По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 16.10.17. Само совершенство


16.10.17. Само совершенство

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 16 октября
2. Время старта: ~20:00
3. Время окончания: ~00:00
4. Погода: 16 октября 2017 года
5. Персонажи: Накамура Тацуми, Симидзу Нозоми
6. Место действия: окрестности замка Эренштейна, глубокий лес
7. Игровая ситуация: Каждый проводит вечер по своему. Кто - в приготовлении к завтрашнему дню, а кто, ушедший подальше от других, в лес, посвящает время собственному совершенствованию. Именно таким человеком была Нозоми, выбравшая лесную чащу как место, где никто не сможет ей в этом помешать. По причине ли чувства одиночества, интереса исследования, невозможности найти себе занятие или же простого желания прогулки только-только прошедший посвящение новобранец же осматривает окрестности. И, услышав странный звук, раздираемый любопытством, конечно же на него следует.
8. Текущая очередность: Симидзу Нозоми, Накамура Тацуми

+1

2

Ещё один день подходил к своему логичному завершению. Солнце уходило на покой, давая власть над небом серебристой луне. Тут, в глуши, за городом можно было посмотреть, как небольшие отголоски звёзд начинали тихо посыпать темнеющее небо. Погода была тёплая для октября. Хотя, вспоминая какого было на родине, Нозоми ещё не так давно сказала, что тут весьма жёсткий климат, который разниться с тем, к чему она привыкла. Однако человек адаптируется ко всему, со временем. А в особенности такой человек, каковым являлась эта одиннадцатая.
Девушка удалялась глубже в темнеющий лес. Настало время ночной тренировки, и она не хотела, чтобы ей кто-то в этом мешал. Она бесшумно ступала по пожелтевшей листве, которую уже успели слегка отбросить древесные, многолетние гиганты. Даже лес Германии значительно отличался. Животные, звериные тропы, деревья и много ещё чего. Понадобилось значительное количество времени, прежде чем японка начала чувствовать здесь как рыба в воде, что собственно было на родине. Она без особого труда охотилась на живность, добывала еду, и приносила её в дом к своему любимому дядюшке. Но это были довольно редкие моменты, учитывая свою занятость в Японском Сопротивлении. Одно время нельзя было продохнуть, и она подолгу находилась вдалеке от остальных, кого считала своей новой семьёй. Впрочем, то время подошло к концу. Теперь она была совершенно одна, и уже к этому успела привыкнуть. Множество мнимых товарищей вокруг это никак не меняло, как и её жёсткого отношения ко всему. Со смертью сестры всё значительно изменилось, идя под откос.
Она остановилась на небольшой поляне, села, на внушительных размеров камень и замерла. Огляделась, прислушалась, блаженная тишина. Только ветер слегка гонял опавшую листву по кругу между деревьев. Всё было в точности так, как она того желала, и сосредоточившись на своей задаче, Нозоми достала клинок и нож. Стиль Сингакэ Рю изменённый семьёй Хьюга в большинстве предусматривал сразу два оружия. Это больше было похоже на танец. Скорость, гибкость, всё это ставилось в угоду физической силе, которая в данном случае не играла никакой роли. Она прекрасно понимала, что там, куда она попала, ближний бой совсем не цениться, но он закалял её душу и тело, остальное было не важно. И вот, когда ветер в очередной раз поднял листву в воздух, был первый взмах, рассекая листву. Мускулы напряглись до предела. Скорость постепенно увеличивалась. Она гонялась за парящей листвой, неумолимо настигая её. Движения были размыты, а скорость, можно было подумать, что просто не человеческая. Но это казалось только для не подготовленных глаз. Смертоносный танец, который Нозоми уже не раз пускала в ход. Казалось, если подойти, то тебя мгновенно изрубят на мелкие кусочки.
«Уже давно у меня не было должного противника…»
И ведь верно. Она уже давно не испытывала удовольствия от битвы. В основном, это была лишь резня, главной героиней которой была она сама, и больше ничего. Кто знает, может вскоре всё, наконец-то, изменится.
Девушка замерла, а клинок остановился на полпути. Она прислушалась. Затем повернула взгляд налево и проговорила:
- Что ты здесь делаешь, Накамура Тацуми? Разве ты не должен быть в казарме?

Отредактировано Shimizu Nozomi (2014-10-15 17:38:44)

+2

3

Это место напоминало ему родную глушь. Не дом. Не место, в котором вырос и не покинутый им наспех обжитый край, а именно лес, всегда таивший в себе некую угрозу, чувство неизвестности, граничащее на одном уровне с вызываемым им любопытством. Огромный замок и его окрестности вызывали ни с чем не сравнимое ощущение первой прогулки, нового приключения, авантюры, и с каждым шагом, с каждой найденной им тропинкой, нераскрытым секретом манящей повернуть и обследовать до самого конца, возникала радость - та самая чистая и искреняя радость исследователя, первооткрывателя, расширившего, пускай и лишь на полкилометра, границы собственного мира.
Солнце уже зашло. Северный ветер пробегался меж ветвей деревьев, сдирал остатки разноцветных листьев - становилось прохладно, климат в несколько раз уступал привычному и он закрыл распахнутую настежь куртку, вместе с движением молнии вверх обратив свой взор на ночное небо. "Как красиво." На лице сама собой образовалась улыбка. Окружающий мир был и оставался прекрасен. Глаза расходились - взгляд скользил по земле, по едва заметной, затерявшейся среди витиевато растущей зелени, тропинке, достиг древесной коры близлежащего дерева и устремился вновь вверх, где сияние полумесяца терялось в колыхнувшихся волной листьях. Вслед за радостным чувством его оделала досада - тот и не вспомнил, когда последний раз созерцал полнолуние, а ведь оно было ещё чуднее. Сколько ещё было доселе пропущенных, незамеченных им в суете обыденной жизни удивительных моментов? "Ничего. Всё только начинается. Впереди - славные, бесстрашные подвиги!"
Не прошло и секунды как вернулся к нему прежний, позитивный настрой, и тот ещё увереннее и бодрее зашагал вперёд, отмечая для себя всё новые и новые детали. Этот лес был ему незнаком, но уже успел стать родным и близким. А заслуга то вся - одному лишнему повороту по пути от столовой к казарме.
"Но что это?" Странный звук, чужеродный для леса, сливался с тихим шелестом и протяжным скрипом, не походил на возглас ни одного знакомого японцу зверя. Восприятие вмиг обострилось, тени, казавшиеся прежде бездвижными, теперь привлекали внимание движеньем. Есть ли опасность? Показалось, что нет. Только бесшумный охотник, поддавшись интересу, двинулся ближе - осторожно и мягко, как подступал прежде к оленям, чутким к каждому треску опавших ветвей под ногами.
Замер на месте вместе с увиденным. Остановилось время, расширились глаза, полураскрытый рот выдал изумление и перекрыл дыхание представший вид. Забилось громче сердце. Исчезло всё, что было прежде. Прикованный, словно околдованный взгляд никак не мог сойти с фигуры, с танца смерти, дивных движений и рассекавшейся пополам как-будто самой по себе листвы, иссохнувшим вздохом устремлявшейся тут же на землю. Что было прекрасней? Возможно, что много чего.
Но один короткий миг впитал в себя всё лучшее настолько, что едва заметный, даже не различимый свет серебрянного диска, казалось бы, освещал в эту ночь поляну только для неё одной.
— А? Что.... — собственный голос показался звериным писком, а сознание всё пыталось поспеть за происходящим. Всё казалось сном, настолько было восхитительным и нереалистичным. И не сразу образ небесной богини слился с лицом уже встреченного им командира, то расходясь, то сливаясь. — Я... как... просто... здесь... увидел... и... смотрел... но...
Тот всё пытался выдавить из полуразинутого рта хоть некое подобие речи, только слова застревали комом в горле. Лицо тут же наполнилось краской от целого водоворота охвативших чувств - так и не прошедшего восхищения, удивления, стыда, вины, опасений и страха возможных последствий. И разум подсказал самую трезвую мысль - взять в себя в руки и выйти из положения так, как сделал бы любой германский солдат и, по совместительству, настоящий герой.
— Так точно, старший лейтенант! — рука, прежде бездвижная в оцепении, буквально полетела ко лбу в резком и запоздалом салюте, и было видно, как тело, по инерции, чуть не потеряло равновесие, от чего чувство стыда проступило на лице только ещё больше. Но он не унывал, и бодрым, наполненным энергией голосом продолжил, — Рядовой Накамура Тацуми должен быть в казарме!
И лишь потом, уже после сказанного, понял, насколько большую глупость совершил. Которую и попытался скрыть, пытаясь сохранить осанку и уверенность, пускай лицо раскрытыми картами бесстыдно выдавало все его намерения и отчаянные потуги. "Пора уходить." Ещё одна трезвая мысль и, якобы, совершенно естественно, рядовой опускает руку и разворачивается, намереваясь уйти туда, где и должен сейчас быть.

Отредактировано Nakamura Tatsumi (2014-11-13 20:54:33)

+2

4

Девушка склонила голову на бок, и вопрошающе посмотрела на Тацуми, когда тот заикаясь, неразборчиво пробурчал свои скудные объяснения, а затем раскраснелся как рак. Честно, девушка даже задумалась над его действиями. По её мнению, тут нечему было смущаться, если они тут встретились. Да даже если он за ней наблюдал, всё равно логики в этом никакой не было. Чувствовать некоторую вину за так называемые подсматривания, которые на самом деле таковыми не являлись, бред какой-то, и когда она уже было, хотела сказать, чтобы тот не морочил свою голову по пустякам, тот резко выдал ответ, чем привёл Нозоми в глубокий ступор. Что он пытался этим сказать? Или просто хочет слинять, после того как сделал очередную глупость? Девушка сузила глазки, убрала оружие, и подошла ближе, взяв того за плечо, тем самым останавливая паренька.
- Не знаю, что это только что было, но ты так и не ответил на мой вопрос. Что ты здесь делаешь, Накамура Тацуми? И почему не в казарме? Странно видеть молодого человека, так просто слоняющегося по округе. Или ты… на самом деле какой-то маньяк-фетишист-извращенец подыскивающий себе новую жертву среди заблудшего персонала базы «Железного креста»? Ты на него нисколько не похож, но внешность обманчиво, так что… Извини, но отпустить так просто я тебя не могу. – Рука сжала плечо Тацуми сильнее, буквально тисками в него вцепившись, а другая легла на рукоять катаны, легко взявшись за неё. От Нозоми веяло неприкрытой угрозой, и следующий ответ, которому она должна была ещё поверить, решал его судьбу – быть разрубленным на части или бежать от этой сумасшедшей со всех ног.
Эмоции в её красных глазах потухли, они мгновенно помрачнели, как лес вокруг, но на лице по-прежнему не было никаких эмоций. Она прямо так и замерла, будто пантера готовящаяся к своему смертельному прыжку, и пялилась на ошалевшего парня таким вот поворотом событий. И, что же он сделает? Сможет ли как-то выкрутиться из создавшейся ситуации? Ведь сейчас ему с ней явно не совладать, а это значит, что если он ошибётся, это верная смерть. И, похоже, Нозоми не собиралась останавливаться только по тому, что они якобы были боевыми товарищами из одной дивизии. Вот уж действительно, натуральная смерть, которой всё равно, кого и когда убивать.

+1

5

Схватившая его рука оказалась для него полной неожиданностью, хоть где-то внутри всё заранее сжалось ещё на повороте. "Если командир имеет вопросы, обязанность рядового на них ответить!" Укорил себя, готовый развернуться и вновь отсалютовать. Только не вышло - юноша окаменел на половине движения как только поймал на себе рубиновый взгляд.
И тут же сглотнул, не в силах его выдержать.
Если тогда тело оцепенело от восхищения и дивности зрелища, то теперь причиной был самый настоящий, животный страх. Мышление в несколько раз ускорилось, создалось впечатление, будто бы тело не поспевало, отставало за мыслями, лёгкое прикосновение к рукояти катаны показалось резущим слух шорохом, - его убьют - и тот осознал, как теряет себя в цвете алых глаз, словно бы утягивающих в свою глубину.
И в который раз за день, вместе с ощущением нависшей угрозы каждой клеткой тела, мелькнула мысль о том, насколько же...
"...красиво." В мире Тацуми не было врагов. Все люди вокруг желали только добра. И с первой мыслью, с поднявшейся из сознания простой, известной заранее истиной на объятом страхом лице возникла привычная, радужная улыбка. Побледневшее лицо вновь налилось краской, вернулась прежняя буря эмоций - стыд, вина, восхищениe, осознание собственной глупости, желаниe отличиться и готовность служить. "Командир проверяет мою решимость! Я не могу подвести!"
— Так точно, старший лейтенант! — офицер всё ещё сжимала его плечо, находилась в непосредственной близости, однако это не помешало будущему герою вновь вознести руку ко лбу в знакомом жесте приветствия. Складывалось впечатление, что, как и с уверенностью в том, что чем громче выкрикиваешь каждую фразу, тем лучше, японец уяснил на обучении совершенно не ту мысль, повторяя движение независимо от предозначения онного. — Не ответил! Рядовой Накамура Тацуми направлялся, как и положено, в казарму, повернул не туда и увлёкся прогулкой! В данный момент - заблудился и ищет дорогу обратно!
Из его уст последнее прозвучало как достижение, достойное гордости, хоть никакой чести бывшему охотнику это не принесло. Пускай тот и не сомневался в своих способностях и навыках, факт оставался фактом - юноша не имел ни малейшего понятия о том, в какой части леса находится.
— Никак нет! Рядовой Накамура Тацуми... — он завис, впервые столкнувшись с проблемой идентификации. Просто сказать о том, что он не является ничем из перечисленного было недостаточно. Но и тут его спасла очередная трезвая и разумная мысль, которой он сразу же решил поделиться. — ...никто иной как рядовой Накамура Тацуми!
И только по прошествию некоторого времени, уже после сказанного, вновь задумался и пришёл к удручающей мысли - попытка сделать всё как можно лучше была, в очередной раз, провалена. Упасть в глазах начальства ещё ниже было невозможно, и переживание отразилось на лице искреннее признания в любви. "Не стоит унывать! Eщё можно доказать пригодность верной службой!"
— Как прикажете! Рядовой Накамура Тацуми не будет отпущен до получения новых распоряжений!
Третья отданная почесть. Энергия так и бурлила из новобранцa, выпирая во все стороны. Только вот та, не находя себе должного применения, выбрасывалась прямо в воздух. Словно бы по команде японец принял стойку смирно, намеренный ждать нового. Только... было ли первое?

Отредактировано Nakamura Tatsumi (2014-11-13 20:57:31)

+1

6

Душащая всё живое угроза куда-то за раз испарилась, и сама девушка стала более равнодушной. Она отпустила плечо Тацуми, повернулась, хотела было сама сначала уйти, но потом кинула ещё один взгляд на рядового через плечо.
- Одно странное поведение, сменяется другим. Но, похоже, тут нет ничего, о чём можно было бы беспокоиться. Хватит вести себя как мигающий столб, Тацуми-кун. Уровень напряжения слишком зашкаливает. Честно, у меня нет никакого желания кем-либо командовать. Так что мог бы ты оставить это впредь при себе, засунув туда же и звания. Тошнит от этого.
Жёсткие слова, которые были произнесены соответствующим тоном. Ей действительно было побоку на звания и прочие, она никогда не метила куда-то высоко. Просто вела свою самую обычную деятельность, и больше ничего. А если кто-то посчитал, что она должна стать выше по звание, быть командиром для кого-то ещё, и вести людей в бой, то это не значило для неё совершенно ничего. Она лишь исполняла приказы. Сейчас таковыми даже и не пахло. Да и сам парень был весьма странным. Включая этот запах.
- И сделай что-то со своим запахом. Несёт буквально за версту. Если хочешь служить в сфере разведке или диверсий, это может стоить тебе жизни. – Небольшой совет от знающего человека. Ничего больше. Никакой заботой тут и не пахло. Пока он был для неё совершенно незнакомым человеком. Желания сближаться не было. – Если у тебя есть что сказать, говори. Нет, то уходи. У меня нет настроения вести дружеские беседы.
Скрестила руки на груди в ожидании, давая тому шанс нормально высказаться. Быть может, у него действительно было к ней какое-то дело. Хотя, судя по подтексту прошлых высказываний, оказался он тут совершенно случайно. Но, за спрос денег не просят, как говориться.

+1

7

Искренняя, сияющая всеми возможными спектрами радости улыбка - кровавый взгляд сменился на равнодушно рубиновый, неестественно крепкая хватка исчезла и внутри всё прямо таки расцвело вместе с мыслью об ещё одном достижении. "Есть! Так держать!" Уголки губ вознеслись крылатыми ангелами вверх, ещё шире, настолько не сдержать было охватившего восторга. Тот так и продолжал стоять одаривающим всё вокруг добротой и теплом солнцем с так и не опущенной ото лба рукой, провожая командира взглядом и поворотом головы - та, определённо, могла им гордиться.
Но выражению лица не суждено долго продержаться. Вместе с жёсткими, буквально режущими его хрупкую душу словами оно теряло радужные краски и становилось всё более мрачным, глаза опускались ниже и ниже, в землю. На смену желанию поделиться со всем окружающим миром глубочайшим ощущением душевного удовлетворения на нём постепенно отражалось необъемлемое чувство вины и сожаления - один только резкий тон был достаточен чтобы положительные эмоции превратились в отрицательные и уверенная стойка "сдулась" вместе с ними.
— Так точ-... — он резко закрыл рот, едва ли не прикусил язык и дёрнул взметнувшуюся в очередном салюте руку обратно. Стал ещё более унылым - отсутствие формальностей было чем-то невообразимым и тот не имел никакого представления о том, как следует себя теперь вести. "И я забыл фамилию!" Что было для него ещё большей проблемой. — Как скажете-шь?... постараюсь... оставить и засунуть! Нозо-...
Чувствовать себя в ещё более неловкой ситуации было невозможно. Понятие субординации к старшим если не по званию, то хотя бы по возрасту требовало наличия в обращении уважительной формы, соответствующего тона и нижайшего поклона, и заявление лейтенанта вогнало новобранца в очередной ступор.
— Запах? — Тацуми не успел даже вновь задуматься о сказанном и отметить, что переходить на "ты" и имя командира было весьма глупым решением - теперь разум хаотично метался из стороны в сторону вместе с тем, как тот отчаянно пытался вспомнить, когда в последний раз принимал душ. Потерянность, стыд и благодарность за своеобразный "совет" смешались воедино, a сам японец, не успев выйти ещё даже из первого, уже всеми силами пытался справиться со вторым оцепенением. Вид его действительно становился жалким - резко засуетился, взволновался и никак не мог найти себе место. "Это мой единственный шанс!"
— О-негаи шимасу! — не выxoдя из своего невзрачного, достойного лишь сострадания, состояния тот упал на колени в нижайшем поклоне, лицом встретившись с усеянной пёстро раскрашенной, впитавшей в себя почти что все цвета радуги, зеленью поляной. — Кома-... Старш-... Сэнс... Сэмп... Нозоми-САН!!! — посыл, граничащий с истерикой, и юноша опустился ещё ниже вместе с тем, как под влиянием момента нашёл в себе смелость высказать свою эгоистичную просьбу. — Прошу, обучи меня своему искусству!
И лишь потом, уже после содеянного, осознал, насколько большую глупость совершил... не в первый раз.

Отредактировано Nakamura Tatsumi (2014-10-21 04:38:30)

0

8

Почти неслышный, различаемый только движением губ, вдох, и такой же выдох. Нозоми решительно не понимала, но старалась понять, что с этим парнем может быть не так. Даже зелёные солдаты новички себя так не вели, как он. Слишком большие перепады эмоций, то он пестрил самодовольством в тот же момент сдуваясь как шарик, то припадает к её ногам со странными просьбами. Он был одним из её подчиненных, и его обучение так же повисло на плечах девушки. Этого можно было даже и не просить. Она всё равно собиралась провести, несколько лекций, выявить наиболее подходящих из японцев к той или иной деятельности, и рассредоточить всех на группы. Но, по всей видимости, Накамура Тацуми имел ввиду что-то большее. Передать ему то, что умеет она сама. Не слишком ли много он просил? И по силам ли ей вообще это сделать? На второй вопрос ответ нашёлся почти сразу же. Всё было вполне реализуемо. Нет ничего не возможного для девушки в данном критерии, если только учеником не будет безнадёжный идиот. А вот с первым нужно было покопаться и принять соответствующее решение. Хотела ли она вообще связываться с этим? Ей это вряд ли было не нужно, но что-то в этом парне было. Как раз таки, она бы не заметила его приближения, если бы ветер не принёс его запах, не похожий ни на одно животное, и не свойственный этому лесу. Следовательно, не трудно было догадаться, что это был человек. Чутка на подобное, как и на любые другие изменения в окружающем пространстве, Нозоми всегда отмечала подобные мелочи. Возможно, как раз, поэтому до сих пор жива, закрепляя полученные навыки и опять с каждой вылазкой.
Минута размышлений. Японка склонила голову набок и посмотрела на парня. Изучающий взгляд почти не выражал никаких эмоций. Затем она подошла к нему ближе и подала руку.
- Хорошо, Накамура Тацуми. Я тебе с этим помогу. Но не ожидай от меня слишком многого. Ну же, поднимайся. У меня есть к тебе парочка вопросов. – И как только юноша вновь смог встретиться с ней взглядом, она продолжила. – Чем именно ты занимался до этого? Какую жизнь вёл? Какие именно навыки кроме стрельбы имеешь? Мне важна любая мелочь, касательно этих аспектов. Желательно, в подробностях, но сильно не увлекайся.
И скрестив руки на груди, стала ожидать от него ответа.

Отредактировано Shimizu Nozomi (2014-11-01 11:07:59)

+1

9

Внутри всё сжалось в животрепещущем ожидании ответа. В моменте осознания, припав к земле в нижайшем поклоне, тот чувствовал собственное дыхание и ощущал кожей лица, как выдыхаемый воздух теплом возвращался к нему обратно. Руки непривычно горели - не будь под ладонями твёрдой поверхности, то точно дрожали бы. Внутри - настоящий шторм, где гигантские волны валом бьют по корме корабля, так и норовя затопить.
Минута размышлений старшего лейтенанта показалась ему вечностью.
— ....что? — сплошное недоумение на лице вместе с разинутым ртом и расширенными от удивления глазами. Словно и не замечал протянутой руки. И резко, словно вспышкой осознания, в понуренном взгляде вновь загорелся огонь, возвращая сияющую радостью улыбку. — Хаи!
Ладонь была мягкой и тёплой на ощупь. "Так непривычно." И неестественно близко. Тацуми встретился с ней взглядом и вновь ощутил, как теряет себя в цвете алых глаз, словно бы утягивающих в свою глубину. "...очнись, рядовой! Тебе задали вопрос!"
— Да, — тому потребовалось некоторое время, чтобы прийти к тому, как лучше следует ответить. С выливающими через край эмоциями, японец отличался чуткостью и, сам того не отмечая, каждый раз старался "прочувствовать" человека так, как аккуратно ощупывают почву. Насколько твёрдая? Как глубоко уйдёт вниз, если надавить? — Как скажете.
Высказанная без соблюдения формальностей и необходимого обращения не столько по званию, сколько исходя из разницы в возрасте, просьба оставила после себя осадок. Он просто не мог говорить с ней на "ты" - сама попытка шла словно бы против его существа - почему и перешёл, совершенно инстинктивно, на уважительное.
— Я был поваром, плотником и охотником! Помогал вместе с отцом жителям деревни возводить плотину и отстраивать заново дома! А так - большей частью прочищал лес, выслеживая крупную дичь и хищников! Один раз даже вышел на стаю волков, но старик Бахир сказал оставить их в покое - к нашим всё равно не подойдут! Просто спрятали пару капканов, загнали одного в пример остальным и были такими! — по одному только воодушевлению было видно, насколько много всего он может и хочет рассказать, но как трудно ему вклиниться в установленные рамки и не наговорить чего лишнего. — Нет! Никаких навыков! Я - чистый белый лист! И Карл обучал меня основам именно поэтому!
Неловкая для него пауза - в голову больше ничего не лезет, а чувство некой незавершённости проходить не торопится. "Она ведь не злится?" На безмятежном лице отсутствовали эмоции, и только скрещённые на груди руки могли о чём-то говорить. "Может, она ждёт чего-то другого?"
— Те движения... были просто фантастическими, — одно воспоминание завораживало, окрашивая мир в дивные краски, вызывало на лице выражение искреннего восхищения, словно бы перед ним стоял и не человек вовсе. — Неужели подобного можно достигнуть?
"Отлично, Тацуми - проблема решена!" Так и не сумевший найти подходящий способ обращения, он решил просто выстраивать предложения без них, ограничиваясь обходными фразами.

Отредактировано Nakamura Tatsumi (2014-11-13 20:18:01)

+2

10

- Кхм… - Девушка, поднеся руку к подбородку, задумалась. По её виду сложно было понять, устраивает её нынешнее положение вещей или же она только что пожалела о своих собственных, не давних словах о помощи. В некоторой степени, да. Но их уже не вернёшь. Так что слишком сильно заострять на этом внимание японка не стала, только лишь ещё крепче прицепилась взглядом к Тацуми. Раз сказала – поможет всем тем, чем сможет. Да и сейчас это в некоторой степени её работа, повысить боевой потенциал и выживаемость нового подразделения, которое ей же и доверили. Не то, чтобы сейчас её слишком сильно заботили все эти жизни  зелёных новичков, взваленные на плечи одиннадцатой. Но некоторая доля ответственности присутствовала. Да и ещё не до конца она прогнила изнутри, чтобы так просто наплевать на смерти людей вокруг. Сделает всё, что в её силах, а остальное будет за самим парнем. Однако, некоторый потенциал у него уже был. Это было сложно заметить неподготовленным в данной сфере деятельности как у Нозоми, людям. А в данный момент, она по праву могла считать себя одной из лучших, никогда, впрочем, не заостряя на этом внимания. Ей было всё равно, насколько она будет превосходить других по навыкам или чем-то ещё. Главное, что сама Нозоми считала себя не самым лучшим примером для подражания. Но откуда, сейчас Тацуми это мог знать? Поэтому восхищение так же было тактично проигнорировано. Вскоре он и так всё поймёт, каким именно человеком японка перед ним являлась, и потом всё так же будет зависеть от него. Отвернётся ли? Будет всё так же восхищаться или же при умерит свой пыл? Ему ещё было куда расти, и многое в этой жизни постичь. А эти розовые очки, с помощью которых он смотрел на весь мир, придётся снять. И не важно, снимет их сама Нозоми, сам парень или же их снимет сама жизнь. Играл роль сам факт этого, остальное не имело значение. Именно так сейчас одиннадцатая, и новый его командир, смотрела на жизнь вокруг. Серая, безвкусная, с малыми красками, которые еле-еле проскальзывают сквозь этот тёмный туман. И ко всему этому она уже успела привыкнуть.
- Ясно. Да, возможно. – Ответила сразу же на вопрос японца, Нозоми. – Но, ты вряд ли уже сможешь постичь нечто подобное. Всё чему я тебя могу научить, это выживать на поле боя, и делать свою работу. А это так же плавно граничит и с убийством людей. Твои руки будут погружаться в эту багровую жидкость, а одежда пропахнет порохом, прямо пропорционально растущим знаниям. Поэтому задам два вопроса. Готов ли ты сам к такому? И зачем вообще пошёл воевать?

Отредактировано Shimizu Nozomi (2014-11-11 17:38:10)

+1

11

Выражение радости резко застыло - зафиксировалось на месте в полураскрытом рту и окаменевших мышцах лица как-будто пойманное врасплох в середине очередной сияющей улыбки. В коротком воспоминании в ноздри ударил тот самый, до боли знакомый запах пороха, услышались крики, взрывы и звуки стрельбы, внимание, зафиксированное на одном только пальце правой руки вместе со всем естеством - сбившееся дыхание, гул в ушах, кристально чистый разум и тяжёлая рука немецкого солдата на плече.
— Хаи! — он даже не заметил собственного замешательства и образовавшейся паузы. Не мог знать, насколько контрастным и от того ещё более заметным всё выглядело. Абсолютно выпавшее из его восприятия, того для него словно бы никогда и не было - Тацуми лишь в очередной раз остановил посыл отсалютовать, этим бесхитростным движением показывая охватившую им полную решимость. "Нужно его чем-то заменить." Жест должен был быть естественным, непринуждённым и лёгким, наиболее ярко выражающим его эмоции. "Я должен показать уверенность и отсутствие страха перед любым возможным испытанием!" Трудно было сказать, насколько японец лез из кожи вон только чтобы впечатлить командира, и сколько в этом было вполне характерного для него поведения. Нозоми не видела его отношения с другими старшими по званию - действовал ли он так со всеми или же это был особый случай?
— Чтобы служить во благо человечества! ...и ради крыши над головой, — левая рука сама вышла вперёд, сжатые в кулак пальцы остановились прямо перед грудью, перед сердцем, и не могло быть жеста искренней, чем исходящий напрямую от его души посыл. Напротив Нозоми, в глубине чужих, почти что пылающих глаз, не было ни колебаний, ни сомнений - только смелость и готовность принять, осуществить своё решение. Восприятие мира может быть сколько угодно раскрашено в розовые тона, но огонь желания внутри был неподдельным. Настолько, что Тацуми сам неожиданно поразился неизвестно откуда взявшейся отваге. "Так держать, рядовой! Бонусные пункты тебе обеспечены!"
И вместе с этой мыслью лицо вновь расплылось в широчайшей улыбке - от радости, вновь его охватившей. Ей хотелось поделиться, но от одного взгляда в сторону девушки та каким-то образом бесследно исчезала, уступая место смущению.
— Только... — вновь беспокойство. Снова осторожность и тщательно подбираемые слова в голове. "Могу ли спросить?" Офицер была ему интересна, восхищала его, но уже он мог сказать, насколько та была нелюдимой. А мастерство, которого ему уже было не постичь? "Кто она, в самом деле?" Недавняя картина всплывает в сознании завораживающим видом. Впервые за время всей этой встречи тот предпочёл промолчать - мудрость ли или вовремя проснувшееся чувство субординации, японец остался просто стоять, опустив наконец руку вниз. Без эмоций. Просто наблюдая.
Пока, словно бы удовлетворённый увиденным и услышанным, не отсалютовал в привычной манере и с ещё большим рвением.
— Рядовой Накамура Тацуми готов приступать к обучению в любое время, но так и не знает дороги обратно!

Отредактировано Nakamura Tatsumi (2014-11-13 22:41:48)

+2

12

Нозоми хмыкнула при словах «во благо человечества». Конечно, Тацуми не мог знать, что она занималась примерно тем же самым – убивала людей, но только ради одного, а теперь чисто для того, чтобы банально выжить в этом мире. Жестокость не оправдывает такую же жестокость. Как и убийство не может ничем быть прикрыто. Ради справедливости, ради своих товарищей или ради ещё чего-то более светлого – всё это лишь оправдания для убивающего человека, будто снятие всех полученных грехов в церкви. Отмолиться, встать и пойти дальше по жизни. Вот только подобное поведение для японки уже стало отвратительным, и те, кто бежит от действительности, используя своим якобы светлые побуждения. Уже добегалась, в итоге никого так и не спасла. Только убивала, и будет убивать дальше. Всё что сейчас остаётся. И кто знает, может когда-нибудь она всё же доживёт до этого дня, где её навыки будут уже никому не нужны. Тогда быть может и сможет посмотреть на мир в несколько ином свете. Однако одеть все эти «розовые очки» уже не сможет. Постоянно будет искать подвоха в людях, и быть настороже. Война слишком уж сильно задевает психику человека. Вернуться к нормальному быту становится почти нереальным. Хотя, говорят, время лечит даже это. Впрочем, Нозоми никогда и не думала об этом, и не собирается этого делать, просто плывя по своему бурному течению жизни.
- Хорошо, у меня уже есть несколько идей.  – Кивнула японка, и пошла вперёд.– Не знаешь дороги обратно? Так что бы ты вообще делал, не будь меня здесь?
Девушка слегка качнула головой, и поправила волосы. Она хотела бы ещё немного здесь задержатся, но, похоже, следовало бы помочь этому рядовому выбраться, иначе заплутает ещё сильнее.
- Впрочем, это не важно. Иди за мной, и не отставай. Искать тебя по темноте в лесу мне не хочется.
И быстро зашагала в сторону выхода из тёмной гущи, настолько привычной, что она чувствовала себя как дома даже больше, чем находясь в собственной квартире. Наверное, поэтому и проводила в лесу больше времени. Вдали от людей, предаваясь собственным мыслям и искусству охотника. Одно из излюбленных занятий, перегоняло его только любовь к кулинарии, и разного рода экспериментам на этот счёт. Только тогда одиннадцатая полностью преображалась. Но сейчас речь была отнюдь не об этом. День подошёл к своему логичному концу, а завтра её ждёт основательный разбор полётов нового подразделения. Дел предстояло много, а времени, как всегда, мало.

Эпизод завершён.

Отредактировано Shimizu Nozomi (2014-11-15 05:45:47)

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 16.10.17. Само совершенство