По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 10.12.17. Righteous side of hell


10.12.17. Righteous side of hell

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Дата: 10 декабря 2017 года
2. Время старта: 19:00
3. Время окончания: 23:00
4. Погода: -28°C, ветер 5-8 м/с, земля покрыта толстым слоем снега (около 30 см), небо безоблачно
5. Персонажи: Змей, Нозоми, Инна Юдакова, Никита Лавров
6. Место действия: Россия, Тунгуска
7. Игровая ситуация: Станислав отправляет наёмников в Тунгуску, где добровольцам из Симаргл с группой археологов удалось найти кое-что интересное. Задача наёмников — охранять это место. Нозоми была назначена руководителем в данном задании, её задача обеспечить негласность, неприкосновенность найденного. Общая задача наёмников: охранять лагерь и место раскопок, не дать посторонним попасть на территорию, обеспечить безопасность учёных и археологов.
Боевое снаряжение наёмников: МР-443 "Грач"; AВ-17
Состав: 12 человек
Состав учёных: 4 человека
Состав археологов: 8 человек
В лагере находятся несколько палаток, топливный генератор. Он хорошо освещён. Есть полевая кухня. Прибытие на вертолётах с ближайшего аэродрома осуществилось 3 часа назад.
8. Текущая очередность: Нозоми, Змей, Инна и Никита по ситуации, ГМ по ситуации
9. Примечание: Напоминаю, что про Культ и Элеваторы из присутствующих в эпизоде наёмников  знают только Нозоми, Инна и Никита. Остальным знать не положено. Но что-то может измениться в ходе эпизода, разумеется.

+3

2

Не успела Симидзу опомниться после небольшого инцидента с участием давней знакомой, которая, к слову, сейчас сидела рядом с ней одной из вертолётов, как получила новое задание в числе наёмников Легиона. С их родом деятельности, работа всегда приходила внезапно. И к этому сама Смерть уже успела привыкнуть. Так что, это не стало какой-то особой проблемой для девушки. Пускай сама она всё ещё чувствовала небольшой «дискомфорт» от своего нового места жительства и положения. Если его вообще можно было таковым назвать.
Она огляделась в вертолёте, цепляя взглядом каждого из присутствующих, и внезапно обратилась к одной японке – старой знакомой, вздумавшей пытаться пробудить в ней давно забытые чувства.
- К моему совету ты так и не прислушалась. Почему же? Тогда я говорила на полном серьёзе.
В ответ же было брошено многозначительное «и я». Что только не понравилось самой девушке. Но и продолжать этот бессмысленный разговор не было особой нужды. В конечном итоге, Саката была уже не маленькой девочкой. И если ей вдруг приспичило найти своего «старого учителя», то, пускай она делает что ей вздумается. Сама же Нозоми не собиралась как-то более ещё на это всё реагировать. Оно было не нужно. Для себя Алая уже всё решила. И там молодой японке уж точно не было места.
Дальнейшая же «поездка» продолжилась в гордом молчании. Почти гробовой, разбивающейся о шум двигателя и лопастей вертолёта. Их задача заключалась в охране небольшой группы учёных и археологов, нашедших крайне интересный артефакт. По крайней мере, всё это было в интересах самого Легиона. А на все попытки расспросить об этой находке Станислава закончились тем, что последний пометил её как ЭМ-оружие, связанное с Культом. Этого хватило для того, чтобы Нозоми принялась за этой задание с должным ей энтузиазмом. Если Культ захочет получить данное оружие, это будет, пускай и небольшим, но шансом добыть крупицы нужной ей информации. Только это и удержало её от вопроса – Почему именно она была назначена командующей на это задание. Впрочем, даже если бы ситуация сложилась как-то иначе, у Симидзу не было особых причин отказываться от этой работы. Или как-то проявлять свой негатив в её сторону. В конечном итоге, это не слишком отличалось от её рода деятельности ещё будучи находясь в ВС Германии. Разве что, полярность поставленной задачи была немного другой. Что, собственно, мало что меняло, если присмотреться чуть внимательнее.

По прибытию на место и разгрузки, Нозоми требовалось больше информации о местности. Дабы обеспечить максимально эффективную охрану выбранного полигона, которую она смогла получить от одного из ведущих «раскопками» учёных и, осмотрев всё своими глазами. На данном этапе, все, что от неё могло потребоваться, это расставить наёмников по периметру – разделив их по группам до шести человек. Пока одна группа прочёсывала периметр, наблюдая за всем происходящим вокруг лагеря, другая обеспечивала безопасность самих археологов, учёных и самое «находки». Змей был назначен главным во второй группе. Когда в первую же вошли Никита и Инна. Сама же Нозоми была в непосредственной близости с охраняемым объектом. В тайне стараясь раздобыть чуть больше информации об этот самом «оружии». Не сильно поднимая шуму, и не позволяя себе перейти границы дозволенного.

Отредактировано Shimizu Nozomi (2017-08-26 01:11:02)

+4

3

Стоя на краю
Адской бездны,
Ждем начало конца.
Но я верю - чуду место есть.
Я могу спастись,
Я могу убежать.
Шепот на ветру –
Эхо жизни,
Ушедшей в закат .
Запустенье, разрушенье,
Где ошиблись мы?
Почему все не так?
..

   «- Змей… Змей, уходи... Хватай Тихоню и вали к чертовой матери. Ты должен все рассказать… Там. Я уже не дойду, Я все, командир, конец Андрюхе Коту. Иди. А я их встречу.

   На лбу коллежского советника Андрея Котова блестела испарина. Стиснув зубы от нестерпимой боли и прижав рукой пулевое отверстие на животе, он проковылял к брустверу и тяжело опустился у пулемета.

- Прощай, Змей. Не поминай лихом!

- Прощай, Магнум. Спасибо тебе, брат.

   Закинув руку обессилевшей Ирины на плечо, Змей поспешил по переулку. Затерянная, забытая Богом деревушка в окрестностях Бенгази.  Деревушка, ставшая могилой для всего отряда «Топаз». Остались лишь они вдвоем, статский советник Иван Полозов и коллежский асессор Ирина Тихонова. И Змей чувствовал вину. Он поверил слову чертова араба – и вот результат.

   Пулеметный огонь он услышал, миновав два квартала. Они пошли в атаку. В ответ на пулеметную очередь вразнобой застучали «калаши», прогремел взрыв. Пулемет продолжал работать, Магнум был еще жив. Тихоня застонала, выходя из обморочного полузабытья. Дорожа временем, Змей перехватил ее за талию, и, забросив на плечо, что было сил побежал в направлении, противоположном стрельбе. Нарастающий свист. Взрыв. Пулемет замолк. Свист. Ближе. Взрыв. Минометчики накрывали район, снаряды ложились уже совсем рядом. Свист. Вспышка. Красная боль в голове. Тьма.»

  Резко дернувшись, Полозов постарался отдышаться. Этот сон снова. И он вернется не раз, Змей знал. Надо наконец научиться с этим жить. Все было не зря, не бесцельно, так или иначе. А сейчас есть новая цель, после месяцев пустоты. Пора переключиться и работать. Все. Собрался.

   Вертолет пошел на снижение. Темно-зеленое море тайги расступилось, открыв белую ленту заснеженной реки. Прибыли.

  Несмотря на сумерки, высадка пошла без затруднений. Отрядив часть людей разбивать лагерь, Змей поднялся на береговой откос, господствовавший над долиной и огляделся. Лес отстоял от берега, образуя нечто вроде подкоды. Если кто-то захочет приблизиться к лагерю с той стороны, ему придется совершить некрутой, но все же подъем по открытой местности. Утром необходимо направить бойцов заминировать подходы, пока же стоит установить несколько огневых  позиций. Две ниже лагеря, еще две здесь, слева и справа, чтобы перекрывать широкое пространство замерзшей реки.

   Что искали здесь сотрудники «Симаргла», Полозова не интересовало. По опыту предыдущих встреч с людьми из этой конторы, еще во времена службы в ГСБ, Змей привык к тому, что симаргловцы напускают на себя таинственный и важный вид, даже если изучают сущую безделицу, поэтому отсутствие какой-либо информации о целях изысканий сюрпризом не стало. Нашли что-то интересное, да и ладно. Лишь бы не мешали «дельными советами». Очкарики любили советовать по делу и без, он-то знал.

   Эта девчонка еще… Немецкая японка, командир отряда. Нет, негатива к ней у Полозова не было, как и ревности по поводу должности руководителя группы. Он был далек от мании величия и привык подчиняться равно как и отдавать приказы. Но он не понимал, почему подобную должность занимал не русский, а иностранка. Несмотря на смену парадигмы, Змей все еще мыслил категориями седьмого отдела ГСБ и привык, что его окружают соратники по крови, духу и языку, кому можно довериться как себе. Он не был уверен, что сможет когда-либо полностью доверять человеку, говорящему на чужом языке. Однако приказ есть приказ, а спорить не к лицу. Будем работать. Но с оглядкой.

Отредактировано Змей (2017-10-17 00:01:23)

+5

4

Тайга встретила гостей недобро: злым морозцем, непроходимыми сугробами и ледяным ветром. Спасал лишь продуманный зимний дизайн боевой униформы, вручённой им перед самым заданием.
Многих прибывших вместе с ними Инна знать не знала. Им не доводилось сталкиваться на полигоне. Даже Кобру, которая зарекомендовала себя как большой любитель погонять остальных, оставили в Москве. И вместо этого с ними послали её. Эту жутковатую красноглазую азиатку, на немецком шпарящую покруче, чем на своём родном. Во всяком случае, так казалось Инне, которая с самого появления в «Легионе» этой загадочной девушки, Симидзу Нодзоми, начала пристально к ней присматриваться.
— Никит, — серьёзным тоном Инна подзывает к себе своего молодого человека. — Нам нужно поговорить.
Этой фразы боятся все мужчины. И что греха таить — юные наивные девочки тоже. Но Инну это волновало меньше всего. Ведь она не была ни тем, ни другим. Удивляло её другое.
«— Почему её назначили командиром? Какого её посвятили в планы остальных? Что она вообще такое?»
Японка, которую во время отбора на полигоне боялись чуть ли не все её подопечные, возникла на горизонте у «Легиона» точно чёртик из табакерки. Никто ничего не знает, а Станислав Васильевич в своём обыкновении слишком много молчит и слишком далеко уводит любой разговор, что касается Нозоми.
«— И почему мы должны ей доверять?»
Вопросы не покидали голову Инны. Подул ледяной ветер и она смешно попыталась втянуть шею в туловище, укрывая подбородок от колючих прикосновений тайги, а затем перехватила ремень, к которому крепился новомодный автомат. Был бы у них такой тогда, на Алтае... Да чёрт! Хоть какой бы, какой стрелял на средних дистанциях! Когда их нагоняли китайские разведотряды, не было другого выхода, кроме как бежать со всех ног — никто в здравом уме не станет отстреливаться из СВД в такой ситуации.
— Никит, блин! — она развернулась и, просунув голову в палатку, замерла, после чего перешла на полушёпот. — Сколько можно тебя ждать? Я стою мёрзну, как дура. Не хочешь в нашу часть лагеря перебраться? Яйцеголовые уже устанавливают для нас общую палатку палатку, мы должны проверить её... Чем ты там, блин, занимаешься?
Инна вошла внутрь и выглянула из-за плеча молчаливого молодого человека на стол.
— Ты что, умудрился её сломать?!
Да. Она видела то, что видела. АВ-17 — новенькая, сверкающая, буквально в прошлом месяце сошедшая с конвееров «Азарта», в раздербаненном состоянии лежала на столе перед Никитой, сосредоточенно перебирающим различные детали. Шапка парня лежала на столе и изредка ею он то и дело смахивал со лба проступившую испарину. И неясно было — то ли экземпляр дерьмо, то ли Никита совсем разучился обращаться с оружием за то время, что они провели в комфортной московской квартире.
И всё сводилось к одному: потеря оружия в «Легионе» каралась довольно серьёзно. Во всяком случае, на бумаге. Ведь прецедентам ещё не было дано возможности произойти. Но упомянутая в уставе объяснительная пугала, пожалуй, даже больше, чем потеря премии. Ведь все знают, что любым объяснительным есть предел, после которого наступает лишь одно: конец. Не говоря уже о том, что без своего оружия легионер на задании становится бесполезным, как наковальня без молота.

Отредактировано Инна Юдакова (2017-09-08 00:32:35)

+4

5

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Никита Лавров (2017-11-02 20:25:06)

+4

6

Наблюдая, медленно передвигаясь по охраняемому лагерю, Смерть внезапно задумалась над тем, когда последний раз прогуливалась в чаще леса. Высматривала каждый след животного, спокойно, бесшумно выискивая свою новую жертву. Предпочитая больше охотиться на таких же хищников, как и она сама, но среди животных, Нозоми порой и вовсе забывала, кто она есть на самом деле. Мимолётный шанс забыть всю ту боль потери, испытанную в прошлом, сделавшую её абсолютным чудовищем, шагающим по бескрайним трупам людей. Без какой-то конкретной цели. Просто идя путём выживания, алые глаза опустели почти навсегда, потеряв свой природный блеск. Но в такие моменты всё было иначе. Она вновь оживлялась, занимаясь, чуть ли не единственным, любимым делом. Осознание того, что она всё ещё могла походить на нормального «живого» человека, придавало сил двигаться дальше. И вот теперь, наконец-то, у неё вновь есть цель, ради которой она даже готова утратить всё человеческое, что в ней осталось. Пускай даже впоследствии станет настоящим бездушным оружием. Было наплевать. Единственно, что цепляли, не давая полностью предаться таким мыслям, слова одной молодой глупышки, возвращение которой освободило давно забытые чувства в душе убийцы множества людей.
Девушка в задумчивости, что было крайне редко на задании, набрела на весьма непонятную ей картину. Точнее, она хотела бы знать, чем эти двое русских в её команде занимались. Когда все должны были быть на охране порученного им объекта. Впрочем, о самом «объекте» у неё также были свои мысли. И, если бы не этот небольшой инцидент, она бы уже пошла с некоторыми вопросами к главе данной археологической экспедиции. Конечно же, далеко не факт, что ей бы вообще стали отвечать на них. И применять свои навыки убеждения тут было несколько неправильно. Но, как говорится, попытка не пытка.
- Чем ты занимаешься? – Резко раздался леденящий душу голос японки прямо за спиной у Юдаковой Инны. И самое главное, создавалось такое впечатление, что Нозоми появилась будто бы из воздуха. Не малейшего звука. Абсолютно ничем не выдав своего присутствия. А также, прекрасно услышав голос другого парня внутри палатки, японка решила продолжить не дожидаясь ответа от девушки. – Да. Из новенького, охраняемый объект прямо у тебя под носом. Не слышал о таком?
В тон самому Лаврову, проговорила Нозоми. Почти с таким же недовольством и сарказмом. Скрестив руки на груди в ожидании ответа от этих двоих.
«И за что на мою голову свалилось два этих человека? Ещё при первом знакомстве, они выглядели довольно сомнительно. Можно ли на них полагаться и впредь?»
Конечно же, ничего из этого японка и не подумала сказать вслух. Но мысли плотно засели в голове, в противовес недоверчивым взглядом обоих в её сторону. Что было вполне логично. Учитывая, что она была и вовсе нумерованной. Правда, уже давно привыкшей ко всем этим взглядам японке, не было до этого никакого дела. Впоследствии, они сами для себя уже решат, стоит ли та, кого прозвали настоящей посланницей синигами, доверия или же нет.

+3

7

Змей услышал разговор на повышенных тонах, возвращаясь в лагерь возле обхода. Приснопамятная японка костерила двух молодых бойцов, парня и девушку. Щенки явно в чем-то облажались. Однако Полозов не считал, что грубый тон и прессинг может быть сколь-нибудь полезен. Это может еще сработать в учебке или строевых войсках. Но никак не в боевых условиях задания. Тут делается одно единственное предупреждение, спокойно, но жестко. Дальше, если боец не вникает, то учителем становится жизнь. Выжил – навсегда усвоил, какие ошибки допускать нельзя. Не выжил – что ж, надо было слушать старших. На памяти Змея ему лишь несколько раз приходилось брать нерадивых солдат под стражу. Военная реальность учила лучше любых наставлений.

Ситуация не затрагивала его совершенно, все люди Змея были на местах и при деле. Можно бы пройти мимо. Не вмешиваться. И все же… Хоть намекнуть азиатке, что ее методы недейственны для взрослых вооруженных людей – следовало. Магнум бы наверно сейчас сделал лицо в стиле “не лезь, дурак, оно тебя сожрет”. Прямо как тогда в Конго. Но Магнума не было. Увы. Спроси его, Полозов никогда бы не сознался, что его раздражал сам факт, что иностранка позволяет себе строить русских солдат. Не сознался бы даже себе. Хотя…

- Вы позволите вмешаться? – три фигуры повернулись к нему, в красных глазах азиатки мелькнул огонек бешенства и сразу угас. – Госпожа Нозоми? Приветствую вас. Тут было слегка шумно, я решил удостовериться, что все в норме.

Молодые люди несмотря на выговор, виноватыми не выглядели. Девушка равнодушно ковыряла снег носком ботинка, парент таращил глаза, недоумевая. Японка же глядела холодно и демонстративно-равнодушно. И Змей не удержался от шпильки.

- Знаете, я читал о славных традициях муштры японских вооруженных сил. Хорошая, жесткая школа. Жаль только, от англичан не помогло. Возможно стоит сменить подход, как вы считаете?

Отредактировано Змей (2017-10-19 23:12:01)

+3

8

Инна была готова взорваться, видя, что творит Никита. А ведь ещё, чёрт бы его побрал, это её благоверный!
- Так, Нéкит! - девушка, которая вне сомнений была вектором скорости ветра, что меняла направление флюгера, хотела было отчитать молодого человека, ибо была уверена, что поломка - его рук дело, но... не успела этого сделать, как её окатило резкой ледяной волной из-за спины. Лёгкий восточный акцент (в которых Инна совершенно не разбиралась, просто узнавала по факту тембра), волевой тон... О да. Это была она.
"Мля-я-я, - мысли Инны спутались при появлении красноглазой. - Ты-то здесь каким боком нарисовалась, чепуха солнцеликая?"
Увы, но от предвзятого отношения к азиатским народностям Инна так и не смогла отречься от расовых предрассудков. Слишком глубоко пустили корни воспоминания о тех страшных днях, что провели они вместе с Никитой, скрываясь в горах от преследующих их «косоглазых». И отделаться от ощущения, что эта то ли Шимидзу, то ли Симидзу, хрен их разберёшь, эти японоведов, Нозоми была одной из них.
Но операция - превыше; приказ - превыше, покуда ничто не угрожает их жизни. Любые обиды нужно прятать, глотать, как манную кашу с комочками, словно это последнее, что ты можешь распробовать перед смертью. Всё это можно пережить им. Замять, оставить. Они не у себя дома. Они - посреди заснеженной пустоши. До аэродрома - пару десятков километров. Нет ни выхода, ни права выбирать. Они наёмники. Их не связывают узы крови или факт самого появления на свет. Лишь данное слово солдата. Твёрдое и надёжное, как дамасская сталь, деньги для которого - лишь гарант, но не более. И этим они были связаны. Не патриотизмом. Не деньгами. Не кровью, не родством. Словом.
Инна предпочла смолчать. В любой другой обстановке она ответила. И плевать на дурную славу, что стоит за этой японкой, на её имя - честь дороже любых возможных последствий, если выше них не стоит приказ. И, пожалуй, впервые за всё время ей пришлось не встревать за Никиту. Смолчать. Позволить ему высказаться самому.
Пнув пригрошню снега под ногами, Инна даже не стала толком разглядывать Нозоми, раздражённо поглядывая в сторону, как вдруг...
"Змей?"
Вот уж час от часу не легче. Этот мрачный мужик был известен тем, что воевал в Африке, имел командирский опыт и тем, что смог очень ярко проявить себя во время отбора, прослыв очень спокойным, но... Участливым. И этого сейчас хотелось меньше всего, какими бы ни были его намерения.
Но, чёрт побери, пусть в Инну кинет камень тот, кто посчитает его слова недостаточно ёмко отражающими суть ситуации! После краткого изъяснения и прозвучавшего вопроса, сомнений не оставалась, и Инна абсолютно интуитивно записала его в «свои». Впрочем, Нозоми тоже условно попадала в этот список - не будь она такой борзой. Проблема состояла и в том, что Инна совершенно не видела в ней своего командира. Пусть она и гоняла кандидатов на полигоне наравне с Малолиным и Коброй, а Макарова вообще вживую довелось увидеть только единственный раз... Да, чёрт! За Макарова уже давно говорили не действия, а личность, что стоит за ними. Пропади он, не появляйся - Инна, будь она хоть в квадрате рациональной, всё равно признавала бы его больше, чем Нозоми или кого бы то ни было ещё. Вот только на кого пенять отсутствие вменяемого обучения владению этими АВ-17?
- Остыньте, самураи, - "ковбои" просилось на язык куда сильней, но казалось не столь проникновенным. - Нам есть, чем заняться, давайте не подводить нашего... Заказчика.
То, что таковым является директор, Инна умолчала. Да, здесь работают умники из «Симаргл», ну и что? Про лицо заказчика всегда знало очень ограниченное число лиц, и Змей к их списку причислен никогда не был.

+4

9

Даже ответить ничего не успел.
Вот всем бы он хорош. Спокойный, не конфликтный человек. Но! Стоит кому-то влезть в разговор между двух людей!.. Но вот только когда это исходит из уст прославленной японки...
Инчик, конечно, недооценивает её. А спорить с Юдаковой — себе дороже. Особенно ему. Вот только Нозоми, исходя из рассказов немецких коллег, заступивших на службу в один с ней батальон — личность куда более непредсказуемая. И сказать-то ничего нельзя. Здесь она командир. И почему нельзя было послать того же Малолина? Или Тихомирову? Или того же... Как его? Медведева? А что, все трое — замы. И пусть последний не при делах в вопросе «Культа», ну и что! Какая разница? Проверить одного-то человека за десять дней, тряхануть ГСБ, поднять старые архивы... При связях Мальченко — раз плюнуть? К чему тут эта японка? Да и Кабан с Коброй — почему нет, если они тоже числятся в это специальном отряде? Тем более, что у Малолина есть опыт командования, а Тихомирова... Впрочем, нет. Тут ещё поспорить придётся, кто страшнее в вопросах исполнительности. Потому что исходя из того, что Никита видел во время отбора, Алая Смерть и Кобра точно друг друга стоят, точно отражение друг друга, одна хлеще другой.
Мысли слиплись в вязкий ком из просроченной сгущёнки. Сбивало с толку абсолютно всё: сломанный автомат, резкое появление красноглазой, внезапное молчание Инны... Ответа не находилось, а грозный голос командира требовал его незамедлительно.
И хотел было Никита что-то ответить, как вдруг...
«Змей».
Лавров обратил взор на знакомый голос. Один из наёмников, которого послали вместе с ними командовать вторым подразделением. Нет, он был хорошим мужиком. Лояльным к своим. Не конфликтным. Такие, как он ещё в их части несколько лет назад были на вес золота, любую стычку уладят, всех и каждого поставят на место. Но только было ли сейчас его вмешательство уместным? Сказать сложно.
Никита чувствовал себя зажатым между молотом и двумя наковальнями, а предстоящий удар должен был переломить Лаврову хребет и окунуть носом в сугроб. Ещё и Инна, наконец, подала голос...
— Слушайте, — Никита попытался сгладить углы, надеясь, что его услышат и примирительно поднял руки. — Давайте правда не будем. У меня были проблемы с винтовкой, только и всего, от мороза, похоже, что-то вылетело... Я понимаю, мой косяк, о таких вещах сразу командиру докладывают, но блин...
Парень снял оружие с плеча и показал, тыкнув куда-то в районе затвора.
— Я посчитал, что могу справиться с поломкой сам, но конструкция оказалась далека от привычного мне «Абакана» и «Калаша».
Он тарабанил это в отчётной форме, с строгой выдержкой без дрожи в голосе.

+3

10

На ловца и зверь бежит? Будь Нозоми по другую сторону баррикад, это выражение приобрело совершенно иной смысл. Но, в итоге, всё что и можно – это мысленно добавить тот самый вопрос в конце, смерив подошедшего мужчину леденящим, оценивающим взглядом. И что она в действительности могла ему ответить на это высказывание? Вспоминая слова своего командира ещё в 11-м Секторе, бывшей Японии, девушка иной раз поспорила бы с ним о правдивости его высказываний. Как и том, как следует относиться к своим подчинённым. В особенности, когда у вас друг к другу ситуация взаимного не доверия, но всему мешали обстоятельства. Они были на задании, в котором задача Алой была совершенно в другом, нежели устраивать какие-либо препирательства со остальным личным составом. Да и доселе холодный, чрезмерно спокойный характер не давал каких-либо поводов на эмоциональные взрывы. Посему, всё закончилось почти также стремительно, как и началось. Алая Смерть посмотрела в небо, прислушиваясь к звукам вокруг. Не тем, которые издавали русские – всё-таки, в округ них была глушь. Лес – среда её непосредственного обитания, если можно так выразиться. Возможно, только она тут понимала, насколько местность влияет на успешность поставленной задачи. Точнее, теоретически понимали все. А вот если вопрос поставить об интуитивном понятии? Вопрос сразу приобретал совершенно другой оттенок.
- И что? Починил? – Будто бы и вовсе игнорируя Змея и Юдакову, обратилась Смерть сразу к Лаврову, не опуская взгляда. – Или может, требуется помощь?
Последний вопрос был произнесён без какой-либо нотки сарказма. Можно было даже сказать больше. В нём вообще отсутствовали какие-либо эмоции – монотонный, до ужаса спокойный и уверенный в себе голос «потерянного в себе» человека.
- Остальным следует вернуться на свои посты. Расслабляться не стоит. – Всё таким же спокойным, даже ни разу не приказным тоном, проговорила Нозоми, слыша хруст снега где-то поблизости. Прекрасно зная, кому именно чьи эти шаги, она, не дожидаясь рапорта, повернула свой взгляд в сторону другой японки. – Следует быть осмотрительнее, Йори. Тебя за версту слышно. Со времён 11-го Сектора навыки совсем растеряла?

[npc]117[/npc]
Тем временем «грудастая японка», как когда-то ранее сказал о ней в своих мыслях Мальченко, вскинула брови вверх, при виде всей этой компании. Ей даже на секунду показалось, что здесь она явно лишняя, но голос командира заставил прийти в себя.
- А… Прости-прости. – Вдруг замешкалась Саката, прекрасно понимая собственную оплошность. – Нозоми-сенпай. Все на своих местах, кроме… - И тут она вновь осмотрела всех присутствующих. Прекрасно понимая, что уточнение тут не к месту. – Мне вернуться на свой пост?

Симидзу отрицательно качнув головой, кивнула в сторону Лаврова:
- Расскажешь ей, в чём причина.
Сказала японка, наблюдая как её бывшая «ученица» недоуменно хлопнув глазами, двинулась к русскому. Она хотела задать несколько вопросов руководителю данных «раскопок», но, похоже, пока что ей это не светило. Нужно было и самой заняться делом, кроме как наблюдать за своим личным составом.
- Думаю, говорить тут больше не о чем. Выполняйте.
Говорить о том, насколько ей не хотелось выслушивать какие-либо возражения на этот счёт, и не нужно было. Предпочитая работать в более спокойной обстановке, Нозоми хотела удостовериться, что у Никиты Лаврова всё будет в порядке. Осечка в возможном бою может привести к летальному исходу. Нет. Его смерть не значила для японки абсолютно ничего. А вот то, что это может сорвать всю операцию, совершенно другое.
И прежде чем удаляться, Нозоми таки решила ответить старому военному:
- Я подумаю на счёт ваших слов, Змей. Благодарю за напутствия.

+2

11

Напряжённый разговор, углы которого уже, казалось, были сглажены, прервал один из научных сотрудников лет двадцати пяти, чьё появление не могло остаться не замеченным для всей четвёрки. Одетый в фирменный утеплённый комбинезон «Симаргл» со светоотражающими элементами тут и там, он втягивал голову в недра своей тёплой одежды.
— Граждане, — с небольшой опаской в голосе обратился он ко всем сразу. — Кто из вас господин Полозов и госпожа Нозоми? Михаил Натаныч возле спуска с обрыва ждёт, о чём-то переговорить хочет. Просил передать, что всё готово.
Он настороженно обвёл взглядом наёмников, дольше всех задержавшись на Нозоми, точно впервые в своей жизни смог на расстоянии вытянутой руки увидеть азиатку с необычной внешностью, но, вовремя спохватившись, быстро заморгал и протёр глаза краем варежки, смахивая с ресниц застывший иней.
Михаил Натаныч был человеком невысоким, с лёгкой небритостью на лице. Ещё по прибытию наёмников он отличился от остальных приехавших на место раскопок учёных какой-то своеобразной странноватой заторможенностью и привычкой думать абсолютно над всем, что ему говорят. Именно он был назначен руководителем научной и археологической группы.

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 10.12.17. Righteous side of hell