По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 10-20.12.17. По кровавому следу


10-20.12.17. По кровавому следу

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Дата: 10 декабря - 20 декабря 2017 года
2. Время старта: 13:00 (по Берлину)
3. Время окончания: 20:00 (по Берлину)
4. Погода: Меняется от места к месту согласно календарю
5. Персонажи: Эммерих Мейер
6. Место действия: Европейский Союз. Начало в городе Берлин
7. Игровая ситуация: Тиль берёт в свои руки расследование инцидента, произошедшего в Китае на реке Инд 1 сентября по местному времени. Эммерху поручена задача проверить завод, на котором были изготовлены боеприпасы, применённые во время резни. Ему предстоит составить план действий и разобраться с предприятием, после чего последовать указаниям непосредственного руководителя и, согласовав с ним результат, отправиться дальше. События занимают довольно продолжительный промежуток времени и могут происходить как в Берлине, так и в других городах, а также странах, а также включать в себя бытовые эпизоды из жизни Эммериха.
8. Текущая очередность: Будет сформирована по необходимости

+2

2

10 декабря 2017 года
13:00

Тик.
Такси резко затормозило, не заезжая на парковку, отчего Эммерих непроизвольно подался вперёд, чувствуя, как давит у ключиц туго натянутый ремень безопасности.
- С вас 4 евро, - уставший голос таксиста мог бы укутать в мягкий бархат не один концертный зал под мелодичные звуки двенадцатиструнной гитары, но на войне люди не имеют права выбора. Она сама делает его. Рушит судьбы одних и увековечивает на книгах истории память о других.
Так.
Эммерих извлёк из нагрудного кармана старой замшевой куртки на овчинном мехе карту и приложил к считывателю.
- Спасибо, - поблагодарил он и, впуская в салон студёный ветер и снежную декабрьскую вьюгу.
засунув руки в карманы, он остановился на припорошенном снегом тротуаре, слушая, как с приятным рокотом тронулся с места старенький БМВ за спиной, и осмотрелся.
Завод как завод. Стоит на окраине индустриального района города, в полутора километрах отсюда - рабочий посёлок из длинных трёхэтажных домов, на равноудалённом расстоянии ещё от парочки предприятий. Рабочий квартал, из разряда тех, что строили в конце девяностых годов. Автобусы ходят редко, метро и монорельс не дотягивают. Сам завод состоит из двух цехов и нескольких служебных зданий. В обоих цехах уже давно налажена линия производства, работа нескольких складов и многого другого. Территория предприятия огорожена высоким четырёхметровым забором с колючей проволокой. Имеется КПП с парочкой смолящих на морозе сотрудников ведомственной охраны, отдельный въезд для автомобилей, видеокамеры на каждом углу...
- 10 декабря, 13:05, - Эммерих подносит к губам раритетный кассетный диктофон и, продолжая осматривать окрестности, неторопливо шагает в сторону КПП. - Охранение предприятия осуществляется надёжно. Предварительные выводы сделаны согласно мероприятиям, установленным на главном входе. Вероятность кражи объекта лицами, несанкционированно пребывающих на территории предприятия, несущественна. Но отбрасывать эту версию рано. Я осмотрю предприятие и тогда сделаю оконочательные выводы.
Заранее убрав диктофон, Эммерих прошёл мимо покосившихся в его сторону недобрыми взглядами охранников, и вошёл внутрь, на КПП, помедлив на пороге. Турникеты с электронной пропускной системой,  довольно просторная будка с ещё парочкой охранников внутри, сидящих перед мониторами, там же - камера хранения. Справа от неё - коридор, ведущий в пропускной стол, слева - отдел кадров и небольшое фойе с диванчиками и пара комнатушек для собеседований. И всё это ютилось на небольшой, даже тесной площади. Классическая схема отсутствия эргономики у рабочего пространства. Не спрашивая разрешения, Эммерих направился сразу в отдел кадров, намереваясь отыскать их начальника, который, впрочем, не особо был ему нужен сам по себе, во всяком случае, на данный момент. А вот потрындеть с директором по безопасности безопасности ему сейчас не помешает. Не станет же он перед рядовыми охранниками отчитываться о прибытии такой важной персоны на предприятие, верно?
- Виват, - буднично произнёс Мейер, без стука врываясь в кабинет начальника отдела кадров, с большим интересом разглядывая матовые стены, увешанные безвкусными картинами и личными грамотами.
- Мужчина, - женщина лет тридцати блеснула сползающими на нос очками и, возмущённо поправив их кончиком пальца, обрамлённого вызывающим красным маникюром, уставилась на вошедшего. - Вам не ко мне, а чуть дальше. Я с соискателями не собеседуюсь.
- А я и не ваш соискатель, фрау Кёниг - спокойно ответил Эммерих, продемонстрировав электронное удостоверение из внутреннего кармана куртки. - Я ищу кое-что другое, и помочь мне - целиком в ваших интересах. Понимаете, к чему я веду?
Женщина замерла, а её взгляд застыл на удостоверении оберлейтенанта контрразведки.
- Не стоит пугаться раньше времени, - Эммерих говорил, пытаясь улыбаться, чтобы лишний раз не нервировать женщину - не получалось. - А вот молчать и держать язык за зубами - умение для вас отныне столь же необходимое, как охота неандертальцу. Не овладеете - рискуете пустить на своё место более... Сговорчивых сотрудниц. Овладеете - отделаетесь благодарностью от лица государства. А теперь, если вы не против...
Щёлкнул негромко дверной замок и Эммерих, наконец, присел, внимательно рассматривая разложенные на столе проглотившей язык женщины предметы.
- Меня зовут Ганс Мюллер, если не успели разглядеть, - уведомил он. - И мне нужно, чтобы вы по внутреннему телефону позвонили своему директору по безопасности и сообщили, что новый сотрудник в отделе кадров ждёт его для подписания договора о неразглашении коммерческой тайны. Есть вопросы?
- Да, - женщина сложила руки и закусила губу, нервно постукивая костяшками пальцев о поверхность стола. - Что-то серьёзное случилось?
- Нет, - спокойный ответ Мейера не заставил себя ждать. - После случившегося в стране CES распорядился об организации профилактических мер с целью ликвидации коррупционной составляющей. Ничего более.
Женщина кивнула и потянулась к чёрному кнопочному телефону на краю стола, бегло набирая трёхзначный номер.
- Алло, герр Шмидт, тут к вам человек по вопросу подписания договора... Нет, говорит не подписывали, -
Нечленораздельное недовольное мычание лилось из трубки, но Эммерих ни слова, к сожалению, не смог разобрать. - Сейчас придёт. Подождёте в соседней комнате для собеседований? Я ему сообщу, что вы там.
- Яволь, - отозвался Мейер и, поднявшись с места, сдвинул щеколду на двери и вышел в фойе, где на одном из диванчиков сидели двое парней и что-то обсуждали, энергично жестикулируя.
Эммерих свернул налево, в тесную комнатку со столом, тройкой стульев. Помимо них в помещении в самом углу стоял, прислонённый к стене, порошковый огнетушитель.
Если всё пройдёт удачно, в чём Мейер не сомневался, то уже через полчаса-час у него на руках будет временный пропуск на посещение территории предприятия и полный карт-бланш для любых действий. Ведь волшебная бумажка с ордером при нём, а это — полная вседозволенность, не больше, не меньше.
Брайан Шмидт, директор предприятия по безопасности, рослый мужчина лет пятидесяти на вид с козлиной бородкой и усиками, вошёл в помещение, вальяжно покачиваясь из стороны в сторону, недовольным взглядом из-под бровей пытаясь не то пронять, не то прочесть Эммериха, не подозревая, что у него ничего не выйдет. Он сел за стол, на который с грохотом полетела толстая папка.
- Ну, здравствуйте, эм... - какой-то сонный и по-особенному уставший директор по безопасности брезгливо взглянул на неопрятного мужчину, а затем - опешил. - А как вас зовут? Вы давно со мной собеседовались?
- Никогда, если быть точным, - незамедлительно отреагировал Мейер, вновь сверкнув удостоверением. - Ганс Мюллер, служба военной контрразведки, - на этом моменте у Шмидта округлились глаза, норовя вот-вот вылететь из орбит навстречу приключениям, а, вернее, столу.
- Я понимаю, что это шок, но в ваших интересах - выслушать меня. Херр Шмидт, я буду проводить профилактические мероприятия у вас по выявлению коррупционных схем, подрывающих фундамент деятельности государства и министерства обороны Германии. Ордер, регламентирующий моих права и ваши обязанности, есть на руках. Подписан главой службы и начальником отдела контрразведки.
Бумажка, распечатанная на листке А4, легла на стол рядом с папкой Шмидта.
- Конечно, конечно, герр Мюллер, - с должным уважением и вниманием отреагировал Шмидт, с огромным недоумением и недоверием во взгляде продолжая рассматривать Эммериха одним глазом, углубляясь в изучение ордера. - И правда. Всё точь в точь... Не первый раз я вижу перед собой подобное указание свыше. Только вы знаете, херр Мюллер - у нас всё законно. Никаких утечек или утерь, прошедшая прошлым месяцем опись это подтверждает!
Слова директора по безопасности ничуть не насторожили Мейера. Вполне обычная попытка втереться в доверие и убедить. Таких служба за пару недель прорабатывает и на место в пищевой цепи указывает. Но лишних пары дней у Эммериха не было, а время поджимало с каждой минутой.
- Я в этом убежусь лично, - спокойно ответил он. - Но с вас я потребую полную отдачу следственным мероприятиям, а также молчание о моей роли во всей этой канители. Надеюсь, вы подыграете мне, скажем, как представителю министерства обороны, пришедшему поглядеть, чем тут ваш завод занимается, и насколько сильно вы трудитесь для восстановления страны после тяжелейшего военно-политического кризиса. Как вам такой вариант?
- Конечно, конечно, герр Мюллер! Всё сделаем в лучше виде! Я дам вам любой доступ к любому помещению предприятия, какой только попросите. А как ещё я могу быть вам полезен? Расскажите?
В глазах директора по безопасности начинался разгораться азарт, отчего он начал ёрзать на стуле, не спуская глаза с Мейера-Мюллера.
- Прямо сейчас помогите мне с оформлением временного пропуска на несколько дней, а заодно и легенду поддержать перед своими подчинёнными. Расследование зайдёт в тупик, если они узнают, кто я. Станет слишком необъективным. Понимаете, о чём я?
- Да, герр Мюллер! - отрапортовал совсем уж по-армейски на этот раз директор. - Сделаю всё, как того просите! Если подождёте тут минут десять, вам выпишут временный пропуск с ненормированным временем, так что сможете покидать территорию когда угодно и как угодно.
- Кстати, насчёт "как", - раз уж директор охранников начал активно сотрудничать со следствием, грех было не воспользоваться случаем. - Сколько у вас здесь входов-выходов с территории?
- Два, - Шмидт склонил голову, удивлённо уставившись на Мейера.- Одним мы уже лет пятнадцать не пользуемся, он просто есть - запертые опечатанные ворота. Их монтировали ещё в нулевых, когда были надежды открыть ещё парочку цехов, чтобы наладить производство других видов боеприпасов и разделить проезд служебного и личного транспорта. Но в то время начала расцветать монополия, так что от идеи отказались. Потом несколько раз менялось руководство, у них уже другие планы были. Средненькие амбиции. Так что поток транспорта у нас остался небольшой, вот они и стоят за ненадобностью. Даже в случае форс-мажоров мы их не открываем.
- И как? - заинтересованно спросил Эммерих. - Много у вас форс-мажоров за последние год-полтора на этом месте?
- Ну... - Шмидт отклонился назад и, чуть опустив голову, почесал затылок. - Пару раз, во время планового ремонта, у нас происходило возгорание утеплителя, приезжал пожарный наряд, эвакуировали цех... Но это наверное не такое уж большое отношение имеет к коррупции, верно? У нас, кстати с документами всё в порядке, можете проверять, что пожелаете, наша бухгалтерия предоставит вам доступ к любым отчётам, а при необходимости мы выделим вам компьютер с администраторским доступам к общим папкам, если захотите!..
К этому моменту на столе перед Эммерихом появился небольшой блокнот, где он делал пометки касаемо того, о чём сообщал Шмидт.
- Отношение к коррупции может и имеет, - расплывчатый ответ был смазан, как тающее масло на пропечённом тосте. - Что же насчёт компьютера - пожалуй. Откройте доступ ко всем файлам и отчётам, и организуйте таким образом, чтобы я мог самостоятельно определить наличие или отсутствие требуемого, не отвлекая ваших сотрудников от производства. Кстати, как у вас с ним на данном этапе? Идёт процесс?
Шмидт помедлил с ответом, сдвинул брови и подался вперёд.
- Я надеюсь вы не допускаете вероятность его остановки? - его голос звучал как-то сдавленно, немного растерянно.
Конечно же Эммерих заметил это - не мог не заметить. Да и потом: он ведь уже сказал, что не хочет отвлекать сотрудников от производства. Значит, здесь что-то нечисто.
- Я ведь сказал, что не хочу отвлекать, - подчеркнул Мейер, принявшись сосредоточенно покручивать в пальцах авторучку. - Вас что-то беспокоит, херр Шмидт?
Директор по безопасности переменился в лице, стушевался и углубился спиной в кресло, словно пытался спрятаться в нём от окружающей действительности, жестокой и беспощадной.
- Меня беспокоит только экономическая состоятельность нашего завода. Ведь это тоже - моя обязанность. Поверьте, я сделаю всё, что нужно, дабы нам не пришлось останавливать производства в случае чего.
- Но вы должны быть готовы это сделать, - Эммерих решил гнуть в сторону случайно открывшейся перед ним дверцы. - Речь идёт о безопасности всей страны. И если вы чисты, то вам ничего не грозит. Мы закончили с этим, я полагаю. Теперь разберёмся с формальностями: у вас пропускной режим, как я увидел, электронный. Займитесь изготовлением временного пропуска для меня желательного тоже электронного - по возможности я бы хотел избежать лишней бумажной волокиты. Её и так в моей работе навалом, так что хоть вы поспособствуйте. Затем я ожидаю небольшую экскурсию по цехам и служебным помещениям. Сразу предупрежу, что смотреть буду всё: цехов и кабинетов начальников отделов до кладовок уборщиц и женских туалетов. Не забудьте, что предложили мне компьютер, поэтому уже сегодня я жду возможности выделить мне компьютер и моё рабочее место. Желательно где-нибудь рядом с бухгалтерией либо административно-управленческим зданием, чтобы я мог сэкономить время на перемещении. И оповестите всех сотрудников о проверке. Оставляю это под вашу ответственность.
Эммерих надеялся, что этот сможет справиться с такой простой задачей. Просто представитель министерства обороны. И всё, ничего более. Никаких званий, ни конкретной цели визита. Кому надо - Мейер-Мюллер сам скажет. Выдуманную или реальную. Тут уж кому как повезёт. Но справедливости ради - на данный момент реальную версию мог услышать разве что причастный к ней напрямую подозреваемый. Которого пока, впрочем не было. Для остальных - всё та же расплывчатая формулировка, в которой угадывается что-то о безопасности, что-то о коррупции, что-то об объёмах производства и достоверности… Всё, что только можно себе представить и потеряться в догадках.
- Сделаем, сделаем в лучшем виде, - директор по безопасности вскочил с места вперёд Эммериха. - Герр Мюллер, пройдёмте в фойе, там диванчики поудобнее, да и вдруг на собеседование кто придёт... Я пока с пропуском вопросы порешаю, дайте мне двадцать минут.

Отредактировано Emmerich Meyer (2018-12-04 01:10:46)

+8

3

10 декабря 2017 года
13:50

Тик
Вопросы с пропуском решились минута в минуту. Эммериху не нужно было засекать время, чтобы почувствовать это - он как никто другой имел превосходное чувство времени и внутреннего распорядка. Зарубки на дереве? Bring mich nicht zum Lachen.
- Вы вовремя, - отметил Мейер, поднимаясь с софы, когда Брайан Шмидт вернулся из пропускного отдела, держа в руках, как на блюде во время званого ужина, пластиковую карточку. - Как говорят у нас на службе: точность - вежливость королей?
- Вы совершенно правы, герр Мюллер, - остановившись в двух шагах от Эммериха, директор по безопасности протянул ему пропуск. - Но у нас также говорят: никакая спешка не может быть причиной...
- Нарушения техники безопасности, - закончил Эммерих, внимательно рассматривая карточку зелёного цвета с пометкой "Гость". - Нас это как Unser vater выучить заставили. Но спешка спешке рознь. Уже почти два. В оставшиеся три часа до конца рабочего дня мне бы хотелось успеть сделать по максимуму.
- Конечно, конечно! - Шмидт приоткрыл дверь, выпуская Эммериха вперёд и проходя следом. - С чего хотите начать?
- С ваших складов и планово-диспетчерского отдела, - решив не тянуть кота за яйца, ответил Мейер. - Покажите мне, где они находятся, заодно избавите меня от необходимости самому представляться вашим работникам, после чего я задержусь там на подольше. Мне потребуется время, чтобы ознакомиться с тем, как устроено производство на вашем предприятии. Надеюсь, у вас достаточно компетентные работники и мне укажут на состояние всех сопроводительных карт и накладных за прошедший год. В противном случае вы сами понимаете, что это уже достаточно, чтобы антикоррупционный отдел вами заинтересовался.
Приложив пропуск к таблу турникета, Эммерих прошёл через него, ловя на себе заинтересованные взгляды охраны, уже навострившей уши и неспеша переговаривающей друг с другом. Внимание к себе было плохим знаком, но оно в любом случае оставалось неизбежным фактором, бороться с которым - себе дороже.
- Я понимаю, герр Мюллер, - вздохнул Шмидт. - Я проведу беседу с нашими работниками, если вам будет угодно и...
- Нет, - отрезал Эммерих и, толкнув дверь, снова оказался на морозе. - Меньше говорите. Я сам найду с ними общий язык. Лучше займитесь компьютером, на котором я буду работать, а также над доступом к полной базе данных. Где у вас, кстати, программисты сидят?
- Во втором цехе, - пояснил Шмидт и пальцем указал в сторону одного из корпусов. - На втором этаже, вход с торца и направо. Попросите любого, вам покажут, если потребуется.
- Можете предупредить, что в течение неопределенного периода я буду работать здесь. Пусть готовятся посидеть на иголках какое-то время. Мне так сподручнее - пусть не расслабляются.
Они направлялись в сторону одного из цехов по вычищенным дорожкам, которые прямо сейчас покрывались новым слоем снега, из-за чего уборщики в зелёных жилетах, вооружённые лопатами, трудились тут и там, не покладая рук. Мысленно Мейер поставил плюс напротив пункта "забота о благосостоянии территории и удобстве сотрудников". Другой вопрос: что может скрываться за всей этой заботой? Растрата денег? Нарушение техники безопасности в ночные смены - как один из самых частных прецедентов? Эммерих одёрнул себя - нельзя забывать, зачем он здесь. Ради чего это всё. Будет время - займётся денежными вопросами. Куда важнее отыскать концы, что ведут к поставке боеприпасов. И куда важнее понять кому их поставляли.
- Так значит здесь находится склад? - поднимаясь по некрутому пригорку спросил Эммерих.
- Да, в одной из частей цеха.Здесь партии боеприпасов проходят не только доработку на окончательных этапах технологического процесса, но и проверку, а также комплектацию в партии и отправку на испытательные полигоны.
На этом моменте в голове Эммериха что-то щёлкнуло. Он понял, что сейчас появился ещё один возможный вариант развития событий, и завод мог быть не причём. Вот здорово бы было прояснить ситуацию насчёт полигонов, да поскорее, и отправить кого-нибудь по следу, а самому остаться здесь да продолжить работу, спокойно освоившись на месте. Да только разве Тиль станет расширять группу расследования? А свободные люди появятся не раньше, чем закончатся проверки частных военных компаний, будь они не ладны!
Мейер в очередной раз коснулся больной темы. Британцы правильно сделали, что ввели запрет на наёмников. Так они в разы срезали объёмы бюджета теневой экономики. Нет, никуда не делась. Но масштабы уменьшились. Особенно когда дело коснулось такой области, как Южная Америка. Трудно представить, что бы было, если бы помимо спецслужб иностранных государств в дело ввязались профессиональные наёмники - люди без чести и совести, способные на самые грязные и подлые предательства. Вряд ли британцы могли бы отделаться лёгким испугом в этом случае, как это произошло после второго латинского бунта.
Подойдя к громоздким створкам бокса, Шмидт распахнул вполне обыкновенную дверь в одной из них и нырнул внутрь, а Эммерих последовал за ним. Пройдя через небольшой пустующий предбанник, который служил для остановки фургонов и погрузки-выгрузки станков и деталей, они преодолели ещё один заслон. Уши в миг заполнил шум голосов, перебиваемые грохотом работающих на полную мощь шестерней и деталей машин, работающих во имя обороны Германии. Огромное помещение, заполненное станками и работягами, встречало Эммериха дружелюбным гулом.
- Основное производственное помещение цеха, - пояснил Шмидт, указывая раскрытой ладонь на конвейерные ленты. - Штамповка, прокатка, сборка, упаковка - технология отработана на все сто.
- А чем тогда занимается второй цех? - уточнил Эммерих, потому что раз здесь уже есть всё, то зачем он?
- Это инструментальный цех. Он оборудован для ремонта станков и оборудования, поэтому он немного поменьше, чем этот. Попутно мы выигрываем кое-какие тендеры у других предприятий на изготовление различных оснасток с высокой точностью, в основном из области машиностроения. Также там находится отдел главного механика.
Понятно. Значит во втором цехе интерес представляли лишь программисты, с которыми ему придётся какое-то время поработать - дела до обычных механиков у Эммериха сейчас не было. Но исключить их причастности совсем было нельзя. В конце концов абсолютно каждый здесь мог участвовать в этих сложных схемах в той или иной степени.
Путь до склада занял всего несколько минут. По пути Шмидт показал Эммериху, где находится метрология и плановое бюро. По счастью все они находились в шаговой доступность от места назначения Мейера - склада, так что во многом это упрощало задачу логистики, которая сейчас стояла перед ним.
- Добрый день! - просторное помещение, заставленное множеством стеллажей и столов, буквально заваленных ящиками с боеприпасами, представляло собой вполне обыкновенный склад: невзрачный, с выкрашенными в успокаивающий зелёный цвет стенами - такой, каким он и понравился Мейеру больше всего. - Хочу представить вам герра Мюллера. Он - временно исполняющий обязанности уже знакомого вам многоуважаемого герра Ханна.
Работники склада, сосредоточенные на своих обязанностях, на какое-то время отвлеклись от трудового процесса и обратили свои взоры на вошедших.
- Ещё раз? Всё уже приведено в порядок и давно подсчитано! - человек в белом халате, но вопреки ожиданиям - всего лишь заведующий склада, а не учёный, поднялся из-за стола. - Мы выбьемся из графика, если опять сбавим темп производства!
- Этого не потребуется, - вперёд своего сопровождающего вмешался в разговор Эммерих, на ходу подстраиваясь под ситуацию. - Моя работа никоим образом не помешает выполнению планов производства. Мы проработали алгоритм взаимодействия с цехами, поэтому эту работу можно считать внеочередной проверкой с тестированием нового подхода.
На складе воцарилась тишина. Но, что и говорить, ненадолго.
- Герр Мюллер превосходно справится со своими обязанностями, - добавил Шмидт. - У него богатый опыт за плечами. Настоящий профессионал своего дела. Мы бы на эту работу абы кого не утвердили. Мы же не идиоты, вы понимаете, да, чтобы самим себе палки в колёса вставлять? Согласны? Тогда и проблем никаких!
Работники склада лениво закивали и, перешёптываясь друг с другом, вернулись к обязанностям.
- Герр Мюллер, заведующий нашего склада - Ханс Беккер, - уводя Эммериха за плечо в сторону, проговорил полушёпотом Шмидт. - Обращайтесь к нему, если будут вопросы. Он ворчливый, но в помощи не отказывает. Мы с ним давно уже на короткой ноге, так что всё, что произошло сейчас - норма.
Мейер кивнул. Обстановку разрядить получилось - и то хорошо. Главное, чтобы ничто не мешало работе. Хотя что может помешать ей больше, чем этот нескончаемый шум, доносящийся из-за дверей, которые то и дело открывали мельтешащие по цеху грузчики с огромными тележками. Эммерих вздохнул, предвидя, сколько проблем ему сулит общение с рабочим классом, который он хоть и любил, но... Всегда есть это нескончаемое множество "но".
Шмидт покинул склад, а Эммерих подвинул стул, подсаживаясь к заведующему склада. Предстоял долгий разговор.
Так.

+5

4

10 декабря 2017 года
16:10

- ...а вот эти сопроводительные на партию 911, - на стол перед Эммерихом легла кипа бумаг и он устало вздохнул - видит Бог, что сегодня ему придётся задержаться. Но тем даже лучше: лишний повод подольше не видеться с отцом, а может и вообще дождаться, пока он ляжет спать и не будет задавать дурацких вопросов. - Эта последняя партия до интересующей вас даты, передача которой в армию была одобрена военным представителем...
И почему только он остался всё таким же? Столько лет прошло, а до сих пор ничего не изменилось.
Эммерих подцепил стопку бумаг ногтем и бегло сосчитал количество листов. Что-то около пятидесяти. Могло быть и хуже - прямо сейчас на краю стола лежала партия 909 на шестьсот листов - самая крупная, производство которой длилось аж начиная с конца 2015 года. По совместительству она же - самая странная из тех, что имелись на руках, насколько вообще отчёты по партии боеприпасов можно считать странными. Мейер не успел изучить её детально, но сказанное заведующим складом и осмотр навскидку сразу вызвали у агента множество подозрений.
- Брака много? - Эммерих поднял взгляд, похлопывая стопку партии 911 пятернёй.
- Нет, эта прошла у нас без брака, - с какой-то особой гордостью в голосе произнёс Беккер, будто отсутствие брака - это целиком его заслуга, и ничья больше. - За полгода закончили. Сразу после нового года получили заказ, и отработали одновременно с 909 партией.
- А что с 910? - зацепился Эммерих, после чего увидел изумление на лице Беккера. - Вы мне её не принесли.
Завсклада какое-то время постоял, надув губы, прищурившись и подняв глаза к потолку, под которым ярко горело несколько люминесцентных ламп.
- А, - неожиданно Беккер хлопнул себя по лбу. - От неё отказались, ещё в 2016, по весне. В последний момент сняли заказ. Мы уже и сопроводительные карты подготовили для заполнения, и в производственную базу соответствующие записи внесли на компьютере... А министерство обороны бац! И отменило заказ. Ну и запись так и осталась.
- Война в Алжире, - смекнул Эммерих, вспоминая события тех времён. - Германия собирались бросить туда свой морской десант с одной из египетских баз, но в последний момент отказалась от этой затеи, когда стало понятно, что высадка Британии окончательно провалилась.
- Ого! - медленно покачивая головой удивился Беккер. - Да вы знаток. Небось в интеллектуальных играх в колледже чемпионство имели?
- Нет, я предпочитаю разгадывать кроссворды, - сухо и максимально отстранённо ответил Эммерих. - Спасибо за помощь. С вашего позволения я приступлю...
Мейер ещё раз обречённо взглянул на часы. Раньше приступит - раньше закончит. Домой всё равно возвращаться не хотелось.
Отложив в сторону 911 сопроводительную карту, Эммерих подтянул к себе ту самую злосчастную стопку из 909. Нутро подсказывало, что подсказку нужно искать именно здесь, а не где-то ещё.
"Первое. Время производства. Большие партии сложнее отслеживать даже при всём современном уровне автоматизации. Человеческий фактор никто не отменял. Что-то туда, что-то сюда, и вот она - часть партии отправляется на свалку. Второе. Количество брака здесь было особенно крупное. Я удивлён, что это предприятие вообще смогло выиграть тендер на партию в 2017 году. Третье. Много дробных производственных карт. Это только увеличивает влияние человеческого фактора. Четвёртое. В процессе производства могли случаться различные эксцессы. Как, например, пожар, о котором упоминал Шмидт. Эта партия долгая, а значит и вероятность того, что эксцессы были - немаленькая сама по себе.
Изучать эту партию предстояло досконально. Взирая на количество листов, которое предстояло посмотреть, Эммерих невольно подумал, что с такой работой ему придётся в скором времени получить отгул на медосмотр и выписать очки.
Aller Anfang ist schwer.

+5

5

10 декабря 2017 года
20:15

- Явился? - прокуренный дрожащий голос со стороны дивана перемежается с голосом диктора из погодной сводки.
"Опять".
Опять эта его фирменная фразочка. "Явился". Эммерих сжал зубы и, громко хлопнув дверью, закрыл её на щеколду. Явился. Слово, возвращающее к воспоминаниям о детстве. О матери, которая бросила их в пять лет. О сестре, которой не стало так рано. И каждый раз. Снова и снова.
Явился.
Ничего не ответив, Эммерих стянул с ног ботинки и повесил куртку на плечики, разместив те на крючке у двери: на улице начало мести так, что весь замш был белым от снега.
- Не разговариваешь? - Эммерих стиснул челюсть и прошёл по коридору, покосившись в сторону работающего телевизора, алюминиевые банки с цветастыми этикетками, где плескалось тёмное пиво; голос отца он не ненавидел. - Ну не разговаривай... Твоя мать тоже не разговаривала... А потом свалила!
Он ненавидел этот голос.
- Когда напиваться до усрачки перестанешь, тогда и поговорю с тобой, - резковатый ответ, наполненный презрением, без капли уважения, не заставил себя ждать.
- Был бы ты на моём месте... - ну вот, началось - всем шарманка шарманка.
- Был бы я на твоём месте, Элиза была бы жива, - вымотанный за день Эммерих до сих пор видел перед глазами бесчисленные цифры сопроводительных карт, так что сил, чтобы хоть как-то отреагировать на этот выпад, попросту не было.
Обычно после такого отец замолкал, не говоря больше ни слова, тихо продолжая щёлкать телевизор. В такие моменты Эммериху казалось, что вот-вот и в отце могут проснуться совесть и раскаяние. Но эти надежды рассыпались прахом каждый вечер, ведь по утрам они практически не виделись - Эммерих вставал на работу значительно раньше отца. А вечером всё по-новой. Хотя иногда ничего - пару раз за месяц даже удаётся поесть за столом нормально. В какой-то мере Мейер даже тосковал: пока алкоголизм не превратился в бедствие семейного масштаба, отец частенько готовил фирменную фаршированную индейку, ароматно пахнущую шалфеем и петрушкой. Но это всё было до смерти Элизы.
Эта тема была практически вето в их семье. Этим Эммерих активно пользовался, чтобы заткнуть распоясавшегося главу семьи без головы на плечах. Но вот этот раз отец почему-то молчать не стал, чем очень сильно удивил не готового к такому повороту разведчика.
- А ты что, - из-за дивана показалась его немытая нечёсаная голова. - Думаешь, я бы сам не хотел что-то изменить в тот день?!
Мейер застыл на месте - кажется, даже губы задрожали. Не то от вырывающейся из груди обиды, не то от удивления. Сам даже не понял.
- Умный такой, ходишь, кичишься... - отец поднялся с дивана и, пройдя по комнате, даже приглушил ящик. - А сам?! Хоть бы раз спросил, каково было мне все эти годы.
- Нашёл, когда говорить, - процедил сквозь зубы Эммерих и, пройдя в гостиную, устало бухнулся в кресло и взглядом исподлобья - брезгливым, недовольным, пронзил отца. - Сам же меня и не спрашивал.
- А ты думаешь, я знал?! - вот чего уж точно не ожидал Эммерих, так это не столько крика, сколько хоть каких-то эмоций.
"И почему именно сегодня, когда я ногами едва могу пошевелить?"
- Думаешь, это так легко - понимать, что в смерти любимой дочери виноват я, и при этом смотреть в глаза окружающим, а?! - голос отца был твёрд, как никогда - давно Эммерих его таким не слышал.
- Любил бы нас - не стал бы пить, забываться и уходить в себя, - Мейер не чувствовал к нему никакой жалости. Он её не заслужил. А чем? Тем, что чуть что - он, как распоследний слабак, прикладывался к бутылке?
- Я любил не только вас, я любил и вашу мать! - кажется, это уже тянет не на отговорку, а на откровение; впрочем, и это Эммерих слышал много раз. В детстве - особенно. - Я просто не мог с этим справиться! А кто мне поможет?! Кто?! Вы с Элизой? Да разве вы тогда понимали, что это такое?!
- А пытался ли ты узнать, понимаем ли мы? - тут Эммерих понял, что уже с минуту он смотрит не на отца, а куда-то в стену, взглядом пробираясь сквозь обои, штукатурку, деревянные перекрытия да ныряя в тесную пустоту?
- А вы понимали?! - фраза, полная отчаяния, боли и... взаимной обиды.
"Да как он смеет?"
- Не пытайся переложить своё состояние на меня и Элизу!- Эммерих не выдержал и, вскочив с кресла, встал напротив отца, грудь подавшись вперёд; кулаки непроизвольно сжались, зло, несдержанно скрипнули задние зубы. - Каждый человек отвечает только за себя, каждый человек несёт ответственность только за свою собственную судьбу! Ты мог изменить себя! Ты мог изменить всё! Но ты даже не пытался, лишь продолжая ждать помощи откуда-то со стороны! Кто бы тебе помог?!
Молчание. В такие моменты оно тяжелее, чем свинец. Ядовитее, чем ртуть. Жестче, чем вольфрам. И вынести его по силу лишь самым сильным. Пусть Эммерих и создал его сам, но всю тяжесть этого молчания в то мгновенье он ощутил сполна.
- Бог поможет... - обречённость, страх, смирение.
И ничего больше.
- Бог умер, - Мейер разворачивается в сторону кухни, а затем...
Гремит выстрел. Хлёсткий, как удар плети. Громкий, как удар маршевого барабана. И повис он в воздухе всего тремя словами.
- Huhn auf dem Tisch.

Отредактировано Emmerich Meyer (2019-01-16 02:25:20)

+5


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 10-20.12.17. По кровавому следу