По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Конкурсы и развлечения » ッ Родила царица в ночь


ッ Родила царица в ночь

Сообщений 21 страница 40 из 45

1

ッ Родила царица в ночь...
https://i.imgur.com/MXesIjX.jpg
Кем мы только не были, что мы только не делали, но оставались людьми. Но кем был бы ваш персонаж, если мир гиасса слить с мирами иными? Остроухие принцессы, нежные зелёноглазыекожие орки-рыцари и бла-бла... Удивительные преображения по вине нового наркотического вещества "Ахаха, Юфи"!
Не, ну должен же быть хоть какой-то логический обоснуй всего этого.

Правила просты. Есть хард и лайт версии, в каждом варианте по три выбора. Другими словами, заявка должна выглядеть как-то так: хард, мир 1, 2 версия персонажа - соответственно, версия, тема и раса, которая выпадет вашему персонажу. Сам он от этого никак не меняется, кроме расы, собственно.

- Всего 6 миров;
- Заявки собираются до 21 июля, общий список будет вывешен тогда же;
- Отпись конкурных работ до 12 августа включительно;
- Участие добровольное, наверное;
- Объем, формат не так уж и важны;
- Как обычно, обновим награды и, вероятно, будет интересная плюшка :3

P.S: Я люблю много фэнтези миров, но за основу возьму 3-6 классических (читай: тех, что знаю и люблю) — воплощенных как в книгах, так и в играх.

+7

21

Принцесса Катастроф

Тени облаков медленно проплывали по полу кабинета, отброшенные сквозь огромное окно. Госпожа Сумераги сидела в своём кресле в молчании, заложив ногу за ногу, сосредоточенно листая документы на опёртом на колено "планшете". Одной рукой — листала и придерживала его же. В пальцах второй отстранённо вертела длинную трубку в традиционном стиле, испускавшую тонкий ароматный дымок.

Запах табака претил госпоже Сумераги. Он заставлял думать о трущобах, полных жадно сосущих дешёвую сигаретку беженцев. О давящихся дымом в кашле стариках, лёгших пеплом на кладбища былой эпохи. Он, в целом, всегда казался её чуткому, благородному носику чем-то... Отвратительным.

Отчёты. Отчёты. Отчёты. Директор главного управления Мейнленда творит какие-то махинации. Определённо. Делает это достаточно хорошо, чтобы не получалось очевидно, но недостаточно, чтобы провести её. Осторожный. Не рисковый. Но всё равно слишком глупый. Умный бы не стал заигрывать с деньгами Принцессы Катастроф.

Если задуматься — странно. Очень странно. Она давно уже полноправная королева, а боязливо данное на сетевых форумах и просочившееся затем в эфиры СМИ, что поменьше и посмелее, прозвище осталось неизменным.

Можно было бы избавиться от него. Показательно выпороть самых шумных языкастых. Но... Зачем? Зачем, право? Шепчутся — значит, боятся. Пусть боятся.

Палец безупречной белизны, с настоящим творением искусства на ногте — Луной на небесах глубокой ночью, с редкими, вытянутыми пурпурными облаками — надавливает на экран в паре мест. Прямо посреди документа сплетается из миллиона крохотных пикселей лицо услужливой цифровой помощницы.

Красиво.

— Аи. Я хочу поговорить с мистером Кулинером послезавтра.

— Я подготовлю его путешествие сюда, госпожа.

— Нет, я хочу побывать в Мейнленде сама. Мы ведь успеем?

— Ах. Конечно. Мостик уже уведомлён.

— Благодарю.

И красивое лицо — плод безупречного дизайна десятков профессионалов — исчезает, распылённое вновь тем же пальцем. Вздох.

Надо же. Они подарили всему миру вечного, круглосуточного компаньона — а самой госпоже Сумераги не хотелось видеть её ни секундой дольше необходимого. Как и кого-либо ещё, впрочем.

С дисплея палец соскальзывает на торец тонкой электронной пластины и отключает её. Веки опускаются, а лёгкие полнит дымом.

Может, хватит на сегодня?

Может, хватит вообще?

Ведь хоть сейчас — на пенсию. Живи в своё удовольствие и не знай горя. Желающих и способных наследников — прорва. Денег — при всей фантазии неясно, как на себя все потратить. Казалось бы, пора остановиться.

Но нет.

Остановиться — значит, поставить крест на всём, что сделала. Стать случайной выходкой истории. Почему есть наследники, но нет наследниц? Да, ты показала пример, госпожа Сумераги. А что изменил твой пример?

Ради чего Япония обратилась пустыней, а народ со славной историей во много тысяч лет оказался на грани исчезновения?

Баланс мира нарушен. Старые устои пали. Государства и политики потеснились, окончательно уступая место рядом с собой Корпорации. "Корпорация" стало нарицательным. Ты доказала. Не учить тебя было ошибкой, и все поняли это, когда одна семилетняя девочка обернула вспять всю авиацию Британии одним грозовым выкриком.

Принцесса Катастроф.

Тебя заметили, за тебя ухватились, тебя протолкнули — а затем ты наступила им на горло, и каждая, каждая, не нашедшая ещё своего места в жестокой вселенной, поминает тебя, глотая слёзы в обнимку с подушкой. Каждая хочет, как ты — куда там Марианне Молнии!

А потом каждой отвечают: "Магия — не для девочек".

Баланс восстановится, стоит тебе исчезнуть, "госпожа". Страх падёт. Падёт — и раздавит тебя, когда останешься наедине с ним. Ты родилась чудовищем, была выращена чудовищем, и останешься чудовищем до конца.

И, может быть, всё-таки найдёшь способ растратить своё бездонное состояние. Не на себя, нет. И даже не на свою компанию.

Только поглядите на эту компанию.

Стоит лишь подойти к окну, мягко выдыхая дым в услужливо распахнувшуюся прямо в стекле форточку.

Япония — под ногами. Всё, что от неё осталось. Tabula rasa, очищенная священным пламенем гроз и ураганов. Мифический гнев ками, ставший реальностью, сделал её... Такой удобной для всего нового.

И теперь острова — до последнего клочка земли единое, цельное технологическое чудо. Новый деловой и развлекательный центр мира. Лас-Вегас, Пендрагон, Берлин, Париж, Петербург и Токио все разом меркнут перед сиянием Метрополиса.

Метрополиса Сумераги, если точнее.

И весь он сейчас — под ногами. И каждый из десятков миллионов мурашек, снующих по нему, нет-нет да и подымет боязливо вверх на величественно парящую в небесах, перетерпевшую не один редизайн и обновление восхитительную машину.

"Аматерасу". Когда-то — "Великая Британия".

Образ жестокой, но справедливой богини равно дарящего жизнь и испепеляющего светила. Светила, что скрывается с небес по одному слову новой негласной повелительницы мира.

Шум вокруг одной из высоток заставляет госпожу Сумераги слегка поморщиться и поднять бровь.

Взрывы. Пожар. Полиция во VTOL'ах. А где виновник?

Чёрные тучи сгущаются стремительным циклоном под очередной выдох дыма.

[icon]https://files.catbox.moe/9d9u5u.png[/icon]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2019-07-25 01:13:15)

+12

22

紅蓮の龍

Драконы - мудрые создания, жившие на Земле с незапамятных времён. Символы долголетия, мощи, знаний и...
- Да. То же мне, мудрые.
Каллен скалит зубки, глядя в зеркало и покрывая лицо косметикой. Стала бы мудрая мазаться краской, чтобы у каких-то там людишек - которые с ней связаны очень и очень опосредовано - в штанах возникали вопросы первостепенной важности? Стал бы символ долголетия натягивать заячьи ушки, чтобы поддерживать "тему" клуба?
Когда-то драконы, может быть, были крутыми и внушающими страх и трепет. Когда-то Япония была их родным краем, где они жили - пускай с людьми на одном месте, но так, что те хорошо знали своё место.

Но потом оказалось, что магов на планете оказалось слишком много, и в какой-то момент, осознав своё численное превосходство, они взяли "мудрых" драконов в оборот, превратив в почти натуральный скот. И хотя какие-то слабаки могли что-то там вякать что они воины и гордятся собой и сосуществуют с человечеством, это всё так - попытки ничтожества представить себя в чуть более лучшем свете.
С тех пор историю писали люди, их гении, трагедии, войны... А драконы, захомутанные как натуральные кони, за этих людей страдали и воевали. Каллен в какой-то мере повезло не родиться изначально подневольной, однако то была лишь временная удача - и теперь она работала на одного из сильнейших магов планеты, развлекая своим телом гостей. Вкус свободы оставался во рту, и манил к себе, охмурял возможностью отхватить сочный кусочек... До поры, девушка исправно гналась за ним, пользуясь тем, что тварь, командующая ей, не была особенно заинтересована в том, чтобы раскрывать кому-то её личность. Это было, безусловно, часовой бомбой, но шанс есть шанс, верно?

Но потом на сцену вышел Он. Лелуш Ламперуж. Юноша непонятного происхождения, который стал появляться на пути Каллен с завидной регулярностью. Вроде бы обычный человечишка-наглец, но... Она просто не могла себя контролировать в его присутствии. Каждая их встреча оканчивалась тем, что она обращалась в свою драконью форму, и начинался хаос, погони и сражения - то есть, внимание в том числе и к ней. В чём была причина подобного её состояния? Надо разбираться, искать какие-то сведения, выяснять личность этого непонятного кадра... Но куда там? Надо выходить в зал, улыбаться и вертеть задницей.


Рабочий день шёл, как обычно. Клиенты клуба "Down the rabbit hole" вовсю развлекались - пили, играли в азартные игры, наслаждались работой лучших кулинаров по эту сторону океана и, конечно же, не отказывали себе в удовольствии поохотиться за местными "кроликами". Каллен, благодаря своей красоте, пользовалась в заведении особенной популярностью - и от того должна была вертеться как белка в колесе, чтобы у всех был шанс поглазеть на неё. А у плативших - ещё и пообщаться, потрогать, и далее по списку.
Щёлк! В чьём-то телефоне остаётся очередной снимок с красноволосой милашкой на руках какого-то богача. Получив от него щедрые чаевые за пазуху, японка одарила его улыбкой и направилась прочь, когда её взгляд выхватил в толпе то, чего ей сейчас и здесь видеть не хотелось совершенно.
- Что он тут забыл?!.. Студентам сюда вообще можно приходить?!
Конечно, это был Лелуш. И стоило ему оказаться даже в относительном отдалении, девушка-дракон тут же ощутила первые признаки неконтролируемых метаморфоз. Мало того - заметив её, он вполне очевидно узнал её, и помахал рукой!
- Чёрт!.. Чёрт, чёрт, чёрт тебя дери!..
Не дожидаясь, пока эффекты Его присутствия перейдут грани разумного, Каллен бросается прочь, уронив поднос. Её глаза, уже обрёвшие нечеловеческий блеск и глубину, отчаяно выискивали путь побега, да где там - из середины этого зала быстро скрыться было нельзя. Разве что проход для персонала в том вон углу, но чтобы туда добраться, надо было преодолеть самую густую кучу посетителей - и хотя в гаме светской жизни один разбитый поднос едва ли привлекал внимание, бегущая со всех ног девочка-кролик - совсем другое дело! Особенно когда её грудь резко прибавила в весе и стала едва держаться в костюме. Почему именно она становится больше, если на драконьей своей форме у девушки нет ничего подобного вовсе, Каллен не знала. Оставалось лишь смириться - и стараться не обращать внимание на рисковые прыжки, совершаемые этими бидонами.
Где-то сзади раздался голос Лелуша, зовущий дунувшую прочь милашку - чёрт бы его побрал, неужели нельзя догадаться что у неё есть дела?! Чудом не сшибив никого на бегу, Каллен уже оказывается на финишной прямой, когда прямо перед ней вырастает один из местных патронов - негр-амбал размеров небывалых, с широкой улыбкой наблюдающий за убивающим самообладание танцем, совершаемым грудью японки.
- Постойте, куда же вы? Разве у вас нет, кого бы развлекать?
- И-извините, я сейчас очень... Очень занята! М-мне нужно в гримёрку, да!..
- Почему же? Мне кажется, вы очень милы, леди кролик. Не хотите ли... - чтобы подсказать правильный ответ, он цапает замешкавшуюся милашку за руку и подтягивает к себе, - составить мне компанию?
- Н-нет не хочу, пустите!..
- Постой!.. - раздалось где-то сзади.
Вся тренировка Каллен шла по одному адресу, заставив её задрожать. Телу становилось жарко, где-то под костюмом кожа уже отвердела и обратилась в чешуйки - ещё немного, и она тут всё к чёрту разнесёт своей трансформацией! А амбал всё никак не мог оторваться от её груди!..
- Да чтоб тебя!... На, получай! - повинуясь колотящемуся и раскалённому сердцу, Каллен сделала первое, что ей пришло в голову.
В зале повисла тишина. У амбала отвисла челюсть, а глаза стали как два блюдца. Одна из официанток, наливавшая в стакан клиента виски, так и забыла поднять бутылку - а тот и не заметил, как всё полилось ему на рубашку и штаны. Попугай Пьер, который в этот момент развлекал посетителей тем, что картаво рассказывал выученный анекдот, задрал свой хохолок и захлопал крыльями.

Вообще, она хотела лишь вызволить свои, извините, арбузы на волю, чтобы выиграть пару секунд шока и дать дёру к выходу. Однако, не расчитав резко возросшую силушку, Каллен сорвала... Ну, всё. И осталась в кроличьих ушках, чулках (которые, врезаясь в избыток плоти на бёдрах, тоже трещали по швам) и туфлях.
По коже пробежала прохладца. Что бы там у неё уже не было от дракона, этого было совсем недостаточно, чтобы толком чего-то скрыть. Осознание, что на неё сейчас смотрит хотя бы человек сто, заставило бедняжку замереть на месте, пялясь в ответ ошалелым взглядом. А тут ещё кто-то схватил её за запястье сзади, заставляя обернуться.
Завидев Лелуша, стоявшего прямо рядом с ней (и так же полностью теперь нокаутированного открывшемся ему зрелищем необъятных масштабов), Каллен лишь тихо пискнула... Что случилось дальше, она помнила довольно плохо. Вырвалась наружу, как только могла, разнеся всё что было на пути... Летела прочь, куда глаза глядели... Одно лишь чётко висело в памяти - чёрный грозовой фронт на пол неба, шедший с востока и заставивший её почти камнем кинуться прочь, в гетто. Не рассчитав толком траекторию и прочность ветхих зданий, она пробила своей тушей какую-то четырёхэтажную домушку и оказалась в пролегающем под ней метро, вырубившись от нервов, истощения, и крепко приложившей её по затылку бетонной глыбой...

Репортаж о происшествии вели прямо с места действия, так что за спиной репортёрши было видно подъезжающие машины и снующих туда-сюда пожарных, полицейских и медиков.
- На данный момент, небоскрёб "Ямато" был полностью эвакуирован благодаря добросовестным действиям внутренней охраны. Возгорание на 34-м этаже, где случился инцидент, пока не был потушен, однако пожарные справляются со сдерживанием огня. По предварительным оценкам, пострадавшими от внезаного появления дракона стали 24 человека, из них 6 - в тяжелом, но стабильном состоянии.
Меняется план камеры - теперь зрители видят сидящего асфальте, с забинтованной головой и шиной на левой руке, темнокожего толстосума, который - видимо от контузии - смотрел куда-то в пустоту и жмякал воздух руками.
- Полиция начала расследование инцидента. К сожалению, информация о происшествии довольна скудна - по словам очевидцев, всё случилось так быстро, что никто не смог даже понять, кто именно обратился в дракона.
Теперь на экране - ещё одна девочка-кролик, в синем костюмчике, золотистыми волосами и красными ушками (точнее, ободком от них. Сами ухи-лопоухи куда-то делись). Она взволнована и активно жестикулирует, отчего её грудь, стиснутая пострадавшим костюмом, тоже норовит вот-вот выскочить.
- Я-я просто несла клиенту... Мороженое. А-а тут дракон!.. Как заревёт, как рванётся, люди в рассыпную, кого-то отбросило, кого-то уронило!.. А потом грохот, и эта тварь прямо сквозь стены, одну за другой!.. Я уже решила что сейчас всё обвалится!.. А-а потом в баре начался пожар... Хорошо наша охрана учёная, они нас спасли!..
Далее эфир возвращается к репортёрше, лишь на пару секунд показывая архивное фото Юфемии, посещающей какой-то музей, и логотип компании-обладателя клуба.
- Генерал-губернатор Юфемия ли Британия уже выразила озабоченность произошедшим и потребовала у военных частей, расположенных в секторе 11, провести проверку по факту незаконного содержания дракона, неподконтрольного британским магам. На данный момент нет никаких коментариев от концерна Sumeragi - обладателей клуба, в котором всё и случилось. "Глас Императора" продолжит сле-
Дальше слушать новости не имело смысла, и Лелуш выключил телефон. Когда Каллен обернулась драконом, он сразу же заскочил ей на загривок - самое безопасное в тот момент место. И хотя в момент падения в подземку юноша подумал, что план был не таким уж и хорошим как ему казалось, отделался он лишь отшибленным насквозь телом и ссадинами. Впрочем, оно того стоило - надо было лишь глянуть на трофей, лежащий под завалом и медленно приходящий в себя.
Он, признаться, не был до конца уверен, что именно побудило японку на такой отчаяный шаг, как превращение в публичном месте, но с другой стороны - теперь он точно знал что она дракон! Оставалось дело за малым.
- Грррррххх... - медленно дрыгаясь и выёрзываясь из-под обломков, Каллен наконец очухалась, медленно открывая помутневшие, но всё же прекрасные глаза. Муть там оставалась недолго - стоило ей лишь увидеть, что Лелуш самым нахальным образом пялится в её зеркала души, как она стала вырываться раз в десять яростнее - и распахнула пасть, готовясь отхватить наглецу руку, голову, или всё сразу. Но увы - всё кончается, не успев начаться.
- Каллен.
Одно лишь слово - одновременно такое близкое ей, и такое ненавистное. Не будь его, она была бы свободна делать то, что хочется ей, а не окружающим! В первый момент, ярость обуревает её так, что, сдирая чешую тут и там, она кидается к Лелушу, чтобы растерзать его - и тормозит как вкопанная, когда он отдаёт краткую команду.
Вот и всё. Была одна петля на шее - а теперь их две. Чёртовы маги. Почему её пра-пра-прародители не выжгли этот поганый людской род, пока могли?..
- Отлично. Я полагаю, ты понимаешь, что я хочу от тебя?
- ... - в ответ японка лишь бешено мотает хвостом, подметая за собой пол до стерильной чистоты.
- Тебе не надо так на меня сердится, Каллен. Сотрудничество со мной, в конечном итоге, будет на руку драконам в том числе. На лапу, извиняюсь.
- Ну да. Конечно. Почему-то я уверена, каждый британский дракон, которого я загрызла, слышал то же самое. - но злиться и вредничать нет никакого резона. Что сделано, то сделано. Остаётся лишь надеяться, что этот наглец Лелуш отправится в могилу поскорее, и унесёт секрет её имени за собой.
- Я в твоей власти, маг. Меня волнуют лишь твои приказы. Остальное можешь оставить себе.
- Я бы предпочёл больше энтузиазма... Но и так пойдёт.
http://heroes.thelazy.net/wiki/images/4/4c/Red_Dragon_%28adventure_map%29.gif

+11

23

Ангстище чешуйчатое

Мне назначены судьбой
Боль и бой.

Пулеметная очередь, стрекочущая на соседней улице, затихла, словно захлебнувшись. Урсула улыбнулась во всю свою зубастую пасть, проведя длинным языком по выступающим острым клыкам и нервно качнула мощным хвостом. Красные глаза, скрытые за затемненным визором, удовлетворенно сверкнули. Тягучая, густая кровь, медленно текущая по ее жилам, сейчас толкалась в виски барабанным боем, жарко отдаваясь куда-то в район центра грудной клетки.

Когда-то такие как она создавали прекрасные и удивительные вещи, были венцом творения, просто были...
Теперь же, последняя дочь своего народа, просто не понимающая, что ей дальше делать, упрямо прет вперед, к своей собственной смерти. У нее осталась только война, потому что там, где есть мир и люди не боятся выходить из дома, не получив случайный рикошет, что размажет их тупые мозги по ближайшей стене, там, где дети спокойно засыпают, не потревоженные воем сирен и выстрелами, там, к сожалению, нет места для нее.
Красные глаза в половину лица, острые когти - пусть даже она может взять своей лапой маленького нежного звереныша, и не поранить его, но кому это интересно? - хвост, одним ударом которого можно перешибить чей-то хребет, все это так мало похоже на набор приличного существа, не несущего для остальных угрозы, что заказы для ведьмаков ее конторе приходится выкупать едва ли не каждые полгода. Существенно бьет по карману, но на что ей тратить деньги?

Урсула проводит когтем по цевью винтовки, специально модифицированной для того, чтобы она могла держать ее и стрелять без проблем со своими, - как другим кажется неуклюжими, но как же они ошибаются, - лапами, оставляя на темном, «под дерево», пластике тонкую неглубокую царапину. Не самое лучшее время для мыслей, последняя. Люди, что шныряют по улицам этого несчастного, мертвого, наполовину разрушенного города, тоже другие. У них темная кожа и странный, лающий язык. Но даже их ненавидят не так сильно. Не так напоказ. Женщина  подтягивает под себя одну из нижних конечностей, - из-за когтей не подобрать никаких сапог, а те, что шьются на заказ, все равно быстро приходят в полнейшую негодность, но ей это не особо мешает, шкура прочная, и ее не пробить никаким осколком, разве что другие смущаются, ну так какая в общем-то, разница? Как будто их не смущают огромные глаза, цвета пробитой артерии, с вертикальной щелью зрачка, или ее пасть с ядовитыми, - все так думают, и никто не рискует проверять, - клыками. Упирается острыми костями локтей в нагретый африканским солнцем бетон, вглядываясь в прицел. Просто выжидает - она умеет ждать, замирая неподвижно, как страшное изваяние. Как те памятники, - единственное, что осталось от ее народа. Замирает и ждет, когда очередная жертва покажется на виду.
Ей привычно работать одной.
Ей просто привычно уже быть одной.

* * *

- Эй, Кракен, глянь, - перед ее мордой, на стол, опускается планшет.
Любимое прозвище от любимых сослуживцев, что может быть прекраснее утром перед очередным выходом на огневую точку в захваченный сепаратистами город?
Урсула вглядывается в темные буквы на экране, и застывает, перечитывая снова и снова, просто не веря в то, что там написано. Конечно, портал развлекательный, но все-таки.
«Чешуйчатые уроды» на смазанной фотографии смотрят ей в душу огромными, в половину морды, глазами, цвета заката над степью.
Она же знает, что надежда - это самое глупой чувство.
Она же все понимает.
Она все равно подхватывает планшет чешуйчатой лапой и идет прочь, не обращай внимания на окрики за спиной.
Этого не может быть, просто потому, что этого не может быть.
Это есть.

* * *

- Ты понимаешь, что мы не можем сейчас тебя отпустить?
На лице командира выражение крайнего неудовольствия. Люди. Теплые и мягкие. По их лицам так легко читать любые эмоции. И их так легко вскрывать когтями, от горла до паха.
Урсула наклоняется над столом, демонстрируя полную зубов пасть и ничем не скрытые глаза. Пугающие. Пустые и замершие. Змеиные.
- Ты же понимаешь, насколько мне похуй на разрешение, - скрежещет она, с трудом выталкивая слова на человеческом языке через свою деформированную пасть.
- У нас военное положение! Это дезертирство!
- Срать. Я закрываю контракт. До срока.
- Тебе не хватит денег покрыть неустойку, - выплевывает командир ей в морду.
В ответ Урсула только широко улыбается.
Теперь, когда у нее есть хотя бы какая-то надежда, ей наплевать на все в этом мире.
Может быть она не одна. Может быть она жива не напрасно.
Может быть все это ложь, и тогда ей останется только умереть там, в бескрайних степях чужого материка.
Почему-то Урсуле все равно. Она и так давно мертва. Живой реликт погибшего народа.

* * *

Воздух сухой и пахнет жженой травой. Чудовище замирает, втягивая его щелями ноздрей. Еще немного. Еще совсем немного.
Я иду, братья мои.

Отредактировано Урсула Димитриди (2019-07-25 22:23:46)

+8

24

Кросс и его дендрогенеалогия

[indent] Это даже не было войной.

[indent] Это было избиением при помощи оружия, против которого они были беззащитны. Не удержать фронт, когда один залп сметает дивизии. Нет смысла защищать позиции, если враг выжигает столицу у тебя за спиной. Нет толку от меткой стрельбы, если просто не пробить броню.

[indent] Игра в одни ворота без шансов не то что на победу – даже на подобие сопротивления. Просто беги, пока жив, и надейся, что успеешь. Что выживешь где-то там, вне поля боя.  Где-то там… Куда тянет и тянет с того проклятого моменты, когда Крестовский стоял на коленях в снегу среди обожженных обломков машин, смешавшихся с пплом тех, кто ими управлял. Он и ещё несколько – случайные выжившие, жестокая шутка случайности. И парящие над степью пирамиды китайцев, оснащенные британскими орудиями, испускающими мертвенно-зеленые лучи, несущие смерть всему, чего они коснулись.

[indent] И в тот миг он ненавидит врага со всей силой, на которую способен. Есть ли пределы силе духа, особенно когда только  там и осталось что-то для сопротивления.

[indent] …миллионы корней под промерзлой землей, тянущиеся до последних земель…
[indent] …миллионы трепещущих на ветру листьев, слышащих все…
[indent] …древняя сила у них под ногами и вокруг них…

[indent] …И древние слова, которые отзовутся ужасом. Но ведь ужас уже здесь? Ужас выжженной земли, где убита жизнь и надежда.

[indent] Крестовский сам не понимает, что он произносит,  этот язык даже болезнен для его горла, но просто знает смысл слов.

[indent] «Проклятье на вас. Смерть на вас, у которой не будет посмертия. Станьте теми, кто отомстит за вами же погубленных. И пусть первый из вас станет первым из мертвых, что не могут умереть.»

[indent] В тот момент он чувствует ответ. Но забывает его, когда обрушивается беспамятство, а потом продолжается отступление.  Какое уже тогда всем дело до странных слухов с земель, которые они давно оставили позади?

[indent] Никакого.

[indent] Но что-то с его зрением, слухом, прочими чувствами. Как будто то острее, то слабее становятся, особенно когда он… В лесу. В лесу, ставшем укрытием для тех, кто не хочет ни умирать, ни подчиняться.  Их мало, это всего лишь отрывочные группы, спасающиеся от охотников за последними недобитыми, ведь не должно остаться тех, кто не склонился. Приходится уходить все дальше и дальше, и вот он остается один, незаметно уйдя куда дальше чем ему казалось – но с ним не случается ничего, как будто он всегда жил в лесу. Это выживание – но инстинкты словно  стали сильнее, помогая находить пищу и путь. Только вот – куда? На земле уже не осталось места для свободных.  Но что-то в нем довольно тем, что он здесь. Что-то чувствует себя на своем месте. И кажется, с каждым днем это все сильнее.

[indent] Алекс как будто просыпается, когда склоняется над поверхностью пруда, чтобы умыться – и видит свое лицо. Своё ли? Кожа потемнела, это не загар. Кажется, на ней проступают пятна… Он протирает глаза, но видение не уходит. А ведь ему говорили… Крестовского пробирает дрожь и он смотрит на себя иначе. Он весь… Изменился. Стал худощавее, жилистее – и это вряд ли можно списать на скитания по лесу, это нечто иное. Ногти на руках загрубели и потемнели, больше напоминая когти. Волосы спутаны. А глаза… Нет, все же ему показалось, что зрачок меняет форму. Но они уже не голубые как прежде, цвет какой-то непонятный, словно глаза меняют его постепенно. Ужас пробирает до костей. Безумие? Хорошо бы… Потому что реальность больше напоминает кошмары из книг. Страшные сказки, пришедшие откуда-то от дедов и прадедов, только  в семье и сохранившиеся, он никогда потом не находил их в книгах. Сказки о временах, когда в лесах жил другой народ.

[indent] Он смотрит на лежащее рядом самодельное копье. Если бы он делал его как привык, наверное сделал бы острие из ножа. Но вместо него – клинок из темного камня, похожего на стекло. Где он его нашел? Как смог обтесать и закрепить? Память пуста. В потрепанную куртку вплетены ветки и листья. И когда ты, Крестовский, изучил науку снайперов по камуфляжу?

[indent] Как будто этого мало, он чувствует спиной взгляд и еле удерживается, чтобы не заорать. Медленно, до боли в пальцах стиснув копьё, оборачивается.

[indent] На него смотрит Дерево. Именно так. Гигант, какого ни в одном учебнике по ботанике нет, кора белая, а листья похожи немного на кленовые – но красны как кровь, и это посреди весны.  И на стволе – лицо. Вырезанное или выросшее? Глубоко прорезанные глаза как будто плачут кроваво-красным соком. И смотрят на него. Внутрь него.  Или сквозь него? Алекса бьет дрожь. Он понимает, что зашел туда, куда никто не решился пойти за ним, сам того не подозревая, зашел в лес, какого в России просто не должно было быть.  Он замечает и другие такие же деревья – и каждое смотрит… Смотрит. Вот-вот из горла вырвется крик древнего, первобытного ужаса.

[indent] -Не бойся.

[indent] Певучий голос, от звуков которого странным образом утихают страх и паника. Голос откуда-то сверху, с ветвей окровавленного дерева. Поднять глаза. Девочка. Выглядит как ребенок, но кто теперь скажет, что правда? Она – то, что он видел в своем отражении – но достигшее расцвета. Темная, с пятнами кожа. Огромные глаза с вертикальными зрачками, нереального золотисто-зеленого цвета. Большие уши. Пальцев на руках меньше и они заканчиваются когтями.  Люди из леса, изгнанные туда другими, обычными людьми . И он знает, что за его спиной  стоят другие, держа оружие из темного камня-стекла. Все, конец?

[indent] -Ты вернулся.

[indent] Вернулся? Но он никогда не был здесь. Никогда? Что-то внутри него – было. Алекс затравленно оглядывается, смотрит в странные, нечеловеческие лица – так напоминающие его отражение в воде. Ужас сковывает его снова. Правда стучится в двери, запертые много поколений назад, чтобы выжить.

[indent] -Ты дома. Дитя леса вернулось к корню.

[indent] Этого он не выдерживает и снова приходит тьма. Тьма милосердна, но ему ещё придется открыть глаза и увидеть истину.

[indent] Он открывает их во тьме пещеры, куда проросли корни чардрев – так они зовутся, он это просто знает.  Знание как будто прорастает внутри него, в темно-зеленом мареве снов, увиденных под землей.

[indent] Дети Леса… Древнее людей, живущие вместе с природой – и почти уничтоженные теми, кто пришел после. Не знавшие металла – только дерево и камень, только то, что давал им лес. Проигравшие войну железу. Спрятавшиеся, запутав следы, во тьме лесов.  Поклонявшиеся Чардревам и вырезающие для них лица и глаза, чтобы смотреть за миром.

[indent] -Кто… Я? – Он боится смотреть на свои руки, не говоря уже об отражениях. Он знает, что увидит.

[indent] -Потерянное дитя. Многие спрятались, приняли облик людей. Почти ими стали. – Отвечает Ива, девочка, что привела его. Впрочем, можно ли её так звать? Она ростом с ребенка, но старше его не на годы – на века.

[indent] -Почему я пришел?

[indent] -Ты вернулся, когда потерял цепи мира людей. Твой мир… Мы чувствуем, как он пылает, даже здесь, но не видим, потому что чардрев там почти не осталось и нельзя смотреть их глазами. Что случилось?

[indent] Он рассказывает. Собираются другие, все такие же дети и не дети одновременно. Они слушают – и он разделяет их  чувства. Несмотря на причиненное людьми зло, Дети Леса слушают о погруженном в огонь войны мире с жалостью – они знают, какова боль выжженной земли и боятся, что огонь придет и сюда.

[indent] Правильно боятся. И понимают, что скоро  вернутся и другие потерянные дети, в страхе  тянущиеся к корням, породившим их когда-то. Пробудятся. И в тот момент, когда их станет больше, их могут снова заметить. Снова сжигать и рубить деревья. Они дрожат. Они забыли то, что он помнит слишком хорошо.

[indent] Он их научит. Это не просто желание мести… Это какое-то чувство, что что-то должно быть сделано, иначе конец.  Там, где они боятся, он смутно чувствует иную силу, которая сможет дать отпор – если ее направит тот, кто знает. И скоро он будет не один. Он позовет других потерянных.

[indent] Алекс – или как его зовут они, Древо Пепла – слушает голоса, приходящие к нему. И содрогается.

[indent] «Ты пробудил проклятие»

[indent] Да. Тот момент, когда его ненависть вырвала из глубин сознания древние слова – для древнего зла. Скоро там, на юге, пробудится сила, которая знает только смерть и забыла о жизни. Проклятие, брошенное в отчаянии и гневе, уже нашло свое цель и расползается, как зараза, неся с собой мертвящий холод. И о ужас… Теперь он знает, кто стал целью.

[indent] «Но ты можешь и другое. Пусть лес вернет своё.»

[indent] Голоса других Детей Леса, смутные ведения из глаз Чардрев…  Это все смывает и делает таким далеким то, что для Алекса было жизнью. Как будто даже вместо крови течет нечто иное, какой-то древесный сок. Он уже не беспокоится о том, что выглядет не совсем как человек – кожа приняла тот же цвет как и у истинных Детей, зрачки стали вертикальными, чувства обострились… И только глаза все ещё меняют цвет. Да и ростом он ниже не стал, смешение крови не прошло даром.  Древовидцы учат его – все ещё живущие учат наяву, давно ушедшие – в снах.  Видеть то, что скрыто, и понемногу управлять. Лазутчики проникают в опустевшие города и те леса, куда люди перестали наведываться и сажают ростки чардрев.  Они же приводят других Потерянных и просто беженцев, которые уже готовы просить помощи у лесных сил, потому что страх войны больше чем страх древних. И они ненадолго напоминают Алексу, кем он был – потому что  он видет ужас в глазах тех немногих из его близких и товарищей, кто выжил и дошел. Они помнят его – но тем им страшнее видеть, как быстро  человеческое в нем ушло вглубь и лишь ненадолго возникает теперь.

[indent] Ненависть и отчаяние выжгли его душу, открыв дорогу перерождению… Но цена велика. Он стал чужаком для тех, кого любил и их объединяет лишь загнанная в глубь боль потерь и ненависть к тем, кто сжег их прежний мир. Ненависть, которой ещё предстоит дать выход. И уже скоро отошедшие слишком далеко от своих захватчики исчезают без следа, а их кровь проливается под обсидиановыми клинками на корни чардрев, давая им силу расти и возвращаться туда, откуда их изгнали огнем и железом. Новую, жестокую силу.

[indent] Между тем на юге, в степи, британцы вынуждены построить и защищать стену, потому что  проклятье пустило корни в самой Императрице, Дитя Неба стала Иной, демоном вечной зимы – и немного времени понадобилось, чтобы за ней последовал её же народ. Теперь те, кто завоевывал, вынуждены защищаться, многое из их оружия безвредно для мертвецов, и самое страшное – их тайная сила, жалкие остатки дара первых людей, называемые «гиассом», бессильна против мертвых.  А их становится больше…

[indent] Время идет вперёд – и мир меняется ещё стремительнее. Стена дрожит под атаками мертвецов, которых посылает Дитя Неба. Войска переходят к обороне и не замечают как меняется лес за их спинами, превращаясь в то, чем должен быть.

[indent] Скоро. Скоро мир изменится навсегда.

[indent] Скоро не останется выбора и те, кто свихнулся от жажды власти, окажутся зажаты между могильным холодом и лесной чащей, и не получат пощады ни с какой стороны. Найдутся ли те, кто поймет и примет, получив взамен знания и шанс спастись?

[indent] Находятся. Те немногие, кто понимает. И  они не становятся  жителями Леса – но перестают быть его врагами, которых все ещё слишком много, чтобы просто открыто сразиться.  Но можно провести преграду, которую мертвецам будет трудно перешагнуть. Древняя сила, которую трудно пробудить – но не для того, кто смог вызвать к нежизни Иных. Но когда он принимает решение, в глазах Ивы – страх и боль.

[indent] -Ты уйдешь рано. Древовидцы долго не живут, и каждый призыв силы берет твою жизнь.

[indent] -Я никогда не думал что буду жить долго. И разве ты не хочешь, чтобы вернулся ваш мир?

[indent] -Я не знала нашего. Я в нем не жила! – Певучесть голоса ломается, - И ты не жил! Зачем ты идешь на это?

[indent] -Я всегда иду вперед. Всегда сражаюсь.

[indent] -И не думаешь о том, скольким станет больно, когда ты уйдешь. Не думаешь о том, как можешь быть добр. – Он впервые видит её слезы, - Ко мне… Даже к тем своим, кто тебя теперь боится. Стоит ли?

[indent] Он гладит её по голове, не способный в то же время отстраниться от того что видит глазами пробуждающихся чардрев в лесах по всему миру. Безумие. Войны. Огонь. Смерть. И только один выход  - разрушить и очистить, чтобы дать шанс семенам взойти. Дать им время.

[indent] - Стоит. Ты даже не представляешь, насколько. – Качает головой первый за многое время вернувшийся Потерянный, новый древовидец, Древо Пепла, - Помни – вся жизнь, которая у меня будет, будет рядом с теми, кого я люблю. И… - А вот это уже улыбка все ещё живущего в нем Крестовского, - Меня мало волнует цена. Я не умру так просто, Ива.  Не после всего, что узнал… И кого встретил.

[indent] Когда он стоит на холме, призывая спящую в земле и воде силу, повелевая земле разверзнуться, а воде – поглотить её, глаза древовидца вспыхивают красным. Древние слова заставляют сами жилы Земли выть от боли. И водная преграда рушит прошлое, отделяя земли Леса от  тех, что необратимо поражены скверной войны и холодом Иных.

[indent] Как из искры разгорается пламя, так и из семени вырастает лес. Надо только дать время.

[indent] Благодаря ему, оно у них будет.

[indent] Сколько будет у него самого – знает только Лес. Лес, который хранит своих Детей.

Отредактировано Alex Cross (2019-08-01 16:24:31)

+11

25

Еще одна гномья традиция

Сколько на земле есть гномы, столько есть и традиции. И для гнома не имеет значения сколько лет эта традиция не применялась, традиция же. Так что шестьдесят лет здесь сроком быть не может. И тысячи не хватило бы. 

Именно поэтому арена в самом сердце Драконовых Гор, обетованной земли для всех гномов была полна. Поединок за право власти над войском происходит не каждый день. И наверняка у бросившего вызов старому военноначальнику было немало сочувствующих. Все-таки вражда с британцами тоже была традицией. Пусть и молодой, не насчитывавшей и двухсот лет, но традицией. Обид за эти годы накопилось немало, а обиды для гнома как религия. Конечно Евросоюз тоже предал доверие африканеров и опозорился в их глазах, но многие считали, что союз с Британией все равно недопустим, пока их вина не отомщена. Дай таким дорваться до власти, и они в миг разрушат то хрупкое равновесие, которое удалось создать Двенадцати Семьям и тогда ЮАР потеряет все.

Ганнибал Бота из рода Каменных Ног допустить такого не мог. В отличии от какого-нибудь Бурлина из Черного Ущелья, его волновало бедующее страны. Потому проиграть он не имеет права. Хоть не для того он учился сражаться, чтобы проливать кровь сородичей, но раз ему брошен вызов, он будет сражаться и не даст послабления. Он не для того пожал протянутую британцами руку и отдал за британского принца свою единственную дочь, чтобы позволить безумию недалёких и недалекости безумных разрушить великое дело. И он назвал британскую принцессу своей женой. А значит, что бы не случилось, он должен защищать ее жизнь и ее честь.

Скучать сегодня явно никому не придется. Поединок впервые происходил на найтмарах. Гномы очень быстро оценили преимущество этих машин. Ведь они всегда уважали тяжёлый доспех, а какой доспех может быть лучше найтмара. А в прочем, и Ганнибал и его соперник даже в кокпитах своих машин были облачены в тяжёлые кольчуги и закрытые шлемы, как и их предки со времен, когда научились выплавлять сталь. А на боку генерала висел фамильный топор, а за поясом дедова мифриловая саперная лопатка.

Оба вышли на бой на модифицированных «Айзенягерах», при том из-за изобилия дополнительной брони нельзя было и поверить, что машины относятся к одной модели. Что же, противник Боты хоть и не принадлежит к родам происходящим от Семи Праотцов, но все же известный воин и верит в свою правду. Пусть еще молодым и горячим как Седьмое Пекло. А значит скорее выщиплет свои бороду по волоску и умрет, чем отступится. Таковы все гномы.

Сам генерал отдавал предпочтение двуручному оружию и его найтмар сжимал в руках чудовищный гибрид – с одной стороны цепная секира, с другой приводной ударный молот. Его противник предпочел щит и цепной топор. Никакого стрелкового оружия, все решит схватка в рукопашном бою. Это тоже традиция.

Схватка началась удачно. Противники сошлись и лязг ударов потонул в реве тысяч глоток наблюдавших за схваткой гномов. Соперник явно решил взять Ганнибала с нахрапа, сокрушив его одной мощной атакой. На его беду, это прекрасно сработало бы с британским рыцарем, но не с гномом. Потому что к старости гном дряхлеет куда меньше человека, а найтмер не теряет ни силы, ни прочности. Пусть молодой воин и одержал не одну дюжину побед, но все еще не стал хладнокровным бойцом, выбивающим вражеских пилотов, будто косарь работающий на пашне. Каждый его отчаянный натиск, каждый отточенный удар встречал лишь холодный, взвешенный ответ Боты. Быть может противник рассчитывал, что генерал слишком уж привык сражаться в общей свалке, но он тоже был гномом. Значит должен понимать, что гномы- мастера одиночных схваток, это у них в крови. Машины вновь и вновь оставляли друг на друге страшные шрамы, но пусть и казалось, что противник теснит Ганнибала, с первых сшибок отметились повреждения, которые вскоре станут критическими. Или даже смертельными, смотря что произойдет раньше. Ведь не даром генерал с самого основания роботизированных войск ЮАР, задавал в них тон. Действительно, позор для подгорного народа, что не они изобрели эти прекрасные боевые машины. Но хотя бы получив первые трофеи – воссоздали и улучшили, что и демонстрировали сейчас на арене. Британцы, приглашённые на поединок как подданные, родичей Ганнибала по браку, впервые могли без угрозы для себя наблюдать возможности этих машин, и они оценят, по-настоящему оценят. И надолго запомнят. Так что сегодня он убивал двух зайцев, пусть к первому и не испытывал ненависти. Но таков уж порядок, опытный воин порой должен преподавать молодым жестокие и болезненные уроки.

Жизнь всегда преподносит тебе новые вызовы, сколько бы решений к прежним задачам ты не нашел бы. Ганнибал Бота хорошо знал это. Знал он что каждый обречен умереть и в его доме уже хранился камень, что станет его надгробьем, когда придёт время. И на нем будет высечено его имя, под которым его знает весь мир. Его же истинное имя, на языке казад не увидит никто, ибо никогда оно не будет записано. Только лишь в памяти подгорного народа. Это тоже традиция. Но все это дело будущего, при том Бота постарается, что далекого. В настоящем, он обязан только победить, чтобы то бедующее о котором он мечтал, для его народа стало настоящим. И это придавало новых сил каждому удару.

Возможно противник рассчитывал, что отступник пошедший на союз с врагом, должен чувствовать свою слабость, хоть в глубине души презирать его, а потому лишиться боевого духа в самый важный момент. Значит и этого он так и не понял. Ганнибал лишь искренне пожалел своего соперника, решившегося плясать под чужую дудку, там, где самому дудочнику не хватило храбрости. Быстрый рывок, когда казалось его машина отступала назад, удар с боку, меж двух глубоких шрамов и броня не выдержала. Соперник сразу замедлился и развернушись Бота почувствовал цепную реакцию, сотрясающую чужой найтмар. У него теперь два пути – сдаться или отдать жизнь в последнем, самоубийственном броске. Этот выбор Ганнибал Бота оставил ему …

+9

26

Власть огня

Свобода...
Ощущение потоков воздуха, которые плавно обтекают массивное тело, закованное в прочнейшую чешую, словно броню людишек, которые суетятся где-то далеко внизу.
Свист ветра...
Вкус свежей плоти рогатой зверюги, которая с легкостью поместилась в пасть и поддалась мощи массивной челюсти с острейшими зубами.
Запах крови...
И снова поток воздуха от взмаха гигантских кожистых крыльев. Кажется, что тело полностью теряет вес и взмывает в голубые просторы, чтобы вновь насладиться  чувством свободы.
Никаких забот, никакой суеты. Все это стоит оставить тем, кто прикован к земле. Они строят свои каменные и деревянные темницы, сражаются за них, убивают друг друга ради каждого клочка земли, ради кусков материи с разными символами, даже ради блестящего металла.
На все это так занимательно смотреть с высоты, подмечая, как сменяются века, а наземные все так же грызутся, используя все более мощные и жуткие способы уничтожать друг друга. Когда-нибудь, возможно, они рискнут бросить вызов и Ему, но сейчас, едва завидев массивную тень над землей - разбегаются в страхе. Он сила, с которой считаются все, и так будет всегда. Другого исхода Он просто не допустит...

~~~

Протяжный звук резко резанул по ушам Ворона, вырвав из объятий очень странного сновидения, детали которого уже стали стремительно тускнеть в сознании Андрея. Еще несколько мгновений, и он отчетливо будет помнить лишь ощущение полета и свободы. Следом за первым звуком, в котором, он спросонья  ни черта не разобрал, раздалось еще одно громкое заявление:
- Говорит майор Блэквуд! Это последнее предупреждение! Всем членам террористической группировки, именующей себя "Крылья Ворона" немедленно выйти и сдаться! Ваша база окружена!

Неприятный холодок пробежал по спине Ворона, но сон как рукой сняло. Он мгновенно натянул униформу и шнуровал высокие берцы, когда в комнату ворвался его заместитель.
- У бриттов тут три-четыре роты, не меньше, - не теряя времени попусту доложил Леон, стараясь совладать с одышкой. - Видимость ни к черту, только начало светать, но мы разглядели механизированные отряды. Кроме того, сомневаюсь, что для такой операции они не припасли артиллерию.
- Нашли все-таки...  - слегка разочарованно выдохнул Вороненко, закончив одеваться. - Среди наших есть потери?
- Нет, они пока только языками чешут, видимо не хотят поднимать шум или разрушать обсерваторию. Ждут, что мы добровольно сдадимся, - француз пренебрежительно сплюнул.
- Шума значит не хотят поднимать. Ну что ж, тогда устроим им теплый прием с феерверком и фанфарами, - с усмешкой бросил Андрей, оба уже быстро шагали в главный зал, откуда можно было разглядеть ситуацию вокруг их окруженного убежища.
- Уйдем красиво? А что, одобряю! - в сердцах бросил француз, хлопнув командира по плечу. - Все лучше, чем задрать лапки и отдаться на милость этих имперцев.
- Не торопись на тот свет, дружище, у меня на уме кое-что повеселее... - покачав головой возразил Ворон. - нам понадобятся камеры, на которые писали последнее анонимное обращение. Загоним репутацию британцев среди местных на самое дно.

Спустя несколько минут командный состав "Крыльев Ворона", на ряду с рядовыми бойцами, в спешном порядке настраивали что-то в ноутбуке, собирали снаряжение и готовились к спешному отступлению.  За стенами последнее британское предупреждение прозвучало снова. На этот раз раздраженный голос майора дал им пять минут на размышление, после чего пообещал стереть их с лица земли.

- Говорит Ворон! - внезапно рявкнул в ответ голос Андрея, также усиленный громкоговорителем, - Полагаю вам очень не хочется устраивать тут очередное пепелище, иначе мы были бы уже мертвы! Хотите устроить из этого показуху, в назидание последователям. Хорошо, я вам даже помогу! Уже сейчас за нашей ситуацией можно проследить в сети в прямом эфире, но предлагаю сделать шоу еще интереснее, - он выдержал небольшую паузу, давая британскому командующему осмыслить новые детали. - Майор Блэквуд, вы ведь не испугаетесь решить наши разногласия личным поединком? Я понимаю, прятаться за спинами своих людей намного приятнее, но я против лишних жертв. Победите - обезглавите восстание, проиграете - ваши войска позволят нам уйти с вашей оккупированной земли! Покажите мне хваленую смелость офицеров СБИ!

Расчет был прост -если британцы не убрали их по-тихому, значит хотели прилюдно судить и казнить, по крайней мере, Вороненко надеялся, что тут не прогадал, иначе жить им оставалось несколько секунд. Теперь же, в любом случае жители шестнадцатого сектора смогут увидеть либо кровавую расправу над партизанами, либо у них будет немного времени, чтобы подготовить побег. В то, что их могут отпустить, верить, естественно, было наивно. Даже в худшем варианте, они смогут еще больше разжечь протест местных граждан и выставить британцев не в лучшем свете.

---

Тем временем, в походной ставке британцев, развернутой напротив заброшенного здания, полковник тоже прекрасно осознавал условия , которые ему пытались навязать. Он понимал, что это не более чем последняя уловка и с удовольствием отдал бы приказ артиллерии разнести убежище партизан, но с неприязнью осознал, что со стороны нежелательных зрителей, Ворон и его оборванцы, в таком случае будут выглядеть как мученики. Такого он допустить не мог. Местный губернатор едва ли одобрит возрастающую бурю недовольства и беспорядков. С неохотой Блэквуд признал, что оппонент его переиграл, сожалея, что вообще затеял огласку операции, но сейчас уже поздно было огорчаться, нужно было перевернуть ситуацию в свою пользу, а пока придется подыграть.

- Ни один офицер не побоится принять вызов обычного террориста! - с пренебрежением ответил майор спустя минуту. - Выбирайте оружие, и примите свою судьбу - встретимся на нейтральной территории, на полпути между нашими отрядами!
- Найдите источник их сигнала и заглушите, - отложив громкоговоритель добавил он, обращаясь к своему подчиненному. - А пока сыграем  в этот фарс. Как только все будет готово дайте знать.
Блэквуд постучал пальцем по гарнитуре у себя в ухе, после чего поправил офицерскую форму и подсознательно потянулся к сабле в ножнах у себя на поясе.

---

После последнего сообщения, на лице Ворона промелькнула довольная усмешка. Он не знал, сыграло ли тут самолюбие и гордость врага, либо такой же расчет, однако время он выиграл, теперь оставалось выиграть еще и дуэль, а дальше уповать на удачу. В своих навыках фехтования он особо не сомневался, потому лишь проверил насколько легко меч выходит из ножен.

Выходя навстречу первым лучам восходящего солнца, он бросил взгляд на окна большого зала, заметив там собравшихся бойцов своего отряда. Вороненко уверенно кивнул своему заместителю, коротко отдав честь лишь двумя пальцами. Андрей знал, что Леон прекрасно позаботится обо все остальном, даже если сам он не выберется сегодня живым, а шансы на это были достаточно велики. Договоренность между друзьями, по этому поводу, была оговорена еще в начале всей этой истории с созданием отряда. В такой момент в голове сами собой возникли мысли: "А стоило ли оно того? Подвергать риску себя и последовавших за мной людей. Ради чего все это было? Мое желание, стать силой, с которой должны считаться все - достойная ли это цель, чтобы поставить на кон столько жизней?"

Фигура, неторопливо идущая навстречу, которую Андрей заметил вдалеке заставила все лишние мысли покинуть голову. Он глубоко выдохнул, успокаивая ритм сердцебиения и оценивающе уперся взглядом в британца. Осанка, движения, манера держаться - все выдавало человека опытного, бывалого бойца. Этот Блэквуд не был простым штабным офицером, да и не стал бы такой выходить в поле один на один. Когда расстояние между ними сократилось до десятка метров, противники, не сговариваясь обнажили оружие - в руках британца возникла сабля без каких-либо излишеств или украшений, в то время, как у Ворона в руках оказался длинный прямой меч. Никто из соперников не спешил бросаться в схватку, они оценивали друг друга, двинувшись по окружности, не меняя дистанции.

- Ну что, готов испачкать свой мундир? - усмехаясь поинтересовался Андрей, глядя на офицерскую униформу британца.
- Я уже давно смирился, что он пачкается в крови моих врагов, - с непроницаемым лицом парировал Блэквуд, указав кончиком оружия в сторону Ворона.

Вороненко одобрительно хмыкнул - врага явно не смутить подобными словесными выпадами, оставалось проверить его навыки на практике. Он коротко показательно поклонился, отмечая начало поединка, и, не дождавшись, такой же любезности в ответ, сорвался с места, мгновенно сокращая дистанцию. Раздался звон стали - его удар мечом был встречен вражеской саблей,  однако Андрей на этом атаку не остановил, одновременно метя ногой в колено полковнику. То едва успел среагировать, в последний момент отскочив назад, но незамедлительно контратаковал Ворона сбоку. Тому пришлось отскочить вправо, уходя от горизонтального удара. Он едва не поскользнулся на, мокрой от утренней россы, траве, тут же потеряв возможность ответить своему врагу и инициативу в бою.

Блэквуд незамедлительно воспользовался случаем и перешел в яростное наступление. Не сказать, что он был лучшим фехтовальщиком даже среди своих подчиненных, однако выучка и опыт у него имелись. Изогнутый клинок хищно просвистел над ухом оппонента, затем он замахнулся левой рукой, метя ему в живот, однако Ворон резко крутанулся влево, по инерции нанося горизонтальный удар ему в правый бок. Снова раздался звон стали - майор успел парировать и эту атаку.

Андрей усмехнулся, отступив на шаг - по лицам обоих дуэлянтов уже покатились первые капельки пота. Британец встал в стойку напротив него, едва заметно шагнул навстречу и резко атаковал нетипичным прямым выпадом. Чуть растерявшись, Вороненко успел парировать атаку, однако острый наконечник сабли, подбитый его же мечом оставил небольшую царапину на щеке. Первая кровь явно была за его врагом.

- Еще не поздно сдаться, так как это только начало, - холодно заметил британец, надменно усмехаясь.
- Вот и не расслабляйся...! - коротко парировал Андрей, контратакуя резким вертикальным ударом. Блэквуд заблокировал атаку, при этом его взгляд немного поднялся, чем тут же воспользовался соперник, со всей силы вмазав ногой ему в живот. Полковник пошатнулся, едва не оступился и тут же почувствовал острую боль в левом плече. Уходя от следующей атаки британец поднырнул под меч Ворона и откатился в сторону, быстро вскакивая на ноги.

Вороненко не стал продолжать натиск, используя момент, чтобы отбросить длинные волосы с лица и вытереть пот со лба рукавом - он и так нанес сопернику серьезное ранение, хотя и не в ведущую руку. Судя по всему, он уже выиграл для своих людей достаточно времени, остается только закончить бой и попытаться уцелеть.
-Сэр, трансляция мятежников заглушена, - раздался голос в гарнитуре у Блэквуда. - Какие будут указания?
- Заканчивайте это представление, - коротко приказал майор, после чего обратился уже к Ворону. - Время вышло, ты был занятным врагом...
В следующее мгновение крупнокалиберная пуля со свистом рассекла воздух в метре от британца и точно попала в голову Андрея.

---

Резкая боль и огромная сила удара моментально заставили Ворона потерять равновесие. Почему-то само падение стало казаться мучительно долгим, время почти остановилось. Сознание явно отметило тот факт, что его подстрелили, причем не иначе как из снайперской винтовки. Забавно, он всегда думал, что в таком случае смерть будет мгновенной... Перед глазами стали проноситься разные картины из жизни - детство, школа, лица родителей, служба в армии, последние события... Но что это? Внезапно картины сменились другими, кажущимися совершенно незнакомыми... и в то же время... словно из прошлой жизни. Невероятно долгой и беззаботной жизни.

"Ты слишком заигрался в человека, Ворон." - громогласно прозвучал в сознании величественный голос, не говоривший ни на одном из знакомых Андрею языков, и в то же время он отлично его понимал. - "Вспомни кто ты на самом деле! Вспомни, какую роль ты всегда играл в этом мире!"
Он почувствовал, удар о землю от падения, однако все это уже не имело особого значения. Лицо Ворона расплылось в довольной усмешке.

"Да... Ты все помнишь. Вставай и напомним этим наземным червям, где их место!"

В следующее мгновение время вернулось в свое обычное русло. Вороненко резко поднялся и сел, с силой выдохнув воздух. Он чувствовал, как кровь стекает по лицу, голова еще гудела. Резко открыл глаза - спектр зрения изменился. Вертикальные зрачки расширились, поглощая как можно больше света, так, что даже в рассветной полутьме стало ясно как в полдень.

В это время ошарашенный майор Блэквуд наблюдал как человек, который по всей возможной логике должен быть мертвым, как ни в чем не бывало сел. На его лбу виднелась кровоточащая ссадина, прикрытая сплюснувшимся куском металла. Британец не верил своим глазам - пуля из крупнокалиберной винтовки пробивает даже бронежилет - череп человека просто не способен ее остановить. Однако майор не мог знать, что перед ним существо совсем другое - драконьи кости намного прочнее любого из современных сплавов.

В следующее мгновение Андрей поднял взгляд в небо, снова ощущая давно забытое желание - взлететь и почувствовать полную свободу. Тело, вслед за глазами, тоже стало меняться на глазах -мышцы стали расти с невероятной скоростью, черная униформа мгновенно порвалась под натиском разрастающегося объема нового тела. Из спины прорывались острые костяные наросты, скелет принял новую форму, удлинив отсутствующую у людей хвостовую часть, место отслаивающейся кожи заняла угольно-черная чешуя. Руки, многократно удлинившись, превратились в огромные кожистые крылья. Ноги, в когтистые лапы, которые тут же глубоко вспороли землю бритвенно-острыми когтями, размером с меч. Трансформация заняла не более полуминуты, и вот, взглядам всех присутствующих предстало величественное существо - Дракон, взирающий на засуетившихся в страхе британцев, которые, словно муравьи окружили его и здание обсерватории.

- Огонь! Огонь, мать вашу!!! - донесся снизу паникующий голос Блэквуда. Тот ошалело таращился на неведомую тварь, о которых обычно писали только в сказках или фэнтези.

Паника врагов рассмешила Его, и утробный громогласный рык прокатился на многие километры вокруг. Земля содрогнулась, на головах британских солдат явно прибавилось седых волос. Тем не менее, уже спустя несколько секунд со всех сторон послышалась канонада. Пули и снаряды засвистели в воздухе, врезаясь на огромной скорости в массивное тело Дракона, лишь затем, чтобы срикошетить или остаться расплющенным пятном на чешуе, которая, казалось, поглощает весь солнечный свет. Это стало раздражать, еще и отзываться ноющей болью в местах попаданий. Реакция последовала незамедлительно - первым же делом, Он прихлопнул назойливого крикуна одной из лап, затем еще шаг, еще, быстрее и быстрее. Гигантские крылья рассекли воздух и Дракон стремительно рванул ввысь, уходя из-под обстрела.

Потоки воздуха обтекали могучее существо, редкие снаряды все еще неприятно жалили снизу. На этот раз людишки действительно решили бросить Ему вызов со своими новыми игрушками. Что ж, пора напомнить им, с какой силой они решили поиграть...
Набрав приличную высоту черный Дракон завис, вспарывая воздух взмахами крыльев. Он отчетливо видел суету британцев внизу, кажется, теперь они переключили свое внимание и агрессию на здание обсерватории. Дракону это совершенно не понравилось, в конце концов там были его люди - даже  за такой небольшой срок он успел проникнуться дружескими чувствами и уважением к этой группке отчаянных парней, которые решились следовать за ним и его навязчивой мечтой.  Если подумать, даже находясь в образе человека, он всегда стремился оставаться независимой силой, открыть свою мощь и показать миру. Именно с этой целью и был создан его отряд, так что никто не посмеет навредить Его союзникам и Ему самому.

Свист ветра... Огромный огненный столб разорвал небеса, врезавшись в позиции британской армии. Бушующее пламя древнего Дракона с одинаковой легкостью испепеляло людей, технику и снаряжение. Снаряды взорвались от немыслимой волны жара, люди превращались в пепел или оставались обугленными лысыми живыми мертвецами, мечтающими о скорой смерти. Увидевшее это забыли обо всем, пытаясь спасти свои жизни, однако огненный столб стремительно несся по всему периметру, вслед за гигантской тенью в небесах. Все пространство вокруг наводнил жар, крики и ужас. Вот, что бывает, когда бросаешь вызов силе, несравнимо превосходящей простых смертных.
Выжигая огромное кольцо вокруг бывшей базы, Он специально оставил небольшой проход в огненном кольце - "Крылья Ворона" должны выбраться из этой заварушки в целости. Едва ли, кто-нибудь из них теперь сохранит верность своему командиру, узнав жуткую правду, но Дракон принимал этот факт с легкостью - за последние полвека он гораздо лучше узнал людей, чтобы понимать ход их мыслей и мотивацию поступков. Из вражеской армии едва ли кто-то уцелел. Он наблюдал за картиной полного уничтожения, паря в нескольких десятках метров над образовавшимся пепелищем. Прекрасное зрение дало возможность увидеть, как небольшая группка людей быстро покинули здание, едва обстрел и буйство Дракона закончились - они устремились к брешь в огненной стене. "Теперь вы уже сами по себе" - пронеслась мысль с неким сожалением.

Внезапно, одна из фигур внизу остановилась, глядя в небо и стала активно жестикулировать. Дракон с интересом узнал своего заместителя Леона Руссе. Француз, активно указывал куда-то чуть в сторону от Него, к сожалению, если он что-то и кричал, на таком расстоянии слышно не было. Дракон с интересом обернулся, как раз вовремя, чтобы заметить блеск стали в облаках. "Значит решили бросить мне вызов в моей стихии?" - такая жалкая попытка рассмешила древнее существо еще сильнее, однако в следующее мгновение в Его сторону уже метнулось несколько ракет, выпущенных с британских истребителей. Благодаря предупреждению Леона они тут же были испепелены струей пламени, взорвавшись на безопасном расстоянии, а сам Дракон взмыл в облака, уходя из прямой видимости британских пилотов. Сверхзвуковые истребители, безусловно  были намного быстрее, однако и близко не чувствовали себя так же свободно в воздухе, как тот, что прожил всю жизнь летая и охотясь в небесах.

Выждав мгновение, черный Дракон покинул свое укрытие, привлекая внимание охотников. Рев двигателей не заставил себя ждать - два "Раптора" тут же повисли у него на хвосте, однако стрелять по такой цели было не так то просто. Дракон играл с ними, ныряя вниз и вверх, абсолютно неподверженный никаким перегрузкам, в отличии от пилотов в кабинах. Неуправляемые ракеты пролетали мимо каждый раз, хотя, казалось - вот-вот попадут и порвут перепонки на крыле или серьезно ранят могучее существо. Достаточно насладившись своим полным господством, черный Дракон мгновенно завис на месте, пропуская преследователей под собой, после чего молниеносно схватил один из истребителей мощными челюстями, ломая обшивку, словно бумагу. Тут же отправив изувеченную технику в последний полет к земле, он метнулся вслед за оставшимся самолетом, выпуская струю пламени далеко вперед. Даже вырвавшись из зоны прямого поражения жуткого оружия, британский пилот осознал, что больше не может управлять своей машиной - все рули и закрылки отказали, расплавившись и повредившись от жара. Ничего не оставалось, как катапультироваться, когда истребитель покинет опасную зону с ужасающим противником.

---

Черный Дракон безразлично проследил взглядом за этим зрелищем - догонять бегущих врагов не было никакого желания. Он сделал небольшой круг над обсерваторией, плавно снижаясь. Сейчас Его гораздо больше интересовали две фигуры, стоящие рядом на крыше.
- Э...э, Ворон? - нерешительно спросил Леон, когда гигантский Дракон приземлился совсем рядом, так, что его голова оказалась буквально в паре метров от крыши, где остались только они с Рейнхардом. Немец докуривал последнюю сигарету из пачки, все так же ошарашено глазея на зрелище прямо перед собой.
Черный Дракон на несколько мгновений задумался, после чего уверенно кивнул, совершенно человеческим жестом. Раньше Он никогда не задумывался над своим именем, в конце концов, оно просто не требовалось, так что это, ставшее уже привычным, вполне подойдет. Француз нервно выдохнул, после чего рассмеялся с истерическими нотками.
- Я бы никогда не догадался, что твой план заключается в личном уничтожении небольшой армии, командир, однако... Какого черта, я ничуть не против! Что дальше?! Летим прямо в Пендрагон, на аудиенцию к Императору? Или наведаемся в ставку Евросоюза - у них тоже должок перед нами.
Ворон прекрасно понимал все слова, однако в нынешнем истинном облике ответить на понятном языке не смог бы, потому лишь неопределенно покачал головой, тем не менее не отрицая ни одной из этих идей.
- А... ладно, ты командир, тебе и курс выбирать. Всегда мечтал прокатиться верхом на драконе, черт побери!  - уже чуть успокоившись заявил француз, ткнув локтем в плечо Рейнхарда. - А ты, что скажешь, здоровяк? Взгляд Ворона тоже остановился на немце, от чего тот немного нервно сглотнул.
- А я что... Я друзей одних не оставлю, а то пропадете еще, нужно же хоть кому-то будет ваши задницы из неприятности вытаскивать.

THE END

+7

27

Я не читала ПЛиО, - писала не думая.

Элис как Дитя Леса

Ужасы, которые пришлось пережить белокурой британке, казались одним страшным кошмаром из которого не выйдешь. Эти люди обращались с ней не как с человеком, а как с подопытным кроликом: неподвижность, ежедневные уколы, однообразная пресная пища, полная изоляция от общества... Как долго будет продолжаться всё это? Почему ей все лгут? Разве эти врачи, поступившие с ней таким бесчеловечным образом, заслуживают того, чтобы называться "людьми"?
Хотелось уснуть и проснуться в другом месте, где есть свобода...
Посреди ночи, она встает на ноги. Как ни странно, Элис теперь могла ходить. Но сейчас она пребывала в полусне: ощутив возможность сбежать отсюда, ноги сами понесли её. Чувства, на удивление, обострились и девушка могла слышать издалека шаги дежурных клиники, которые делали обход. Приходилось периодически прятаться. Один раз даже блондинка услышала крик дежурного, - должно быть, он принял пациентку за приведение?
Скоро, она спускается на первый этаж и находит открытое окно. Остальное - проще: перелезть через подоконник и, ощутив ногами, землю, спрыгнуть и бежать куда глаза глядят. Подальше от проклятой клиники. Девушка не смотрела, куда бежала, лишь бы подальше от людей. Но скоро силы покинули её. Споткнувшись об корень дерева, Элис упала и не могла подняться от усталости...
...Необычайно свежий воздух ударил ей в нос. Шелест листьев доносился до ушей сонной девушки, которая только-только начала осознавать, что тут что-то не так. В голове появлялись неведомые ей знания... Может, ей кто-то нашептал и она слышала их сквозь сон? Как бы то ни было, Элис, вспоминая всё зло, которые ей делали её одноклассники, травившие её, хирурги, поступившие с ней, как с подопытной крысой, лжецы, окружавшие бедняжку...
Сквозь сон она шептала свои мысли. Но сам язык был теперь для неё непонятен и сложен в произношении, но девушка слышала их смысл.
"Будьте вы прокляты. С этого момента, вы будете охотиться на себе подобных! Пусть всё человечество постигнет участь хуже смерти!"
Слова страшного проклятия слетели с её уст. Элис, на секунду, ощутила холодок по всему телу.
Через некоторое время, девушка проснулась и протерла глаза. Увиденное ею сначало подвергло в недоумение, а потом в ужас: её рука, была словно не её. Бледная кожа огрубела, стала тёмной с оливковыми пятнами, рука стала жилистой, на пальцах выросли когти... Стоп, пальцы! На руке теперь было четыре пальца, вместо привычных пяти. Перепуганная девушка, не до конца не понимая, что с ней произошло, быстро осмотрела себя. Тело её уменьшилось, словно она превратилась в ребенка, сделалось худощавым. Вместо пижамы на ней теперь была одежда из листьев, на ногах - обувь из коры дерева. Растерянно посмотрев по сторонам, Элис обнаружила, что она теперь в лесу, вместо больничной палаты.
"Что, что со мной случилось?! Почему я здесь? Мои руки... Моё тело... Мои волосы! Что со мной сделали? Но... Что за странные ощущения? Как будто мои чувства обострились... Меня превратили в мутанта и выбросили, как использованный мусор? Кто я теперь? Что мне делать?" Дрожь пробежала по всему телу. Страшно представить, что стало с её лицом.
Осмотревшись по сторонам, Элис увидела вокруг себя не совсем обычные деревья. С виду, походили на клен, но кора белая, а листья красные. На стволах были изображены... Точнее, вырезаны страшные лица, смотревшие на неё. Девушка никогда не видела таких деревьев. Переключив своё внимание со своей новой внешности на деревья, Элис встала на ноги. Только сейчас она почувствовала ту долгожданную свободу, к которой так стремилась. Неужели те изменения, произошедшие с ней и есть плата за это?
Для начала нужно было изучить местность. Бродя по лесу, девушка остановилась, заметив небольшую группу детей. Но осторожно подойдя поближе, она увидела, что это не совсем дети, хоть и имели такой же рост. Их внешний вид тоже был нечеловеческим: такая же темная с оливковыми пятнами кожа, тощие и жилистые, с грубыми волосами, большими ушами, одетые в листья... Но особенно ей запомнились их глаза - золотые с вертикальными зрачками.
"Эти существа... Неужели... Я теперь такая же, как и они? Неужели у меня такое же лицо и глаза, как и у них?!" - потрясенная девушка не заметила ветки под ногами, которая тут же хрустнула, сильно испугав её.
Существа тут же заметили её.
- С возвращением, Дитя Леса. Мы ждали тебя, - ответил один из этих существ.
- Вы... Ждали меня? - недоуменно спросила она. Откуда они её знают, хотя девушка никогда не бывала здесь?
В памяти стали всплывать неведанные ей знания. Дети Леса - древний народ, живущий в лесу, почти истребленный человечеством, поклонявшийся чардревам - тем самым деревьям, которые Элис видела ранее. Она не знала, откуда у неё эти знания. Они просто были. Позже, она узнает, что много лет назад, Дети Леса приняли человеческий облик и жили среди людей, но потом бежали от них.
"Значит, я была Дитем с самого начала? А эти люди ставили надо мною опыты, исследуя мой организм. Такие твари не заслуживают того, чтобы жить... А я хотела бороться за добро и справедливость... Но теперь, всё изменилось. Я знаю, что делать. Я хочу помочь своему народу и защитить лес от вандалов. И теперь, - здесь моё место", - думала она, всё больше понимая произошедшее. Но Элис была не одна, - другие Дети Леса тоже возвращались сюда.
Но она прокляла человечество, превращая людей в более страшных существ. Но они это заслужили.

***

Группа британских подростков пришла в лес, чтобы повеселиться там. Своими действиями они сорили в лесу, разжигали костры, устраивали вандализм... Видя всё это, сердце Элис - теперь её имя Веточка, - разрывалось от одного вида на страдания природы. Пришло время защитить свой дом, вооружившись оружием из дерева и обсидианового камня...
Сначала наглые несовершеннолетние вандалы приняли их за ряженных детишек и пытались прогнать. Но когда до них дошло, - это уже было в ходе драки, - они, бросив одного своего товарища, которого Дети взяли в плен, поспешили удрать со страшного леса. Но им никто не поверит, - пока хулиганы отвлекались, Веточка тайком обыскала их вещи и взяла их мобильные телефоны, удалив оттуда снимки, которые делали эти вандалы.
Задержанный, оказался её старым знакомым, которого она знала по школе, - Дик Нельсон, - один из хулиганов, травивший её в школе и распространявший грязные слухи. Теперь, он был привязан к дереву лианами. Но он не вызывал к себе никакой жалости, ведя себя агрессивно и кривя страшные рожи. Как только Веточка приблизилась к нему, тут же от пленного посыпались ужасные словечки в её адрес, смысл которых был один, - он называл её чудовищем. На что, девушка ответила тихим и спокойным голосом:
- Нет. Это ты - монстр.
С этими словами Веточка со всей силы вонзила ему в грудь обсидиановый нож. Ещё когда она была человеком, ей давно хотелось это сделать, - наказать клеветника, избивавшего и издевавшегося над ней в школе.
Но Нельсон не умер. Его ждала участь хуже смерти.
С хладнокровием девушка наблюдала, как у кричавшего от боли хулигана глаза засветились синим светом, а также за превращение своего давнего врага в более страшного монстра, - Ходока. Теперь он должен будет защищать их лес от других людей.
И это было только начало...

Отредактировано Элис (2019-08-11 21:01:18)

+9

28

Конкурс закрыт


Итак, время окончательно вышло, я даже выждала дополнительных два дня. И теперь голосование. Уверена, многие уже успели всё прочесть, но если нет - давайте наверстаем. В конце концов, мы шикарны.
Традиционно даю три голоса каждому желающему проголосовать. Пожалуйста, спрячьте их под скрытый текст. По желанию оставьте свой комментарий к работам! Уверена, участвующим будет приятно и интересно.

Код:
[hide=100000000]1
2
3
[/hide]

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/fox/fox-8-.png
Голосование

+1

29

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

30

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

31

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

32

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

33

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

34

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

35

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Коментарии оставлю после голосования, чтобы было не слишком уж очевидно...

+1

36

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

37

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

38

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

39

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

40

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1


Вы здесь » Code Geass » Конкурсы и развлечения » ッ Родила царица в ночь