По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Чистилище » 10-20.12.17. По кровавому следу


10-20.12.17. По кровавому следу

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Дата: 10 декабря - 20 декабря 2017 года
2. Время старта: 13:00 (по Берлину)
3. Время окончания: 20:00 (по Берлину)
4. Погода: Меняется от места к месту согласно календарю
5. Персонажи: Эммерих Мейер
6. Место действия: Европейский Союз. Начало в городе Берлин
7. Игровая ситуация: Тиль берёт в свои руки расследование инцидента, произошедшего в Китае на реке Инд 1 сентября по местному времени. Эммерху поручена задача проверить завод, на котором были изготовлены боеприпасы, применённые во время резни. Ему предстоит составить план действий и разобраться с предприятием, после чего последовать указаниям непосредственного руководителя и, согласовав с ним результат, отправиться дальше. События занимают довольно продолжительный промежуток времени и могут происходить как в Берлине, так и в других городах, а также странах, а также включать в себя бытовые эпизоды из жизни Эммериха.
8. Текущая очередность: Будет сформирована по необходимости

+2

2

10 декабря 2017 года
13:00

Тик.
Такси резко затормозило, не заезжая на парковку, отчего Эммерих непроизвольно подался вперёд, чувствуя, как давит у ключиц туго натянутый ремень безопасности.
- С вас 4 евро, - уставший голос таксиста мог бы укутать в мягкий бархат не один концертный зал под мелодичные звуки двенадцатиструнной гитары, но на войне люди не имеют права выбора. Она сама делает его. Рушит судьбы одних и увековечивает на книгах истории память о других.
Так.
Эммерих извлёк из нагрудного кармана старой замшевой куртки на овчинном мехе карту и приложил к считывателю.
- Спасибо, - поблагодарил он и, впуская в салон студёный ветер и снежную декабрьскую вьюгу.
засунув руки в карманы, он остановился на припорошенном снегом тротуаре, слушая, как с приятным рокотом тронулся с места старенький БМВ за спиной, и осмотрелся.
Завод как завод. Стоит на окраине индустриального района города, в полутора километрах отсюда - рабочий посёлок из длинных трёхэтажных домов, на равноудалённом расстоянии ещё от парочки предприятий. Рабочий квартал, из разряда тех, что строили в конце девяностых годов. Автобусы ходят редко, метро и монорельс не дотягивают. Сам завод состоит из двух цехов и нескольких служебных зданий. В обоих цехах уже давно налажена линия производства, работа нескольких складов и многого другого. Территория предприятия огорожена высоким четырёхметровым забором с колючей проволокой. Имеется КПП с парочкой смолящих на морозе сотрудников ведомственной охраны, отдельный въезд для автомобилей, видеокамеры на каждом углу...
- 10 декабря, 13:05, - Эммерих подносит к губам раритетный кассетный диктофон и, продолжая осматривать окрестности, неторопливо шагает в сторону КПП. - Охранение предприятия осуществляется надёжно. Предварительные выводы сделаны согласно мероприятиям, установленным на главном входе. Вероятность кражи объекта лицами, несанкционированно пребывающих на территории предприятия, несущественна. Но отбрасывать эту версию рано. Я осмотрю предприятие и тогда сделаю оконочательные выводы.
Заранее убрав диктофон, Эммерих прошёл мимо покосившихся в его сторону недобрыми взглядами охранников, и вошёл внутрь, на КПП, помедлив на пороге. Турникеты с электронной пропускной системой,  довольно просторная будка с ещё парочкой охранников внутри, сидящих перед мониторами, там же - камера хранения. Справа от неё - коридор, ведущий в пропускной стол, слева - отдел кадров и небольшое фойе с диванчиками и пара комнатушек для собеседований. И всё это ютилось на небольшой, даже тесной площади. Классическая схема отсутствия эргономики у рабочего пространства. Не спрашивая разрешения, Эммерих направился сразу в отдел кадров, намереваясь отыскать их начальника, который, впрочем, не особо был ему нужен сам по себе, во всяком случае, на данный момент. А вот потрындеть с директором по безопасности безопасности ему сейчас не помешает. Не станет же он перед рядовыми охранниками отчитываться о прибытии такой важной персоны на предприятие, верно?
- Виват, - буднично произнёс Мейер, без стука врываясь в кабинет начальника отдела кадров, с большим интересом разглядывая матовые стены, увешанные безвкусными картинами и личными грамотами.
- Мужчина, - женщина лет тридцати блеснула сползающими на нос очками и, возмущённо поправив их кончиком пальца, обрамлённого вызывающим красным маникюром, уставилась на вошедшего. - Вам не ко мне, а чуть дальше. Я с соискателями не собеседуюсь.
- А я и не ваш соискатель, фрау Кёниг - спокойно ответил Эммерих, продемонстрировав электронное удостоверение из внутреннего кармана куртки. - Я ищу кое-что другое, и помочь мне - целиком в ваших интересах. Понимаете, к чему я веду?
Женщина замерла, а её взгляд застыл на удостоверении оберлейтенанта контрразведки.
- Не стоит пугаться раньше времени, - Эммерих говорил, пытаясь улыбаться, чтобы лишний раз не нервировать женщину - не получалось. - А вот молчать и держать язык за зубами - умение для вас отныне столь же необходимое, как охота неандертальцу. Не овладеете - рискуете пустить на своё место более... Сговорчивых сотрудниц. Овладеете - отделаетесь благодарностью от лица государства. А теперь, если вы не против...
Щёлкнул негромко дверной замок и Эммерих, наконец, присел, внимательно рассматривая разложенные на столе проглотившей язык женщины предметы.
- Меня зовут Ганс Мюллер, если не успели разглядеть, - уведомил он. - И мне нужно, чтобы вы по внутреннему телефону позвонили своему директору по безопасности и сообщили, что новый сотрудник в отделе кадров ждёт его для подписания договора о неразглашении коммерческой тайны. Есть вопросы?
- Да, - женщина сложила руки и закусила губу, нервно постукивая костяшками пальцев о поверхность стола. - Что-то серьёзное случилось?
- Нет, - спокойный ответ Мейера не заставил себя ждать. - После случившегося в стране CES распорядился об организации профилактических мер с целью ликвидации коррупционной составляющей. Ничего более.
Женщина кивнула и потянулась к чёрному кнопочному телефону на краю стола, бегло набирая трёхзначный номер.
- Алло, герр Шмидт, тут к вам человек по вопросу подписания договора... Нет, говорит не подписывали, -
Нечленораздельное недовольное мычание лилось из трубки, но Эммерих ни слова, к сожалению, не смог разобрать. - Сейчас придёт. Подождёте в соседней комнате для собеседований? Я ему сообщу, что вы там.
- Яволь, - отозвался Мейер и, поднявшись с места, сдвинул щеколду на двери и вышел в фойе, где на одном из диванчиков сидели двое парней и что-то обсуждали, энергично жестикулируя.
Эммерих свернул налево, в тесную комнатку со столом, тройкой стульев. Помимо них в помещении в самом углу стоял, прислонённый к стене, порошковый огнетушитель.
Если всё пройдёт удачно, в чём Мейер не сомневался, то уже через полчаса-час у него на руках будет временный пропуск на посещение территории предприятия и полный карт-бланш для любых действий. Ведь волшебная бумажка с ордером при нём, а это — полная вседозволенность, не больше, не меньше.
Брайан Шмидт, директор предприятия по безопасности, рослый мужчина лет пятидесяти на вид с козлиной бородкой и усиками, вошёл в помещение, вальяжно покачиваясь из стороны в сторону, недовольным взглядом из-под бровей пытаясь не то пронять, не то прочесть Эммериха, не подозревая, что у него ничего не выйдет. Он сел за стол, на который с грохотом полетела толстая папка.
- Ну, здравствуйте, эм... - какой-то сонный и по-особенному уставший директор по безопасности брезгливо взглянул на неопрятного мужчину, а затем - опешил. - А как вас зовут? Вы давно со мной собеседовались?
- Никогда, если быть точным, - незамедлительно отреагировал Мейер, вновь сверкнув удостоверением. - Ганс Мюллер, служба военной контрразведки, - на этом моменте у Шмидта округлились глаза, норовя вот-вот вылететь из орбит навстречу приключениям, а, вернее, столу.
- Я понимаю, что это шок, но в ваших интересах - выслушать меня. Херр Шмидт, я буду проводить профилактические мероприятия у вас по выявлению коррупционных схем, подрывающих фундамент деятельности государства и министерства обороны Германии. Ордер, регламентирующий моих права и ваши обязанности, есть на руках. Подписан главой службы и начальником отдела контрразведки.
Бумажка, распечатанная на листке А4, легла на стол рядом с папкой Шмидта.
- Конечно, конечно, герр Мюллер, - с должным уважением и вниманием отреагировал Шмидт, с огромным недоумением и недоверием во взгляде продолжая рассматривать Эммериха одним глазом, углубляясь в изучение ордера. - И правда. Всё точь в точь... Не первый раз я вижу перед собой подобное указание свыше. Только вы знаете, херр Мюллер - у нас всё законно. Никаких утечек или утерь, прошедшая прошлым месяцем опись это подтверждает!
Слова директора по безопасности ничуть не насторожили Мейера. Вполне обычная попытка втереться в доверие и убедить. Таких служба за пару недель прорабатывает и на место в пищевой цепи указывает. Но лишних пары дней у Эммериха не было, а время поджимало с каждой минутой.
- Я в этом убежусь лично, - спокойно ответил он. - Но с вас я потребую полную отдачу следственным мероприятиям, а также молчание о моей роли во всей этой канители. Надеюсь, вы подыграете мне, скажем, как представителю министерства обороны, пришедшему поглядеть, чем тут ваш завод занимается, и насколько сильно вы трудитесь для восстановления страны после тяжелейшего военно-политического кризиса. Как вам такой вариант?
- Конечно, конечно, герр Мюллер! Всё сделаем в лучше виде! Я дам вам любой доступ к любому помещению предприятия, какой только попросите. А как ещё я могу быть вам полезен? Расскажите?
В глазах директора по безопасности начинался разгораться азарт, отчего он начал ёрзать на стуле, не спуская глаза с Мейера-Мюллера.
- Прямо сейчас помогите мне с оформлением временного пропуска на несколько дней, а заодно и легенду поддержать перед своими подчинёнными. Расследование зайдёт в тупик, если они узнают, кто я. Станет слишком необъективным. Понимаете, о чём я?
- Да, герр Мюллер! - отрапортовал совсем уж по-армейски на этот раз директор. - Сделаю всё, как того просите! Если подождёте тут минут десять, вам выпишут временный пропуск с ненормированным временем, так что сможете покидать территорию когда угодно и как угодно.
- Кстати, насчёт "как", - раз уж директор охранников начал активно сотрудничать со следствием, грех было не воспользоваться случаем. - Сколько у вас здесь входов-выходов с территории?
- Два, - Шмидт склонил голову, удивлённо уставившись на Мейера.- Одним мы уже лет пятнадцать не пользуемся, он просто есть - запертые опечатанные ворота. Их монтировали ещё в нулевых, когда были надежды открыть ещё парочку цехов, чтобы наладить производство других видов боеприпасов и разделить проезд служебного и личного транспорта. Но в то время начала расцветать монополия, так что от идеи отказались. Потом несколько раз менялось руководство, у них уже другие планы были. Средненькие амбиции. Так что поток транспорта у нас остался небольшой, вот они и стоят за ненадобностью. Даже в случае форс-мажоров мы их не открываем.
- И как? - заинтересованно спросил Эммерих. - Много у вас форс-мажоров за последние год-полтора на этом месте?
- Ну... - Шмидт отклонился назад и, чуть опустив голову, почесал затылок. - Пару раз, во время планового ремонта, у нас происходило возгорание утеплителя, приезжал пожарный наряд, эвакуировали цех... Но это наверное не такое уж большое отношение имеет к коррупции, верно? У нас, кстати с документами всё в порядке, можете проверять, что пожелаете, наша бухгалтерия предоставит вам доступ к любым отчётам, а при необходимости мы выделим вам компьютер с администраторским доступам к общим папкам, если захотите!..
К этому моменту на столе перед Эммерихом появился небольшой блокнот, где он делал пометки касаемо того, о чём сообщал Шмидт.
- Отношение к коррупции может и имеет, - расплывчатый ответ был смазан, как тающее масло на пропечённом тосте. - Что же насчёт компьютера - пожалуй. Откройте доступ ко всем файлам и отчётам, и организуйте таким образом, чтобы я мог самостоятельно определить наличие или отсутствие требуемого, не отвлекая ваших сотрудников от производства. Кстати, как у вас с ним на данном этапе? Идёт процесс?
Шмидт помедлил с ответом, сдвинул брови и подался вперёд.
- Я надеюсь вы не допускаете вероятность его остановки? - его голос звучал как-то сдавленно, немного растерянно.
Конечно же Эммерих заметил это - не мог не заметить. Да и потом: он ведь уже сказал, что не хочет отвлекать сотрудников от производства. Значит, здесь что-то нечисто.
- Я ведь сказал, что не хочу отвлекать, - подчеркнул Мейер, принявшись сосредоточенно покручивать в пальцах авторучку. - Вас что-то беспокоит, херр Шмидт?
Директор по безопасности переменился в лице, стушевался и углубился спиной в кресло, словно пытался спрятаться в нём от окружающей действительности, жестокой и беспощадной.
- Меня беспокоит только экономическая состоятельность нашего завода. Ведь это тоже - моя обязанность. Поверьте, я сделаю всё, что нужно, дабы нам не пришлось останавливать производства в случае чего.
- Но вы должны быть готовы это сделать, - Эммерих решил гнуть в сторону случайно открывшейся перед ним дверцы. - Речь идёт о безопасности всей страны. И если вы чисты, то вам ничего не грозит. Мы закончили с этим, я полагаю. Теперь разберёмся с формальностями: у вас пропускной режим, как я увидел, электронный. Займитесь изготовлением временного пропуска для меня желательного тоже электронного - по возможности я бы хотел избежать лишней бумажной волокиты. Её и так в моей работе навалом, так что хоть вы поспособствуйте. Затем я ожидаю небольшую экскурсию по цехам и служебным помещениям. Сразу предупрежу, что смотреть буду всё: цехов и кабинетов начальников отделов до кладовок уборщиц и женских туалетов. Не забудьте, что предложили мне компьютер, поэтому уже сегодня я жду возможности выделить мне компьютер и моё рабочее место. Желательно где-нибудь рядом с бухгалтерией либо административно-управленческим зданием, чтобы я мог сэкономить время на перемещении. И оповестите всех сотрудников о проверке. Оставляю это под вашу ответственность.
Эммерих надеялся, что этот сможет справиться с такой простой задачей. Просто представитель министерства обороны. И всё, ничего более. Никаких званий, ни конкретной цели визита. Кому надо - Мейер-Мюллер сам скажет. Выдуманную или реальную. Тут уж кому как повезёт. Но справедливости ради - на данный момент реальную версию мог услышать разве что причастный к ней напрямую подозреваемый. Которого пока, впрочем не было. Для остальных - всё та же расплывчатая формулировка, в которой угадывается что-то о безопасности, что-то о коррупции, что-то об объёмах производства и достоверности… Всё, что только можно себе представить и потеряться в догадках.
- Сделаем, сделаем в лучшем виде, - директор по безопасности вскочил с места вперёд Эммериха. - Герр Мюллер, пройдёмте в фойе, там диванчики поудобнее, да и вдруг на собеседование кто придёт... Я пока с пропуском вопросы порешаю, дайте мне двадцать минут.

Отредактировано Emmerich Meyer (2018-12-04 01:10:46)

+8

3

10 декабря 2017 года
13:50

Тик
Вопросы с пропуском решились минута в минуту. Эммериху не нужно было засекать время, чтобы почувствовать это - он как никто другой имел превосходное чувство времени и внутреннего распорядка. Зарубки на дереве? Bring mich nicht zum Lachen.
- Вы вовремя, - отметил Мейер, поднимаясь с софы, когда Брайан Шмидт вернулся из пропускного отдела, держа в руках, как на блюде во время званого ужина, пластиковую карточку. - Как говорят у нас на службе: точность - вежливость королей?
- Вы совершенно правы, герр Мюллер, - остановившись в двух шагах от Эммериха, директор по безопасности протянул ему пропуск. - Но у нас также говорят: никакая спешка не может быть причиной...
- Нарушения техники безопасности, - закончил Эммерих, внимательно рассматривая карточку зелёного цвета с пометкой "Гость". - Нас это как Unser vater выучить заставили. Но спешка спешке рознь. Уже почти два. В оставшиеся три часа до конца рабочего дня мне бы хотелось успеть сделать по максимуму.
- Конечно, конечно! - Шмидт приоткрыл дверь, выпуская Эммериха вперёд и проходя следом. - С чего хотите начать?
- С ваших складов и планово-диспетчерского отдела, - решив не тянуть кота за яйца, ответил Мейер. - Покажите мне, где они находятся, заодно избавите меня от необходимости самому представляться вашим работникам, после чего я задержусь там на подольше. Мне потребуется время, чтобы ознакомиться с тем, как устроено производство на вашем предприятии. Надеюсь, у вас достаточно компетентные работники и мне укажут на состояние всех сопроводительных карт и накладных за прошедший год. В противном случае вы сами понимаете, что это уже достаточно, чтобы антикоррупционный отдел вами заинтересовался.
Приложив пропуск к таблу турникета, Эммерих прошёл через него, ловя на себе заинтересованные взгляды охраны, уже навострившей уши и неспеша переговаривающей друг с другом. Внимание к себе было плохим знаком, но оно в любом случае оставалось неизбежным фактором, бороться с которым - себе дороже.
- Я понимаю, герр Мюллер, - вздохнул Шмидт. - Я проведу беседу с нашими работниками, если вам будет угодно и...
- Нет, - отрезал Эммерих и, толкнув дверь, снова оказался на морозе. - Меньше говорите. Я сам найду с ними общий язык. Лучше займитесь компьютером, на котором я буду работать, а также над доступом к полной базе данных. Где у вас, кстати, программисты сидят?
- Во втором цехе, - пояснил Шмидт и пальцем указал в сторону одного из корпусов. - На втором этаже, вход с торца и направо. Попросите любого, вам покажут, если потребуется.
- Можете предупредить, что в течение неопределенного периода я буду работать здесь. Пусть готовятся посидеть на иголках какое-то время. Мне так сподручнее - пусть не расслабляются.
Они направлялись в сторону одного из цехов по вычищенным дорожкам, которые прямо сейчас покрывались новым слоем снега, из-за чего уборщики в зелёных жилетах, вооружённые лопатами, трудились тут и там, не покладая рук. Мысленно Мейер поставил плюс напротив пункта "забота о благосостоянии территории и удобстве сотрудников". Другой вопрос: что может скрываться за всей этой заботой? Растрата денег? Нарушение техники безопасности в ночные смены - как один из самых частных прецедентов? Эммерих одёрнул себя - нельзя забывать, зачем он здесь. Ради чего это всё. Будет время - займётся денежными вопросами. Куда важнее отыскать концы, что ведут к поставке боеприпасов. И куда важнее понять кому их поставляли.
- Так значит здесь находится склад? - поднимаясь по некрутому пригорку спросил Эммерих.
- Да, в одной из частей цеха.Здесь партии боеприпасов проходят не только доработку на окончательных этапах технологического процесса, но и проверку, а также комплектацию в партии и отправку на испытательные полигоны.
На этом моменте в голове Эммериха что-то щёлкнуло. Он понял, что сейчас появился ещё один возможный вариант развития событий, и завод мог быть не причём. Вот здорово бы было прояснить ситуацию насчёт полигонов, да поскорее, и отправить кого-нибудь по следу, а самому остаться здесь да продолжить работу, спокойно освоившись на месте. Да только разве Тиль станет расширять группу расследования? А свободные люди появятся не раньше, чем закончатся проверки частных военных компаний, будь они не ладны!
Мейер в очередной раз коснулся больной темы. Британцы правильно сделали, что ввели запрет на наёмников. Так они в разы срезали объёмы бюджета теневой экономики. Нет, никуда не делась. Но масштабы уменьшились. Особенно когда дело коснулось такой области, как Южная Америка. Трудно представить, что бы было, если бы помимо спецслужб иностранных государств в дело ввязались профессиональные наёмники - люди без чести и совести, способные на самые грязные и подлые предательства. Вряд ли британцы могли бы отделаться лёгким испугом в этом случае, как это произошло после второго латинского бунта.
Подойдя к громоздким створкам бокса, Шмидт распахнул вполне обыкновенную дверь в одной из них и нырнул внутрь, а Эммерих последовал за ним. Пройдя через небольшой пустующий предбанник, который служил для остановки фургонов и погрузки-выгрузки станков и деталей, они преодолели ещё один заслон. Уши в миг заполнил шум голосов, перебиваемые грохотом работающих на полную мощь шестерней и деталей машин, работающих во имя обороны Германии. Огромное помещение, заполненное станками и работягами, встречало Эммериха дружелюбным гулом.
- Основное производственное помещение цеха, - пояснил Шмидт, указывая раскрытой ладонь на конвейерные ленты. - Штамповка, прокатка, сборка, упаковка - технология отработана на все сто.
- А чем тогда занимается второй цех? - уточнил Эммерих, потому что раз здесь уже есть всё, то зачем он?
- Это инструментальный цех. Он оборудован для ремонта станков и оборудования, поэтому он немного поменьше, чем этот. Попутно мы выигрываем кое-какие тендеры у других предприятий на изготовление различных оснасток с высокой точностью, в основном из области машиностроения. Также там находится отдел главного механика.
Понятно. Значит во втором цехе интерес представляли лишь программисты, с которыми ему придётся какое-то время поработать - дела до обычных механиков у Эммериха сейчас не было. Но исключить их причастности совсем было нельзя. В конце концов абсолютно каждый здесь мог участвовать в этих сложных схемах в той или иной степени.
Путь до склада занял всего несколько минут. По пути Шмидт показал Эммериху, где находится метрология и плановое бюро. По счастью все они находились в шаговой доступность от места назначения Мейера - склада, так что во многом это упрощало задачу логистики, которая сейчас стояла перед ним.
- Добрый день! - просторное помещение, заставленное множеством стеллажей и столов, буквально заваленных ящиками с боеприпасами, представляло собой вполне обыкновенный склад: невзрачный, с выкрашенными в успокаивающий зелёный цвет стенами - такой, каким он и понравился Мейеру больше всего. - Хочу представить вам герра Мюллера. Он - временно исполняющий обязанности уже знакомого вам многоуважаемого герра Ханна.
Работники склада, сосредоточенные на своих обязанностях, на какое-то время отвлеклись от трудового процесса и обратили свои взоры на вошедших.
- Ещё раз? Всё уже приведено в порядок и давно подсчитано! - человек в белом халате, но вопреки ожиданиям - всего лишь заведующий склада, а не учёный, поднялся из-за стола. - Мы выбьемся из графика, если опять сбавим темп производства!
- Этого не потребуется, - вперёд своего сопровождающего вмешался в разговор Эммерих, на ходу подстраиваясь под ситуацию. - Моя работа никоим образом не помешает выполнению планов производства. Мы проработали алгоритм взаимодействия с цехами, поэтому эту работу можно считать внеочередной проверкой с тестированием нового подхода.
На складе воцарилась тишина. Но, что и говорить, ненадолго.
- Герр Мюллер превосходно справится со своими обязанностями, - добавил Шмидт. - У него богатый опыт за плечами. Настоящий профессионал своего дела. Мы бы на эту работу абы кого не утвердили. Мы же не идиоты, вы понимаете, да, чтобы самим себе палки в колёса вставлять? Согласны? Тогда и проблем никаких!
Работники склада лениво закивали и, перешёптываясь друг с другом, вернулись к обязанностям.
- Герр Мюллер, заведующий нашего склада - Ханс Беккер, - уводя Эммериха за плечо в сторону, проговорил полушёпотом Шмидт. - Обращайтесь к нему, если будут вопросы. Он ворчливый, но в помощи не отказывает. Мы с ним давно уже на короткой ноге, так что всё, что произошло сейчас - норма.
Мейер кивнул. Обстановку разрядить получилось - и то хорошо. Главное, чтобы ничто не мешало работе. Хотя что может помешать ей больше, чем этот нескончаемый шум, доносящийся из-за дверей, которые то и дело открывали мельтешащие по цеху грузчики с огромными тележками. Эммерих вздохнул, предвидя, сколько проблем ему сулит общение с рабочим классом, который он хоть и любил, но... Всегда есть это нескончаемое множество "но".
Шмидт покинул склад, а Эммерих подвинул стул, подсаживаясь к заведующему склада. Предстоял долгий разговор.
Так.

+6

4

10 декабря 2017 года
16:10

- ...а вот эти сопроводительные на партию 911, - на стол перед Эммерихом легла кипа бумаг и он устало вздохнул - видит Бог, что сегодня ему придётся задержаться. Но тем даже лучше: лишний повод подольше не видеться с отцом, а может и вообще дождаться, пока он ляжет спать и не будет задавать дурацких вопросов. - Эта последняя партия до интересующей вас даты, передача которой в армию была одобрена военным представителем...
И почему только он остался всё таким же? Столько лет прошло, а до сих пор ничего не изменилось.
Эммерих подцепил стопку бумаг ногтем и бегло сосчитал количество листов. Что-то около пятидесяти. Могло быть и хуже - прямо сейчас на краю стола лежала партия 909 на шестьсот листов - самая крупная, производство которой длилось аж начиная с конца 2015 года. По совместительству она же - самая странная из тех, что имелись на руках, насколько вообще отчёты по партии боеприпасов можно считать странными. Мейер не успел изучить её детально, но сказанное заведующим складом и осмотр навскидку сразу вызвали у агента множество подозрений.
- Брака много? - Эммерих поднял взгляд, похлопывая стопку партии 911 пятернёй.
- Нет, эта прошла у нас без брака, - с какой-то особой гордостью в голосе произнёс Беккер, будто отсутствие брака - это целиком его заслуга, и ничья больше. - За полгода закончили. Сразу после нового года получили заказ, и отработали одновременно с 909 партией.
- А что с 910? - зацепился Эммерих, после чего увидел изумление на лице Беккера. - Вы мне её не принесли.
Завсклада какое-то время постоял, надув губы, прищурившись и подняв глаза к потолку, под которым ярко горело несколько люминесцентных ламп.
- А, - неожиданно Беккер хлопнул себя по лбу. - От неё отказались, ещё в 2016, по весне. В последний момент сняли заказ. Мы уже и сопроводительные карты подготовили для заполнения, и в производственную базу соответствующие записи внесли на компьютере... А министерство обороны бац! И отменило заказ. Ну и запись так и осталась.
- Война в Алжире, - смекнул Эммерих, вспоминая события тех времён. - Германия собирались бросить туда свой морской десант с одной из египетских баз, но в последний момент отказалась от этой затеи, когда стало понятно, что высадка Британии окончательно провалилась.
- Ого! - медленно покачивая головой удивился Беккер. - Да вы знаток. Небось в интеллектуальных играх в колледже чемпионство имели?
- Нет, я предпочитаю разгадывать кроссворды, - сухо и максимально отстранённо ответил Эммерих. - Спасибо за помощь. С вашего позволения я приступлю...
Мейер ещё раз обречённо взглянул на часы. Раньше приступит - раньше закончит. Домой всё равно возвращаться не хотелось.
Отложив в сторону 911 сопроводительную карту, Эммерих подтянул к себе ту самую злосчастную стопку из 909. Нутро подсказывало, что подсказку нужно искать именно здесь, а не где-то ещё.
"Первое. Время производства. Большие партии сложнее отслеживать даже при всём современном уровне автоматизации. Человеческий фактор никто не отменял. Что-то туда, что-то сюда, и вот она - часть партии отправляется на свалку. Второе. Количество брака здесь было особенно крупное. Я удивлён, что это предприятие вообще смогло выиграть тендер на партию в 2017 году. Третье. Много дробных производственных карт. Это только увеличивает влияние человеческого фактора. Четвёртое. В процессе производства могли случаться различные эксцессы. Как, например, пожар, о котором упоминал Шмидт. Эта партия долгая, а значит и вероятность того, что эксцессы были - немаленькая сама по себе.
Изучать эту партию предстояло досконально. Взирая на количество листов, которое предстояло посмотреть, Эммерих невольно подумал, что с такой работой ему придётся в скором времени получить отгул на медосмотр и выписать очки.
Aller Anfang ist schwer.

+7

5

10 декабря 2017 года
20:15

- Явился? - прокуренный дрожащий голос со стороны дивана перемежается с голосом диктора из погодной сводки.
"Опять".
Опять эта его фирменная фразочка. "Явился". Эммерих сжал зубы и, громко хлопнув дверью, закрыл её на щеколду. Явился. Слово, возвращающее к воспоминаниям о детстве. О матери, которая бросила их в пять лет. О сестре, которой не стало так рано. И каждый раз. Снова и снова.
Явился.
Ничего не ответив, Эммерих стянул с ног ботинки и повесил куртку на плечики, разместив те на крючке у двери: на улице начало мести так, что весь замш был белым от снега.
- Не разговариваешь? - Эммерих стиснул челюсть и прошёл по коридору, покосившись в сторону работающего телевизора, алюминиевые банки с цветастыми этикетками, где плескалось тёмное пиво; голос отца он не ненавидел. - Ну не разговаривай... Твоя мать тоже не разговаривала... А потом свалила!
Он ненавидел этот голос.
- Когда напиваться до усрачки перестанешь, тогда и поговорю с тобой, - резковатый ответ, наполненный презрением, без капли уважения, не заставил себя ждать.
- Был бы ты на моём месте... - ну вот, началось - всем шарманка шарманка.
- Был бы я на твоём месте, Элиза была бы жива, - вымотанный за день Эммерих до сих пор видел перед глазами бесчисленные цифры сопроводительных карт, так что сил, чтобы хоть как-то отреагировать на этот выпад, попросту не было.
Обычно после такого отец замолкал, не говоря больше ни слова, тихо продолжая щёлкать телевизор. В такие моменты Эммериху казалось, что вот-вот и в отце могут проснуться совесть и раскаяние. Но эти надежды рассыпались прахом каждый вечер, ведь по утрам они практически не виделись - Эммерих вставал на работу значительно раньше отца. А вечером всё по-новой. Хотя иногда ничего - пару раз за месяц даже удаётся поесть за столом нормально. В какой-то мере Мейер даже тосковал: пока алкоголизм не превратился в бедствие семейного масштаба, отец частенько готовил фирменную фаршированную индейку, ароматно пахнущую шалфеем и петрушкой. Но это всё было до смерти Элизы.
Эта тема была практически вето в их семье. Этим Эммерих активно пользовался, чтобы заткнуть распоясавшегося главу семьи без головы на плечах. Но вот этот раз отец почему-то молчать не стал, чем очень сильно удивил не готового к такому повороту разведчика.
- А ты что, - из-за дивана показалась его немытая нечёсаная голова. - Думаешь, я бы сам не хотел что-то изменить в тот день?!
Мейер застыл на месте - кажется, даже губы задрожали. Не то от вырывающейся из груди обиды, не то от удивления. Сам даже не понял.
- Умный такой, ходишь, кичишься... - отец поднялся с дивана и, пройдя по комнате, даже приглушил ящик. - А сам?! Хоть бы раз спросил, каково было мне все эти годы.
- Нашёл, когда говорить, - процедил сквозь зубы Эммерих и, пройдя в гостиную, устало бухнулся в кресло и взглядом исподлобья - брезгливым, недовольным, пронзил отца. - Сам же меня и не спрашивал.
- А ты думаешь, я знал?! - вот чего уж точно не ожидал Эммерих, так это не столько крика, сколько хоть каких-то эмоций.
"И почему именно сегодня, когда я ногами едва могу пошевелить?"
- Думаешь, это так легко - понимать, что в смерти любимой дочери виноват я, и при этом смотреть в глаза окружающим, а?! - голос отца был твёрд, как никогда - давно Эммерих его таким не слышал.
- Любил бы нас - не стал бы пить, забываться и уходить в себя, - Мейер не чувствовал к нему никакой жалости. Он её не заслужил. А чем? Тем, что чуть что - он, как распоследний слабак, прикладывался к бутылке?
- Я любил не только вас, я любил и вашу мать! - кажется, это уже тянет не на отговорку, а на откровение; впрочем, и это Эммерих слышал много раз. В детстве - особенно. - Я просто не мог с этим справиться! А кто мне поможет?! Кто?! Вы с Элизой? Да разве вы тогда понимали, что это такое?!
- А пытался ли ты узнать, понимаем ли мы? - тут Эммерих понял, что уже с минуту он смотрит не на отца, а куда-то в стену, взглядом пробираясь сквозь обои, штукатурку, деревянные перекрытия да ныряя в тесную пустоту?
- А вы понимали?! - фраза, полная отчаяния, боли и... взаимной обиды.
"Да как он смеет?"
- Не пытайся переложить своё состояние на меня и Элизу!- Эммерих не выдержал и, вскочив с кресла, встал напротив отца, грудь подавшись вперёд; кулаки непроизвольно сжались, зло, несдержанно скрипнули задние зубы. - Каждый человек отвечает только за себя, каждый человек несёт ответственность только за свою собственную судьбу! Ты мог изменить себя! Ты мог изменить всё! Но ты даже не пытался, лишь продолжая ждать помощи откуда-то со стороны! Кто бы тебе помог?!
Молчание. В такие моменты оно тяжелее, чем свинец. Ядовитее, чем ртуть. Жестче, чем вольфрам. И вынести его по силу лишь самым сильным. Пусть Эммерих и создал его сам, но всю тяжесть этого молчания в то мгновенье он ощутил сполна.
- Бог поможет... - обречённость, страх, смирение.
И ничего больше.
- Бог умер, - Мейер разворачивается в сторону кухни, а затем...
Гремит выстрел. Хлёсткий, как удар плети. Громкий, как удар маршевого барабана. И повис он в воздухе всего тремя словами.
- Huhn auf dem Tisch.

Отредактировано Emmerich Meyer (2019-01-16 02:25:20)

+9

6

11 декабря 2017 года
07:15

Сегодня Эммерих прибыл раньше положенного. Как сообщили ему под вечер, у заведующего складом сегодня смена длится только до двенадцати. Это сбивало ритм, но в целом не так сильно мешало ходу расследования. Ведь всё самое главное у Эммериха уже было. Всё остальное - дело техники.
Кстати, о технике.
Мейер пробился на КПП, словив на этот раз лебезящие взгляды не только охраны, но разодетых як денди лондонские работников не то отдела кадров, не то пропускного отдела, и вышел на территорию завода, где его уже встречал герр Шмидт.
- Герр Мюллер! - он приветственно протянул свою раскрасневшуюся от мороза ладонь, на что Эммерих незамедлительно отреагировал крепким мужским рукопожатием. - Хорошо, что вы предупредили, что сегодня пораньше будете! Я специально приехал к вашему визиту. Задержал вчера наших компьютерщиков, вам завезли компьютер, прямиком в управление, как вы и просили. Давайте я вас провожу.
- Спасибо, - Эммерих поблагодарил Шмидта и вдохнул полной грудью свежего морозного воздуха — вроде и завод, а чисто. Обычно бывает наоборот. - Подготовьте всё к моему визиту, мне нужно вернуться на склад и забрать сопроводительные карты, с которыми я буду работать. Я должен сверить электронные данные вашей базы с тем, что вы имеете на бумаге.
Впереди предстояла долгая работа. Очень долгая. Быстрым шагом направившись на склад, Эммерих внимательно изучил обстановку — всё было достаточно спокойно. Даже Беккер сегодня был в добром расположении духа - улыбался, шутил, да и вообще выглядел гораздо бодрее, словно помолодел. Поздоровавшись с персоналом, Мейер взял карты, уточнил обстановку и покинул помещение - сейчас задерживаться здесь не имело смысла. Все вопросы, которые могли быть заданы заведующему склада, уже были заданы. А потому, если они появятся, то успеть наработать нужно успеть до второй половины дня, а потом Эммерих поспешил и уже через пять минут он стоял возле входа в управление, где его вновь поджидал старый знакомый Шмидт.
Стоит отметить, что он оказал очень большую поддержку в помощи следствию. Таких людей нужно награждать. Эммерих зарубил себе на носу: если расследование продвинется и их будет ждать успех, то он обязательно подаст рапорт о присвоении Шмидту государственной награды. Потому что именно он сейчас договаривался обо всех неудобствах, которые Мейер безусловно доставлял всем вокруг.
Помещение внутри управления было отделано, мягко говоря, небрежно. Было заметно, что ремонта они не видели уже лет десять. Краска на стенах была обшарпанная, плитка на полу была расколота через шаг, то тут то там на потолке виднелись водянистые разводы, а лампочки попеременно мигали, устраивая световое шоу, за посещение которого нужно работникам управления нужно было платить дополнительно.
Сказать по правде - Эммерих впервые видел, чтобы директорат предприятий так сильно экономил на самом себе.
"Это очень странно. Разве управление не должно выглядеть более презентабельно? Мне сложно поверить, что они не могут выделить денег на себя любимых".
- Как прошёл ваш вчерашний день, герр Мюллер? - поинтересовался Шмидт.
- Довольно большую работу проделал, но впереди ещё больше, - сухо ответил Эммерих, продолжая рассматривать помещения. - Я давно не сталкивался с таким объёмом документации.
- Это ещё что-о! - протянул Шмидт и засмеялся. - К нам вот когда пожарники приехали, ох, тогда нас замучили со всем этим...
Коридоры были полупусты. Пару раз им встретились молодые девчонки-секретарши, единожды - грузная невысокая тётка с бидонами чуть ли не до колен, вызвавшая у Эммериха страх и ужас перед тем, с кем ему предстоит иметь дело. Когда они наконец подошли к кабинету, где расположился временный офис Мейера, он нервно сглотнул, предвкушая фантастический вид своего офиса. Но как только дверь открылась, разведчик понял: не всё так плохо. Или ему выделили самый лучший кабинет, временно переселив какого-нибудь директора в туалет, либо в кабинетах действительно всё было хорошо, но сейчас вид офиса Эммериха действительно радовал: приятные светлые обои, красивая люстра, шкаф для верхней одежды, пара стульев, стол под светлый орех и большое уютное кресло.
- Герр Мюллер: вот ваше рабочее место. Также мы провели к вам телефон, оставили список внутренних номеров, чтобы вы могли позвонить кому потребуется в случае чего, ну и... Всё. Можете начинать работу. Кулер с водой, если потребуется, в конце этого коридора, стаканчики там есть. Ну, всё, я пошёл? Мой кабинет прямо до конца к выходу, чуть дальше и направо. Если что-то нужно, звоните.
- Договорились, — Мейер улыбнулся и сел в кресло, положив перед собой папку с сопроводительными картами. Шмидт ушёл, а Эммерих включил компьютер и собрался было начать работу, но тот затребовал пароль. После звонка компьютерщикам и диктовки по буквам длинного и неприятного для ввода на клавиатуре "d1V2C4j5jf3Ir", Эммерих, наконец, приступил к работе.
Прошёл час. Второй. Количество листов словно и не хотело уменьшаться. В отдельный текстовый документ Мейер вносил номера карт с бракованными партиями, отмечая все существующие расхождения, периодически названивая в плановое бюро и требуя объяснить несоответствия. Дважды к нему приходили на ковёр объясняться руководители отделов и начальники участков, чтобы подтвердить несоответствия. И пока что всё находило подтверждения. Пока Мейер не обнаружил...
- Да где эта грёбаная 909/25/10/5/5/1/1/1/1? Да и Остальные 909/25/10/5/5... Что за дела?
Нет. Нигде нет. О дроблении написано с оборотной стороны от руки. А карт нет. Ни в электронном виде. Ни в бумажном. Очередной звонок в плановое бюро ни к чему ни привёл — нужно спрашивать утилизаторов. Они должны были проставить свои резолюции, а затем отправить назад, и плановое бюро в свою очередь - поставить электронную отметку, но... Не было даже записи о том, что такая карта существовала. Это вызывало определённые подозрения. Мейер не стал их игнорировать и сразу спросил, куда эти партии отправляли на испытание, и кто занимался утилизацией. Ответственным за доставку на испытания был оберст-лейтенант Вернер фон Вебер, а вот про утилизацию ничего не было ясно. Данных не хватало.
"Вебер..."
Мейеру точно была знакома эта фамилия. Причём не просто как одна из самых распространённых в Германии - она точно фигурировала где-то ещё. Понять бы только - где? Какое-то время он просто сидел, выводя в своей записной книжечки различные узоры, так и эдак пытаясь написать фамилию Вебера. Прошёл почти час, прежде, чем его осенило.
"Ну конечно! Командир полка в составе 51-ой мотострелковой под командование Хеннинга фон Трескова, одного из соучастников Штерна во время попытки осуществить план Валькирия! Теперь всё встаёт на свои места, осталось только понять, насколько это совпадает по датам..."
Мейер приступил к разбору, который продлился почти до четырёх часов. Всё сходилось. Испытания происходили зимой, в начале этого года. Британская разведчица Элизабет Ривер была внедрена гораздо раньше, возможно, что Вебер тоже был часть этого плана.
Цепочка подозреваемых значительно увеличивалась. Эммерих поднял телефонную трубку и набрал номер Шмидта.
- Герр Шмидт. Мне нужна связь с оберст-лейтенантом Вернером фон Вебером. И ещё... Мне сказали, у вас есть информация по утилизации. У меня есть основания полагать, что эти партии не были утилизированы. Кто был ответственен?
- Герр Вебер и отвечал, - отозвался Шмидт. - Ему на это выдали полный карт-бланш.
- Кто? - Эммерих замер.
- Минутку, ээ... Его непосредственный командир, бригадный генерал Хеннинг фон Тресков.
Круг замкнулся.

Отредактировано Emmerich Meyer (2019-01-27 23:11:12)

+8

7

13 декабря 2017 года
12:15

- 13 декабря, 12:15. Приближаемся к штабу 4-ой пехотной дивизии в Вильгелмсхафене, - поднеся к губам диктофон, Эммерих продолжал беспристрастно вести свой аудио-дневник.
Сложно сказать, почему однажды вдруг он выбрал столь старомодный метод. Но Эммерих испытывал непередаваемое чувство удовлетворения каждый раз, когда защёлкивался подкассетник, когда плавно, почти беззвучно нажималась кнопка записи и раздавался тихий приятный шум наматывающейся плёнки.
После ареста Хеннинга фон Трескова, как соучастника заговора "Валькирия", большая часть эшелонов его дивизии не была переброшена назад в Дрезден и осталась здесь. Стоит отдать должное руководству Бундесвера: осознав угрозу, исходящую от Британских островов после передачи Францией территории во владение Священной Британской Империи, никто не стал уничтожать линию обороны, выстроенную Проклятым Генералом.
"Интересно", - подумал Эммерих, на секунду приостановив запись. - "Может ли быть, что генерал Штерн что-то знал о грядущем договоре о прекращении огня и передаче исторической родины британцев назад? Эта линия обороны, простирающаяся по северным берегам Германии, выглядит довольно странно, учитывая, что допустить мысль о возвращении Британских островов исконным владельцам - значит заведомо проиграть войну, впредь и отныне потакать любым империалистским потребностям запада. Вероятно, он просто не верил в обороноспособность европейских сил на территориях Туманного Альбиона."
Ни для кого, кто имел тесное взаимодействие со всем делом "Валькирии", не было секретом, что заговор был инициирован с подачи британских спецслужб. Германии был обещан суверенитет, но непохоже, что Штерн верил им до конца. Атлантический Вал не мог служить ширмой для отвод глаз, иначе не объяснить тот факт, что в формировании основного оборонительного эшелона участвовали исключительно подразделения, чей командирский состав был замешан в заговоре. Допустила бы Британия существование в сердце Евросоюза такой сильной суверенной страны, как Германия? Этого уже никто не узнает.
- На текущий момент командный состав дивизии недоукомплектован и наполовину состоит из офицеров, никогда не принимавших участия в военных действиях. Оберст-лейтенант Вернер фон Вебер командует инженерным батальоном, что довольно нехарактерно для такого звания. Согласно информации за утилизацию непригодных к использованию боеприпасов в дивизии всегда отвечало именно его формирование. Оберст-лейтенант внесён в список подозреваемых по делу о хищении боеприпасов, в будущем применённых во время преступления на территории Китайской Федерации с целью дискредитации Европейского Союза в лице стран-участников и других держав.
Автомобиль, любезно предоставленный ганноверским подразделением контрразведки, остановился у въезда на территорию штаба. Никакой встречающей процессии, никаких фанфар: факт посещения штаба дивизии было решено держать в тайне вплоть до прибытия Эммериха в кабинет исполняющего обязанности командира дивизии полковника Генриха фон Вальтера. Учитывая тот факт, что многие видные офицеры из верхушки дивизии были арестованы, вероятность, что поездка окажется скомпрометирована кем-то, кто мог быть на короткой ноге с контрразведкой, снижалась практически до нуля.
- Ну вот, - раскрасневшийся дежурный приблизился к автомобилю, потирая друг о друга ладони, и водитель опустил окно, пуская в салон холодный воздух. - Здравствуйте.
- Дежурный по КПП обер-ефрейтор Герман Вольф, - приложив руку к козырьку своей зимней кепки с ушами, представился военный. - Это закрытая территория для гражданских, въезд допускается только с разрешения командира части. Вы по какому вопросу?
- У нас особое распоряжение из Берлина, - отчеканил водитель, протягивая дежурному бумаги. - Обязаны пропустить.
Эммерих машинально потянулся в карман за, пожалуй, самой убедительной ксивой своего времени - представиться после такого просили всегда и все без исключения. Подозрительность - хорошая черта. И именно поэтому Эммерих любил работать без прикрытия: удостоверение могло решить практически любую проблему и сэкономить массу времени.
Водитель, которого звали Ганс, не успел принять участие в серьёзных операциях, сообразил не сразу и полез во внутренний карман своего пальто только тогда, когда увидел в руках удостоверение в руках своего пассажира. Его можно понять: хотел ловить предателей родины, а уже полгода как просто возит из точки А в точку Б всех подряд: от мелкой агентуры вроде Эммериха, до регионального начальства. Ждать чего-то большего не стоило: за плечами Ганса всего-то школа для унтер-офицеров, после которой сразу последовало собеседование и отправление в Нижнюю Саксонию за 300 километров от родного дома. И теперь Ганс просто ждал возможность поступить в училище и пройти через новые этапы обучения, дабы продолжить работу на этой службе, коль уж так повезло.
Пока Эммерих размышлял, дежурный успел несколько раз перемениться в лице: сперва он удивлённо потаращился на документы, затем на удостоверения, потом снова на документы. Похоже, бедолага не знал, что делать.
Как там сейчас ефрейторы учат молодёжь? Выучить от рядового до майора, а остальные в казарму не заходят?
- Ты уж если не знаешь, что делать, сбегай позвони, мы не торопимся, - подсказал Ганс и подмигнул. - Пока к вам не попадём - не уедем.
Ефрейтор кивнул и, извиняясь на ходу, помчался в небольшое одноэтажное строение.
- Раскрываем карты раньше времени, - заметил Эммерих и, спрятав удостоверение, откинулся на спинку удобных сидений.
- Ничего, тут здание генштаба прямо по дороге, - Ганс улыбнулся, повернув голову. - С ветерком домчим, а потом - быстрым уверенным шагом, как крутые пацаны, до кабинета полковника, вламываемся в двери и вуаля!..
- Можно и без этих выкрутасов обойтись, - Эммерих брезгливо поморщил нос. - Они и так в ближайшие пару часов будут как в цирюльне сидеть с бритвой у глотки. Просто останься в машине или возле неё, я отработаю сам с полковником.
- Попрошу! - Ганс возмущённо зацокал, покачав головой. - Я только формально на должности водителя! Согласно уставу и должностным инструкциям я имею право оказывать содействие в расследовании и задержании по мере необходимости!
- Можешь, если вышестоящее командование позволит, - непреклонно ответил Эммерих, дружески похлопав Ганса по плечу, чтобы усмирить пыл амбициозного унтер-офицера. - А командую парадом пока что я. Так что когда будем внутри - сиди в машине, будь на связи.
Дежурный вернулся почти сразу после того, как Эммерих договорил, а Ганс недовольно отвернулся в сторону, вцепившись в баранку - спорить не стал и то хорошо. Не хватало ещё выяснять отношения с местными органами военной разведки. И без того дел навалом.
Извинившись, дежурный отдал заверенные бумаги и махнул рукой. Ворота с магнитным замком отъехали в сторону и автомобиль плавно сорвался с места, устремляясь, как и сказал Ганс, к самому заметному зданию штаба.
Поездка заняла не больше минуты. Эммерих даже не успел рассмотреть территорию повнимательней. Когда машина остановилась, он положил руку на плечо водителя и, мягко сжав, забрал документы и, на ходу укладывая их в кожаный планшет, чем-то напоминавший лётный, вышел на мороз.
Никто не встречал: ни адъютанта, ни самого полковника на широком крыльце двухэтажного здания штаба не наблюдалось. Оно и к лучшему. Лишнее появление командира части - лишние внимание к их процессии. А это, как и всегда, контрразведке ни к чему. Слухи расползутся, непременно расползутся. Но когда время поджимает, приходится использовать все доступные средства.
Поднявшись на крыльцо, Эммерих потянул тяжёлую железную дверь и оказался в хорошо освещённом длинном зелёном коридоре с многочисленными дверьми по левую и правую руку. Кабинет командира части, согласно наводке из местного штаба особистов, находился на втором этаже. Без особого труда обнаружив лестницу, Эммерих поднялся наверх и оказался в ещё одном длинном коридоре.
Как ни странно, но дверь, ведущая в кабинет, где заседал полковник фон Вальтера, оказалась в самом конце: вестимо, чтобы шаги мимо проходящих не отвлекали его от своих дел. Об этом в свою очередь говорила и то, что на входе Эммерих столкнулся с двойной дверью.
"Интересно, что сказала пожарная инспекция по этому поводу?" - подумалось ему прежде, чем он оказался внутри.
Согнувшийся над какими-то бумагами полковник с усталым лицом, на котором уже начинали угадываться морщины, сидел в своём кресле, обложившись стопками разноцветных папок, отбрасывающих тень от окна позади кресла командира части на длинный переговорный стол.
- Какой-то вы подозрительно спокойный, - Эммерих не удержался от комментария: на его памяти каждый, кто сталкивался с военной полицией в своей жизни, испытывал большой ажиотаж на грани с нервным срывом.
- А чего вас бояться? - полковник улыбнулся, подняв голову. - У меня за душой всё чисто. Разве что двойная дверь...
- Я обратил внимание, - Эммерих не смог сдержать ответной улыбки. - Пожарники не беспокоят?
- Да вот что-то помалкивают, - полковник отложил ручку и сомкнул ладони на столе перед собой. - Вы ведь не за двойную дверь меня ругать пришли?
- Нет, двойные двери - не моя забота, - Эммерих расстегнул куртку - на поверку в кабинете оказалось очень тепло. - А вот огнетушителями обзавестись не помешало бы. Оберлейтенант Мюллер, военная полиция. Полагаю, вам обо мне уже доложили.
- Да, можем обойтись без формальностей - я позвонил наверх. Не приходилось раньше с вами сталкиваться, поэтому не знаю, что ждать от вашего визита,- полковник пожал плечами.
- Всё бывает когда-то в первый раз, - успокоил Эммерих, достал диктофон и, поставив перед собой на стол, включил запись. - Как идут дела в части? Есть ли какие-то проблемы, жалобы, замечания? Что нового после вашего назначения?
- Да ничего хорошего, - полковник развёл руками. - Я приехал сюда из-под Берлина вообще, и вообще всё вверх тормашками. Состав неполный, офицеров нет. Хожу, задницы солдатам подтираю. Где это видано вообще?
- Грубовато, но понимаю вас, - согласился Эммерих. - Такой раздрай закономерен. Что-то конкретное может волнует? Какие разговоры среди солдат ходят? Что говорит ответственный по воспитательной работе?
- Всё и не упомянешь, - фон Вальтер вздохнул. - Проблем достаточно, решаем своими методами. На гаупвахту отправили вот троих солдат за массовую драку. Неприятно, но что поделать. Я хочу вот вас спросить: может это вы чем-то конкретным интересуетесь? Слишком скудная у вас комиссия для общей проверки.
Эммерих усмехнулся.
- Вас не проведёшь, - кивнул он. - Меня интересует один из ваших офицеров. Он служил ещё под началом фон Трескова, один из немногих, кому удалось сохранить свою должность. Не соответствующую званию, что интересно. Я говорю про оберст-лейтенанта Вернера фон Вебера. Что скажете о нём?
- Это нормально, - полковник ответил быстро и чётко, как по бумажке. - Вы не знали? У нас экономят на жаловании. Может, вас не посвятили ещё и вы не в курсе, оберлейтенант, но звания у нас не дают специально. Денег на всех не напасёшься. Каждый ждёт очередного повышения и никак иначе.
Об этом Эммерих, конечно, догадывался, но ранее никаких подтверждений не получал - повода не было.
- Что же до оберст-лейтенанта фон Вебера - хороший офицер, исполнительный. За порядком в полку своём следит, как положено. Подчинённые отзываются о нём очень хорошо.
- А что-то подозрительного за ним не замечали?
- Нет, не замечал, - немного подумав, ответил полковник. - Никаких подозрительных просьб никогда за всё это время от него не поступало. Поведение вполне обычное всегда. А что случилось? Он в чём-то подозревается?
- Мне нужно с ним поговорить прежде, чем я смогу вам что-то сказать, - сказал Эммерих. - Где я могу найти его?
- Должен быть у себя. У его полка отдельный корпус, в сотне метров от штаба. Такое строение кирпичное, вон, из окна поглядите - хорошо видно? - полковник развернулся в кресле и пальцем указал вдаль.
Эммерих приподнял голову, прищурился: вдалеке как красное пятно крови на белоснежной простыне красовалось двухэтажное здание.
- Могу вызвать его к себе, либо... - начал было фон Вальтер, но жестом поднятой ладони Эммерих остановил его.
- Не нужно. Я убедительно прошу вас не покидать свой кабинет и сообщить мне ваш внутренний телефонный номер. Связь у вас работает?
- Конечно работает, что вы, - полковник даже удивился, услышав вопрос. - Сто один мой номер. Буду на связи.
Эммерих поблагодарил фон Вальтера за содействие и быстрым шагом покинул кабинет. Полковник проявил себя очень хорошо. Да и тот факт, что он прибыл из Берлина, тоже говорил о нём только положительно: за столь короткое время его едва ли могли посвятить во что-то криминальное.
- Ну что? - Ганс стоял возле автомобиля и неторопливо затягивался. - Что нового?
- Сигарету потуши, - настроившись на серьёзный лад, сказал Эммерих. - У них и так тут с пожарной безопасностью беда. Ни одного огнетушителя на этаж, ещё и двери не по нормам.
- А что с дверьми не так? - бросая сигарету на асфальт удивлённо спросил Ганс, усаживаясь за баранку.
- Просто забудь, - Эммерих хлопнул дверью. - Езжай вон к тому кирпичному зданию.
- Шеф, а почему бы его просто не вызвать? - поинтересовался Ганс.
- Не хочу, чтобы он почуял неладное и сбежал, - пояснил Эммерих. - Полковник чист. А вот что за дежурный был на КПП - я не знаю.
- Хотел бы - и так сбежал бы, - Ганс завёл мотор и надавил на педаль; автомобиль тронулся. - Сколько времени-то прошло? Наверняка уже успокоился.
- Если он и успокоился, то только по той причине, что был непричастен к "Валькирии", из-за которой в эту часть всё время мотались наши агенты. А вот если бы вызвали его - он бы наверняка смекнул, что к чему.
- Неужели доказательства настолько железные?
- Перестраховаться никому не помешает. Особенно нам.
Автомобиль остановился у входа.
- Ждать здесь? - обреченно вздохнул Ганс.
- Именно, - Эммерих не смог сдержать улыбки направился вовнутрь.
Строения в распоряжении военных частей - явление до безобразия скучное. Все, как под копирку. Отличаются разве что немного размерами да фамилиями на табличках дверей. И когда перед Эммерихом возникла та, на которой было написано "Вернер фон Вебер", он безо всяких церемоний вошёл внутрь, на что незамедлительно получил удивлённого словесного леща.
- Вас что, стучаться не учили? - сидящий за столом оберст-лейтенант таращился на вошедшего. - Вы кто такой вообще?
- А вы разве не знали, что вежливость - ключ к порядку, мистер фон Вебер? - Эммерих парировал его удар и прошёл в кабинет - такой же, как и все прочие кабинеты в военной части.
- А вы разве не знали, что вежливость - это стучать, когда вы заходите в кабинет? - оберст-лейтенант явно не хотел, чтобы последнее слово было за неизвестным вторженцем в его личное пространство.
- А вы занимаетесь чем-то противозаконным, раз не хотите, чтобы к вам заходили без спросу? - будто только и ожидая этого, Эммерих бросился в атаку на невольного собеседника.
Тот в свою очередь неожиданно притих на мгновение - короткое, но достаточное, чтобы набравшийся достаточно опыта агент, как дирижёр знаменитой на всю Европу Берлинской Государственной Оперы, уловил эту незаметную, но важную паузу.
- Это элементарная вежливость, кончайте паясничать, - фон Вебер покашлял в кулак и сжал губ, поправляя круглые очки. - Представьтесь.
- Вы не в том положении, чтобы учить меня вежливости. Оберлейтенант Мюллер, военная полиция.
- Ого, - фон Вебер резко затух. - Чем... Я могу помочь?
- Мне нужно узнать кое-что о вашем подразделении. - Эммерих посмотрел на Вернера исподлобья. - Кто из ваших подчинённых работает с вами дольше остальных?


Версия, по которой Эммерих собирался выяснить, кто причастен к краже боеприпасов, не имела никаких гарантий. Не сработает она - придётся пытаться работать по остальным. Всё сводилось к этой части и её командованию - безусловно.

К началу допроса Эммерих имел невыясненные разветвления по следующим условиям:

Время кражи
● До прибытия в часть
● После прибытия в часть


Кто участвовал в краже
● Люди со стороны, нанятые Вернером
● Посвящённые в план сослуживцы Вернера
● Люди, к которым Вернер не имел никакого отношения, поскольку не был замешан в краже


Эммерих выяснил, что ящики были запечатаны на предприятии перед отправлением, а вскрытие и испытания проводились в присутствии военного представителя, Фрица Эбеля, в течение трёх дней. Информация благодаря звонку Шмидту, сверенная по электронному журналу КПП части, и вот у пытливого агента есть информация, что всё действительно так. Военный представитель предприятия на самом деле пересекал территорию части и заполнял служебный акт о командировке до этого. Мог ли он быть в сговоре с фон Вебером? Безусловно. Следовательно, если сговор имел место, партии могли быть похищены до прибытия в часть и заменены на заведомо бракованные, а военный представитель, при котором проводилось вскрытие, подтвердил целостность установленной на ящиках печати. Проверить подлинность его слов ввиду особенностей зоны ответственности едва ли кто-то мог. Разве что командир части или заведующий складом боеприпасов. На тот момент фон Тресков не был замешан в заговоре. Согласно показаниям Штерна заговор возник гораздо позже, а значит он мог легко пропустить это. Следовательно, в части уже стреляли испорченными патронами.
- ...и далее их были обязаны отправить на заводскую экспертизу, которая состоит из работников технологического бюро и прочих отделов, которые в обязательном порядке должны сверить боеприпасы согласно их маркировке по дате и месту. Комиссия состоит из пяти человек: обоих начальников цехов, начальника технологического бюро, главного метролога и главного технолога.
- Спасибо, Герр Шмидт, - Эммерих убрал мобильный телефон и вернулся к скучающему фон Веберу.
Как следует из этого: штат проверяющих слишком велик, чтобы можно было подкупить всех сразу, так что патроны, вероятнее всего, действительно были бракованы.
Либо, как ещё вариант - использовалась бракованная партия, изготовленная в том же году. Но это требует дополнительного расследования. Интересно другое: сам фон Вебер не покидал часть в тот день. После поднятия всех требуемых документов выяснилось, что в те дни он находился в части, а следовательно не присутствовал при транспортировке, как сообщил Шмидт. После выяснения некоторых нюансов выяснилось, что директор по безопасности ошибся и фон Вебер давал одобренное фон Тресковым распоряжение доставить партию на испытание к ним в часть. За саму же доставку отвечал совсем другой человек - командир транспортной роты Йозеф Кёниг, а водителем, расписавшимся в накладной, был ефрейтор Ральф Бауэр, служащий транспортной роты. Схема подозреваемых стремительно расширялась, Эммериху даже пришлось делать небольшие зарисовки в своей тетради.

Но что боеприпасы были заменены после прибытия в часть? Тогда всё могло идти по старой схеме. Всё те же испытания, всё та же экспертиза. Получается, что нельзя исключать вариант подкупа комиссии? Но пойдут ли злоумышленники на такой большой риск, чтобы вводить в и без того подозрительную авантюру лишних людей? Нет. Куда надёжнее взять уже отбракованную, но не утилизированную партию того же года и подменить. Выходит, что должна фигурировать и вторая партия, выпущенная ранее в 2017?
"Другой брак из 909... Чёрт."
Это означало только то, что придётся вернуться на завод и снова начинать поиски. Это слишком замедлит ход расследования. Прибегать к этому нельзя. Может быть, снова сделать звонок другу? Хорошо, что Эммерих был не на телеигре.
Интересный факт: испытания других партий проводились здесь же. И утилизировались бракованные партии здесь же. Как следствие - этим мог воспользоваться затеявший всё это виновник. Получается, что нет никакого смысла совершать кражу до прибытия: проще подменить всё здесь, а там кто будет разбираться где какой ящик и с чем?

Но нельзя забывать и о кое-чём другом.
"Карты... Куда они делись и зачем удалять информацию о них, оставляя весь остальной брак?
Вероятно, кто-то просто решил перестраховаться. Но знал ли этот кто-то, что информацию по дробным картам писали и на обороте других от руки? Он убрал карты, удалил их из базы, но не избавился от информации до конца.
"Значит это был кто-то, кто имел доступ к электронной базе, сопроводительным картам, но не знал внутренних особенностей производственно-транспортного процесса между цехами и отделами на самом предприятии?"
Либо этот человек не связан с производством напрямую, либо он новичок в этом. То, что он работал не на предприятии - исключено.
"Это автоматически вычёркивает комиссию из списка участников. Все упомянутые в ней люди обязаны хорошо знать внутренние порядки своего завода".
Отсюда проистекал следующий вывод: тот, кто замешан в этом деле, работает на заводе. Либо работал. Вернер вышел покурить. Эммерих позвонил Гансу, чтобы тот проследил за тем, кто выходит из здания, а сам набрал Шмидту: нужно было проверить как следует информацию по работе с базой внутри приложения. Тот пообещал перенаправить запрос компьютерщикам, которых Эммерих мысленно внёс в список подозреваемых, поскольку доступ к электронным системам они имели, а вот особенностей производства могли не знать. Кто-то должен быть на заводе, обязательно. Но не он - Эммерих не уйдёт отсюда, пока со всем не разберётся. Нужно звонить Тилю, но людей он едва ли пошлёт сам, а времени создавать легенду каждому из них не было. Придётся продолжать работать со Шмидтом под угрозой срыва покровов конспирации. Но иначе - никак.
Эммерих потребовал, чтоб Вернер вызвал к себе заведующего складом боеприпасов. Им оказался низкорослый выбритый под машинку фенрих Якоб Поттер, который всё суетливо что-то объяснял да махал в воздухе журналом. В кабинете стоял галдёж и становилось так жарко, что пришлось даже открывать окно. Нервничали все: даже Эммерих постепенно выходил из себя, видя, как скапливаются на столе одна за другой стопки бумаги и документов по прибытию-отправлению. Телефон разрывался от звонков: где-то на заводе во всю переживал Шмидт, отчитываясь за каждый пройденный шаг, а в салоне автомобиля медленно умирал от голода Ганс. Пришлось разрешить ему сходить в местную столовую отобедать.
За прошедшие два часа удалось выяснить: военный представитель точно не мог быть тем человеком, который мог бы удалить нужные записи. У него просто не было доступа к электронным базам. Это не входит в его обязанности.
"Следовательно: среди преступников с предприятия могут быть как военный представитель, так и кто-то другой, либо только кто-то другой. Допустим испытания проводились при военном представителе. Но мог ли он знать, что ящики подменили?
- Слушайте, мы так ни к чему не придём, - Эммерих в сердцах бросил на стол очередную стопку накладных. - Давайте начнём с самого начала: вы, оберст-лейтенант - целиком отвечаете за проводимые испытания, ход которых контролирует военный представитель Фриц Эбель. Вы - отвечаете за выдачу боеприпасов со склада, их хранение во время испытаний. А кто контролирует утилизацию? Как это происходит?
- Я контролирую, я! - фон Вебер пожал плечами, устало рухнув в кресло и закурив - плюнув на всё, он пыхал, как паровоз, прям у себя в помещении. - Я беру людей. Укладываю боеприпасы в яму. Взрываю. Отчитываюсь перед командиром части, выдаю отчёт военпреду, чтобы тот выставил счёт перед заводом. Всё!
- Выходит, что отчёт - это просто ваше честное слово? - уточнил Эммерих, поддерживая голову ладонями.
- А как иначе? У нас видеосъёмка запрещена, знаете ли, - фон Вебер сделал смачную затяжку и выпустил густое облако серого дыма. - Секретный объект, как-никак.
- А у вас правильность выдачи боеприпасов кто контролирует? - Эммерих покосился на Поттера.
- А кто-кто, да никто, если разобраться, - зевнув, ответил тот. - Проводим иногда, эту... Инвентаризацию плановую. Если где и есть ошибки, то только в журналах. А у меня здесь, сами смотрите: всё выверено! Всё пронумерованно, канистра к канистре, ящик к ящику!
Хотелось хвататься за голову. Расследование явно зашло в тупик. Всё, что удалось найти - ответственных за то или иное действие в процессе всего этого безобразия. Но вот углядеть хоть какую-то вину... Она была практически недоказуема. Случиться могло что угодно и как угодно. Отсутствие реальной доказательной базы, указывающей на конкретного виноватого, не приносило ничего, кроме боли. А количество вопросов не уменьшалось.
Но самое непонятное: кто поработал с базами на предприятии? Кто перестраховался таким образом, а главное - зачем?
Эммерих вышел из корпуса штаба полка поздно вечером: аж в целых девять часов. Ганс мирно спал на заднем сиденье автомобиля, кутаясь под каким-то доисторическим пледом. Стянув с головы шапку, Мейер вздохнул поглубже через нос, остужая переполненную мыслями голову.
"Может, мы пойдём от противного?" - подумал он, прогуливаясь по плацу перед штабом. - "Это удаление произошло для того, чтобы случись что и об этой партии не вспомнили. А что бы было, если бы я увидел её наличие и то, что она была бракована?"
Когда Эммерих подумал об этом, он резко остановился.
"Тогда... Она ничем не отличалась бы от всех прочих бракованных партий из той сопроводительной. Я зацепился за неё, потому что по ней не было той информации, которая была по другим. Грубо говоря, я бы не стал думать на неё, мне бы пришлось обращать внимание на испытание всех других партий, а это - куда больше период времени. Я совсем запутался. Может быть, кто-то специально водит меня за нос, отвлекая от чего-то действительно важного? Или кто-то просто поступил слишком опрометчиво и не подумал о последствиях?"
Вопрос оставался открытым. Но одно было ясно точно: в похищении точно замешан и тот, кто работает на заводе, и тот, кто работает в самой части. А тот факт, что военный представитель не имел доступа к компьютерной базе, говорит о том, что это не одно и то же лицо.


- ...да, герр полковник. Записи в журналах верные. Несколько раз всё перепроверил. Что делать с электронными записями на предприятии - понятия не имею. Герр Шмидт говорит, что журнал чист - никаких удалений. Я полагаю, что все упоминания о работе с теми записями могли удалить специально. Если я правильно понимаю регламент работы электронной безопасности на предприятии, сделать это возможно только с уровнем доступа главного администратора. Я останусь на территории части на какое-то время. Нам пообещали выделить спальное место. Со штабом я уже связался, добро дали. До связи.
Эммерих откинулся на спинку стула, кинув телефон на стол, и, прищурившись, посмотрел на тусклую настольную лампу, у которой крутилась небольшой стайкой мошкара. Обшарпанные стены тесной каптёрки, где ему и Гансу предстояло заночевать давили гештальтом запутанного дела, улик по которому не хватало. Две раскладушки, на одной из которых уже умостился Ганс и, в странной манере держа в зубах карманный фонарик, листал томик Канта.
- Не складывается, - в очередной раз сказал Эммерих.
Выплюнув фонарик изо рта, Ганс опустил книгу на живот и недовольно посмотрел на руководителя расследования.
- Да сколько можно-то уже? Ложись спать, завтра всё решим, - не то с раздражением, не то с мольбой, произнёс Ганс.
- У нас нет улик, и если мы будем просто, как ты говоришь, решать и делать умозаключения, они не появятся, - с досадой ответил Эммерих и, поднявшись, с кряхтением улёгся на своё спальное место. - Мне тут уже всё не нравится. Ни Вернер, ни прапорщик этот. Ну что это за система: повзрывал, взял да отчитался. Я когда был малой, я всю пыль под половичок прятал. Отец домой придёт: пыли нет, а куда делась - не его забота.
- И что, он никогда не выбивал ваш половик на улице? - вяло усмехнулся Ганс.
- Нет, - как ни в чём не бывало ответил Эммерих, прикрывая глаза. - Мы его пылесосили и всё. А когда на него стало совсем больно смотреть, пришлось выкинуть, а заодно и уборку провести. Там уже никто на эту пыль внимание не обратил.
- Значит, нужно найти половик, а дальше ты сам знаешь что делать, - Ганс выглядел не удивление спокойным. - Ведь где-то здесь должны были остаться следы?
Кажется, Ганс говорил что-то ещё - сквозь сон, в который провалился Эммерих, он слышал разное: что-то про расследование, Канта, военную часть. Всё полезное, что можно было бы извлечь из разговора, смешалось в такую кашу, что разгребать её действительно стоило поутру.

+7

8

14 декабря 2017 года
03:30

Будильник на телефоне - та вещь, которая никогда не подведёт. Почувствовав вибрацию в правом кармане, Эммерих интуитивно нащупал устройство и, проведя пальцем по экрану, выключил сигнал. 3:30. В это время уже заканчиваются все проверки караулов, ставшие строго обязательными для частей, входящих в состав Атлантического Вала, а значит можно немного пошуметь.
Как там говорил Ганс - следы под ковриком?
Поднявшись, Эммерих осмотрелся и протёр глаза. Кромешная темнота усугублялась полным отсутствием окон в этом помещении, так что даже свет с улицы никак не мог просочиться в глухие застенки каморки.
Медленно приблизившись к Гансу, который абсолютно бесшумно спал, отвернувшись к стенке, Эммерих коснулся его плеча и принялся осторожно расталкивать.
- Эй, эй, - тряся за плечо напарника шептал он, пока тот не проснулся. - Поднимайся!
- А? - Ганс закряхтел и, ещё не успев проснуться, зашевелился, переворачиваясь на другой бок. - Чего такое?
- Помнишь, ты хотел вчера в чём-то поучаствовать? - спросил Эммерих, надеясь, что смотрит на лицо Ганса, а не куда-то ещё. - Это твой шанс. Одевайся.
- Чего? - голос зазвучал уже более уверенно. - Куда ты собрался?
- На склад боеприпасов, - ответил Эммерих, уже нащупывая в темноте свою куртку. - Нам нужно попасть внутрь и обыскать там всё.
- А почему не попросить это сделать официально? - шёпот Ганса раздался уже где-то на уровне плеч и Эммерих услышал, как тот начал надевать ботинки.
- Потому что люди имеют отвратительную привычку: к официальным визитам они всегда готовятся.
Уговаривать Ганса долго не пришлось. Уже через пять минут они втихую покинули здание казармы и, внимательно озираясь по сторонам, направились в сторону складов.
Пока Эммерих и сам не мог сказать, что именно он хочет отыскать там. Патроны? Пропавшие накладные? Идти и искать неизвестно что в надежде найти хоть что-то - последний этап отчаяния. Но если нельзя будет найти что-либо здесь - не найдёт нигде.
Патрулей на территории части было мало. Они ходили по основной дороге, соединяющей несколько застроек служебного назначения и редко захаживали в тёмные переулки. Этим и воспользовались Ганс и Эммерих для того, чтобы попасть к складу.
Большое кирпичное здание с ремонтным боксом для автомобиля находилось на отшибе части, а неподалёку от него расположилась и лесная опушка, где и проводили уничтожение боеприпасов. Довольно удобно, но пока ни о чём не говорит.
- Ну и? - прошептал Ганс и вопросительно посмотрел на Эммериха, пока тут прохаживался от одного торца к другому, чуть прижимаясь к стене, и высматривал возможные варианты для попадания внутрь. - Здесь так просто не войти, и если ходить взад-вперёд - ничего не выйдет.
- Я пытаюсь что-нибудь найти, - беспристрастно ответил Эммерих, продолжая высматривать всевозможные проходы, возможно даже тайные. - Сигнализации на склады обычно не ставят. Надеются на КПП и дежурного. Сейчас там как раз находится Якоб Поттер.
- А почему не нагрянуть к нему лично прямо сейчас? - не унимался Ганс.
- Да тихо ты, - вспылил Эммерих, остановившись. - Я не попасть на склад пытаюсь. Я ищу потайные места. Может здесь всё гораздо сложнее, чем мы думаем. Усёк?
По-моему, ты зря время тратишь, - Ганс пожал плечами, нервно пошевелив губами. - Но дело твоё. Ты босс.
Разумеется, даже спустя десять минут Эммерих ничего не нашёл. Но предупреждён - значит вооружён. С этой мыслью он и Ганс направился ко входу на склад и, широко распахнув дверь, вошёл внутрь.
Их встретило просторное тусклое помещение всего с парой лампочек под потолком. В нос тут же ударил едкий шлейф масла и горючего, тянущийся аж с самого входа. Громоздкие многополочные стеллажи с коробками стояли тут и там, а посреди них, точно король среди своей казны, восседал уже знакомый Эммериху заведующий складом, Якоб Поттер, мигом отживший в сторону газету кроссвордов и с недоумением протирающий серой тряпкой с хорошо заметными тёмными разводами очки с тонкой круглой оправой.
- Господа, я могу чем-то вам помочь? Я думал, что вы спите.
Эммерих прищурился. Позиция Якоба Поттера во всей этой истории была одной из самых подозрительных. Имеет доступ ко всему, что попадает на склад. Может распоряжаться всем этим втайне ото всех, да так, что никто ничего не поймёт. А учитывая то, что такие вот кладовщики играют очень значимую социальную роль в среде обычных вояк, у него есть не только своя выгода в том, чтобы воротить любые дела, но и возможности привлечь кого угодно, просто поманив страждущих пальчиком, как детей конфетами.
- Мы решили… Немного прогуляться, - затылком Эммерих почувствовал, что в этот самый момент Ганс в своём обыкновении подмигнул ему - чуйка, не более. - Но вы наверняка догадываетесь, почему наша прогулка привела нас к вам. Мы хотим осмотреть склад. При вас.
Последнюю фразу Эммерих подчеркнул достаточно твёрдо и жирно - ковать железо нужно не отходя от кассы. Так что и объяснение кладовщика, если вдруг обнаружится что-то подозрительное, выслушать нужно сразу, не дожидаясь завтра, а то и послезавтра.
Якоб замер, зрачки забегали и, кажется, он даже немного побледнел.
- Ну… Может, лучше утром? - начал было он, однако Ганс умудрился перебить даже спокойного, как скала, Эммериха.
- Слушайте, мы в благородство с вами играть не собираемся, - рявкнул он, отчего несчастный взятый врасплох Якоб вздрогнул и попятился. - Смотреть будем искать.
- А если вы что-то мне подбросите?! - Якоб встал на месте и заметно осмелел.
- А вы снимайте, - Ганс шмыгнул носом. - Потом будет, что предъявить. Я тоже поснимаю. Мы люди современные, смартфоны с камерами. Хороший ракурс будет.
Эммерих не смог сдержать улыбки, которую сейчас видел только Поттер. Ганс явно хотел показать, что умеет работать с людьми. И в частности с теми, кто находится в списке подозреваемых. Да и потом такая инициатива сама по себе оказалась довольно неожиданной даже на фоне того, что приставленный к Эммериху помощник то и дело рвался вперёд батьки.
- Так и поступим, - согласился он. - Ганс, камеру наизготовку.

Отредактировано Emmerich Meyer (2019-05-23 23:58:40)

+6

9

- А теперь вы, герр фенрих, будете нам долго-долго объяснять, каким образом у вас на складе оказался ящик списанных боеприпасов, - Эммерих уселся за стол напротив Поттера, чей опущенный вниз стеклянный взгляд из-под очков мог однозначно говорить лишь об одном. - Но можете не утруждать себя. Мне и так всё стало предельно понятно. Ошибки быть не может: всё сходится. Этот ящик с боеприпасами, невзначай затесавшийся среди всех прочих, принадлежал именно той партии, которая была использована для транспортировки в Китайскую Федерацию, где затем их применили по назначению.
Неожиданно резкий удар о стол - ладонь Эммериха бьёт о шершавую поверхность, отчего Поттер вздрагивает и в его глаза возвращаются проблески ясности и понимания того, что происходит.
- Но только расстрел мирных жителей - это назначение, которое заложили в него вы. А вернее сказать - ваши наниматели, - Эммерих говорил с напором, с чувством, пытаясь воззвать к страху заведующего складом. - И какая удача: таких как вы, тыловых крыс, объединяет одна замечательная в такие моменты вещь: жадность. Что, посчитали, что ваша доля маленькая и решили припрятать от своих сообщников лишний товар, чтобы потом перепродать куда-то ещё? Наёмникам в ЧВК? Или, быть может, сепаратистам в Ливию? Что там было у вас на уме, герр Поттер, м?!
Я… - Поттер сглотнул. - Не знаю, откуда он здесь.
Вояка свёл плечи и зажался, будто бы пытаясь срастись со стулом.
- Ах ты говнюк! - Ганс, разместив камеру на одном из стеллажей, вступил в беседу и, подойдя к столу, треснул по нему обеими ладонями. - Врёшь ведь, как дышишь! Давай, говори, как это получилось! Ну?!
- А что тут говорить? - Эммерих покосился на спутника с победоносной улыбкой на губах. - Подменили ящики. Утилизировали в присутствии военного представителя с завода. Затем переправили партию в Китай, но не всю: один ящичек этот начинающий предатель решил припрятать для личных нужд. Так всё было, герр Поттер? Ну же, признайтесь. Не тяните время.
Может быть, вас шантажировали?
Эммерих решил сразу зайти с козырей, после чего демонстративно подал Гансу знак временно приостановить запись. Тот, интуитивно догадываясь о замысле Мейера, выполнил его указание и встал возле стеллажа, внимательно наблюдая за разворачивающейся на складе сценой.
- Вот есть у вас семья? Наверняка есть. Понимаете, у меня сейчас на руках полный картбланш. Флеш рояль. Я легко смогу убедить своё командование и комитет расследования в том, что вас принудили к этому под дулом пистолета, угрожали родным. И всё: вы практически чист. В глазах других вы будете выглядеть такой же жертвой, как все те убитые в Китае. Правда, так и останетесь безвольным слабаком и трусом. Но, а что вы хотели, герр Поттер: выйти сухим из воды? Нет, так не бывает.
Эммерих отрицательно покачал головой и принялся отбивать случайный ритм в четыре четверти.
- Но зато не придётся мотать срок: вас просто уволят и на милю больше не подпустят к военной базе. Будете торчать в котельной или на угольной шахте: что вам больше по душе. Зато на свободе.
- Мы всё равно всё узнаем, - вклинился Ганс, активно изображая плохого полицейского. - Ящик есть, состав преступления есть. Отправитесь следом за Штерном. И жалеть вас никто не будет.
- Подумайте, герр Поттер, - продолжил Эммерих, воспользовавшись коротенькой паузой, ни слова не давая вставить взятому практически с поличным бедолаге. - Что скажут ваши родные? Вы их наверное любите. Представьте, как будет здорово, если и их любовь никуда не денется, когда результаты расследования будут обнародованы для широкой публики. Так что если вы сможете любить, и при это врать, я вам даже позавидую, знаете ли.
Эммерих вздохнул, а затем наклонился вперёд, опираясь на стол, и настойчиво посмотрел в глаза герр Поттера.
- Если думаете, то думайте быстрее, - добавил он. - Время у нас ограничено. Чем раньше закончим, тем быстрее пойдём спать. Вы только вряд ли сможете заснуть. Если вообще когда-нибудь могли мирно спать. Ну, рассказывайте, как всё было.
Затем, как переменился в лице Якоб, Эммерих кивнул своему товарищу, чтобы тот возобновил запись, и приготовился слушать.
- Ну… Мы… Это… - сбивчиво заговорил Поттер. - Нам предложили денег. Давно. Кто предложил - мы не знаем сами. Просто какой-то заказчик из Москвы.
- Москва, значит, - выругался Ганс. - Так и знал, что в этом замешаны русские!
- Тише, тише, - попросил Эммерих, взглядом давая понять: сейчас эта вставка уже была совершенно неуместной.. - Продолжайте, герр Поттер.
- Сказал, что нужна партия. Ну, мы и решили, что лучше будет сфабриковать брак у исправной партии, а утилизировать не её. Так и поступили. А потом…
- Вы - это кто? - требовательно уточнил Эммерих, не спуская с Якоба взгляд. - Огласите весь список, пожалуйста.
Поттер замешкался, буравя глазами стол. Затем вздохнул, прикрыл глаза и решительно выдал:
- Я и фон Вебер, - столько обречённости в голосе Эммерих уже давно  не слыхивал. - Потом я подумал, что лишним не будет. И один ящик забрал себе. Хотел толкнтуь на сторону хоть кому, а в итоге…
Поттер обречённо развёл руками.
- Я не хочу в тюрьму, - запел он, чем вызвал у Эммериха снисходительную улыбку вперемешку с презрением. - Я готов сотрудничать со следствием, лишь бы в тюрьму не попасть. Мне нельзя, понимаете? У меня семья не на пособии. Пропадут без меня. Понимаете?
В эту минуту Якоб смотрел на Эммериха так, словно тот был единственной и последней его надеждой на завтра. Он уже видел такой взгляд, и не раз. Полный фатализма, безнадёги и отчаяния.
- Распрекрасно понимаю, - серьёзно глядя на Якоба, ответил Эммерих. - И через что вам пришлось пройти - тоже. Но это ещё не всё. Хотите помочь - расскажите историю до конца. Что вы знаете о заказчике из Москвы?
- Ничего, - отрезал Поттер. - Абсолютно ничего! Деньги он выдавал нам наличными. А с кейсом отправил к нам своего связного. Контакты с ним у нас остались на случай, если что-то случится.
- То есть… Он что, действительно оставил вам свои контакты? - у Эммериха едва глаза на лоб не полезли - вот так удача! - У кого эти контакты находятся? У вас или у фон Вебера?
- У фон Вебера, - нервными кивками Поттер подтверждал свои слова. - У меня во всей этой истории роль второго плана, так что я этим заниматься не стал.
Поттер замолк, а Эммерих продолжал изучающе смотреть на него, мысленно расценивая: что из этого могло вдруг оказаться неправдой? Пока неясно. Но одно он знал наверняка: ждать до утра не стоило. Фон Вебер мог учудить всё, что угодно
- Ганс, - позвал Эммерих, повернув голову в пол разворота. - Вызывай наших. Пусть присылают наряд. Камеру пока не выключай. Вдруг герр Поттер захочет рассказать нам что-то ещё.

Отредактировано Emmerich Meyer (2019-06-18 08:52:18)

+6

10

- Похоже, что это конец, - сказал Ганс, закуривая сигарету.
Над севером Франции начинал брезжить рассвет, перед которым как по волшебству расступались густые серые облака.
- Для них, - произнëс Эммерих, кивая в сторону автомобиля, в который прямо сейчас упаковывали фон Вебера и Поттера.
- Я про расследование, - расстроенно протянул Ганс. - Никакого в тебе романтизьму.
- Расследование ещë не завершилось, - ответил Эммерих, повернув голову в сторону напарника.
Ганс крепко затянулся и выдохнул дым.
- То есть, как? - спросил он, сбрасывая пепел на асфальт. - Они же во всëм сознались!
- Мы всë ещë не выяснили, куда исчезли электронные записи с предприятия, да и сопроводительные карты так и не нашли, - Эммерих, всë ещë неудовлетворëнный ходом расследования, пожал плечами.
- Да это же мелочи, - попытался убедить его Ганс и, подойдя ближе, похлопал Мейера по плечу. - Подумаешь, потеряли. Ерунда!
- Нет, это не ерунда, - Эммерих оставался непоколебим и, сделав несколько шагов в сторону от навязчивого товарища, сел на вычищенную от снега солдатиками лавку. - Если бы не эта пропажа, мы бы никогда не обратили внимание на эту часть.
- Ну, случайность, - неутомимый Ганс прошëл и сел следом на противоположном конце лавки. - В этом вся суть: что-то не рассчитали, забыли. Так раскрывается большинство дел. Я читал статьи в газетах.
- Ты что, читаешь газеты? - усмехнулся Эммерих, откидываясь на спинку лавочки и закрывая глаза.
- А ты что, нет? - удивился Ганс. - Ты вроде любитель старины и этот… Как его… Аскет.
- Я только их и читаю, - сказал Эммерих. - Подписка на газетную рассылку стоит дешевле, чем интернет.
- Ну, вот, - Ганс немного замялся, а затем всплеснул руками и, поднявшись с лавки, прошëл несколько метров вдоль неë. - Да не суть, ты меня сбил с мысли!
Мимо них дружным строем прошëл куда-то в сторону полигона взвод тепло одетых военных под предводительством двух низкоранговых офицеров. Нескладный топот их ботинок разносился по округе, напоминая Эммериху о былых временах строевой подготовки, когда ему не нужно было ещë заниматься такими странными делами, как это.
- Скорее всего, ты прав, - подытожил Эммерих, нехотя признавая правоту Ганса. - С этим нет смысла что-то делать. И на ложный след это тоже непохоже: они ведь во всëм сознались.
- Ну, вот, не трать время, - Ганс улыбнулся, остановившись прямо перед Мейером. - Поедем к нам назад, ты напишешь рапорт… Может про меня что вспомнишь.
Ганс весело подмигнул Эммериху, ставя его в заведомо неудобное положение.
- Упомяну, - пообещал он. - Через полчаса отправляемся.

16 декабря 2017 года
10:00

- Ну, привет, - грустно сказал Эммерих, останавливаясь перед надгробием. - Ты прости меня. Я редко сейчас бываю. Здесь, на земле, свои заботы.  Своя суета. Свои мелкие мыслишки, желаньица, мечтания, фантазии. Порой мы так углубляемся в них, что совсем забываем о жизни. Что она не из них одних состоит. Кажется, мы совсем разучились жить.
Эммерих наклонился и положил цвет на горку земли у основания каменного надгробия, надпись на котором гласила: *** Мейер. Любимая дочь и сестра.
- Знаешь, мне порой кажется, что всë это не имеет смысла. Хочется бросить и жить просто. Не думая о чëм-то великом. Во всяком случае точно не о том великом, о чëм принято думать среди людей. Но для этого нужно перестать думать, как человек. А я - всë ещë человек. И никуда от этого не денусь. Как губка я впитываю всë то, что вдалбливают в нас на учëбе, на работе, чему учат книги, статьи в газетах, передачи по телевизору. И никуда деться от этого не могу. Потому что нельзя жить в обществе и быть свободным от него.
Эммерих сделал паузу, виновато опустив голову. Промëрзшая земля под ногами выглядела гадко. Тут и там - неровные кочки и колдыбины, ямки и засохшие следы колëс.
- Отец, кажется, что-то понял, - неожиданно сказал Эммерих, невольно ощутив, как на лице медленно появляется улыбка. - В последнее время я часто стал замечать, как в нëм вновь появляется воля к жизни. Пока это лишь искры. Но я верю, что они снова смогут превратиться в яркий пылающий костëр. Если бы он мог вспомнить, из чего состоит жизнь…
Мейер грустно посмотрел на затянутое облаками небо. На душе стало как-то особенно тоскливо. И даже одиноко. Наверное именно потому он не любил новые технологии: даже в обществе других людей он чувствовал себя слишком одиноко. А там, в недрах сети, где ты, казалось бы, окружён людьми, это одиночество ощущается гораздо острее, чем здесь. Эммерих не пытался с ним бороться и что-то делать, не бежал: он приспосабливался и выбирал то, что удобнее, что не отнимет столько времени и сел.
Эммерих опустил взгляд, возвращая его к надгробию.
- Увидимся, - шепнул он, и ветер унёс его слова вдаль, и Эммерих, развернувшись к выходу с кладбища, неспешно направился домой, спрятав руки в карманах брюк.

20 декабря 2017 года
13:00

На заводе всё было по-старому. Столкнувшись по пути на КПП с фрау Кёниг, Эммерих даже порадовался, что за это время её не успели уволить и, судя по лучезарной улыбке, в такую погоду сиявшей точно солнце посреди хмурого неба, не собирались. И то - большая удача. Эммерих не понаслышке знал, что головы кадровиков летят одними из первых, когда события приобретают такие масштабы.
- Как вы? - праздно поинтересовался он, остановившись перед турникетами, позволяя себе задерживаться - здесь его миссия уже считалась выполненной от начала и до конца.
- Прекрасно, - женщина заулыбалась пуще прежнего. - А вы, герр... Мюллер, верно? Как продвигается ваше расследование? Мы все были шокированы арестом герр Эбеля... Он всегда работал, не покладая рук.
- Не вы одни, - кивнул Эммерих, собираясь приложить пропуск к валидатору. - Но, похоже, ему нравилось работать не только во благо нашей страны.
- Мне все равно жаль, - женщина пожала плечами и вздохнула, прижимая к груди две толстых разноцветных папки с торчащими кое-где неформатными печатными листами. - Вы идёте к герр Шмидту?
- Да, а как вы узнали? - Эммерих даже немного удивился проницательности Кёниг. - Я никому не сообщал о визите.
- А к кому еще? - Кениг рассмеялась, а затем, толкнув дверь в отдел кадров, замерла на пороге. - До встречи!
Помахав друг другу рукой, они разошлись. Женщина скрылась у себя, а Эммерих пошел по своим делам - поблагодарить герр Шмидта за помощь. По итогу причину исчезновения электронных версий второй группе так и не удалось, да и установить причину пропажу сопроводительной точно так же не вышло. Было принято решение списать это на случайность, поскольку повести по ложному следу их уже не могли.
- Герр Шмидт, - постучавшись, Эммерих вошёл в кабинет директора по безопасности и неслышно закрыл за собой дверь.
Директор сидел перед ним в своем кресле, сложив руки на столе перед собой, и пристально наблюдал за вошедшим.
- Я хотел поблагодарить вас за оказанное расследованию содействие, - Эммерих сразу перешел к делу, опуская все возможные отступления. - Вы оказали нашей группе расследования, и мне конкретно, наибольшую поддержку, на какую мы только могли рассчитывать. Преступники пойманы и находятся под дальнейшим следствием. Юристы отказываются от них - боятся поддерживать государственных изменников, так что рассчитывать они могут только на тех адвокатов, которых мы им предоставим. Их будут судить как военных преступников, так что я не думаю, что им это сильно поможет. Трибунал состоится уже в следующий понедельник. И у них нет ни шанса, чтобы отвертеться.
Длинной паузой Эммерих дал понять, что закончил и, ожидая реакции Шмидта, замер.

+4

11

[indent] Шмидт с самого утра был занят. Нескончаемая череда звонков из управления, из цехов, со стороны — до всех дошли вести о том, что их военпреда отправили под арест. И каждый норовил влезть и поинтересоваться, да как так-то? А Шмидту ничего не оставалось, кроме как раз за разом рассказывать одно и то же: погорел на коррупции. Ничего больше он, согласно официальной версии, сказать не мог. Накануне вторая группа расследования сдала пропуски и покинула территорию завода. Он подписал все документы об их закрытии и утилизации. И теперь оставался только один, последний.

[indent] И конечно же он его ждал. Эммерих вложил в это расследование куда больше, чем мог сам представить. И Шмидт это знал. Потому что он следил за каждым его шагом, начиная от действий на предприятии и заканчивая военной частью. Ведь у Шмидта везде были свои уши.

[indent] — Поздравляю, поздравляю, коллега, — Шмидт поднялся со своего кресла и медленно прошёлся по помещению вдоль своего стола, а затем встал позади кресла, положил на него руки. — Но расслабляться некогда. Это мелкая сошка. Пешки, я бы сказал. Так что на этом ничего не заканчивается. И да.

[indent] Шмидт заложил руки за спину и развернулся к окну, через закрытые жалюзи которого в кабинет едва проникал свет с улицы.

[indent] — Я не оговорился, — уточнил он, повернув голову вполоборота. — Действительно: коллега. Полагаю, у вас ко мне есть некоторые вопросы. И я даже знаю какие. Что ж, можете присесть, если хотите.

[indent] Шмидт кивнул в сторону одного из кресел возле его стола.

[indent] — Но история не такая уж долгая. Этот завод давно подозревали. Меня внедрили сюда, чтобы со всем разобраться. Тихо, без шума. Но в какой-то момент меня скомпрометировали. По ошибке, сам виноват. Но в управление об этом я не сообщил. Продолжил работу, пытаясь исправить то, что наворотил. Проработал несколько лет: они и поверили, что я действительно тот, за кого себя выдаю. За это время я выяснил, что схема здесь гораздо сложнее. Но копать не стал: опасно. Второй раз мне просто не повезёт. Тогда, когда я понял, что тянуть некуда, я дождался удобного момента и, имея доступ ко всем компьютерным базам данных на предприятии, кое-что подчистил. Вы, должно быть, заметили это, раз успешно завершили задания. Это было наводка специально для вас. Поэтому так и получилось:  я работал втихую, чудом сохраняя свою легенду, подкидывал вам решения уже давно разгаданных мной загадок, а вы — шли по следу. Положите руку на сердце: в короткие сроки, которые вам установило командование, вы бы с этой работой никак не справились. Поэтому меня попросили вам как-то помочь. Разумеется, сохранив инкогнито. Но теперь скрываться смысл нет: мою личность они всё равно поставили на карандаш, так что уже через месяц я на этом месте стану бесполезен. Нужно, так сказать, открыть дорогу молодым. Тем, кто будет куда более эффективным директором по безопасности, чем я. Я правильно понял, что это всё вопросы, которые вы могли бы мне задать?

[indent] Сейчас в голосе Шмидта было куда больше уверенности. Было заметно, что теперь он говорил с Эммерихом на равных, смело: по сравнению с нынешними, все его предыдущие слова казались какой-то глупой выдумкой, фальшивкой. Оно и понятно, что сейчас Шмидт говорил чистую правду и не лгал.

[indent] — Я так и думал, — столкнувшись с молчанием подытожил Шмидт. — Полагаю, теперь ваш путь идёт дальше, а мой: несколько под другим углом. Если свезёт, то ещё обязательно встретимся, ну, а пока... Удачи, герр Мейер. Она вам понадобится.


Эпизод завершён

+4


Вы здесь » Code Geass » Чистилище » 10-20.12.17. По кровавому следу