По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 22.11.17. Много вопросов - мало ответов


22.11.17. Много вопросов - мало ответов

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 22 ноября 2017 года
2. Время старта: 21.00
3. Время окончания: 23.00
4. Погода: +12, пасмурно
5. Персонажи: Ренли ла Британия, Ричард Хэнгроуф
6. Место действия: Священная Британская Империя, Пендрагон
7. Игровая ситуация: Новоиспеченный министр озабочен не только государственными проблемами, поэтому не тратит времени и наносит неожиданный поздний визит, от которого так просто не откажешься...
8. Текущая очередность: Ренли, Ричард

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+2

2

Это решение было... Импульсивным. Если говорить об осознанных намерениях, то больше всего принцу-премьеру хотелось закончить срочные дела и отключиться к чертовой матери. Военным без выносливости никуда, но политика и высшее общество способны вымотать до предела кого угодно. Не говоря уже о регулярно посещавшей его мысли о том, что зря он в это влез. Вот смехуто будет, если после всех пережитых переделок его прикончит во цвете лет кабинетная работа. Ох не зря на заседание Кабинета Министров нельзя приходить с оружием - так никаких министров бы не хватило... А душить их голыми руками всё же уже слишком. Впрочем, жертв он уже наметил. Однозначно, системой образования в Империи должен заниматься не этот бесполезный упырь, благо есть кандидатура куда лучше, тут и голову ломать не пришлось долго. Да и уговорить вряд ли будет трудно. А ещё  пора разобраться с Вустером наконец. Мало радости пользоваться для этого своим положением, но Лорд-Адмирал не должен быть зашоренным ретроградом. Правда, вот кем заменить... Искушение велико, но должен ли он? Вероятно, придется принять и этот крест - в конце концов, это по крайней мере всегда было его целью, а что не ко времени и не так, как хотелось... Так ведь так постоянно бывает.

Вот только сейчас его вело дело не премьерское, не принцевское, не адмиральское - просто человеческое. Что толку получить власть над многими, если не в силах спасти одного? Это приводило  Ренли в бешенство - что толку от власти, если все равно приходится полагаться на других людей, сидеть и ждать результата, не имея вовсе вариантов самому разобраться? Вот-вот. Именно поэтому он и решил попробовать то, что у Морской Полиции* не принесло особой пользы - поговорить с адмиралом. Ренли не сомневался, что целью был он - иначе не было бы смысла похищать его дочь, а сама Аннет и мухи бы не обидела. И ещё. Враг, ради своей цели убивший главу разведки... Серьёзно? Даже если забыть о том что это было непростой задачей, для подобного риска нужна очень серьезная причина и запредельная отмороженность. Даже среди многочисленных врагов Хэнгроуфа немного найдется тех, кто сочетает в себе это вот всё. Именно поэтому принц надеялся, что у адмирала есть хотя бы догадки, а принц сможет убедить его ими поделиться. Да, отношения у них порядком испорчены... Но к черту. Речь сейчас о жизни Аннет, а не об их амбициях и противоречиях.

Предупреждать заранее о визите принц не стал, просто убедился что Хэнгроуф на месте и, не сказав никому, даже взятым с собой гвардейцам о цели визита, отправился к адмиралу. Думать окружающие могли что угодно - вплоть до того что принц, выпав в осадок от политики, отправился заливать стресс в какое-нибудь укромное место с алкоголем и распутными женщинами. Сам же он, использовав кружной путь, чтобы сбить с толку возможных наблюдателей, оставил машину и к дому, где находился адмирал сейчас, шёл пешком. Черная форма** не слишком его выделяла, военных в Пендрагоне хватало, да и... Психология в помощь. Мало кто ждёт что Премьер-Министр будет вот так гулять один.

...И что просто позвонит в нужную дверь и вежливо попросит доложить о своём приходе.

* Морская Полиция (NCIS) - аналог Военной Полиции, занимающийся преступлениями, связанными с представителями ВМС и Морской пехоты СБИ
** Ренли носит черную форму сил спецназначения ВМФ.

Отредактировано Renly la Britannia (2020-05-04 23:40:27)

+7

3

Адмирал сидел в кресле и его лицо отсвечивало синим от монитора ноутбука. Он перелистывал материалы дела по похищению его дочери в Денвере и убийству его зятя и его троих охранников. Благодаря связям и званию, ему ничего не стоило добыть все дело, аккуратно отсортированное и регулярно обновляемое следователями. Ричард понимал, что этим делом занимаются профессионалы своего дела, но он решил лично проверить и понять, как это вообще могло произойти.

Первая сцена – ворота особняка Аннет в Денвере. Именно здесь похитители остановили свой фургон. По следам протектора, это выяснили в первый же день. Правда, сам фургон нашелся довольно быстро, сожжённым в труху на окраине герцогства. Все идентификационные номера были перебиты и уничтожены, поэтому узнать откуда был этот автомобиль не представлялось возможным. Дальше на фотографиях были следы крови и мозговой жидкости на асфальте, здесь убили двух охранников тем самым обеспечив себе проход через ворота. Судя по выкинутому в кусты зарядному устройству от автомобильного аккумулятора, дело было так. Фургон приехал, из него вышел водитель и под предлогом разряженного аккумулятора отвлек на себя охрану. Пассажиры, вооруженные пистолетами с глушителями тихо и точно выстрелили им в голову, не привлекая внимания, после чего обеспечили себе свободный проход. Охрана нарушила приказ. Вероятно, это случилось из-за того, что пассажиры и водитель не вызывали подозрений. Это подтверждается показаниями свидетелей. Незадолго до похищения фургон видели, говорят в нем сидели монахини. Конечно, никто не рассмотрел их лица и видеонаблюдение ничего не дало. Ну а охранников можно понять, никто бы не ожидал, что монахини могут открыть огонь. Но это была ошибка. Ошибка №1.

Тем не менее в этой сцене была, наверное, самая важная улика, оставленный похитителем. Окурок женской вишневой сигареты. С него был взят ДНК и она не совпадала с ДНК убитых охранников, и он был довольно свежим. Вполне возможно, это не улика и окурок мог быть оставлен прохожим, но… была высокая вероятность, что его оставил один из похитителей. Все-таки с большой долей вероятности курила его женщина, а фургон был полон монахинями.

Следующая фотография: трупы нерадивых охранников, все в грязи и запорошенные листьями. Кроме дырок в головах, они были ничем неинтересны. Баллисты уже определили из чего стреляли нападавшие.

Вторая сцена: порог дома и коридор на первом этаже. Судя по отсутствию трупов и беспорядок, дверь открывала сама Аннет. По шее адмирала прошелся холодок ужаса, представляя, как его беременная дочь открывает дверь нападавшим и что с ней происходит впоследствии. Следующая фотография: охранник, лежавший на спине с пулевыми отверстиями в груди. Пули попали точно в сердце, из-за чего охранник не смог издать ни одного единого звука, или вытащить оружие. Все это в очередной раз подтверждает, что работали профессионалы. Тут заключается ошибка №2.  Почему стук в дверь, а не звонок от ворот или передача по рации от охранника? Почему дверь открывает объект защиты, а не ее защитник? Почему никого это не насторожило? Почему охранник ничего не предпринял заранее, услышав борьбу, посторонний топот, голоса? Неужто Алан, контрразведчик, понабрал в свою команду идиотов и сам оказался им?

Дальше следовали фотографии отпечатков ботинок похитителей. Их небольшой размер подтверждает, что большинство нападавших были женщины, а их грязь говорит о том, что до входа в дом, они обошли особняк и возможно через окна разглядели всю ситуацию. Им повезло, что столкнулись с дураками.

Ну и последняя фотографии и последняя сцена разыгралась в спальне. Брошенная книга, труп зятя, закутанный в окровавленном одеяле с дырками на спине и в голове. Ошибка №3. Он ничего не заподозрил, его оружие не было при нем, и в итоге его в одном нижнем белье убивают, запутанного в одеяле. Позорная и нелепая смерть для начальника отдела контрразведки. Смотря на фотографии, он видел в открытых глазах Алана страх.

И в чем же ошибся сам Ричард? Наверное, в выборе зятя. Даже непонятно, как он оказался на такой большой должности, будучи идиотом. Где же еще мог адмирал ошибиться? Наверное, в том, что не настоял переехать семейной паре в сектор 11, где они были бы в недосягаемости от любой опасности. Но все-таки Ричард немного пожалел свою дочурку и решил, что раз она хочет, пусть будет Денвер. В близости от Пендрагона, это было далеко не самое худшее место. Но все-таки….

Просматривая, уже не в первый раз, адмирал думал о своем прошлом. Кто же это мог быть? Ясно, что будь он простым моряком, никому бы Ричард не сдался. Террористы из сектора 11, решившиеся покуситься на герцога Канто? Слишком далеко для них, к тому же они бы сразу озвучили требования. Все-таки мстить адмиралу было не за что, ибо особо жестоких и плохих вещей, он одиннадцатым не сделал. Противники британцев, кто-то из других террористов, которые решили покуситься на адмирала СБИ? Не самая подходящая цель, при большом количестве других, учитывая, что его дочь в положении, а эти террористы всегда хотели выглядеть перед остальным обществом героями, освободителями против «злой» СБИ. Конечно, Ричард про себя осознавал, с какой частью биографии скорее всего связаны его похитители. Он не хотел верить, надеялся, что не так, но знал, что скорее всего это были они. В первой половине нулевых, адмирал участвовал в зачистках мафии в секторе 7, 3 и 6. Тогда он даже «прославился», и за его голову была обещана награда.  Неужели, события пятнадцатилетней давности дали о себе знать?

Ричард откинулся назад на кресло и уставился в потолок. Какой же сумасшедший год… Любимейшая дочка, забеременевшая от простолюдина, ее побег и покрывательство ее императорской семьей, первый захват в заложники вместе с принцессой Юфемией, наспех сделанная женитьба с Рамси. А теперь его убийство и второе похищение, где его беременная дочь находится в нечеловеческих условиях. А это еще не считая, какой вообще хаос происходит в мире и в стране. За этот год, адмирал набрал седин больше, чем за все года до этого вместе взятые. Вспоминая этот год, до Ричарда внезапно стало доходить осознание того, что он оказался прав. Адмирал вспомнил прием, посвященный памяти погибшего принца Кловиса. А именно ту часть, которую он посчитал беспокоящей, но несущественной, и поэтому вскоре забыв о ней. О голограмме в виде черепа с сомбреро. Все-таки это была тогда мафия. Предупреждавшая о своих дальнейших намерениях.

Пока адмирал думал об этом и загонял свою душу от страха за Аннет в пятки, в дверь внезапно позвонили. Не ожидая гостей, адмирал, вздрогнув от неожиданности, взял трубку телефона. Узнав, что к нему пожаловал гость, да далеко не простой и именно сегодня, Ричард сильно удивился. Конечно сказав, чтобы принца пустили, Ричард убрал ноутбук, поставил чайник и достал бутылку виски с чашками и стопками. Открыв дверь принцу, он пригласил его войти. Предложив чай, кофе или виски, Ричард предложил своему гостю сесть в кресло и наконец задал так интересующий его последние минуты вопрос:

-Чем обязан такому позднему визиту в такой день, ваше высочество… премьер-министр?

Отредактировано Richard Hangrove (2020-05-02 11:41:56)

+8

4

- Адмирал. - Поправил Ренли. Хэнгроуф  не понаслышке знал, что принц, если иное не продиктовано ситуацией, катпредпочитает военное звание всем иным. Причина была простой - именно его Ренли заслужил сам, может быть слишком быстро, но всё же честно. К тому же, кажется, даже правило есть такое - если у кого-то титулов и званий сильно больше двух, то позволительно  в качестве основного использовать что-то одно. Сначала Ренли выбрал кофе, но потом, вспомнив этот сумасшедший день, плеснул туда виски. Ирландцы ребята умные, знают толк в таких штуках... А чтобы отключить мозг, ему сейчас понадобится не меньше бутылки, так что добавка в кофе вообще в счет не шла. Эх, понеслась... У него было более чем достаточно серьезных разговоров, чтобы ещё один не сделал сильно хуже.

Как ни крути, он - чертов премьер-министр грёбаной Священной Британской Империи. Мать её.

- Аннет. - Вряд ли тут можно было сказать больше, оба слишком хорошо знали, что речь идет о жизни человека, - Адмирал, всё было... Непросто.  Но сейчас надо спасать её, любым способом.

Принц честно предложил забыть старые противоречия хотя бы до того момента, когда Аннет вернется. Про "если" он думать себе запретил, потому что тогда лучше вовсе не пытаться с таким настроем.

- Харрингтон копает на совесть, но времени может и не быть. Поэтому... Адмирал, вы же понимаете, что метят в вас, а Рэмси попал под раздачу. И понимаете, кем надо быть, чтобы переступить через главу разведки просто походя. Даже среди наших врагов таких немного наберется.

Он помолчал.

- Я помню инцидент в 11 секторе. И... - Принц сомневался, но все же закинул удочку, - Возможно, он там был не один.

+7

5

Увы, сказывалось сумасшествие последних дней, из-за чего у адмирала вылетело из головы, что Ренли не особо любил титул Ваше Высочество. К тому же, после того пуристского захвата заложников, Ричард старался избегать общения с принцем настолько насколько это было возможно. Он был оскорблен и обижен поступком Ренли, и ему действительно было тогда неприятно его общество.

Сейчас Хэнгроуфу было не до этого.  Злость и обиды ушли в другое русло, была лишь усталость и некоторое… раздражение. Все-таки при всем уважении к заслугам этого парня, у Ричарда возникало некое чувство неприязни к нему. Вот было в нем что-то… что-то такое, как будто лезло во все щели. Есть такая идиома – в каждой бочке затычка. Вот это было про Ренли – только в глобальном смысле. Даже сегодня в день назначения его премьер-министром, он был здесь, в апартаментах адмирала. Вполне возможно, он действительно привязан к Аннет, но… Подвох тут тоже может быть. Учитывая его вопросы и напористость, здесь правда мог скрываться подвох. Дети Чарльза рождаются и живут в таком серпентарии, в грызне интриг и закулисных игр, что сами становятся такими. Ричард был за такой подход в воспитании, и это было один из бесчисленных поводов уважения адмирала к Императору. Такой сильной империи, чей мир и благополучие вызывали зависть у других государств, которые старались всеми силами ей помешать, был нужен сильный и достойный преемник, взращенный в тяжелых условиях. Вполне возможно, Ренли мог бы быть достойным императором, учитывая его заслуги, и был бы угрозой внешним врагам и сильной опорой своим гражданам. Но если ты лично имеешь дело с детьми Императора, тебе нужно держать ухо востро и быть готовым ко всему.

Так как адмирал не испытывал какой-либо злости к принцу, ему было не сложно держать себя, как всегда, нейтрально. Его серые глаза были пустыми, лицо неподвижным, и он внимательно слушал Ренли. Ему очень сильно не хотелось, чтобы принц вмешивался в его дело, на это было очень много причин. Он понимал, что Ренли – это пиявка, и так просто не отстанет. Поэтому он решил честно и открыто ему сказать. Да, слов и мыслей было много, но их груз мог бы надавить на принца, и он бы больше не лез не в свое дело. Правда – сильное оружие. Да не сочти, Ренли, это за наглость и неуважение:

-Я понимаю, о чем вы, и знаю об этом.  – соврал адмирал перед тем, как излить на принца правду – И я еще раз благодарен, вам и вашему отряду быстрого реагирования за ту оперативную работу, что вы тогда провели. И я безмерно благодарен вам, что в такой день вы, несмотря на тот объем дел, что конечно на вас взвалилось с принятием такой важной и ответственной должности, смогли уделить часть своего драгоценного времени мне, старику, попавшего в такую тяжелую ситуацию. Я очень рад и счастлив, что у моей дочери есть такие верные и хорошие друзья в лице вас и Юфемии, которые готовы всегда ей помочь. Я правда искренне благодарен, но… Я вынужден отказаться от вашей помощи.

Увидев в глазах Ренли сразу возникший вопрос, адмирал поспешил на него ответить

-  Не сочтите это за оскорбление или за мою обиду за наши не самые легкие прошлые взаимоотношения, у меня есть причины на это. Прошу, выслушайте меня внимательно и поймите.

Убедившись, что принц не собирается его перебить и внимательно слушает, Хэнгроуф начал говорить ту самую правду

-Первая причина, по которой я отказываюсь от вашей помощи - это мое недоверие к вам. Повторюсь, это не обида и ни что-то другое, я вам просто не доверяю. За много лет моей службы, я усвоил один важный урок, возможно он вам уже знаком. В свои ближайшие союзники, в свою команду, всегда нужно брать самых лояльных и самых доверенных тебе людей. Каким бы человек не был гениальным, одаренным, не имел бы кучу полезных навыков и умений, твое дело не может быть обреченным на успех, если ты ему не доверяешь или не уверен в нем. Я не знаю, что от вас ждать, адмирал. Я не могу доверять вам жизнь своей дочери, особенно после всего, что случилось – Хэнгроуф сделал паузу – Да, в том, что Аннет похитили, основная вина – моя. Это мое прошлое, и я не оберег свою дочь от него. Меня это сокрушает. Но какая-то часть вины лежит и на вас. Да, я понимаю, что вы тогда хотели, как лучше для моей дочери, и вполне закономерно считали меня… домашним тираном. Но, тогда я действительно хотел, как лучше для Аннет, и да, старался прилагать все свои усилия. Думаете этот брак с Рэмси был нужен только для того, чтобы скрыть внебрачного ребенка и избежать позора? Я сам родился и вырос в семье, которую в то время публично порицали. Мы тогда чуть не потеряли титул и земли. Это неприятно, но… это вообще ничего не стоит. Если бы не вы, и не Юфемия, Аннет жила бы в поместье в полном безопасности, как и 20 лет до этого. Но ваша сестра вбила ей в голову идею поселиться в Денвере, на родине этого чертового пацана, и эту идею я так и не смог вытащить из ее головы. И не прошло и полгода, как ее похитили. Да мне пришлось выдать ее за Рэмси. Я действительно думал и хотел верить, что он сможет обеспечить ей ту же безопасность, что и я обеспечивал ей. – адмирал открыл крышку ноутбука, где все еще была фотография мертвого зятя, с испуганными глазами, закутанного в окровавленное одеяло и показал ее Рэнли – Я ошибался. Вы, наверное, думали, что я пытался свести мою дочь с вами, лишь чтобы иметь родство с императорским родом или заплатить за долги, которые я обрел, сводя своих старших дочерей. Первое хоть конечно прибавляло мне чести и было бы приятной для меня вещью, но в случае с Аннет мне было на это безразлично. Ну а второе вообще бред – быть герцогом региона, наполненного под завязку сакурадайтом и не иметь возможность оплатить такие долги? Полная чушь. Просто я считал, что помимо меня на таком же уровне, ее сможет защитить лишь Священная Британская Империя, ее личные представители – Императорская семья, в частности вы – Ренли ла Британния, сын Императора. Да мы знаем, что произошло потом, но не будем об этом.

Сделав небольшую паузу, Ричард выдохнул и продолжил:

-Вторая причина же – я вам не доверяю, но уже не в личном плане, а в профессиональном. Я нисколько не умаляю ваших заслуг, вы один из самых гениальных и одаренных людей на этой планете, в двадцать два вы уже премьер-министр и адмирал, я же получил свое адмиральское звание лишь в пятьдесят восемь, отслужив перед этим сорок лет и побывав во множестве горячих точек.  Вы – самый настоящий гений. Но… у вас нет очень важной вещи… Опыта. Когда я сражался с теми, кто возможно связан с похищением Аннет, вы, не сочтите это за оскорбление, а за факт, пешком под стол ходили. Вы бы знали, какой был тогда разгул преступности в секторе 7 после землетрясения. Я и моя команда занимались чистками на всем материке, столько моих бравых ребят там полегло, вы бы знали. Мне удалось навести порядок в трех секторах, и остаться в живых и без увечий, хоть за мою голову назначалась награда. Да, эти регионы сейчас по-прежнему неспокойны, но уже не так, как было тогда. Сменилось поколение, многие уже считают меня просто легендой, выдуманным персонажем, для страшных сказок маленьким детям. Скорее всего, тот кто это сделал – недобиток с тех времен, который обрел большую силу. Я думаю, мы скоро его найдем. Но, адмирал, вы не застали то время и те операции. Хорошо, что не застали. Вы не понимаете с чем имеете дело. К тому же сейчас, вы стали премьер-министром, от вас зависит жизнь более миллиарда граждан СБИ, на вас обрушится столько дел и ответственности, что вы не будете иметь ни возможности, ни права, распыляться на такие мелочи, как жизнь одной маркизы, пускай вашего друга. Думаете ваша сестра так просто отказалась от этой должности? Я думаю, она хорошо понимала, и вы это хорошо понимаете, и тогда вы должны понимать, что я имею право не доверять такое важное дело для меня вам. Ну а если вы считаете, что, будучи премьер-министром, вы сможете вести его полноценно, то это подтверждает то, что я сказал ранее. У вас не хватает опыта.

Адмирал знал, что говорит уже очень долго и наверняка у Ренли было, что возразить, но он хотел закончить сказанное, надеясь, что принц его поймет.

- Ну а третья причина, я думаю, вы должны исходить из понимания. Я и вы – аристократы. И как аристократ, вы должны понимать, что похищение моей дочери – это личный удар мне и вызов. Вызов, на который я должен ответить и приложить все свои усилия. Отдать все, в том числе и жизнь, но спасти ее. И сделать я должен это сам. Как вы тогда, спасли Юфемию, полагаясь в основном силе и находясь в первых рядах, также я должен спасти Аннет. Это не касается вас напрямую, как меня. Если мне потом понадобится сопутствующая помощь, я обязательно к вам обращусь, но дело вести буду я один. Можете не беспокоиться по поводу Харрингтона.

Адмирал закончил и посмотрел на Ренли. Хэнгроуф ждал, что ответит на это принц. Он лишь верил и надеялся, что тот поймет.

+7

6

Вступительную часть Ренли слушал с чуть заметным раздражением - все эти констатации фактов и благодарности легко давались, но мало стоили в Пендрагоне. Молоть языком тут умел всякий, и постоянно приходилось ловить за словами главное. А главное будет и чего-то хорошего и приятного он и не ждал. И вопрос взглядом может и задал, но удивлен не был. Он ожидал, что старый ублюдок упрется, продолжая гнуть свою линию - как и делал это всегда, считая счастьем для дочери своё личное представлените об этом. Не то чтобы такая упёртость не вызывала у Ренли определенного уважения - о и сам был таким. Вот только... Этот дебил титулованный действительно не понимает что сейчас немного не тот момент?

Неудивительно, что когда зашла речь о доверии, обычное дружелюбное выраждение пропало с лица Ренли начисто, а когда адмирал осмелился обвинить Юфи, теплые зелёные глаза юноши похолодели и сузились. В такие моменты принц напоминал отнюдь не Чарльза и даже не свою мать. Но кого же?  Те, кто провёл на флоте много лет, знали. Они помнили другого человека, кровью от крови которого принц был - куда больше даже, чем сыном Чарльза Британского. Лорд Маунтбеттен, лихой командир и новатор, создатель флотского спецназа, а также весьма жесткий и жестокий человек. А ещё дед Габриэллы и прадед Ренли, да. Те, кто удостаивались такого вот взгляда, как бы высоко они ни стояли, обычно заканчивали либо капитаном буксира на захолустной реке, либо на эшафоте. Не сразу - но практически всегда. Впрочем, Ренли не был ни своим прадедом, ни своим отцом, и хоть эти двое сейчас в какой-то мере стояли у него за спиной, диктуя совет размазать наглеца по стенке ровным слоем, принц сам принимал решения. Верил ли он в мотивы адмирала? И да, и нет. Как он был принцем, так и адмирал был аристократом со всеми вытекающими, то есть играл в те же игры по тем же правилам. Даже если сейчас он говорит ему правду, у этого есть причины и цели.

Если он намеревался принца растрогать, устыдить или там вызвать сочувствие, то ошибся. Ренли не пошёл бы к адмиралу, если бы уже не покончил с самоедством и сожалениями, делавшими его уязвимым для таких монологов. Виноватые в прошлом сейчас были для него пустым звуком, если это не помогало в поисках Аннет. Так что и на фото Рэмси опн посмотрел также равнодушно, как на раздавленную муху. Пустышка, бесполезное ничтожество, да и что спросишь с мертвеца?

- Если вы рассчитывали на эту защиту, то стоило бы больше доверять - мне, Империи, собственной дочери. - Спокойно заметил принц, - Но даже рассчитывая на других, вы делали всё как вы считали нужным.

Может быть, это и не было причиной трагедии... Но частью причины - точно.  Что же до прошлого...

- Я не был там. Но я подчищал за вами, вашими людьми и соратниками, когда пошла вторая волна. Я был с Кимбли, когда он распинал мексиканцев. Я устроел Ибаньесу аутодафе, которого эта мразь заслуживала*. И еще хватало дел, о которых не трепались в новостях, но вы-то следили. - О, принц отлично помнил, как адмирал не без труда скрыл свои эмоции, когда среди лучших гвардейцев принца обнаружил брата и сестру Тенорио. Считал ли он что принц совершил ошибку и пригрел змей? Бесился ли от того, что там, где его все ненавидели, Ренли нашёл действительно верных товарищей? Возможно, и то и другое.  Но напомнить ему, что для принца те места и те люди не какой-то потусторонний мир - стоило. Ренли опустил руку в карман и крутанул на пальце флешку, - Не хотете узнать, что там про вас знают даже без долгих поисков? Возможно, вы могли бы найти нечто полезное. Если бы... Доверяли.

Ренли понимал, что тут ему легкой победы не видать - а потому и не видел причин выкладывать карты на стол. А вот причину поторговаться и дать понять что у него есть информация, стоящая ответной учлуги - да. Возможно, в руках адмирала она принесёт больше пользы, чем у принца - но адмиралу стоит назвать цену. И показать, действительно ли он ценит свою дочь. Да, принцу может быть и претило быть рассчетливым в этом деле - но, в отличие от старого упрямца, но понимал, что есть вещи, которые стоят над гордостью. Как раз благодаря полученным урокам и понимал...

- Адмирал, мне хочется верить что вы осознаёте в полной мере, что речь идет не нашей с вами чести и гордости, которые мало кому принесли добро, а о жизни Аннет. Вам стоило бы как раз наступить на свою чертову гордость и использовать все способы. Включая меня. - Покачал головой Ренли, - Потому что если она погибнет из-за того, что вы кому-то там не доверяли - все  это не будет стоить и ломаного гроша. Поэтому я здесь. В одиночку я и правда сделать всё не смогу. И вы не сможете. Вместе  - шансов уже больше. Я могу прикрыть вас, если Харрингтон решит что вы стали помехой расследованию. Я знаю, как он убирает помехи. И вы знаете.

Не мог не знать. Харрингтон вроде бы и не шел ни с кем на открытый конфликт, но повышенная смертность среди тех, кто стоял у него на пути - как в политическая, так и вполне физическая - была известна. Как и то, что на него работали люди, похожие куда больше на южноамериканских врагов Хэнгроуфа, чем на слуг закона. Ведь если в итоге закон торжествует, промежуьточные стадии можно и забыть.

- Или, допустим, рассказать о первой попытке похитить Аннет, которую  посчитали простым терактом, и разумеется, не сочли нужным индивидуально посвящать вас в детали. У меня может и нет лишнего времени и сил - но есть люди и ресурсы там, где нет у вас. Я дам, мне не жалко. Условие одно - мы спасаем ни чью-то честь, а жизнь Аннет.

Он помолчал и добавил:

- А ещё вы не думали, что вас уже обложили? Если этот выродок достал Рэмси... Каким бы тот ни был неосторожным, жизнь занимающего такой пост принадлежит не ему одному. За ним следили и прикрывали, хотел он этого или нет. И некто смог через это пройти и получить информацию. А  тут вы, от кого он ждёт действий и уже изучил, где вы можете их предпринять. Один раз подставитесь - и получите дочку назад по частям, я этих людей знаю. Здесь может пригодиться тот, с кем вы официально... Не в лучших отношениях. От кого не ждут активности и желания спасти девушку. Вроде меня. Хотите каждый раз думать о том, что первой же ошибкой убьете дочь? Или иметь возможность действовать, не выдавая себя?

Итак, попытка первая - честная сделка. Возможно, адмирал не понимал, что Ренли действительно наплевать на методы и гордость, когда речь идет о близких ему людях... Или не понимал, насколько.

*Ренли взорвал печально известного криминального авторитета и наркобарона Ибаньеса вместе с танкером, в газетах фигурировало как "несчастный случай"

+7

7

Ах, он мерзавец! – громким голосом прозвучало в голове адмирала. Он старался не показать лицом, но та ненависть, которая была направлена на похитителей, резко перелетела на принца. Будучи и так в расшатанном состоянии, Ричард приложил все усилия, чтобы подавить желание вцепиться Ренли в глотку.  Лицо его практически не выдало, но пальцы вжатые в подлокотник кресла побелели от усилия. Ему вообще претило общество принца. Что там до совместного сотрудничества…

Сейчас внутри адмирала билось два чувства: чувство страха и чувство гнева. Он очень боялся за любимую дочь. Ричард правда ее сильно любил, сильно страдал в те дни и сильно боялся ее потерять. И эта часть у него внутри была за, чтобы принять помощь Ренли. Хотя опасения по поводу этого непредсказуемого человека, который сейчас таким способом пытается выбить у него информацию и вклиниться таким образом в помощники были.

С другой стороны, при любых других обстоятельствах, он бы давно выпроводил принца из своих апартаментов, несмотря на последствия. Такой наглости и такого ультиматума он потерпеть не мог. «А ведь этот сучонок хорош. Не просто так решил предложить помощь. Пришел уже подготовленный. Поражаюсь его гению, как за один день, он смог все столько сделать и предугадать» - подумал Ричард.

Чаши весов, на которые был положен этот выбор были практически поровну. Если бы перед ним сейчас сидел кто-то другой, даже без титула и возможностей принца и размахивал этой чертовой флэшкой, он бы без раздумий согласился, его гордость не была такой большой, как кто-то мог подумать. Любил он свою дочь гораздо больше. Но Ренли… Не ошибка будет ли принять его помощь? От него всего можно ждать…

Мозг адмирала работал как суперкомпьютер, раздумывая над всей этой ситуацией за секунды: задумываться и долго молчать нельзя – это признак слабости, принц это сразу поймет. Благо, за годы, проведенные во флоте, принимать решения в ограниченное время, адмирал научился. Чаши весов были и правду поровну. Но практически поровну. Практически

- Об этом я и говорил. О доверии. – не меняя спокойного тона, сказал адмирал, смотря на флэшку – А ведь я даже на какой-то миг поверил, что вы решили из доброты душевной и дружеских побуждений к Аннет прийти ко мне и предложить помощь. Но вы, адмирал, всегда добиваетесь своего. В абсолютно любых делах, даже в таких. – адмирал сделал паузу – У меня есть всего одно условие, но тем не менее немаловажное, а даже наоборот очень. На нем будет строится наше последующее сотрудничество, и от него будет зависеть выживет ли моя любимая дочь.  Условие состоит в том, что любое ваше действие по отношению к спасению Аннет не должно происходить без моего ведома. Никаких дел за моей спиной. Никакой непредсказуемости от вас. Ничего такого. О таком, я всегда смогу обязательно узнать, и если что-то такое будет, наше сотрудничество будет окончено. Не думайте, что я беспомощен, и ничего смогу предпринять. Не надо вдаваться в заблуждения. Если это произойдет, я вас не подпущу к этому делу, поверьте. А после спасения Аннет, я сделаю так, что вы больше не встретитесь. Никогда. Я очень хочу надеется, что этого не произойдет – последнее предложение было сказано более тихим тоном, адмирал наклонился ближе к Ренли.

В этот момент Ричард Хэнгроуф намеренно снял маску спокойствия и холодности, а в его на протяжении всего разговора пустых серых глазах появился огонек. Нет не тот, что бывает при общении с публикой на званых вечерах. Вовсе не тот. Это было то пламя, что сидело внутри адмирала. То пламя, что позволяло ему служить своей империи и сжигать в нем всех ее врагов. То пламя, которое позволило уничтожить флот Японии, во Второй Тихоокеанской. То пламя, что позволило стать адмиралом СБИ. Ричард его всегда держал внутри, под крепким замком холодного безэмоционального лица, и иногда сменял фальшивой маской и огоньком, для обычных людей. Это пламя не видел ни один его адъютант, даже те, что служили с ним в секторах 3, 6, 7. Единственное, кто его видел, это немногочисленные сослуживцы Хэнгроуфа, служившие с ним на Гавайях. С таким пламенем в глазах, он убивал тех жителей и сжигал их в домах. Именно тогда он узнал о смерти его жены. Теперь, через 20 лет, все повторяется, ведь история циклична. Единственное, что отличает от прошлого это один немаловажный факт. Аннет была еще жива. И ее можно было спасти.

Ричард выпрямился, и пламя адмирала сменилось на дружеский огонек, а на его губах появилась улыбка.

- Со своей стороны, могу пообещать, что также буду информировать вас о своих действиях. Полноценное сотрудничество. Мы же с вами уже довольно давно знакомы. Мы с вами из одного рода войск и занимались похожими вещами. Но вот мы никогда с вами не сражались прямо плечом к плечу. Все как-то по отдельности. Наверное, наступил тот момент, когда это настало.

Адмирал откинулся на спинку кресла и ухмыльнулся:

-А вот насчет Харрингтона вы меня даже обидели. Я прекрасно знаю кто он, и на что способен. Каким бы он… человеком не был бы, он прекрасный специалист своего дела. Поэтому я сразу настоял на нем. Да, я знаю о… том, что он творит, но мне он ничего не способен сделать. Буду ли я, по-вашему, настаивать на человеке, который способен мне навредить?

Ухмылка пропала с лица адмирала. Пора приступать к делу:

-Если мы откинем врагов, которые могли бы быть здесь и сконцентрируемся на ребятах с южных районов нашей империи, то все равно тех, кто мог это сделать может быть слишком много.  В нулевые года, мы использовали этакую тактику выжженной земли. Мы уничтожали абсолютно всех, кто был в мафии. Даже с косвенными доказательствами.  Родственников, детей, абсолютно всех, даже тех, кто просто заговорил не с тем человеком. Мы рвали сорняки, с корнями. Пендрагону было тогда все равно, они хотели лишь побыстрее решить проблему этих секторов, что мозолили глаза ей тогда. Этот район всегда был… локальным адом СБИ, который начался еще не вчера, а задолго еще, наверное, до моего рождения. А после землетрясения... Стоит только дивится, как смуглокожие наплевательски относятся к горю своих сородичей. Дикари…  Но как подобается любому сорняку, какой-то обязательно пропустишь, и он снова разрастется. Вы сами подчищали и рвали их потом за мной. Но как видите, один сорняк похитил мою дочь. Видимо хорошо разросся раз такое сделал. – адмирал снова открыл ноутбук и зайдя в почтовой мессенджер показал фотографию Аннет – Вот что они мне прислали вчера. Спецы уже разбираются, но говорят, что дело скорее всего гиблое. Выяснить, откуда это прислали, скорее всего невозможно. Чего-то ждут значит и напоминают, чтобы не расслаблялся… - адмирал вздохнул и посмотрел в глаза Ренли.

- Будь моя воля, этот бы чертов материк последовал примеру сектора 5. Все сорняки невозможно вырвать. Их лишь можно сжечь.

+8

8

Ренли встретил взгляд спокойно. Да, это могло напугать, и он ни секунду не позволил бы себе воспринимать слова адмирала не всерьез. Но он сам был тем, кто в шестнадцать лет шагнул под пули и видел много того, о чем не хотелось говорить. Он знал адмирала - и добавил эту его сторону к его портрету. Принц кивнул:

- Договорились. Помните, у меня были хорошие учителя. Даже слишком. - И одним из них был сам старый адмирал. Если уж начистоту - трудно сказать, кто из всех тех, кто учил принца, сделал его более опасным. Коллективное, мать его, творчество, пусть даже многие из "творцов" друг с другом не сели бы за один стол в лучшем случае. После обмена обещаниями принц тоже позволил себе расслабиться. Невольно мелькнула мысль - а может этому его как раз Кимбли научил? Вполне честно оставаться добродушным "Котенком", и быть одновременно способным на истинно кошачью хладнокровную жестокость, в которую многие бы не поверили, если бы не знали? Нет, многие что-то такое в себе скрывают, но что-то одно для них маска, а второе истинная суть. Куда реже - и то и другое сразу...и в обоих случаях от всей души.

- О том, что он не остался внакладе, когда оставшееся после ухода Шнайзеля наследие делили, знаете? Люди, ресурсы, долги, которые можно взыскать. Впрочем, что-то из этого может быть нам и на пользу. - Ренли буквально недавно оказал графу услугу в одном деле и как следствие, имел удовольствие узнать, кто у старого хитрюги оказался в долгу. Это порядком отбивало желание злить Харрингтона. В числе прочего. А пока он передал флешку адмиралу.

- Возможно, здесь вы прочтете между строк больше моего. Информация, скорее, первичная,  можно и глубже копнуть, но это максимум того, что о вас знают, помнят и какой сейчас расклад в тех краях. Что до попыток похищения... Помните террористическую атаку на Академию Эшфорд? - Ренли поморщился, - Тогда мы  решили что это теракт, но если копать и сопоставить, то похоже что это было прикрытием для попытки захватить Аннетт, посещавшую академитю вместе с Юфемией в тот день. Исполнители были не идейными, а наёмниками и бандитами и по некоторым данным, искали конкретную девушку. Ну да, в Одиннадцатом Секторе  искать неявные причины для атаки теоррористов мало кто стал бы. Теперь я практически уверен что поработал ваш враг, и перешлю вам полные данные. Тогда Аннетт спасло то, что рядом была надежная охрана, а исполнители были далеко не лучшие. Всё же в том секторе у этого выродка нет своих людей. Заставляет задуматься, почему он настойчиво пытался действовать именно там.

Вопросов такого рода вообще было много. И сомнений. Даже приняв мотив мести, трудно было понять, почему мститель выбрал именно эти время, место и способы. Почему сейчас выжидает, не выдвигая требований и не убивая Аннетт. У принца мелькалои мысли... Но  вероятность мала и даже если да, это так себе новости. Он слушал адмирала, понимая, что да, дело гиблое, пусть это и не заставит его отказаться. Слишком много всего - но надо найти одного конкретного. Отличающегося от других.

- Сейчас я поставил задачу своим людям в тех местах пусть ищут, всё что могут. Пока новостей нет. Мы можем только думать и искать другие выходы. Я попробую прощупать генерала Фонтейн. У неё есть свой подход к южанам*. Что до подозреваемых... Их  там слишком много, но лишь один захотел и смог. И почему-то именно сейчас, причем начал атаку на неудобной для него территории, где даже не имел своих людей. С его возможностями он могу бы и других ваших детей достать куда проще. Значит - ненавидит настолько, что ему нужна злейшая месть из возможных. Нет, адмирал, вы ему не бизнес испортили. - Покачал головой Ренли, - Не просто убили товарищей или соратников. Это семья - любимая, дети, родители... И почему-то он сам остался в живых. Возможно, это нить.

Он замолчал, смотря на фотографию и только усилием воли не давая рукам дрожать. Принц слишком хорошо знал, что такое жить в страхе за дорогого ему человека. И это было заметно. В конце концов, в свете последних событий адмиралу было бы нетрудно догадаться, зачем принц когда-то бросил успешную карьеру в Атлантическом Флоте, чтобы перевестись на Тихий океан, куда хотел там попасть и кого искал, прекрасно понимая, что дело тоже "гиблое" - вот только оказалось иначе.

- Адмиирал, я скажу вам один раз... Мои родные и близкие нигде не в безопасности. Никогда. И хуже ли южный материк Пендрагона? Не сказал бы. Я слишком хорошо знаю это чувство. Этот страх. Мне плевать, гиблое дело или нет, я пойду до конца, как и вы. - Он выдохнул, собрался, - К делу. Время, место - это зацепки. Возможно, вы найдете тут логику. Ему почему-то нужно было время прежде чем нанести удар, время на подготовку или нечто иное. Учитывая с каким размахом дейстьвует, мне порой кажется, что он готов воевать не только с вами, но и со всей Британией, терять ему нечего. И... Ладно, это выглядит как полный бред, но я встречал извергов с своими правилами... Я сам не готов в это вреить, но, возможно, даже эта мразь не хочет убивать беременную женщину. Если так, у неё есть шанс - но не так много времени.

*Астрид Фонтейн, генерал, участвовала в действиях против постанцев в южных секторах, действовала жестко и быстро, но без зверств и террора. При этом лучшее подразделение её армии - экспедиционный корпус, набранный из бразильцев, которые верно ей служат.

+5

9

Недоверие и эмоции все еще играли в адмирале, но по мере погружения в само дело, они постепенно затухали. Да, Ренли, много в прошлом подводил его, и Ричард все еще считал его косвенно виновным в том, что Аннет похитили. Он был прав, в Одиннадцатом Секторе, у его врагов длины рук не хватало, чтобы дотянуться до него и до дочери. Когда Хэнгроуф узнал, что Чарльз решил дать ему герцогство Канто и флот в Одиннадцатом секторе в придачу, Ричард был непомерно счастлив такому раскладу дел. Да, это было идеальное место для "выхода на покой", так, чтобы его прошлое потом не беспокоило. Но, черт, именно Ренли стал пособником того, что его дочь в положении сбежала из безопасного гнездышка.

Тем не менее, адмиралу хотелось ему верить. Ему казалось, что намерения Ренли были искренними, и он действительно хотел ему помочь. Ну не потому-что ему был симпатичен адмирал, нет, симпатией между этими двоими и не пахло, а скорее потому что ему действительна была важна Аннет. С последствиями "союза" разберемся потом, это сейчас совершенно не важно. Важно спасти дочь. К тому же другого выхода этого сделать нет, ему действительно нужны в этом деле "союзники". И он уже согласился.

Новость об Эшфорде не слабо удивила адмирала. Он искренне считал, что это дело националистов, сепаратистов и прочих неспокойных в Одиннадцатом секторе. Зеро и тем паче с ним. То, что операция такого масштаба была связана с его дочерью, снова заставила пойти мурашки по коже. Дочь... Куда же ты попала. И  раз это выяснилось, почему ему не доложили?

Пока Ренли говорил о зацепках, в мозгу Ричарда появилась идея. Он ждал, когда принц закончит, после чего резко встал и направился к своему письменному столу, после чего начал выдвигать ящики стола, ища что-то по мере действия, он говорил:

- К слову, если мы решили остановиться на "южной" версии, у меня тоже кое-что есть. Нам с вами сейчас крупно повезло - найдя необходимое, адмирал вытащил это из ящика, закрыл его и вернулся назад, положив это на журнальный столик, после чего снова сел в свое кресло. Этой вещью оказалась немного пыльная стопка книжек с уже пожелтевшими страницами. Ричард поспешил объяснить что это такое.

-Это бортовые журналы моего авианосца с 1999 по 2010, когда я был его капитаном. Оригиналы. Так как большую часть времени, не считая последних годов, авианосец был пришвартован, и особо нигде не участвовал, так как мы по сути вели "наземные" операции, в журнал собственно вносились ежедневные отчеты и описания. Что мы делали, кого мы поймали, как все завершилось, вписывали раненных и... погибших. Журналы вели я и мой адъютант. Собственно, здесь можно найти фамилии тех, кого мы казнили. Далеко не все конечно, ибо иногда у нас не было времени узнавать, как того или иного подонка зовут. Часть ублюдков нагло врала и называла ложные имена. У нас не было времени и возможности выяснять. Но. Особо крупных шишек, до который мы особо долго добирались и готовили настоящие операции, мы знали хорошо, как минимум имена точно. Зная, что тот с кем мы имеем дело весьма могуч, раз способен на такие вещи, у него с большой долей вероятности был к этому задел. Маловероятно, что он обычная шпана, которая так хорошо поднялась за 10-15 лет. Скорее всего у него были стартовые ресурсы, оставшиеся после их высокопоставленных родичей в мафии. А значит в первую очередь нужно пробить оставшихся в живых близких родственников тех, кого мы убили. Я припрягу своих ребят, чтобы они выписали все имеющиеся здесь имена и проверили всех родственников. Я же лично буду заниматься фамилиями особо важных людей в этих списках. В ближайшее время я обращусь к генерал-губернатору сектора семь, а потом и к его коллегам из сектора три и шесть за базами данных. Я прекрасно знаю, какие у них они там дырявые, неполные и желают быть лучше, но это то, что мы имеем на данный момент. Что же, нужно же когда-нибудь воспользоваться связями, которые я так жадно обретал полвека. - адмирал улыбнулся и потом понял, что Ренли - человек из флота, а значит у него сразу возникли вопросы, почему такая важная вещь, как бортовой журнал хранится у него в письменном столе в апартаментах в Пендрагоне, а не на борту авианосца. Что же, придется объяснится

- Когда в 2010, после Тихоокеанской я пошел на повышение, мои подчиненные в последний день службы на авианосце, решили преподнести мне такой подарок. Журналы того периода были заменены полноценными копиями, а оригиналы мне были вручены в знак памяти тех бурных и богатых на события одиннадцати лет, когда я был капитаном этого авианосца. Вы понимаете, что они пошли на прямое нарушение устава, но так как авианосец переходил под мою юрисдикцию и был переведен в состав флота при одиннадцатом секторе, я позволил себе слабость закрыть на это глаза. К тому же, цифровые копии журналов есть в архивах, здесь, и если Харрингтон решил пойти по тому же направлению, он их обязательно найдет. Надеюсь вы также поймете моих бывших подчиненных, и простите им такую слабость. Журналы же здесь оказались по чистой случайности, наверное по Провидению, которое, возможно, нас будет сопутствовать по ходу дела. Мы каждый год, в определенную дату, собираемся нашей командой, чтобы встретиться, вспомнить прошлое и почтить память тех, кто не вернулся с этого материка. Сначала мы собирались в секторе одиннадцать, так как большинство продолжало там работать, но так как постепенно все разбредаются, кто куда, кого-то переводят, кто-то уходит со службы, а кто-то перевелся по семейным обстоятельствам, мы собираемся теперь здесь, в Пендрагоне. Бортовые журналы нам помогают вспомнить и погрузиться в прошлое, поэтому я всегда беру их собой, но в последний раз, я так замотался, было много дел, что я совсем забыл о них и оставил здесь в столе. Обычно журналы никто не читает, и некоторые юные капитаны задаются вопросами о целесообразности их ведения, но как видите, в таких ситуациях, как наша, они словно спасительный круг. - голос адмирала затих, после чего он произнес - Да, нам нужно действовать аккуратно, но у нас мало времени. Я не хочу, чтобы моя дочь рожала в таких условиях, а мой внук или внучка родились бы в таком месте. Нам нельзя терять времени понапрасну.

Отредактировано Richard Hangrove (2020-06-03 14:41:45)

+5

10

Ренли заметно заинтересовался - учитывая, насколько плохо было в этой истории с информацией, любое "кое-что" было натурально на вес золота, а уж кому, как ни адмиралу, знать темные страницы своей биографии. Принц спокойно ждал... Кто ж знал, что это действительно окажутся страницы. В знакомом флотском формлении. Вот уж находка так находка... Одиннадцать лет истории корабля и экипажа, жизни и смерти. Трудно было переоценить подобное, особенно моряку. И мысленно он отметил про себя - старый адмирал всё же не такой сухарь-формалист, которым его Ренли нередко считал. Но какова причина такого нарушения устава? Юноша слушал более чем внимательно, осознавая, что, возможно - он не давал себе обнадеживаться раньше времени - у них есть если не ключ, то путь, по которому можно идтии к разгадке. Подобная информация, если её совместить с данными иных источников, к которым у Премьер-министра есть доступ, просто бесценна.  Неудивительно что он поспешил успокоить опасения адмирала, чуть ли не впервые за разговор улыбнувшись:

- Я не формалист, адмирал, вы же не раз делали мне за это выговоры.  Не мне осуждать ваш экипаж - и вашу заботу о нём. - Вот уж точно, аж обидно - как раз Ренли-то всегда  был на стороне своего экипажа и бойцов, какую бы неведомую фигню они ни творили. И упирался намертво, если надо было их защитить от наказания - всё то же ещё детское "я сам", подкрепленное уверенностью в правоте и ответственностью командира. Отставивать своё мнение он был готов перед кем угодно - не только командирами, но мамой, и даже отцом, если понадобится. Какой бы ни был повод - от серьезного инцидента до святого права принца совать сержанту Уоллер  шоколадку или сэндвич, чтобы с голоду не померла на посту, а её - звать Его Высочество, как и раньше, Котёнком. Для принца его подчинённые были почти семьёй.

-  Чёрт, это находка. Чудо. - Покачал он головой, - Совместим с тем, к чему у меня теперь есть доступ, проверим всё что возможно. Это по меньшей мере здорово сузит поиск, если не больше. За такое награждать надо. - Он задумался, - Информация это хорошо. Но надо подумать о людях. Ваша команда. Все кто на виду и кто из виду пропал, насколько возможно. Проверьете всё что можете, я тоже займусь. Особенно тех кто ушёл, и тем более был списан за что-то. Такие всегда есть.

Он сделал паузу и пояснил мысль:

- Тот, кто метит лично в вас, будет копать также, как мы сейчас. И искать слабые места. Информацию. Обиженных. Уязвимых. И ваш экипаж выглядит как хорошая цель. За всеми не так просто уследить. Особенно теми, кто теперь в метрополии или часто её посещает.

+2

11

Звучало все как план. Конечно, адмирал, не понимал, куда ближе метить в него, если не в его дочь. Тот человек, который хотел сделать ему больно, попал в самую точку. Поэтому вряд ли, он начнет убивать или захватывать кого-то из экипажа, чтобы сделать ему больнее. Только лишь из мести, ведь хоть на Ричарде была основная ответственность, за все операции, которые он проводил на материке, выполнял он в большем количестве случаев не своими руками. На руках его экипажа было не меньше крови латиносов. Заставят предать или подкупят? Это тоже вряд ли, по абсолютно обратным причинам. Латиносы унесли также довольно много жизней их сослуживцев, чтобы хоть кто-то из его экипажа хотя бы позволил себе подумать о работе с ними. У многих до сих пор оставалось предубеждение, этакий национализм, и прочее по отношению к жителям секторов 3, 6 и 7. Ему нередко приходилось останавливать какого-нибудь сорвавшегося матроса, который готов был истребить мирное население. Поэтому вряд-ли. Тем не менее, теракт в Эшфорде... Да, враг был силен, и возможно, найти такого крупного игрока, способного сделать себе такое, будет не так уж сложно. Если только враг не абсолютный гений криминала и смог полностью скрыть себя из мира, в чем адмирал сомневался. Он посмотрел на бортовые журналы, лежащие на столики. В них есть имя того урода, кто похитил его дочь. Нужно только узнать, и тогда он доберется до него. Как, уже вопрос техники и стратегии, главное узнать кто он и где.

-Хорошо, конечно. Каждый будет под контролем. Ну я думаю, мы сможем вскоре достичь успеха, и найти этого подонка. Надеюсь ваши появившиеся сегодня обязанности и заботы, не помешают нашему делу. Ну а насчет прошлого? Я думаю мы это обсудим, уже после того как спасем дочь - адмирал встал и подал руку в знак начинающегося дела

Все-таки Ренли был прав. Адмирал участвовал в его "воспитании" и кое-что ему дал. Ричард, как человек из прошлого поколения, всегда старался все делать добросовестно, даже в таких дальних "забросах удочек", как "воспитании" принца, пришедшего во флот. И он надеялся, что и это послужит ему на руке, и дочь его будет спасена.

+2

12

Ренли, возможно, недолюбливал адмирала и считал его в той или иной степени виновным в произошедшем - такдже как и самого себя. Но не мог не уважать. При всех недостатках старика, но выдержал то, что сломало бы очень многих, и готов был даже сейчас продолжать бой. Как и сам принц. Когда Ренли был в южных секторах, он просто делал свою работу, не испытывая какой-то особой ненависти к тем, с кем сражался. Но теперь? Теперь они его разозлили как следует. Возможно, это  тоже козырь. Рассчитывал ли враг, что ему придётся воевать не только против адмирала, но и против принца? Не факт - иначе, скорее всего, прислал бы и ему фото, или попробовал втянуть в игру ещё как-то. Кто знает. Но всё же, похоже, не думал что Ренли  тоже примет вызов или ему было плевать.

И это он зря. Никакая власть не заставит Ренли забыть о дорогих ему людях.  Что бы там ни говорили чужие примеры и идеи соцдарвинизма, юноша с детства усвоил одно - тот, кто  не способен защитить тех, кто рядом, не справится и с защитой страны и народа. Тот, кто позволил врагу забрать дорогих ему людей, недостоин говорить что будет защищать Империю. Трудный долг... Но это его долг. И  он защитит Аннетт - в первую очередь, как друг. А потом изничтожит того, кто её похитил, его дело, его дом,  его людей, и всё его поганое семя, если остался кто-то. Как воин Империи и сын Императора. И это станет уроком для других.

Можно быть добрым. Но слабым и нерешительным - недопустимо. И если кто-то считает его таким - этот идиот ещё никогда так не ошибался. Потому что - как ни отрицай - где-то в  глубине души Ренли был и остается сыном своего отца. И сейчас куда лучше понимает это.

- Да. Сначала позаботимся о настоящем. - Ренли искренне жмёт руку адмирала, не давая слабины, - Чтобы мой визит, в случае чего, не вызвал вопросов - я просил вас подготовить список людей на флоте, достойных повышения, или напротив, тех, от кого флот лучше избавить. Раз уж пришлось взлететь раньше срока... Не хотелось бы тут сгоряча наделать ошибок, но сбросить балласт нашему флоту необходимо.

Нетрудно было догадаться, о ком речь - все знали, что Ренли и текущий Лорд-Адмирал Вустер не уживутся, ещё с того случая, когда, отстаивая чуть было не похороненный  ретроградом Вустером проект новейшей подлодки (потомками которой теперь радостно вооружался флот), юный принц не постеснялся натравить на злостного консерватора Корнелию и Шнайзеля (это притом что обычно применять семейные связи и свой статус брезговал). Наверняка теперь все ждали что дорвавшийся до власти принц непременно насадит старого недруга на самый большой гарпун, который найдёт. Отчасти они были правы, но с тех пор Ренли повзрослел и не собирался мелочно сводить счёты с человеком, который, хоть и отстал от времени, но за свою жизнь сделал для флота очень много хорошего. Вустеру, конечно, придется уйти - но со всем полагающимся почётом. Однако кроме него хватало и других - как ждущих повышения, так и заслуживших хороший пинок под зад. На этом можно неплохо сыграть - всё же привычная область, и тут Ренли трудно будет обмануть.

- Повоюем вместе, адмирал. За тех, кто нам дорог.

Принц хорошо понимал что не со всеми найдёт общий язык и не всеми будет любим, зачастую наоборот. Но  признав это,  идти дальше стиановится проще.  Главное - не забывать ценить моменты, когда что-то общее всё же находится и люди способны переступить через разногласия и неприязнь ради дела, которое этого стоит.

Жизнь Аннетт стоила этого - однозначно.

Эпизод завершен

Отредактировано Renly la Britannia (2020-06-22 22:57:01)

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 22.11.17. Много вопросов - мало ответов