По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 27.12.17. Скифские стрелы


27.12.17. Скифские стрелы

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Дата: 27 декабря 2017 года
2. Время старта: 22:00
3. Время окончания: 00:00
4. Погода: сильный ветер, облачность, легкие заморозки
5. Персонажи: Юфемия ли Британия, N.N.
6. Место действия: 11 сектор, резиденция, личное крыло
7. Игровая ситуация: прошёл почти месяц с назначения Юфемии генерал-губернатором и появления принцессы, как политического деятеля. Новая фигура на доске привлекает внимание, но только посвященные начинают догадываться о том, что скрыто в личном окружении Юфи.
8. Текущая очередность: по договоренности.

0

2

Небольшая комната была пропитана ароматом ладана. Размеры помещения скрадывались еще больше тусклым светом лампы и голуовато-серым лунным свечением сквозь приоткрытое окошко, что выходило во внутренний двор дворца. Из него во всех подробностях была видно был виден царский палисадник запорошенный снегом и одинокие пустынные лавочки, где летом часто можно было встретить императорскую чету. На первом плане виднелись двое мужчин в черных плащах, внимательно осматривающихся по сторонам, словно они искали или ждали кого-то. Позади них, на одной из лавочек, расположился стройный человек в зеленом кителе, таких же брюках и с золотого цвета эполетами. Человек просвещенный без труда бы узнал форму офицерского состава ВВС. А рядом с ним - еще фигура в военной форме. И вроде бы на ветер промозглый, жанный стиль одежды запрещен на территории дворца. А этой парочке, казалось бы, все не почем. Да и окружающие не сильно обращали на это внимание.
Напротив окна стояло анатомическое кресло, в котором сидела светловолосая женщина неопределенного возраста, одетая в просторное, скрывающее фигуру, отороченное золотой каймой платье. Лицо женщины сужалось к подбородку, красивые руки нежно поглаживали ручки кресла. Женщина не отрываясь смотрела на тех людей снаружи и на ее губах изредка появлялась улыбка. Рядом с креслом стоял спортивного телосложения мужчина в красно-черном костюме, украшенном золотистым тиснением. Под его левым глазом была странного вида татуировка в виде красного шрама, а на груди висел амулет с аметистом. Черные вороненые волосы были аккуратно подстрижены, лицо - бесстрастно. В дверях стояла прислуга.
Женщина коротко кашлянула.
- Ты хорошо постаралась, Клэр, - сказала она.
- Вы могли на меня положиться, мисс Сандерс, - опускаясь на колени отозвалась девушка-горничная.
Светловолая женщина улыбнулась, почувствовав напряжение в ее интонациях, и спросила:
- Скажи, Клэр, Юфемии пойдет титул "императрицы Священной Британнской Империи"?
- Этот титул пойдет любому, госпожа.
- Я спрашиваю не об этом.
- Возможно, ей не очень понравится способ, которым можно добыть этот... титул.
- Знаешь... - женщина в кресле повернула голову и сквозь полумрак ее золотые словно мед глаза вгляделись в лицо прислуги. - Ты преданно служила мне, еще когда на этом троне сидел принц Ренли. И не твоя вина в том, что руководство нашей организации допустила оплошность. Но я понимаю, что острота этой ситуации значит для тебя так же много как и...
- Вам угодно дать мне особое задание? - Клэр склонила голову. Ее голос оставался таким же тихим, но теперь в нем появилась военная четкость.
- За это время у тебя появилась плохая привычка перебивать меня. Уж не Иллэйн ли тебя этим заразила?
Златоокая улыбнулась, обнажив ряд безукоризненных зубов, сверкнувших в свете лампы.
- Временами ты напоминаешь напоминаешь мне своего отца...
Клэр немного поежилась.
- У вас всегда столь длинная преамбула, прежде чем давать щекотливое... э-э-э.. поручение. У вас есть какой-то план?
Женщина в белом резко отвернулась, чтобы скрыть игривое выражение глаз, спросила:
- Ты ведь знаешь, если действия твои приводят к дурным последствиям, то судить тебя надо за последствия, а не за объяснения причин их вызвавших. Так и тут. Твой отец ведь погиб в Европе просто за то, что был Британнцем?
- Так мне сказали, госпожа. Мы всегда будем лакомым кусочком для всех террористов. А что будет, если наш Император погибнет - я и подумать боюсь.
- Естественным наследником должен будет стать принц Шнайзель, - продолжила женщина в кресле. Правда это произойдет, если другие отпрыски императора не будут против.
- Не думаю, что в случае проблемы в стране они будут грызть своих родных. Я долго служила принцу Ренли… И что-то смогла почерпнуть, хотя бы о нем. Да и принцесса Юфемия...
- Об этом сложно судить, милая Клэр. Многие вещи легче сказать, чем сделать. Так и здесь. Желание власти пробуждает сокрытые мысли в каждом из нас.
- Но чтобы такое...
- Не впадай в небрежность, свойственную нынешней Британнии, Клэр. Не скатывайся в дурной тон. Упуская детали ты становишься уязвима. А раз уж мы пришли к этому... Не могла бы ты привести сюда Юфемию? Передай ей, что с ней хочет поговорить тетушка Ева. Что у меня не так много времени, и до утра я тут не пробуду. Но мне надо ее увидеть и удостовериться, что с ней все в порядке.
- А почему вы просто не навестите ее в своих покоях? Я могу проводить вас...
- Ты меня не слушала Клэр. Я собираюсь сдернуть с вас эти наряды горничных.
Сейчас служанка поняла, чего хочет достичь этой атакой светловолосая женщина. Это было частью арсенала уловок, интриг и чего-то, что она пока не улавливала. Девушка почувствовала, что земля словно уходит из-под ног.
- Ты слышишь меня, Клэр?
- Я внимательно вас слушаю, госпожа.
- Приведи мне ее сюда. Немедленно. И так, что бы ни одна живая душа не знала об этом. Эрхейст пойдет с тобой в качестве сопровождающего на случай непредвиденных проблем.
- Миледи, за вас я пойду в огонь и воду, но это...
- Это приказ, Клэр.
Прислуга судорожно проглатила слюну и начала внимательно смотреть на фигуру в кресле.
- Это приказ, Клэр. Ты поняла меня?
- Слушаюсь и повинуюсь, госпожа, - тон служанки не изменился ни на йоту.
Она поднялась с колен и вышла за дверь.
Женщина поманила пальцем к себе мужчину возле кресла. Тот наклонился. Губы златоокой приблизились к его уху и она прошептала.
- Когда вы приведете сюда принцессу и оставите нас наедине - Клэр должна исчезнуть. Ее партия завершена.
Мужчина молча поклонился и вышел. Спустя мгновение за дверью послышались удаляющиеся шаги двух людей, а светловолосая женщина налила себе стакан красного вина и, закрыв глаза, откинулась на спинку кресла.

Отредактировано N.N. (2019-04-16 13:46:42)

+1

3

За пару недель Юфемия привыкла к новым именам, странным встречам, которые нигде не документировались, но впервые была заинтригована беспардонностью приглашения. Человека, сопровождавшего вроде бы знакомую прислугу, она видела первый раз. Хмурые морщинки разом пересекли чистый лоб, а костюм стал слишком удушлив для позднего вечера — Юфи порадовалась, что успела распустить волосы, позволив себе расслабиться.

Приглашение не имело никакого смысла. У неё не было тетушек с таким именем — уж собственную семью во всех поколениях она знала. Можно сказать, это выходило в процесс обучения принцесс. Да и страх служанки был виден невооруженным взглядом, даже Юфи понимала — происходит что-то, что она не может сейчас понять. Ведь горничные не приходили и не обращались напрямую к ней со странными посланиями.

Юфемии самую малость обидно — в резиденции теперь хозяйка она, а чужие слова звучат, как приглашение на ковер в кабинет директора. Проходя в высокие двери, она видит примерно ту же картину, что себе представляла. И это, к её собственному удивлению, злит — никто не смеет так обращаться с ней, будь она хоть трижды очередная императрица. Ну, а о ком ещё можно подумать, когда тебя приглашают к неизвестной тете? Женщины всегда были страстью отца.

— Приветствую вас, — спокойно, в чем-то даже величественно произносит принцесса. Юфи обращается к полутеням, потому что уставшие глаза не успевают переключиться между светом коридора и полумраком комнаты. И нарушает все кодексы приличия, спрашивая чуть нагло: — Кто вы?

И только потом сосредоточенный взгляд сиреневых глаз выхватывает из тени за окном военную форму. Юфемия крепко сжимает губы, а тонкие пальца нервно комкают ткань юбки — браслет, единственное украшение на принцессе, звенит в такт движению. Юфи глотает комок, хмурится болезненно, напряженно держит осанку, но не находит сил спросить о том, что происходит.

Весь близкий круг знал о небольшой проблеме третьей принцессы. Большая часть врачей уповали на то, что дела помогут ей отвлечься; а старшие по-прежнему отдавали приказы — и ни один военный в резиденции генерал-губернатора 11 сектора не смел бы ослушаться. К счастью, Юфи успешно проходила лечение, потому не сорвалась в тот же миг, рассмотрев знакомые знаки отличия. Но кровь, кажется, снова оказалась на её туфлях — таких наивно смешных для военного штаба.

«Сузаку». Тлеет мыслью, которая помогает успокоиться, хотя принцесса и знает — в этой комнате нет её рыцаря. И благих намерений, кажется, тоже нет. Но она уже пришла, потому прикрывает глаза, собираясь с силами, а после вскидывает голову и спрашивает достаточно громко:

— Что происходит? — кажется, умение справляться со своими страхами приходит к ней вместе с тяжестью должности. Генерал-губернатор делает шаг вперед, проходя в комнату, не намереваясь жаться у дверей.

+1

4

Прошло не так много времени, когда за спиной златоокой вновь раздались шаги и знакомый голос принцессы огласил помещение. Ева чуть выносит полу постой бокал перед собой, пристально изучая отражение на хрупкой глади стекла. Ей интересно все: манеры, поведение, слова. Каждый жест, который невольно сделает принцесса, оказываясь запертая в клетке безвыходной ситуации.
- Ты такая шумная, Юфи, - Ева специально выделила имя. - Папочкин характер.
Рука аккуратно ставит бокал на стол, и женщина поднимается со своего места, поворачиваясь лицом к принцессе.
- Мне надо сказать тебе нечто важное, хотя я понимаю, что мои слова могут напомнить тебе нечто неприятное из прошлого, а это может принести тебе определенный вред. Присядь.
Белокурая сделал жест в сторону кресла, где недавно сама находилась.
- Клэр, там, снаружи, присутствуют люди в нежелательном, - Сандерс выдержала паузу, - виде. Думаю, что с этим стоит что-то решить. Он поможет тебе.
Все это время бессмертная не обращала никакого внимания на находящуюся здесь коронованную особу. Словно кроме ее самой, прислуги и того мужчины в комнате никого не было. Когда же эта парочка, поклонившись, покинула комнату, взляд медовых глаз вновь устремился на наследницу.
- А внешне... Марианна. - Ева улыбнулась. - Мне искренне жаль, что ты не помнишь меня. Когда ты была ребенком, мы с сестрой, у нее еще были такие красивые зеленые волосы...
Ева жестом показала длину волос Шицу.
- Часто навещали вашу семью. Мы были дружны с твоей матерью, да и отец был нашим... - Сандерс приложила палец к губам и посмотрела в потолок, словно что-то обдумывая. - Добрым другом и опорой. Скажем так.
Беловолосая помолчала и посмотрела на принцессу, пытаясь понять, какое впечатление произвели на нее слова бессмертной. Сейчас они были лишь вдвоем. Им никто и ничто не могло помешать. Потребовалось немалое искусство, чтобы устроить эту встречу.
- Я слышала про ужасный инцидент, что с тобой произошел и как только смогла - пришла удостовериться, что милая принцесса в порядке. - самая добрая улыбка озарила уста златоокой. - Все-таки, к тебе я всегда испытывала особую симпатию. Может обнимешь тетушку?
Обычно в таких ситуациях любящие люди отбрасывают все страхи, эмоциональные маски и защитные барьеры. Ведь ты переживаешь за близких тебе людей. Сандерс же делала все наоборот. Она никогда не испытывала таких эмоций. И для нее все это - игра. Но не защитная, а нападение. Она не делала этого с тех пор, как ей пришлось играться со старым Таннаком на Тиморе. Что ж, не так много времени и прошло с того дня. На лице белокурой играли чувства, которые действительно подтверждали ее слова: она искренне тосковала и волновалась.
Да, все именно так. Прежде чем делать следующих ход нужно предрасположить человека к себе. И нет ничего лучше, чем надавить на старые воспоминания. Когда ты теряешь хотя бы часть их, неважно сколько по длительности, ты определенно будешь сомневаться в том, что из них настоящее, а что - нет. Любое сказанное тебе слово, граничащее с фактами реальными, заставит тебя допустить вероятностный исход того, что ты просто забыла

Отредактировано N.N. (2019-04-18 18:33:43)

+2

5

Принцесса почти доходит до середины комнаты, но замирает в полушаге, чтобы после опустить туфельку почти со стуком. Это её резиденция, а значит и правила её — только вот рука продолжает беспомощно комкать подол. Она слышит этот голос впервые, но женщина перед ней слишком прекрасна. И вполне может быть их тетей, кто же, в конце концов, решится разбираться в запутанных связях Британской императорской семьи? Юфи сглатывает перед ответом, напоминание о погибшей императрице проходит мурашками по коже.

— Эвелина. Императрица Эвелина — моя мать, — поправляет она с легкими прохладными нотками в голосе. Она никогда не считала, что в ней есть что-то от отца, потому замечание считает неуместным. — Я часто проводила время с Лелушем и Наннали.

Юфемия почти произносит — а вас я не помню, — но вовремя осекается. Губернатору не к лицу торопиться, к тому же имя брата бередит воспоминания. И она всё ещё не знает того, с какими целями приехала неизвестная ей женщина. Высокий статус которой несомненен — тетушка легко проходит в охраняемую резиденцию, да и слишком привлекательная внешне, что подчеркивает дорогой одеждой. Юфи относится с недоверием лишь мгновения, но легко верит в лицедейство.

Принцесса действительно многое пережила. Из семьи едва ли пятеро знали о появившейся у неё слабости. Поэтому она оставляет подозрительность, разжимает пальцы на собственной одежде и доверчиво протягивает руки, чтобы обнять нагрянувшую родственницу. Но не делает и шага вперед, оставаясь на середине комнаты, будто проводит невидимую черту.

— Добро пожаловать, — улыбается Юфи тепло и открыто, сохраняя вежливость в реверансе и наклоне головы. И мягко журит: — Вам следовало предупредить меня о визите.

Она легко вспоминает другую девушку, отнюдь не зеленоволосую — а с длинными белокурыми волосами, что попала в камеру 11 сектора. Быть может, эта женщина — её мама? Они чем-то неуловимо похожи. Юфи досадливо морщится, не желая вспоминать тот инцидент. Детство же остается покрыто легкой дымкой тайны, принцесса почти не помнит Марианну, лишь смехотворные обвинения в сторону старшей сестры.

— Надеюсь, вы меня простите за мою память, — с почтением продолжает она разговор, подчеркивая, что не помнит стоящую перед ней тетушку.

+2

6

- Я в курсе. - Ева улыбнулась, чуть склонив голову на бок. - Но ты на нее со всем не похожа. Как я и говорила, мы были дружны с твоей матерью. И ты всегда старалась быть на нее не похожей. Наверное поэтому вы с ней так и не смогли найти общий язык. Точно так же нет ничего удивительного в том, что ты напоминаешь Марианну. Почти все свое время ты проводила с другими детьми. А Марианна... Она была выдающейся женщиной. Сильная, красивая, статная, манерная. В тебе тоже все это есть.
Заметив, что Юфемия застыла посреди комнаты, бессмертная лишь тяжело вздыхает.
- Ну мы же не на званом ужине, в конце концов, - после чего подходит к принцессе и крепко ее обнимает. - Можешь чуточку расслабиться. Все эти формальности ни к чему. Мы тут одни.
После чего разворачивается к наследнице спиной и направляется к окну.
- С учетом того, что ты пережила - нет ничего удивительного, что ты не помнишь некоторых вещей. Тебя не за что в этом винить. Пройдет время - и память вернется. А что касается предупреждения... Видишь ли, мы с твоим отцом немного поругались. И велика вероятность, что он запретил бы мне с тобой встречаться. Даже сейчас...
Сандерс недовольно хмыкнула в сторону.
- Судя по одеждам - это его ребята.
Беловолосая была уверена, что принцесса сумела их увидеть. Иначе ее бы реакция была иной. Как же все просто. Перед ней стояли фигуры с закрытыми ушами и глазами. Они видели то, что должны были видеть, а слышали лишь то, что им дозволялось. Каждый человек в этой комнате, да и снаружи, снаружи был коллизией бесплодной драмы, плоть этих людей можно было отделить от костей, обнажив омерзительные скелеты, коими они в действительности и являлись. Их тела, одежды, лица - все это воплощения их личного персонального ада: иссушенной груды запечатанных внутри переживаний и страхов. Куклы, которые двигаются не сами по себе.
- Поэтому приходится изощряться. И просить тебя о встрече в такое время. Как я и говорила, у нас не так много времени как хотелось бы. Но...
Ева оцепенении застыла на месте, лицо ее покрылось мертвенной бледностью. Пальцы бессмертной начали выбивать дробь: дважды удар мизинцем, трижды - указательным пальцем, средним - дважды, мизинцем еще один удар, средним пальцем - два и... все сначала в той же последовательности. Когда-то давно она заметила такое поведение у людей, которые пребывают в напряженной ситуации. Когда что-то осознаются и выхода не видят.
- Нет, Клэр, стой! - громко крикнула златоокая. - Назад!
К фигурам за окном присоединялась служанка. Ее же спутник стоял поодаль, стараясь не особо вмешиваться в происходящее. Что ж, это логичной действие, если ты не работаешь во дворце. Так что все складывалось как нельзя лучше. Пусть принцесса и стояла поодаль, но такое поведение должно было заставить ее действовать. Хотя бы подойти ближе. Это обычная реакция для людей: что-то страшное происходит, надо видеть и разбираться. Именно это и нужно. Стоит наследнице подойти к окну и первый акт будет завершен.
Ноги беловолосой словно подкашиваются, она начинает медленно опускаться на пол.
- Не ходи, Клэр...

Отредактировано N.N. (2019-04-21 23:30:06)

+1

7

Упоминание о матери и их непохожести режет без ножа. Юфи всегда мечтала быть похожей сначала на мать, а после — на сестру. Впрочем, как и все девочки её возраста. Но всё менялось постепенно, отчуждение между ними росло по мере взросления Юфемии и вот, для маленькой принцессы осталась только сестра. Воспоминанием тает последний с ней разговор.

Принимая объятия, Юфи напрягается, но стискивает ладони чуть больше, чем того требуются приличия. Причина простая — отец. Принцесса не помнит того дня, когда виделась с ним последний раз. Его успешно заменяли старшие братья, потому ей даже чуточку стыдно. По словам тетушки выходит, что папа заботится о ней и, самое главное, помнит — раз запретил бы видеться. Перед окончательно запутавшейся Юфи встанет очередной вопрос — а почему? И слова Евы его лишь подкрепляют.

— Я забыла... — непонимающее клонит голову Юфи, чувствуя, что виски давит, а к глазам подползают чёрные мушки боли. — Что?

Всех этих людей она видит впервые, и осознание этого факта беспокоит её. Резко проявившаяся нервозность пугает третью принцессу, она не успевает даже озвучить следующий вопрос. И переводит взгляд на окно, где разворачивается драма. Сиреневые глаза распахиваются с двойственным удивлением, связывая людей отца с преступниками — Юфи пугается, но делает два поспешных шага вперед, а после вздрагивает от вскрика. И словно просыпается, резко разворачиваясь на каблуках — юбка обвивает ноги, путая; волосы хлестко бьют по спине, окутывая и спутывая стройную талию.

—  Мы должны помочь! — Восклицает она, быстро направляясь к двери, чтобы позвать охрану. Где-то внутри она уже знает, что ничем не сможет помочь — никто бы не успел. Если это люди отца, то её приказ для них не будет иметь веса. Но поворачивается спиной к разворачивающейся драме как раз по этой причине: не хочет видеть.

+1

8

Она отвернулась. Ева слегка прикусила губу. Что ж, это было вполне предсказуемо. Все-таки, Юфемия не совсем готова занимать этот трон. С другой стороны, возможно ее мягкость и боязнь собственного бессилия будут играть на руку.
- Как ты думаешь, могли ли солдаты твоего отца просто так явиться сюда? Даже если послать туда всю твою охрану - ты сможешь пойти против отца?
В голосе слышны нотки тревоги и страха. Ева молча наблюдает разворачивающуюся сцену смерти служанки. И как Николь после расправляется с солдатами. Его взгляд быстро переводится с тел жертв на окно и Ева, чуть заметным кивком, дает ему знак. Пора возвращаться. Ты смогла не увидеть всего, но тебе не избежать этого. Как бы ты ни старалась, принцесса.
- Уже все закончилось. Николь справился. Но мне жаль девочку. Она верой и правдой служила многие годы вашей семье и твоему брату. Ты как? в порядке?
Голос дрожит словно лист на ветру, бессмертная хорошо играет роль испуганной и взволнованной женщины. Ева занавешивает шторы и подходит к Юфи, обнимая ее за плечи.
- О чем только думает этот старый дурак. Присядь.
Сандерс подталкивает девушку опуститься на бархатный диван в углу. Что ж, мы будем играть в медленную игру. Настолько медленную, насколько это потребуется. Именно так думает златоокая. Ведь в достижении ее целей не важно время. Она живет столетия и этот небольшой отрывок жизни тоже сможет проглотить.
- Знаешь что мне показалось странным. Они двигались как-то не естественно. Может быть это не люди не твоего отца? Может кто-то их подослал? Ты же знаешь, террористы действует очень активно, но...
Беловолосая замялась. Да, если ты действительно "друг", ты всегда будешь пытаться найти оправдание своими дорогим людям. Ведь и иначе и быть не может. Ты веришь в них, они верят в тебя. Таким должен быть розовый мир, который видят многие из ныне живущих. Глупцы. Дружба эфемерна. Ведь так, Щицу?
- Нет, это точно не может быть он. Я поговорю с ним, непременно. Я все выясню. Обещаю тебе.
За дверью послышались шаги, а через мгновение в комнату вновь вошел спутник НиЦу. Она не стала медлить. И пряма с порога громким и трепещущим голосом задала свой вопрос.
- Что там случилось?
На какое-то мгновение в комнате воцарилось молчание. Мужчина тихо закрыл за собой дверь и внимательно посмотрел на златоокую. Та кивнула.
- Я даже сам не особо успел понять. Все произошло как-то слишком быстро. Она подошла к ним, начался разговор. А потом...
Он замялся.
- Что-то пошло не так. Двух я упустил, двое мертвы. Но и Клэр мне спасти не удалось. Я заметил что-то странное. У них были красные глаза. И какой-то символ в зрачке... Дети так обычно рисуют ласточек…
Да, все именно так. Все подопытные Хельги, кто получал гиасс, клеймились. Это обычное дело. И Амели не исключение. До сих пор для Евы остается загадкой, как эта дрянная девчонка могла сбежать. V.V? Чарльз? Совет? Кому это могло быть выгодно. Что ж, наложив на наследницу гиасс, можно форматировать любого под себя. И Ева не может этого позволить, особенно сейчас.
- Ты говоришь ласточек? Можешь нарисовать? - она говорит все так же взволнованно и поглаживает принцессу по спине. Ее взгляд хоть и устремлен на Николя, но боковым зрением она продолжает изучать Юфи. А ее спутник. Что ж, он продолжает стоять в дверях. Даже если принцессе захочется убежать - у нее не выйдет.

Отредактировано N.N. (2019-04-21 23:58:26)

+1

9

Внутри тревожно бьются птицы, и Юфи чувствует их нервно скребущие по ребрам коготки. Принцесса вздрагивает всем телом, потому что она отвернулась, но не закрыла уши. Происходящее, пусть и заглушено оконными стеклами, но отдается пронзительный криком тетушки Евы до этого. Юфи сглатывает, плечи заходятся дрожью — не слез, а страха. По словам гостьи, всё заканчивается. Но они не успокаивают, принцесса отлично чувствует транслируемые эмоции.

Висок давит болью, потому Юфи позволяет увести себя на диван. Она не хочет думать, потому зажмуривает глаза — хоть и прекрасно слышала задергиваемые шторы, перекрывшие свет, — и непонимающе мотает головой. Все слова про отца уходят впустую, потому что принцесса отказывается верить во все это. В конце концов, она действительно ничего не видела сама.

В горле пересыхает слишком резко, так что ей даже собственной слюны не сглотнуть. Тетушка права, всех в резиденции попросту перебьют. Лишь остается ладонями крепче сжать голову, опустив её вниз. Судя по докладу, её вполне может стошнить, когда она увидит бойню с утра. Хотя давно уже должна была подняться тревога — неважно то, как влиятельны проникшие в резиденцию, практически все тут защищают только её. И сейчас ей необходимы объятия того, кому она верит.

Юфемия ведет плечами, не желая слушать это всё, но всё равно поддается успокаивающему прикосновению, покачиваясь взад-вперед. В голове мелькают образы юношей, что сменяют друг друга с поразительной резкостью — от чернильного к теплому зелёному. Круговерть не желает останавливаться на протяжении всего рассказа. Однако на сравнении с птицами принцесса неожиданно выпрямляется, мечущийся взгляд наполняется пустотой.

— Мне нужен Аарон. — Почти механически произносит Юфи, хотя боль разрывает голову, — Аарон? — Зовет принцесса. Ей нужно отдать приказ: почистить двор, усилить охрану, выставить нежелательных людей. И это имя единственное, которое сейчас произносит она, невидящее уставившись перед собой. Спустя секунды побеждает желание отыскать его самостоятельно, потому принцесса встает.

+1

10

- Юфи, - чуть ли не повелительным голосом резко одернула Ева. - Сядь.
Как хорошо, что место выбрано далеко от покоев принцессы, и никто из личных телохранителей не сможет вмешаться. Да, Сандерс позаботилась обо всем. Она аккуратно стучит ладонью подле себя предлагая Юфемии вернуться.
- Ты не должна давать волю эмоциям, милая. Подумай сама: просто так пройти сюда, в военной форме. Когда все в курсе про табу. Без помощи изнутри это было бы не возможно. Так ли сильно доверяешь людям, кто окружает тебя?
Все именно так. Чем глубже подозрение и ненависть - тем выше шанс склонить ее на свою сторону. Когда принцесса сломается - она все вспомнит. И какая же прелесть, что ничего из слов беловолой не является ложью.
- Ты должна успокоиться и взвесить все. Я тебе помогу. Когда-то у меня была знакомая. И ей помогало расслабиться и собраться с мыслями - когда ей причесывают волосы. - Ева мило улыбнулась и, чуть повершив в корсете, достала из внутреннего кармана тот самый посеребрённый, красивый гребень. Конечно, он не был оригиналом. Точная копия, изготовление которой заняло достаточно долгое количество времени. - Я тогда подарила ей один из своих любимых гребней. Он, конечно, не то что бы драгоценный, но свою работу исполняет великолепно. Присядь, отпусти все происходящее и подумай.
Ева протянула руки вперед к принцессе, стараясь как можно ближе показать ей этот предмет. Бессмертная пройдет по всей памяти этой бедной девочки. Ведь ей, для того чтобы менять воспоминания и выстраивать их на свой лад, не нужен гиасс. Умение выстраивать факты так, как выгодно тебе. Когда ложь настолько тесно граничит с истиной, что вся суть высказываний сводится к интерпретации произнесенного. А когда ты сама - часть всей этой небольшой схемы, то ты получаешь нескончаемый поток информации. Находясь на вершине пирамиды и имея полный доступ ко всему происходящему - ты получаешь небывалую власть. А кроме того, именно Сандерс отдала приказ прикончить Амели. Уж что что, а с этими моментами она была знакома куда лучше многих. Как жаль, что эта история с Иваном заставила ее отбросить свои планы в долгий ящик. И теперь здесь правит балом совсем другой человек.
- Тем более, я не очень припоминаю Аарона. Кто он? Я не видела его в свите твоего брата Ренли, да и при Кловисе... - Ева вопросительно посмотрела на Юфемию. - Тоже не встречала. Да и в детстве как-то никого с таким именем видеть не доводилось.
Этот Кловис. Как же Еву раздражали даже мысли об этом человека. И то что Культ приютил у себя Бартли. Будь ее воля - она давно предала его имя анафеме. Все-таки, надо что-то решать. Неужели настал тот момент, о котором ее предупреждала Шицу? Мир действительно достиг той точки? Культ превратился в инструмент Чарльза. Вместо силы, меняющей мир по велению палочки, он стал приютом для псов, где только и делают что разводят брехающих гончих. В глубине души это давно давило на бессмертную. Возможно, она просто боялась признаться что не справилась? Но сейчас, наблюдая все это... Нет, она определенно поставит точку. Видимо, это последнее, что она делает для Британии. Хотя не так. Для Британии, которую построила она. Но не время думать о будущем. После этой встречи с принцессой она исчезнет. Раз и навсегда. А пока.
- Проблема императорской семьи в том, что вам сложно уследить за всеми вновь приходящими слугами. Среди них может быть кто-то, кто желает тебе зла. Подумай, можешь ли ты выделить кого-то, с кем контактируешь чаще всего?

+1

11

Принцесса плюхается на место жалкой куклой. Лицо мужчины перед ней смазывается влагой, когда ничем не сдерживаемые слезы всё же проливаются. Картинка становится нечеткой, потому Юфи склоняет голову в бок, словно надеясь увидеть чуть больше. Неуловимо черты лица смазываются, показывая совсем другие — схожий разрез глаз, тёмные волосы, холодность. От этого Юфи вздрагивает, словно приходя в себя и слушает чуть внимательнее.

Её Высочество напряжена, она ловит каждое слово тетушки с предельным вниманием. Все доводы работают так, как и должны — потому что Ева говорит правду. Юфемия, конечно же, не была в курсе про введенное табу. Ей не сообщали, позаботившись обо всем самостоятельно к её возвращению. В 11 сектор действительно никто из старших не послал бы военных в форме, только если бы требовалось её защитить.

Но хрупкая теория ломается быстро. Убитая горничная легко бы причинила боль принцессе в любой момент. Кажется, у неё был даже доступ в личные покои — но тут не уверена даже сама Юфемия. Она не видела ни одной официальной бумаги, посвященной этому. Все хранилось на сервере и в головах избранных людей.

— Как же так? — спрашивает она, кусая губы. Голос дрожит, а на гребень в руках Евы она почти не реагирует, лишь поворачивается спиной послушно. Боль чуть слабее благодаря пролитым слезам, но внутри словно звенит натянутая струна. Юфи качает головой, закрывая глаза. У неё острое чувство дежавю. И, меж тем, она слушает.

— Мой личный помощник, конечно же, — легко и по-прежнему уверенно возражает Юфи. У неё нет причин сомневаться в Аароне, потому она даже слегка улыбается. — Он мне много помогал всегда. Его прислал, мм...

Принцесса задумывается о том, откуда же появился её личный помощник, и приходит к вполне логичному выводу:

— Он всегда был при мне. Весь мой персонал тщательно проверяется, — Юфи кивает головой в подтверждение. Меры безопасности её семьи не могут быть подвергнуты сомнению, они необычайно сильны и многоступенчаты. Без магии их не обойти даже очень талантливым людям. Вероятно, по той причине, что все они уже рекрутированы на благо Империи, а никакого волшебства не существует. — Конечно же, с Аароном! Он мне помогает!

+1

12

- Возможно, - тихо произносит Ева. - Все-таки, мы не встречались с тобой достаточно давно, и многое могло измениться. Да и не нянькой же я была при маленькой принцессе.
Белокурая аккуратно расчесывала волосы Юфемии, стараясь говорить успокаивающим тоном. Принцесса задумалась. Значит, слова достигли своей цели.
- Закрой глаза, отдохни. Тетушка позаботится о тебе как всегда, - златоокая целует девушку в голову и переводит взгляд на своего спутника.
- Так что за символ, Николя? - она ждала ответа, делая легкий кивок головой.
- Переливающаяся красная ласточка... Или галка. - он помялся. - Я не силен в творчестве и не могу сказать точно.
- Галка, значит. - Сандерс на какое-то время выдерживает паузу. Все это время она не перестает укладывать волосы принцесс и нисколько не меняет тон. - Красная. Странности какие. Ты, кстати, обследовал тела? Может у них были какие документы или бумаги? Все-таки, принцесса недавно вступила в должность, может это лишь совпадение и их целью было что-то иное? К примеру, связанное с братиком Ренли или господином Кловисом.
Будь на месте этого мужчины кто-то другой, возможно бы он и не смог уловить к чему клонит бессмертная. Но, являясь верным спутником немезиды, Николя хватало и половины фразы осознать. В каждом ее вопросе было скрыто утверждение. Надо лишь верно читать слова.
- Я обследовал их тела, но ничего особенно стоящего не нашел. У одного в кармане разве что какой-то клочок бумаги с кракозябрями.
- Хо?, - интонация сменилась на вопросительную. - И ты его принес мне?
- Нет, госпожа, выкинул. Подумал, что какой-то мусор. Для меня ведь это в новинку, сами понимаете...
Ева тяжело вздохнула. Руки перестают играть с волосами Юфемии, и златоокая вкладывает в ладошки принцессы гребень.
- Подвел ты меня, Николя. Ну хоть что-то ты смог разобрать? Буквы, слова? Если это бумага, да и со странными символами - наверняка что-то связанное с Кловисом. Вспомни.
Слуга мешкал. Сейчас ему нельзя ошибиться. Ведь его ошибка может стоить всей игры Сандерс. Он думал, перебирая все возможные варианты. Уверенность в том, что белокурая сводит все к Кловису лишь усиливалась. А тот, вместе с Бартли, изучал...
- Гиасс, - нерешительно произносит он. - Слово не значащее абсолютно ничего. Я даже не уверен, что такое существует в природе.
Ева улыбается, одаривая протеже кивком.
- И правда. Какое странное слово. - женщина складывает руки на груди и, закрывая глаза, откидывается на спинку дивана.
Что ж, этот момент из памяти нерадивой доченьки тоже стирали. Вспомнит ли?

+1

13

Юфи закрывает глаза, наслаждаясь легкими прикосновениями, что натягивают локоны, а после отпускают воздушной волной. Принцесса даже слегка улыбается, пусть голову и разрывает болью. Прикрыв глаза, ей кажется, что в окно дует прохладный ветер, а воздух вновь наполнен тихим стрекотом насекомых. Где-то вдали шумит фонтан, щебечут школьницы благородного происхождения. Спокойствие приходит вместе с сонливостью.

На самом деле, Юфемия прислушивается к разговору. Она ни на секунду не забывает о том, кто она такая. Их учили слушать так, а после говорить, чтобы слушали уже все остальные. Но сейчас ей не хочется говорить, улыбка лишь становится ярче при упоминании братьев. Кловис был одним из её любимых братьев, идеалом, что разрушился по вине неизвестного убийцы. Пусть она улыбается, но тревожная морщинка пересекает лоб.

Конечно, это из-за потери брата. Он погиб таким молодым. Это вообще абсурд, что кто-то смог добраться до члена императорской семьи. Кловис мёртв — и это единственная причина, по которой Юфи больно сейчас. Она в этом уверена, поэтому готова задать встречный вопрос о происходящем...

Но сиреневые глаза распахиваются в непонимании. В них всё ещё пусто, но в звенящей тишине головы разом звучит сказанное слово. Юфи замирает в оцепенении, эмоции рассыпаются раскаленным углем. Пламя вспыхнет на них постепенно, жадно глотая кислород — как и принцесса, словно вынырнувшая из-под толщи воды.

Воспоминания кружат голодными чайками, готовыми выклевать глаза. Юфи не кричит, пожалуй, лишь по той причине, что ей не хватает воздуха; пальцы сжимаются на рифленой поверхности вложенного гребня до боли, зубья впиваются в кожу. Лучистые глаза блестят не от юности принцессы, а от пролитых слез, падающих на подол платья.

В голове всё плывёт, множится разбитыми осколками реальности, возвращаясь на место с хрустом и болью. Звук такой, словно стекло заново режут, а боль — как плавят. Ладони жжет то ли крепкой хватки, то ли от выступившего пота — Юфи даже не уверена в том, что это не кровь. У неё нет сил, чтобы опустить опустошенный взгляд вниз. Лишь горячие капли щедро падают на кожу сжатых рук. Она на мгновение замирает неестественно прямо, отпуская позабытую улыбку, ставшую оскалом.

Юфемия разом обмякает, опадая назад себя на Еву, но заваливается в бок и скользит, падая под собственной тяжестью. Больше ничего не имеет значения, лишь гребень приглушенно ударяется о ковер.

+2

14

Ни с чем иным невозможно спутать приглушенный звук падающего к ногам тела. Мужчина было бросается на помощь с возгласом "Принцесса", но безразличный повелевающий жест златоокой заставляет его остановиться. Он лишь в недоумении смотрит на свою госпожу и молча склоняет голову в послушании. Немезида приоткрывает глаза и бросает холодный взгляд на Юфемию. Что ж, видимо речи бессмертной возымели желаемый итог, пусть она и не успела вложить в сознание наследницы всю необходимую ей информацию, но и этого должно быть достаточно. Ницу медленно поднимается со своего места и перешагивает через девушку, направляясь к книжной полке. Она медленно и не торопясь надевает перчатки, словно ничего в этой комнате ее уже не волнует.
- Позвольте задать вопрос, госпожа. - раздается голос со стороны. - Я не понимаю, чего вы хотели добиться этим? Я вижу, что ей стало дурно, но...
Пальцы беловолосой словно перста пианиста быстро перебирают книги, немного доставая и ставя их обратно на свое место. Ей нужна лишь одна, та, что сможет объяснить большее, направить принцессу в нужное русло. Что она будет помнить, когда очнется? Все ли? Или лишь куски воспоминаний? Это теперь не имело значение. Рука находит твердый зеленый переплет, и вот на ладони небольшая книжица. Размашистым подчерком златоокая пишет послание. "Предатель", "Предатель". "Аарон". "Кеннеди". "Ренли". По одному на каждой и страниц, перечеркивая весь текст внутри циклично и до конца. Ева вырывает пару оставшихся, а после кладет книгу рядом с телом принцессы.
- Чего хотела добиться? Я оставляю последний подарок организации, как ты можешь видеть.
Бессмертная опускается на колени подле тела девушки и, аккуратно вкладывает ей гребень в руку.
- Приберись здесь. Не должно остаться и следа от нашего пребывания в этой комнате. Лишь то, что здесь была Юфи.
- Да, - отвечает Николя и услужливо кланяется.
- Как закончишь - свяжись с Рэдом. Он должен покинуть Тимор в ближайшее время. Используй закрытый канал связи вне организации. Собери мою старую команду и вывезите Нину на старый склад со всеми чертежами. Предыдущую дислокацию - сжечь.
- Госпожа? Что вы собираетесь делать?
- Делать? Эту Британию уже нельзя спасти. - Ева разворачивается на каблуках и, приоткрыв дверь, оборачивается на своего спутника. - Церковь Нового Мира вновь распахивает свои двери для тех, кто сможет исполнить желание первой. Я подвела ее единожды, но больше это не случится.
С этими словами бессмертная покидает покои и покидает дворец тем же черным ходом, каким ее сюда провела служанка.

ЭПИЗОД ОКОНЧЕН.

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 27.12.17. Скифские стрелы