По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, PunshPwnz#1463)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 12.10.17. Я хочу, чтобы они меня полюбили


12.10.17. Я хочу, чтобы они меня полюбили

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата: 12.10.2017
2. Время старта:10:00
3. Время окончания: 12:00
4. Погода: 12 октября 2017 года
5. Персонажи: Наннали, Ганнибал Бота, журналисты (любой игрок)
6. Место действия: Конференц-зал поместья Бота в Претории
7. Игровая ситуация: Первая пресс-конференция, на которой Наннали представляют народу ЮАР как нового губернатора и рассказывают о новом устройстве страны. А принцесса уже приготовила сюрприз для всего мира.
8. Текущая очередность: по договоренности.

+1

2

К ней не было вопросов.

Единственное, пожалуй, что сейчас интересовало журналистов, акул пера и слухов, в отношении Наннали – это подробности первой брачной ночи «молодоженов». Конечно, такие вопросы не задаются на пресс-конференциях в присутствии генерала Боты – легенды, героя своей страны, поэтому и разговоры были больше о политике, о причинах подобного союза, о том, что ждет ЮАР дальше.

Подробно было рассказано о новой системе власти и о том, что ЮАР сохраняют самоуправление и армию. Когда рассказали о том, что статус Наннали в качестве губернатора ЮАР – лишь формальность, мнимая обертка – журналисты и вовсе потеряли всякий интерес к ее персоне. Право, не спрашивать же у горе-принцессы о том, какой она предпочитает чай? Никто не надеялся, что ребенок знает хоть что-то о том, что волновало сейчас каждого человека в ЮАР.

Наннали не вмешивалась, внимательно слушая слова Ганнибала Боты и его кузена. Она пыталась восстановить в памяти лучший из вариантов речи, которую она так старательно планировала, и привнести в нее черты той стальной выдержки, с которой отвечал на вопросы ее супруг и другие присутствующие на пресс-конференции высокопоставленные лица.

Волнение накатывало волнами – она боялась забыть неотрепетированные слова, боялась сказать что-то не так или не то. Пусть она и ребенок, но сегодня она желала выступить как политик, как принцесса своей страны, как губернатор ЮАР, как дочь Марианны – величайшей из всех Императриц Британии. Ребенку простили бы ошибку, но не принцессе.

- Я хотела бы сделать заявление, - тихо проговорила она, обращаясь к сидящему по соседству Ганнибалу Боте, и никто не стал удерживать ее. Кто-то пододвинул микрофон к ней поближе, а Дункан помог слепой принцессе найти ладонями миниатюрный прибор.

Неосторожно дыхнув в микрофон, она заставила всех поморщиться от неприятного шипящего звука, что разнесся из всех динамиков. Хорошенькое начало.

- Прошу прощения, - тихо прошелестела Наннали, мысленно коря себя за неуверенность тона. Такие вещи нельзя говорить запуганной девочке – это должна говорить смелая девушка, достойная быть дочерью Марианны и Чарльза Британского.

- Я знаю, что многие восприняли весть об этом союзе негативно. Я понимаю ваши чувства, - ладонь маленькой принцессы прижалась к груди напротив сердца. – Я знаю, что происходило в других странах. Я могла стать одной из жертв войны Британии и Японии.

Она до сих пор помнила холод по груди – тихий звук вынимаемой из ножен стали и пылкие слова Сузаку.

- Я не видела всех ужасов войны, но я была в самом ее эпицентре. Я больше года прожила в доме японского премьер-министра, его сын стал мне и моему брату лучшим другом.

Кажется, что она немного перегнула. Слишком много откровенностей для такого момента. Впрочем, назад дороги уже нет, сказанного вслух уже не воротишь.

- Я слепа, и именно поэтому для меня одинаково равны. Для меня нет разницы – британец или бур. Решением моего брата я назначена губернатором ЮАР, и хотя для вас я лишь наблюдатель – я не хочу узнавать вас по чужим рассказам. Я хочу сама знакомиться с вами, верить в одного Бога с вами, говорить с вами на одном языке.

Ненадолго задумалась, не зная, не будут ли выглядеть смешно ее попытки оправдаться:

- Все случилось слишком быстро, и я мало успела сделать. Но я очень прошу Ганнибала Боту предоставить мне возможность принять новое крещение в ближайшее время.

Вдох. Выдох. Вдох.

- И я обещаю всем жителям ЮАР, что следующее мое обращение будет уже на вашем родном языке.

Она будет очень стараться.

Впрочем, это все мелочи по сравнению с…

- И я не хочу узнавать вас по словам человека, знающего о ЮАР не больше меня самой.

По залу пронесся тихий шепоток – журналисты не понимали еще, к чему клонит маленькая принцесса, но после такого вступления, вероятно, приходилось ждать чего-то масштабного. Если, конечно, девочка не развлекается, решив публично показать свою «власть».

Но Наннали не развлекалась. Все тело мелко дрожало, и девочка сжала ладошки на основании микрофона – лишь Дункан и сидящий рядом Ганнибал заметили это. Это было не так важно. Главное – чтобы не дрогнул голос.

- Мой брат назначил вице-губернатором одного из лучших в политической сфере человека. Несомненно, Артур Шенбельг прекрасный и опытный специалист, который просто необходим мне, чтобы разобраться во всем. Но я хотела бы видеть вице-губернатором ЮАР другого человека. Человека, знающего эту страну изнутри. Человека, способного объяснить мне то, что окажется незнакомо мне и моим помощникам. Человека, который не даст мне совершить ошибку, если что-то я пойму не так.

Почему-то это было похоже на предложение руки и сердца, но Наннали сама себе не отдавала отчета.

- Ганнибал Бота, - она специально обратилась к нему именно так, опустив британские регалии – нарочно игнорируя и титул герцога, и статус принца-консорта, стремясь тем самым показать, что ей нужен именно герой ЮАР, но не британский ставленник. Наннали обернулась к «супругу» с улыбкой на губах, зная, что пути назад больше нет, и что бы ни случилось дальше – она сделала то, что хотела. – Я прошу вас занять место вице-губернатора ЮАР.

+6

3

Нанали в первый раз участвовала в пресс конференции. Ее никогда не готовили, ни к чему подобному и Бота чувствовал, что ей здесь непросто. Хорошо еще, что ей не пришлось вести ее самостоятельно, и основной вал вопросов посыпался на самого генерала и его кузена-президента. Сам Ганнибал пресс-конференции никогда не любил, но к подобным мероприятиям привык давно, а вот кузену Питу оно откровенно нравилось, несмотря на тяжелую ситуацию. Он успешно держал хорошую мину, придерживаясь курса на то, что Южная Африка выбила у Британии колоссальные уступки и никому из граждан ЮАР не стоит опасаться ухудшения своего положения. Было много сказано о новых горизонтах для южноафриканской экономики, новых рынках, которые затмят прошлые связи с Евросоюзом, о гарантиях сохранения всех привычных бюргерам прав и свобод и успехах на фронте.
Неожиданно для всех принцесса взяла слово. Бота знал, что она репетировала какое-то выступление, но был уверен, что она готовится, на случай если ей лично зададут какие-то вопросы.  Он только пододвинул к ней микрофон, стоящий за спиной Нанали рыцарь тут же вложил его ей в руку. Писаки тут же засуетились, стараясь запечатлеть этот момент. На самом деле все происходило удачно. Первый губернатор присланный из Британии, не важно какими он был наделен полномочиями, должен был неминуемо стать для африканеров  символом всего, что им было ненавистно в Британии. Но не эта несчастная, невинная девочка. Чтобы ненавидеть ее, надо было быть упертым ультронационалистом из «Boeremag» или радикалом из АНК.  Со временем ее должны будут полюбить, а если планы Боты и остальной их компании увенчается успехом, ей это уже и не потребуется, потому что тогда она очень скоро сможет вернуться к тем, кто уже сейчас любит ее по настоящему. А прислушавшись к словам девочки, генерал понял, что ни на йоту не ошибся.
Что такое сердце? Это орган отвечающий за транспортировку крови в организме человека, как и любого живого существа. Сердце это вместилище воли, надежды и стремление. Только сильное сердце может найти путь во тьме и повести за собой. И своей речью, пусть и неуверенной и наивной, Нанали показала, что у нее сильное и искреннее сердце.  Всегда найдутся те, кто заявит, что все это лишь наигранная фальшь на публику. Но Бота уже узнал ее достаточно, чтобы знать, что она говорит то, что думает и делает на самом деле. А южноафриканцы никогда не были глупым народом, и обмануть их было непросто. Именно поэтому многие, сегодня по достоинству оценят Нанали. А значит, она могла действительно стать символом примирения между двумя ненавидящими друг друга народами, особенно если будет исцеляться и возвращаться к жизни на этой земле. Только тем самым маленькая принцесса рисовала мишень у себя на груди.
Но вот когда Нанали произнесла свое последнее предложение, Боте показалось, что его ошпарили из-за спины. Никто из присутствующих не сомневался, что Шенбнльг – креатура Шнайзеля и оставаясь в тени будет проводить в действие его политику. А ведь власть губернатора не была такой уж иллюзорной, в отношении всех британцев находящихся в ЮАР, да и вообще в Африке. И сейчас Нанали предлагала принять такую власть не британцу. Это было бы совсем не лишним подспорьем в планах Боты, но чего это может стоить этой девочке? Формально она конечно была в своем праве, но…
Генерал повернулся к Нанали и взял ее за руку. Журналисты не могли этого видеть из-за стола. Как и не могли услышать их, после того как Бота незаметно отключил микрофон. Рука принцессы дрожала, видно было, что она очень волнуется. Генерал не мог ответить отказом на ее предложение, но и не мог принять его не спросив.
- Нанали, ты точно уверена в том, что собираешься сделать? Понимаешь чем это может обернуться для тебя?

Теплое прикосновение Ганнибала принесло в душу отеческое тепло и его удивление - и Наннали неожиданно ясно поняла, что смогла все-таки поразить всех. Всех, включая непробиваемого как скалу генерала Боту.
Она ответила бы даже не будь выключен ее микрофон - ее помыслы были чисты, а душа - открыта будущим переменам. Она делала это от чистого сердца, из лучших побуждений, и ей нечего было стыдиться.
- Я не думаю, что семья, - мягкий упор на это слово, подразумевающее именно ту часть семьи, которая была у реальной власти, - смирится с моим решением. Но они могут отнять у меня только мое имя, без которого я жила семь счастливых лет.
Она не осознавала, что это угроза не только ее статусу, но и ее жизни, да что там ее - и всех окружающих тоже. Она попросту не могла предусмотреть всего, предугадать, как отнесутся к подобному решению люди - Наннали думала в первую очередь о бурах и желала сделать лучше для них, совершенно не думая о себе.

- Твоя мать сейчас гордилась бы тобой. И твой брат должен гордиться, - Боте было непросто сейчас подобрать слова, чтобы передать этой храброй девочке, что именно он сейчас чувствует. Особенно перед алчной до сенсаций прессой. Генерал продолжал держать ее за руку и жалел о том, что не может посмотреть Нанали в глаза. Ведь он все-таки недооценивал маленькую принцессу, которая снова пошла на серьезную жертву. Бота помнил разговор с Ренли, о том, как Нанали сама вызвалась стать заложницей в Южной Африке. Но тогда она жертвовала собой ради сестры. Теперь же она делала это для незнакомых людей, из чуждого ей народа. Ведь ее семья и многие британцы воспримут ее поступок как измену, и постараются по своему обыкновению отыграться Нанали за все. Только для Нанали они и не семья вовсе и она сама это понимает. Семьей для нее были Ренли, та принцесса что чуть не стала снохой Боты и ее пропавший в Японии брат. Но и за остальных, ей волноваться не придется. Найдется кому позаботиться об этом.
- А тех кто не ждал от тебя храбрости, ты сегодня посрамила, - он улыбнулся принцессе в ответ на ее последние слова. Хотел бы он сказать ей больше, но сейчас было не время и не место. Но теперь он был обязан этой девочке, за то, что она нашла в себе силы стать первой, кто сделал шаг навстречу, между двумя мирами, так давно разделенных стеной из стали и крови. И сейчас, за тысячи миль отсюда, другая девушка, его дочь Кассандар, делала тот же шаг. Вину перед ней, отец уже никогда не искупит. Но будет сражаться и за них обеих, чтобы вернуть им право на счастье.
- Нанали Британская, - генерал встал, не выпуская руку Нанали из своей. – Для меня будет честью принять эту должность.

Отредактировано Ганнибал Бота (2014-10-11 21:02:39)

+3

4

— Вы идете против решения своего брата? — Один из британских журналистов, невысокий мужчина в очках задал вопрос, который, казалось бы, волновал сейчас всех в этом зале. Принцесса, ставшая губернатором ЮАР, не могла видеть отразившегося на лицах шока. На лицах британцев, разумеется.

+2

5

Как ни странно, именно к этому вопросу больше всего готовила себя Наннали. Однозначного ответа на него, впрочем, она так и не нашла, но даже когда она напрямую солгала, ни один мускул ее тела не дрогнул - и даже сердечный ритм не сбился. Будь она хоть под наблюдением детектора лжи - и то не признали бы в обмане.
- Мой брат, как и я, желает мира и процветания как всей Британии, так и нашим союзникам. Он, несомненно, лучше всех понимает и разделяет это решение, ведь назначив меня губернатором ЮАР, он оказал мне огромное доверие. Я никогда не предам его, - выдохнула, наконец. Мягкая интонация голоса не пропала ни на едином слове и, пожалуй, и мама, и Лелуш могли бы ею гордиться.

+3

6

— Не считаете ли Вы, что предали его доверие и доверие всей империи своим решением? — Британцы оставались британцами даже в этой далекой жаркой стране. Вопрос Наннали получила всё от того же журналиста, который встал и приготовился атаковать наивную девочку вопросами.
Следом он задал ещё один, не менее волнующий и уходящий своими корнями в прошлое, но непосредственно относящийся к данной ситуации.
— Возможно, проживание в доме 11-тых отразилось на Вас, Ваше Высочество, слишком сильно и их влияние преследует Вас до сих пор. Но смею напомнить — премьер-министр Японии был предателем, из-за которого была развязана война. Вы стремитесь к такому пути? Пути, усеянному трупами невинных граждан нашей великой империи и этой страны? 
«Ты предала свою империю, девочка. Своей речью, своими решениями. Ты слишком мала, чтобы управлять, слишком глупа, чтобы говорить такое на весь мир. Ты будешь марионеткой в чужих руках, а это не судьба, достойная ребёнка императора. Но это всё будет чертовски интересно».
Старый журналист тихо хмыкнул себе под нос, выражая свои мысли взглядом, который она не могла увидеть, но могла почувствовать. Он крутился в этом обществе и сейчас прекрасно осознавал — это событие будет вписано в историю.  А он уж позаботится, чтобы его имя было рядом.

+4

7

Растерялась.
Она желала добра этим людям и никак не ожидала, что это примут столь гневно и жестко. Она не ждала, что ее сходу будут обвинять в предательстве - а ведь стоило бы ожидать.
Пошла на попятный, не зная, как ответить на подобный напор.
- Если брат посчитает так же, я приму любое его наказание, - проговорила она, мысленно желая получить поддержку - от Ганнибала или от Дункана.
Она все же оказалась не готова. Не ко всему.

+3

8

- Вы подвергаете сомнению верность принцессы Британской Империи ее стране и народу, мистер. - Голос Дункана звучал непривычно резко и холодно, - Она часть Императорской семьи и ваша попытка усомниться в Её Высочестве Наннали Британской, которой оказал доверие Его Высочество принц Шнайзель означает сомнения в Императорской семье и граничит с государственной изменой. Следите за словами и знайте свое место. Принцесса Наннали заботится о будущем, в то время как вы пытаетесь пожать где не сеяли.

+3

9

«Смелые слова, мальчик», — мужчина едва заметно усмехается, а после превращает это в широкую улыбку.
— Рад слышать, что у Её Высочества такой пылкий защитник, — склоняет он голову в знак почтения, — Принцесса, нет… Губернатор, прошу меня простить за нескромные вопросы.

Он оставляет свои вопросы и догадки при себе. Всё, что ему было нужно, он получил. Дети императора идут против друг друга и системы. Третья принцесса, воспитанная по всем стандартам, выбрала в рыцари нумерованного. Принцесса Наннали, потерянная и обретенная семьей, только что признала, что действовала без одобрения старшего брата. И аукнется подобный разлад по всем. Вот только к чему он приведет — к изменению мира или кровавой тьме? Кто знает.

«Спеши обрести друзей, лапонька. Тех, кто не предаст, и тогда ты сможешь выступить против всех», — мысленно советует журналист, окидывая взглядом такую хрупкую принцессу.

Пресс-конференция закончена. Секретари засуетились, словно очнулись — принцесса не должна была отвечать на вопросы. Она не должна была произносить даже своей речи. Поступок Наннали уходит за рамки, никто не ждал этого от неё. Вещание прерывают, но сказанного не воротить. Принцесса Британии открыто высказала неповиновение приказам премьер-министра.

Эпизод завершен

+3


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 12.10.17. Я хочу, чтобы они меня полюбили