Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 11.10.17. Призраки минувших сражений


11.10.17. Призраки минувших сражений

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата: 11.10.2017
2. Время старта: поздний вечер ~ 22:00
3. Время окончания: около полуночи ~ 00:00
4. Погода: +22 градуса по Цельсию
5. Персонажи: Ганнибал Бота, Наннали ви Британия, Ингрид Блэкмейн
6. Место действия: Претория, ЮАР, поместье Боты.
7. Игровая ситуация: поздний разговор между двумя старыми противниками, теперь оказавшимися по одну сторону баррикад.
8. Текущая очередность: Ингрид, Ганнибал, Наннали.

+1

2

...талантом полководца ошибочно называют умение разбить противника на поле боя. В действительности, искусство войны заключалось в том, чтобы сломить сопротивление, избежав сражения. Вот только, африканеры не были сломлены. Претория жила своей повседневной жизнью, а потомки белых колонистов, назвавшие эту далёкую от европейских берегов землю своим домом не чувствовали себя побеждённым. Многие были недовольны прекращением войны, которую буры были готовы вести до последнего патрона. Но в действительности, к решению Ганнибала Боты отнеслись с уважением. В мудрости старого генерала африканеры не сомневались. Ингрид оставалось надеяться, что старый буйвол всё-таки не переиграл его высочество Шнайзеля, ибо здесь и сейчас, британцы не чувствовали радости победы и только злые языки во всю обменивались сплетнями о том, как Британия якобы унизила Южно Африканскую Республику, выдав за генерала Боту "сломаную принцессу". Подобных разговоров леди Блэкмейн сторонилась, но была вынуждена признать, что в этих сплетнях всё-таки была горькая правда. В прочем, непокорные буры не мешали британцам наслаждаться гостеприимством поместья Ганнибала Боты, где они чувствовали себя в относительной безопасности. Только проклятая африканская жара сводила с ума.
Прогуливаясь по гостинной, Ингрид услышала тихую музыку, доносившуюся с балкона. Она, словно призрак проскользила между высоких колонн, подпиравших потолок усадьбы и прислушалась. Конечно же, эта песня показалась знакомой - с первых дней в Претории, она слышала её несколько раз. Британка осторожно приблизилась к балкону и увидела человека, игравшего на банджо - музыкальном инструменте, распространённом в Южной Африке. Там, в кресле качалке сидел Ганнибал.
-...и нет места в сердце бура, - прошелестела британка, остановившись за спиной у Боты, - для сомнения и страха. Вслед за славой и свободой в бой ведёт нас Лев Трансвааля*, - музыка затихла, а вместе с ней и тихий голос, завершивший куплет известной среди африканеров песни. Она уже слышала её на свадьбе герцога и даже запомнила несколько строк.
- Ваша светлость, - женщина переступила порог балкона, с которого доносилась музыка, платье едва слышно шелестело у неё за спиной, под ласками тёплого африканского ветра, - i beg your pardon for this interruption.
Скромная и совершенно не похожая на британскую аристократку женщина предстала перед буром в закрытом чёрном платье с кружевом тянущимся от бедра до груди. Серебряная роза раскрывала свои лепестки, скрывая прелести британки, а пышный воротник полностью скрывал её шею. На руках британки были высокие, до локтя перчатки из тонкой ткани, да и в целом её платье было совершенно закрытым. Отсутствовало даже декольте, не говоря уже о вырезе на спине, или открытых плечах. К слову, Ингрид была единственной женщиной из приглашённых на свадьбу, кто по-настоящему страдал от африканской жары. В прочем, облегающее платье только подчёркивало её изящные женственные формы.
Ганнибал обернулся и отложил инструмент в сторону. От глаз британки не ускользнуло и то, что африканера буквально передёрнуло от слов "ваша светлость". Что-ж, этой ошибки она не повторит, если разговор всё-таки состоится. А ведь за все дни, что Ингрид провела в Претории, у неё не было возможности обменяться и парой слов с Ганнибалом Ботой. И вот, наконец, он заговорил с ней. Вежливо и сдержано, словно ему было известно лишь имя женщины, стоявшей перед ним в этот поздний час.
- Задерживаетесь до поздна, минфрау Блэкмейн? - спросил он непринуждённо. Британка скромно улыбнулась.
- К сожалению, жара не даёт мне уснуть, - призналась она, - кажется, здесь все знают эту песню. Надеюсь, я не оскорбила ваш слух, генерал Бота.
- Врядли ее раньше исполняли на английском, - ответил Ганнибал, - присядите?
- Gratitude, - благодарно кивнув, Ингрид опустилась на тёплую мраморную скамью напротив генерала, положив руки на колени. Ничто в ней не выдавало военную, кроме глаз. Бота за свою долгую жизнь видел немало таких - молодых привлекательных девушек с холодными глазами убийцы, - у нас не было возможности поговорить со времени нашей первой встречи, генерал.
- Сахара? - уточнил Бота.
- Так значит, вы помните, - улыбнулась Ингрид, прядка чёрных волос упала на её бледное лицо, - это честь для меня, увидеть наконец человека, разбившего меня на поле боя. Это был достойный урок, который я не забуду.
- А такое вообще может забыться?
- Едва ли, - согласилась британка, ведь память об этом сражении, как и старые шрамы, до самого конца останется с ней.

*отрывок из песни, посвещённой африканерскому генералу Де Ла Рею, известному, как Лев Западного Трансвааля.

+5

3

- Надеюсь, вы не ждете от меня сожаления или другой неуместной  пошлости? Это было, чего таить, совсем непросто. Самое крупное вторжение в Африку со времен Первой Мировой.  Ваши там дрались как черти.  И до конца мне вас разбить так и не удалось. Я смог сорвать ваши планы, уничтожить ваших командующих,  заставить вас отступить из Африки. Но своей главной цели я не добился. Я сделал все возможное, чтобы каждый солдат из той армии остался на песке Сахары. Чтобы ни один британец, ступивший с орудием на этот берег не покинул его живым. И тогда память о вашей судьбе жила бы в душе каждого бойца, которого бы прислали в след за вами, на новую войну. Но вы оказались чертовски хорошими вояками, - генерал посмотрел на свою собеседниц. – Впрочем, ваше подразделение перебросили в Африку уже после Оранской Резни и санации гражданских в Алжире.
Ганнибал не особенно удивился появлению здесь Ингрид. Файлы на рыцаря принца Ренли были куда подробнее, чем на самого принца. И раз британка останется в Южной Африке охранять Нанали, то этот разговор рано или поздно должен был произойти. Генерал неплохо представлял, что должны чувствовать пережившие Алжир британцы, ведь «Африканский Буйвол» тогда преуспел в создании земного филиала Преисподней. Именно поэтому сейчас Британия  пока еще была готова договариваться с бурами, а не требовать. Сколько еще продержится такая идиллия? Недолго, если сидеть на месте и ничего не делать. К счастью, это было совсем не в стиле Ганнибала Боты.
- Разве генерал должен сожалеть о том, что сделал то, что должен ради своего народа? - улыбнулась Ингрид, - к тому же, ваши сожаления не вернут павших к жизни. Но я надеюсь, что подобная бойня не повторится больше.
- К сожалению это не зависит от воли одной стороны. Солдат не может выбирать, от какого оружия умереть, - генерал вздохнул. – Мы же оба знаем, какое на самом деле лицо у этой войны. Так что тут нет смысла в сантиментах. Хотелось бы, чтобы эта дорога привела нас к миру, где подобному уже не будет места.  Потому что когда буры с кем-то враждуют, о цене мы не думаем, - генерал потянулся к стоящей на низком столике рядом бутылке. - Как вам Южная Африка, минфрау Блэкмэйн? Не жалеете, что застряли здесь?

Отредактировано Ганнибал Бота (2014-06-04 17:57:22)

+2

4

Ингрид задумалась над словами старого генерала. Конечно, африканер был прав, они оба видели лицо тотальной войны, которую развялала Священная Британская Империя. И этот конфликт уже успел изменить мир, оставить на нём достаточно шрамов, чтобы они ещё долго тревожили тех, кто всё ещё слышит эхо минувших сражений.
"Интересно, может ли Ганнибал Бота спокойно спать по ночам? Или просыпается в холодном поту, когда холодные пальцы воспоминаний сжимают ему горло..."
- Your hospitality was really unexpected, but yet much appreciated, general, - ответила британка, скромно улыбнувшись, - и я не жалею о том, что его высочество доверил мне честь заботиться о его младшей сестре, дочери императрицы Маринны. Приказы не обсуждаются, вам ли не знать. К тому же, это не худшее место для ссылки, если подумать. Теперь уже далеко от войны... Не знаю, стану ли я скучать по ней.
"Скорее всего, мне будет нехватать крови и славы. Но что поделать, у меня есть долг перед Джеймсом, который я должна исполнить прежде, чем у меня будет право умереть. К тому же, приказ его высчества не оставил мне выбора. Придётся задержаться в Южной Африке до тех пор, пока Штерн и Бота не уничтожат друг друга, или мой принц не пожелает видеть меня подле себя снова."
- Должна признаться, германский генерал Штерн иначе представляет себе Южную Африку, - заметила Ингрид, - моя спутница читала европейскую газету... Интересно, почему герой войны, - она поморщилась, - воткнул нож в спину своего старого союзника. Для британской армии подобное предательство - немыслимо.

- Надоело мне говорить о Штерне. О нем наша пресса сказала еще красочней. А младшим офицерам, вражескую пропоганду читать строго возбраняется, - усмехнулся генерал.
- Вам приходилось много о нем говорить? - удивилась Ингрид - я не привыкла верить прессе, не уверена что африканская честнее европейской...
-  Уже смысла не имеет, сделанного не переделаешь. А что бы не написала про меня европпа, наши писаки дадут достойный ответ. : Хотя европейцы халтурят страшно. Нагло плагиатчт британские карикатуры, те где я с лошадинными зубами.
- И все-таки... Вы не откажете даме?
- Все просто, - генерал посмотрел на звезды. - У этого парня есть хитрый план и амбиции размером с Эверест. И судя по сообщениям с фронта, он не только Ближний Восток не собирается оборонять.
- Амбиции... - вздохнула женщина - обычно, за них гибнут солдаты и офицеры, которым нет до них дела...
- Неверно. За них гибнут солдаты, до которых нет дела.
- До нас тоже не было дела в Алжире... - она отвела глаза.
- Вы  кого имеете ввиду? Меня или Британию?
Ингрид молча сняла перчатку.
- Хотите знать почему?
- Я хотела сказать спасибо, - женщинв понизила голос и склонилась к самому его уху - и предостеречь вас, генерал...
- Спасибо?... - генерал уже давно не был так удивлен. - Это последнее что я ожидал от вас услышать.
- Я могу объяснить.
Бота только молча кивнул.
- Дело в том, - британка натянула перчатку, - что мои предки сражались за Британию ещё в те времена, когда люди суеверно верили в волшебство... И может быть, были правы. Наш фамильный клинок, передавался из рук в руки от отца к сыну до тех пор... Пока не родилась я. Я должна была доказать, что достойна, - объяснила Ингрид, - и заплатила свою цену сполна. Когда я взяла в руки меч, кожа сползала с них кровавыми язвами. И тем не менее, для меня это было высочайшей честью, которую я испытала в своей жизни. Отец вложил в мои руки меч и сказал, что я достойна... Я была плохим командиром. Но я сражалась в первых рядах со своими солдатами, пока не погиб последний из них. С операционного стола встала не девочка, мечтавшая о крови и славе, а женщина, увидевшая истинное лицо войны. Как воин воина, я благодарю вас, генерал. Вы преподали мне урок... И сняли маску рыцарских баллад с уродливого черепа смерти.
- Дорогую цену вы заплатили за это.
- Железную цену.
- И вы туда-же. Штерн тоже носится с этой химерической железной ценой.
- Мою цену вы видели, генерал, - вздохнула британка - после этого, я даже не считала себя человеком, женщиной...
- Судя по тому что я видел вчера, ваш муж так не считает.
- Вы... - она осеклась, - видели вчера?
- На приеме в честь свадьбы.
- Брак по рассчету, - ответила британка - вам ли не знать, генерал?
- Что я по вашему не отличу влюбленного по уши от венчаного под ружьем?
- Я не могу ответить ему взаимностью... - вздохнула Ингрид, - и даже если смогла бы, долг для меня превыше чувств, как бы они ни сжигали меня изнутри. Вы сможете довериться мне, генерал Бота?
- Мое доверие заслужить не так уж просто. Но вы можете попробовать.
- Вас хотят убить, генерал, - холодно сказала Ингрид, вежливая улыбка исчезла с её лица, - но я сделаю всё для того, чтобы это не случилось.
- Меня давно уже хотят убить. И список всегда только растет. В нем даже рыцарь моей жены.
- Я тоже рыцарь вашей жены, генерал, - заметила Ингрид.
- Ну формально вы все еще рыцарь моего зятя
- Да... Ваша дочь достойная женщина. Я уверена, что его высочество полюбит её, когда придёт время.  Он хороший человек, не похожий на других британских принцев. Когда-то я любила его.
- Тут я уже ничего не могу изменить.
- Сейчас я рыцарь Наннали, генерал.
- Почему-то мне кажется что говорите вы не о юнном хайландере
- Возможно. О ком же?
- А вот тут уже мне не хватает проницательности
- Мой муж.
- Прискорбно, но его мотивы я вполне понимаю
- Неужели?
- А кого ему еще винить?
- Свою жену, - пожала плечами Ингрид, - но не человека, который исполнял свой долг.
- Никто в здравом уме на его месте не стал бы винить женщину, которую любит.
- Любовь, - вздохнула Ингрид, - генерал, я пришла к вам надеясь, что вы не станете говорить об этом... После того унижения, что его высочество Шнайзель заставил вас испытать.
- Я видимо не первый, кто говорит вам, что вы слишком жестоки к самой себе. Но уверяю, вчера я видел как ваш муж танцует с желанной женщиной. Уж кому как ни мне знать разницу.
- Генерал... - вздохнула Ингрид - [я вижу в зеркале тело, изуродованное войной.
- Значит глаза вашего мужа видят больше чем зеркало
- Прошу прощения... - выдохнула Ингрид, - я... не была готова услышать слова мужчины более опытного. Если вы понимаете о чём я.
- Обращайтесь в любое время.
- Генерал Бота.... Вы смущаете меня...
- Просто хочу помочь вам. Забыть о том, что раны могут что-то изменить в вашей  жизни.
- Почему?
- Может это не лучший пример, но вот скажите. Я развалина? Я  калека?
- Нет, генерал Бота, - честно ответила Ингрид, - вы не калека и не старик, из которого сыплется песок...

Отредактировано Ingrid Blackmane (2014-07-25 21:02:38)

+1

5

- И тем не менее. У меня две контузии, пластина в черепе и силиконовое колено. Не считая прочих дырок. Я уже семь лет не могу спать без таблеток, которыми пичкает меня Сантино, - генерал усмехнулся. - Но это меня не останавливает. Я продолжаю делать то, ради чего надел форму и взял в руки оружие. И я продолжаю жить. Значит и вы сможете.

- До тех пор, пока у меня есть долг, который я должна исполнить, - уточнила Ингрид, - но я не жду от вас понимания рыцарского кодекса чести, - женщина очаровательно улыбнулась, - но мне не даёт покоя ваш брак с её высочеством, если мне позволено говорить об этом, генерал.

- А вот тут вы зря меня обижаете, минфрау, - Бота снова потянулся к коньяку. - Рыцарский кодекс - крайне субъективное понятие. Я не знаю ради чего вы сражаетесь, но когда исполняется долг, наступает время когда наконец можно позволить себе жить по настоящему. А у вас будет ради чего, почему-то я в этом уверен, - генерал вздохнул. - А что до моего брака вы тут не одиноки. Очень многие уже открыто выражают свое беспокойство.

- Я беспокоюсь, как женщина, - объяснила британка, - За её высочество. Понимаете, я сама замужем по расчёту. Как думаете, чего ждут от такого союза? Без чего он может считаться простой формальностью, от которой можно будет отмахнуться при удобном случае?

Генерал повернулся к Ингрид.
- Перебьются.

- Прошу прощения, я не понимаю... Я думала, что её высочество Наннали должна родить наследника для ЮАР и, быть может, Британии.

Именно эти слова Дункан отчетливо услышал. Как здесь оказался рыцарь? Все было просто. Спустя некоторое время  после возвращения в поместье его отыскала Юмико и сообщила, что Наннали проснулась и просит Дункана зайти к ней. Кэмпбелл отпустил горничную, привел себя в порядок и отправился к принцессе, но по дороге услышал два знакомых голоса, и... Тут уже сработало чистое любопытство: о чем говорить могли недавние враги? Вот только судьба в этот день явно решила отыграться на рыцаре, ибо он услышал слова Ингрид и похолодел, застыв на месте. В ее устах такие слова звучали особенно подло... А сейчас Дункан был настроен видеть все в худшем возможном варианте. Да, в ту ночь он поверил генералу, пусть и со слов Наннали, но все же. А что если... Бота, конечно, не настолько выродок чтобы тронуть  покалеченную девочку, но ведь она вырастет и встанет на ноги, когда он будет еще не настолько уж и стар... Что если он знает?! Кэмпбелл испытал странное чувство - внутри все кипело, но внешне он выглядел и действовал неожиданно спокойно. Прикинуть, кто где стоит. Позволить ослабнуть креплению ножа в рукаве. Медленно подойти... А потом молча, без всяких там предупреждений - рывок вперед и удар в горло. Он не будет надеяться на  то что генерал решит отмахнуться от такой цели брака, он решит вопрос раз и навсегда, даже ценой своей жизни.

Ингрид вскочила со своего места достаточно быстро, чтобы перехватить руку юноши. Жёсткий удар в сгиб локтя, а затем, нож Дункана приставлен уже к его горлу. Британка не вполне понимала, какого дьявола она только что помешала Кэмпбеллу убить генерала Боту. Быть может, причиной тому недавний разговор о рыцарской чести. Поднимаясь, женщина наступила на собственную юбку, которая с треском отделилась от корсета, открывая в первую очередь Ганнибалу отличный обзор на бедро рыцарки. В прочем, её это практически не волновало. Сейчас нужно было решить, что же делать с непутёвым рыцарем.

- Поблагодари, минфрау Блэкмэйн, благодаря ей ты сохранил плечо, - в голосе генерала не обошлось без оттенка смешка. Он не изменил позы, но рука мгновение назад сжимавшая снифтер, теперь сжимала пистолет направленный на Дункана. - Ну так мой будущий зять предупредил что ты дурной.

- Не за что благодарить... После того что она сказала. - Сквозь зубы произнес Дункан, которому только говорить оставалось, и то осторожно. Чувство предательства со стороны Ингрид причиняло куда большую боль, чем физическая.

- Ты хоть представляешь что бы случилось с Нанали, если бы  у тебя получилось?

- После того, что я сказала, - удивилась Ингрид, - вы пьяны, сэр Кэмпбелл?

- А что с ней случится, если вы будете живы? Кажется, леди все хорошо озвучила.

- Меня значит ты принципиально не слушаешь? Или мне всю жизнь врали и мой английский в действительности ужасен?

Ингрид начинала понимать, что послужило причиной безрассудства юного рыцаря. Бросив на него испепеляющий взгляд, женщина сделала две вещи: влепила Дункану пощёчину, а затем холодно произнесла:

­- Заткнись и сядь. Послушай, что скажет генерал, - Ингрид вздохнула, а затем смягчилась и вернула юноше нож, - и запомни одно. Убить можно только один раз. Хорошенько запомни это.

Дункан, наученный горьким опытом, промолчал, и просто отошел в сторону, молчаливо согласившись слушать. Сам он пока что  думал только о том, что  надо перенести крепление ножа, чтобы дважды не повторять один трюк. А что до пощечины... То в очередь. У него есть дела поважнее, но если он выживет, то тогда и припомнит все.

- Можешь не бояться застрять тут надолго,-  Генерал убрал пистолет и снова потянулся к коньяку.- Ты сейчас все равно не способен на серьезный разговор. Да, вовремя я отпустил Марка. Просто постарайся вбить в свою чугунную башку, меня мало волнует, что от моего брака ожидают в Пендрагоне.

- Я виновата, - британка опустила голову, - Неосторожные слова едва не стали причиной кровопролития в вашем доме, генерал.

- Им  просто наплевать. Я видел эти свиные рыла, которые называют элитой... Им все равно, что здесь случится с Наннали. - В голосе Дункана был гнев, - А ваша позиция, генерал? Что вы-то думаете на деле?

- И почему я должен разжевывать каждому очевидные вещи. Этот брак, не больше чем уродливая декорация, и только ей он и останется. Несмотря на чьи-то потуги превратить его в классическую трагедию.

Ингрид с совершенно бесстрастным лицом подобрала платье и уселась в кресло рядом с генералом Ботой, словно показывая, что несмотря на то, что она была чистокровной британкой, в этой ситуации она целиком и полностью поддерживала африканера. И всё же, стоило внести ясность в недавние слова.

- Ничего ты не знаешь, Дункан Кэмпбелл, - вздохнула женщина, - Мы с генералом Ботой обсуждали возможные последствия брака, к тому же, я сомневаюсь, что её высочество вообще когда-нибудь... - тут Ингрид осеклась, понимая, что сказала лишнего. И всё-таки, она была права, пусть эта правда и звучала совершенно уродливо. И мужчины наверняка поняли, что рыцарь имела в виду.

Дункан, вопреки ожидаемому, сначала отреагировал на слова Ингрид, причем неожиданно не дернулся, а посмотрел на нее удивленно:

- Так вы...Не знали? Ее травмы психоматика. Доктор Кларк обещал, что через год кресло ей не понадобится. Она не будет калекой. - Объяснил он, - А то, чего не станут требовать от покалеченного ребенка, могут потребовать от здоровой девушки.

Ингрид не понимала этой части его тревоги. Кэмпбелл отдавал себе отчет, что наследники от британки могли пригодиться и самому Боте. А что до него...

- Генерал, а у меня есть причина вам доверять, не зная? Мнение Наннали? Так она и Шнайзеля, ее продавшего, готова оправдать.

- Так ты все-таки офицер, или не способный совладать с собой мальчищка? - генерал понимал что двигало этим парнишкой и даже сочувствовал ему, но щадить его после случившегося не собирался. Никому на пользу бы не пошло. - Как я могу доверять тебе, после случившегося? Как мой будующий зять, сможет доверять тебе, после того что ты тут устроил? Как твои люди смогут доверять тебе, после того как ты их подставил? И главное, как Нанали сможет доверять тебе, когда ты подверг ее жизнь такой опасности. Ну предположим, здесь не было бы минфрау Блэкмэйн, а я бы был пьян настолько,что промазал бы. Что дальше? Побежал бы к ребятам из "Мерроу" и попытался бы вырваться отсюда с больной девочкой на руках. Как думаешь отреагировали бы на мою перерезанную глодку солдаты из моей охраны и ребята которых кузен Пит преставил к моей жене. Что бы стало с Наннали? Ладно, тебе видимо на все сто  фиолетово, во что бы это все вылилось для других. Но о ней ты разве подумал? - генерал вытянулся в кресле и какое-то время ритмично барабанил пальцами по бутылке с коньяком, давая Дункану переварить услышанное. - Про психосоматику я уже знаю. И что?

- О психосоматике я не знала, - произнесла леди, - так значит, вы не собирались, генерал? Признаюсь, я считала вас другим... Человеком. Сожалею.

- Спросите капитана Тенорио, какой приказ я ей отдал на такие случаи. В письменном виде. - Просто ответил Дункан, не имея настроения объяснять, что он постарался обеспечить отряду непричастность, как мог, - Если бы я добился успеха, я бы сдался и ответил за сделанное, но по крайней мере умер бы уверенным, что вы к ней не притронетесь. А практически как боец я невеликая потеря. Леди Блэкмейн и остальные без меня даже лучше справятся.

- Думаешь после моего убийства это было бы достаточно? Или правда не представляешь что бы тут могло начаться? И почему все британцы только этого от меня и ждут?  Нету у меня желания участвовать в ваших псевдофеодальных играх.

- А вы думаете что принц Ренли идиот и не предусмотрел такой сценарий? И, черт дери... Вы на это согласились, да еще и свою дочь пожертвовали. Вы месяц назад еще врагом нам были! - Рыцарь вздохнул, - Я не из пуристов, но вражда за пару дней не уходит и с верой в людей в этом мире худо.

- А ты не путай желания с возможностями.

- К черту. Больше это не повторится генерал. А спокойно говорить я и правда сегодня не способен. Простите. - Кэмпбелл направился к выходу, но напоследок, не оборачиваясь, сказал, - Вам этот брак  декорация. А ей - тюрьма.

- Дункан, - голос британки прозвучал мягче, чем она хотела бы, - не забудь про завтрашнюю тренировку. Тогда и поговорим.

Затем, она замолчала, дожидаясь пока юноша покинет их. Кэмпбелл просто отложил ее слова в памяти. сейчас было не до того. И под "больше это не повторится" рыцарь имел в виду исключительно то, что следующая попытка не будет настолько идиотской. Худо только, что сейчас ему идти к Наннали в таком состоянии... А она почувствует это моментально. Так что когда Юмико подстерегла его за углом - ее способность тихо передвигаться в сочетании с талантами ее второй половины пугала - и сообщила, что принцесса все-таки заснула, то Кэмпбелл воспринял это как удачу и не заметил, как горничная на него посмотрела. Спать не хотелось и он отправился в импровизированный "штаб" их отряда, чтобы хотя бы не быть одному...

Отредактировано Duncan Campbell (2014-07-30 22:59:38)

+2

6

Короткое прикосновение пальцев к ручке кресла бесшумно двинуло коляску вперед, когда девочка услышала знакомые голоса поблизости. Попросив Юмико найти Дункана перед сном, она сама не ожидала, что надолго останется одна, а потому невольно стремилась на звук, но разобрав, наконец, о чем говорят генерал Бота и леди Ингрид, Наннали притихла.
Конечно, не в ее правилах было подслушивать, но отчего-то на душе стало тревожно.
Что произошло в Сахаре? За что сослали в ЮАР леди Ингрид? О каком предательстве она говорит?
Девочка зажала ладонью рот, боясь издать хоть один звук и судорожно вслушиваясь в слова говорящих.
Что скрывают от нее взрослые? О чем они так не хотят говорить в присутствии маленькой принцессы?
Надеяться на их откровенность не приходилось - лишь оставаться на месте и слушать в надежде получить ответы хотя бы на часть возникших вопросов.

Понемногу Наннали узнавала людей, которые окружали ее. Открылось, почему скрывает свои ладони за перчатками леди Ингрид – по началу она пугала принцессу невозможностью прочитать ее настоящие чувства, и Наннали лишь со временем убедила себя в искренности рыцаря Ренли… Похоже, что напрасно, поскольку одной из затронутых тем стал тот вопрос, который еще вчера ночью стоял уж очень остро. Принцесса была склонна доверять супругу и его обещанию не касаться ее, но меньше всего на свете она ожидала такого предательства со стороны Ингрид.
- Перебьются, - и почему-то на сердце сразу стало легче. Ганнибал Бота – сильный человек, способный защитить ее и собственное принятое решение.
Непонятный шорох и шум прервали мерные размышления девочки – и тотчас же услышав знакомый, любимый голос, Наннали подалась вперед, желая позвать, остановить Дункана.
Что происходит?
На плечо ей опустилась легкая и удивительно сильная рука – столько раз эти руки касались ее за последнее время, что девочка сразу узнала Юмико. Кресло остановилось, так и не проехав и пяди, а Ингрид, Ганнибал и Дункан продолжали беседовать в комнате, так и не зная, что их слышит кто-то еще.
- Ты хоть представляешь, что бы случилось с Наннали, если бы у тебя получилось?
Девочка похолодела. О чем они говорят? Что произошло в комнате? Дункан что?..
Тихая, но звонкая пощечина.
- ..Запомни одно. Убить можно только один раз, - окончательно добила все смятения и подозрения леди Ингрид. Дункан пытался убить Ганнибала Боту. Пытался уничтожить все, чего добилась Наннали этим браком, ставил под угрозу шаткий мир между ЮАР и Британией. Сколько людей пострадали бы, справься он с этим, сколькие погибли бы, а сколькие остались бы без родных и близких?..
И снова ее остановила Юмико.
«Почему?» - Одними губами спросила Наннали, поднимая лицо к горничной, что невидимым призраком, ангелом-хранителем стояла у нее за спиной.
- Мужчины еще не раз будут умирать за вас, принцесса, и делать глупости с вашим именем на устах. Не вмешивайтесь, - прошептала Юмико, и Наннали опустила лицо, пытаясь смириться с этими словами. Словно почувствовав тревогу принцессы, горничная смягчила тон. – Сегодня обошлось малой кровью.
А разговор все больше и больше заводил девочку – где-то в глубине души она даже начала злиться, в очередной раз отмечая, что все вокруг нее знают лучше и вернее, что ей нужно, абсолютно игнорируя при этом ее мнение. В сердце закипала какая-то недобрая обида на всех, и потому, когда Дункан ушел, Наннали тихо шепнула Юмико, чтобы та попросила его вернуться обратно.
Отчего-то Наннали не хотела, чтобы рыцарь узнал о том, что она все слышала.

+4

7

- Я бы не отказалась выпить, - произнесла женщина, когда Дункан вышел.
- К сожалению, не могу сейчас предложить вам бокал. Мне позвать чтобы принесли?
Ингрид в ответ лишь протянула руку к бутылке.
- Как угодно, - в конце концов, перед генералом сидела не кисельная барышня.
- Благодарю, - взяв бутылку коньяка, Ингрид надеялась, что выдержка предков передалась и ей. Пусть ей и не хотелось напиться, но глоток чего-нибудь алкогольного не помешал бы после этих нервов. Отсалютовав африканеру, она испробовала напиток на вкус. - Хороший коньяк, - выдохнув воздух от крепости, женщина достала изящный веер, которым немедленно воспользовалась, - у вас недурной вкус, генерал.
- Скорее недурная винодельня. Сегодня я пью родной капский бренди.
- Крепковат для меня, - призналась Ингрид, после чего вернулась к делу, - вы можете не ждать второго покушения, во всяком случае от этого человека. Он совершил ошибку, но я предлагаю списать это на молодость и... Отсутствие опыта. Вы же были женаты, генерал?
- Да, принц Ренли специально за него просил, - генерал не имел никакого желания после случившегося говорить о своем предыдущем браке. Да и наличие у него детей, о которых британке было известно как-то само по себе подразумевало неуместность вопроса.
- А с вами непросто, - усмехнулась Ингрид, второй раз приложившись к бутылки. - всё ещё недолюбливаете британцев, верно?
- Это мягко говоря,- улыбнулся в ответ генерал
- И эта неприязнь взаимна, но я не вхожу в число тех, кто желает вашей смерти, генерал. Позволю себе сказать больше, вы нужны мне.
- И тут вы тоже не одиноки, минфрау Блэкмэйн. Пары недель, да и пары десятков лет не хватит, чтобы забылось все, что было за последний век.
Ингрид, разумеется, имела в виду заговор, в который была втянута против своей воли. Но что поделать, придётся довести дело до конца. Возложить корону на голову Ренли, или погибнуть у ступеней трона. Но для этого были нужны союзники, могущественные союзники. Не секрет, что Шнайзель не просто так выдал свою сестру за африканерского генерала. Вопрос в том, кому из двух братьев Ганнибал Бота станет союзником, а кому - помехой. И будет ли готов старый африканер рискнуть...
- Между Британией и ЮАР, или между Ганнибалом и кем-то ещё? - женщина прищурилась.
- Между Британией и Южной Африкой, а по своим счетам я сам заплачу.
- В таком случае, мы действительно сможем помочь друг другу, - произнесла Ингрид, - что если Британии, с которой вы воевали, не станет? Что если вы сможете быть частью большего, чем просто империя, ведущая войну по всему миру?
- Хмм...- видимо не один Ренли зондировал почву и не успел рассказать своему рыцарю о разговоре утром. разве что все случившееся, было только разыгранным спектаклем. - Например?
- Его высочество Ренли выоско ценит вас, как союзника, - сказала Ингрид, которой принц успел в двух словах пересказать суть своего разговора с Ботой, - а потому, я хочу чтобы вы понимали, что я здесь не только и не столько для защиты Наннали от вас, - она очаровательно улыбнулась, - если мой принц уверен, что его сестра в безопасности рядом с вами, я не смею обсуждать его решение. Как вы думаете, генерал, зачем я, личный рыцарь его высочества здесь, в Претории?
- Я полагаю за тем, о чем я говорил ним сегодня утром.
- К сожалению, не имела чести слышать вашего разговора, - напомнила Ингрид, - его высочество не счёл необходимым пересказывать его дословно.
- Но что его интересует вы знаете, не так ли?
- Да. Но это не является причиной моего пребывания в Претории, генерал. И если вы хотите услышать это из моих уст... - она вздохнула, - то я здесь для того, чтобы защитить вас от британцев, желающих вашей смерти. Как видите, пока всё идёт хорошо.
- Ну что же. Я не думаю что другие смогут так близко подобраться. Этот юный хайлендер - особый случай.
- Неужели?
- Вы же не считаете меня до такой степени беспечным?
- Ни в коем случае. Но вы всё-таки человек, а людям свойственно совершать ошибки и получать ножи в спину. Вы же не ожидали предательства Штерна? Согласна, выходка юного Кэмпбелла была предсказуема, но... Кто знает.
- Если вы собираетесь прикрыть мою спину, в любом случае, лишней не будете.
- Согласна. И я буду благодарна, если вы окажете мне немного больше доверия, чем готовы позволить по отношению к британке. Я вам не враг. Своё мы уже отвоевали в Алжире.
- А разве кто-то мог представить вооруженных британских солдат в моем доме, пару месяцев назад?
- Едва ли. Но вы не ответили на мой вопрос, генерал. Быть может, ваш стакан опустел?
- Эту проблему решить просто, - Бота принял у ингрид бутылку. - Другой бы на моем месте ответил отрицательно. Но я пожалуй доверюсь своим инстинктам.
- Что же говорят ваши инстинкты?
- Что мне стоит послушать вас дальше.
- И что же вам хотелось бы услышать, генерал?
- Что конкретно вы предлагаете?
- Для начала, мне бы хотелось закончить эту игру в наводящие вопросы, - призналась британка, - я не очень хорошо разбираюсь в придворных интригах, в которые вас втянул его высочество.
- Ну уж нет, при дворе ему придется отдуваться самому. Я же просто хочу понять, что вы собираетесь делать, минфрау Блэкмэйн.
- Присматривать за Наннали, как мне было приказано, - ответила она, - а так же следить за тем, чтобы вас не убили. Когда придёт время, я буду готова сыграть свою роль в планах его высочества. А вы, генерал? Еслим не позволено спросить, что вы собираетесь делать?
- Закончить эту войну
- Для ЮАР она окончена, разве нет?
- Разве? Мы больше не воюем с Британией, только и всего. Война продолжается.
- Его высочество Ренли хочет закончить её. Значит, мы должны помочь ему и вы наконец сможете уйти на покой, если пожелаете.
- Если доживу до этого.
- Мне кажется, этот разговор мне ещё придётся вспомнить, - мрачно заметила Ингрид, настроение которой было испорчено окончательно, - мы ещё пообщаемся в более спокойной обстановке. И я действительно надеюсь, что его высочество Ренли не ошибся, сделав ставку на вас, как на союзника. До тех пор пока это так, я к вашим услугам.
Уже на пороге, она обернулась и произнесла следующие слова:
- Интересно получилось, генерал, меня отправили в ЮАР для того, чтобы защищать её высочество Наннали. И я поверить не могу, что мне придётся оберегать её не от буров, а от глупости собственного рыцаря, - женщина вздохнула, - что-ж, надеюсь, что принцесса никогда не узнает о выходке Дункана. Доброй ночи, генерал Бота.
- Спокойной ночи, Минфрау Блэкмэйн, - генерал посмотрел на зведное небо и вновь потянулся к бутылке.

Эпизод завершен

Отредактировано Ганнибал Бота (2014-10-14 20:42:47)

+1


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 11.10.17. Призраки минувших сражений