ведь даже Северный Дракон бежал, постыдно прижав хвост), наёмники вышли из-за укрытий – все потные, грязные, а многие и в крови.
- Ну, Мэй? – улыбаясь, спрашивал глава, достав из подвёрнутого рукава пачку сигарет, зажигалку и, мелькнув пламенем на единственный миг, добавил к запаху пороха терпкий оттенок табака, - Почему же ты не могла быть хорошей девочкой? – он приближался к интриганке с нарочитой медленностью, размахивая стволом автомата, - Почему не положила свою косоглазую морду на плаху, спася тем самым этих бедных, невинных людей? - протянул он наигранно, усмехаясь себе под нос и поправляя сальные волосы пятернёй.
Раздался тихий свисток заглушенного глушителем выстрела, а после вскрик и звяканье упавшей на камень сабли – плечо генерала Хоу кровоточило.
- Ме-е-еткий выстрел, Братислав! – похвалил коллегу лидер, а после в мгновение ока сократил расстояние и, ухватив Мэй за волосы, потянул к себе, одновременно выбивая из неё коленом весь дух, - Сука! – радостный крик разнёсся по просторам, а следом раздался звук падающего на землю тела – невеста была брошена на землю (в самую грязь), - Ты снимаешь? - повернувшись к бойцу, на шлеме которого виднелась портативная камера, вопрошал поляк.

+3

9

Хоу Мэй

Ей не было дела до всех этих невинных людей. Она убила бы их сама, не будь они элитой Китая, что поддерживали ее семью. Они были нужны Шану – это единственное, что сохраняло их жизни. Но теперь, похоже, и это не спасло.
Иначе как чудом этого не назвать – она осталась жива в перестрелке, в которой погибли солдаты Бэя, немалое число наемников и оставшиеся в зале гости. Как цинично – они поплатились за собственную верность. А вот сам Дракон уже сбежал. До чего удобно быть трусом.
Страх сжал горло, когда ей навстречу шагнули израненные, но живые враги.
- Какая жалость, ты все еще не сдох, - выплюнула Мэй, прежде чем закричать от боли, пронзившей все ее тело. Рука плетью обвисла вдоль тела, а взор пошел мутной рябью, словно между ней и висловцами замерла толстая стеклянная преграда. С гулким стуком упал на землю клинок, кровь побежала по пальцам, каплями срываясь с самых их кончиков.
Первая упавшая на землю капелька с треском и звоном разбила стеклянный купол, защищающий ее от наемников. В глазах засияли звезды, в ушах зазвенело, в легких не хватало воздуха – прижимая здоровую руку к очагу боли в животе, Мэй хватала губами воздух.
Земля обрушилась на нее с неумолимостью кары Будды грешнику, по лицу побежали слезы от бессильной злобы. Волосы растрепались, платье испачкалось, грязь застыла на губах последним в ее жизни поцелуем.
- Ублюдок, - на выдохе прошипела Мэй. Плечо жгло болью, ныл живот, горела огнем кожа головы. Это смерть? Черта с два! Сломанная, но еще способная двигаться рука судорожно тянулась к упавшему рядом клинку.
- Не жди от меня мольбы, шваль, - и снова нечеловеческий крик. Больше не пошевелить ногой, а новая искра боли упала в сухую траву, терзая тонкое девичье тело.
Липкая от крови с плеча ладонь нащупала лезвие меча, и прежде чем кто-то успел что-то сообразить, Мэй схватила острейшую сталь. Рука не отозвалась болью – слишком мучительной волной плыло пламя от колена.
- Только об одном прошу – сдохни, мразь, - выплюнула на выдохе китаянка, вонзая клинок в стоящего над ней висловца. Снизу вверх, из последних сил, пробивая самым страшным предсмертным рывком и пах, и живот. На лицо полился дождь чужой крови, такой сладкой на пересохших губах.
Это ее расплата за грехи. Это ее цена за боль, причиненную другим. Раздробленное плечо маленькой Тянцзы, ампутированная нога ласковой Джи.
Разбитое сердце любимой Лиан.
- На красном… не видно, - тихо шептала она, плача. Смерть была близко, и она чувствовала, что впереди ее не ждет ничего – Будда отвернулся от своей непокорной дочери.
Могла ли она обрести счастье? Ей не так много было нужно – власти, побед и сладости поцелуев сестры. Отчего же все так обернулось?
Прозрачные слезы не видно на залитых кровью щеках, и алая Мэй, такая красивая сейчас – и одновременно такая уродливая – была настоящей королевой этого праздника.
На губах заиграла улыбка – страшная, красная улыбка.
На крови не видно красного. Под слезами не видно щек. За улыбкой видна лишь боль.
Кровавая собака. Четки. Шелк. Поцелуи. Толпа. Кровь. Меч. Земля. Бог. Четки.
Лиан.
Выстрел.

Эпизод завершен

+6


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 19.10.17. Красная свадьба