По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 07.10.17. Уик-энд в Валахии


07.10.17. Уик-энд в Валахии

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

- У меня приборы на все случаи жизни есть. Так что рекомендую эту ночь так или иначе провести в постели. - Ухмыльнулась двусмысленно румынка, провожая взглядом уходящих по своим комнатам Алекса, Риту и Хорстича. От этих за одну ночь не стоило ждать ничего этакого, Крестовский явно на свою адъютантку в этом смысле не смотрит, причем взаимно, а чтобы оказаться в койке Хорстича (генерал был отнюдь не промах) Бяченовой потребовалось бы куда большее время. В общем, скукотища. А вот эти двое подавали надежду... Ну, вряд ли на совместную оргию в камере пыток (британка так и провоцировала на применение легкой плеточки, ну или хотя бы ласково шлепнуть, а там уж как пойдет... Да и немцы знают толк в этом деле), но хотя бы сами друг друга развлекут. Так что дадим им шанс, да... Марина явно ожила, смотря на парочку откровенно провокационно:

- Значит, третья гостевая... Справа по коридору моя любимая камера пыток, слева мои покои - приглашайте в гости, если станет скучно. - Подмигнула Штерну и Лизе и, подхватив гостей под руки, повела в указанное место. Комната была отмечена печатью средневековой роскоши - оружие на стенах, огонь в камине, медвежья шкура на полу и внушительных размеров ложе, где не то что двое, все четверо устроились бы.

- Устраивайтесь поудобнее, пользуйтесь моментом. Кто знает, де и как мы уснем в следующий раз и кто придет к нам ночью?

+2

22

За окном снова завыли волки. Штерн поморщился. Эти твари совсем обнаглели, так близко подобравшись к мрачному замку Марины Дракулешти. Она что... Человечиной их подкармливает...
- Штабс-адъютант Ривер, ваше замечание было принято к сведению и признано не уместным, - не терпящим возражений тоном произнёс генерал-майор, - абсолютно неуместным.
Войдя в комнату, Конрад огляделся. Это было совершенно не похоже на его скромный кабинет, командир шестой дивизии отказывал себе в роскоши, но не в хорошем виски. Всё на рабочем месте Штерна было практичным, качественным и, чего греха таить, не дешёвым, вот только он никогда не кидал на пол медвежьих шкур и единственным что украшало стену его кабинета была карта Германии. Усмехнувшись, немец опустился в кресло у камина.
- Приглашать вас в вашем собственном доме, полковник, - усмехнулся офицер, - это напоминает мне одну старинную легенду о кровососущих тварях, вампирах. Согласно преданию, они не могут переступить порог человеческого жилища без приглашения...
-Герр генерал, не будьте столь суеверны. - Лиза слегка покачала головой и сняла очки, хотя они ей и не мешали рассмотреть богатое убранство предложенной комнаты. Британка тихонько присвистнула, одобрительно кивнув. - Неплохо. Но возвращаясь к разговору о вампирах... вы серьёзно думаете, что даже водись они здесь и живи в этом замке, они бы стали спрашивать вашего разрешения войти в эту комнату? Это лишь часть логова, разве нет?
- Сегодня им весело, этим серым хищникам. Чуют, что  наши решения принесут им угощение. -  Марина наслаждалась реакцией гостей, она-то хорошо знала местное зверье и умела с ним правильно себя вести, - О да, в этом замке достаточно переступить порог один раз. Вампиров я не встречала, но теней из прошлого здесь хватает. Ох, не советую я тут засыпать в одиночестве.
Штерн был не из пугливых и, тем более, не был настолько суеверным, чтобы вздрагивать от шёрохов в тёмном углу. Он всего лишь хотел проявить своими словами уважение к фольклору и культуре хозяйки этого замка. Что у него и получилось, учитывая довольное выражение лица Марины Дракулешти.
- Скажите мне, полковник... Вы давно знаете Крестовского?
- С детства. Офицерское братство и война свели отцов, а дети просто дружили. - Усмехнулась Марина, - Прятки в замке, беготня по лесам, страшные сказки у костра. Забавно вспоминать, кто из кого вырос. А вы. генерал, как росли?
- Сколько себя помню, восхищался бронетанковыми войсками, - меланхолично улыбнулся Штерн, - а затем, появились найтмеры. Я был одержим идеей доказать, что наши танки и солдаты всё ещё чего-то стоят. Но я прошёл этот путь не один, со мной всегда были друзья... И те, кто поддерживал в трудную минуту. Многие решили пойти со мной до конца, став офицерами шестой дивизии. А моё детство... Я провёл его за книгами, они тогда казались мне интересней, чем люди. С Крестовским я познакомился уже на войне.
Слушая разговоры этих двоих о детстве, Ривер довольно резко перестала улыбаться и потихоньку, стараясь не мешаться, подошла к окну. Её собственное отражение смутно виднелось в стекле, так же, как и отблески камина. И то, что она видела, пугало и отвращало её.
Человек без прошлого, без столь радостных воспоминаний. Убийца. Даже не так - живое оружие. Наверное, даже не человек. Так, призрак, завидующий живым... вот уж кому место в страшных сказках.
- Знаю. Нас тогда судьба развела на годы, встретились совсем другими людьми, теми Крестовским и Дракулешти, которых  знают все. Свой путь, своя цена за все, которую каждый заплатил.  Немаленькая. - Дракулешти не уточняла, но все было понятно. Люди не неизменны, а жизнь не знает жалости. Чудовищами не становятся на пустом месте.
- А вы не из тех, кто считает всех британцев чудовищами, полковник, - усмехнулся Штерн, - признаюсь, меня несколько удивило насколько легко вы приняли тот факт, что моя адъютант британская разведчица.
- Пф. Мы профессионалы, генерал. Надо уметь работать с кем угодно и убить кого угодно. - Усмехнулась Марина,  - Могут быть личные счеты, но она в мой список не входит. Пока что нам всем по пути.
- А ведь эта британка не раз спасала мне жизнь, - заметил немец, бросив задумчивый взгляд в спину Элизабет, - однажды у неё был выбор, умирать от холода русской зимой в метель, или же пристрелить меня, вернуться к Шнайзелю и доложить о ликвидации командира шестой дивизии. Тем не менее, она выбрала смерть.
-Я видела шанс вас вытащить, герр генерал. - ответила Ривер, продолжая смотреть в окно. - К тому же, живым вы ценнее...
- И даже так? - Лукаво улыбнулась Дракулешти, - Не поспоришь, живой мужчина полезее мертвого в большинстве случаев. А совмещать желания и цели - редкое умение, что ни говори.
- Я... Не вполне понимаю о чём вы говорите, полковник, - смутился Штерн, - увы, работа не оставляет мне ни времени ни желания на то, что вы назвааете желаниями.
-Кхм... соблазнение рассматривалось, как один из вариантов, но прибегать к нему не пришлось. Я имела ввиду потенциал герра Штерна, как генерала...- разведчица неловко откашлялась, радуясь тому, что никто не видел некоторого смущения на её лице, которое она себе позволила в этот момент. Что пооделать, вечер в Париже оставил неизгладимое впечатление...
- Зря, очень зря. Потому так и устаете. - Марина откровенно веселилась, - Потенциал у человека во всем... Что генеральский, что иной.
- Признаюсь, мне льстит тот факт, что Шнайзель старался завербовать именно меня. В какой то момент я подумал, а может быть ну её нахрен, эту войну, этот ЕС... Принять предложение его высочества, стать предателем, но покончить со всем этим дерьмом раз и навсегда,- немец невесело улыбнулся, - вот только, вспомнил Крестовского, да челюсть тревожно заныла. Теперь я стараюсь переиграть самого коварного политика в мире...
Ривер издала едва слышный смешок - он опять старался перевести тему с неудобной для него.
- Теперь вспоминайте меня и ныть заранее будет то место, которое лучше не поминать при дамах. Очень мотивирует. - Засмеялась Дракулешти, - Как говорят у нас в Валахии - не руби кол, на котором сидишь. А что до дерьма... уж в Британии-то его не меньше чем здесь. Просто обертка покрасивее.
На задницу Штерна не смел покушаться даже Отто Пфицегентакль, но этой женщине, казалось, не составило бы труда посадить бравого немца на кол в случае его предательства. Это вселяло некую уверенность в том, что он всё-таки не зря передумал спасаться с тонущего корабля и решил довести начатое до конца, вытащим ЕС из задницы в которой он оказался стараниями совета пятидесяти.
- Теперь-то какая разница, - пожал плечами немец, - вот только, как бы я ни старался избежать гражданской войны, кровь всё равно прольётся. Если бы я мог защитить всех... Если бы сил германской армии было достаточно, чтобы объединить то, что останется от ЕС после нашего заговора...
- Всех защитить невозможно, а боги войны берут плату только кровью. Побеждает тот, кто не боится, генерал. А мир... Он привычный, в крови его топили не раз. Викинги правильно все понимали - чтобы перестроить мир, нужно почти что уничтожить его. Рагнарек, вот что сейчас нужно. Людяям и целым странам. Возможно, в новом мире не будет нас. но те. кому мы его оставим - будут.
- Я не собираюсь топить Европу в крови, - холодно ответил Штерн, - иначе чем мы лучше британцев...
Ривер продолжала молчать. Сказанное, может, задевало её где-то глубоко в душе... но ведь эти люди в чём-то были правы... весь мир видел британцев, как кровожадных сволочей, пускающихся на завоеевания исчитающих всех остальных "унтерменшами".
- Самоцелью это делать не следует. Но быть готовым к такому ходу событий надо. - Спокойно сказала Марина, - Вряд ли ваша и наша война закончатся с объединением Европы.
- Я обещал принцу мир и своё слово сдержу, - отрезал Штерн, - но если он нарушит обещание, то жестоко заплатит за каждого убитого германского солдата.
-А что  насчёт меня, генерал? - тихонько спросила разведчица.
- Ты офицер шестой бронетанковой и для меня этого достаточно. Если хочешь, ты можешь остаться Елизаветой Романовой, но независимо от имени, ты останешься частью дивизии призрак.
- Похвальное намерение. И надеюсь, мы справимся. - Кивнула румынка, - Просто помните, что всегда есть "если" и "но". Мне проще. Я слишком многих теряла в так называемые "мирные" времена. Так что я готова ко всему.
- Я удивлён, - прищурился генерал-майор, - что вы с Крестовским... Всего лишь друзья.
- Сама не знаю, почему так вышло. - Похоже, женщина не удивилась вопросу, да и смущена не была,  - Но такие загадки обычно остаются без отгадок.
- Неужели, - теперь уже Штерну удалось перевести разговор в безопасное для его репутации неисправимого трудоголика русло, - если честно, он заслуживает большего, чем одиночество. И женщину, которую не убьют, пока он ничего не может сделать, чтобы помочь..
- Знаю. Но... Смерть, как и любовь, выбирает жертв сама. Ольга могла бы победить в бою принцессу Корнелию, но погибла от шального снаряда какого-то китайца, который может и целился-то не в нее. - Мрачная усмешка, -  Никто не может обещать, что подобное не произойдет. Но есть и иные пути. Мне жаль, что ни одна из его женщин не оставила ему лучшего дара - дитя, в котором он узнавал бы ее и себя. Все что утешает - что еще не поздно. Сашке пока что причиндалы не оторвало,  да и крест он на себе не поставит, не тот человек.
- Это уж точно, - усмехнулся Штерн, - вот только моя челюсть намекает на то, что он никогда не забудет Ольгу Рысеву, так сможет ли он найти утешение с другой...
"Любопытно... сможешь ли ты найти утешение с кем-то, кроме Хильды?" - мелькнуло в голове у разведчицы.
Сколь непозволительная роскошь для разведчика - привязываться к кому-то. Ривер было приятно, что Штерн считал её частью дивизии, а значит, союзником. Вот только пугало её то, что она желала большего, хотя не имела на это права.
-Рано или поздно - вполне возможно. Как заметила госпожа Дракулешти - от одиночества устаёшь лишь сильнее.
- Помнить можно. Меня тоже вряд ли кто из моих мужчин и женщин забыл. - Не без гордости заметила Марина, - Но это не значит невозможности любить снова. Нет, вовсе не значит. Если человеческое осталось - будет и это.
- Я хотел ска... - Штерн осёкся, - что, простите? Вы сказали малок то из мужчин и женщин?
Аристократ и до мозга костей германский офицер, слегка двинутый на таких понятиях как "честь" и "верность" он не мог поверить, что перед ним сидит женщина, которая только что открыто призналась в своём не слишком скромном образе жизни, к тому же, она тоже была офицером... В голове немца это едва ли укладывалось.
Тут уж Ривер с ухмылкой повернулась к генералу.
- Вас так удивляет подобное, герр генерал? Отстаёте от жизни...
- А что, женщина не человек? - Дракулешти готова была расхохотаться, - И не надо мне тут, я про Отто Пфицигентакля кое-что слышала.
- Отто... - теперь уже Штерн угодил в непростую ситуацию, - прошу прощения, но я не отказываю своим солдатам в удовольствиях, которые они хотят и могут получить, каждый из бойцов дивизии призрак, а тем более штурмовики, много раз рисковали жизнью, выполняя мои приказы. Каждый из них готов умереть, если потребуется, не задавая лишних вопросов. Верность вознаграждается, но мои солдаты достойные люди и не позволяют себе превратиться из профессиональных военных в банду головорезов. К тому же, у меня хорошие офицеры.
-Не отказываете своим солдатам, но вот себе - по полной отказываете. Даже во сне.
- Все верно... Вот только самому себе отказывать не стоит.  Все-таки на лидере все держится, а если он не будет о своем морально-физическом состоянии заботится - недолго протянет.
- Я написал в своей книге... - вздохнул генерал-майор, - бронетанковая дивизия должна двигаться быстро. Как призрак. Её командир не имеет права на отдых. Я привык спать в своём кабинете, на заднем сиденье штабного автомобиля и даже в танке если потребуется. Когда война закончится, меня ждёт альпийский замок, где я найду покой... Но не сейчас. Сейчас у меня нет права на отдых.
-Не соглашусь. Сейчас - вы обязаны отдохнуть. И даже не думайте работать сегодня.
- Но "Валькирия"...
-... подождёт. Вы же не завтра собираетесь её проворачивать. - Ривер слегка улыбнулась, подойдя к Штерну и присев рядом с ним на корточки, сжав при этом ноги и аккуртно взяв его за руку. - Пожалуйста, господин Штерн. Вы и так себя загоняете.
- В конце концов, женщина, - поморщился немец, - я командир шестой бронетанковой, и я не должен тебе подчиняться.
- Расслабляться во всех этих местах вам тоже никто не мешает. - Марина заговорщицки подмигнула, - А если я ей, хм... помогу?
-По мне, так это генералу помощь нужна. - адъютант покачала головой. - Если только поможете этого трудоголика уговорить... да, не отрицайте. Вы - трудоголик, Штерн.
Конрад обречённо вздохнул.
- У меня есть предложение, - он поднялся, бросив мрачный взгляд в пламя камина, - вы здесь "отдохнёте" а я пройдусь по замку и подумаю об итальянской высадке и откуда мне перебросить семсот тысяч солдат для генерала Брантини.
-Размечтались, сэр.
- Угу, не выйдет. - Кивнула Дракулешти, - Серьезно, поспите перед дорогой, а то хуже будет в любом случае.
- Что мешает мне отоспаться в самолёте? - не понимал Штерн.
-То, что там нет нормальной постели.
- Именно. Спать и заниматься развратом где ни попадя надо только при невозможности сделать это цивилизованно.
Лиза вопросительно поосмотрела на хозяйку замка.
-Кхм... простите, госпожа Дракулешти, но насчёт разврата... вы серьёзно думаете, что этого удастся уговорить расслабиться?
- Что?! - немец пребывал в шоке, - о каком разврате вы говорите... И тем более, при чём здесь я...
- Альтернатива - изнасилование. - Серьезно заявила румынка, сотворив фэйспалм, - Что за мужчины пошли... Перестали понимать. что нужно им и женщине, когда они вместе.
Можно сказать, что в военной академии, Штерна держала в импровизированом сексуальном рабстве будущая майор Хильда Курцман, так что перспектива "изнасилования" не очень то радовала генерала.
­- Вы не понимаете, - он предпринял последнюю попытку, - что сейчас я не могу думать ни о чём кроме "валькирии" и единственное моё желание довести дело до конца.
-Значит, будете думать о другом. Аппетит приходит во время еды. - разведчица поднялась и тихонько хрустнула шеей.
- Если сдохните от стресса, то толку будет мало. - Дракулешти разозлилась, ибо Крестовский хотя бы спать не забывал, хоть и в одиночестве.
Штерн сдался. Офицерская честь, чувство долга, твердили ему - ты должен сосредоточиться на "валькирии" и ничто больше не важно. Но перед ним стояли две красивые и смертельно опасные женщины, а он всё-таки не был евнухом и в мужеложстве не был замечен. Разведя руки, он обречённо произнёс.
- Если эти обнаглевшие волки заткнутся...
Серьёзная мордашка британки сменилась искренней улыбкой.
-Слава Богу, образумился...
Марина подошла к окну, выглянула наружу и рявкнула командирским голосом что-то по-румынски. Волки, что характерно, замолчали и наступила тишина...
Разведчица немного удивлённо взглянула в сторону окна.
-Надо же... видимо, даже волки признают здесь ваш авторитет.
- Посмотрела бы я, как бы они не признали... - Мариана начала расстегивать свою одежду, и подходя поближе,  - А теперь проверим, насколько силен ваш авторитет, генерал...
Штерн несколько обречённо посмотрел на румынку, вспомнив на секунду о том, что она подруга детства Крестовского. Челюсть неприятно заныла. В прочем, "красноплечий" сйечас наверняка был занят тем, что допивал ракию с генералом Хорстичем, смущая адъюанта Бяченову непристойными шуточками.
- К удовольствиям легко привязаться, стоит едва почувствовать вкус, - заметил немец. В прочем, командир дивизии призрак не отступал никогда. Он разворачивал свои танки и наступал в другом направлении. Что-ж... Уроки майора Курцман он в своё время усвоил.
В то же время, Ривер танком не была. Аккуратно сняв обувь, адъютант совершенно бесшумно подошла к генералу, попутно расстёгивая свой мундир. Мягко, словно неуверенный котёнок, она обняла его за руку, да так, чтобы рука оказалась между её грудей.
-Герр генерал... от этого удовольствия спать легче... и думать потом лучше. Считайте это как... батарейку.
- Хорошая метафора, я запомню. А еще это лучший способ вдоновить мужчину на бой и вознаградить после... - Заметила Дракулешти, покравшись сзади и дыша Штерну в ухо. в то время как ее рука  занялась уже его формой.
Что-ж, избавлять от одежды сразу двух женщин Штерну ещё не приходилось. К тому же, Хильда чаще всего раздевалась сама и руки генерал-майора при этом были связаны. В прочем, немец не ударил в грязь лицом и достаточно ловко расстегнул пряжку ремня британки с выгравированным на ней германским орлом. Второй рукой он покончил с оставшимися пуговицами Дракулешти, от чего её мундир собоазнительно разъехался в стороны.
Треклятый ремень, можно сказать, только и держал юбку на её изящой талии. Тихий "вжжжик" и последовавший за ним шорох упавшей ткани говорили о том, что от нижней части одежды агент избавилась, предоставив к обозрению ажурные чёрные чулки с поясом и кружевное нижнее бельё, так же чёрного цвета. Не прозрачное -кружева были поверх ткани.
Марина и сама избавлялась от одежды. поскольку на ней были брюки. то чулок не было, а черное же нижнее белье выгодно контрастировало с бледной кожей. На романову она смотрела с откровенным интересом, весьма так оценивающе. и. похоже. осталась довольна... Взглянув сначала на генерала, а затем на хозяйку замка, британка хитро ухмыльнулась. Словно змейка, она аккуратно переместилась под руку Конрада, дабы он мог дотянуться до того, что было сокрыто под кружевом и тканью. В то же время, она помогла Марине скинуть мундир, при этом с тихим смешком припав к её шее губами. Румынка довольно улыбнулась - британка по крайней мере понимала, что следует делать... Как и она сама. пристроившись с другой стороны. она закинула голову, позволяя себя целовать и в то же время неумолимо увлекая всю компанию на постель...

ГМ-примечание: Дракулешти предохранялась (таблетки)!

+2

23

Так или иначе, но Дракулешти позже покинула комнату с выражением сытой и довольной кошки, уничтожившей стратегические запасы сметаны. Кого-то такие забавы выматывали, но ее только подбадривали - по сравнению с обычной работой разведчика это было приятнейшим отдыхом. Она проведала свою команду, подремала часок и в итоге оказалась возле комнаты Крестовского ближе к очень раннему утру:

- Сашка, подъем и за мной. Прогуляемся.

Алекс действительно хорошо посидел с Хорстичем и Ритой, которая теперь мирно посапывала в своей комнате, качественно доведя себя алкоголем до полного расслабления. Все-таки Бяченова не была бездушной боевой машиной и  убедить ее отпустить тормоза хоть в каком-то смысле было можно. Сам Крестовский спал вполглаза, несмотря на привычную обстановку - мысли о том, что их ждет, не давали покоя. Так что пробуждение он воспринял без желания выкинуть будившую в окно. Увидев довольную улыбку  Дракулешти, поинтересовался:

- Ты похитила Романову у Штерна? Сочла Хорстича не слишком старым? Не дай бог, испортила Бяченову? Или... - Тут до него дошло и глаза майора полезли на лоб, - Только не говори мне, что...

- В точку. Хороший генерал, крепкий.

Мир Крестовского после этой фразы прежним уже не был. Штерн! Мать его, Штерн! Безукоризненная боевая машина, ни разу (Ни разу!!!) на его памяти не замеченный не то что в неуставных отношениях, а даже в интрижке на стороне... И пал жертвой, судя по всему, аж двух дам.

- Маришка, ты демон. Ты сделала то, что никому не удавалось. - Ошарашенно констатировал он факт.

- В точку. И учти, Риточку я отпускаю только на первый раз. - Ухмыльнулась коварная румынка.

- Смотри у меня, развращенная Бяченова - это хуже Отто будет...

- Ну и хорошо, получишь психологическое оружие. Британцы теперь не только умереть будут бояться, но и в плен к ней попасть.

Слово за слово, а Марина повела Крестовского по коридорам и подземному ходу наружу. Вдохнула свежий воздух:

- Узнаешь?

- Да. Что-то не меняется, верно? - Эти места, например. Снова они шли по знакомой лесной тропе, вот только теперь уже двое, не трое.  Вот только если здесь земля теней прошлого, не идет ли незримо рядом третий? Очень может быть. Молчи и слушай - услышишь шаги и голоса, почувствуешь то, что нельзя увидеть. Они шли молча, слова нужны не были - друзья с детства, эти двое друг друга понимали отлично. Впрочем, пришло время и для разговора. И Крестовский рассказал.

- Вот как... Вторая. - Марина какое-то время молчала, прежде чем ответить, - И на этот раз?

- Не знаю, Марина. Как и тогда - держусь. Но желание повторять путь теперь точно отбило... Хватит.

- Ну и дурак. - Последовал подзатыльник.

- Я могу и сдачи дать. И я не ты, не могу я так...

- Зря. Ты слишком серьезный, Сашка, а серьезное чувство... Это такая награда, которую можно не получить за всю жизнь. Я знаю, я сама так любила и с тех пор ни к кому не испытывала подобного. Но испытывала другое, не стеснялась ни брать, ни дарить. - Улыбнулась Марина, - Ладно. Давить не буду... Просто не забудь эти слова, когда-нибудь дойдут куда надо.

- Это обещаю, Мариш. Память у меня крепкая.

Впереди появился охотничий домик, в окне которого горел свет. Алекс, кажется, догадался, чьим гостем он будет. И улыбнулся, причем отнюдь не мрачно. Да, у Дракулешти было много секретов. И его ждала встреча с отнюдь не страшным. хотя как сказать, результат будет ясен лет через восемь так.

А текущий результат вылетел из дверей и повис на Марине:

- Мама! - Повисела, осмотрелась, засекла, - Ой, дядя Саша!

И повисла уже на Алексе, получив в награду поглаживание по буйной шевелюре цвета воронова крыла, как у матери.

- Ну здравствуй, Драконочка. - Именно так ее он и звал, а не Софией. Девочка любила древнее прозвище предка, но позволяла сделать его ласковым. Секретом Марины Дракулешти была ее дочь от первого и единственного брака. Не  то чтобы о ней не было известно, но эти сведения не афишировались, да и любящей матерью "вампирша" бывала только среди своих. Типа Алекса, который был другом ее покойного мужа, Раду - самого жестокого счета, который Марина  собиралась выставить Совету с его интригами.

А сейчас политика и беды были забыты и получились семейно-дружеские посиделки у камина. Марина больше не собиралась ничего говорить, пока не наступила пора возвращаться в замок и Алекс пообещал Софии, что еще вернется. Когда они отошли. Марина остановилась и посмотрела Крестовскому в глаза:

- Сашка., слушай внимательно. Я вступила с вами в эту реку и знаю, что не все выйдут на другой берег. Мы товарищи, поэтому я с тобой. Но у меня есть своя цена для Штерна, и своя для тебя. Понимаешь?

- София?

- Да, Александр Крестовский. Если я не выберусь - заберешь ее и воспитаешь, как одну из рода Дракона. Передашь ей все, что помнишь обо мне и все, что умеешь сам. - Заметила его желание возразить, - Молчи. Из тебя выйдет нормальный отец, не хуже чем мать из меня. Клянись кровью и жизнью.

Крестовскому даже не пришла в голову мысль возразить что-то.

- Клянусь кровью и жизнь, Марина. Если придет время, я не оставлю Софию одну.

Дракулешти улыбнулась.

- Вот и славно, а теперь пошли к остальным. - зашагала к замку, как будто и не случилось ничего. Алекс только головой покачал. Теперь ведь придется если и не прикрывать эту маньячку, то хоть самому не помирать. Может, этого она и хотела? Дракулешти сложно было понять порой, но она свои цели преследовала жестко и упорно.

***

Пришла пора прощаться. Все собрались в том же зале, где и ужинали. Перед тем как расстаться, Дракулешти подошла к Штерну:

- Спасибо за эту ночь, генерал. Я кое-что хотела сказать вам по делу... - Улыбнулась, - Делайте ставку на Шнайзеля, раз решили, но изучите его окружение. Вы должны вычислить того, кто желает чтобы Шнайзель умер на ступенях трона. Уверена, он или она существуют. Просто знайте о них и помните.

+1

24

Кто бы мог подумать, что неприступный генерал всё же сдастся на милость пары женщин. Честно говоря, этот факт для Элизабет стал приятной неожиданностью. Впрочем, как и то, что через некоторое время госпожа Дракулешти покинула их. Стоит заметить, ушла она довольной и Ривер не могла не почувствовать некоторой гордости... Но вот генерал ещё оставался и, судя по всему, действительно изголодался по плотским утехам...
Тяжело (!) дыша, разведчица, наконец, рухнула на  постель после очередного раунда. От опрятности не осталось и следа: её волосы растрепались из серии "я у мамы вместо швабры". Пот заливал глаза...
"Твою мать, Штерн... откуда столько неистовства?.."
Но выговорить это в слух язык не поворачивался как минимум из-за усталости.
-... ну ты, блин, даёшь... - только и смогла она прошептать, выдыхая почти каждое слово и несколько шокированно то глядя в потолок, то косясь на Конрада.
- Я отдыхал, - отозвался Штерн, с довольной улыбкой растянувшись на мягкой постели рядом с британкой, - теперь, я могу вернуться к работе.
-Jesus Christ... - протянула та в ответ, усилием заставив себя перевернуться на бок. Но все потуги закончились тем, что она перевернулась на живот. - Ты... опять о работе говоришь. Нет чтобы забить хотя бы на денёк. Тебе сон нужен для полного комплекта...
- Ешё будет время на сон, - уклончиво ответил генерал-майор, - сейчас меня беспокоит то, что ты кажется забыла о том, что Крестовский устроил нам "вохен энде" в Валахии не для того, чтобы мы предавались утехам и спали...
-Да. Он устроил это, чтобы ты договорился с Дракулешти. Ты договорился. Почему бы не воспользоваться свободным временем, дабы отвлечься от работы хотя бы на ночь...
Немного переведя дух, Лиза всё же приподнялась на локтях, глядя на генерала.
-Я ведь не пытаюсь саботировать твой план. Лишь делаю то, что нужно, чтобы ты себя не заработал до смерти... я не враг тебе, Конрад...
- Под "договорился"... - усмехнулся немец, - ты имела в виду то, что я не смог устоять перед искушением?
-Если бы действительно не хотел - не искушался бы. - британка кокетливо улыбнулась, подмигнув. - И нет, это не то, что я имела в виду. Впрочем... даже будь оно так, твои... аргументы были крайне весомы, а доводы - убедительны. Господи, ты даже меня умудрился довести до изнеможения...
При воспоминании о нескольких часах разврата, Элизабет, прикусив нижнюю губу, прикрыла на мгновение глаза.
"Три года без мужика своё дело сделали, чёрт побери. He almost fucked my brains out..."
- Что поделать, я всё-таки мужчина, - вздохнул Штерн, - как бы я ни хотел казаться совершенной военной машиной.
Разведчица слегка улыбнулась в ответ на эти слова и вновь посмотрела на Штерна. Он явно выглядел получше уже сейчас: груз ответственности, пусть и временно, но был снят с его плеч. Он был немного... спокойнее, что ли? Жаль, что это состояние так скоро пройдёт и его трудоголизм вновь ударит с полной силой.
Несколько неуверенно, словно боясь развеять это спокойствие, женщина мягко, самыми кончиками пальцев одной из рук коснулась его лба, чтобы убрать выбившуюся из чёрной копны волос прядку  назад.
-Так же, как и я - женщина. Как бы мы ни хотели казаться кем-то непобедимым и так далее, мы всё равно остаёмся людьми... и так и должно быть. Быть человеком - не грех.
- Зато так непросто, - ответил генерал-майор, которому передвигать по карте германские армии казалось проще, чем провести ночь с женщиной, даже которой он был небезразличен.
-C'est la vie, мой генерал. Но скажи честно: разве тебе сейчас было плохо?
- Напротив, - отозвался немец, после чего сделал совершенно неожиданное признание, -  и я был бы непротив повторить...
Признание было воистину неожиданным, что было видно по её взгляду.
-Ммм... только госпожа Дракулешти не всегда будет рядом... сомневаюсь, что получится повторить в точности... - тут разведчица чуть отвела взгляд. - Или... меня хватит?
- Более чем, - успокоил её Штерн, - если майор Курцман не убьёт нас обоих.
Тут Ривер не выдержала и тихо рассмеялась.
-Она может попытаться... но думаю, мы справимся, особенно если не будем об этом распространяться. А так... в любой момент, когдя я буду тебе нужна, я буду рядом.
- Звучит, как сексуальное рабство, - подмигнул ей немец, - коварная британка...
-Судя по твоим аппетитам, в рабство попаду тут я. - британка сдержанно улыбнулась, уняв смех. - Опять таблетки глотать...
- Женщины, - полушёпотом произнёс Штерн, коснувшись ладонью лба.
-Уж простите, герр генерал, я пока не хочу обременяться отроком, даже если он от вас будет. - с этими словами, Ривер мягко прильнула к генералу, положив голову ему на плечо, а руку - на грудь. - Спи уже. До рассвета не так долго осталось.
Усмехнувшись её словам, Штерн обнял британку и провалился в сон.

Когда же все обменивались прощаниями, Ривер вновь выглядела аккуратно и опрятно - как и полагалось адъютанту. Но в её глазах при взгляде на Марину мелькнула благодарность. За то ли, что её могло ждать... или просто за то, что дорогой для Элизабет человек наконец-то смог расслабиться поолностью..?

+1

25

Наверное в первый раз за долгие месяцы, Штерн спал, как убитый. Тревожный сон на заднем сиденье штабного автомобиля в Африке и на Ближнем Востоке не позволял командиру шестой дивизии отдохнуть, да и во Франции он не ведал покоя из-за своих параноидальных мыслей. Вот только, этот замок кроме людей Хорстича и Дракулешти, оберегали и тёмные силы, о которых в Валахии ходило немало легенд. А потому, генерал-майор мог спать спокойно. Наутро, он осторожно, чтобы не потревожить сон Элизабет, выбрался из её объятий и, прикрыв девушку одеялом, позволил себе задержать взгляд. Её волосы рассыпались по подушке, разведчица невинно улыбнулась во сне, почувствовав как тёплое одеяло прикрыло её плечи. Немец вздохнул, в который раз напомнив себе, что сейчас не время поддаваться чувствам и идти на поводу у своих желаний. Быть может, в другие, лучшие времена... Но не сейчас. Конрад умылся, привёл себя в порядок и бросил убитый взгляд на мундир, части которого были хаотично разбросаны по комнате. Нет, он ни в коем случае не предполагал, что всё закончится именно так! Если бы только коварный Крестовский предупредил своего старого друга о том, что Дракулешти способна затащить в постель даже такого как Штерн, он бы взял бы как минимум чистую рубашку... Подумать только - генерал-майор Штерн, воплощение германской педантичности, сойдёт на землю в аэропорте Берлина в грязной рубашке и мятом мундире. Катастрофа.

Прощаясь с Крестовским, генералом Хорстичем и Дракулешти, немец поймал себя на мысли, что почему-то не сомневается в том, что может положиться на этих людей. А значит, Италия будет под контролем заговорщиков и их союзников, это точно. Крепко пожав руку Александру, он хлопул его по плечу и улыбнулся.
- До встречи на поле боя, "красноплечий", - произнёс он, а затем, обменялся рукопожатиями с Хорстичем. Наткнувшись на коварную, но до безумия очаровательную улыбку Марины, немец замешкался на пару мгновений, а затем по-рыцарски поцеловал её руку.
- Увидимся в лучшем мире, или на том свете, - пообещал Конрад Штерн.

Конец Эпизода.

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 07.10.17. Уик-энд в Валахии