Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 07.10.17. И зачем мы дракона убили? Милая, безобидная была зверушка...


07.10.17. И зачем мы дракона убили? Милая, безобидная была зверушка...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата:07.10.17
2. Время старта: 20-00
3. Время окончания: 08.10.17; 8-00
4. Погода:+1 по Цельсию, ветер умеренный
5. Персонажи: Бертрам Фрост, Феликс Семеренко, Ральф Виттман, Хельга Майер
6. Место действия: центр города Веймар, место проведения Октоберфеста
7. Игровая ситуация: упоротая, укуренная и упитая компания из четырех человек седьмой бронетанковой, на своем фольксвагене жук таки смогла доехать к месту проведения Октоберфеста не смотря на все трудности пути и офигевающую "принцессу" на заднем сидении. И ведь предыдущее действо было всего лишь началом...
8. Текущая очередность:Семеренко, Хельга, Ральф, Фрост

+1

2

"Вжууууу, вжиииииииим, вжжжууууууум, ееееееееееееееее, вжууууууу" - примерно такие мысли были в голове Семеренко, почувствовавшего себя пилотом спортивного автомобиля прокладывая себе путь по полупустынным улицам Веймара. Видя военные номера дорогу ему уступали, мол раз военный, то значит что-то важное...
На все то, что происходило сзади, Феликс не обращал ни капли внимания.
"Есть только я, машина и трасса! Вжууууууууу"
Как ни странно, но дорогу солдат помнил отлично, даже в таком состоянии. Ну как прекрасно? Примерно трижды он видел один и тот же магазинчик и четырежды проезжал возле этого светофора. Но то все мелочи, так как в кратчайший срок (примерно в два раза дольше, чем нужно было) Феликс резко затормозил метрах в двадцати от палаток.
- Пит стоп! - рявкнул мужчина, вылазя из машины и с уверенностью коровы на льду держащийся за дверь. - И заправка!
Пара шагов вперед, воспоминание о том, что вроде как не сам ехал и возврат обратно, с резким открытием задней двери пострадавшего автомобиля.
- Сограждане! Мы приехали! - известил Феликс и стукнулся головой об дверь при попытке изобразить поклон. - А, курва, занимайте места согласно... своему желанию, да?

+1

3

Итак. Газенваген Жук... Простите, Фольксваген Жук. Хотя...
В общем к моменту прибытия на место пробрало всех, включая Ральфа, и не исключая Хельгу, так что вышедшая ватага поголовно выглядела уже подвыпившей. Ну и машина была натуральным газенвагеном, только вот газ был веселящий.
Отдышавшись, Хельга, как самый адекватный в группе персонаж, взяла всё в свои руки. Буквально. Взяла двух взрослых мужиков, и дотащила до столика, куда усадила компашку, в том числе полурусского. После чего поймала официантку, и сунув той никак недельное жалование офицера отправила за морем пива и закуси.
- Ну господа рыцари и прочие укурки...  - выдала она усмехнувшись, к слову сидела она между фростом и полковником, чтобы тактический бородач не пострадал в очередной раз.
- Эм... Майер, а куда нас собственно... - начал было ральф, но тут упали первые кружки пенного, и дварфа буквально заткнули литром пива, после которого оный заметно повеселел

0

4

Ах, последний день Октоберфеста. Аккуратный дебош, умеренное чревоугодие,вырождающееся изобилие...Никто не хочет в рабочий завтрашний день от души маяться желудком или головой, хотя это всегда найдёт понимание. Но работа сама себя не сделает, не так ли, добропорядочный бюргер? В центре Веймара все ещё стояли палатки, возле которых околачивались формально трезвые люди, хотя и с трудом. Скорее "шлялись". Жалкие смерды и зеваки, наконец то, удостоились величия лицезреть монарших особо, что с победой возвращались после вызволения прекрасной принцессы из проклятого замка! Бейте в литавры, трубите фанфары! А...ладно, аккордеон тоже подойдет, чай монаршая карета тоже не совсем...конвенциональна. Из оного Буцефала, кастрированного суровой истиной, до Россинанта, помпезно и с чувством собственного величия вывалился на руки Хельги Фрост, исполненный благостной задумчивости, ввиду того, что его царственный организм "попустило". Новое чувство, накатившие с перемещением его персоны из салона, "принц, вытерший руки о бородатую фату, принял за дух приключений и авантюризма и ловко вывернулся из рук, иллюстрируя тем самым свободу духа. Правда, вырываться оказалось некуда, ибо Фрост осознал себя за столом, сжимающим судорожно кружку пива. Сильное, видать, колдунство...Но то оно и к лучшему. Её бородатое высочество уже вкушало с грацией достойной самого утонченного бегемота свою порцию амброзии. Действительно, сие изящество кадыка, что двигался подобно раненному вепрю-секачу по подлеску бороды-ваты достойно было бы оды, но...В какой-то момент Фрост осознал, что тут явно что-то не так. И немедленно выпил.

+1

5

Что Феликсу запомнилось дальше? К счастью только некоторые, совершенно безобидные моменты. Целое море пива! Самого разного и самого вкусного в мире пива! Ни в каком чернозадом Зимбабве не было нормальной выпивки, кроме адских смесей, что варил Семеренко. Но здесь! Здесь было пиво! Нет, не так. ПИВО! Самый демократический напиток на свете! Пей не могу! Пей в обнимку с Фростом, пей в обнимку с Ральфом, пей в обнимку с Хельгой, пей в обнимку с тем мужикой и с этой официанткой с выдающимися личными качествами! Пей солдат пока можешь! Пей ибо завтра ты можешь быть мертв! И имя нам - Седьмая Бронетанковая! И пива нашего - океан!
Праздник под музыку, праздник когда ты пьян и можешь творить, что хочешь. Момент когда ты забыл, что всего лишь паж и, смотря на то, как обнимается могучий рыцарь с бородатой принцессой, а ты кричишь "Горько!". Баварские сардельки, мясной салат, печеная картошка и пиво, пиво, пиво! Вот запоминающийся момент когда Феликс назюзюкавшись поет русскую песню переводя ее на немецкий:
- Пей пиво пенное, под ритмы современные! Пей пиво пенное, под ритмы современные! Можешь один, можешь вдвоём, втроём, всемером, оставив себе немного пива на потом! Потом еще будет пиво. Сколько в нас и сколько мимо!
А вот Фрост пытается словить ритм смуглянки-молдаванки под которую Феликс, почему-то, танцует цыганочку с выходом. А вот вытаскивает качающегося Ральфа вместе с Хельгой. А вот еще пиво и колбаски. А вот он просит секундочку внимания и коротко, сумбурно и сбивчиво рассказывает широкой публике историю Фроста. Снайпера, с которым они стреляли чернозадых. Снайпера который попал в плен и выжил, снайпера, что спас его задницу и который сейчас пьет с ними! Он не лгал, не приукрашивал этот рассказ, у которого нашлось много благодарных слушателей! Рассказал и про Ральфа, уже стоя на столе. С запалом и чувством. И пиво лилось рекой ибо люди пившие с героями угощали их. И ведь правда, сколько в нас и сколько мимо! Но даже в пьяном угаре Семеренко не решился пролить священный напиток на голову Фроста, что бы устроить ему ванну... А сколько всего еще было! Танцы на столе, Фрост поющий пьяным йодлем и срывающий аплодисменты, официантки и пиво! Все смешалось в одну картину! Пей солдат! Пей пока можешь! Ибо завтра ты можешь быть мертв...

+1

6

В какой-то момент Фрост выключился. Словно бы его накрыло толстым ватным одеялом, сквозь которое не проходил звук. Хм-м….. нет, не так. Может вода? Когда равнодушная гладь воды, упруго принимает вторгающееся тело. Заволакивающая пленкой глаза, давящая, утягивающая. Уши отвечают скрипом гравия, звуки угасают, оставляя только шорох. И не важно, что перед твоими глазами, взгляд на тысячи километров видит лишь туман воды. Внезапно пиво на вкус стало смесью вонючей отравленной воды сомалийских рек вперемешку с мочей. Фрост едва удержал в себе эту жижу. Семернко вдохновлено продолжал рассказывать о тех славных временах, когда Солнце было теплее, а негры мертвее. Его слова стали медленно оглушать Фроста. Слова стали душить его. Снайпер неожиданно огляделся по сторонам, словно он тут впервые. Веселье покинуло его. Вернулась та боль и горечь, которую он мечтал забыть. Нет… он поклялся помнить. Реальность окружила его, ощетинившись резкими силуэтами. Это раздражало. По плечу стучали хлопки одобрения, но взведенный, словно пружина, Бертрам едва не сорвался, титаническим усилием усидев на месте.
«Зачем Феликс мелет языком? И Ральф…»
И хотя Хельга явно попыталась минимизировать урон, Фрост выскочил из-за стола и направился прочь. Далеко он, правда, не ушел. Местный сортир встретил его вонью и небольшой затолпленностью. Фрост, не церемонясь оттолкнул в сторону подвыпившего подростка, что начал возмущаться. Но снайпер не слышал его ибо со смаком блевал в писсуар, словно это помогло бы очистить не только тело, но и память. К сожалению, подвинутый обоссал соседа, который сходу (а точнее, с задержкой на «Э, ты че ***») попытался воздать писклявому ссыкуну, а затем и Фросту. Кулак последнего оказался иного мнения. Бил Фрост плохо. Не потому, что не умел, потому что зло и сильно, не так, как стоит бить всего то выпившего штатского. Но перед тем как рука сорвалась для второго удара, Фрост одумался и отковылял к раковине. Холодная вода немного освежила его. Бертрам сплюнул тугой слюной, перетерпел спазм.
- Я живой. – шептал он. – Все таки, я живой.
Но это не принесло облегчения. Поднялась та самая тоска которую хотелось забыть. В досаде Фрост врезал по раковине и зашипел от боли. Что несколько… нет, не отрезвило уже и без того трезвого, а скорее дало новый заряд злой силы. Теперь Фрост захотел надраться. Делать то, что хочется. Забыться так, что бы завтрашний день оказался в полугоде…
Фрост покинул сей храм мысли. Уже в шатре сходу залез на сцену, выпрямился. Музыканты, почуяв злую уверенность, чуть сфальшифили, но продолжили играть. Только солист, под хохот публики пытался отогнать ханыгу. Из своего опыта он мог судить, что хорошего ничего не светит. ВНЕЗАПНО! Фрост молча протянул ему крупную купюру и произнес несколько слов. Музыка прервалась, но лишь для того, что бы зазвучали аккорды старой тирольской песни, что любили его однополчане «Цветок эдельвейса».  Печальная песнь о цветке эдельвейса, что рос среди скал. Фрост начал ее петь при этом вставляя элементы йодля. Получилось так, словно этой старой песней егерь чистит горло. Затем была уже серьезная «Ура, сафари». Песня про солдат в Африке удавалась ему куда лучше (его не пытались сбить со сцены с помощью кружки) но на смену ей пришла новая песня состоящая полностью из йодля! Палатка заполнялась людьми, некоторые пытались заказать песню, но Фрост не слушал, даже Феликса, что пытался сделать на этом деньги. Он пел… затем пил. Мрачно. Жестко. Пил когда Семеренко устроил турнир по армреслингу на деньги, пил когда Хельга пела на столе некую скарабезную песенку. Смеялся и просил еще когда на огонек заглянули русские туристы. Скоро, его ждет его старая подружка – Смерть с косой, что дала ему золотую нашивку снайпера. Но захочет ли она вернуть его себе навсегда? Или они вновь разбегутся, как после ссоры? Об этом Фрост задумался в поезде…
Эпизод закрыт

Отредактировано Bertram Frost (2014-10-21 00:18:02)

+1


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 07.10.17. И зачем мы дракона убили? Милая, безобидная была зверушка...