По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » ??.10.17. Десять способов сказать "нет"


??.10.17. Десять способов сказать "нет"

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: ??.10.2017
2. Время старта: 12:00
3. Время окончания: 13:00
4. Погода: ???
5. Персонажи: Алан Рэмси, Аннет Хэнгроуф
6. Место действия: 11 сектор, ресторан
7. Игровая ситуация: Прибывший в 11 сектор по делам Алан Рэмси неожиданно изъявил желание познакомиться с Аннет Хэнгроуф. Девушка соглашается отобедать с маркизом, еще не зная, какие вести он принес с собой.
8. Текущая очередность: Алан Рэмси, Аннет Хэнгроуф.

0

2

Одет:Черные брюки, белоснежная рубашка с голубыми запонками, начищенные до блеска черные туфли, белые перчатки на обеих руках.
Физическое состояние: Чувствует себя превосходно.
Моральное состояние: Слегка нервничает, но не подает виду.
С собой: мобильный телефон, ключи, блокнот, ручка, портсигар, визитница, пакетик с карамелью, кошелек, небольшая шкатулка с презентом, запечатанный конверт с письмом от Хэнгроуфа старшего, пистолет скрытого ношения и клинок ручной работы.

Свадьба. Черт возьми, свадьба! К такому повороту событий Алан был решительно не готов. Нет, "невеста" была отнюдь не уродиной, скорее наоборот,  а чужой ребенок отнюдь не был проблемой, особенно, если отец  трагически погиб. Но все-таки идея брака "по расчету" совершенно не импонировала маркизу. В конце концов, не смотря на абсолютный патриархат и тоталитарность в семье, чаще всего интересы Герцога Рэмси и сына совпадали, поэтому Алан думал, что опасность, подобная «договорной» свадьбы, его минует. Как оказалось, он был слишком наивен.
Разумеется, по своим каналам, подполковник тщательно изучил досье будущей невесты и её семьи. И если Анетт вызывала сочувствие, то её отец представлялся редкостной скотиной. Так же становились примерно ясны причины, побудившие Хэнгроуфа старшего столь срочно выдавать свою дочь замуж и не смотря на то, что все было весьма логичным, все естество Рэмси-младшего бунтовало.
Первое время, Алан избегал встречи с "суженной" под предлогом занятости на работе - ведь не так просто подполковнику MI5 при исполнении отправиться в 11 сектор. Но сейчас, когда он прибыл сюда официально и по делу, не встретиться с невестой было бы дурным тоном, и поступком, непозволительным для истинного джентльмена. А Рэмси как раз считал себя таковым, и именно поэтому,  пригласил леди Анетт Хэнгроуф на обед, в одно из самых красивых заведений сектора. Естественно за свой счет - это тоже было одним из негласных правил. Не смотря на то, что ресторан был практически пуст, в нем было достаточно уютно, а превосходный вид на город должен был стимулировать аппетит и отвлекать от грустных дум. В теории.
Подготовив стол и место для Анетт, Алан дожидаться своей гостьи - Эрик, которого послали за Леди Хэнгроуф никогда не опаздывал, а значит, ждать осталось недолго...

Отредактировано Allan Ramsey (2014-08-04 11:19:16)

+1

3

Мягкие ткани ласково гладили тело – Аннет выбрала свободное платье в греческом стиле, гладкое и приятное на ощупь, аккуратно и не пошло подчеркивающее немалый бюст, который в последнее время еще и ощутимо увеличился, и скрывающее округлившийся живот. Очевидные признаки беременности еще можно было скрывать под одеждой, но совсем скоро и это станет невозможно – а еще труднее будет скрыть младенца в дворцовых кулуарах.
Меньше всего на свете Аннет хотела своему будущему ребенку – сыну, как она была уверена – жизни затворника и пленника чьих-то игр. По этой причине она приняла решение вернуться на материк – по ее просьбе Ренли мог бы купить ей и родителям Эдварда небольшой домик, где они вместе воспитали бы это дитя.
Она просматривала разные варианты, по-прежнему совершенно не понимая, какие из них слишком дороги, а какие – подозрительно дешевы. Люди Ренли и Юфемии помогли оценить расположение жилища МакМилланов и даже подсказали, какие нужно искать площади для комфортной жизни. Объяснять избалованной маркизе, что такое деньги, не решился никто. Тем не менее, она была преисполнена решимости самостоятельно выбрать свой будущий дом, где родится и вырастет ее ребенок.
Пожалуй, параллельно она занялась бы и сбором вещей, но во дворце генерал-губернатора таковых почти не имелось. Юфемия позаботилась, чтобы у Аннет была одежда – сначала она носила платья с плеча принцессы, а затем портные сшили ей собственные, по ее меркам и призванные как можно дольше сохранять секрет ее положения.
С отцом юная маркиза по-прежнему не разговаривала, все письма от него проверяла охрана – и большинство из них до рук Аннет не доходили, поскольку содержали то угрозы, то требования, которые были вредны здоровью будущей матери. Ни на одно из них не последовало ответа – быть может, по этой причине отец не стал писать ей о заключенной помолвке, и она находилась в блаженном неведении относительно своего нового социального статуса.

Вежливый мужчина передал ей приглашение на обед, и Аннет, хотя и была немного удивлена подобному событию, поводов отказаться не нашла, тем более, что «Рассвет Империи» был заведением не просто достойным – элитным и одним из лучших в секторе. Да и имя маркиза Алана Рэмси не вызвало никаких тревог и подозрений в ее душе.
Разумеется, Аннет не покинула дворца генерал-губернатора, не сообщив охране о месте и цели визита, а потому она ничуть не удивилась, когда дверь в ресторан ей открыл одетый швейцаром Шон, а чуть поодаль от столика с одиноким мужчиной остановился Кейн в костюме официанта. Люди Ренли были профессионалами своего дела и оставались вместе со своей подопечной даже в такой ситуации.

Поднявшийся ей навстречу маркиз Рэмси был приятен на вид, в меру ухожен и аристократичен. При дворе Аннет насмотрелась на разных мужчин – от воняющих отрыжкой толстяков до лощеных льстецов, напудренных поболее многих барышень – но маркиз не был похож на них. Во взгляде читался живой ум, в ровной спине – уверенность в своих силах. Взгляд маркизы скользнул по перчаткам на руках – последний раз такие она видела на рыцаре Ренли, Ингрид Блекмейн, и та по слухам скрывала за плотной одеждой уродливые шрамы, оставшиеся с войны. Маркиз тоже пострадал в горячих точках? После смерти Эдварда жертвы войны вызывали в Аннет смешанные чувства – сожаление, сопереживание… и горькую малодушную обиду, ведь они выжили, а Эдвард – нет.
Аннет прошла к столику, на который указал ей любезный провожатый, и почтила маркиза легким книксеном – хотя формально они и были равны по социальному положению, он все же был наследником семьи, возможно будущим герцогом, а она лишь одной из многочисленных дочерей своего отца, да еще и готовой отказаться от своего имени.

+2

4

Не смотря на крайне предвзятое отношение ко всей этой затее, Алан не мог не признать, что вкус у Рэмси старшего все-таки безупречен. В ресторан вошла, нет, вплыла, впорхнула - подполковник не был силен в литературе и не мог подобрать нужного слова, потрясающей красоты девушка. Пожалуй, такая как она, могла бы без проблем олицетворять красоту всех женщин Британии. Аккуратный носик, ясные, выразительные глаза, превосходная фигура - все в ней было будто идеально. Внешне, она очень понравилась маркизу, но чем сильнее красота девушки поражала , тем сильнее распространялось внутри молодого человека некоторое беспокойство. По роду службы, он как никто другой знал, что если все на первый взгляд замечательно, то явно где-то должен быть подвох. В жизнь без подвохов Алан верил ровно так же, как в магию, единорогов и деда мороза, а значит, придется быть начеку.  Соответственно, молодому Рэмси было не очень сложно сохранить самообладание и поприветствовать леди Хэнгроуф как следует:
-Миледи Хэнгроуф, меня зовут Алан Рэмси. Прошу прощения, что позвал вас так неожиданно - Алан слегка склонил голову, после чего отодвинул стул для гостьи, приглашая её присесть. Ухаживать за дамой, не смотря на все обстоятельства, он все так же предпочитал сам, поэтому, лишь удостоверившись, что Аннет заняла свое место, маркиз позволил и себе сесть.
Кинув косой взгляд на новых "работников", среди которых были подчиненные как принца, так и самого Алана, молодой человек слегка улыбнулся - ситуация действительно была забавной: Люди Рэнли знали о людях Рэмси и наоборот, поэтому каждый из них старался не допустить ни малейшей ошибки, чтобы не подвести начальство. Таким образом, под бдительным присмотром как минимум шести человек, беседа маркиза и маркизы должна была пройти не иначе, чем мирно.
-Это поистине прекрасное место. Я наслышан о красоте этого "сектора", - подполковник слегка поморщился, выговаривая последнее  слово - но и не подозревал, что здесь может быть так приятно находиться.
Алан улыбнулся и сделал небольшую паузу, после чего продолжил:
-Но я пригласил вас не только для приятной беседы, Миледи. Мне поручено передать вам письмо и, после того как вы его прочтете, я бы хотел обсудить с вами сложившуюся ситуацию. - с этими словами, маркиз протянул письмо девушке, ожидая, как минимум, бури, а как максимум – шторма.

+2

5

С первых же слов Алана Аннет вынуждена была признать, что пропала. Мягкий, вкрадчивый и спокойный, он бередил какие-то струнки в душе маркизы, привлекая ее с не меньшей соблазнительностью, нежели яркий свет для мотыльков. Она невольно заслушалась, на время забывая о своей утрате и о будущих проблемах.
- Мне больше по душе моря материка, но здесь действительно очень красиво, - согласилась она. Окно ее спальни в доме отца открывало прекрасный вид на океан, и Аннет было грех жаловаться – она видела самые потрясающие красоты этого места.
Девушка даже улыбнулась – сама не зная, зачем и чему: просто маркиз ей улыбнулся и немедленно захотелось одарить его тем же. С той же лаской на лице она принимала из его рук письмо – и Алан мог стать свидетелем того, как медленно помрачнело ее лицо от вида гербовой печати, что скрепляла конверт.
- Отец решил так… - «связаться со мной», - не договорила она. Странно, однако, использовать в качестве посыльного маркиза Рэмси – можно было найти и человека пониже положением.
Тонкие пальцы решительно вскрыли конверт, разрывая бумагу вокруг сургуча.
Что бы ни было написано в письме, Аннет бледнела с каждой строчкой, нервно вчитываясь в каждое предложение по два-три раза – тяжело было с ходу осознать, что произошло, а еще тяжелее – поверить в то, какую судьбу для нее выбрал отец.
Руки мелко дрожали, когда она откладывала письмо в сторону – текстом вниз, не желая раскрывать никому кроме принца Ренли и принцессы Юфемии его содержания. Ей необходимо было время, чтобы собраться с духом, вернуть лицо, успокоиться, но этого времени у нее не было – напротив сидел человек, который еще пару минут назад казался ей таким приятным, а теперь казался таким противным.
Глупо, впрочем, было злиться на него. Это все происки отца, а не маркиза, и едва ли Алан Рэмси пришел бы к ней с письмом вместо кольца, будь это по его воле.
- Оно датировано началом месяца, - кротко заметила она, отводя взгляд и не желая смотреть на маркиза. Странные чувства ее обуревали, и Аннет сама не знала, что ей с ними делать. – Это следует понимать как?..
Фраза специально осталась открытой, позволяя Алану самостоятельно закончить ее, объяснив причины таких странностей. Все прежние ловеласы и потенциальные женихи спешили первыми изъясниться с ней в своих «чувствах».

+2

6

Она была поистине превосходна. Чистый, мелодичный голосок, улыбка, жесты и мимика - бесспорно, девушка была красива. Казалось, все в ней было прекрасно, да и она была (скорее всего) его будущей женой, но... Чем больше обстоятельства толкали их навстречу, тем больше природное упрямство Алана сопротивлялось этому. И если раньше, Рэмси относился к идее свадьбы несколько прохладно, то сейчас внутри него закипала волна недовольства. Захомутали, заставили, совершили насилие над волей и правом выбора - вот о чем думал маркиз, совершенно упуская из виду тот факт, что повстречайся они раньше и при других обстоятельствах, Алан бы влюбился как мальчишка.
От молодого человека не ускользнула смена выражения лица Аннет последовавшая за прочтением письма. Похоже, её отец позволил себе некоторую грубость в письме. К своему удивлению, Рэмси почувствовал нарастающий гнев к автору письма, лишь за то, что оно омрачило лицо леди Хэнгроуф. Быстро подавив нежелательные эмоции, он продолжил внимательно слушать собеседницу:
– Это следует понимать как?.. - девушка, похоже, не хотела верить в происходящее. Стараясь говорить как можно мягче, Алан начал с некоторым трудом подбирать необходимые слова
-Как уведомление о нашей помолвке - он продолжил неоконченную фразу Аннет, грустно улыбнувшись.
-Мне очень жаль, что я принес вам такую новость, но, видит бог, я тянул с этим как мог - маркиз виновато развел руками --А сейчас я прибыл сюда по работе и, не сообщить вам эту новость было бы актом неуважения с моей стороны.
Алан подозвал официанта и заказал у него чай, который принесли с тотчас же. Этот факт был бы необычен, если упускать из виду то, что на кухне прекрасно знали вкусы подполковника - за этим пристально следила Анна, предусмотрительно убранная из зала ресторана как можно дальше. Конечно, Норман очень хотела выйти и потрепать нервишки командиру, но, к счастью Рэмси, здравомыслие взяло верх над шаловливостью девушки.
-Слегка в горле пересохло - Алан извинился перед собеседницей, после чего сделал небольшой глоток из чашки.
-Таким образом, мы стали "заложниками" нашей помолвки, Миледи. И теперь я бы хотел понять, как нам быть дальше.

Отредактировано Allan Ramsey (2014-08-17 02:59:47)

+2

7

Острый прищур настороженных глаз – Алан говорит так, словно сам не рад этой помолвке, но маркиза отвыкла верить людям, а прежние женихи не допускали даже мысли печалиться о том, что им может достаться такая красавица. Странный он был, этот маркиз Рэмси – то ли и впрямь отличался от всех прочих, то ли много лицемерил и лгал. Аннет не хватало жизненного опыта и врожденной проницательности, чтобы понять, что же на самом деле на уме у этого странного мужчины.
- Мой отец уже не первый раз предлагает мне выйти замуж, и его выбор обычно носит рекомендательный, но не ультимативный характер, - упрямо проговорила Аннет, сцепив пальцы в изящный замок. Она лгала – по тону письма, по выбранным для нее отцом словам было ясно, что в этот раз это действительно помолвка вслепую, независимо от желаний невесты. Вероятно, маркизу Рэмси тоже были поставлены вполне конкретные условия.
Короткие мгновения, чтобы собраться с мыслями. Аннет, хоть и была в чем-то определенно наивна, глупа отнюдь не была. Она знала, что отец перебрал едва ли не всех состоятельных и влиятельных женихов в стране – от самых молодых, едва начавших брить первый пушок на верхней губой, до стариков, гораздых Аннет в дедушки. А раз прежде маркиз Рэмси не был представлен строптивице – значит, чем-то он не угодил адмиралу Хэнгроуфу.
Спросить «Вы бедны или обесчещены?» в лоб было бы, пожалуй, довольно нетактично, и Аннет продолжила размышления. Удачно было бы взять в руки чашку, дабы скрыть замешательство за жаждой, но чашек перед маркизой не было, и она продолжала упрямиться, не желая ничего принимать от горе-жениха.
Скорее всего, семейство Рэмси все-таки бедно – в опозоренный род отец не отдал бы свою младшую дочь, на которую возлагалось столько надежд. Или, быть может, недостаточно влиятельно в высоких кругах – такое тоже бывает. Увы, сама Аннет совершенно ничего не знала об Алане и его семье.
Отец же в безвыходном положении – у него слишком мало времени, чтобы подобрать ей достойную партию, в которой закроют глаза на скромный казус с положением Аннет. А семья, зависящая от Хэнгроуфа, никогда не откроет рот против своего покровителя.
- Что мой отец предложил в обмен на помолвку? – пожалуй, самая тактичная форма «Сколько я стою?». Интересно, доволен ли Алан Рэмси предложенной ценой? – И что он поведал обо мне? – Знает ли новоявленный очередной жених о том, что в случае свадьбы будет воспитывать чужого ребенка?

+1

8

-Судя по вашей реакции, Герцог Хэнгроуф в этот раз высказался весьма однозначно. - маркиз сделал жест рукой и спустя минуту официант принес чай в небольшом чайничке и  еще одну чашку для Аннет, после чего удалился, но только для того, чтобы вернутся с небольшой вазочкой, доверху наполненной вкусным печеньем - фирменным десертом этого ресторана - большего Алан не желал видеть пока на столе, чтобы не прерывать беседу серьезным приемом пищи.
-Лично мне сообщили о помолвке, как о уже случившейся, но... - Рэмси вновь сделал небольшой глоток из чашки. -Если у вас есть возможность её разорвать, это избавило бы нас от сути проблемы. Алан не сказал, что был бы рад, так как это могло бы оскорбить Аннет, да и в глубине души, он уже начал сомневаться, так ли сильно он не хочет связывать себя узами брака с такой красивой и сообразительной (судя по тому, что он уже успел узнать) девушкой.
-Действительно, почему я так упрямлюсь? Она красива, возможно, умна, богата - очнись, Алан, о таком браке мечтают миллионы! Может, все дело в ребенке? Да нет, я же не настолько циничен, не говоря уже о том, что бывают семьи и с приемными детьми. Взять ту же  Марри.
На секунду перед лицом молодого человека предстала девушка-альбинос, в стандартной форме европейской горничной. Алан улыбнулся видению, после чего позволил ему уйти.
-Или дело в помолвке вслепую? Но вот, ты  видишь её, и это не какой-то избалованный и наглый бегемот, а одинокая девушка, потерявшая отца для своего еще нерожденнного ребенка. Точно! Я с детства верил, что когда-нибудь, я встречу свою любовь, мы поженимся и она будет любить меня так же, как я её. А у Аннет уже есть любимый. И его смерть ничего не меняет...
В этот момент, Алана вырвал из раздумий неожиданный вопрос миледи Хэнгроуф
- Что мой отец предложил в обмен на помолвку? и следом: – И что он поведал обо мне?
-Десять из десяти! - мужчина мысленно аплодировал  Вот теперь мы переходим к самой сути.
И действительно, эти два вопроса были ключевыми. Переговорив с отцом, маркиз узнал, что Хэнгроуф старший, находясь в несколько затруднительном положении относительно своей дочери, поставил роду Рэмси своеобразный ультиматум. С одной стороны, он сулил полное покровительство и нехилую финансовую поддержку для дома семьи "жениха", которая, если говорить начистоту, была бы очень кстати, учитывая незавидное положение всего рода. С другой же стороны, отец Аннет дал ясно понять, что отказ от такой чести будет расценен как личное оскорбление герцога Хэнгроуфа, и в этом случае он использует все свои возможности, чтобы раздавить обидчиков. А поскольку обедневшая семья Алана совсем не соперник мощному роду Хэнгроуфа, Дональду ничего не оставалось, кроме как принять предложение и "пожертвовать" сыном. Но, Рэмси-старший не слишком-то мучился упреками совести, так как подозревал, что невеста понравится Алану.
-Скажем так, нам сделали предложение, от которого нельзя отказаться
-Посмотрим, умеете ли вы понимать то, что не было высказано вслух, Леди Хэнгроуф.-Алан с интересом наблюдал за девушкой, ожидая её реакции на сказанное:
-Что же качается вас... Как любой отец, Герцог Ричард Хэнгроуф весьма лестно отзывался о своей дочери, указав, помимо всего, что вы очень близки с Его Высочеством Рэнли ла Британия. но, мне известно и то, о чем он предпочел умолчать. Например, о вашей связи с Эдвардом МакМилланом. Кстати, примите мои соболезнования. - Алан говорил искренне - ему было действительно жаль Аннет, ровно так же, как и родителей погибшего.

+1

9

«Проблема», - Аннет мысленно повторила про себя слова маркиза, и слегка поджала губы, вынужденная признать и его правоту, и максимальную точность подобранного для описания ситуации слова.
Девушка уперлась взглядом в принесенную чашку, заполненную горячим чаем специально для нее. Черный, с нотками ванили и бергамота – все как она любит. Интересно, маркиз Рэмси готовился или просто совпадение?
«Нельзя отказаться», - значит «снова надавил». Это адмирал Хэнгроуф умел делать лучше всего – быть жестким и жестоким во благо себе и тем, кого он должен оберегать: в том числе и ради своей младшей дочери.
Аннет – самая маленькая и самая мечтательная из его дочерей. Все ее старшие сестры уже давно вышли замуж и родили детей своим мужьям, а сыновья были влиятельны и умелы на своих постах – лишь младшая стала занозой в седалищном нерве и пятном на репутации адмирала.
Девушка инстинктивно сжалась, прикрывая руками живот, когда Алан произнес имя Эдварда, - и в сердце предательски защемило, бередя не успевшие зажить раны. Даже поймав на себе оценивающий взгляд маркиза Рэмси, Аннет не отняла рук от живота, хоть так пытаясь защитить своего еще не родившегося ребенка. Она не собиралась скрывать это факт в угоду интересам отца.
- Мои покровители – принцесса Юфемия и принц Ренли – едва ли обрадуются такому повороту событий. Юфемия защитила меня на материке, когда люди отца хотели вернуть меня обратно – уверена, она и сейчас не допустит подобного.
Аннет старалась аккуратно выбирать слова, чтобы они не звучали так, словно она может влиять как-то на детей Императора – она и не могла, просто была уверена в их чистых сердцах и что они не оставят ее ни в какой ситуации.
- Но есть и другие способы избавить вас от сомнительной чести стать моим супругом, - голос девушки звучал горделиво, но мелкая дрожь выдавала напряжение и нежелание говорить подобные слова. Алан нравился ей все больше и больше, но нежелание признавать правильность отцовской идеи было сильнее. – Отец пытается устроить скорую свадьбу, дабы скрыть мое положение: я беременна, - она ласково провела ладонью по животу, и под натянутой от ее движений тканью стало видно, что тот уже немного округлился. – Я любила этого человека и не желаю скрывать этого. Я не хочу, чтобы мой ребенок не знал своего настоящего отца.
Продолжительный вздох, гордо поднятый нос, уверенное выражение лица – даже в своей скорбной решимости Аннет была, несомненно, прекрасна. Она уже все для себя решила, и меньше всего на свете ее интересовало чистое имя семьи.
- Я соглашусь на встречу с отцом, чтобы сделать ему встречное предложение. И он от него тоже не сможет отказаться.
Сколько ненависти может питать юная леди к родному отцу? Не передать словами, сколько презрения было в ее голосе, когда она говорила об этом. Для Аннет это действительно было жертвой – согласиться на встречу с тем, кого она все еще считала виноватым в смерти возлюбленного. Хотя все факты указывали на банальное совпадение, девушка была уверена, что отец замешан в произошедшем куда больше, чем всем известно.
Аннет, впрочем, не стала дальше пояснять свою задумку – все и так было предельно понятно и прозрачно. Она может исчезнуть тихо и спокойно, а может опозорить весь род Хэнгроуф, публично признав себя падшей женщиной – и у маркиза Рэмси будет повод отказаться от помолвки. Это будет стоить ей репутации и имени – репутации, которой у нее никогда не было в тени отца, и имени, от которого она сама была готова отказаться.
Не такая уж и великая цена за свободу столь многих людей.

+1

10

В архив.

0


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » ??.10.17. Десять способов сказать "нет"