По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События прошлых арок » 07.12.17. Иначе это просто скучно


07.12.17. Иначе это просто скучно

Сообщений 21 страница 40 из 40

21

Как же живописно Лакшми возмущалась! Фредерик аж облизнулся вкусно.

- Так уж вышло, милая…

Да, да, он вновь называл её именно так и никак иначе. Ещё и лыбился, мило.

- …что я открываю свой рот тогда, когда то требуется лично мне. А вот тебе придётся открывать его тогда, когда скажу тебе я.

Он всё так же улыбался. Мирно. Спокойно. Безмятежно. Будто бы говорил что-то простое и понятное любому. А не очередные непоколебимые правила жизни рядом с герцогом Ричмондским – с тем, кого считали монстром.

- Но да ладно, это ты запомнишь. Как-нибудь. Разумеется, если не желаешь, чтоб я тебя выпорол, к примеру. Прилюдно.

Совершенно спокойно пояснил Леннокс, радостно взявшись за поданный десерт. Непонимающе, искренне так, хлопнул ресничками, прямо не отрываясь от сладкого, когда та вдруг встала со своего места. Но кушать не закончил. Фредерик Леннокс всегда делал всё то и так, как нужно было ему.

- Тщательный отбор.

Фыркнул герцог. Как-то злобно. Совсем не как раньше. И поморщился. Недовольно, презрительно глянув на Лакшми. Небрежно бросил на стол ложечку, так и не прикончив десерт полностью. Юная принцесса-таки смогла испортить ему аппетит. Но… чем?! Тем, что заговорила про болезни? Нет же.

- Любите же вы всё и всех отбирать.

В только что спокойном голосе явно проступило недовольство и пренебрежение. А взгляд юного герцога теперь отдавал непроглядной темнотой, поглотившей в себе всю ту мягкость, с которой он смотрел на Лакшми до этого. То есть все её выходки на него ни разу не подействовали. Но слова – простейшие и всем понятные, кстати – об отборе пригодных для работы личностей, вдруг задели юного лорда до глубины души, если она у него вообще имелась в наличии. Ведь многие вполне уверены, что души, так же и совести, у Фредерика Леннокса не было отродясь, как и у его предков.

- Чем они виноваты? Больные. И преступники? Тем, что не имеют возможности вылечиться? Или хотя бы соблюдать какую-то видимую гигиену? Может, у них есть выбор не красть и не убивать друг друга?!

Фредерик переживал за народонаселение Индии… Стоп. Ещё раз. Герцог Ричмондский, британский лорд, переживал за народонаселение бедной Индии. И остался недоволен тем, что это самое народонаселение вдруг решили отбирать, классифицировать и изымать лишь нужное. Да. Вот так!

- И, разумеется, в их бедах нисколько не виновата власть.

С нажимом, чуть ли не сквозь зубы, высказался Леннокс, резко встал со своего места, крайне шумно отодвинув массивный, деревянный стул.

- Вали отсюда. Гулять или ещё куда. И папки оставь! Не лапай.

Наехал на Лакшми Фредерик, будто бы она стала вдруг крайне омерзительна ему. Именно сейчас. Ни тогда, когда пыталась капризничать и затыкать его. А тогда, когда говорила о своём народе то, что Ленноксу не нравилось.

- Это был ужасный обед. Ненавижу суфле.

Злобно бросил он, кажется, дворецкому, который недоумённо, со страхом проводил взглядом герцога. Фредерик дошёл до Лашкми, отобрал у той папки с расчётами и аналитической частью, и пошёл прочь из зала. Оказывается, Леннокса можно было вывести из себя. Чем конкретно – неизвестно. Но можно. Оказывается, некоторые лорды Британии относились к принадлежащим им подчинённым как-то… иначе. Совсем не так, как то виделось со стороны. Оказывается, кому-то есть дело до народа Индии. Всё это очень странно, может даже – страшно. И абсолютно непонятно. Но так. Разумеется, если это не было очередной игрой по личным правилам герцога.

+3

22

Нет, его хамство и наглость были просто неописуемы. А самоуверенность бесила настолько, что Лакшми снова остановилась, так и не дойдя до двери, обернулась и насмешливо и зло одновременно фыркнула, рассматривая все еще сидящего за столом полным высокомерия взглядом. Он собирался приказывать ей? ЕЙ? Принцессе? Он собирался ее пороть??? Это было бы отвратительно, если б не было так смешно!
- Слушай, я уже советовала тебе просто заткнуться? Не заставляй меня повторять! Тебе здорово шло, когда ты говорил о бизнесе – ну вот и не лезь, где ничего не понимаешь! Например, в обычные человеческие нормальные отношения! Я уже поняла, что говорить гадости и угрожать ты умеешь, только знаешь, мне твои угрозы…
Лакшми глубоко вдохнула. Она не собиралась съезжать до уровня базарной торговки и орать на него, стиснув кулачки, а потом увлеченно бить дорогую и качественную посуду о его некачественную голову!!! Хотя хотелось, ой как хотелось…
- Пошел к черту со своими угрозами. И смотри, чтобы я тебя не выпорола! Прилюдно!
Высказавшись, наконец, и твердо намереваясь закончить этот отвратительный «семейный» обед на не менее отвратительной радостной ноте, девушка снова двинулась к двери… И тут же изумленно обернулась обратно, не веря ушам своим. Ни с того ни с сего, не объясняя и не пытаясь больше даже хотя бы просто угрожать, герцог отшвырнул ложечку, которой поедал десерт. И накинулся, буквально набросился на нее с такой дикой яростью и такими обвинениями, что просто дух захватило! Если бы Лакшми хотя бы просто была готова к этому, если бы она да хотя бы поняла, о чем речь??? Принцесса даже ощутила, как ушла злость к нему, на смену явилось невыразимое удивление и… снова тот же страх, какой появляется при виде ненормальных, бешеных животных, которые явно не соображают уже, что творят, и просто летят на тебя, пытаясь загрызть. Автоматически сделала шажок к двери, второй, пятясь под ненавидящим взглядом только что смеющихся и спокойных глаз. Ошарашенно пытаясь разобраться, что произошло вообще??? Нет, она была готова выяснять отношения и отстаивать свою точку зрения… если бы ей дали хотя бы что-то объяснить! Ситуация прояснилась на моменте болезней и описания преступлений… Лакшми быстро открыла рот, собираясь что-то сказать, через минуту медленно его закрыла и молча оттолкнула от себя папки, которые он так вежливо и тактично, впрочем, как обычно уже, изволил у нее забрать.
«Ох, ты, светлые Боги… И я могла хотя бы на секунду поверить, что он отличается чем-то от дедушки и Рави?! Ох, Лакшми, да какая же ты идиотка! Ни ему интересно твое мнение, ни он собирается тебя слушать вообще! Да ты посмотри на него. Просто маленький, истеричный, злой и обиженный, страшный в своей силе и ненависти ко всему живому мальчик!!! Который услышав то, чего ему не хотелось слышать, сорвался тут же, не умея держать себя в руках! Он думает, что словами все решишь?! Он действительно считает, что все эти его речи сейчас и пафос и ужасная, отвратительная злоба, направленная на меня – что все это обоснованно и нормально?! Лакшми, я тебя поздравляю. Ты станешь женой психопата. Бедный будущий ребенок.»
Несмотря на приказ герцога валить куда-то там, куда она планировала, девушка не испытывала сейчас той злости и агрессии, какой в полной мере упивалась только что, когда ее обзывали милой и намекали на порку. Там было одно. Но после всего… вот этого всего захлестнула волна такой невыразимой обиды, что едва не разревелась. Пришлось на минутку запрокинуть личико, враз побледневшее и заострившееся, осмотреть тщательно потолок, загоняя непрошенные эмоции и слезы. Нет, вот такого кайфа она ему не доставит.
«Просто маленький, слишком много повидавший, наверное, или просто начитавшийся страшных сказок мальчик. Но как я могла подумать, что он серьезно! Ох и дура ты, Лакшми. Ладно.»
Однако было совсем не ладно. Следовало и правда «свалить» как можно быстрее, чтобы действительно не собраться и не уехать в Индию, пусть даже ценой собственного позора. Однако Лакшми знала про свой взрывной характер и понимала, что надо остыть, погулять, успокоиться, а потом уже принимать решения. Она быстро направилась вслед за герцогом, догнала его, не церемонясь дернула за рукав, заставляя папки упасть на пол – сильно дернула, на это уж силы хватило, особенно сейчас. Вынудив его притормозить, не стала разворачивать к себе – видеть его лицо абсолютно не было желания.
- Неважно уже, кто виноват. Правительство, власть, лично дедушка, я, сами люди. Важно, что с этим делать. Я предложила проблему не чиновников или благородных девиц из аристократических семейств, правда? Я предложила помочь проституткам. А дальше – беднейшим слоям населения. Как ты думаешь, я это предложила чтобы после поубивать тех, кто болен или украл булочку для ребенка? Да, отбор необходим, я повторю это. Больных нельзя нанимать на работу и пускать туда, где производят что-то, особенно продукты. Больных надо лечить, обязательно. И это стало бы только началом всего. О преступности можно говорить … вообщем, уже неважно.
Девушка аккуратно выпустила его рукав, светло улыбнулась, хотя меньше всего на свете хотелось улыбаться. Ему особенно.
- Знаешь, думаю мы с тобой не решили главного. Ты больше не предлагай мне, пожалуйста, подобных действительно серьезных проектов, если сам не готов вести диалог хотя бы со мной. Потому, что твои желания и цели очень положительные и оправданные, но… ты не умеешь говорить с людьми, сразу видя в них врагов. Думаю, нам просто лучше жить в некотором отдалении друг от друга, я буду тратить твои деньги, не трахаться с любовниками и рожу тебе наследника. А ты будешь строить СВОЮ империю, периодически сталкиваясь со мной в коридорах своего особняка и удивленно пытаясь вспомнить, кто такая. По-моему, отличный вариант! Зато и никаких разочарований больше.
Лакшми ускорила шаг, почти удирая от дальнейших переговоров, если бы ему вдруг пришло в голову что-то сказать. Она влетела в комнату, хлопнула дверью, отмахнулась от служанки и отправилась в ванную рыдать. Истерика продлилась минут десять, на большее она была просто не способна…
- Одеваемся! Идем гулять, к океану, а по пути мы купим мороженое, огромное ведро, которое ты потащишь за мной и которое я буду есть прямо ложкой и грустить.
Аккуратно избавляясь от покрасневших глаз холодной водой, приказала коротко и уже более спокойно.
- Пошли!
И они пошли.

+3

23

Он остановился лишь потому, что никогда за всю свою жизнь не бегал от проблем и неприятностей. Леннокс всегда встречал всё в лоб. Уверенно. И непоколебимо. Не важно, что ждало его здесь и прямо сейчас, Фредерик, кажется, ещё в детстве полностью был готов к любым неожиданностям. Но в этот раз он даже удивился. Нет, не действиям Лакшми. А её словам. Что-то было не так. Нет. Всё было не так! Фредерик недоверчиво смотрел вслед удаляющейся принцессе. Она ведь… обиделась? Но как-то не так. Кажется.
«А она будет посложнее бизнеса».
Задумчиво фыркнул Леннокс, и ушёл прочь к себе в кабинет. Надо было подумать о многом. Выходило, что он в ней не ошибся? Ну, по итогу. Точнее, вначале не ошибся, потом – ошибся и… Да что же всё так сложно! Фредерик сложности любил, а вот проблемы, для которых он не мог найти решения – совсем нет! Но трусливо отступать юный герцог Ричмондский попросту не умел, будто бы ещё тогда, при рождении, произошла в нём какая-то патология, невидимая обычному глазу. Будто бы Фредерик Леннокс родился совсем не человеческим ребёнком, а самым настоящим монстром, которому чужды людские переживания и страхи. И теперь, как и всегда ранее, сотни раз до этого, он уверенно отправился решать возникшие проблемы сразу. Без страха и сомнений. Он не видел причин для молчания. Он не понимал, почему именно сейчас стоило разойтись по углам и тихо ненавидеть друг друга. Так делали многие. Очень многие. Проще ведь заткнуться и молчать, в тишине проклиная тех, кто обидел. Леннокс, кажется, вовсе не догадывался о том, что можно оставить проблему без должного решения. А поэтому…
...

- Я говорил о больницах и открытии специальных учебных заведений при производстве. Но ты меня не поняла.

С ходу, без каких-либо вводных слов или обращений, высказался Леннокс. Он стоял тут же, на крыльце дома, и, видимо, ожидал Лакшми, точно зная, что она пройдёт именно здесь. Каким-то странным образом, Фредерик был способен её предугадать, в некоторых моментах. Пока – далеко не во всех.

- Это нормально. Меня часто не понимают мои партнёры. По бизнесу.

Важно уточнил герцог, прекратил подпирать стену и пошёл прямиком к ней.  Неизвестно, то ли он специально, то ли просто проговорился – но, кажется, Лакшми была срочно отнесена к разряду именно бизнес партнёров Леннокса. Внезапно. Во всяком случае, Фредерик её только что сравнил именно с ними.

- Людям проще просто говорить о проблемах, а не решать их. Это я считаю неправильным. Любому человеку можно найти применение. Главное – искать. А не причитать, какие они несчастные и как им плохо. Вот.

Озвучил свою точку зрения Леннокс, кажется, тем самым попытавшись извиниться. Он это, кстати, совсем делать не умел. И невозмутимо отворачивался от тех, кто смел на него вдруг обижаться. Даже если по делу.

- Пошли, к океану. Здесь, за домом, есть красивая аллея. Она ведёт прямиком к частному пляжу. Можно мороженое купить. Шоколадное. Если любишь.

И хоть приглашение явно на приглашение не тянуло, но Фредерик старался. Даже добавил это снисходительное «если». Будто бы у Лакшми и вправду появлялся выбор… Или он действительно теперь имелся в наличии? Герцог подошёл ближе, мирно протянул ей руку, на этот раз не пытаясь тащить принцессу куда-то поперёк её воли. Леннокс всегда умел добиваться того, что ему требовалось. А что же Лакшми? Была ли на самом деле она нужна ему? Она сама, её расположение? Или плевать Фредерику на неё. Лишь бы добиться того, что ему требовалось. Лишь выполнить долг перед Империей.

+4

24

- Да, сначала мы зайдем в какой-нибудь магазинчик, нет, не за нижним бельем или новыми босоножками, сейчас я не в настроении и выберу себе что-то настолько отвратительное…
«… каким отвратительным, черствым гадом является мой будущий муж!»
- …что завтра это придется выкинуть! Нет, Камала, мы пойдем прямо за мороженым, купим ведро, шоколадного. Быть может, еще пиццу. Нет, от одного вида еды меня вытошнит!
«…как тошнит от одного вида Фредерика Леннокса!»
… поэтому хватит задавать глупые вопросы и готовь переодеваться. И купальники берем, конечно. Я буду есть мороженое, смотреть на океан, купаться в нем и пребывать в глубокой депрессии по поводу закопанной в песок моим любимым дедушкой личной жизни. А ты будешь мне помогать и составлять компанию. Потому, что одиночества я сейчас не выдержу и голова просто лопнет от мыслей всяких нехороших!
Когда принцесса вышла из ванны, наконец, она была уже вполне спокойной и грустной. Только все еще очень покрасневшие глаза выдавали, как только что было плохо. Да, Лакшми умела думать, анализировать, умела даже взять себя в руки и прекратить истерику, если ей было не место и не время… Она умела все. Но при этом она еще и чувствовала, очень остро и ярко, а еще она была настоящей женщиной, для которой очень часто понятие «холодная голова» не существовало априори! Вот и сейчас, прекрасно понимая, что ее снова… кинули, так сказать… с доверием и прочими несущественными, конечно, для таких, как герцог, мелочами, девушка коротким всплеском обиды и слез отшвырнула это все от себя, оставляя только грусть, пустоту внутри и ощущение странного, пусть и невеселого спокойствия, как это бывает после истерики. Лакшми умела справляться с собой. Другое дело, как же этого не хотелось больше делать…
- Ужинать здесь мы точно не будем, Камала. Пусть хоть топит, хоть выгоняет в Индию – никуда я не поеду. И ужинать с ним не буду. Так что кроме мороженого берем пиццу с морепродуктами и остаемся ночевать прямо на пляже, поняла?!
Почему-то зло и упрямо высказалась служанке, которая испуганно поклонилась, подтверждая, что как госпожа решит, так и будет. Бедная служанка, оказавшись между двух огней, столкнувшись уже с характером своего вроде как будущего господина, теперь не знала, кому что сказать, куда податься и что делать. И пыталась прикрыться обычным исполнением обычных, стандартных действий. Например, сейчас она опрометью кинулась одевать госпожу, расчесывать ее прекрасные шелковистые волосы, пытаться наложить макияж, от которого Лакшми зло отмахнулась.
- Не надо! Креветок пугать, что ли?! А этого… не напугаешь! Да и не хочу уже.
Как только туалет был завершен – а выйти из дома плохо выглядящей принцесса бы себе никогда не позволила, пусть даже крыша особняка вот-вот рухнет – она быстрым шагом, не оглядываясь и полностью игнорируя поклоны попадающихся на пути слуг, почти бегом направилась к выходу.
- Не отставай, не зли меня!
Последнее относилось к замешкавшейся с легкой пляжной сумкой служанке, которая, разумеется, умудрилась заблудиться и отстать. Поэтому двери распахнулись перед одной только Лакшми. Которая молча застыла в дверях, в упор, исподлобья, зло и устало глядя на того, кто нарисовался на крыльце. Глубоко вдохнула, вздернула подбородок, сжала задрожавшие от обиды губки и уже собралась просто пройти мимо, игнорируя и его тоже, как предмет мебели, как он взял и заговорил. Очень долгое время девушка вообще никак не реагировала и ничего не отвечала, хотя вполне была спокойна и по крайней мере могла уже воспринимать, что ей говорят. Она просто рассматривала отлепившегося от стены герцога, жутко серьезного и сосредоточенного. И такого уверенного в себе, как будто они только что мирно выпили по чашечке кофе и пришли к идеальному, выгодному для обоих, соглашению! А не поорали друг на друга, решив ненавидеть дальше, еще глубже и прочнее, намертво! Ну, точнее, Лакшми решила…
«Он вообще человек или нет?»
Абсурдная, не связанная с темой разговора, мысль заставила снова глубоко вдохнуть. Первое желание послать его к черту слегка поутихло, когда дело коснулось… мороженого. В свете обсуждаемых проблем в Индии, нищеты, преступности, действий по этому поводу и их решения, да и вообще, его отвратительного поведения – и вдруг такое мирное мороженое. Лакшми снова глубоко вдохнула, обернулась к подбежавшей служанке, которая смотрела на Леннокса так, как будто он вот вот сожрет ее госпожу!
- Иди, я одна погуляю.
Коротко отпустила ее и направилась мимо стоявшего и таращившегося на нее герцога. И снова остановилась. Он так очаровательно и вежливо, так интимно протянул ей руку, так доверчиво, как будто это она его обидела, а он молодец, умный мальчик и пришел мириться. Потому, что у нее самой ума не хватит. Лакшми уставилась на руку, внимательно, пристально, рассматривая как какое-то крайне красивое и очень ядовитое существо, которое уже укусило раз. И надо быть полной идиоткой, чтобы снова этого существа коснуться по доброй воле. Лакшми вздохнула в третий, контрольный раз и аккуратно руку взяла, сжав тоненькими пальчиками. На огромном расстоянии, конечно, но… не взять сейчас было просто невозможно почему-то.
- Если ты планируешь снова наорать на меня уже через пять минут, боюсь, прогулку лучше отложить. Потому, что не выдержу и вот теперь просто, не вдаваясь в объяснения, надену тебе ведро мороженого на голову.
Негромко прояснила ситуацию, предоставляя ему право вести ее к частному пляжу и мороженому.
- Ты ж умный. Ты ж с ума сойти, какой умный, я это чувствую, но… У меня такое ощущение, что ты вообще не умеешь общаться с людьми! Может, вокруг тебя только враги, я ж не спорю! Но я тебе не враг. И лучше это запомнить, потому что иначе ничего у нас не получится, ясно?
Резко, но без обычного хамства, прояснила ситуацию, не глядя на него, рассматривая рассеянно все, мимо чего они проходили.
- А то иначе ничего не получится.
Непонятно даже для себя объяснила и куснула все еще припухшую после плача губку, все так же рассеянно сосредотачиваясь на его словах.
- Вот именно. А то, что сейчас было за столом – это был глупый разговор! Глупый и на эмоциях, а так дела не делаются! Если хочешь получать свои деньги из моей Индии, то для начала не стоит делать поспешных выводов и швырять в меня ложками!
Фыркнула, как обычно все преувеличивая и совершенно не заморачиваясь по поводу того, как ее поймут.
- Да, ты прав. Больницы и учебные заведения – это было бы чудо, как хорошо. Но я не думала, что ты готов вложиться НАСТОЛЬКО и СРАЗУ. И предложила для начала просто организовать производство, а потом уже,после первых доходов, что то организовывать… чтобы не отпугнуть тебя. Требовать от того, кто дает что-то, слишком много и сразу – это… глупо.
Попыталась объяснить свою точку зрения, крайне серьезно и без улыбки. Оказывается, Лакшми просто боялась потерять такого выгодного вкладчика в ее бедную Индию, как Леннокс! И изо всех сил рисовала ему пользу и выгоду, тщательно огибая моменты, связанные вроде как с отсутствием доходов. Типа больниц, школ и прочего…
- Конечно, если есть возможность, это сразу решит море проблем. Преступность резко пойдет на убыль, убийцам и насильникам будет неинтересно работать, а остальным, те, которые вышли на панель и которые воруют только еду и мелочи для семьи – это будет им манна небесная. А больные… конечно, ты не вылечишь всех. Но…
Лакшми снова замолчала, мыслей было много, злость пока отступила, да и ведра с мороженым не было, для продолжения разговора.
- Люблю.
Кивнула, еще более задумчиво… Кажется, самым сложным для Фредерика Леннокса был момент с пониманием, как именно и в какую сторону пойдет в следующие три минуты мысли принцессы. Потому, что каким образом больницы и воры были связаны с мороженым, догадаться было… сложновато.

+3

25

Всё то время, пока Леннокс мирно вёл Лакшми к пляжу под ручку, он молчал. Но слушал крайне внимательно, порой чему-то кивая. Будто бы меж ними вовсе не было раздора. Ни одного за их долгую и счастливую жизнь… подождите-ка, они ж даже не поженились ещё! Правда, кажется, Фредерика это вовсе волновало. Он вёл свою принцессу туда, куда хотел прийти и сам.

- Я на тебя не орал, кстати. Я вовсе не умею.

Важно, но мирно пояснил Фредерик, прогуливаясь с девушкой под руку.

- И считаю подобное неверным подходом в общении с партнёрами.

Смерив внимательным, вновь оценивающим, взглядом Лакшми, Леннокс подумал, кашлянул и решил прояснить свои слова глупой принцессе.

- По бизнесу, партнёрами. Герцогом я стал совсем недавно, а вот предпринимательской деятельностью занимался с одиннадцати лет. Это интереснее. Ну, бизнес, а не политика. Политика, она… грязная.

Он пожал плечами. Да, Леннокс думал именно так. Он находил бизнес, в котором каждый друг другу, даже самый близкий и постоянный партнёр был врагом по умолчанию, куда как чище, чем государственную политику. Чаще среди людей его уровня встречались совершенно противоположные этому утверждения. Политикой можно прикрыть многое. Очень многое. Теневые схемы обогащения, геноцид целых народов. Массовые убийства и войны. Фредерик предпочитал бизнес, ведь там все изначально и во всеуслышание заявляли, что они делают всё, лишь для того, чтобы получить прибыль! Политики прикрывались добрыми делами, красивыми словами и патриотическими лозунгами, творя за спинами людей ужасные бесчинства.

- И мороженое я так просто люблю. Оно вкусное. Зачем переводить хороший продукт на подобную несусветную чепуху, если его можно просто съесть?

Чаще всего, юные лорды разбрасывались направо и налево всем, что попадалось им в руки. Чаще всего юноши возраста Фредерика попросту не понимали ценности очень многих вещей. Ведь они доставались им легко и просто – их обеспечивали родители. А так же всякие тётки, дядьки, дальняя родня и прочий хлам, который набивался в родственники будущим золотым наследникам огромных, богатейших родов Британской Империи.

- Я умею общаться с людьми. Но только по делу. На остальное у меня просто не хватало времени. Никогда. И я, пожалуй, не научился.

Мирно согласился Леннокс, так спокойно, совсем без гонора, признавая свои ошибки. Действительно, молодой герцог Ричмондский был не такой, как все.

- Если бы я искал себе врага, то для этого мне не пришлось бы ехать в Индию. Их и тут очень много. Так что – сама посуди. Смысл мне тащиться в такую даль, чтобы найти то, что у меня без того имеется. Это совершенно нерационально. К тому же – совсем не прибыльно. Мне так не нравится.

В его словах слышалось не только понимание, но и непоколебимая уверенность в том, что молодой лорд говорил. А Леннокс вообще в курсе, что он, по сути, подросток, и что у них всякие переходные возраста случаются и разная психологическая нестабильность? Судя по сему – нет.

- Наши деньги.

Важно поправил её Фредерик. Да, серьёзно, он считал их общие деньги. Уже!

- Я и без того знаю проблемы, что могут возникнуть в ходе организации экономической площадки в вашей стране. Я готов к этому изначально.

Кивнул Леннокс принцессе, кажется, действительно уверенный в том, что говорил. А как иначе? Она же видела те папки. Лакшми не могла не обратить внимания на тот факт, что предварительные планы были сформированы задолго до того, как она появилась тут, в Британии, на земле герцога.

- Не буду я никого лечить. Я лишь предотвращу дальнейшее распространение болезней посредством обогащения населения и социального благополучия. Это всё можно протащить на высшем уровне власти. С тобой мне это сделать будет куда как удобнее. И намного выгоднее.

Нет, ну а что вы хотели, собственно?! Никто не говорил, что принцессу кто-то обязан любить и всё такое. Ленноксу поставили иные задачи. И он их просто выполнял, как верноподданный своего Императора и своей родины.

- Шоколадное – самое вкусное, между прочим.

Беззаботно, будто бы он сам только что не говорил о планах усердно оторвать и полностью захватить себе кусочек высшей власти Индии, подтвердил Леннокс. Кажется, ему тоже было абсолютно комфортно говорить одновременно о больных, нищих, убийствах и мороженом. А что?

- Я ещё люблю фруктовое, если апельсиновое, например. У меня в…

Тут он осёкся, резко оборвав свою речь. И почему-то нахмурился.

- В поместье графства Леннокс есть огромные плантации цитрусовых. Так вот там добавляют в мороженое настоящий апельсиновый сок. Это… верно.

Как-то странно улыбнувшись, слишком по-детски, даже будто застенчиво, рассказал Фредерик своей принцессе. И чуть сильнее сжал её ручонку, но мягко, аккуратно. Заботливо. Он заботился о ней так же, как и о своих вещах. Как и о том небольшом заводике по производству сока, как о цитрусовых плантациях в некогда заброшенном графстве. Как о всём том, что было ему дорого. Ведь это всё – сделал он сам. Своим умом. И своими стараниями. А она… помнила ли Лакшми, как именно он представился ей в тот вечер?..

Отредактировано Frederic Lennox (2019-04-28 21:45:42)

+3

26

Судя по тому, как неспешно и вполне спокойно шла принцесса рядом со своим будущим мужем, она вполне себе успокоилась уже. Нет, разумеется отрицательные эмоции никуда не девались, но… Но Лакшми обладала одним просто золотым, просто бриллиантовым качеством для любой принцессы в принципе и женщины в частности – она не умела долго обижаться. А еще, что, возможно, еще более важно – она была слишком любопытна, тянулась ко всему новому, к тому, что не могла раскусить и скушать сразу, одним глотком, пусть даже это что-то выглядело на первый взгляд не слишком удобоваримо. Лакшми по сути своей напоминало одну из тех самых горных лисичек, на которых так любят охотиться из-за их изумительно красивого серебристого меха… и про которых не знает практически никто, потому что поймать лисичку возможно только в одном случае – заинтересовав ее собой. Ни скорость, ни ловкость, ни сила, ни умения охотника не помогут выманить лисичку из норы. А вот если охотник встанет на голову и немного потанцует на руках, лисичка сама высунет любопытный нос и никуда уже не денется – она ведь никогда не видела такое чудо!
«Не, он точно не человек. Партнер? Хм… А как дальше тогда? То есть, он хочет, чтобы мы были просто чем-то типа деловых партнеров, я так поняла? Типа, никакой дружбы и влюбленностей, никаких эмоций – ой, да как я забыть могла, он вообще не знает, что это такое! – зато нейтральные, деловые отношения? Ну, в принципе вполне подходит, почему нет? Но только без никакого идиотского контроля, я надеюсь??? Я делаю, что хочу, не мешая ему жить… Стоп, а как тогда понять его слова, про «его решения, его деньги, приоритет его желаний»? Какое-то одностороннее партнерство получается. А с наследником что потом делать??? Или в койку он меня тоже на расстоянии вытянутой руки и через платочек уложит? Господи, о чем я думаю вообще. А все он виноват! Довел! Ладно, стоит просто признать, что такого, как Фредерик Леннокс, я не встречала никогда в жизни. Что я понятия не имею, что мне с ним делать и как повернуть все по-своему. А еще мне кажется, что любовника я точно не заведу… Потому, что мне что-то страшно становится. Он ведь мелкий и безобидный!!! Да что он может??? В ванну окунуть! Почему тогда мне страшно от мысли о том, что я могу даже хотя бы просто подумать об измене ему? Я ж не его вещь, в конце концов! Что захочу, то и сделаю. Значит, партнеры.»
По сосредоточенно-вдумчивому выражению, прочно поселившемуся на красивой мордочке индийской принцессы, крайне затруднительно было понять, что именно она думает по всему сказанному им. Однако в ответ на поправку о партнерстве кивнула, соглашаясь.
- Мне подходит деловое партнерство, почему бы и нет? Ты не станешь на меня орать, я постараюсь не убить тебя чем-то тяжелым, ну вполне нормальная семейная жизнь вырисовывается.
Мирно кивнула черноволосой головкой еще раз и пораженно обернулась, остановившись, глянув на него внимательно.
- Со скольки лет? Я думала, это просто слухи, такого просто не бывает! В одиннадцать дети только игрушками играются, а ты, выходит уже…
«… начал играться людьми? Ужас какой-то.»
Аккуратно высвободила ручку, просто пошла рядом, все еще раздумывая над тем, что услышала. Он был не просто маленьким заразой. Он оказался еще и финансовым гением, не меньше – смысла лгать ей Лакшми не видела. Она все равно будет жить рядом и любая его ложь так или иначе вылезла бы наружу. Врать и хвастаться мог только идиот, а Леннокс был кем угодно – гадом, сволочью и козлом иногда – но точно не дураком…
«Он не умеет общаться с людьми, его не научили. Но как можно не уметь? Как можно видеть во всех только партнеров по бизнесу??? Его что… никто не любил?»
Почему-то именно так, а не наоборот, показалось внезапно очень правильной мыслью. Девушка снова остановилась, помедлив, осторожно вернула ручку на место, скользнув ею в его локоть. Объяснять ничего она не собиралась, да и не могла бы. Она просто чувствовала. что сейчас вполне может держать его руку и не испытывает при этом желания ударить его. Почему-то ей стало на секунду очень… жаль этого совсем молодого еще герцога, который просто не умел общаться с живыми, настоящими, натуральными людьми. Который ТАК отличался от них.
- Ну какие тебе наши деньги, если я еще не твоя жена?
Лакшми фыркнула, вполне беззлобно уточняя.
- Ты ж только что собирался выставить меня обратно, а уже деньги забрал себе? Ну где логика? Погоди! Или ты специально там устроил эту безобразную сцену, прекрасно уже заранее зная, что никто тут никуда не уедет! Ну ты и гад. А, теперь понимаю…. да, ну разумеется, со мной тебе это все проще и быстрее.
Внезапно переключившись на куда более насущные проблемы, чем характер герцога, принцесса снова принялась слушать внимательно. Глядя на них двоих рядом, создавалось стойкое впечатление, что Создатель подумал и решил подшутить. Зачем-то вложив ВСЕ эмоции и чувства, полагающиеся двум этим людям, в одну – зато выдав второму все непоколебимое спокойствие, холодность и рационализаторский ум! И вот теперь вдруг случайно свел их вместе и мало того, пытается заставить жить рядом.
- Хорошо, я не против.
Легко согласилась, дослушав про Индию и планы на нее до конца.
- Это все мне нравится, да и именно это я себе представляла и хотела. Даже больше, чем могла б хотеть от тебя. Так что командуй, я буду помогать в том, что будет от меня зависеть.
Совершенно случайно оговорилась, признавшись чисто интуитивно в собственной неуверенности и абсолютной уверенности в том, что она ничего не может и не решает. Сама не заметив, как это произошло. Удивленно покосилась на внезапное пожатие, слишком непривычное после его обычного уже поведения. Руку отнимать снова не стала – было интересно, чем же это вызвано?
- Почему ты назвал это сначала своим поместьем, а потом – графа Леннокс?
Серьезно, внимательно уточнила.
- Ты… там жил? И скучаешь по тому месту, да? Поедем туда? Я бы хотела увидеть эти апельсиновые деревья и попробовать такое мороженое.
Тут же внезапно нашла выход из положения.
- Не сейчас, конечно. Сейчас мороженое и… и купание отменяется! Потому, что я оставила сумку у служанки, вот же!
Разочарованно сдвинула черные стрелки бровей и тяжело вздохнула.
- Ладно, пройдусь потом еще раз.

+3

27

На слова Лакшми Леннокс сосредоточенно кивнул, соглашаясь сразу же.

- И на цепь тебя сажать не надо – очень выгодно. Цепи у меня пока нет, а покупать практически ненужную вещь я не хочу. Вот ещё, тратиться.

Он для Лакшми даже цепь покупать не хотел. Да. Интересно, а что-нибудь другое готов был купить Фредерик Леннокс? Наверняка он знал, что жены – вещи дорогие. За ними уход нужен. Ну и питание соответствующее, чтоб хорошее потомство плодили, а не абы кого! Или это про заповедники было, а не про жён? Молодой герцог нахмурился, глубоко задумавшись на эту тему.

- Ага. Игрушками. У меня игрушек не было. Только поместье и городок возле с населением в пятьдесят тысяч человек, которое в последствии ещё и возросло. Это всё принадлежало и принадлежит мне целиком и полностью.

Ну да, на сказку из счастливого детства что-то никак не тянуло. Но, кажется, лорд выглядел вполне довольным своей судьбой. Вон, не жаловался даже. Леннокс послушно отпустил Лакшми, даже не пытаясь удерживать силой. Ничего, набегается – сама вернётся. Будто бы он в бабах вовсе не разбирался. Вот! Он же говорил! Фредерик невозмутимо поправил вернувшуюся ручонку принцессы на место, и повёл её к местам обитания вкусного мороженого. Кстати говоря, разведку боем Леннокс предприимчиво провёл задолго до приезда Лакшми, поэтому теперь уверенно шёл туда, где было лучше всего.

- Ты – моя невеста. Этого не исправить. Так что – проще смириться и извлечь максимально возможную выгоду из ситуации. Я всегда так делаю.

Важно высказался Фредерик. На самом деле он говорил чистую правду – прибыль извлекать он умел даже из неудобных и неприятных событий.

- Я всегда продумываю ситуацию на несколько ходов вперёд. Так проще. И, разумеется, я буду командовать тобой. Так, как это будет выгодно нам.

Действительно, Леннокс был готов к семейной жизни. Несмотря на свой юный возраст, он однозначно понимал, что от него требуется и что следует требовать ему самому от всего того, что непременно будет жить с ним.

- Тебе не следует бояться чего-то. Ну, разве что меня.

Он улыбнулся ей вполне открыто, даже по-детски. Фредерик не пытался скрывать своей сущности. Той, которую боялись очень многие. Но и сам он знал о ней. И не выставлял напоказ. Наоборот – он пытался быть человеком. Он старался понимать то, что происходило вокруг. И тех, кто имелся рядом.

- Бизнес – это просто. Я знаю, как всё сделать. Просто слушай, что я говорю.

Посоветовал он ей, уверенно кивнув. Да, Леннокс поддерживал её – свою будущую жену. Хоть и как-то по-своему. Зато он точно знал, как нужно.

- Я отдал этот титул своей младшей сестре. Это… правильно. Ей необходимо то, что позволит ей удачно выйти замуж. Ведь с появлением у меня детей она потеряет всякое право претендовать на наследство от герцогства.

Рассказывал Леннокс это всё, словно сказку. Просто. Спокойно. Размеренно. Кажется, молодой лорд и вовсе не понимал, насколько жестоко и мерзко звучат его слова. Но… такова жизнь. Британская знать жила по этим правилам. И с самого детства Фредерик отлично понимал окружающий его мир. Он был ребёнком этого мира – каменных джунглей, в которых люди часто пожирают друг друга, разоряя семьи самых близких родных и друзей. С самого рождения он знал, что его же собственный брат оставит его без гроша в кармане, как только вступит в права наследования. Как и его сестёр. И теперь, унаследовав титул, Леннокс стал самой страшной опасностью для своей семьи. Но такова была жизнь знати. Фредерик хорошо понимал это.

- Графство Леннокс – моё графство. Было. Оно принадлежало мне, как второму сыну в семье герцога Ричмондского. С этого места началась моя самостоятельная жизнь. И предпринимательская – тоже. Моя первая игрушка, которую я модернизировал и усовершенствовал сотни раз.

Герцог ухмыльнулся – нехорошо как-то. Но, приехав на руины сгинувшей цивилизации, Фредерик действительно выстроил там свою собственную.

- Мне некогда туда ехать, да и незачем – сейчас графство Леннокс процветает, а на землях моего герцогства есть такие места, которые до сих пор требуют внимания и моего личного контроля. Я не хочу тратить время на то, где и без меня всё идёт отлично. Я доверяю тем, кто управляет графством.

Да, и никаких вот – я хочу и точка! Имея в руках огромную власть, Фредерик распоряжался ею как-то… правильно, верно расставляя приоритеты. Не каждому взрослому человеку удавалось подобное. Чаще люди всё же не особо пренебрегали собственными желаниями, особенно когда они немножко офигивали от их возможностей. Герцог Ричмондский был одним из богатейших людей Британии. Да и в Мире он занимал далеко не последние позиции по финансовым накоплениям. А молодой лорд Леннокс так самоотверженно думал о процветании своих земель, игнорируя собственные запросы настолько сильно, что, кажется, он и сам забыл о том, что же он хотел. Как человек. И как ребёнок. У него, пожалуй, не было таких желаний.

- Такое мороженое могут привезти и сюда, я сегодня же всё закажу.

Решил Леннокс, как ни в чём не бывало продолжая начатый разговор. Его совершенно не трогал факт отсутствия собственных потребностей. Фредерик жил во имя своей страны, своего императора и своего рода. На этом – всё.

- Вон, идём туда. Там вкусное. И зачем тебе сумка? Можешь купаться прямо так, голой – тут частный пляж, принадлежащий мне. Тебя никто не увидит.

Он оперативно поволок её в небольшой магазинчик, располагающийся аккурат невдалеке от песочного побережья. Кажется тот факт, что принцессу голой увидит он – Леннокса не волновал ни разу. Лорд уже всё видел. Что.

+3

28

Упоминание про цепь и невыгодность посадки ее туда были проигнорированы принцессой напрочь. Потому, что если это была шутка, то шутка наредкость идиотская и непродуманная – он вообще соображает, с чем можно шутить??? А если это была не шутка… то это была шутка! Поэтому милостиво позволив ему пошутить разик в подобном тоне и духе, сделав еще более милостиво скидку на его юный возраст, мысль о котором до сих пор заставляла морщиться, Лакшми принялась задумчиво слушать дальше. Да, ей было действительно интересно. На протяжение своей довольно недолгой еще жизни девушка видела множество богатых, действительно состоятельных людей. С некоторыми была знакома более-менее близко, насколько это было позволительно ее статусу. Она видела столько бизнесменов и такого уровня, что у большинства девушек Британии разгорелись бы их красивые глаза и раскраснелись бы их нежные щеки от желания срочно перезнакомиться со всеми и за всех выйти замуж! Лакшми думала, что неплохо знает и понимает подобных мужчин, пусть хотя бы чисто внешне и на расстояние вытянутой руки – все же в конечном итоге ей бы пришлось выбирать себе мужа именно из них! Но что ей достанется… ну совсем уже оригинальный вариант… никак не могла предположить! А хуже всего было то, что при всем своем неизмеримом богатстве и безупречной репутации великолепного финансиста и бизнесмена, Фредерик Леннокс был во-первых, герцогом, во-вторых, совсем еще мальчишкой и сосунком, в-третьих… он внушал слишком странные чувства, чтобы можно было так просто их проигнорировать. Пожалуй, началось еще там, в ванной, и теперь продолжалось периодически. Как будто на нее вдруг откуда-то снизу взглядывала сама Тьма, коротко, пока что раздумчиво и с некоторым удивлением. Рядом с ней шел обыкновенный, пусть и гениальный, мальчишка – да, именно мальчишка, пусть разница в возрасте и не была такой уж огромной! Почему же тогда она, рассердившись, все же подумала и вернула ему руку??? Она! Которая должна была в лучшем случае просто развернуться и уйти домой, как следует врезав дверью по дверному косяку, от первого же намека на то, что ей что-то не нравится!
«Нет, что-то с ним не так. И дело тут не в его гениальности, совсем нет… С этим бы я справилась! Подумаешь, слишком умный муж. Но… он так вот просто признается, что всю жизнь, ВСЮ СВОЮ жизнь был совершенно один. Что у него не было игрушек. И что он ни в чем этом не нуждался – ни в близких людях, ни в игрушках! Нет, я уже поняла, что он ненормальный. Но как понимать все остальное?!»
- Принадлежит тебе целиком и полностью. Ты что, вообще все вокруг меряешь только понятиями твое или не твое?
Девушка откровенно недоверчиво обернулась, не сбавляя шага, продолжая разговор и одновременно рассматривая внимательно свое новое приобретение. И вот для нее «ее» новое приобретение было действительно всего лишь фигурой речи! А не попыткой тут же присвоить себе герцога, забрать, притянуть, обозначить своим клеймом и поставить в угол, где он бы выглядел покрасивее! Лакшми пока не чувствовала того, кто шел рядом,своим. Ни мужем, ни женихом, ни просто другом или кем-то еще, хотя бы приблизительно близким ей. Он назывался женихом, но пока на этом было все. Девушка настолько запуталась в том, что из себя представляет Фредерик Леннокс, буквально за последние пару часов, что сейчас мирно шла рядом и не пыталась даже продемонстрировать характер. Потому, что во-первых, он не давал пока ни единого повода психануть, во-вторых, прежде чем что-то демонстрировать надо быть понять, что получишь в ответ. Ей уже немножко дали понять. И это жутко … нет, не испугало. Насторожило!!! И теперь она принюхивалась к тому, что ведет ее за руку, присматривалась внимательно и аккуратно щупала, нащупывая слабые места, всякие интересные детали и просто то, на что можно надавить попозже, потом. Если понадобится.
- Но вообще-то так не бывает, чтоб ты знал. Скажем, моя сумка – это только моя сумка. Я сама – это отдельная личность, которая не вещь совсем. Так что всякие тут цепи и оковы отменяются, ясно? И даже так не шути, это неприлично и можно по голове получить.
Проинформировала сердито и кивнула, соглашаясь с констатацией факта – она – его невеста.
- Да. Ну и не надо ничего с этим делать, если ты начнешь вести себя нормально, а не командовать, приказывать, орать, кидаться ложками и топить меня в ванной! Потому, что репутация репутацией, но моя жизнь, знаешь ли, мне дороже!
Фыркнула и притихла, видимо услышав что-то… интересное. Он сказал, что будет командовать – это было отвратительно и недопустимо! Но он упомянул, что выгода от этого идет «нам». То есть, им обоим. Лакшми снова запуталась. То ли он продолжал считать ее своим придатком, то ли и правда проявлял что-то типа заботы! Но о ней или снова о себе???
- Не собираюсь я тебя бояться. То, что ты сильнее физически, ничерта не решает, ясно? А начнешь распускать руки, заведу себе телохранителя.
Ядовито предупредила, почему-то вдруг представив, как этот самый вроде тихий и мирный маленький герцог с радостной детской улыбкой легко и непринужденно топит ее телохранителя все в той же ванне. А потом предлагает ей завести еще одного, ну пожалуйста, ему только стало весело!
- Послушай… но причем тут…
А потом она дослушала до конца, остановилась, почти у самого того мороженого, куда он ее вел, недоуменно вытянула ручку снова, чтобы поправить волосы на этот раз.
- Послушай, но я просто хочу посмотреть, где ты вырос, где у тебя все началось! Или ты ездишь только туда, куда НАДО? А не туда, куда тебе просто… хочется?
Заглянула ему в глаза серьезно.
- Ты не скучаешь по графству Леннокс? Не хочешь сам вернуться, посмотреть, как там что? Просто погулять, под апельсиновыми деревьями? И мороженое… все равно там будет вкуснее! И твоя сестра… а почему бы тебе просто не взять и не помочь ей? Деньгами, приданным, имуществом? Ну пускай она будет счастлива, ты все равно не обеднеешь, это ведь твоя сестра. Титул титулом, но… а если просто спросить, чего она хочет и дать ей это? Разве тебе не хочется этого и не будет приятно? Какая она, твоя сестра?
Увлеченно коснулась его руки, снова убрала, черные глазищи вопросительно отыскивали что-то на лице Леннокса. Что-то, похожее на ностальгию, на привязанность, на воспоминания.
- Да ты совсем с ума сошел???! Забудь о том, что было в ванне! Я не появляюсь до свадьбы перед тобой голой или вообще… и вообще!
Вдруг опомнилась, резко вспыхнула и разозлилась.
- Никаких фривольностей не будет! И заканчивай делать вид, что такие разговоры само собой разумеющееся! Ты мне не муж пока что и не имеешь права… ни на что в таком духе! И спать с тобой я не буду!
Выпалила все и сразу, выдохнула и сердито закончила.
- А если не желаешь ехать в свое бывшее поместье со мной, то просто расскажи, как туда добраться – я с удовольствием посещу его сама и все осмотрю.

+3

29

Леннокс задумчиво нахмурился, обдумывая её фразу.

- Ну, есть – общее. Есть – моё. А есть то, что я ещё себе не присвоил.

То есть да – Фредерик Леннокс мерил всё понятиями исключительной принадлежности ему. И, собственно, всё. Не было никакого «чужого», было только то, что он не успел присвоить себе. При чём, всё это юный герцог считал вполне верным и, вероятнее всего, к цели-то своей стремился. Говорил же он о подобных вещах безо всякого гонора, совершенно спокойно, словно истину молвил, которую люди ищут всю жизнь и, не найдя, умирают. А он – нашёл. И использует. Более того – использует успешно, падла!

- Я не шутил на счёт цепей. И ты не вещь, всё верно. Ты – моя вещь.

И вновь без зазрения совести высказался Леннокс. Кажется, совести тут в помине никогда не было. Просто забыла она родиться вот с этой тварью, что захапала себе титул отца своего и старшего брата. Тварь мило улыбалась, глядя на Лакшми открыто и доверительно. А в глазах твари плескалась уверенность. Та безграничная, всеобъемлющая, невозможная, непостижимая. Тьма? Ха, всё имеет дно. Каждое существо некогда достигает своего предела. Леннокс не понимал этого. Попросту не видел, и не осознавал – зачем видеть.

- Я не отниму твоей жизни, что ты.

Тварь выглядела как ребёнок. С милой улыбкой на губах и ямочках на щечках. Дна не было. Был лишь потолок, о существовании которого пытался рассказать Лакшми Фредерик. Спокойно, вдумчиво он объяснял ей, что даже её жизнь принадлежит ему. И он никогда не заберёт её, пусть глупая принцесса будет молить об этом, ища смерти во всём и постоянно. Попалась не она. Попалась её страна, её родные, её народ – все они и разом. Индия уже стала принадлежать Британии. Но таким образом, чтобы никто не смог сказать, что Великая Держава захватила Индию силой. О, нет. На этот раз в войне замешан сам герцог Ричмондский. Тот, кто ни разу в жизни не отпустил того, что получил в свои ручонки. Не важно, что это – это уже его!

- Вот и не бойся. Телохранитель тебе всё равно никак не поможет.

Ребёнок задорно улыбался, и Тьма улыбалась вместе с ним, будто бы и она не могла противостоять ему. Тварь покорно склоняла голову, скрываясь там, где ей было безопасно. Ей было безопасно здесь, рядом с Фредериком.

- Хочется? Это… это когда просто поехать?

Он пожал плечами, виновато улыбнувшись. Он совсем не понял её слов.

- Наверное, мне просто хочется делать то, что нужно.

Решил он, уверенно кивнув. Взял принцессу за руку, и решительно довёл до мороженого. Лакшми говорила много, Фредерик покорно слушал всё.

- Нет. Отчего же я должен скучать?

На Лакшми смотрели недоумённо. Будто бы спросила она что-то донельзя глупое. Шоколадные глазищи оглядели принцессу пристально, цепко и внимательно, отыскивая на её лице, фигуре, одежде что-то, что должно было стать ответом: а не чокнулась ли эта девушка, которая спрашивает какую-то ахинею?! Да, да, именно она, а не Фредерик Леннокс, что вёл себя странно. Точнее, нет. Он вёл себя совсем не странно. С одной стороны. А с другой…

- Графство Леннокс существует, более того – оно процветает и сейчас. Я регулярно получаю все необходимые отчёты. Зачем мне скучать?

Он недоумевал. Юный мальчишка совершенно не понимал, почему он должен скучать по тому месту, где он вырос, где он выбрал свой путь, где делал первые шаги в бизнесе, дойдя после до подобных высот. Фредерик Леннокс не умел скучать. Как и не умел любить что-то, помимо бизнеса.

- Мороженое доставят быстро. Оно будет таким же.

Уверенно заявил он, будто так и не поняв, о чём говорила ему Лакшми.

- Я не смогу помочь ей. Младшая не успеет выйти замуж до того, как родится первый ребёнок в нашей семье. Она слишком мала. Она родилась поздно.

Жестокие слова звучали так же спокойно и размеренно. Тот, кто их произносил, не понимал этой жестокости. Он вырос в ней, впитал с молоком матери. Фредерик Леннокс не знал, что его слова невыносимо жестоки. И будто бы Тьма внутри тоже неприятно ёжилась, понимая, что она – боится. Это бесподобно неправильное создание, что способно на вселенское зло во имя своих собственных целей и только ради них, не более. И не менее.

- Я не помню, какая она. Я её давно не видел, кажется. Или видел, но не смотрел. Наверное, всё же я не смотрел. Да.

Он вновь просто рассказывал принцессе. Рассказывал о том, насколько он страшное существо. Вот так вот просто, обычными словами. Без агрессии, без гонора, без злости. Фредерик Леннокс не понимал, насколько он страшен. Или слишком хорошо знал это? Судя по открытому взгляду – последнее.

- Нет, спать вместе я тоже не буду. Мне не надо внебрачных детей!

Высокомерно фыркнул он, отказавшись спать с принцессой. А вот нефиг!

- Туда лучше самолётом. Как раз там недалеко построили аэропорт. Можешь взять мой самолёт – их всё равно у меня несколько. Мне договориться?

С готовностью предложил Леннокс, так ни разу и не испытав хоть каких-то чувств по отношению к своему прошлому месту жительства. Там, где он впервые увидел монстра. Там, где он впервые понял, что он и есть монстр.

- Ну, тебе какое мороженое? Выбирай любое. Шоколадное тоже есть.

Да, маленький монстр пришёл сюда исключительно за мороженым. И аппетит от всяких разговоров явно не потерял. Кажется, Фредерик Леннокс мог совершенно спокойно жрать мороженое, которое ему нравилось, и во время подписания смертных приговоров, и их исполнений – тоже. Ну а что?!

- А апельсиновое тебе привезут со дня на день, ты не волнуйся.

Да, да, не волнуйся бедная, маленькая принцесса. В новой клетке тебя будут непременно кормить вкусностями. Скоро ты забудешь о том, что попала в сети. Скоро ты поймёшь, что здесь – твой дом. Единственный дом.

Отредактировано Frederic Lennox (2019-05-20 16:43:43)

+3

30

Только что довольно разговорчивая и активная, маленькая принцесса вдруг замолчала. Она шла молча, рядом, как-то очень задумчиво и более, чем недоверчиво поглядывая на своего наредкость спокойного и крайне уравновешенного собеседника. Который шел тоже рядом и высказывался так радостно, оптимистично, так уравновешенно и уверенно, как будто… Ох, а вот дальше начиналось СТОЛЬКО вопросов, что у принцессы кружилась голова, становились ватными коленки, холодели изящные тоненькие пальчики, унизанные обожаемыми крупными перстнями, да и вся она находилась в растерянности, доходящей… до откровенного страха даже, местами.
«Смех смехом, но нормальный… да любой человек не может, просто не способен быть ТАКИМ. Он лжет и притворяется. Он не может быть настолько… ужасным! Он же мелкий совсем, он же почти ребенок для мужчины, настоящего мужчины! Да как… да как он вообще может говорить такие кошмарные вещи? Господи, хуже всего, что он даже не понимает, ЧТО сейчас несет. Он даже действительно не понимает. Он что… совсем ничего не чувствует???»
Углубившись в страшные по сути своей и слишком простые факты, объясняющие все, девушка не заметила, как ее довели до мороженого. На свою руку, прочно захваченную чужой рукой, тоже внимания пока больше не обратила, позволив себя вести. Только что абсолютно не понимающая своего будущего мужа, внезапно осознала самое, самое основное и самое кошмарное одновременно – он не умел чувствовать. Не умел любить. И хуже всего, он совершенно не осознавал, каким … монстром, тварью и кошмарным чудовищем является на самом деле. А она, Лакшми, только что осознала. Не целиком, на минуту всего лишь. Но этой минуты оказалось достаточно, чтобы она даже вдруг всерьез не решила вернуться в Индию. Снова. А, может, это был простой инстинкт самосохранения?
«Нет, стоп, глупости. Это все глупости. Он совершенно не такой на самом деле, он просто морочит мне голову и пытается показаться старше, чем есть! Зачем? Да просто так делают все мужчины!!! Али говорила, именно так! Им всем свойственно пускать пыль в глаза, чтобы произвести нужное впечатление, чтобы я, как будущая жена, стала его срочно уважать и бояться! Вот же чушь собачья, как будто неясно, что я никогда в жизни не стану уважать всего лишь за ложь!!! Хорошо, ладно, пусть он совсем не так жесток и холоден, как пытается сейчас показать мне. Но что делать с фактами, с его бизнесом, с его делами, с его состоянием, которое он заработал сам??? Это факты, я это точно знаю! Да и дедушка… Хм. Дедушка отказал очень и очень многим действительно крутым и важным мужчинам, отказал напрочь даже не уточняя у меня, он вообще считал, что я достойна лучшего. Что можно продать повыгоднее, ладно, чего скрывать! И что же, он тоже поддался на ложь и отдал меня… этому? Нет. Все не так просто. Но если я сейчас поверю и действительно допущу, что рядом со мной идет бездушная, равнодушная, ледяная и слишком умная для живого человека бесчувственная тварь, я сойду с ума от страха. Да какая там кровать, как можно жить в одном доме… с ЭТИМ???»
Мысли в темноволосой, сосредоточенной и уже раскалывающейся напополам головке смешались окончательно, принцесса с негодованием нахмурилась, рассердившись на себя саму. Она все понимала. Она все так удачно проанализировала. Однако минус был в том, что она не умела бояться… заранее, что ли! Он шел рядом, улыбался, крайне осторожно и аккуратно держал ее руку и вел уверенно и бережно, как будто боялся сломать. Он предлагал ей самолет и мороженое. К слову, ее любимое, шоколадное. А еще он действительно придумал ей дело, причем не какие-то там эфемерные вышивания бисером и икебану, за что ее постоянно пытался усадить брат, а реальную возможность понять, что ты чего-то стоишь и что-то можешь. Она даже согласилась прислушиваться к его мнению по этому поводу, признав, что он разбирается во всех этих финансах куда как лучше нее самой. И как сейчас она могла развернуться и удрать от этого мелкого чудища, если он… УЖЕ дал ей даже больше, чем она надеялась???
«А еще не забудь, как он пытался утопить тебя в ванной.»
Лакшми глубоко вдохнула и решительно отобрала руку, окончательно и бесповоротно возвращая СВОЮ руку СЕБЕ. Хотя бы для того, чтобы утолить горячее вдруг желание хотя бы что-то вокруг себя и в себе почувствовать своим собственным! От твердой и непреклонной уверенности Леннокса в том, что она уже принадлежит ему целиком и полностью, включая и эту самую руку, жутко захотелось закричать. Пришлось снова глубоко вдохнуть, прогоняя внезапную панику – а если она и правда так… попала уже??? И попытаться успокоиться.
- Нет, я не твоя вещь. Я – сама своя. Не вещь. Я – человек, а человека присвоить невозможно. Даже животное невозможно. Попробуй заставить лошадь пить! Ну попробуй, если она не хочет, а? Ты ее можешь к озеру привести, ты ее можешь туда затянуть и затолкать. Ты можешь ее даже мордой ткнуть в воду. Но пить ты ее не заставишь! Ощущаешь разницу?
Девушка, не спеша отвечать на вопрос о мороженом, вполне серьезно и без особой… пока… агрессии ответила на момент про вещи и людей. Пытаясь отвоевать то, о чем даже и речи сейчас идти не должно было! Что еще за заявки – мое??? Чушь.
- Ну естественно, ты не отнимешь мою жизнь! Дай угадаю – она тебе еще пригодится в твоих финансовых планах, верно?!
Фыркнула, слегка успокаиваясь. Психовать и говорить одновременно она не умела, а сейчас вдруг захотелось… прощупать до конца и убедиться в глубине того, с чем сейчас вдруг довелось столкнуться. Лакшми видела тень, идущую по пятам за Фредериком Ленноксом. Она даже не сомневалась уже в оттенке этой тени, она даже мельком заметила мрак и темноту, но… тварь она не заметила. Тьму – тоже. Принцесса была слишком невинная и чистая, и это сейчас никак не касалось физиологии. Может быть, поэтому она не испугалась сразу, как сделали бы более опытные люди, мужчины или женщины, без разницы. Поэтому она просто продолжила разговор, пытаясь все же что-то понять до конца.
- Насчет телохранителя я подумаю. А вдруг на меня нападут твои враги, а? А я буду уже к тому времени беременна! А там наследник, все дела, то есть, терять тебе меня будет еще более невыгодно! Вот что тогда делать будешь?
С любопытством сузила черные горячие глазищи, рассматривая такое безмятежное личико своего будущего супруга.
«Если он сейчас скажет – просто заведу себе еще одну жену – я действительно дам ему пощечину. И не потому даже, что перепугаюсь окончательно. А просто так!!!»
- Да, просто взять и поехать. Просто, может даже прямо сейчас. Но… ну причем тут нужно или ненужно?
Теперь уже не только герцог, но и принцесса принялась рассматривать его с недоумением, даже не страхом уже.
- Ты же сейчас мороженое съешь не потому, что нужно, а потому, что хочется. Правильно? А там ты вырос! Там ты бегал, играл, там ты прятался от слуг, там ты пение птиц слушал, там ты делами начал заниматься, там у тебя игруш… Хорошо, даже если не игрушки, но ты же смотрел вокруг, ты же о чем-то мечтал, что-то выдумывал, ты же ждал писем и новостей от родителей, они же в гости приезжали! Там ты попробовал мороженое, там купался, наверное? Ну ты что, совсем не был ребенком? И тебя не тянет туда, снова это все… увидеть, потрогать, вспомнить???
Уловив окончательно недоуменный взгляд его таких серьезных и совершенно равнодушных глаз, Лакшми тихонько вздохнула, поняла, что ехать придется одной. И решительно кивнула. Да, она полетит туда. Она сама увидит все своими глазами, она там прогуляется, поговорит с людьми и сама услышит правду про ранние годы Фредерика Леннокса.
- Да, хочу, закажи, буду благодарна. Я завтра с утра хочу вылететь, сразу!
Кивнула. И снова уставилась на Леннокса. Кажется, о мороженом все радостно забыли, по крайней мере, принцесса точно.
- Да причем тут рождение твоего ребенка??? И какая разница, рано или поздно родилась твоя сестренка? Она же… твоя сестра! Она же близкий тебе человечек, пусть и маленький еще! Она даже если и не будет у тебя ничего просить, разве тебе не хочется, просто не хочется сделать ее жизнь лучше? Я бы отдала за Рави все, если бы ему потребовалось или если бы даже просто знала, что ему надо!
Лакшми тяжело вздохнула, становясь все серьезнее и серьезнее.
- А ты не знаешь, что можно просто спать вместе? Не трахаться, маньяк ты! А спать? Но мне с тобой не хочется. Потому, что кажется я тебя начинаю бояться.
Как-то задумчиво рассказала, перевела взгляд на мороженое, снова тяжело вздохнула. Как же жутко запутанна и непонятна стала ее жизнь! Особенно личная…
- Шоколадное хочу. А ты какое любишь?
«Нет, ну что-то ты должен любить!!! И пусть это будет хотя бы мороженое – мне сразу станет легче!!!»
- А потом я все же пойду и поплаваю. А ты отвернешься, ну или вернешься домой. И мы сделаем вид, что оба – нормальные, очень приличные люди!
Кажется, до радостного и благодарного принятия своей клетки у принцессы было ой как далеко…

+3

31

Лакшми всё пыталась считать себя свободной и независимой. Фредерик снисходительно улыбнулся. Какая-то она противоречивая вся, эта принцесса.

- Если тебе проще думать так, что ж, я не стану настаивать. Пожалуй, у тебя непременно должно быть что-то своё. Например, комната.

Да, что, комната – это здорово! О личной комнате мечтают многие среднестатистические подростки из обычных семей. Во всяком случае, лорд думал именно как-то так. Но Фредерик отчего-то серьёзно нахмурился.

- Ну, или благотворительный фонд. Начнём с Индии, позже можно и в Африку влезть. Тебе, как принцессе индийской, это будет куда проще сделать. А в Африке можно выращивать какао-бобы, они там хорошо растут.

Да, вся благотворительность Леннокса была чётко направлена на собственное обогащение. Юный герцог и пальцем шевелить не собирался просто так или ради высоких целей взаимопомощи и прочего бла-бла-бла. Выгода – как единственная цель, политика – как средство достичь большего. И огромная власть в придачу, на десерт, как ванильный шарик мороженого.

- Тебе не стоит бояться моих врагов, они все очень милые люди.

Да, Фредерик считал своих врагов милыми людьми. А что тут такого?

- Я горжусь, что у меня именно такие враги, какие есть. Они очень забавные и интересные. Некоторые даже умные. А это, знаешь ли, сейчас редкость.

Важно высказался Леннокс, задумчиво уставившись на мороженое – выбирая. Даже ручонку Лакшми отпустил. Пусть побегает на свободе, пока герцог занят крайне сложным выбором. Это же решить надо – шоколадное или апельсиновое, или, быть может, вон то, беленькое, с кусочками фруктов.

- Да, наследник – это важно. Он должен быть здоровым и… Шоколадное, да?

Наследника как-то резко подвинули мороженым, и Леннокс важно взял для принцессы такое, какое она просила, а себе – тоже шоколадное, с шариком апельсинового. Всё это в очаровательном хрустящем, шоколадном рожке, как  и полагалось всякому хорошему мороженому. После чего – торжественно вручил Лакшми её лакомство, крайне трепетно, будто бы принцесса вдруг могла растаять вместе с мороженым. Или испачкаться о то и умереть. Прямо вместе с будущим наследником рода Ричмондских! Что недопустимо.

- Сейчас я ем мороженое потому, что оно вкусное. Если бы оно было невкусным или не сейчас, то я его, быть может, и не ел совсем.

Важно объяснил Леннокс, полностью уверенный в своих суждениях.

- Зачем мне там надо было мечтать? Вообще, что это за глупости – мечтать! Надо не мечтать, а брать и делать. Тогда и только тогда что-то получится.

Всё верно. Юный Фредерик никогда ни о чём не мечтал. Он просто делал то, что считал правильным и нужным. И так – всю жизнь. Некогда маленький лорд променял игрушки на учителей, позже теория предпринимательства сменилась практикой. Он никогда не задумывался о верности своих действий. Он никогда не сомневался в своих решениях. Он просто принимал их. Такие, какие считал нужными принять именно сейчас или вот завтра.

- Я не писал родителям. Но да. Отец приезжал ко мне. Однажды. Сообщить о гибели моего старшего брата и о том, что я теперь Наследник рода. Сказал, что нужно соответствовать. Ну и вернуться в столицу, заняв его место.

И об этом Фредерик тоже говорил спокойно, не особо отрываясь от поедания мороженого. Которое, кстати, было действительно очень вкусным.

- Я не понимаю, что там можно такого… потрогать, чего нет здесь.

Леннокс неопределённо пожал плечами, и повёл Лакшми к морю.

- Тут – тоже красиво. И этот океан куда как более правильный…

Да, тут – правильный океан и неправильная Лакшми. Что, тоже весело!

- … здесь курорты выгоднее создавать. А там – Саргассово море, водоросли постоянно. Кто же туда поедет купаться?! Правда, курорт там всё же был.

На Лакшми Фредерик уставился крайне внимательно, прикидывая – рассказывать ей дальше или она слишком тупа, чтобы понять его слова?

- Один крайне забавный идиот хотел отнять у меня мои же территории. Мне тогда было четырнадцать лет и меня считали немного… маленьким и глупым. Но это правильно. Так я действительно продал ему земли. И он действительно устроил курорт. А позже в Африке Британия принялась наращивать военную мощь, чтобы подмять под себя территории. Ну я и предложил отцу удобный плацдарм для размещения военной базы. Плацдарм аккурат разместился на тех самых территориях, которые увели у меня. Тебе же понятно, что рядом с военной техникой никто загорать не будет? Ну вот.

Победоносно укусив рожок с мороженым, поведал Леннокс, гордясь собой. В четырнадцать лет он обвёл вокруг пальца не только бизнесменов, но ещё и использовал Британскую армию в своих собственных, личных, целях. И успешно, надо сказать. Ведь юного лорда до сих пор ни в чём не заподозрили. А военные были весьма впечатлены тем, что им досталась вполне годная территория, а не пустые острова с водорослями и песком.

- Почему я должен что-то отдавать за свою младшую сестру? Прока от неё никакого всё равно нет и не предвидится. И смысл?

Эта тема уже не особо понравилась лорду. Но он всё же поддерживал беседу.

- Ты итак отдала за своего брата всё, что у тебя было. И? Тебе от этого легче?

Нет, всё-таки принцесса была больше глупой, чем нет. И ему стало скучно.

- Так, ладно. Иди, плавай, а потом мы пойдём спать вместе и не трахаться.

Привычно решил Фредерик за всех разом и потащил Лакшми в воду. Прямо так, одетую и с мороженым. Потому что время шло, а они ещё не искупались, как планировал Леннокс ранее. Ведь все его планы обязаны идти верно.

+2

32

Услышав, что ее вот так вот щедро и милостиво собираются одарить аж целой своей комнатой, Лакшми выразительно и крайне саркастично приподняла тоненькую иссиня-черную ниточку-бровку, глядя на своего будущего мужа как на полного идиота. Нет, она уже была вкурсе, что он чрезвычайно, невыносимо даже умен, да что там, он – мелкий и противный самоуверенный гений – но иногда он выкидывал такое, что вставал прямо-таки конкретный вопрос, а нормальный ли он! Правда, и на это уже у нее был ответ, в принципе… Только даже думать не хотелось о том, какой!
 - Вот спасибо! Вот прямо я буду тебе по гроб жизни благодарна за личную комнату! А если ты в нее прекратишь вламываться, то и вовсе до конца дней своих! Кстати, не забыть заказать себе туда замок и ключ.
Фыркнула, продемонстрировав мимоходом, что такая черта как мстительность и злопамятность ей совсем не чужды и замолчала, с интересом склонив головку к плечу, слушая уже куда как более привлекательные… личные увлечения, которые он ей предлагал. На несколько секунд в глазах мелькнуло недоумение. Так легко и непринужденно сравнивать какую-то там комнату – и потенциальное дело всей жизни, от которого опять же, зависит столько жизней??? И предлагать ей одно на фоне другого???
 - Нет, ты определенно психопат, Фредерик Леннокс.
Обреченно подвела итог и мужественно кивнула.
 - Но в данном случае мне нравится, да. Знаешь, я не умею строить настолько далеко идущие планы, может мы завтра разругаемся вдрызг и свадьба вообще не состоится. Но… если все пойдет более-менее удачно, я согласна следовать твоим планам по поводу этой благотворительности. Правда, что-то мне подсказывает, что цели у нас ну абсолютно различные! 
Тяжело вздохнула. Она как раз меньше всего думала о доходах, прибылях, о том, что выгоднее всего вырастить и куда именно это посадить, чтобы получить как можно больше. Она просто помнила и ЗНАЛА, как выглядит по-настоящему голодный ребенок, у которого животик прилип к ребрышкам, которые можно пересчитать даже не касаясь их. Она видела умирающих от болезней в лужах собственной… Вообщем, принцесса собиралась с помощью этого вот юного и гениального монстра помочь непосредственно своей стране, и если ради этого придется сделать вид, что он хотя бы приблизительно нормален – она без проблем это сделает! Вот как сейчас. Продолжая слушать все, что он… несет или говорит, трудно было понять сразу, девушка церемонно приняла мороженое, вежливо кивнула, благодаря и принялась есть его с таким удовольствием, как будто в мире больше и вокруг него ее ничего не заботило вовсе. Как будто рядом стоял какой-нибудь очень вежливый и послушный, покладистый и жутко богатый мужчина намного старше и опытнее ее, с которым она могла творить все, что ей заблагорассудится, а после просто отказать ему во всем. Начиная с брака. В принципе, герцог подходил… аж под три категории: он был вежлив… иногда, он был жутко богат… всегда, и он, кажется, все же был опытнее ее, по крайней мере в том, что касалось финансов, выгоды и дохода.
«Еще пару часов в его обществе, и меня начнет воротить и тошнить от одного упоминания о предприятиях и выгоде. Просто тошнить!!! А потом вырвет прямо на его хорошо начищенные ботинки. Фу, гадость какая, Лакшми, держи себя в руках. Ведь он абсолютно считает, что ЭТО ВСЕ – нормально и правильно! Все, что он говорит сейчас, все, что он творит вокруг себя. Он смотрит на тебя как на… пришельца из другого мира. Господи, да как с ним рядом жить можно??? Но мороженое очень вкусное, да.»
 - Твои враги меня не пугают. Разве что они решат похитить меня и получить у тебя выкуп или выполнение каких-то условий в твоем уже до чертиков надоевшем мне бизнесе, но… С твоим отношением к живым людям я что-то сомневаюсь, что ты согласишься. Так что прошу, если что – хотя бы сообщи дедушке.
Хмыкнула, улыбаясь, показывая, что все же шутит. Ситуация была слишком надуманной, да и все это никак не было важным прямо теперь, когда ей стоило хотя бы… хотя бы просто научиться общаться с ним!
 - Нет, мечтать – это не глупости…
Неожиданно перестала улыбаться, снова вздохнула, на этот раз коротко и решительно. И нахмурилась, недоверчиво глядя ему в глаза.
 - В смысле? То есть, никто из твоих родителей не… а мама? У тебя же мама жива, верно? Почему же она ни разу… То есть, извини. Я не хотела затрагивать эту тему.
Взгляд черных глаз стал очень понимающим и немного виноватым. Ей не стоило лезть в чужую душу, особенно не зная, с чем там придется столкнуться. Быть может, мысли или упоминания о матери были для него болезненны! Однако, судя по всему, судя по тому, как увлеченно он продолжал заниматься мороженым, с какой флегматичностью и спокойствием перешел к следующей теме своего кошмарного прошлого, ничего в его душе даже не шевельнулось. Это было настолько ужасно, что Лакшми даже не сразу отреагировала на его рассказ, просто молча рассматривая его. Мороженое, слегка подтаяв, скользнуло капелькой по пальчикам, охнула, быстро отвлеклась и бегом слизнула все, что пыталось убежать вслед за первыми попытками.
 - Этого не может быть. Я просто не верю, что ты мог быть НАСТОЛЬКО дальновиден, злопамятен и жесток. Точнее, даже не в этом дело! Ты просто не мог по своему возрасту и прочему обвести вокруг пальцев настолько опытных людей.
Категорически отказалась принимать его рассказ на веру, посчитав его обычной попыткой показаться лучше, чем есть на самом деле. С другой стороны, и правда, ну КАК можно было ЭТОМУ поверить???
 - Да.
Просто кивнула, разобравшись, наконец, с мороженым, убедившись, что оно ведет себя прилично, перехватила рожок поудобнее, периодически слизывая капельки.
 - Да, мне стало легче. Мало того, если бы я не сделала ради Рави все, что могла и все, что могу еще, я бы не смогла спокойно жить дальше. Потому, что я знаю – Рави сделает то же самое для меня. А твоя сестричка… да какая разница, есть от нее польза или нет?! Вообщем, я хочу с ней познакомиться и сама разберусь, в чем тут дело…. Где она? Я ведь могу приехать к ней с визитом, как будущая родственница и твоя невеста. Деловито взяла дело в свои наманикюренные красивые ручки. 
 - Не переживай, я не отдам сразу при встрече ей все твои деньги! У меня есть свои, к слову, да и… да и не в этом дело. Вообщем, мой визит к ней не будет тебе слишком уж дорого стоить! Что? Что?
Непонимающе едва успела не выронить мороженое, как ее схватили за свободную руку и куда-то поволокли. Еще через минуту, оказавшись вдруг по колено в воде, принцесса пришла в себя и резко дернула руку к себе обратно!!! Мороженое упало, радостно решив искупаться вместе со всеми, но на него больше никто не обращал тут ни малейшего внимания…
 - Ты обалдел?! Пусти немедленно! Куда ты меня в одежде тащишь??? Отвернись и выйди, я сама искупаюсь!!! И никто тут не собирается спать с тобой, ты как себе это представляешь??? Я тебя не пущу в свою кровать ни под каким видом до самой свадьбы! Да отпусти ты меня уже!
Так как теперь свободной была и вторая рука, с силой уперлась ладошкой в бок тащившего ее герцога, отпихивая от себя как можно быстрее. Потому, что перепугалась! Потому, что в ванной еще был шанс не утонуть, а что ему придет в голову здесь, в океане, понять было крайне трудно.
 - Пусти, а то орать начну, так, что вся полиция сбежится! Ты не можешь меня таскать туда, куда тебе вдруг заблагорассудится, я тебе не игрушка!

+2

33

Почему-то всё общение с Лакшми напоминало Фредерику какую-то странную игру. В которой нет никаких правил и норм поведения. Которая просто идёт. И это было… здорово! Настолько увлечённым лорд себя давно не чувствовал. Живая Лакшми будто возрождала жизнь и в нём. Странно. Фредерик никогда ранее не ощущал себя живым. Нет, разумеется, он был обычным человеком, у него были точно такие же потребности в еде, одежде и прочем, как у всех людей. Но вот эта странная жизнь, которая всё время свершалась где-то возле него, вдруг в одночасье случилась теперь и с ним.

- Ты меня боишься!

Восторженно обвинил принцессу герцог, и действительно отпустил её совсем. Даже на пару шагов отошёл подальше, оттуда заинтересованно наблюдая её. Лакшми казалась такой хрупкой и такой беззащитной. Совсем.

- Нет, не подумай чего, это вполне нормально – меня многие боятся.

Горячо заверил её герцог, будто бы опасался, что она вдруг посчитает себя какой-то неправильной. Неправильным тут был лишь он. И он это знал.

- Но я действительно не понимаю. Ни твоих сомнений в браке. Ни твоих извинений, когда ты спросила у меня про мать. Я не знаю, почему я должен о чём-то сожалеть, мечтать, пытаться вернуться туда, где когда-то жил.

Он говорил всё так же спокойно, но что-то изменилось – в его голосе, интонации. Оттуда не пропала уверенность, но появилась усталость. Кажется, он пытался объяснить подобное не только ей одной. Кажется, он потерпел в этом неудачу – много раз. Его не понимал никто. И он не понимал никого. Только в отличие от других, Леннокса подобное вполне устраивало.

- Здесь нет полиции, только охрана. А она скорее спасёт меня, чем тебя. Просто потому, что тебя ещё тут никто не знает и все могут решить, что ты на меня напала и угрожаешь. Люди, они такие, они очень любят надумывать.

О людях Леннокс знал многое, если не всё. И пытался предостеречь от неприятных ошибок свою принцессу. А то она, глупая, свято верит в то, что её кто-то может спасти. Неправда. Теперь все её могут только предать. Но этого не случится, ведь рядом Фредерик. Он сможет её защитить ото всего.

- Вообще-то, чтобы искупаться в океане, совершенно необязательно раздеваться. Даже купальный костюм не очень нужен. Тут ведь жарко. А на тебе – одежда из лёгких тканей. Она высохнет за считанные минуты.

Рассказал Леннокс, и пошёл купаться в море сам. Прямо в брюках, рубашке, бросив лишь пиджак у берега. Вода была тёплой. В это время года она неплохо прогревалась. В такие сезоны курорты всегда наполнялись людьми. Фредерик знал это однозначно, ведь туристический бизнес не был ему чужд.

- Ты умеешь плавать? Кажется, этому учат. Ну, не знаю. Родители там.

Сам Леннокс точно не знал, кто там и кого учит, и как правильно это – учить.

- Или… инструкторы, да? Мне говорили, что когда мне было три года, я случайно свалился с надувного матраса прямо в воду. И поплыл сам. Старый дворецкий был уверен, что я просто всегда хотел жить. Потом я понял, какой именно смысл был скрыт в его словах. А вообще это глупо. Жить хотят все.

В этом был полностью уверен юный лорд. Он видел воочию это – желание жить. У любого человека любой расы. Богатым он был, или бедным. Злым или добрым. Все люди неизменно желали жить. И это было прибыльно.

- Тут небольшие волны. Для сёрфинга не подойдут совсем. Но за вон тем мысом – волны куда как больше. Туда можно быстро доехать на машине.

Ради сёрфинга сюда тоже приезжали люди. Им нравились волны и экстрим, но в то же время они желали чувствовать себя в безопасности. Безопасный экстрим – звучит-то как смешно! Но спрос рождает предложение. Всегда. Потому курорты за дополнительную плату становились крайне безопасными, даже если люди желали рисковать жизнью. Любой каприз за ваши деньги!
Песчаный берег медленно уходил вглубь океана. Тёплая вода – голубоватая и прозрачная на мелководье – сияла чёрными пятнами глубины вдали. Лёгкий, приятный бриз скользил вдоль водной глади, заставляя ту слегка расходиться рябью. Леннокс поплыл дальше, перевернувшись на спину – теперь ему была видна Лакшми, он будто охранял её, как страшный дракон из сказок стережёт прекрасную принцессу в заточении тёмного замка. Правда, сейчас Фредерик всех меньше напоминал чудище из сказок. Намокшие волосы растрепались, и теперь важный герцог больше походил на обычного пацанёнка. И это ничуть не заботило его. Он будто и не пытался никогда держать личину важного, взрослого, страшного герцога, который не терпел возращений. Он не собирался казаться взрослее или умнее. Он не заботился о том, как бы удачнее держать в своих ручонках огромную власть, дабы та не задавила его своей тяжестью. Всё это удавалось Фредерику как-то само собой. Будто и вправду он рождён был, чтобы выжить, чтобы вырасти и унаследовать герцогский титул. Пусть он и не являлся законным преемником изначально.

+3

34

- Никто тут тебя не боится!
Как только ее ручка снова была выпущена на свободу, видимо, временно – вот это Лакшми уже поняла! – тут же высокомерно вздернула подбородок и принялась активно спорить. Дух противоречия в ней был силен и сам по себе, всегда, в любое время дня и ночи, а тут так и сам Кришна велел! Потому, что радость и восторг на довольно обаятельном лице ее будущего мужа был таким неподкупным, что снова срочно захотелось его стукнуть. Как можно больнее и, желательно, по голове! Лакшми просто пылала неприкрытым возмущением и сердилась вовсю. Он, судя по всему, никак не желал воспринимать ее как принцессу, как более старшую и умную, зато получал удовольствие по полной, только вот… вот от чего именно, она никак не могла понять. Это ставило в тупик и заставляло отвлекаться от праведного гнева.
«Почему у меня постоянно возникает ощущение, что на меня тут смотрят как на новую, жутко увлекательную и крайне интересную игрушку??? Причем даже не спрашивая, что я думаю по этому поводу! Прямо увидел, понравилось, прицепился, вцепился и играется себе вовсю!!! Нет, ну это вообще что такое!»
- Никто тут тебя не боится, не льсти себе! И я – не многие! У тебя что, много знакомых принцесс, что ли?! Ну вот и не выступай!
Авторитетно расставила всех по своим местам, мысленно неохотно, так, чисто краешком сознания, вынуждая себе признаться – да, она его побаивается. Нет, до полного и сжимающего душу страха категорически далеко, вот еще малолеток она не боялась только. Но… что-то в нем было. Что-то такое, черное, темное, что-то, что пряталось в нем там где-то, очень глубоко, в душе или нет, Лакшми не поняла пока. Это что-то удивлялось, когда она заговаривала о доброте, воспоминаниях, эмоциях, о прошлом и родственных узах. Это что-то крайне изумленно поднимало свою змеиную головку и всматривалось в новую игрушку своего хозяина, пытаясь понять, что она такое, эта принцесса… И вот с этим чем-то Лакшми не хотелось встречаться, категорически не хотелось. Но она не боялась!
- Ты понимаешь, ты не то, чтобы должен. Ты… просто люди делают это.
Покачала темноволосой своей головкой, стоя на берегу, провожая его взглядом до самой воды, до самого океана. Она произнесла это тихо, почти себе под носик, он не мог услышать. А если бы и услышал, просто не понял бы. Лакшми была уверена – просто не. Понял. Бы.
- Потому, что все люди делают это, Леннокс, жалеют, извиняются, грустят и скучают. Как я скучаю по брату и дедушке, по Али, сейчас. Как ты не скучаешь ни по кому в своей жизни, правда?
Момент про полицию заставил отвлечься, тряхнуть головкой и еще более высокомерно фыркнуть.
- Все, ты меня убедил, точнее, достал. Я немедленно начну поиски своего личного охранника, раз тут некому меня защитить!
Сурово кивнула, подумала, понаблюдала еще немножко и решительно направилась за ним, прямо в своем легком сари. В принципе, он был абсолютно прав. Сари было предназначено для чего угодно, включая и купание тоже. Правда, заплывать слишком далеко не стоило, длинная юбка, так удачно скрывающая стройные ножки и очерчивающая форму не менее стройных бедер, в воде намокала и радостно липла во всему стройному, мешая толком двигаться…
- Почему-то я не удивлена тому, как ты учился плавать. Ты выживешь в любых условиях, это я тебе гарантирую.
Вода оказалась настолько теплой и приятной, что, войдя по колени, зажмурилась от удовольствия. Быстро, уже не раздумывая, скользнула еще немного глубже и золотой рыбкой нырнула прямо в глубину, с удовольствием погружаясь целиком, с головой, как всегда отдавая себя всю на волю волн, течений, медуз, в конце концов. Вынырнула, улыбаясь, умело держась на воде, быстро смахнула с мокрого личика черные пряди еще более длинных, потому что мокрых, волос и невольно разулыбалась – вот сейчас она на целую минуту была счастлива.
- А меня брат научил. Вот серфинг я совсем не знаю… А слугу твоего надо было немедленно уволить! Идиот, позволил ребенку упасть с матраса в воду… Когда у меня будут дети, я лично прослежу, чтобы они сначала научились плавать, а потом уже падали.
Решительно тряхнула головкой,  посмотрела на такого мелкого, важного, тоже мокрого и сосредоточенно там чет вещающего герцога и радостно окатила его волной воды, обрызгав все, что торчало над водой.
- Вот тебе! Отомстила!
Расхохоталась, наблюдая. Кажется, играть даже просто в воде он тоже категорически не умел… Или с ним просто никогда не играли?

+4

35

Отчего-то Лакшми считала, что Леннокса никто тут не боится совсем.
«Вот глупая. Вообще ничего о жизни не знает».
Решил Фредерик, милостиво сделав скидку на глупость милой Лакшми.

- Ну, у меня есть знакомые принцессы. Хотя я их как-то не рассматривал в качестве своих невест. В основном, принцесс пристраивают более выгодно, чем за какого-то герцога. Поэтому я вовсе не интересовался принцессами.

Да, Леннокс однозначно видел своё место в этом мире. Более того, он даже не пытался строить каких-то иллюзий и считать себя лучшим из лучших. С чего бы ему таким быть-то?! Вон сколько наследников у императора! Куда уж ему. Чаще у лордов и ниже уровня Фредерика с этим возникали серьёзные проблемы. Британская власть при любой возможности не гнушалась громко заявлять во всеуслышание о своём превосходстве над другими нациями и государствами. Да и полномочия крупных пэров ограничивались порой больше здравым смыслом, чем хоть какими-то действенными законами, которые нельзя было бы обойти. Это всё побуждало юных и не очень юных лордов мнить себя пупами земли и удивляться, когда это оказывалось совсем не так. Леннокс же с детства увлекался бизнесом. А там уж не до милых заблуждений: ты или зарабатываешь, и за тобой идут, поддерживая, или не зарабатываешь и даром ты никому не нужен. Отличная школа выживания.

- Я не знаю, зачем скучать. Почему это может понадобиться мне. Поэтому и не скучаю. Если от этого нет выгоды, то оно мне просто не нужно.

Отказываться от чего-то в пользу более рентабельного занятия Леннокс научился лет в одиннадцать точно. Чуть позже он понял, что так же прибыльно отказываться от глупых людей, скучных занятий и ненадёжных поставщиков. Так что к этим годам его позиция в обществе являлась не только подтверждённой официальными документами, но и собственными делами. Фредерика знали. С ним работали и зарабатывали. Это только плюс.

- Я решу по твоей охране в ближайшее время. Не стоит беспокоиться.

Милостиво позволил он, снимая с принцессы бесполезные хлопоты. Он же тут глава семьи, так что ему самому следует позаботиться обо всём важном. И вдруг недоумённо уставился на принцессу. Она-таки оценила его способность выживать. Это было даже приятным. Леннокса редко кто оценивал. Точнее, тот, кто был его уровня, и кого он мог бы послушать.

- Правда?

Он удивился крайне неподкупно, как-то по-детски. Совсем непривычно. Казалось, такие чёрствые твари, каким и был юный герцог, так не умеют. Но Леннокс умел многое. Слишком многое, что не свойственно его статусу.

- Спасибо!

Принцессе искренне улыбалось чудовище. Милое, симпатичное, с забавно намокшими волосами. Леннокс считал очень ценным это качество – умение выживать в любых условиях. И вдруг Лакшми увидела это в нём и приняла.

- Но тот дворецкий, он же не мой слуга, за что же его увольнять?!

Совсем не понял Фредерик. Он никогда не превышал своих полномочий там, где это было не выгодно или несло под собой неприятные последствия.

- Тогда слуг у меня не было. Позже только появился. Когда я уехал из дома.

Начал было рассказывать герцог, как пришлось замолчать – экстренно. Потому что вода с чего-то окатила его брызгами. Леннокс изучающе, крайне оценивающе посмотрел на Лакшми. Которая, кстати, и была тем самым раздражителем, который спровоцировал ни в чём неповинную воду во владениях герцога Ричмондского вдруг восстать против своего владельца. Удивлённо моргнув и попытавшись пригладить и без того растрепавшиеся и промокшие волосы – теперь уже совсем мокрые, хоть выжимай – Леннокс задумчиво уставился на Лакшми, будто бы прикидывая, что делать дальше.

- Чего это ты?

С опаской уточнил герцог, быстренько проанализировав ситуацию. Но так и не увидел в ней ничего плохого. Или это просто был какой-то тайный ход принцессы в её собственной игре, а Леннокс этого не понял? Не может быть.

- Разве так мстят? Я же слишком хорошо плаваю, чтобы утонуть от такого, да ещё и у самого берега.

Важно фыркнув, просветил герцог непонятливую принцессу. Действительно, с ним никто никогда не играл в детские игры. Он сам играл со всеми. В игры, где на кону стояли жизни нескольких сот, а то и тысяч людей. Благополучие регионов и страны в целом. Леннокс всю свою жизнь играл в бизнес. И не видел в таком раскладе ничего плохого. Вот вообще, совсем ни разу.

- Если уж ты решила от меня избавиться, то лучше скинуть меня в воду где-то далеко от берега. С яхты, например.

Со знанием дела посоветовал Фредерик, будто бы сам некогда кого-то пробовал сталкивать. Пожалуй, не раз даже. И весьма удачно, видимо.

- Хотя всё равно это будет крайне невыгодно. Тебе лучше-таки выйти за меня замуж официально. Потом родить наследника. А вот потом можно и убивать!

Радостно спланировал всё Леннокс, включая и свою смерть от руки жены.

+4

36

- Ну как это, зачем его увольнять? Потому, что он – идиот и дебил! А таких держать на службе и рядом не только отвратительно скажется на твоем имидже, но еще и просто опасно! Потому, что только идиот и дебил может наблюдать, как ребенок тонет – и при этом стоять и делать какие-то выводы, вместо того, чтобы его спасти! Да какая разница, твой это был слуга или нет? Неужели твои родители не похвалили бы тебя за правильное решение! Если бы я тонула, а хотя бы один из телохранителей дедушки или брата, не говоря уже о просто слугах, стояли и наблюдали, да им бы просто отрубили голову и все!
Разошедшаяся в праведном гневе принцесса брызнула в герцога еще раз, еще, в конце концов добившись того, что он стал еще более мокрым, чем до сих пор, заметила, с каким откровенным недоумением он таращится на нее своими красивыми глазищами, рассмеялась и прекратила издеваться над бедным, несчастным, таким трогательно взъерошенным герцогом. Сейчас она не боялась его ни капли. Сейчас она откровенно смеялась, но не над ним – над ситуацией в целом, хотя, наверное, надо было рыдать горькими слезами.
- Все понятно. Ты просто никогда не играл в воде и… и, кажется, все твои рассказы о твоем кошмарном детстве тоже правда…
«Он мелкий, красивый, жуткий монстр. Но разве не еще большие монстры его отец и… и мать??? Да разве я бы позволила устраивать такое своему ребенку??? Это просто страшно. И что мне с ним делать??? Он ведь вырос. Он сделал выводы. Он смотрит на людей только как на средство получения выгоды и прибыли. Он даже из своего брака и будущего ребенка выгоду и прибыть собирается получить! К чертовой матери, я рожу ему девочку, даже двух, просто чтобы посмотреть на выражение его лица при этом!!! Но как это все ужасно…»
Внезапно ощутила, что замерзла, вот в этой вот совершенно теплой, почти горячей у берега воде, под теплым ветерком, при температуре воздуха куда как выше, чем какие-то там 26 градусов. Выпрямилась, решительно выжала всю копну черных длинных волос, захватив их с трудом обеими руками сразу. Еще более решительно отшвырнула их за спину, посмотрела на все еще рассказывающего ЕЙ, как лучше всего ЕГО убить, Фредерика и тяжело вздохнула.
- Дурак.
Коротко и ясно высказалась по поводу всего услышанного, подумала, подошла к нему прямо в воде и очень серьезно погладила по мокрой щеке.
- Ты просто дурак. Ладно, пойдем домой, мне надоело купаться, я не хочу мороженого и вообще. У меня плохое настроение!
Отвернулась, попыталась подхватить юбку сари, раздраженно махнула на нее рукой – все равно все ноги облепила и уже никуда оттуда не денется и принялась выбираться на берег.
- Во-первых, про месть я сказала шуткой, это раз. Два – это я так игралась с тобой, приглашая обрызгать меня в ответ. Понимаешь, это весело, так люди веселятся и при этом полагается смеяться. Когда-нибудь ты попробуешь, хотя сомневаюсь, что тебе понравится. Три – если б я хотела тебе отомстить как следует, да еще и задумала бы вдруг твое убийство, уж поверь мне, меня бы заподозрили в этом последнюю! Почему? Потому, что я не дура! И сколько там… четыре? Так вот, пять – на кой черт я бы согласилась выйти за тебя замуж, тащилась сюда из Индии, бросив все, заинтересовалась сейчас твоими предложениями по поводу вложения финансов в мою страну, терплю тут твое общество и ем с тобой мороженое – чтобы все это в один момент угробить банальным убийством??? Нет, вот нет слов!
Хмуро обернулась, через плечико внимательно окинула своего будущего мужа очень неодобрительным взглядом и фыркнула.
- Ну разве ты стал бы вдруг топить меня здесь и сейчас, просто чтобы отомстить… да хотя бы за мой тон и прочее? Нет! Потому, что у нас обоих другие планы. И взаимное убийство пока в них не входит. Пока что.
Мрачно предупредила и поморщилась, наступив босой ножкой на какую-то исключительно острую ракушку. Балансируя на одной ноге, задрала вторую, всматриваясь в пятку.
- Ну отлично, порезалась… Думаю, пластыря у тебя с собой нет? Хотя при твоей предусмотрительности… Ладно, помоги мне выбраться и пойдем понемногу.
Аккуратно стерла с узкой ухоженной ступни нежно-розовую в воде кровь, осмотрела тоненький, но длинный и глубокий порез, снова вздохнула и решительно сунула ногу обратно в воду.
- Пойдем, мне щиплет!
Скомандовала, кривя губку и явно окончательно смирившись с тем, что рядом ни пластыря, ни служанки, ни полотенца – только один Фредерик Леннокс, мокрый, очень трогательный, страшный и ужасный в своей нечеловеческой природе, о которой сейчас лучше было не думать.
«Надеюсь, он не отреагирует на кровь, как акула? Господи, да я что, правда его боюсь, что ли!»

+3

37

Какая-то странная тяга Лакшми убить того, кто не спас, да и не должен был спасать маленького Леннокса от падения в воду, Фредерика даже удивила.

- Не беспокойся, он давно умер.

Совершенно спокойно, действительно вот, успокоил Леннокс принцессу. Ну а что зря нервы и время тратить на того, кто давно умер своей смертью?

- Сам, в смысле. Ну, почти.

Задумчиво уточнил он и почему-то как-то странно задумался. Нет, он правда не убивал старого дворецкого! Тот просто был стареньким и всё такое.

- И здесь тебе не Индия.

Сухо напомнил герцог, высокомерно вздёрнул подбородок, но донельзя промокшие волосы, облепившие симпатичное личико мальчишки, никоим образом не позволили ему принять хоть сколько-то суровый вид. Потому Фредерик быстро забил на это дело, оставив всё, как есть, и улыбнулся Лакшми, наблюдая, как та забавно пыталась управиться со своей причёской.

- Вообще-то, я умею играть. На бирже, например. Или на нервах.

Попытался пошутить Леннокс. Прозвучало слишком правдоподобно для шутки. Вообще-то, он говорил чистую правду. Опять же, страшную.

- Так ты согласилась за меня выйти? Сама?!

Теперь Фредерик удивился по-настоящему. И рассмеялся. Как-то слишком по-детски, искренне и громко. Нет, он совсем не насмехался над принцессой.

- А я-то думал, что тебя принудили, связали и отправили в Британию!

Восхищённо рассказал Леннокс то, что он там думал. Как-то с его прагматичным мышлением такой расклад событий никак не вязался. Но, может, он просто опять шутил. Ну как… пытался, в смысле.

- Нет, я бы утопил тебя в ванной – там надёжнее.

Невозмутимо отмахнулся герцог и пошёл на берег. Правда, срочно остановился, задумчиво рассматривая принцессу, прыгающую на одной ноге. Смотрелось, надо сказать, забавно. Но Леннокс лишь нахмурился.

- А вот за это действительно кого-то стоит расстрелять.

Холодно, строго и непреклонно решил Фредерик, достал смартфон из кармана брюк, с которым и купался, видимо, но который и не подумал промокнуть, ведь в планах герцога этого не предусматривалось. И тут же подошёл к Лакшми, аккуратно уцепил её за ногу, придирчиво и цепко рассматривая ранку, выудил из кармана своей рубашки промокший, но белоснежный и чистый платок, тряхнул его, и аккуратно, со всей внимательностью, обернул тот вокруг ранки – неожиданно мягко и умело завязав его на нетугой узелок. И невозмутимо подхватил девушку на руки. Как-то слишком профессионально. Будто бы часто таскал на руках принцесс.

- Только не дёргайся, иначе уроню.

Сурово предупредил он и понёс принцессу в сторону того магазинчика с мороженым, видимо здраво рассудив, что до поместья её просто не донесёт.

- Этого не должно было случиться. Но ничего страшного – я уже вызвал охрану и мед.персонал. Они помогут. Я доставлю тебя в тот магазинчик, с мороженым: там безопасно. Ты не бойся. С тобой всё будет хорошо.

Кажется, успокаивал Леннокс себя, а не принцессу. Ведь он действительно испугался за неё. Так выходило, что монстр всё-таки не просто присвоил себе Лакшми, но и действительно испытывал по отношению к ней некие чувства, которые навряд ли можно было назвать любовью и привязанностью, но вот опекой и заботой – да, вполне. Юный герцог умел заботиться о людях. В его решительных действиях не имелось ни фальши, ни неуверенности. Он делал то, что делать полагалось, и вполне осознанно пытался обезопасить невесту.

+3

38

- Не говори глупостей! Расстрелять… если я умудрилась откопать своей ногой единственную острую ракушку на всем твоем побережье, это исключительно моя вина и, видимо, судьба такая. В свете того, что замуж мне предстоит выйти именно за тебя, все правильно! Беда никогда не приходит одна!
Сквозь стиснутые зубки процедила, все еще морща носик, пытаясь нащупать раненой ногой песок или что-то, наименее похожее на ракушку судьбы. Лакшми не любила боль, ненавидела ее ни в каком виде и… и старательно пыталась не вспоминать внезапные, пугающие впечатления того, детского совсем еще случая, когда… все было совсем не так и слишком необычно. Но сейчас у нее просто болела и щипала нога! И хотелось поубивать всех вокруг, начиная с Фредерика Леннокса, и кого-нибудь еще!
- Да и кому ты тут можешь предъявить претензии? Уборщикам на пляже? Так они к воде отношения не имеют. Да и, может, эту ракушку океан принес только что, совсем недавно, подложив мне ее лично, в виде личной просто симпатии, понимаешь?
Несмотря на сразу испортившееся настроение, тем не менее фыркнула привычно уже. Отмечая краем глаза, что ни следа ни паники, ни злости, ни страха перед происходящим у Леннокса не проявилось. До этого он мирно рассказывал ей, как утопил бы ее в ванне – и вот теперь смотрит с таким нескрываемым интересом и задумчивостью, как будто то, что и принцессам бывает больно, стало для него наивысшим откровением последнего года!
- Ты чего? Я сейчас упаду!
Предупредила хмуро, тем не менее отдавая ему ногу, позволяя приподнять и рассмотреть мокрую, холеную, тщательно отмассажированную пятку и узенькую ступню. Педикюр был, как обычно, в цвет ее обожаемого темно-вишневого сари, и сейчас удачно гармонировал со струйкой крови, тут же показавшейся на нежной коже, как только нога покинула воду.
- Ты что?
С неприкрытым изумлением пронаблюдав, как он, все с тем же каменным спокойствием, невозмутимо и крайне умело обвязал ее ранку своим платком, а после ВДРУГ взял и подхватил на руки! Сделав это настолько умиротворенно, как будто всю свою сознательную жизнь только и занимался тем, что таскал на руках из океана раненых принцесс.
- Ты ненормальный?
Растерянно уточнила то, с чем уже даже успела свыкнуться, вдруг осознав, что этот внешне вполне изящный и такой молодой герцог держит ее свободно, не слишком напрягаясь, почти шутя.
«Он… сильный какой… Ох.»
Ощутив внезапно эту не только моральную, но и чисто физическую силу, поежилась почему-то, сглотнула непонятно откуда взявшийся комок в горлышке, осторожно обхватила его за шею одной рукой и замолчала, переваривая. Забыв даже про ногу. Он был сильным. И если до сих пор можно было смеяться и ставить под сомнения его моральные качества и достижения всякие, то сейчас все было просто, ясно и понятно.
«Он сильнее меня. Ой.»
адо было что-то срочно сказать и предпринять, чтобы уйти от этих странных мыслей… и еще более странных ощущений, вот так вот, на руках у герцога, вплотную прижатая к нему. Предпринять что-то было затруднительно – сейчас он полностью владел положением во всех смыслах, даже тех, от которых бросило в жар. Лакшми покраснела. Нахмурилась. Вспомнила про то, что у нее все еще болит нога! И рассердилась, испытав некоторое облегчение – злость помогла отвлечься от того, что она ну никак не собиралась и не желала ощущать к нему.
- Я и не собираюсь дергаться! Мне вполне удобно тут, на руках, так что можешь вполне тащить меня прямо до дома. Тебе предстоит делать так всю нашу оставшуюся жизнь, так что привыкай. И…. и спасибо.
Неловко и неохотно нахмурилась, отвернулась, рассматривая океан, отдаляющийся от них теперь, через его плечо.
- Я все равно приду сюда и искупаюсь как следует. Потому, что не родилась еще ракушка, которая прогнала бы меня с такого великолепного берега и вида…
Прекратив ерничать и капать ядом, негромко поделилась своими планами на ближайшее будущее, задумчиво вздохнула и ткнулась остреньким подбородком в плечо Ленноксу, продолжая рассеянно наблюдать за океаном. В конце концов, он поступил сейчас как настоящий мужчина, как очень взрослый и настоящий, без малейших подсказок к ее стороны. Это тоже следовало обдумать как следует. А шарахаться, вырываться и представлять тут из себя ярую феминистку, когда тебе просто желаю помочь – нет, Лакшми не была дурой. И феминисткой тоже не была.
- Да зачем??? Надо было просто вызвать такси! Ты что, ты обо мне заботишься и волнуешься?
Еще более пораженно обернулась, рассматривая теперь уже щеку Фредерика Леннокса близко-близко, изумленно хлопая длиннющими черными ресницами.
- Спасибо, да если будет тяжело – ты отпусти меня, так дойдем.
Очень мирно и спокойно предложила, явно сбившись с обычных резкостей и неприязни, снова посмотрела на его щеку, вздохнула.
- А я и не боюсь. Уже.
«Да, ты умный, сволочной и грубый, Фредерик Леннокс, ты холодный гад, местами. Но с тобой рядом я почему-то не боюсь ничего, кажется. Кроме тебя, пожалуй. »
Подумала еще немножко, мирно прижалась к его плечу темноволосой мокрой головкой и продолжила путь уже в полном молчании. Ей было, о чем подумать.

+3

39

В целом, если мирно игнорировать чуть больше половины того, что говорила Лакшми – жить с ней вполне даже можно, и весело. Леннокс с детства был расчётливой сволочью. И прагматичность его мышлений помогла ему сколотить состояние, не сильно зависимое от отцовского капитала.

- Тебя слишком часто заботит вопрос о моей нормальности. Могу предложить тебе свои справки от личного психолога. Который сбежал от меня в прошлом году. Как и предыдущие тридцать с лишним штук таких же, как и он. Отец считал, что они нужны. Но теперь герцог я, а не он.

Мирно рассказал, в процессе транспортировки принцессы в направлении милого магазинчика с мороженым. Надо было надёжно спрятать добычу и посомтреть, насколько она, собственно, жизнеспособна. Что? Принцесса была совсем другой. Взбалмошной, яркой, глупой и до крайности впечатлительной. А краснела-то как, мм! Леннокс мило улыбнулся ей.

- Разумеется, я о тебе забочусь. Ты моя будущая жена. И принадлежишь мне.

Важно напомнил герцог глупой принцессе. Порой приходилось ей повторять по нескольку раз. Леннокс не был против повторять. Хоть постоянно вот.

- Не тяжело, если только до того магазина.

Рассказал Фредерик, и действительно самоотверженно тащил Лакшми туда, где безопасно, по его мнению. Он всегда делал то и так, как правильно. Это было прибыльно. Но порой скучно. И даже утомительно. Но сейчас юный лорд не чувствовал скуку, и если уж это нельзя назвать весельем, то спорить с тем, что Ленноксу происходящее нравилось, не стал бы даже сам Фредерик. По дороге Тришна говорила много всего, Фредерик ей не отвечал. По одной очень простой причине: если бы он принялся вести диалог с Лакшми на руках, то навряд ли её донёс до места назначения. Молодой герцог отлично умел оценивать собственные силы. И не строил иллюзий по этому поводу. Разумеется, за своим физическим состоянием он следил регулярно. Но атлетом Леннокс однозначно не был. К тому же, Лакшми являлась взрослой девушкой, а Фредерику не исполнилось и семнадцати. Они были немного в разных возрастных категориях. И лишь благодаря миниатюрности принцессы герцогу вполне удалось донести её туда, куда он донести её и собирался.

- Вот видишь, уже дошли.

И пусть Фредерик даже совсем запыхался, потому что Лакшми, хоть и принцесса, но оказалась совсем вот не пёрышком! Откормленная какая, на убой будто бы растили! Ну, или Леннокс просто устал её тащить, и потому ему казалось, что вес принцессы намного превышает все допустимые нормы и правила! Но это всё не столь важно. Зато магазин встретил их приятной прохладой и… полным комплектом медперсонала, охраны и почему-то пожарных. Вот чего они тут тушить, простите, собрались? Тришну у Леннокса изъяли в срочном порядке, прямо из рук, и подвергли детальному осмотру. С пристрастием. Фредерика – тоже. Зачем-то. Может считали, что принцесса могла его покусать и бедный маленький лорд бешенством заразится? А он всем, между прочим, нужен! Зарплата скоро, вообще-то.

- Вы чувствуете некое недомогание, Ваше светлость? Сухость во рту, тошноту? Может, вам хочется сделать что-то, что вам не свойственно?

Нет, серьёзно, они решили, что… что?! Леннокс правдоподобно задумался.

- Я хочу вас всех уволить. Это считается?

Невинно поинтересовался Фредерик, обворожительно хлопнул ресничками, и преданно уставился на медленно бледнеющего доктора. Леннокс улыбался. Вся ненужная часть охраны и прочего оперативно выметалась из зала, под заинтересованный взгляд юного лорда. Лакшми перевязали так, что, кажется, все раны затянулись сразу же, как только на них оценивающе посмотрели.

- Ещё мороженого?

Невинно предложил Фредерик, будто бы тут и не имелось только что толпы охраны, медиков и пожарных. Последних – особенно. Леннокс их вовсе предпочёл проигнорировать. Вот кто додумался их-то привезти, интересно? Ничего, герцог всё непременно разузнает сам. Надо же понять, зачем некоторые люди совершают подобного рода глупости, правда же?

- Я не буду тебе запрещать ходить к океану, если ты пообещаешь не тонуть.

Да, вот пытаться уплывать, видимо, можно. Только не тонуть. Одно условие. Леннокс где-то читал, что слишком много ограничивать женщин нельзя. А то они с ума сходят. Лакшми же была ему нужна в здравом рассудке. Ещё лет пять, минимум. Потом уже не важно. Наверное. В общем, так далеко Фредерик по этому поводу не думал. У него бизнес и всё такое, а жена должна родить наследника, выкормить его грудью (видимо вот прям до пяти лет, что), а потом уже стоит задуматься, нужна ли использованная супруга в дальнейшей жизни? Или пора что-то кардинально менять. Но это всё потом.

- Можно взять шоколадное и клубничное сразу и есть их вместе. Так вкуснее.

Задумчиво посоветовал Фредерик, будто бы сообщал принцессе что-то крайне важное, новое и неизвестное никому.

+3

40

- Просто отлично. Я тебе жутко благодарна.
Несмотря на то, что Лакшми и правда была крайне благодарна за заботу, которой до сих пор была окружена только там, у себя на далекой родине, однако так и не смогла сдержать нотки язвительности и откровенного ехидства. Нет, он что, действительно считал на полном серьезе, что вот так вот можно просто взять и присвоить себе живое, дышащее, человеческое существо. Личность. Да еще и принцессу, на минуточку, то есть, личность в квадрате! Причем любой бы другой повертел пальцем у виска и отошел подальше. А он ничего, а он вполне себе мирно тащит ее в сторону магазина, заботится и ничуть не скрывает, ПОЧЕМУ он это делает!!! И она не вертит у виска и не уходит. Так кто тут уже более ненормален??? Да услышь она такие шовинистские замашки там, у себя на родине, насквозь прогнившей в своем ненормальном, немыслимом отношении к женщинам… Лакшми всегда категорически и яростно выступала против всего этого, не позволяя ни дедушке, ни даже любимому брату даже намекать на какую-то несвободу ЕЕ воли! И тут вдруг на тебе, получай. Какой-то внезапный будущий муж, мальчишка еще, совсем пацан несмышленый, сосунок вообще, он уже ее присвоил. Присвоил уже даже до свадьбы! Не спросив ни у нее, ни у дедушки даже, ни у кого. Он решил и сделал. Это было настолько ужасно, что если бы она сейчас не пребывала в слегка так беспомощном положении, фигушки бы согласилась хотя бы с одним его утверждением! Но тут вдруг вмешалось… другое. Она ведь не слишком пострадала, будем смотреть правде в глаза – девушка, здоровая, как молодая, очень породистая и дорогая лошадь индийских кровей, не пострадала в принципе. Однако он, этот бездушный маленький гад и тварь, с очаровательной улыбкой ребенка, обеспокоился. И начал заботиться о ней. И сделал это так, что принцесса внезапно ощутила себя… очень защищенной. Как- будто вот если этот мальчишка будет рядом и будет вот так вот заботиться, она может больше ни о чем не волноваться. Потому, что даже ракушка трижды подумает, прежде чем еще раз коснуться ее нежной, отмассированной благовониями и кремами, пяточки. Это было очень странное и очень непривычное чувство. Такого не появлялось раньше никогда. Даже когда дедушка пытался внушить ей, что именно выйдя замуж за кого угодно (кого ОН подберет ей, разумеется), она окажется сразу как за каменной стеной и все ее проблемы, даже потенциальные, решатся в миг, никакой благодарности к дедушке, кроме дикого возмущения, Лакшми не испытывала. И когда приехала сюда, уж точно не искала защиты у мелкого, ни на что негодного мальчишки – да что с него взять??? Он даже целоваться не умеет! Однако вот сейчас, когда ее пообещали отволочь аж до магазинчика с мороженым и так спокойно сообщили, что ей не дадут умереть спокойно от чего-нить типа заражения крови, она вдруг поняла – вот об этом дедушка говорил. Вот она, каменная стена. Оставалось только догадаться, плохо это или хорошо в случае с Фредериком Ленноксом. Потому, что от суровой и крепкой каменной стены тянулась тоненькая, изящная, золотая, как полагается для принцесс… цепь. Прямо к ее красивой щиколотке.
- Дай я повторю, чтоб понять, правильно ли тебя услышала. Тридцать психологов. ТРИДЦАТЬ. Даже если ты преувеличиваешь и нагло врешь мне… Это же ужас!
Отпустила его шею и резко приложила обе ладошки к щекам. Принцесса была в полном шоке. Просто представить себе, что столько дипломированных и профессиональных людей копались в голове этого кошмара во плоти и… и сбежали???
- Да у меня никогда в жизни больше одного не было. И то, просто дворцовый, один из врачей обязательных. Дедушке периодически требовался. Когда я в очередной раз развлекалась. Нет, ну ты просто мне врешь!
Фредерик шел молча и сосредоточенно сопел. Тоже замолчала, снова обвивая рукой его шею, автоматически, чисто женским движением, и принялась думать! Нет, все разговоры до сих пор оставались разговорами и болтовней, он мог выдумывать себе, что угодно. Но любые психологи всегда вели записи, это можно было проверить! Он не стал бы врать так неумело и грубо. Но тогда…но тогда и все до этого, вся та чушь, что он нес, это все – правда??? К счастью, додумать до конца ей не дали. Потому, что у магазина, рядом с магазином, в магазине и, кажется, где-то над магазином их встретила такая толпа, что принцесса слегка опешила.
- Слушай, может пошли отсюда, пока не поздно?
Осторожно предложила… и ухнула прямо в руки сначала какого-то охранника, очень озабоченного своей миссией – дотащить тушку будущей жены их теперешнего работодателя до диванчика. У которого уже сгрудилась толпа врачей. Заметив в руках у одного что-то похожее на скальпель, испуганно взвизгнула и забрыкалась.
- Да здорова я, здорова!!!
Тут же на ушко какой-то, видимо тридцать первый, психолог начал шептать что-то крайне ободряющее, был срочно послан нахрен и мудро отошел. Видимо, и правда был психологом! В конце концов общими усилиями двух охранников и трех врачей ее убедили показать ногу. Тут же поняла, что зря! На ногу напали, навалились, принялись обеззараживать, обрабатывать,бинтовать, укреплять, ей сунули в рот таблетки, которые тут же выплюнула, а когда попытались еще и дать понюхать нашатырь, не выдержала.
- Фредерик, да выгони ты их всех, я уже здорова!!!
Попыталась докричаться до единственного тут психопата. Зато разумного психопата. Который мог остановить весь этот бред. Как только половина вымелась из магазина, облегченно выдохнула. Тут же спрыгнула с диванчика, прихромала до стула, уселась гордо! Осторожно потрогала ногой пол.
- Не болит, ну надо же.
Удивленно посмотрела на мальчишку и фыркнула.
- Ну и что ты сделаешь, если я пообещаю – и не сдержу слово?
Ехидно уточнила, ну так, чисто ради интереса.
- Представь, взяла – и утонула! И ты ведь не сможешь это проконтролировать.
Ей на самом деле стало вдруг интересно. До сих пор он контролировал ВСЕ. Даже из моря. Но разве он может проконтролировать будущее??? И да, кивнула. Она хотела есть мороженое и наблюдать за Фредериком Ленноксом. Принцесса, наконец, здорово … заинтересовалась.

+1


Вы здесь » Code Geass » События прошлых арок » 07.12.17. Иначе это просто скучно