По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 15.12.17. Заговор


15.12.17. Заговор

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Дата: 15 декабря 2017 года
2. Время старта: 14:00
3. Время окончания: 17:00
4. Погода: -18 градусов; ветер от 5 м/с; солнечно
5. Персонажи: Гуан Янлин, Гуан Джинхэй (отыгрывает Ben Klamsky)
6. Место действия: Гонконг, квартира Гуан Джинхэй
7. Игровая ситуация: Гуан Джинхэй, брат Гуан Янлин, является командиром роботизированного взвода в 18-ом гарнизонном полку, находящемуся в Гонконге. Он живёт в отдельной офицерской квартире, которую, впрочем, и квартирой назвать нельзя — небольшой закуток 3 на 2 метра и низким потолком, соседствующий с совмещённым санузлом. Выходные у него бывают только раз в две недели, а потому сестре пришлось ждать аж до субботы, чтобы повидаться с братом.
8. Текущая очередность: Гуан Янлин, Гуан Джинхэй (Ben Klamsky)

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

[icon]https://i.imgur.com/aNrtzSc.png[/icon][nick]Гуан Джинхэй[/nick][status]Брат[/status][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+4

2

Янлин проснулась на следующий день в смятении. Ей хотелось отправиться прямиком к Императору, но стоило хорошенько подумать и она поняла, что эта затея совершенно глупа. Чем ей доказать виновность Ву Тая, Лонг Чэна и Лю. Кто во дворце поверит словам обычной служанки, которую кто-то подкупил и приказал оклеветать советника и управителя. И если Сын Неба и прикажет арестовать предателей, то без доказательств авторитет его может упасть в глазах народа и жителей дворца. А разве верная слуга может такое допустить? Стоило найти доказательства и только тогда сообщить все Императору. Китаянка боялась своим видом показать, что узнала о готовящемся покушении и старалась вести себя как обычно. Гуан боялась кому-то доверять, подозрительно ко всем относилась и была всегда настороже. Ей казалось, что все вокруг неё предатели, что через несколько мгновений вбегут охранники и скрутят её, а советники повесят на неё убийство Императора. Тогда то она и поняла, что следует обратиться к единственному родному человеку во всем Китае. Это было самым логичном, ведь брат не только был тем, кому можно доверять, но и военным. А значит он наверняка сможет дать ей дельный совет или помочь чем-нибудь.

Хотелось бросить все дела и помчаться сразу к брату, но это ведь было бы подозрительно? Может за несчастной служанкой уже следят, что бы вовремя ей отдать коробку с цианидом? Пришлось ждать выходного, что бы не быть слишком подозрительной. Девушка редко брала выходные, предпочитая работать практически без отдыха, но в этот день она пожаловалась на состояние своего здоровья и благополучно покинула дворец  Сына Неба. По пути в квартиру брата, Янлин казалось, что за ней следят, что вот-вот её поймают и всё. Прохладный ветер растрепал её красные волосы, которые были отличительной чертой семьи Гуан. С Джинхэй она виделась нечасто  из-за занятости обоих. Да и при встрече, Янлин невольно вспоминала погибшего старшего брата, которого очень сильно не хватало, как и отца. Она всегда восхищалась ими, любила и старалась быть похожей на них. А что до матушки... Предательница. Гуан словно забыла все хорошее в ней,  запомнив лишь плохое. Скрывала правду о болезни отца, осталась в Запретном Городе, с легкостью отказалась от детей и отпустила их. Стоя перед дверью, Гуан обернулась за свою спину, проверяя нет ли слежки за ней, а затем негромко постучалась в дверь квартиры.

- Брат, это я. Янлин.

Изменился ли он хоть на чуточку? Соскучился ли так же, как и младшая сестрёнка?

+5

3

Еле слышно шумит конфорка, из-под которой, ядовито шипя, вырываются жадные языки синего пламени, лаская почерневшее дно небольшой алюминиевой кастрюльки, в которой варился суп из гречневой лапши, яиц, курицы, домашней черемши и неизменного соевого соуса. Большинство этих продуктов Джинхэй получил только благодаря офицерскому билету, по которому в военкоматах можно взять месячный набор обеденных карточек, по которым в определённых магазинах Гонконга можно получить сырой паёк.
Наблюдая за всполохами голубого пламени, на мгновение приобретавшего оранжевый цвет на самых кончиках, Джинхэй встал на цыпочки и покрутил регулятор старого приёмника, который помнил ещё те времена, когда младшая сестрёнка, Янлин, была ещё совсем крохой, а её старшие братья уже во всю познавали все прелести военного дела, не догадываясь ещё о предстоящих лишениях. Динамик прокашлялся, захрипел, прорываясь сквозь занавесу помех, и мелодия заполнила крохотное помещение:

恐惧刻在孩子们脸上
[kǒngjù kè zài háizimen liǎn shàng]
麦田已倒向战车经过的方向
[màitián yǐ dǎo xiàng zhàn chē jīngguò de fāngxiàng]
蒲公英的形状在飘散 它绝望的飞翔
[púgōngyīng de xíngzhuàng zài piāosàn tā juéwàng de fēixiáng]
她只唱只想这首止战之殇
[tā zhǐ chàng zhǐ xiǎng zhè shǒu zhǐ zhàn zhī shāng]

И вдруг — стук. Громкий, отчётливый.
«Соседи?» — решил было Джинхэй. «Разве офицер Вужоу не находится на северной границе в составе своего подразделения??»
И лишь знакомый голос, зазвучавший из-за двери, отмёл прочь все те нелогичные мысли и доводы, которые успели пронестись в голове лейтенанта.
«Янлин?» — Джинхэй столкнулся со своим взглядом, мелькнувшим в отражении крохотного зеркала на стене — уставший, но удивлённый и обрадованный.
Ведь кроме Янлин у него никого больше не осталось. Смерть отца, брата и побег матери — всё это сделало Джинхэя слишком чёрствым ко всему происходящему вокруг. Мир с каждым днём высасывал из него оптимизм и жизнелюбие, которого и без того уже совсем не осталось. Всё сложнее и сложнее ему было отыскать хоть что-то хорошее среди крови, голода и разрухи.
Щелчок замка сопровождает скрип широко открывающейся двери — даже в глазок не пришлось бы смотреть, чтобы уверенно говорить: это она, и никто другой.
— Сестра Янлин? — краешки губ потянулись вверх, а взгляд точно засиял. — Ну ничего себе! Проходи! Давненько ты не заходила.
Отступив в сторону, Джинхэй жестом пригласил сестру войти, окунуться с головой в скромный офицерский быт, вдохнуть запах суровой армейской похлёбки и пропустить через себя волну воспоминаний, что дарит музыка.

Песня, играющая в приёмнике

[icon]https://i.imgur.com/aNrtzSc.png[/icon][nick]Гуан Джинхэй[/nick][status]Брат[/status][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

Отредактировано Ben Klamsky (2018-05-16 08:34:39)

+6

4

Каждая их редкая встреча была теплой, радостной и такой родной. И в такие редкие моменты на лице китаянки расцветала счастливая улыбка, которую Янлин обычно прятала. И в этот раз она тепло улыбнулась брату, обняла его и вошла в квартиру. Сюда всегда было приятно возвращаться, слушать песни из такого старого и родного приемника, прикрыть глаза и вспомнить детство. Пусть они жили и в бедности, но они жили вместе и были счастливы. Эту старую песню она знала наизусть, ведь слишком часто Янлин сидела на коленях отца и слушала песню вместе с ним.

- Навевает воспоминания.

Приятные и одновременно горестные. Гуан взглянула на своего брата и сразу отметила тяжесть усталости на его лице, но еще и радость. Взволнованность и страх прошли, а Янлин наконец-то обрела вновь то чувство, что потеряла находясь в шкафу советника Сына Неба. Безопасность. Да хоть  бы за ней охотился сам Император Британии, то ей  бы все равно казалось,  что этот маленький закуток надежнее любой военной базы на  всей планете.

Янлин прошла к конфорке, заглянула в кастрюльку и невольно задумалась о том, что все еще тысячи людей Китайской Федерации голодают и умирают  от нелегкой жизни. И сама Гуан в детстве голодала, но сейчас её жизнь можно назвать даже хорошей, если смотреть на неё  поверхностно. Есть работа, есть свой маленький закуток во дворце Сына Неба, есть и еда. 

На мгновенье ей расхотелось говорить о заговоре, о предателях и цианиде. Хотелось приготовить обед вместе со старшим братом, поболтать о чем-нибудь простом и провести свои редкие выходные с семьей. Но ведь  от этого зависит жизнь Сына Неба, а вместе с ним и всего Китая.

- Я действительно рада тебя видеть, - с легкой улыбкой сказала китаянка. Улыбка сошла, брови чуть нахмурились и девушка вновь выглядела той серьёзной прислугой. - И я бы хотела  с тобой просто провести этот день, но я не могу. Мне надо с тобой обсудить нечто важное. Присядь со мной.

Девушка присела и негромко вздохнула.

- Я больше никому не могу доверять кроме тебя, - Янлин взглянула в такие же алые глаза брата. Окружающие очень часто отмечали, что они были сильно похожи и не только внешне. - И сейчас я могу втянуть тебя в нечто очень опасное, но мне действительно нужна твоя помощь.  Наш Император и я находимся в смертельной  опасности. Готовят покушение на Сына Неба, а подставить в этом хотят меня. Ты не поверишь о том, как я это узнала. Я проникла в покои советника, залезла в его шкаф и подслушала все! Прямо как настоящий шпион!

Гуан заговорила восторженно, гордясь своим маленьким успехом и пытаясь как-то произвести впечатления на брата. Ей всегда хотелось быть нечто большим, чем обычной служанкой. Джинхэй наверняка хорошо помнил, как маленькая Янлин в детстве мечтала быть солдатом, что бы сражаться за Китай и его народ. А сейчас ей  был дан шанс предотвратить покушение на Императора. Девушка откашлялась, пыталась вернуть привычную серьёзность и бесстрастность.

- Они хотят отравить его цианистым калием. Это я хорошо запомнила, но я так и не знаю, что это за вещь. И я знаю личности тех людей, которые хотят убить Сына Неба. Проблема в том, что я не знаю ничего дальше. Что мне делать, Джинхэй? Мне страшно. Страшно за жизнь Сына Неба  и за себя. Прошу тебя, помоги мне.

Отредактировано Гуан Янлин (Вчера 10:13:03)

+5


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 15.12.17. Заговор