По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » ПЛиО: Укрощение строптивой


ПЛиО: Укрощение строптивой

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: позднее восстания Баратеона, за 12 лет до событий книг.
Персонажи: неканонические.

0

2

Айлин Кроу смотрела на приближающуюся конную процессию из окна самой высокой башни родового замка. Башня эта, единственная населенная и не заброшенная, была выше остальных строений и позволяла получить прекрасный вид на любого гостя задолго до того, как оные появлялись во дворе.
Ее глаза пытались уловить черты будущего мужа в первом из всадников, но на таком расстоянии рассмотреть что-либо было невозможно. Вместо сладостного предвкушения, свойственного любой незамужней девице при знакомстве с мужем, Айлин чувствовала только тоску: ей казалось, что это конец ее жизни, ее мечтам, ее планам. Взгляд ее, тусклый, как у мертвеца, пугал слуг, а в особенности – юную Мэрри, которая стала ее служанкой в день своего двенадцатилетия, незадолго до свадьбы Айлин с ее первым супругом.
Девушка отошла от окна, а потому не видела, как всадники въехали во внутренний двор замка, как мальчишка предложил гостям забрать их лошадей и отвести на конюшню, как они поднялись в торжественную залу – весьма скромную по меркам столицы или даже Драконьего камня, но самую большую во всем замке.
- Миледи, ваш будущий… - Мэрри приоткрыла дверь, чтобы сообщить о прибытии гостей, и Айлин оборвала ее жестом руки. Она не желала ничего слышать и, оправив свое платье, медленно направилась вниз, всем своим видом и манерой поведения стремясь показать прибывшим, что здесь им не рады.
Двери перед хозяйкой – пока еще хозяйкой – замка растворили слуги, и в залу вошла Айлин, чеканя звонким каблуком шаг. Остановившись на небольшом возвышении она внимательно оглядела всех гостей, пытаясь угадать, кто из них ее будущий супруг, которому Станнис Баратеон пообещал молодую вдову и ее земли.

- Как  некстати, - Алан Риверс вьехал в ворота Коршунова Насеста, оглядел встречающих и не увидел среди них свою невесту. Хотя по совести он и не ожидал радостной встречи. Наверняка молодая вдова потерявшая отца и братьев во время Восстания Баратеона, считает что лорд Станнис отдал ее и ее земли своему рыцарю, как награду. Тем более, что "Соколиный Рыцарь" прославился не на турнирном поприще или ином возносящем в глазах благородной леди. Вряд ли сюда часто доходили слухи из Вольных Городов и или со Ступней. Так что жених для леди Айлин сейчас был просто бастардом, который с одобрения лорда Станниса станет главой ее дома и хозяином в ее землях.
У сира Алана и его спутников было время осмотреть остров, через который они ехали от пристани к замку. Коршунов Насест располагался на скалах у северного берега, тогда как причалить можно было только с юга.  Двадцать лет назад юнцом он отплыл в Волантис из Солеварен, мечтая о том, как вернется в блеске золота и славы и будет владеть землями, на зависть законным детям своего лорда-отца. И вот теперь, он получил желаемое, пусть и не так, как думал. Из Эсоса он привез не золото, а мастерство, которым он добился многого и собирался получить еще больше. Полдюжины всадников спешились во дворе замка. Тех коней, что прислала хозяйка острова, хватило только сиру Алану, его благородным спутникам и его помощнику на "Когте". Его команде, прежде чем отпраздновать, придется идти через весь остров. Значит будут они тут не раньше чем через пару часов.
Жених и его благородные гости вошли в залу как раз в тот момент, когда за спиной леди Айлин затворились двери. Сир Алан впервые видел свою невесту и она ему очень понравилась. Вот только ее печальный взгляд, будто бы у рабыни продающейся на волантийском рынке, говорил о том, что это не взаимно. Пока еще. "Соколиный Рыцарь" намеревался это изменить, в самое ближайшее время. А пока же он и его спутники стояли пред очами хозяйки замка, пытавшей угадать, кто из них наденет на нее брачный плащ. Опытный в таких делах сир Алан заметил, что взгляд девушки больше всего задержался на обожжённом лице Эдориса и на ловчем соколе, сидящем на его руке. Черное Крыло, лучшая птица сира Алана, действительно был хорош, и стоил целое состояние.
- Леди Айлин, - вышедший вперед сир Гилберт Фартинг поклонился даме. Он единственный, кого она здесь знала, не раз был гостем ее отца. И сегодня должен был быть посаженным отцом жениха. - Позвольте мне представить вам сира Алана Риверса, избранного вашим опекуном лордом Станнисом Баратеоном как ваш супруг.

Леди Айлин кивнула сиру Гилберту, знакомого ей еще с тех времен, когда она была совсем девочкой. Именно он когда-то убедил ее отца позволить девочке забраться в седло, и с тех пор в ее душе поселился теплый огонек к этому человеку.
И теперь уже взгляд ее упал на мужчину, которого представил ей старый друг. Алан был не молод, и если когда-то в прошлом он и был привлекательным для женщин, то эти года уже давно минули, оставив морщины на его лице. Однако, в отличие от первого супруга, Алан был подтянут и крепок, не мог похвастаться винным брюхом и жирными пальцами, которые так возненавидела Айлин в свое время. От этой мысли ей стало немного легче, но лишь чуть.
Она кивнула и присела в коротком реверансе, впрочем, вовсе того не желая, но уважения к будущему супругу, кем бы он ни был, требовал от нее этикет. Оставалось надеяться, что Алан не потребует от нее большего, нежели ему полагается по этикету.
- Рада знакомству, сир Алан, - в голосе ее не было особой радости, но мягкий бархатный тембр был приятен уху гостей.

- Можете не сомневаться, я испытываю не меньшую радость, леди Айлин, - сир Алан вышел ей на встречу, поклонился и поцеловал ее руку. - И в том, с каким нетерпением я ждал нашей встречи. Позвольте представить вам моих гостей, - проговорил он, затем поочередно представил своих спутников.

Прозвучало цинично, хотя и довольно искренне. Внимая его голосу и запоминая имена своих гостей, леди Айлин вновь обратила внимание на Эдориса, моментально запоминая перепугавшее ее в первое мгновение лицо. Она рефлекторно опустила глаза, стесняясь своего внимания к обезображенному человеку, но не считая правильным прятать взгляд в юбках, подняла его на будущего супруга.
Голос его, сильный и жесткий, не показался ей неприятным – напротив, ей хотелось доверять этому человеку и слушать в его исполнении что угодно – от историй о боевых приключений, до старых валирийских легенд, перечитанных и изученных вдоль и поперек.
- Благодарю вас, сир. Должно быть, вы очень устали с дороги?

- Я уже здесь и ни о какой усталости в этот день и речи быть не может. К моему глубокому сожалению мои люди и свадебные дары еще в пути, - сир Алан не желал торопить события, день обещал быть долгим, и до самой свадебной церемонии оставалось много времени.

- Что ж. Если желаете, я могла бы показать вам замок, - максимально учтиво произнесла Айлин, глубоко в душе надеясь, что сир Алан изволит отказаться от подобной милости.

- Я буду счастлив сопровождать вас, моя леди, - не то, чтобы сиру Алану было интересно смотреть на развалившиеся стены и башни, оставшиеся с тех времен, когда Кроу еще не пришли в упадок, хотя и тогда Коршунов Насест был невелик; или на идущие своим чередом приготовления к свадьбе и последующему пиру… Но вот остаться наедине со своей невестой ему хотелось.

Разочарование леди Айлин никак не отразилось на ее лице – все с той же каменной маской она кивнула:
- Следуйте за мной, сир Алан.
Пройдя мимо гостей, которые не стали противиться воле хозяйки замка и будущего его хозяина, благородная леди вывела Алана сначала во внутренний двор, а затем – в небольшой сад, который специально для своей молодой хозяйки поддерживали слуги. Земля здесь была каменистая и зелень росла плохо, но в своей любви к последней из Кроу они превзошли сами себя.
- Ваш отец – Уолдер Фрей? – Спросила она совершенно неучтиво, когда они наконец остались наедине. Здесь, в саду, она чувствовала себя спокойнее.

Сад и богороща действительно были хороши, учитывая, что росли на скалах. Кроу - потомки тех первых людей, что не покорились андалам на Раздвоенном когте, только в отличие от Крэббов и Брюнов они удержали свои земли на островах. У леди Айлин воистину сильная кровь. И сама она была чудо как хороша: длинные рыжие волосы, чувственные губы, большие бездонные глаза, высокая грудь. Вьющиеся локоны дувший с моря ветер сдувал ей на лицо, от чего она казалась еще красивее. Отчего-то так захотелось увидеть ее в платье из волантийского шелка.
- Да, Лорд Переправы - мой лорд-отец.  Но я не видел его и не преломлял хлеба ни с кем из Фреев уже долгие годы.

- А это правда, будто у лорда Фрея не один десяток детей и еще больше внуков и правнуков? – Поинтересовалась любознательная леди Айлин, никогда прежде не покидавшая пределов родного острова и знавшая окружающий мир лишь по слухам слуг и заезжих торговцев. Много ли можно знать наверняка, будучи заточена со всех сторон морем?

- Когда я покидал Близнецы, у моего лорда - отца было одиннадцать детей, если упоминать только законных жен. Сейчас я слышал, что у него больше двух десятков наследников. Мой лорд-отец не просто так прославился от Стены до Дорна своим здоровьем и долголетием.

- Стало быть,  не так уж и лгут торговцы? - Удивилась Айлин, поднимая взгляд на Алана. - Неужели есть женщина,  способная родить столько детей?

- Увы, нет, - улыбка сира Алана на мгновение стала печальной. - По крайней мере, я таких не встречал, - только мгновение, затем он снова стал спокоен. Похоже, леди Айлин придумала себе красивую историю, о величайшей матери в Вестеросе, только все было куда прозаичнее. И не хотелось на самом деле рассказывать ей перед свадьбой, что твой отец пережил семерых жен.

Леди Айлин, впрочем, не стала зацикливаться на женах лорда Переправы, оставив дела Фреев Фреям.
- Вы давно покинули дом своего родителя? – Спросила она, идя вдоль зеленых аллей и разглядывая пышные и помпезные деревья с неискренним интересом, и лишь изредка бросая взгляды на будущего супруга.

- Больше двадцати лет назад. Большая часть моей жизни прошла к востоку от Узкого Моря, - в вольных городах мало что напоминало родные для Алана Речные Земли, но те края ему нравились. И этот остров ему тоже нравился.

- К востоку? – Айлин неожиданно обернулась, подняв глаза на Алана и решительно уставилась ему прямо в глаза, точно стремясь узнать – не врет ли?
«Едва ли он лукавит», - подумалось ей. Его окружали действительно странные люди, которым неоткуда было взяться в Вестеросе, да и сам он выделялся на фоне тех мужчин, которых ей довелось знать. Он не был похож на изнеженного лорда или благородного рыцаря, но что-то привлекало взгляд и приковывало внимание.
- Какой мир там, за Узким морем? Заброшенная пустыня и руины цивилизаций или же жизнь там бьет ключом? – Спросила она, не отрывая любознательного и пытливого взгляда от лица будущего супруга.
Если он правда был там… Если правда столько повидал… Быть может, не все так плохо?..

- И то, и другое, и ни на что не похожее. Вольные города настолько огромны, что даже Королевская Гавань может показаться деревней в сравнении с ними. А рядом громоздятся руины городов, исчезнувших еще когда Первые Люди владели всеми Семью Королевствами. А еще дальше на восток обитают племена, которых даже одичалые назвали бы дикарями. Но тамошним владыкам уже давно не хватает мастерства и мужества, и они вынуждены покупать его у тех, кто ими не обделен.

- Вы расскажете мне однажды подробнее, сир Алан? – Она смотрела на него во все глаза, как наивный ребенок или как недавно прозревший слепец.

- Боюсь для одного раза у меня многовато историй, моя леди, - ее нынешний взгляд нравился рыцарю куда больше, чем тот которым она его встречала.

- Я буду счастлива услышать их все, - пылко прошептала леди Айлин, мгновенно смущаясь своего порыва, отводя взгляд и опуская глаза к подолу платья. – Прошу простить мне мою несдержанность, сир Алан.
И леди ускорила шаг, стремясь скрыть столь непривычные ей чувства.

- Вам нравится думать о том, что там за морем? - Он не отставал от нее.

- Я никогда не покидала пределы этого острова, - леди Айлин взмахнула рукой вокруг себя, давая понять, что это все – то, что она видела изо дня в день на протяжении все жизни. – Моя мать умерла при родах, отец и братья – погибли где-то далеко от дома, отстаивая честь короля Эйериса. А я навсегда заточена в темнице, в которой вместо стен – бескрайнее море.
Леди Айлин обернулась к будущему супругу, рассказывая это. Взгляд ее, только что такой заинтересованный и восхищенный, стал тоскливым и печальным.
- Все, что у меня есть – это книги. Но ни в одной книге нет рассказов о Вольных Городах.

- О чем же тогда ваши книги?

- В основном это древние легенды… - леди Айлин стушевалась, вновь опуская взгляд. – О драконах, принцах и принцессах, о древних героях. Стихи и песни… Иногда истории некоторых родов. Их совсем мало в библиотеке замка.

- Видимо, собиравший эту библиотеку предпочитал думать только о Вестеросе.

- Эта библиотека – все, что осталось мне от отца, - тихо ответила она, разворачиваясь на каблуках. Мысль о покойном отце теребила тревожные ниточки ее души до сих пор.

- Значит, он любил легенды из Века Героев?

- Да. Он часто читал мне их, пока я была еще девочкой, - кивнула она, на глазах ее заблестели слезы, которых, однако, сир Алан увидеть не должен был. Лишь дрожащий голос выдавал душевную боль. – Сколько времени уже прошло с его смерти, а я до сих пор не смирилась…

- Не буду говорить, что понимаю ваши чувства. И я не знал вашего отца,  знаю лишь, что о нем говорят только как о достойном рыцаре.

Леди Айлин качнула головой, прогоняя грустные мысли.
- Чем вы занимались на востоке?

- Продавал свою храбрость тем кому не хватало своей.

- За какие же заслуги вам?.. - Леди Айлин оборвала себя на полуслове.

- Нет, нет, продолжайте. Я хочу послушать ваш вопрос.

Айлин подняла на него негодующий взгляд: верно, издевается и притворяется, что не понимает! Как глупо вышло.
- Не хочу показаться неучтивой, сир Алан, но я не рассчитывала, что меня повторно выдадут замуж.

Сир Алан не стал спрашивать ее, что за прелести она находит в раннем вдовстве. Того, что он слышал о первом муже леди Айлин, ему вполне хватало.
- Лорд Станнис высоко оценил мою службу в Королевском Флоте. И он заботится о том, чтобы род Черных Коршунов не пресекся.

- Я благодарна лорду Станнису за его заботу, - помрачнела Айлин.

- Но, смею предположить, не одобряете его выбор, - сир Алан усмехнулся, ведь он прекрасно понимал, о чем сейчас думает леди Кроу.

- Ни в коей мере. Если вас выбрал лично Станнис Баратеон, то, несомненно, вы достойнейший из всех, - как на духу соврала она. Эту фразу она репетировала день за днем с тех самых пор, как узнала о том, что ей выбрали нового супруга.
Фраза была далека от истины – кроме ее личного нежелания выходить замуж, стоял вопрос происхождения супруга: все-таки, как-никак, он был бастардом, тогда как ее род был древним и брал свое начало от Первых людей. Пусть даже давно обедневшие, но Кроу не теряли своей гордости – не настолько, чтобы связывать жизнь последней своей дочери с бастардом Уолдера Фрея.
Однако, кто она такая, чтобы судить мужчин и их выбор? Она успела уяснить, что женщина не имеет права выбора своей судьбы – и тем более не имеет права осуждать выбранное для нее. И уж тем более – негативно отзываться о своем сюзерене, Станнисе Баратеоне, брате самого Короля.

- А так же я мало похож на рыцарей из песен, - жених не переставал улыбаться. - Поэтому вас и не радует предстоящая церемония.

Будь он хоть самим Джейме Ланнистером, она не была бы рада этой свадьбе, но сердце предательски кольнуло. Он был открыт и готов рассказать о своих путешествиях, а в благодарность он получил от нее подобную уверенность.
- Вашей вины в моих чувствах нет никакой, сир Алан.
Возможно, если бы не предстоящая свадьба, их отношения были бы совсем иными. Кто знает, может быть, она нашла бы в нем верного друга или даже брата?

- Ну что же, может это и будет не самая веселая свадьба на моей памяти, но иногда веселья бывает чересчур много. У дотракийцев на свадьбе обычно погибает не меньше полудюжины воинов.

- Но разве… Разве это не варварство? – Осталась в недоумении моментально заинтересовавшаяся девушка.

- О, дотракийцы настоящие варвары. У них нет ни замков, ни городов, ни полей. Они кочуют по Великим Степям и всю жизнь проводят в седле. В сравнении с ними железнорожденные - добрейший и миролюбивейший народ. Женятся среди них только самые могущественные и знатные. На этом празднике воины чтобы привлечь внимание своих вождей затевают поединки насмерть. Если на свадьбе не погибнет как минимум трое воинов, брак будет считаться несчастливым.

Леди Айлин поежилась, но любопытство было сильнее воспитания.
- А как же остальные женщины? Если они не выходят замуж, то как же они рожают детей?..

- Рожают их от мужчины, который назовет ее своей женщиной.

На хорошеньком личике леди Айлин отразилась удивительная смесь недоумения и детской обиды - словно бы это как-то ее касалось напрямую.
На самом деле она представила своего первого супруга с правом доступа к любой женщине, которую ему бы удалось назвать своей, и ей стало совсем грустно.
- И женщина не имеет права отказаться?

- Для дотракийца конь имеет больше прав, чем женщина. А разве конь может отказаться возить своего хозяина? Если мужчина поднимается высоко, он может жениться на одной из своих женщин.

Айлин отчего-то улыбнулась.
- Не так уж сильно мы отличаемся от варваров, сир Алан.

- Неужели мы так плохи? Хотя во многих городах Эсоса нас считают не меньшими варварами, чем дотракийцев.

- А вы спросили моего желания выходить замуж? – Лишь спросила леди Айлин, грустно улыбаясь. В ее понимании этого было достаточно.

- А тут вы меня подловили, моя леди.

Айлин вновь улыбнулась, возобновив движение вдоль цветущих аллей.
- Вы были женаты прежде, сир Алан?

- Нет, у меня никогда не было жены.

- Отчего так?

- Моя прежняя жизнь не располагала к женитьбе.

- Вы жалеете об этом?

- Останься я в близнецах, я, наверное, давно уже был бы женат. Но я ушел оттуда, следуя за своей мечтой.

- И... Вы преуспели?

- У меня есть брат, Уолдер, в честь нашего лорда-отца. Мы родились с ним в один день, но он остался в Близнецах. Жизнь, которую прожил я, мне нравится куда больше, чем жизнь, которую прожил он.

- Почему же теперь вы решили осесть на месте?

- Лорд Станнис принял меня на службу. Двадцать лет назад я думал, что добуду за морем огромное богатство. Но самое ценное что я получил, это мастерство и опыт, а они тоже стоят немало.

- Вы будто сами не рады тому, что вам придется обремениться семьей, - улыбнулась Айлин.

- И почему же вы так в этом уверены?

- Ваши слова прозвучали так, словно не вы выбрали эту судьбу.

- Вы думаете, я не хочу жениться? Наоборот. Или вы думаете, я собираюсь всю жизнь кочевать от Браавоса до Залива Работорговцев словно дотракиец?

- Я не могу знать, чего вы хотите, сир Алан, - с учтивым кивком ответила Айлин, а затем отвернулась.

- Зато знайте, что я собираюсь стать вам достойным мужем. И достойным главой нашей семьи.

Она резко развернулась к нему лицом, заглянула в глаза будущего супруга и нахмурилась.
- Прежний мой супруг был благородного происхождения, богатым. До церемонии он распевался соловьем о достоинстве, чести и мужестве. Откуда я могу знать, что вы не такой же, сир Алан?

- Вы можете спросить. Для начала у себя - похож ли я на него.

- Разве можно верить внешности?

- А я говорю не о внешности. И главное мои слова вы слышали, а я их на ветер не бросаю.

- Мы увидим это после церемонии, сир Алан. Прошу меня простить, я желаю уединиться в септе, - короткий реверанс и кивок головы. – Спасибо за интересный рассказ.

- Я буду ждать вас, моя леди.
Леди Айлин уверенно зашагала в сторону септы, а рыцарь, проводив невесту взглядом, отправился обратно в залу.

+1

3

- Как же давно, наверное, целую вечность в этой зале не собиралось столько людей, - сир Алан оглядел пирующих гостей, большая часть из которой была людьми с его "Когтя". Сам он вместе со своей невестой и благородными гостями сидел за главным столом, возвышавшимся над прочими. Последние лучи заходящего солнца еще проникали сквозь узкие окна, и вскоре слуги начали бы зажигать светильники.

- В прежние времена, пока отец и братья были еще живы, здесь часто пировали, - взгляд леди Айлин был тосклив и печален, как и всегда при воспоминании о погибших родных.

- Думаю в свое время эта традиция вернется сюда.

- Традиция, но не люди.

Здесь он ничего не мог бы ей сказать, не пренебрегши ее потерей.
- Извините, что невольно напомнил вам о печальном, моя дорогая.

- Ничего. Со временем и эта рана заживет, - леди Айлин опустила глаза на свои колени, укрытые тяжелым подолом праздничного платья. Она весь день была не весела и напряжена, а теперь, после окончания брачной церемонии, она казалась еще мрачнее прежнего.

- Надеюсь, что времени у нас с вами будет достаточно.

Вместо ответа она лишь кивнула, не желая говорить вслух подобные вещи. Она не знала, чего ждать от нового супруга, а память о старом была еще свежа.
Коротко извинившись, леди Айлин поднялась со своего места и направилась на свежий воздух, чтобы хоть немного развеять свою тревогу, которая только усугублялась царящей в зале духотой.
Оказавшись под открытым небом, она остановилась, прищуренными глазами наблюдая за последними лучами заходящего солнца.

Единственная дама на этом пиру покинула зал, оставив мужа и гостей дожидаться ее. В прочем большинство гостей не обратили на это должного внимания
Но леди Айлин долго не возвращалась, и сир Алан последовал за ней.
- Закат уже закончился, на что же вы теперь любуетесь?

Айлин вздрогнула, явно задумавшись и не услышав приближения супруга.
- На ночное небо, сир Алан, - пробормотала она, оборачиваясь к нему лицом.

- Многие звезды еще не зажглись. Хотя понимаю, почему вас так быстро наскучил пир.

- Мне просто стало душно, - возразила она, поднимая глаза к небу. - Иногда я завидую звездам. Они могут видеть весь мир.

- Они так далеко, наверное, оттуда ничего толком и не разглядишь.

- Кто знает... Мы же их видим.

- Вы когда-нибудь видели ваш остров на карте?

- Да, сир Алан. Он совсем крошечный.

- В том и дело. В главной башне Драконьего Камня, в покоях лорда Станниса находится самая искусная карта Вестероса, какую я видел. Ее вырезали для Эйгона Завоевателя перед началом его похода. И ваш остров на ней, как вот этот камушек, - сир Алан вновь посмотрел на звезды. - Они так высоко. Оттуда видно не больше чем на картах.

- Выходит, моя семья не видит меня с небосклона? - Леди Айлин совсем приуныла, обхватывая себя за плечи и опуская взгляд.

- Если они там, то они знают куда смотреть. И знают что вы здесь.

- Тогда, возможно, все не так уж и плохо, - вздохнула она. Небо темнело, медленно превращаясь из темно-серого в иссиня-черное, и леди Айлин понимала, что скоро будет пора остаться с новым супругом только вдвоем. Эта мысль не прибавляла ей радости.

- Почему мне кажется, что вы сравниваете этот закат со своей жизнью? - сир Алан уселся в проем бойницы рядом со своей невестой.

- Потому что я теперь не уверена, что утро наступит, сир Алан.

- А в прошлый раз утро наступило, когда ваш прежний муж избавил вас от своего общества?

Леди Айлин невольно улыбнулась, но улыбка эта вышла какой-то кривой и несчастной.
- Я уже не помню, когда последний раз мою жизнь освещало солнце.

- Я понимаю, вам пришлось непросто. Вы ведь так дорожите вашей нынешней жизнью, несмотря на то, что сами сравнивали себя с пленницей заключенной в клетку посреди моря. Так чего на самом деле вы хотите, моя леди?

- Свободы, сир Алан. Только свободы.

- Свободы... - рыцарь улыбнулся. - Когда-то я тоже ее искал. И какая она, ваша желанная свобода?

- Вам знакомы легенды о драконах?

- Кто же их не слышал.

- Иногда во снах у меня огромные крылья вместо рук. Подо мной бескрайнее море и облака, и я свободна лететь куда угодно… И никто не в праве перечить мне или навязывать что-то. Я сама хозяйка своей жизни – я и только я.

- Так вы представляете себя даже не наездницей драконов, а драконом? И куда бы вы полетели, если бы никто вас не сдерживал?

Леди Айлин смутилась: похоже, она наговорила лишнего.
- Я долетела бы до Королевской Гавани, Харренхола и Риверрана. Я увидела бы Винтерфелл и Стену, увидела бы мир за ней… А потом долетела бы до Вольных городов и смотрела бы, как живут люди там. Своими глазами увидела бы тех дикарей и тех великолепных людей, о которых вы рассказывали сегодня утром.

- Вряд ли дракон смог бы это оценить. Они были, возможно, самыми благородными зверьми на свете, но все-таки зверьми. Да и так ли нужно быть драконом, чтобы попасть в эти места? Я, например, видел все из них, ну может быть кроме тех, что на севере.

- Вы и не последняя в роду благородная девица, которую все лелеют точно породистую кобылу.

- Но ведь и не дракон же?

Леди Айлин отвернулась, не зная, что ответить. Похоже, этот человек ниспослан Богами в наказание за все грехи, чтобы разрушить все ее мечты. Пусть даже такие глупые и наивные.

- Так что я думаю, вы просто скучаете здесь, моя дорогая, - услышала она голос мужа из-за спины. - А ваш прошлый брак разбил все ваши надежды.

- Даже если так, - она резко обернулась к нему лицом. – Какое вам с этого дело, сир Алан? Вы пришли сюда за мной, чтобы насмехаться над моими мечтами?

- На самом деле, чтобы узнать о вас что-нибудь. Вот вы и рассказали мне, о чем мечтаете.

- И зачем же вам это? – Голос ее, однако, смягчился.

- Не хочу жениться, только для того, чтобы сделать мою жену несчастной

- Хотите сказать, что в ваших силах сделать женщину счастливой?

- А почему вы думаете, что нет? Если вы настолько уверились, что счастье в браке невозможно, я постараюсь избавить вас от столь пагубного заблуждения.

- Поражаюсь вашей уверенности в своих силах, сир Алан.

- Если дело в том, что я гожусь вам в отцы, то так ли это хуже молодого, испорченного дурака, ничего не знающего о жизни и думающего только об удовлетворении своих желаний, не отличающихся в прочем ни изяществом, ни фантазией.

- А о чем же думаете вы, сир Алан? – Прищурилась она, склонив голову на бок.

- Много о чем. И фантазией я не обделен.

- Звучит устрашающее.

- Сейчас я думаю о том, что вы скоро заскучаете по своей темнице, - рыцарь опять улыбался.

- Вы планируете куда-то увезти меня? - Леди Айлин не могла поверить своим ушам. Она широко распахнула глаза, чуть приоткрыла губы и даже подалась вперед, навстречу супругу.

- Ну, несмотря на то, что я с некоторых пор стал оседлым рыцарем, я все еще нахожусь на королевской службе, - сир Алан поднялся и приобнял свою жену за плечи. - Так что лорд Станнис дал мне несколько дней, чтобы уладить здесь все дела связанные с женитьбой, после которых я вернусь на Драконий Камень. И я не хочу жить в разлуке с моей очаровательной леди женой.

- Вы… Вы заберете меня на Драконий Камень? - Кажется, мир перевернулся в глазах юной леди Айлин, не ожидавшей подобного. Она была настолько удивлена, что даже не вздрогнула от прикосновения супруга, лишь подняла на него глаза. В этот момент она не могла отвести от него взгляда, совершенно не думая ни о чем больше – ни о предстоящей ночи, ни о его возрасте…

- Это конечно не Волантис и не Королевская Гавань, но, думаю, Драконий Камень можно тоже назвать интересным местом.

- И я смогу увидеть карту Эйгона Завоевателя? – Глаза красавицы горели восторгом.

- Вот этого я обещать не смогу. Лорд Станнис не принимает женщин в своих личных покоях.

- О… Да, как я могла… Простите, - стушевалась Айлин, опуская взгляд, но не вырываясь из рук супруга.

- Ничего, моя дорогая. Насколько мне известно, леди Селиса, принявшая живое участие к вашей судьбе, хотела бы видеть вас одной из своих компаньонок, пока мы будем на Драконьем Камне. Так что, думаю, она найдет время показать вам все , чем славится Драконий Камень

- И вы… вы все это ради меня? – Леди Айлин совсем никак не могла поверить в происходящее чудо.

- Не стану присваивать себе чужих заслуг. Миледи Селиса сама поинтересовалась, как я собираюсь устроить мою супругу после свадьбы и, узнав о моем намерении, передала вам приглашение.

- Что же… Благодарю вас, сир Алан.

- Чем же вы так удивлены? Вы ожидали чего-то другого?

- Мой прежний супруг не заботился вопросами моего устройства при дворе.

- Ну, Королевской Гавани я вам не могу обещать так скоро. Хотите узнать, в чем настоящая разница между ним и мной? Вы спрашивали меня можно ли верить внешности, - сир Алан стянул с правой руки перчатку и протянул свою ладонь супруге. Сухая, обветренная, с мозолями от меча, лука и снастей. - Рукам верить можно.

Осторожно касаясь его ладони, она провела кончиками пальцев по его руке, остановившись за запястье. Узкие, но крепкие пальцы сира Алана совсем не были похожи на руки первого ее мужа. На глаза девушки набежали слезы.
- У него были не такие руки. С толстыми пальцами и мясистыми ладонями, постоянно в чем-то жирном и влажные… Он одинаково крепко хватал ими и бараньи ноги и меня, - зашептала она, чтобы не выдавать дрожь в голосе. – Он был омерзителен, сир Алан… Его ладони до сих пор снятся мне в кошмарных снах.

- Этих вам бояться не придется, - он повертел рукой перед супругой.

- Почем знать… - Выдохнула она, зажмурившись, чтобы остановить набежавшие слезы.

- Я вам обещаю. Считаете меня лжецом? - Сказал он со смехом. Затем вытер платком слезы с ее лица.

- Это нечестный вопрос, - неловко улыбнулась леди Айлин, по-детски наивно ластясь к его руке. Лишь на миг, прежде чем осеклась и одернула себя, но все же выдала она свое желание верить ему. – Я не могу ответить на него отрицательно, ведь вы мой супруг.

- Только поэтому? - Сир Алан наклонился к жене и поцеловал ее.

Отчего-то поцелуй показался ей куда более нежным, чем на церемонии, и уж тем более – чем тем, которые дарил ей первый супруг. Она подалась чуть назад, отстраняясь, когда смущение окончательно взяло верх над разумом, и прикрыла губы ладонью.
- Я… Я очень хотела бы верить вам, сир Алан…

- Тогда верьте мне, потому что я тоже хочу быть счастливым.

- Но разве счастье рыцаря зависит от счастья дамы?..

- Нельзя быть по настоящему счастливым, делая несчастной свою леди. Ваш первый муж приучил вас ко всему, что есть отвратительного в супружестве. Позвольте же мне научить вас тому, чему в нем стоит радоваться.

Айлин замерла на несколько секунд в замешательстве, не зная, что ответить. Она пыталась разобраться в собственных чувствах и желаниях, чтобы ответ ее был честным, как велят Боги.
- Что будет первым? – Едва слышно спросила она, закрыв глаза.

- Для начала, моя милая, вам нужно начать привыкать к тому, что ваш супруг – человек, которому вы далеко не безразличны. И забыть о том, что кто-то мог обращаться с вами, как с куском мяса.

- Я постараюсь, сир Алан.
Она не знала, сколько времени это может занять – да и доверие ее ему еще предстояло завоевать… И все же первый шаг она готова была сделать по этой неровной доске в надежде, что все-таки он ей не лжет.

- А вы значит ожидали, что я запру вас в этом замке?

- Честно признаться, почти не сомневалась.

- Из-за памяти о своем первом муже или почему-то еще?

- После первого брака... Мне непросто ожидать чего-то еще от нареченных. Простите, если это обижает вас...

- Опыт всему учитель, увы, ваш первый опыт был неудачен.

- Другого у меня нет.

- Но будет.

Леди Айлин так и на нашлась, что сказать – лишь коротко кивнула и опустила лицо.

- Скажите мне откровенно, что еще вы ненавидели в своем супруге, кроме его жирных, мерзких рук?

- Я не… - Хотела было что-то сказать она, но стушевалась, смутилась, уткнулась носом в ладони… А потом словно прорвало, точно все эти слова она давным давно мечтала высказать кому-либо. – Все. Его лицо, с толстыми и дряблыми щеками, которые тряслись во время ходьбы… Губы и бороду, в которых еды неизменно было больше чем нежности. Речь, его шепелявое «ф» и противную манеру растягивать слова. Толстые ноги, которыми он постоянно шаркал по полу… Все, абсолютно все!

- Значит, его единственным преимуществом передо мной была молодость. Когда зашла речь о моем браке с молодой, красивой вдовой, я думал, мне придется соперничать с памятью о ее супруге. Но теперь я вижу, я должен буду залечить раны, которые он вам нанес. Вы сейчас так похожи на раненую птичку.

По щекам побежали слезы, нос предательски хлюпнул, а плечи – задрожали, выдавая ее смятение и боль. Сейчас она была не просто раненой птичкой – совсем маленьким ребенком, не помнившим материнской ласки и скучавшей по погибшим братьям и отце; ребенком, на которого свалилось слишком много всего.

Муж лишь крепче прижал свою жену к себе. Затем запустил руку ей в волосы и, когда она повернулась к нему, снова поцеловал. Он умел быть нежным и хотел успокоить Айлин, дать понять, что она теперь не одинока.

+2

4

В архив.

0


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » ПЛиО: Укрощение строптивой