По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 10.10.17. Dungeon fortress


10.10.17. Dungeon fortress

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 10 октября 2017
2. Время старта: 12.00
3. Время окончания: 17.00
4. Погода: 10 октября 2017 года
5. Персонажи: N.N., Владимир Макаров
6. Место действия: КФ, база Культа Гиасса
7. Игровая ситуация:
Макаров просыпается в камере в незнакомом ему месте. Вокруг копошатся дети, ходят люди в белых халатах. Однако, Владимир не прикован цепями и никакой стражи вокруг не наблюдается. Камера достаточно просторная: помимо койки есть стол, стул, даже удобства располагаются тут же. Соседние камеры пусты, а весь подвал тускло освещается мерцающими настенными лампами.
8. Текущая очередность: Макаров, N.N.

0

2

Открыть глаза, и тут же зажмуриться от яркого белого цвета, что окружал Макарова. Не мысли он трезво и критически, то точно решил бы, что всё произошедшее было лишь глупым сном, а он всего-навсего пациент психической больницы. Сейчас его вылечат… Сейчас… Сейчас… Сейчас…
Сизая пелена спадает с глаз. Напряжение уходит. Это только по первости казалось, что всё вокруг такое яркое и светлое. На самом же деле в помещении оказалось весьма мрачно. Владимир пытается еще раз приоткрыть их, чтобы внимательнее рассмотреть помещение. Да, всё это напоминало камеру психически больного. Белые, тускло освещаемые стены, кушетка, стул, тумба, туалет с раковиной… Ха. Туалет. В камерах психбольниц унитаз не ставят в расчёте на возможные попытки суицида. Наряду с вязкими и мрачными, точно свежий дёготь высшего сорта, восстанавливалась картина произошедшего.
Вмиг возникло давящее болезненное ощущение по всей шее. Макаров коснулся её рукой. Слава Богу, голова была там, где ей и положено было быть, а давящее от ещё казалось бы недавно затянувшейся на шее петли чувство ушло прочь, обратно в воспоминания, где ей и положен было быть.
«Вот так, значит, вы обращаетесь с теми, кто исполнил свою роль?» - со злостью подумал Владимир и зашипел в пустоту.
Он присел, а затем осторожно поднялся, опираясь на ватные ноги. Голова кружилась и на короткие мгновения взор вновь назойливо  пыталась застлать тёмно-синяя рябь.
Макаров подошёл ближе к двери и вгляделся в слуховое окно меж металлических прутьев. В круглом помещении взад-вперёд вальяжно прохаживались люди в белых халатах – мужчины и женщины самых разных возрастов и национальностей. Иногда среди скопа взрослых к удивлению Макарова появлялись и дети. Что они делали тут – оставалось загадкой.
Ещё большей загадкой было то, кого он освободил там, на вилле? Где он сейчас? Что случилось с Коброй и Малолиным? Почему «разведка» не предупредила Владимира о том, что они собираются кого-то освобождать? Почему его не убили и для чего оставили в живых? Макаров не понимал местных причинно-следственных связей, но наверняка у тех, кто поместил его в эту камеру, есть ответы на все вопросы. Интуиция подсказывала ему, что это так и есть.
Макаров прижался спиной к двери и сполз на пол, закрыл глаза.
Что будет? Куда теперь? Что его ждёт?
Лишь новая череда вопросов, свежие, ещё тёпленькие, прямо с конвейера его сознания, измотанного, но не побеждённого.
Макаров оскалился, насквозь его пробрала злость, буквально разрывавшая изнутри. Слишком часто он попадал в такие места. И чем чаще - тем больше его это злило. Что есть силы Владимир ударил кулаком в металлическую дверь и по помещению прокатился мощный гул, извещавший находившихся по ту её сторону людей о том, что узник этих белых стен пришёл в себя.
«Я им всем кишки пущу, пусть только дадут мне волю,» - свои мысли Макаров сопроводил угрожающим рычанием, точно собираясь обратиться в медведя-оборотня с горящими, налитыми кровью глазами.

+2

3

Этот мир отличается от всего, что человек видел когда-либо. Мир Культа, погруженный в мрак и отчаяние. Доводилось хоть кому-то из ныне живущих ощутить в полной мере тот букет чувств, эмоций, которые испытывает каждый член организации? Жить без семьи, истории, без прошлого или будущего. В том самом месте, где цель и ее достижение - есть единственный шанс прожить очередной день? Десятки, сотни людей. И все как хрупкие хрустальные фигурки падают ниц, разбиваясь на тысячи осколков. Мечты, желания, моральные ценности. Все превращается в пыль, когда человек переступает порог, проходит ту самую точку не возврата.
Тяжелая стальная дверь со скрипом отворяется, и белокурая дева ступает на винтообразную лестницу своей маленькой ножкой. Холодная сталь словно верный щенок отвечает касанию хозяйки тонким голосом звона каблучков. Каменные стены, увешанные тусклыми лампами сопровождают девушку в самый низ подземелья, туда, где боль и отчаяние уже веками поедают своих посетителей. Старая лаборатория Гиасса, где проходят свое наблюдение ничего не подозревающие детишки. Кто бы мог подумать, что и Владимир окажется здесь...
Сандерс касается ладонью холодных стен. Медленными шажками Ева опускается все ниже и ниже, пока не оказывается в огромной зале, заполненной на половину ржавыми окровавленными решетками. Она избегала этого места, она боится его. Не потому, что бессмертная боится крови, смерти, страха в глазах. Нет, здесь совершенно другие причины. Легким движением руки расправить волосы, тяжелый вздох. Прогнать из сознания набегающие образы своих жертв... Заглушить голоса в своей голове... У всего в мире есть своя черная сторона, и культ не является исключением. У всех есть свой скелет в шкафу, а миледи... Она просто живет слишком долго. Так уж распорядилась судьба. Маленький шажок по кирпичной кладке, еще один. Тусклый свет отражается в янтарных глазах немезиды словно в зеркале, полном отчаяния и не сбывшихся надежд. Она идет на встречу с тем, кто сможет изменить этот прогнивший мир. По крайней мере так хотелось верить. Минуты текут незаметно, пока Ницу проходит свои ужасные владения. Иногда она оглядывается по сторонам, словно ища взглядом тех, кто был владельцем этих камер много веков назад. Этот трепет, это непередаваемое чувство поднималось откуда-то изнутри, прогрызалось сквозь сердце и врывалась прямо к голову девушке. Почему-то ей просто... Хотелось громко засмеяться. Хотелось выкрикнуть: "Смотрите, черт возьми! Я здесь, я жива! Не смотря на все, что мне пришлось пережить!" Но кто ее услышит? Кто поймет.
- Миледи, - послышалось со стороны. - Вам не стоит находиться здесь. Прошу, пройдите в свои покои.
- Все в порядке. Ева опустила голову, и на устах появилась кривая улыбка. - Мне просто нужно немного времени. Ступайте по своим делам. Еще один тяжелый шаг. Голова раскалывается, голоса людей разрывают ее на части. Миледи прикусила губу. Теплая струйка крови окропила язык, Сандерс сглотнула. Вкус все тот, слегка солоноватый, ничем не отличающийся от людской. Но почему же они такие разные? Хей, Чарльз, Шицу... Почему все должно быть именно так? Миледи сильно мотнула головой, прогоняя от себя эти мысли. - Ведь есть же люди. Рэд, Мартур. Не обязательно все кончается так.
Да, она даст шанс людям. Еще один, возможно последний. Они сами смогут выбрать свою судьбу. Чего хочет их сердце? Сможет ли разум противится потаенным желаниям их натуры? Никто не может этого знать. Еще несколько шажков и она у камеры Макарова. Готов ли он к их встрече, переживет ли он понятие ее реальности? Она не знала. Взгляд сверлит слабо освещенную фигуру человека за решеткой. Она давно перестала верить в людей, но вдруг все перевернется наизнанку?
- Добро пожаловать ко мне в гости, Владимир. Холодно, словно она говорит со стенкой, произнесла девушка. - Приветстую Вас в моем поместье. Надеюсь, Ваше состояние позволяет мыслить здраво, хотя Ваше поведение и рычания заставляют меня усомниться в Вашей адекватности. В любом случае, рада Вас видеть в добром здравии.

+2

4

Дверь ему никто, конечно, не открыл. Хозяева квартиры всегда склонны спрашивать о том, кто стучится в их жилище. Только вот Макаров не просил войти. Он не просил убежища, не умолял вынести ему воды. Ему не нужна была крыша над головой, он не искал спасения, не желал отпущения грехов, не ждал излечения.
Владимир упёрся ладонями в пол и с их помощью поднялся, ощущая, как спина трётся о гладкую поверхность двери. Он повернулся к решётке лицом и хищным взглядом посмотрел на девушку, что с ним говорила. Да, она. Её голос он узнал, хоть и слышал всего единожды за всю жизнь. Но зато этот голос, эти леденящие душу интонации гарпуном вонзились в его память, не желая отпускать, не вырвав часть извилин вместе с собой.
— А уж я-то как рад, — сквозь зубы произнёс Владимир, стараясь приободриться и не превращаться в загнанного зверя. — Чем потчевать будете?
Иронично было спрашивать это со стороны Макарова. Уж он-то как никто другой знал, что в доме врага горек хлеб. Слегка спал волчий оскал, черты лица стали более человеческими.
— Шутка, — будто бы пародируя белянку, сказал мужчина безразличным голосом, в котором всё ещё читались нотки злости, делающие смесь интонаций его речи горькой и слегка ядовитой на слух. — Я не голоден.
На мгновенье Владимиру показалось, что он никогда в жизни так не врал, как сейчас. Есть... Нет, жрать хотелось неимоверно. Желудок крутило, а ноги подкашивались, перед глазами то и дело всплывали темные круги. Макаров рассматривал девушку, стоявшую за дверью. Белокурая, в какой-то мере красивая, но красота её внушала неприязнь, в совокупности с голодом вызывавшую тошноту. Хотя, может, по эту сторону двери дамочка наверняка была бы посимпатичнее.
— Любопытно, — сказал Владимир, давя в себе ненависть к ней — он был всё ещё не в том положении, которое позволяло легко и просто гнуть свою линию. — Зачем я тут? Всё, кредит доверия исчерпан?
Много вопросов и ни одного ответа. Зачем изолировать, если можно было пристрелить? Они что, хотят пытать сепаратиста, выступающего за отделение от Евросоюза? Зачем его поместили сюда? Чего пытаются добиться?
Но пусть говорит эта белобрысая. Ведь испокон веков хозяева задавали тон, а не гости.

Отредактировано Vladimir Makarov (2014-08-04 04:55:23)

+4

5

- Шуткуете? А Вы - молодец, - Ева потянула проржавевшую дверь смежной камеры и зашла внутрь. Она прекрасно помнила эти маленькие комнатушки, в которых столетиями подвергались пыткам люди, животные... Все, что могло дышать и существовать. С тех пор, как она была гостьей в этом подземелье, прошло уже много веков, но она до сих пор отчетливо помнила каждое мгновенье, проведенное в этих стенах. Тут мало что изменилось, да и менять было, в принципе, не за чем. Правда проста - узники должны страдать и сходить с ума. Это и есть их обязанность. Сандерс опустилась на жесткую койку и провела ладонью по грубой изорванной ткани. Да, именно здесь. И номер I69. На мгновенье улыбка мелькнула на губах девушки, так бывает, когда нахлынут вспоминания. С этим приходится мириться. Мысленно она была сейчас не настоящем, а в прошлом. В той самой камере, где и пребывает сейчас, лишь в качестве маленькой крестьянки, прикованной кандалами к стене.
- Потчевать себя сами будете, крысы тут в избытке обитают. Грызут кости, прогнившие в веках. Но стоит ли их есть, когда они Вам помогут избежать ужасной муки? Умрете быстро, не заметив даже яд.. Девушка тряхнула головой, отбрасывая посторонние мысли. Не сейчас, не здесь. Вновь взять себя в руки, тяжело вздохнуть и, откинувшись спиной к стене, продолжать изучать этого человека.
- Прошу простить, считайте, что ничего я не говорила сейчас. Что касается остальных вопросов... То всему свое время, Макаров. Между прочим, щека ужасно болит. Многие бы отдали все, ради возможности ударить по ней и остаться в живых. А я у Вас даже голову на месте наблюдаю. Это большая редкость в нашем окружении, считайте, что вам повезло. Более того, я уже дважды спасала Вам жизнь, и Вы могли бы быть хотя бы чуточку благодарны. Я, конечно, не предлагаю Вам падать ниц и лизать мне ноги, но если у вас вдруг такой порыв есть - я пришлю сюда гувернантку со своей обовью. Сможете воплотить все свои желания. Ницу наигранно зевнула. Не стоит даже упоминать, что эта связь между ними играла миледи на руку. Пусть они не общались лично, но есть такое понятие как долг, и отдавать его когда-нибудь придется. Жизнь Макарова была спасена дважды, он мог уже гнить в земле, но все еще был жив и мог воплотить свои планы. Та самая нить, которая связала их в одно целое, подстроенная немезидой и так удачно сыгранная. Что может быть лучше?
Ева тяжело вздохнула. Это все облегчала ее работу, выкладывало ситуацию как пазл по кусочкам и приминало сверху стеклом для прочности. Ни один кусочек не улетит, картинка будет жива вечно. Дело остается за малым и ничего сложного в этом не будет. Да и может ли быть нечто сложное в том, чтобы переубедить старой закалки военного, потерявшего друзей и близкий, ярого националиста, перейти на свою сторону? Дважды вытащен из могилы, за его имя, наверняка, объявлена награда. Он загнан в угол как маленькая серая мышка, а сейчас - пребывает в еще худшем положении. У него есть лишь два пути - присоединиться, или отправиться прямиком в ад к своим товарищам. Так, по крайней мере, кажется со стороны. Но если он не глуп, а Ева была в этом уверена, то понял бы, что просто так живым бы его не оставили. И даже так, ему все равно некуда возвращаться. Он балансирует на грани, ходит по хрупком осколку хрусталя над красной пропастью, полной крови и человеческих амбиций. Один неверный шаг, легкий ветерок, и маленькая фигурка этого человека в мгновение ока сорвется, упадет вниз, и будет поглощена всеми пороками и стремлениями к могуществу. Ведь иного пути у загнанных в угол крыс никогда не бывает. Они бьются до конца, ставя на кон все, что имеют. Да, все именно так. Люди тем сильнее костенеют в своих убеждениях, чем больше времени они проводят за любимым занятием. Когда же из-под ног уходит опора и они оказываются на самом краю, есть лишь два пути: упасть и потерять все или же обозлиться и пойти вперед, пробивая себе дорогу. По большому счету не требовалось делать ничего, кроме как дать возможность старому волку выпустить клыки. Такие люди безудержны в своих желаниях, ненасытны в процессе и безжалостны, за ними нужно лишь наблюдать, дабы направлять в нужное русло энергию и силы, вливать новые распоряжения и делать ставки. Он был для нее прекрасным кадром, тем, кого так не хватает в ее механизме под названием "жизнь". Моторчиком, который приведет в движение целый механизм. Его влияние, известность, последователи. Когда он только попал в руки культа, они смогли забросить удочку. Узнать, насколько же эта фигура была популярна. И результат превзошел все ожидания. Да, Владимир - золотой прииск. Его просто нужно правильно добывать. Сандерс невольно улыбнулась уголками губ и закрыла глаза.
Весь мир бессмертной предельно прост: она обозначает цель и говорит "фас". У каждой принцессы должен быть такой человек, незримый, всегда находящийся рядом с троном и готовый выполнить любой приказ, несмотря на собственные моральные принципы или их отсутствие. Кто-то назовет их рыцарем, кто-то соратником. Для Евы - это были люди, к которым она относилась с уважением. Ведь они обладали тем, что давным давно было ей самой утеряно. Нет, она не питала никаких иллюзий по поводу этого человека напротив. Но он был ее маленьким отголоском прошлого, забыть которое она не могла. Маленьким колоском, который даже если и склонит перед кем голову, то это будет сама сатана. На таких людях, со стержнем внутри, и должна строится империя. Когда-то она наивно верила, что ее принцем сможет стать Чарльз. И он верой и правдой служил высшей цели... Служил и сломался. Сломался, как и все хрупкие люди, которые наблюдают незримую силу вокруг себя и не могут к ней приблизиться. Пусть он где-то и оступился, но он шел своей дорогой, сметая на пути все. Он был локомотивом истории, пронесшимся по всему миру и подчинившим его себе. До сих пор обманываясь, миледи льстила себе крохотной пометкой на задворках сознания о том, что она сможет когда-нибудь исполнить свою высшую цель - это бесполезно, твердолобый баран, просто зациклился на мире бессмертия! - очистить людям разум от стремления к большему. Ведь это и есть высшая ступень развития человечества. Финальная скрипка, последний аккорд, который должен раздаться над всеми странами. Пусть не в этом поколении, не в следующим... Да, у Евы были свои планы, свое видение маленькой вселенной с игрушками в форме людей. Она обязательно достроит цивилизацию, они будут жить в совершенном мире. Как только осознают, что особенность людей в их слабости. Они вечно ищут силу, стараются развиваться. И Ева дает им все, чего они жаждут - войну. Янтарные глаза пристально и задумчиво изучают строгие и ровные очертания лица мужчины. Он обязательно примкнет к ее людям, она просто не оставит ему выбора.
- Но хватит разговоров, перейдем к делу. Ева закинула ногу на ногу и сложила руки домиком на груди. - Я предлагаю Вам поработать на меня. Как думаете, мы сможем договориться? Это будет Вам интересно?

+2

6

Не особо церемонясь, дамочка вошла в камеру и села на койку. Макаров отступил в сторону. Рассудок становился все менее и менее помутнён животной яростью, а Владимир всё больше и больше понимал — прорыв силой ему здесь не удастся. Он слишком измотан.
— Дважды? — Макаров прищурился и смутно стал припоминать. — Первый раз припоминаю отчётливо — тогда, в «Пристанище», на острове Борнхольм. Эта блондинка...
Макаров дал понять, что говорит о Джоан и о том, что хорошо запомнил её. В чём-то эти две особы даже были похожи. Прагматик внутри истерично вопил о цвете волос.,
— Была себе на уме. Впрочем, в ней чувствуется исключительный профессионализм. А второй... Смутно припоминаю. Впрочем, если вы считаете, что спасли меня, сохранив жизнь... Это любопытно.
Макаров позволил себе сесть на стул прямо напротив девушки. В голове мелькали образы, события прошедших дней. Московский теракт, звонок Диаза, Абу-Даби, суд, Борнхольм, спасение, покушение на Тян Цзы, подполье, коттедж под Краснодаром, вилла адмирала...
Да уж. Жизнь Макарова была богата на воспоминания и старые-новые знакомства. Что-то внутри подсказывало, что от чего-то придётся отказываться в самое ближайшее время. Был ли он готов? Владимир не знал ответа. Сейчас его жизнь превратилась в одну большую неопределённость. Продолжит ли он то, что начал? И если не он, то кто?
Мужчина смотрел на девушку, несколько секунд молчавшую, словно ожидающую того, чтобы Макаров подумал над её словами, и затем вновь начавшую говорить.
— Поработать? — Владимир задумался и через миг осознал всю иронию ситуации. — А разве не этим я занимался все прошедшие деньки... Не Вашу ли волю я выполнял, когда мне был дан приказ ранить императрицу Тян Цзы и Мирцеллу? Не по приказу ли Вашей организации я был направлен в Китай к адмиралу? Не Ваши ли это планы... А, Ева?
Он назвал её по имени наугад, вспомнив его как ориентир не без труда. Он вообще сейчас с большим трудом мог шевелить извилинами и вспоминать какие-то конкретные вещи. От голода, усталости. Имя, возможно, этой дамочки, мелькало всего дважды за этот непростой период жизни солдата. Первый раз - ещё на Борнхольме, после освобождения. Второй раз - в Китае, после покушения на Тян. И оба раза — чистая случайность.
— Я, кажется, даже понимаю, зачем нужно было это шоу с убийством адмирала. Вы знали, что я заявлюсь не один. Вы хотели убить двух зайцев разом. Адмирала, и способность моих соратников препятствовать нашему разговору. Для них всё должно было выглядеть смутно и непонятно, чтобы не возникло тех подозрений, которые я не мог бы развеять, когда вернусь к ним... Если, они, конечно живы.
Челюсть свело от мысли, что все, с кем он прибыл в Китай, могли быть мертвы. Но дёргаться лишний раз Макаров не стал — вновь пришлось сдерживать себя. Сжать кулаки, впиться жёсткими отросшими ногтями в ладони так, чтобы вмятины остались, и вновь разжать, ощущая собственное бессилие.
— Я не отказываюсь от работы, — Макаров переживал за своих друзей, но понимал, что всему своё время и он рано или поздно всё узнает. Известие об их смерти может вывести его из себя и он наделает глупостей, так что сперва он хотел как можно более хладнокровно и полноценно оценить положение, в котором он оказался сейчас, и то, в котором он был до попадания в это странное место, напоминавшее то ли тюрьму, то ли лабораторию. Хотя, на самом деле, похоже это было всё, скорее, на какой-то антиутопический заповедник в духе Замятина или Хаксли.
— У меня нет другого выхода. Однако, — Владимир продолжил. — Я хочу знать, для чего я делаю всё то, что я делаю? И самое главное — для кого? Что вы за организация на самом деле? Я буду долго удивляться, если вы все и в самом деле британская разведка, как мне сообщили после побега с Борнхольма, ибо от моих действий у Британии только больше проблем, чем преимуществ в войне против всего мира. А что за разведка будет действовать не в интересах государства, а даже наоборот?
Макаров прищурился. Сомнения теплились в нём ещё с момента покушения на Тян Цзы и пребывания вместе с другими исполнителями в подвале убежища. Ещё сильнее они затрепыхались в тот момент, когда Макаров узнал, что разведка хочет убрать своего адмирала. И вот теперь, оказавшись здесь, перед этой женщиной... Она не дура и наверняка изучила всю ненависть Владимира к британцам. И если бы она действовала в интересах британцев, то тогда наверняка знала бы, что он скорее примет смерть, чем согласится на это всерьёз. Может быть, она знала это ещё тогда, когда приказала освободить его в Борнхольме. Раз она предложила работать на неё во второй раз, значит доподлинно было известной ей и её людям, что тогдашнее соглашение Макарова работать с "разведкой" было, мягко говоря, неискренним. Значит ли это, что сейчас ему предложат нечто совершенно новое? Если эти люди действительно знают, что делают, то Владимиру даже не придётся колебаться. Но никто не может знать всё. Наверное.

Отредактировано Vladimir Makarov (2014-08-05 02:45:49)

+2

7

Ева внимательно выслушивала своего собеседника, стараясь не перебивать и ухватится за каждую нотку в интонации, за каждое движение этого человека. Было видно, что он слаб, устал. Но все равно, он был готов в любую минуту совершить глупость, стоящую ему жизни. И каждый раз он сдерживал себя, старался изо всех сил, и ему это удавалось. Было ясно видно, что бессмертная была неприятна Владимиру. И от того становилось лишь интереснее.
- Видимо, надо было бросить Вас еще тогда, - миледи закинула ноги на койку и, отодвинувшись и прислонившись спиной к холодной стене, аккуратно отстегнула закрепленный на запястье кинжал. - Покоились бы на дне морском, вместе с этой, как ее, - немезида приложила лезвие к губам и перевела взгляд на потолок. Она специально тянула время, все эти данные уже давно были ей известны. А прямо перед встречей с этим человеком Ева ознакомилась с ними еще раз. Так надо, когда идешь на дело - будь в полном вооружении. Убедиться, что все козыри у тебя в рукаве, что провидение не вмешается в самый не подходящий момент. - Точно, Ракшатой. Ведь так ее звали?
Сандерс медленно перевела взгляд на свою ладонь и принялась подтачивать ноготки любимым "флер де лиз". - А вместо этого, Владимир, я даже позволила Вам забрать свои наработки, которые сыграли вам, между прочим, на руку. Так что приписывайте и это сюда. Кстати говоря. Ницу бросила полный презрения и безразличия взгляд на собеседника. Были вещи, которые она терпеть и не могла, и этот вояка перешел черту. Он просто не имел права говорить с ней в таком тоне. - Я не давала Вам разрешение с таким отношением говорить о моих людях. Эта блондинка спасла вам от мучительной смерти, и уж поверьте - я всегда могу устроить суд сама, без какой-либо третьей инстанции. Что же касается всего остального...
Ева вновь перевела взгляд на кортик и начала с ним играться, словно маленький ребенок. Она не боялась ни этого мужика, ни того, что он может застать ее врасплох. Ей было абсолютно безразлично,  что произойдет в следующий момент. В этом есть одно из проклятий бессмертия. Ты живешь в мире, под названием "день сурка". Что бы не происходило в твоей жизни - тебе никогда не вырваться из этого цикла непрекращающихся событий. И пусть даже он попробует с ней что-то сотворить - выбраться отсюда у него не получится. А когда его поймают... Сандерс собственными руками выпустит ему кишки наружу. Будет делать это медленно, аккуратно надрезая плоть и наслаждаясь каждым криком этого человека. Никто не имеет права трогать бессмертных. Он уже согрешил один раз, но она дала ему шанс. Ева прикусила губу. Сейчас сети заброшены. Осталось сделать последний шаг и сломить этого человека. Правильно она сделала выбор? Не подведет ли он? Вот в чем вопрос. Вдруг сломается, как и Чарльз? Пусть, не привыкать. Ева вздохнула и откинула голову назад, закрыв глаза. Ей уже было все равно.
- Не важно, что было в прошлом - смотрите в будущее. Я отвечу на вопрос о том, кто мы. Как вы правильно сказали, мы - не британская разведка. Можете нас называть хоть именем Брэган Д'эрт. Может оно и звучит странно.
Девушка, словно перышко, легко спрыгнула со своего насиженного места и ловким движением руки убрала кортик в ножны. Пусть иногда ей и хотелось пустить оный вход, но здравомыслие всегда должно брать верх. Миледи аккуратно расправила подол платья. Если честно, она даже не знала что сказать. Как объяснить этому человеку про мир, в котором живет Сандерс? Все было не так просто.
- Пожалуй, начнем с простого. Наша организация не только военная, политическая или научная. Мы охватываем все эти области, с одним лишь небольшим условием - никто не знает о нашем существовании. Мы вне закона - что ж такого? - мы везде и нигде. Мы словно тени на дорогах, мы - круги на воде.
Ева перевела дух. Она не любила много рассказывать, но иного пути у нее не было. Сандерс просто не могла вывалить на этого человека, что у Британцев есть некая секретная организация, которая посадила на трон Чарльза, на совести которой количество дворцовых переворотов зашкаливает за сотни, а, может, и тысячи. Про бессмертие, мир С, носителей кода и тех, кому он достается. Она избрала самый простой пусть - сгладить углы. Не упоминать про священную империю. Уж лучше он считает, что ему предлагают работу вольные наемники, стремящиеся к чему-то большему. Но с другой стороны - Еву часто видят на Британских мероприятиях. Ведь она - глашатай императора, как-никак. Совсем без империи не обойтись. В этом проблема.
- Вы все время указываете на определенную страну, хватит мыслить в рамках. У нас нет флага, национальности. Мы - организация, которая преследует определенные цели. И главная из них - предоставить людям одного истинного бога. Есть те, кто строит стены, а есть те, из кого эти стены воздвигаются. Так уж устроен мир. Будет ли это один человек, страна, мифический герой - не имеет значения. Главное - что б он мог наказывать провинившихся дамокловым мечом, когда того требует ситуация. Когда-то мы сделали ставку на текущего императора Священной Британской Империи, но он так и не смог довести дело до конца. Теперь страну раздирают на части его отпрыски, решая проблемы мирового масштаба - кто же станет править там или там. Люди слабы, Макаров, поймите простую прописную истину.
Ева почти перешла на шепот. Тяжело вздохнув и откинув волосы за спину, она направилась к выходу их камеры, поманив жестом за собой и Владимира.
- Люди слабы, как бы они не старались выглядеть "крутыми". Договорные браки между империями, военные союзы. Предложи каждому из них новые технологии - они примут с распростертыми объятиями, а потом - развяжут войну. Уж вам-то не знать, как повелись Ваши генералы на тот газ с корабля. Хотя его разработки были завершены уже десятки лет назад. Таков мир людей - они всегда хотят большего, превосходить своих врагов во всем, доказывать их второсортность. Люди не понимают, что они слабы и равны. Есть куда более могущественные создания, которых в средние века жгли на кострах и называли ведьмами. Вы можете считать меня сумасшедшей, но это правда. Есть те, кто обладают высшей силой и высшим даром. Они могут творить невообразимые вещи, и если вы присоединитесь ко мне - может даже удастся познакомиться с ними лично. Весь мир несправедлив. Дай человеку денег - он захочет власти, дай власть - он будет тянуться к богу. А дай оружие - пойдет убивать. Вся любовь вокруг и терпимость - лишь иллюзия. И ее нельзя просто так искоренить. Всегда люди будут ставить свои амбиции на первое место. И только мы, находясь в тени и наблюдая за ними, можем решить эту проблему.

+2

8

«Ясно,» — подумал Макаров, от усталости сидя с опущенной головой и почти не глядя на женщину. —«Жиды.»
Сам подумал и сам посмеялся. Мысленно, конечно, едва сдерживая ухмылку. Он не особо верил в мировую закулису, но, похоже, сейчас стоило признать — она, всё-таки, существует.
Он дослушал женщину и какое-то время пытался как следует утрамбовать в голове всё услышанное. Было похоже, скорее, на сюжет какой-нибудь фантастической книги, нежели на реальность. Ближе к концу своих размышлений Макаров лишь нечленораздельно промычал что-то вроде "Ну и очешуеть теперь" и выдавил из себя:
— Да ну, а когда люди были сильны, чтобы считать себя таковыми?
Ему хотелось сказать что-то ещё, но было откровенно плевать. На людей, и на пустую болтовню. Макаров не любил длинные рассуждения и демагогию, а сейчас ему ну уж тем более было не до того. Он был слишком простым человеком для таких вещей. В какой-то степени легко используемым, ведь полагаться приходилось на выработанные инстинкты. В какой-то момент Владимир отчего-то задумался: а не накачивали ли его чем-нибудь, пока он лежал в камере без сознания?
— Высший дар...
В очередной раз Макаров задумался над этим. Ну что за глупости и пустые сказки? Лицо его было непоколебимо и спокойно, словно оно и не могло выражать каких-либо эмоций. То ли эта бабенция так влияла, то ли ещё что... Хер поймёшь.
— Не знаю, о каких дарах речь, но в одном вы правы точно - всегда и во всём найдутся крайние. Солдаты, простые люди в глазах политиков, или политики  в глазах солдат и простых людей. Для меня уже нет большой разницы. С тех пор, как я вернулся с Борнхольма, я перестал верить в счастье для всех даром.
Владимир нашёл в себе силы поднять голову.
— Мне понятны ответы, — сухо произнёс он.
А что ещё он должен был спросить? Разве что — когда следующая крылатая ракета в сторону Германии или Франции.
Простые люди... Владимир и сам не заметил, как далёк от них стал за это время. Окружающие превратились для него в разменную монету, за исключением тех немногих, кто как-то умудрялся быть близок этому человеку, для которого не существовало такого понятия, как благородная смерть. Честь для него уже давно стала ложью, кандалами, сковывавшими тех, кто был глуп настолько, чтобы ее признавать. И этот человек не был способен на сострадание. Владимир не был тем же, кто только пришёл на службу... Он не был даже тем, кто ещё казалось недавно получал звание майора. Жизнь заставила его стрелять в детей, не считаться с потерями и использовать популизм для достижения собственных целей. Такие проблемы решала эта организация? Голодному волку всё равно, чему успела научиться его добыча за свою жизнь, а чему нет. Жизнь и есть тот самый голодный волк. Если он решит тобой отобедать, ему будет все равно, чего ты достиг, а чего только достигаешь.
«Хоть ты и бесишь меня, сука редкостная, которой я бы все зубы вырвал...»
— Есть ещё что-то, что я должен знать о вашей организации?
Можно было и их понять, если захотеть. В конце концов, равенство и справедливость — это всё мерзкое утешение слабых, не более того. Так ли легко Макаров откажется от того, что делал? Или он найдёт возможность предать эту белобрысую дрянь, от которой во всю разило засохшей спермой эпохи палеолита? Хер её знает. Но пока есть шанс, Макаров будет жить. А пока он знает, что есть смерть, он будет чувствовать себя живым. Если нужно убивать — он убьёт. Он делал это так много раз, что уже сбился со счёта. А любовь... Он, наверное, никогда и не знал, что это такое. Сострадание... Да.
Сам того не заметив, Владимир понял, что теряет сознание, пытаясь одновременно удержаться на стуле и не рухнуть. Непривычные мысли мешали соображать чётко, не давали сосредоточиться на том, что делать дальше.

Отредактировано Vladimir Makarov (2014-08-07 14:21:54)

+3

9

- Конечно есть. Ева впервые искренне улыбнулась. Что бы не происходило в мире, есть вещи, которые она знала наперед: люди всегда пытаются узнать каждую деталь, докопаться до самой сути бытия. Наверное, именно это она и любила в столь предсказуемых, иногда забавных существах. Конечно, она сама была такой же. И пусть все это и осталось далеко позади, но где-то глубоко в подсознании она еще помнила, ощущала всей своей бессмертной душонкой какое-то странное чувство удовлетворения. - Есть всего одно правило нашего мира - предай всех и останься верен себе. Никто не вступает к нам, думая о глобальных проблемах человечества, да и никто не может этого сделать. Миледи наклонилась над теряющим сознание Владимиром. Он последними силами хватался за покидающее его тело сознание, но это не могло продолжаться вечно. Ницу прекрасно понимала, что еще мгновение, и бездыханное тело падет на холодный камень клетки у ее ног. Девушка нежно провела ладонью по щеке пленника и тихо прошептала: - Каждый здесь ищет свою правду, мой друг. Кто-то хочет убить меня, другие - желают процветания империи. Некоторые жаждут власти, а избранные - просто благодарны мне. Сможешь ли ты найти здесь свой путь зависит только от тебя. И я уверена, что ты постараешься. Не успела Сандерс закончить свою речь, как голова пленника опустилась ей на плечо. Тело не выдержало голода, утомления, наркоза. Человек просто не мог вынести все это сразу. Но он держался на высоте. Ева была уверена, что она сделала выбор правильно. Этот человек ее не подведет. Он прогрызет свою клетку, выберется из трущоб и обязательно найдет свой пусть. Немезида коснулась губами лба своей новой игрушки. - Твоя душа в моих руках замрет, как мышь в кошачьих лапах, среди тумана не узнает меня. И ты на годы и века забудешь вкус, и цвет, и запах того, что есть в переплетениях дня. Легким движением руки Ева поправила спадающие на лицо волосы и, указав надзирателям перенести тело в казармы, тяжело опустилась в угол камеры и закрыла глаза. - Как странно... Ева тяжело вздохнула. До тошноты знакомый запах плесени смешался с потом бывшего недавно здесь пленника. Легкие разрывались, хотелось открыть окна, выбежать наружу и упасть где-то возле прекрасного озера, наслаждаясь лучами солнца и запахом свежей травы. Жаль, что сделать этого она уже не могла. Слишком поздно...

ЭПИЗОД ОКОНЧЕН.

+1

10

В архив.

0


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 10.10.17. Dungeon fortress