По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 09.12.17. Плоть падших ангелов


09.12.17. Плоть падших ангелов

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Дата: 9 декабря 2017 года
2. Время старта: 03:00
3. Время окончания: 06:00
4. Погода: На в коем-то веке ясном небе сверкает белый полумесяц. Ледяной ветер, задувающий откуда-то с севера уже который день, пробирает до костей, из-за чего 19 °C ощущаются как все 25. Земля устлана толстым идеально гладким слоем снега, который лишь изредка перемежается с протоптанными тропками да следами местной фауны: оленей, лисиц, и даже медведей.
5. Персонажи: Эрна Фелиция Нахтигаль, Карл Густав Миттермайер, Эмия Атсуко
6. Место действия: Казахстан, Павлодарский район к север-западу от останков города.
7. Игровая ситуация: Не так давно отгремели бои за Павлодар. Город был сожжён дотла, а участвовавшие в сражении силы лоялистов и военных Европейского Союза, были изрядно потрёпаны. Не стало большим исключением и подразделение W-0, которому срочно требовалось не только пополнение, но и усиление медицинской роты, как личным составом, так и оснащением. И очень кстати оказалась прибывшая в этом месяце на границу между Россией и Казахстаном Эрна Нахтигаль, долгое время находившаяся в распоряжении тылового обеспечения в Германии. Именно её вместе с четвертым взводом в количестве 11 человек: семеро из отделения медпомощи, четверо из отделения сбора и эвакуации раненых. Из-за длительного снегопада область испытывает большие проблемы с логистикой, а потому было принято решение отправить медицинский взвод вместе со всем необходимым оборудованием с помощью российского вертолёта Ми-26, представленного в санитарном варианте. Полёт будет проходить на территории, подконтрольной силам союзников. в качестве поддержки, а также для усиления боевого состава W-0 российское командование отправило вперёд два вертолёта Ми-28.
Полёт проходил нормально. Стартовали с военной базы близ посёлка Русская Поляна, куда с большим трудом удалось добраться на наземном транспорте. Полёт протекал абсолютно нормально. При такой погоде — благодать. Но когда группа пролетала в 20 километрах к северу от Разумовки, находясь уже на территории Казахстана, пилоты Ми-28 сообщили о попадании в них ракет ПВО...
8. Текущая очередность: Эрна, далее по договорённости

+3

2

Снова на фронт.
Это было её второе боевое задание, и Эрна, естетственно, нервничала - но уже не так сильно, как отправляясь в Стиккисхоульмуюр. Пожалуй, человек может привыкнуть ко всему... Кроме смерти товарищей. А смерть Нахтигаль уже видела. Она стекала с рук и жгла даже сквозь перчатки. Горячая, отчаянная, страшная.
Пожалуй, время, проведённое в тылу на родине перед приказом отправиться в Казахстан, пошло юному медику на пользу в психологическом плане. Была возможность "переварить" произошедшее, увидеть мирную жизнь, понять, что Эрна защищает не как член Красного Креста, а как именно полевой медик ЕС. Так или иначе, ранее девушкой двигало милосердие и желание помочь всем, как того требует третий принцип изначальной клятвы Гиппократа. Но у войны свои правила. В доброе сердце Фелиции просочилась циничность, говорящая ей, что никаких моральных выборов и быть не может - Британия должна быть остановлена, и ни под каким предлогом Нахтигаль не потащит в госпиталь британского солдата, будь он хоть трижды серьёзнее ранен, чем боец ЕС и союзников. Смириться с этим оказалось сложновато, но, наверное, это именно то, о чём говорили преподаватели военного медицинского университета, разжигая тем самым бурные споры среди студентов.
Многие из этих студентов уже проверили свои принципы на фронте. Кто-то встретился с той единственной, сражение с которой сделал целью и образом жизни - со Смертью.
Выплывая из своих воспоминаний, Эрна несколько раз моргнула и зажмурилась, смахивая сонливость, и огляделась по сторонам. Гул восьми лопастей Ми-26, поистине тяжеловеса среди военных воздушных машин, заглушал даже собственный стук сердца - что говорить о храпе товарищей. Четвёртый взвод, весь такой же молодой, как она, быстро понял, что нужно урывать любую возможность поспать - потом её не будет. Фелиция улыбнулась, пробежавшись глазами по товарищам, укутанным поверх бронежилетов в тёплую верхнюю одежду, карманы которой торчали во все стороны, набитые средствами первой медицинской помощи. И лиц под масками и балаклавами не узнать, только если ты не стоял с ними плечом к плечу у операционного стола. Удивительно, что все они выбрались из Исландии живыми. Остаётся надеяться, что и здесь удача их не покинет, ведь средняя продолжительность жизни медика на фронте - несколько дней. Это только в красивых конвенциях военного времени медик неприкосновенен - на самом деле они часто становятся если не первой, то второй целью врага, желающего сразу же оборвать надежду на спасение.
Стараясь отвлечься от мрачных мыслей, Диса покачала головой и откинула её назад, немного поёрзала, удобно укладывая затылок на толстый высокий воротник камуфляжной куртки. Согласно вчерашнему репортажу International News, несмотря на тяжёлые потери, русские с помощью воинов ЕС смогли разгромить Китай и даже захватили мобильную базу Лонгдан, которую теперь собирались чинить и использовать. Вряд ли это означает конец боёв в Казахстане, иначе бы помимо медицинского взвода не запросили бы подкрепление подразделению W-0, в котором сейчас служил Карл... С мыслями о Миттермайере сладкий сон приходил быстрее. Пара старалась, конечно, поменьше переписываться с момента отправки их обоих на фронт - если командование заметит их отношения, весьма вероятно, что они не увидят друг друга до окончания войны. Или до смерти. Так что возможность скорой встречи грела сердце и развеивала плохие предчувствия. А зря.
Пассажиры вертолёта не увидели вспышек, озаривших ночное небо, но почувствовали гул, прошедшийся вибрацией по внутренностям вертолёта и сразу же заставивший всех проснуться, как по щелчку. Машину покачнуло, словно пилот резко пошёл в крутой вираж. Сердце словно подскочило к горлу - и по округлившимся глазам товарищей за отблескивающими в полумраке масками Эрна поняла, что не у неё одной. Через несколько секунд, показавшихся излишне долгими, в передатчиках у каждого проскрежетал голос пилота:
- Сопровождение сбито ракетами ПВО. Приготовиться к аварийной посадке!
Всё-таки дурные предувствия были не зря, но чем они могли помочь? Поперёк горла встала паника - не каждый день лишаешься разом двух Ми-28, составлявших единственную защиту для экипажа санитарного варианта грузового вертолёта, не оснащённого каким бы то ни было оружием. Но панику Нахтигаль уже научилась подавлять. Благо, её соратники тоже.
- Пилоты успели спастись? - раздался вопрос по внутреннему каналу.
- Сведений нет! - рявкнул пилот и замолчал. Больше вопросов не последовало.
В следующий момент вертолёт здорово тряхнуло и затем будто подкинуло вверх, заставив медиков вцепиться в ремни, и без того вжимающие их в сиденья. У Эрны перехватило дыхание, зрение от перегрузки подвело, периферийное затянулось мерцающими помехами, как на старом телевизоре. Видимо, был сброшен медтранспорт, перевозимый Ми-26 на стропах. Вот это было уже действительно очень-очень плохо. Были задокументированы случаи крушения грузовых вертолётов в воздухе при неудачном снятии прицепа... Кроме того, у подбитых Ми-28 нет как таковой системы катапультирования - есть только специальная система спасения экипажа. Суть её заключается в том, что экипаж не покидает свои рабочие места, а выживает за счет особой конструкции кресел, которые, в значительной степени, гасят энергию удара, и специальной конструкции шасси, которые также воспринимает на себя часть удара. Но вряд ли она рассчитана на прямое попадание ракеты. Медэкипажу не было известно, сообщили ли пилоты своему товарищу в грузовом вертолёте о случившемся самостоятельно или же он увидел это сам. Оставалась слабая надежда на то, что экипаж "Ночных охотников" сумел выбраться из кабин и эвакуироваться самостоятельно. Тогда нужно было найти их, найти медтранспорт, оснащённый всем необходимым оборудованием... Когда враг так близко.
Командира медвзвода W-0, Софии Рэндалл, со своими подчинёнными сейчас не было. Кто возьмёт командование в экстренной ситуации?
С трудом справляясь с писком в ушах и подкатившим к горлу поздним ужином, Фелиция попыталась оттянуть балаклаву и отдышаться. Слюна от тошноты при скоростном снижении скапливалась в уголках рта, заставляя скрежетать зубами, с трудом сдерживая себя. Пока они заходили на посадку весьма плавно... для аварийной. Через небольшие иллюминаторы в двери грузовой кабины и по бокам от неё вместо глубокого ночного неба взвился снег, очевидно, разметаемый во все стороны приземляющейся машиной. Гул лопастей становился тише, но дверь пока не открывалась.
- Приём?! - сглотнув, нетерпеливо включилась в канал уже сама Нахтигаль, вызывая пилота. Если что-то случилось уже с ним - можно будет сказать, что их шансы на благополучное достижение базы под Павлодаром стремятся к нулю.

+7

3

— Кобальт-1 на связи, — тишину рации прервал скрипящий натужный голос пилота одного из бортов сопровождения. — Чудом живы, даром что землю носом вспахали. Кобальт-2 не отвечает. Пока не найдём — не узнаем, но сомневаюсь, что им повезло так же, как и нам. Не уверен, где мы, но кажется несильно ушли с курса.
Из рации послышался утробный кашель, да такой, что казалось: лётчик вот-вот будет готов выплюнуть свои лёгкие вместе с желудком. Могло сложиться впечатление, что дело совсем плохо. Впрочем, так оно и было.
— Но это ненадолго: напарнику ноги перебило, идти не сможет, а у меня в довесок ещё и рёбра сломаны, я тоже такой теперь ходок, ещё и по сугробам. До точки эвакуации на своих двоих не дотянем. Приём!
Обстановка вокруг совершившего аварийную посадку Ми-26 была достаточно спокойной, если не считать того, что где-то неподалёку сейчас лежал бесхозный медицинский транспортёр, неизвестно, в каком состоянии, напичканный дорогим оборудованием для оказания медицинской помощи прямо на поле боя. По предварительной оценке, если доверять словам пилота упавшего вертолёта, их экипаж может протянуть без медицинской помощи какое-то время. Но вот транспорт им будет строго необходим. Иначе...
Взвод активно обсуждал сложившуюся ситуацию, как вдруг все дружно притихли, по очереди шикая друг на друга — снаружи послышались голоса. Сперва их было всего два, но затем, по мере того, как они приближались, количество возросло до четырёх. И говорили они не на немецком, и даже не на русском.
— Китайцы... — прошипел кто-то из-за спины. — А это чьи? Наши?
Через некоторое время между стволов деревьев замелькали рассеиваемые лучики света — по прошествии некоторого времени всего можно было сосчитать четыре штуки. Могла ли это быть поисковая группа союзных казахских МЧС, перешедших на сторону Евросоюза, да ещё и прибывшая так быстро? Опосля появились и те, кто нёс в руках источники света — с автоматами наготове и мощными налобными фонариками к вертолёту приблизились военные в китайской униформе, на плече одного из которых наблюдателям удалось разглядеть знаки отличия армии лоялистов. Вышедшие к взводу из кабины пилоты молча переглянулись, а следом щёлкнули затворы аварийных АК-74у.
— Что делать будем? — на весьма хорошем немецком шёпотом спросил командир борта со знаками отличия капитана.


Тем временем на русской военной базе озадаченные военные во всю пытались связаться с пропавшей с радаров группой вертолётов. Каждая предпринимаемая попытка вновь и вновь терпела крах за крахом. В какой-то момент отчаявшийся командир военной базы не выдержал и, выйдя на зашифрованный канал спутниковый связи, позвонил в штаб подразделения W-0.
Дежурный по роте поднял командира, Эмию Атуско по тревоге приблизительно в 3:40 — всего через минуту после того, как командир русской военной базы сообщил о случившемся, и через десять с того момента, как группа вертолётов пропала с радаров. Эмия получила наиболее полную информацию о том, что случилось: количество пропавших боевых машин, номер родительского подразделения пропавшего медицинского взвода и, конечно же, координаты и время исчезновения.


Очерёдность

Эмия, Карл, Эрна, GM. Сейчас очередь Эмии.

+7

4

-Б...ь. - Кратко и емко подытожила доклад дежурного Эмия, еще не до конца проснувшись, но  умеющая и в таком состоянии делать первичный анализ происходящего. Нуждаться в пополнении так серьезно - и узнать что это самое пополнение по дороге вляпалось и его надо немедленно спасать. Дожили. Хочешь новобранцев - сам их и спасай. С возможными сопутствующими жертвами. Ну да ладно, ничего нового, собственно говоря. Придется внеурочно побегать по степи и вытащить своих.

Передай им, что мы выехали. Но потребуется время, пойдем по земле. Так что если есть что в запасе нас поддержать - не откажемся. - Атсуко отлично понимала, что лезть на вертолете туда, где другие вертолеты были сбиты, дело гиблое. Так что придется понадеяться на то, что выжившие продержаться до прихода кавалерии и  поторопиться. Своих бросать последнее дело, как ни крути.  Особенно медиков. Так что Эмия на автомате упаковалась в комбинезон пилота, подняла бойцов по тревоге и задумчиво оглядело тех, кто пережили резню в Павлодаре или встал на место погибших и раненых после. понятное дело, всех тащить не с руки, так что она выбрала тех, кто  сочетал в себе несколько главных условий - был хорошим бойцом, имел некоторый опыт и главное - не только что с вылазки, а успел хоть как-то отдохнуть.

- Первое звено, по машинам. Миттермайер, поосторожнее. Тут тебе не пустыня. Ты и Моримото берете ракеты или гранатомет. И всем взять теплую одежду, оружие и средства первой помощи. - Взамен раненого под Павлодаром Сайонджи (тот, впрочем, быстро из госпиталя сбежал, убедив допустить его в ряды механиков, пока не подлечится...) она взяла к себе старого знакомого, высланного с базы, где до недавнего времени он помогал с испытаниями доработанных машин. Как и выбывший из их рядов Мюллер, этот немец был не из тех, кто смотрел на японцев свысока, он даже попал в W-0 по своей воле. Итого имеем ее саму, Такаяму, Моримото, Иенсена и Миттермайера. После потерь под Павлодаром она поделила оставшихся от трех взводов пилотов на звенья - так было удобнее распределять их по заданиям.

- Второе звено - готовность к выходу по команде или если не выйдем на связь. Аозаки остается за меня.

Кажется, после той отчаянной схватки они с этой особой... Ну, не то чтобы поладили, но установили некое подобие взаимопонимания. А неплохим командиром Аоко была, этого не отнять. Так что Атсуко не  поменяла своего решения назначении Аозаки своим заместителем. Знала, что та не подведет. А большего обычно и не надо. Эмия не стремилась к тому, чтобы ее все любили, ее вполне устраивало то, что ее подчиненные не бросали друг друга в трудный момент и - по крайней мере по большей части - делали все, чтобы вернуться живыми и вернуть товарищей.

Пять машин ждали своих пилотов, заправленные и вооруженные, готовые отправиться в снежную мглу на поиски  выживших.

Отредактировано Emiya Atsuko (2018-11-07 20:15:47)

+6

5

Бесконечные вопросы терзали голову Карла: кто я такой? Что происходит? Ответ на первый вопрос нашёлся буквально спустя пару миллисекунд после столь раннего пробуждения, и примерно тогда же пришло понимание что второй вопрос в принципе можно назвать риторическим. Всё же они находятся на военной базе в Казахстане - произойти может, буквально, всё что угодно. Однако, судя по отсутствию рёва сирен и звуков рвущихся снарядов, это точно не неожиданное и никем не замеченное нападение китайцев, а значит всё не так уж и плохо. На приведение себя в порядок ушло минимальное количество времени, все вещи Карла всегда лежали на своих местах, так что для того чтобы быстро собираться, ему даже не нужен был свет.
Уже спустя пару секунд Миттермайер стоял в точке сбора вместе с остальными бойцами отряда, выслушивая указания командира. Хотелось бы конечно узнать, что собственно случилось, но возможно ситуация экстренная и времени на объяснения у Эмии нет. В любом случае, государство платило Карлу не за его умение задавать вопросы, так что незачем тут этим самым умением щеголять. Сказал "так точно", и вперёд выполнять приказы, и желательно побыстрее. То что здесь не пустыня, он понял чуть ли не с момента своего приезда в Казахстан, абсолютно тот же самый дурацкий ветер, только если в пустыне холодно только ночью, здесь холодно практически всегда.
План базы давным давно был заучен наизусть, так что Карл уверенно направился к складу, дабы получить тёплые вещи и средства для оказания первой помощи, оружие было при нём практически всегда, ибо как уже говорилось ранее он прекрасно осознавал что находится на военной базе в Казахстане где может произойти абсолютно всё что угодно. Хоть неожиданный британский десант и полной роты Глостеров прямо на головы незадачливым воякам, Browning Hi-Power конечно не очень хорошая защита от найтмеров противника, но уж лучше с ним чем без него.
"И всё же, что чёрт возьми случилось?" думал Миттермайер, расписываясь за получение вещей. Несмотря на внешнюю безмятежность, сложившаяся ситуация его почему-то слишком сильно нервировала, как-будто случилось что-то очень плохое. Нет, разумеется если уж их подняли, ничего хорошего случиться не могло, начальство обычно так не торопится с экстренным вручением наград и дополнительных пайков для проявивших себя бойцов, особенно если эти бойцы несут свою службу в W-0. Но это странное чувство "чего-то плохого" у Карла было впервые, следовало как можно быстрее отогнать его, дабы его ощущения не сказались на готовности к бою. "Сосредоточься" мысленно пнул себя Карл, после чего закинул сумку с вещами на спину и направился к своей машине.
"Ястреб" был уже вооружён и полностью готов к выходу, один его вид, вселял уверенность, сколько мучительных часов тренировок он прошёл на этой машине, достаточно чтобы сказать что он уверен в ней на все сто процентов. Что же касаемо его самого? Уверен ли он сейчас в себе? Да, уверен, он делал всё что мог на тренировках, как в симуляторе так и в поле, изучил всю информацию до которой только смог добраться в местных архивах, было бы хорошо если бы им предоставили карту местности на которой будет проходить грядущая операция, тогда он мог бы заучить её наизусть, но пока что её перед глазами не было, а винить себя в том на что он никак не мог повлиять Карл не любил. Несколько ловких движений и вот он уже в кокпите, на экране перед глазами быстро пробегают строчки на французском, докладывающие ему о состоянии всех составных частей машины.

+5

6

Что-что, а торчать у совершившей аварийную посадку громадины Фелиции не хотелось от слова "совсем" - даже в ночи это всё равно что послушно передавать себя в руки тем, кто сбил "Ночных охотников", а их пилоты между тем ждут помощи, которую медики обязаны оказать. Так что едва спустившись с помощью товарища по взводу на промёрзлую землю, с которой вертолёт при посадке буквально сдул весь снег в радиусе десятка метров, девушка поправила униформу, перепроверила все карманы, поправила рюкзак, сумку и зарядила пистолет. Следом, успевая весьма внимательно слушать сообщение от пилотов и сразу прикидывать, что понадобится для транспортировки и первой помощи, стала пробовать отыскать их (мысленно Эрна тщеславно и ревниво называла его всё-таки "мой") медтранспорт по геолокации. Почему не вызывать штаб? Потому что 1) это не её забота, а капитана, раз с ним всё в порядке; 2) в штабе уж точно заметили пропажу вертолётов с радаров и наверняка уже что-то предприняли.
Как и она сейчас, сжав зубы до шума в ушах, раз за разом пыталась определить местоположение "колесницы Асклепия" - внутри этого настоящего танка, разве что не вооружённого, всё было идеально закреплено, так что опасаться, наверное, было бы нечего. Если бы, конечно, он был нормально опущен, а не сброшен.
- А у меня в довесок ещё и рёбра сломаны... Приём!
Сглотнув, Нахтигаль временно оторвала глаза от коммуникатора и включилась в канал.
- Родий-2 на связи. По возможности сохраняйте сидячее положение, дышите медленно и спокойно, не разговаривайте, - весь медотряд по услышанному отлично понимал, что у пилота Кобальт-1 вполне может оказаться закрытый пневмоторакс, то есть сломанные рёбра могли проколоть лёгкое. Или даже оба - деталей-то, с какой стороны сломаны рёбра, не поступало. Но это и не было сутью - важно было то, что счёт идёт на минуты, а им нужен салон медтранспорта для спокойного оперирования и кислородный баллон. Даже отчётливо понимая тяжёлое положение, Фелиция говорила очень мягко и спокойно - у неё даже дети не капризничали на практике, так что и в пару военных она могла вселить чувство уверенности, что без помощи они не останутся, - Вашему напарнику запрещается изменять положение до прибытия помощи. Повторяю: не изменять положение до прибытия помощи! Разрешается вколоть обезболивающее в бедро, если аптечка рядом и одноразовые "заряженные" шприцы не повреждены. Приём!
Внезапно все притихли, кто-то шикнул на Эрну, когда та что-то бубнила себе под нос, стараясь понять, где же хоть приблизительно упала машина. Рации работали, значит, если маячок не повреждён, даже если нет связи со штабом, то с близлежащими источниками сигналов - должна была быть.
Два... Нет, четыре голоса? Фелиция ооочень медленно и бесшумно отошла за одного из пилотов, вглядываясь в мелькающие между деревьями лучики фонарей. Внешняя "трусость" её нисколько не смущала. Бойцом она была очень так себе, особенно с десятью лишними килограммами обмундирования, которое тоже надо было беречь... Мал золотник, да дорог. Одного пленного медика иногда меняли на десяток пехотинцев. Так что в том, чтобы сберечь в первую очередь себя, у полевых врачей не наблюдалось мук совести.
"Если хотели просто убрать - почему не сбили и грузовой тоже? Вряд ли попасть по нему сложнее, чем по "Охотникам". Хотели, чтобы экипаж выжил? Или хотят подождать, пока прибудет подмога, и снести всех разом? Знали, что это санитарный? Утечка информации, прослушка, шпионаж, взлом или просто расчёт?" - почему-то у Нахтигаль даже мысли не возникло, что это могут быть "свои", и голову моментально начало разрывать от массы вопросов. На которые она в данный конкретный момент не очень-то и хотела знать ответы. Когда догадка о стороне приближающихся китайцев подтвердилась, Фелиция глянула на коммуникатор, и, был там обнаружен маячок "колесницы" или нет, на всякий случай достала пистолет. Не имеющий вручную управляемого предохранителя Smith & Wesson SD9 был готов к стрельбе без всякой заминки, только если владелец уверенно нажимает на спусковой крючок.
— Что делать будем? - Нахтигаль кинула удивлённый взгляд на командира из-под шлема и маски, заслышав такую чистую немецкую речь. Да и вопрос был несколько неожиданный по отношению к простому полевому медику.
- Я считаю, отстреливаться, раз они нас уже заметили, и уходить. И быстро. Не факт, что их только четверо и что мы действительно нужны им живыми, - рассчитывая, что капитан успел задаться всеми теми же вопросами, что и она, Эрна нервно повела плечом. А уж если экипаж услышал китайцев и увидел их нашивки - то точно китайцы уже услышали и увидели их, да и уйти скрытно толпой в 13 человек было, пожалуй, проблематично.

Отредактировано Erna Felicia Nachtigall (2018-11-14 00:42:06)

+2

7

Пилоты переглянулись между собой, еле слышно сопя и замерли, поглядывая в сторону мелькающего света, который всё приближался и приближался. Пока что они были достаточно далеко, чтобы увидеть в темноте скрывающиеся возле вертолёта силуэты. Но этого расстояния было вполне достаточно, чтобы услышать любой лишний шорох
— А если мы сейчас стрелять начнём... — выдыхая изо рта белые клубы пара, едва различимого в темноте при свете пробивающегося сквозь густые хвойные ветки полумесяца, командир экипажа стал говорить ещё тише, да так, что его одна только Эрна да напарник и могли услышать. — Кто знает, сколько их сбежится? Вдруг здесь аж сотня косых по РБД шляется?
Голос командира нервно дрожал, а пальцы, облачённые в тёплые перчатки, крепко перехватывали автомат. Пилоты транспортного вертолёта, пусть и старались держать себя в руках и подавать пример солдатам медвзвода мужественным поведением, но всё же явно не были готовы к тому, что им придётся однажды вступить в открытое боевое противостояние с врагом. Как-то уж очень они стушевались, когда Эрна сказала, что нужно отстреливаться. Словно не такого ответа они ожидали от хрупкого командира медвзвода.
— Давайте по-честному... — командир стал шептать едва ли не на ухо. — Я никогда не стрелял по живым людям. Вообще. Для меня это в...
Где-то со стороны китайских солдат, молчаливо идущих через сплошные сугробы, хрустнула не то ветка, не то это что-то из экипировки издало треск. Но все разом они остановились, резко прислушиваясь. Именно это и стало сигналом к действию. Почти синхронно пилоты высунулись из-за своего небольшого укрытия и, сняв автоматы с предохранителей, одновременно надавили на спусковой крючок. Раскаты длинных очередей, в полной тишине способные и мёртвого из могилы поднять, загремели над лесом. Где-то неподалеку сорвались с заснеженных веток только-только успокоившиеся стайки ворон, а где-то над стрелками прошелестела, размашисто махая крыльями, какая-то крупная птица, чей силуэт в какой-то момент можно было легко разглядеть благодаря свету фонариков застанных врасплох китайских вояк. Те, явно не понимая, откуда по ним палят, кинулись ближайшим укрытиям, что в свою очередь сильно усложнялось из-за глубоких сугробов, основательно замедляющих перемещение даже по собственным следам — приходилось смешно и нелепо наспех поднимать ноги аж до самой груди.

Неясно, кто именно, но кто-то  из пилотов точно попал под драпающим врагам. Причём попал на совесть: фонарик задрожал и при его свете солдаты могли увидеть, тело оказавшегося на линии огня нерасторопного китайца задёргалось и через мгновение утонуло в глубоком сугробе, пока остальные, спасаясь от града пуль, которым их поливали пилоты, пытались скрыться за деревьями.
— Не стойте столбом! — стараясь перекричать автомат, заголосил командир. — Либо помогайте «Кобальту», либо нам! Либо валите отсюда, чтобы пятки сверкали! Хоть вы целыми будете!
Вариантов особых у Эрны не было: действительно, либо спасать пилотов упавшего «Ночного Охотника», понадеявшись на героизм и везение русских пилотов, либо помогать им, либо спасаться самим... А ещё можно было разделиться — тоже хороший вариант, почему нет? Эрне предоставлялся довольно большой простор для будущих решений, практически не ограниченный ни в чём, кроме времени. Вряд ли по таким сугробам можно быстро достичь позиции упавшего русского вертолёта, а вот прикрыть отстреливающихся пилотов — хоть сразу! Особенно учитывая тот факт, что как минимум  отряда по сбору раненых из четырёх человек имел в своём распоряжении хорошие штурмовые винтовки НК416 и по четыре магазина у каждого... Да только ничего не поделать и с тем, что каждая минута была дорога, и возможно в какой-то момент пилотам упавшего Ми-28 помочь будет нельзя.


Броски

[dice=58080-25168-2:100:0:40 и меньше - попадание]
40 и меньше считается для каждого кубика внутри броска, а не для общего результата. Общий результат в данном броске роли не играет.
[dice=137456-1:100:0:1-49 - корпус. 50-69 - ноги. 70-94 - руки. 95-100 - голова]
Успешный бросок только один, следовательно и вычисление области попадания только одно
[dice=7744-1:100:0:Вероятность смертельного попадания. 1-69 - бронежилет спас от смертельного попадания, но не от попадания. 70-95 - смерть. 96-100 - чудесное спасение]

+2

8

Также быстро ожили и остальные машины первого звена. Иенсен с его адской снайперской винтовкой, Такаяма чтобы прикрыть ее в ближнем бою, Моримото для помощи раненым и Миттермайер, скорее мастер на все руки, но не в последнюю очередь - их глаза и уши, так как сенсоры у Сушки помощнее. Плюс еще одна важная деталь.

- Все на выход, быстро! - Скомандовала Эмия и ее машина вылетела  из ангара, остальные вслед за ней. На тактических дисплеях высветилась зона, которую им обозначили и точка, в которой оборвалась связь. Инструктаж, как не раз уже было, пришлось проводить прямо на ходу. У пилотов на фронте на ходу буквально все - разговоры, еда, даже сон урывками, потому что никогда не знаешь, когда очередная тревога сорвет тебя с места и бросит в самое пекло. Когда притихнет, а когда и простую передышку зубами у войны приходится выгрызать.

- Слушаем внимательно. К нам направили команду медиков в транспортном вертолете с сопровождением, но в этом квадрате с ними пропала связь. Похоже, китайские недобитки постарались, связаться с нашими не удалось. Выдвигаемся туда, находим, спасаем, вычищаем китайцев. Если обезопасим зону, может пришлют вертушки в подмогу. - Проще говоря, опять геройствуем при минимуме информации, как обычно, - Миттермайер, сканируешь окрестности и ищешь своих и врагов. Кроме того, ты лучше нас зачистишь пехоту, вряд ли они сюда технику протащили. А теперь прибавим скорости, ребята в беде.

Команда приняла построение ромбом - четыре "Александра" прикрывали "Ястреба",  на мониторах медленно - всегда кажется что слишком медленно - сокращалось расстояние до зоны поиска. Но такая уж работа - возвращать своих из любой передряги, собирать потрепанное подразделение по кусочкам и с миру по нитке. Всегда одно и то же, просто с каждым разом ты делаешь все чуть лучше и может быть, спасешь больше. Атсуко в такие моменты ловила себя на пугающем сходстве с братом, но в то же время понимала, что у нее свой путь. Всегда был свой, а не чей-то еще. И тем, кто на этом пути встал, не повезло.

0


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 09.12.17. Плоть падших ангелов