По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 28.12.17. We are blinded


28.12.17. We are blinded

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Дата: 28 декабря 2017 года
2. Время старта: 01:00
3. Время окончания: 03:00
4. Погода: сильный ветер, облачность, холодно
5. Персонажи: Юфемия ли Британия, Куруруги Сузаку
6. Место действия: 11 сектор, резиденция генерал-губернатора, личное крыло.
7. Игровая ситуация: Сузаку находит Юфи в дальних комнатах.
8. Текущая очередность: Юфи, Сузаку

+2

2

[indent] Комната сумрачна, лунного света недостаточно, чтобы рассеять поселившийся мрак. Затаившиеся тени скрадывают любые блики, что отражают оконные стекла, прочерчивают границу. Юфи пугается, когда открывает глаза. Потому что тьма уже не отступает. Принцесса подбирает под себя ноги, пряча обнаженные лодыжки от холодного дыхания монстров под софой. И со страхом оглядывается, ожидая увидеть пресловутую галку где-то в темноте. Одежда шуршит, повинуясь движению, на пол со стуком падает деревянный гребень.

[indent] Принцесса любит тепло, потому что она безопасно. В этой части её крыла — нет тепла. Все замирает — и Юфи тоже, — в ожидании неотвратимого. Но комната остается безмолвной, все крыло замерло и даже уличные прожекторы погашены к этому времени. Словно ничего не случилось, Юфи хмурится. Вместо головной боли у неё теперь звенящая пустота. Такая, что она собственного дыхания пугается, которое кажется ей слишком громким, по мере того, как затихает звук от падения гребня. Юфи на секунду кажется, что все лишь дурной сон, она забылась сном в кабинете, но вьющиеся волосы свободно ниспадают, а она точно убирала их вверх.

[indent] Юфемия глаза закрывает ради того, чтобы вспомнить тихий голос, убеждающий её в чем-то немыслимом; слегка неуверенный голос и острый взгляд из-под тёмных прядей — помощника тетушки. У принцессы много родственников, с которыми ей не слишком повезло, и проницательность никуда не теряется. Сейчас Юфи понимает, что дрожь в голосе при докладе была мнимой, взгляд был куда красноречивее. Она вспоминает о деталях доклада, а после вскакивает, наступая ступней на гребень под ногами, чтобы подбежать к окну. Но за ним пусто — никаких следов. Юфи убеждает себя в том, что кровь была бы видна даже в чернильной траве, потому следует принимать всё как сон. И судорожно-облегченно выдыхает.

[indent] Только боль в ступне настигает. Если гребень реален, то и всё остальное не было постановочным. Принцесса комнату осматривает в полной темноте, ощупывает шторы на всякий случай. Юфи всего лишь нужно выйти, там люди, подчиненные, все они военные. И Сузаку совсем рядом, сама так решила. Но она словно замирает, подвластная чужой воле. От тяжелых портьер слегка пахнет пылью, что напоминает ей о таких же прятках внутри резиденции и страшной находке. Юфи кусает губу до крови, отпуская ткань. Ей нужно отсюда выйти, чтобы обдумать всё произошедшее. Потому принцесса бредет к дверям, не замечая оставленной книги и мебели на пути, предсказуемо натыкаясь на журнальный столик коленями и падая с тихим вскриком.

+5

3

Когда он вернулся в свои комнаты, на мир за окном уже опускалась плотная пелена темноты. Двор и окрестности резиденции генерал-губернатора вечером освещались ярко – то ли чтобы разогнать тьму, то ли чтобы привлечь внимание, но ближе к ночи система безопасности отключала иллюминацию, оставляя только редкие фонари – Сузаку они чем-то напоминали сигнальные огни корабля. Возможно потому, что вся резиденция смахивала на гигантское судно. Одновременно крепость и ловушка – Сузаку начал погружение во все детали обеспечения безопасности десять дней назад, но, хоть и не чувствовал открытой тревоги, подсознательно постоянно был начеку. Не из-за себя, естественно, - он не задумывался о своей собственной участи никогда, он думал только о том, может ли безмятежно спать здесь Юфи. Было бы лучше, если бы во всех схемах, графиках и стопках личных дел он видел проблему, но это было не так. Он просто ощущал постоянное, бессознательное опасение.

То, что находилось внутри этой крепости, было опаснее того, что могло угрожать ей снаружи – это то, о чём Сузаку не колебался сказать самому себе, но он не ощущал давления тревоги – потому что Сузаку почти забыл, что значит жить в спокойном мире. Он не привык чувствовать себя в безопасности и даже не ощущал это неправильным. Но сегодня его тревога была другого рода. Он ждал Юфи - даже думать не мог, чтобы спать спокойно, пока она не вернулась в свои покои, но её до сих пор не было. Встреча с кем-то из семьи - ничего страшного в том, что её это задержало, наверное, с кем-то из родни можно было проговорить и всю ночь, но - нет. Ему казалось, что, будь это приезд кого-то близкого для неё, она бы упомянула. А если не близкий, она не должна была пропасть до ночи.

Сузаку умел держать себя в руках, но лишь пока видел причину. Когда часовая стрелка щёлкнула, встретившись с минутной на полуночи, он одним движением отвернулся от тьмы за окном и вышел из своих комнат. Её безопасность волновала его больше условностей - шагнув за внутренний порог ожидания он отправился на поиски начиная с её покоев - в них было темно и пусто, Юфи не появлялась там. Уходя от её кабинета, он сжал челюсти, так что дёрнулись углы губ - пока прямых оснований поднимать тревогу нет, он не должен демонстрировать своё беспокойство охране. Выяснить, где находится принцесса, у них можно было без привлечения лишнего внимания. Точнее, с привлечением меньшего внимания, чем при просмотре видео с камер наблюдения.  Вариант о вопросе, заданном Аарону, Сузаку не рассматривал.

Юфи была в личном крыле - Сузаку потребовалось слишком много времени, чтобы узнать это, но всё же это было тем, что он искал. Поблагодарив солдата за эти сведения совершенно искренне, он направился туда - так быстро, как было приличным. Личное крыло в резиденции не было скромным - личные покои принцессы располагались лишь в одном коридоре, но само крыло было значительно больше. Далеко не во всех его частях лежурила охрана, свет практически везде был потушен. Шаги Сузаку в полумраке, освещённом только прозрачным светом города за окнами, твёрдым стуком отдавались в голове, реже и суше стука сердца. Сузаку не пугала темнота, он заглядывал в комнаты без колебаний, долгие секунды прислушиваясь к тишине. Минутная стрелка на часах щёлкнула, завершая оборот, Сузаку сощурился, продвигаясь вперёд - и в следующее мгновение вскинулся, услышав вскрик. Он не мог бы спутать голос.

Он бросился на звук, не теряя ни мгновения, схему этажа он помнил, поэтому почти не сомневался, как попасть в нужную ему комнату. Он распахнул дверь рывком - его правая рука была уже за спиной, на рукояти пистолета. На выстрел в случае необходимости ему потребуется меньше секунды.

- Юфи! - в комнате была полная темнота, тусклый свет из-за спины Сузаку выхватил из тьмы розовые локоны и стройные лодыжки. Резкий, почти жёсткий голос Сузаку растворился в душной темноте. Он замер, выдерживая паузу, позволяющую оценить обстановку, но он не чувствовал больше ничьего присутствия. Отпуская рукоять оружия, он сделал медленный шаг вперёд, а потом рывком ускорился, оказываясь рядом.

+5

4

[indent] Боль не была отрезвляющей, она просто была — колени саднило на периферии, белую кожу рассекли малоприятные вдавленные линии. Они не наполнялись кровью, лишь разливались краснотой и небольшим отеком. Юфи не обратила никакого внимания, не оправила подол платья и не потянулась, чтобы проверить. Она не сделала ничего, лишь замерла испуганно, мгновенно растеряв всё желание покинуть внезапно безопасную комнату. Неяркий свет коридора, хлынувший потоком в комнату, ослепил на долгие несколько секунд. Тёмный силуэт сложно было опознать сразу же, Юфи распахнула глаза до рези и дернулась назад, нащупывая ладонью треклятый гребень. Сделать из него оружие было невозможно — как им причинить достаточный вред? Но пальцы сомкнулись крепко, совсем как учили, сознание только заметалось безумно.

[indent] Тогда было точно так же, как сейчас. Распахнутая дверь, яркий свет коридора военной базы, слишком чистый в сравнении с мягким ночником в комнате принцессы, и неизменно горячая красная кровь, веером брызг легшая на простенькие туфли. Тогда она не взяла с собой ничего особенного, трусливо подчинившись приказу старших и бежав от другого распоряжения. И гребень тоже был словно оттуда, дерево словно до сих пор хранило прикосновения той девочки, нагреваясь в самом деле от хватки принцессы.

[indent] И девочки до неё, что пришла с горьким древесным ароматом из рассеченных царапин, украсивших светлую натянутую кожу странным узором. Форма благородной академии сидела так нелепо на её тщедушном тельце, но никто этого совсем не замечал. Даже теперь всё казалось идеально правильным. Безукоризненное совершенство. Именно такие аристократки должны были быть в подругах у принцессы богатейшей в мире Империи. Так и было до тяжелого пиджака, который хранил остатки тепла и никакого аромата от человека, что носил его до. Кем они были? Вес того пиджака вернулся спустя долгие годы с единственно-верным ответом и ладонями на её плечах. Взгляд глаза в глаза был совсем как тогда, совсем как последовавший приказ.

[indent] Собственное имя скользнуло в сознание знакомым голосом, принося незнакомый сейчас покой. Оно вытеснило бездумные мысли-воспоминания, что бились вспугнутыми светом летучими мышами, жадными до крови. Юфи мгновением затихла, прекратив нелепую возню, только задышала горячо и шумно. Сузаку, — лишь мыслью, но не выпуская гребень. Личный рыцарь стал для Юфи остовом, страх не позволил остаться безоружной, а взгляд влажно уставился в проем за его спиной. Глаза уже обвыклись, стали различать детали — и там никого не было. Юфи выдохнула, расслабившись, подпуская Куруруги достаточно близко.

[indent] Юфемия не восстанавливает разрозненный покой одним лишь присутствие рыцаря. Она просто вдруг понимает, что Сузаку полностью исключен из болезненных воспоминаний. Там его нет, это словно огромное белое пятно, что осталось незапятнанным красным веером, оно отражает свет и поглощает всё остальное. Потому Юфи цепляется пальцами за ткань, тянет Сузаку на себя, роняя подспудным камнем:

[indent] — Они вернулись.

[indent] От Куруруги разит запредельной безопасностью прямо сейчас, Юфи же затапливает нервное желание спрятаться где-то между стеной и ним. Пальцы сжимаются болезненно-сильно, принцесса не заговаривает, но тонет в несвязанных между собой репликах, захлебываясь открывшейся правдой — и не произнося ни одного четкого слова истины. У неё приступ ужасной истерики, вернувшаяся многократно усиленная головная боль и соль, разъедающая надкушенную губу. Юфи пугается первого же громкого звука, вновь смотрит на дверь, прижимаясь сильнее. Аарон — разве его так зовут? — не должен её услышать.

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 28.12.17. We are blinded