По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 05.12.17. Silent Whispers


05.12.17. Silent Whispers

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Дата: 5-6.12.2017
2. Время старта: 17:00
3. Время окончания: 7:00
4. Погода: на момент старта: идёт снег, -15С. Ветер умеренный.
5. Персонажи: Лейла Малкаль, Alice.
6. Место действия: База Культа Гиасса близ г. Анкоридж.
7. Игровая ситуация: Лейла Малкаль, подгоняемая любопытством, собственноручно изучает Базу Культа – прогуливаясь по зданию и изучая его планировку. Постепенно забредая в самые «дебри». В итоге натыкаясь на длинный, пустой коридор с дверьми – камерами, похожими на ту, где находилась сама блондинка. Желание узнать, что же скрывается за «запретными дверьми» оказывается сильнее, и вопреки всем позывам логики и здравого смысла, ноги сами несут её вперёд...
8. Текущая очередность: Лейла Малкаль, Alice.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Leila Malkal (2017-04-06 14:00:03)

+1

2

«Любопытство сгубило кошку…»
Неприятная мысль возникла в голове блондинки при виде длинного коридора с железными дверьми. Всё это заставило вспомнить её о том месте, где она ещё не так давно пребывала. Запертая в чётырёх стенах и измученная головными болями. Ещё пару недель назад, она даже и не могла представить, как именно повернётся к ней злодейка судьба. Но, всему приходит конец. И вот теперь она прогуливалась по Базе Культа, старательно запоминая её планировку, не упуская из виду ни одной малейшей детали, забрела в столь мрачное место. С душой девушки по-прежнему игралось такое противное чувство, как любопытство. «Дёргая за нос», оно подгоняло свою пленницу вперёд. И на этот раз Малкаль не особо-то сопротивлялась, предпочитая наиболее быстрым  и доступным способом погасить в себе этот пожар. Ступая по коридорам здания, время от времени натыкаясь на его «жителей», молча, пропуская их вперёд. Девушка не собиралась с кем-то заводить разговор или пытаться опросить любого прохожего о планировке здания Культа. Ей важно было осмотреть всё своими глазами. Даже не смотря на то, что за этим могут прийти и некоторые проблемы. Впрочем, как раз таки о них девушка, почему-то, думала меньше всего. Она словно была вовлечена в какое-то небольшое приключение. Будучи, изучая древние руины на манер сокровища или осматривая замок в поисках спящей принцессы, Лейла на небольшой отрезок времени позволила себе погрузиться в собственное детство. Почувствовать себя первооткрывателем – настоящим ребёнком. Вот только, это чувство продлилось не долго, стоило только девушке наткнуться на длинный, пустой коридор с камерами на манер той, в которой находилась сама. Вся эта «сказочность» момента полностью улетучилась, заставляя девушку предаться не самым лучшим воспоминаниям пребывания в комнате с белыми стенами. И она не знала наверняка, являются ли эти все комнаты такими же, а самое главное, пустуют ли они. Или, возможно, в них, также как и она раньше, сидят люди, дожидаясь того самого момента, как их выпустят на волю. А может, и не выпустят вовсе. При этой мысли Британка невольно сглотнула и двинулась вперёд по коридору. Она старалась двигаться моментально бесшумно, почти крадясь, словно вор, проникающий в чужое здание. Прислушиваясь к каждому шороху и озираясь по сторонам. Несколько раз останавливаясь, борясь с диким желанием заглянуть внутрь через маленькое, закрытое окошечко, в одну из камер. Но, до сих пор, ей удавалось побороть это чувство. И она явно испытывала некоторой дискомфорт от этой мысли. До той самой поры, как не услышала явное, небольшое бормотание в одной из камер справа. Девушка остановилась и прислушалась. Звук повторился, но слов нельзя было разобрать.
- Кажется… Это прямо здесь. – Тихо заговорила сама с собой Лейла, оборачиваясь на камеру, находящуюся справа от неё, и подходя к её двери. Она и сама не ожидала, что её первым, инстинктивным движением будет открыть небольшую, железную створку скрывающее небольшое окошко с характерным лязгом. Вот только, уже не обращая на этот звук никакого внимания, и даже не задумываясь над тем, что человек находящийся в камере сможет это услышать – она без какого-либо зазрения совести заглядывает внутрь камеры, дабы, наконец, удовлетворить собственное любопытство и узнать, что же именно кроется за этой железной, массивной дверью.

+5

3

Кошек она чуяла издалека.

— М, кто-то новенький. Девочка? Девочка. — Разомкнулись бледные губы в расслабленной улыбке, когда ушей достиг едва слышный, совсем на грани, но всё же различимый звук шагов снаружи. За года заключения в этой проклятой глухой тишине научиться слушать — плёвое дело.

На слух она успела осознать и нежную лёгкость шагов, не свойственную сапогу охранника, и незнакомую доселе походку. И даже заметила, как гостья остановилась в замешательстве после выскользнувших на волю её слов, и как подошла ближе. Лязг металла дал стеклу волю, открывая любопытнице обзор на белую келью аскета...

— Ах, какая жалость, какая жалость, что с этой стороны всё зазеркалено. Я хочу посмотреть на тебя.

...и изнутри, из дальнего угла, сокрытого полумраком притушенных ламп, в ответ сверкнули две пылающие алые птицы. Но им суждено было лишь удариться бессильно о дверное окошко, не пропускавшее внутрь света совсем.

Всё же, девушка в камере смотрела на Лейлу в упор, будто для неё такая мелочь — вовсе не помеха. Смотрела, сидя, обняв колени руками, одетая в простую "больничную" робу небесного цвета, бледная что мертвец от долгого заключения, увенчанная остриженными по плечи золотыми волосами. И улыбалась, радуясь развеянной скуке. Не могла ли убрать из зениц печать Гиасса, не хотела ли, бахвалясь нагло своей силой — кто знает?

— Милости прошу к нашему шалашу! — Поприветствовала она невидимую наблюдательницу звонким дружелюбным тоном, не дожидаясь, пока та разрушит тишину сама или просто уйдёт без всякой реакции. — Новенькая? Для обеда поздно, для ужина рано. Душ мне сегодня не положен. Интересно просто?

Хмыкнула, прикрыв наконец жуткие огни, заменявшие ей глаза.

— Так смотри тогда, спрашивай, не стесняйся. Я тут со скуки дохну, такие вы все, наружные, нудные и молчаливые.

— Кто же это?.. Ко мне ведь без расписания одна только эта гадина ходит. [ava]https://files.catbox.moe/kfmpfl.png[/ava] [nic]Alice[/nic] [sta]Quid pro quo[/sta] [sgn]A butterfly in a tightly woven web, spinning and beating in hysterics, weaker each time, while new and new threads lie upon it.
Poor, poor thing. I can almost feel it's life diminishing akin to a frail candlefire upon soft summer breeze.
Isn't it... Quite marvellous?..[/sgn]

+4

4

Взгляд почти сразу метнулся в дальний угол, скрытый мягкой, почти обволакиваемой тенью. Её прошлая догадка о возможном применении данных помещений была полностью подтверждена. Внутри, из тени угла на неё уставилось два глаза – птицы, сталкиваясь с нерушимой преградой, не могли нанести блондинке никакого вреда. Вот только, сам взгляд заставил девушку инстинктивно, не отводя взгляда, сделать шаг назад. Лёгкое движение ногой по полу с соответствующим шуршанием. Можно сказать, Лейла просто проволокла ступню по полу, даже не заметив этого, настолько эта картина приковывала взгляд, будоража рассудок девушки, и в тоже время, пробуждая желание отвернуться. Уйти прочь и больше не встречаться взглядом с человеком внутри. Девушка сглотнула, и…
«Гиасс… Похоже здесь действительно держать тех, кто представляет какую-либо опасность. Или же…?»
Она оборвала мысль с лёгким, отрицательным кивком головы. Нет. Такого просто не может быть. Во всяком случае, единственным примером «экспериментов» или же каких-то издевательств со стороны Культа была только Брунгильда. Но, из всего того, что Лейла уже успела увидеть, это был почти, что единичный случай. Вот только, найти объяснение всем этим камерам вместе с увиденной картиной перед собой было куда более проблематичной задачей. Осознание врезалось в разум, заставляя девушку конфликтовать с ярым желанием не принимать данный факт. Впрочем, спасение неожиданно быстро, являясь спокойным и даже несколько дружелюбным женским голосом из камеры, возвращая Малкаль к реальности. Британка ещё с пару минут простояла в попытке решить для себя ещё один не простой вопрос… стоит ли поддерживать разговор с данной особой или же лучше просто уйти? Ответ не заставил себя долго ждать. Желание узнать истинное положение вещей пересилило здравый смысл. И Лейла ответила:
- Думаю, ваша догадка верна. Мне просто стало интересно. И да… Новенькая. Честно говоря, я несколько удивлена… Как вас зовут? И за что вас тут держат? – Возможно, это было несколько не осторожным решением сразу задавать подобные вопросы. Но, Лейла Малкаль чувствовала, что начала прощупывать какую-то тонкую нить связывающую её с неизвестной, возможно куда более тёмной, чем она себе представляла, стороной Культа. Совершенно не зная, что из этого может получиться.

Отредактировано Leila Malkal (2017-04-06 12:58:43)

+3

5

Быть может, тот нервный шаркающий звук и побудил её закрыть глаза.

— Нет, нет, не нужно её пугать. Новенькая ещё этого не заслужила.

— Думаю, ваша догадка верна. — Вежливая. И мне тогда стоит исправиться. — И за что вас тут держат? — А ещё вопросы хорошие задаёт.

— О, простите мою вульгарность. Не так часто встречаю гостей, желающих следовать этикету и приличиям. — Любезно пояснили с той стороны причину такого прямого обращения вначале. — Зовут по-разному. В документах у них так и вовсе наверняка под номерком прохожу. Там, знаете, очень любят оперировать безликими сущностями.

Последняя фраза прозвучала мелодично, а улыбка заключённой, выпуская на волю эти звуки, искривилась чуток сильнее в сторону хищного оскала.

— Давайте Алиса. Как в сказке. "Alice in Nightmareland". Знакомы? Чудесная сказка. — Конечно, такой не существует. Wonderland. Своё положение чудесным "Алиса" явно не считала. — А вы кто? Случаем, не мой личный белый кролик? Тогда, знаете... ОПОЗДАЛИ!

Крикнула она неожиданно, вскидывая руки в гротескном театральном жесте. И через мгновение мягко рассмеялась в повисшей тишине, опуская их безвольно на пол и вновь опираясь спиной о стену.

— Сильно опоздали, леди Кролик. Ваши часики отстают уж на дюжину лет... — Стоит представиться, а то так и будет ведь "Кроликом" величать.

— А за что... Почём мне знать? Наша Червивая Королева, — всё же Червонная, но у Алисы явно было особое мнение на тему Илейн. — себе на уме. Я как будто её любимая, ценная, но сломанная игрушка: выбросить жалко, а отремонтировать не получается. Вот и отложена до поры, в надежде когда-нибудь исправить.

Алиса поднялась, распахнув глаза вновь, но теперь стараясь не слишком угнетать Лейлу прямым взглядом. И направилась спокойно к двери, прислушиваясь, впрочем, чтобы остановиться и отступить сразу, как собеседнице станет неуютно. Если же не станет, вскоре Малкаль сможет разглядывать её лицо почти вплотную. [ava]https://files.catbox.moe/kfmpfl.png[/ava] [nic]Alice[/nic] [sta]Quid pro quo[/sta] [sgn]A butterfly in a tightly woven web, spinning and beating in hysterics, weaker each time, while new and new threads lie upon it.
Poor, poor thing. I can almost feel it's life diminishing akin to a frail candlefire upon soft summer breeze.
Isn't it... Quite marvellous?..[/sgn]

+5

6

Всё происходящее в камере одновременно отталкивало и притягивало взгляд – дёргая природным любопытством девушку за нос. Она хотела узнать, что же именно тут происходит на самом деле, но и в некоторой степени «боялась» этой правды. И ведь во всем, что сказала Алиса, был свой смысл. Сейчас девушка могла только наблюдать за разворачивающейся картиной со стороны. Но никто не знает, к чему это любопытство сможет в итоге привести. Возможно, предаваясь одному из этих «порочных» чувств Лейла Малкаль захочет сделать что-то крайне неординарное, полностью противоречащее её собственной натуре на данный момент. И она сама не до конца понимала, почему так потянулась именно к этой камере. Зачем продолжает слушать, казалось бы, «бредни», по всей видимости, не совсем уравновешенного человека. Вот только что-то действительно цепляло. Прорывалось внутрь с каждым сказанным словом. Но никак не могло достигнуть чего-либо, разбиваясь о завесу непонимания.
- Дюжина лет… долгий срок… - Невольно ответила блондинка. – Кролики довольно пунктуальные животные, вы не знали? Посему… впрочем, я много чего не могу понять из того, что вы сказали. «Сломанная игрушка, которую не отремонтируешь». Что вы этим хотите сказать? Вы имеете ввиду…
Но на этом девушка запнулась, не зная, что именно сказать дальше, полностью осознав, о ком именно идёт речь. В памяти тут же всплыл образ Валькирии, словно доказательством собственных мыслей.
- Как долго вы тут? Неужели, эту самую… дюжину? – Спросила, наконец, Британка, после минутной паузы, ничуть не смущаясь приближающейся девушки. Интерес к этой мистической персоне был сильнее каких-либо опасений. Впрочем, этот вопрос скорее прозвучал для того, чтобы как-то сменить тему. Быть может девушка просто не была готова к осознанию полученной информации. И что сам по себе Культ «белый» только с одной стороны. А вот постигать другую его сторону в данный момент не хотелось. Но она определённо к этому вернётся. Нужно лишь только время.

Отредактировано Leila Malkal (2017-04-10 23:50:27)

+3

7

— Кролики довольно пунктуальные животные, вы не знали?

— О, говорите, пунктуальные? Значит, в следующий раз вас жду вовремя и без задержек, — хитро улыбнулась заключённая в ответ. О том, что имеет в виду, она промолчала, взглядом изложив больше, чем у иных выходит словами.

— Думай, думай. Ты явно не сахарная девочка, можешь и сама догадаться. Чужие рассказы не стоят и мазка картины, что нарисует твоё сознание. — Часто человек оказывается способен прийти без посторонней помощи очень ко многому. Лишь направить в нужную сторону.

— Как долго вы тут? Неужели, эту самую... Дюжину?

— Так я не считала дотошно, леди Кролик. Окон тут нет, в щели не дует, и даже неведомо мне, зима иль лето на дворе. Расскажите, кстати... Если сами там бывали. — С искренним интересом — нет, жаждой коснуться мира за мягкими стенами хоть даже мыслью, через слова незнакомки.

— Но, леди Кролик, я точно помню, — грустно-мелодично вздохнула Алиса, — что вошла сюда, будучи ростом на голову ниже. В обзорное окошко заглянуть не могла. — Она улыбнулась, как ни в чём не бывало. Стекло в дверь было врезано на высоте примерно полтора метра от пола — "среднечеловеческой". Значит... Если сейчас собеседница чуть выше Лейлы, должно быть, попала в камеру годков так в двенадцать.

Дюжину? Десяток? Да уж никак не меньше пяти лет здесь она тогда провела.

Внезапно, возвращаясь к пропущенному ранее вопросу, девушка заговорила вновь, уже без радости, но с мягким укором:
— Случается, игрушки прекращают вести себя, как того ожидает хозяйка от них. Это и зовут поломкой. Дешёвые игрушки выбрасывают. Часто ещё и доламывают, а затем только выбрасывают, когда из бедняжки уже выжато всё веселье, что только может она дать. Дешёвых не жалко. Их таких всегда много, несложно купить новую.

— Другое дело — любимая, редкая игрушка, незаменимая и одна на всю жизнь. — Задорно блеснуло алым в зрачках. — Стоит такой поломаться, и хозяйка убивается, плачет, всеми силами кидается чинить. Иную куклу получается исправить простым душевным разговором, доверительным таким... С глазу на глаз. Но бывает и иначе. Бывает, игрушка не желает чиниться, и хозяйка не в силах заставить, как бы не изворачивалась.

С каждым словом Алиса становилась тише и приближалась к стеклу, пока не упёрлась лбом в него, впиваясь пальцами в обивку двери с той стороны, и не произнесла уже едва слышным шёпотом, оставляя словами туман на стекле, внимательно, испытывающе уткнувшись в Лейлу совсем не безумным, твёрдым на редкость взглядом:
— А вас она уже чинила, леди Кролик?.. [ava]https://files.catbox.moe/kfmpfl.png[/ava] [nic]Alice[/nic] [sta]Quid pro quo[/sta] [sgn]A butterfly in a tightly woven web, spinning and beating in hysterics, weaker each time, while new and new threads lie upon it.
Poor, poor thing. I can almost feel it's life diminishing akin to a frail candlefire upon soft summer breeze.
Isn't it... Quite marvellous?..[/sgn]

+6

8

«На голову выше…? И всё это время она пробыла здесь?»
Девушка не могла поверить в услышанное. Просто не хотела верить в то, что происходит прямо у неё перед глазами. Храня в своей голове Культ в куда более светлом виде, Малкаль хотела закрыть окошко, покинуть этот коридор и больше никогда к нему не возвращаться. Однако что-то останавливало от столь скоропостижного поступка. Было ли тому виной всё прежнее любопытство, или же что-то иное, но блондинка продолжала наблюдать за своей новой «знакомой». Откровенно не понимая, почему продолжает слушать весь этот бред, которому были определённые доказательства. Но стоило ли действительно слушать человека, сидящего в отдельной камере с белыми стенами обвитыми войлоком? Ответ нашёлся почти сразу же.
«Я и сама была в том же положении…»
Его и не стоило долго искать. Наверное, отчасти именно поэтому Лейла Малкаль продолжала вслушиваться в каждое слово, всё сильнее цепляясь за ручку железной дверцы окошка. С каждым приближающимся шагом, хватка британки становилась всё сильнее. Девушка сглотнула слюну, а её взгляд слегка расширился. В этот момент в ней пробудился какой-то инстинктивный страх. Ладошка руки сжимающей ручку в тот же момент покрылась потом, не желая слушаться до того самого вопроса. А желание удалиться от этой камеры подальше становилось всё тяжелее, буквально давило на девушку всей своей «массой». И тот самый момент, как прозвучал вопрос, блондинка слегка отодвинулась от окошка, будто ударившись током. Сказанное человеком по ту сторону железной двери врезалось в самосознание девушки, порождая лёгкую головную боль.
- Простите… Кажется, сюда кто-то идёт. – С этими словами Лейла закрыла дверцу небольшого окошка для наблюдения за человеком камере. Это была очевидная ложь или же… Ей даже показалось, что она действительно слышала какой-то шум, исходящий из дальней стороны коридора. Однако стоило только оглядеться по сторонам, дабы понять, что это была лишь игра собственного воображения. Не теряя минуты, Лейла Малкаль быстро зашагала по коридору в обратном направлении, стараясь уйти от злополучной камеры как можно дальше, прокручивая в голове один и тот же вопрос. Всё её нутро говорило британке о том, что за ответом на этот вопрос порушится привычное мировоззрение этого мира. Она не хотела этого. Не хотела потерять то, что смогла вновь обрести после стольких страданий. Именно поэтому она сейчас позорно сбежала. Единственное что она могла сейчас сделать, это обдумать произошедшее. Во всяком случае, у неё больше не было никого желания возвращаться к этой камере. По крайней мере, в ближайшее время.

+3

9

Алисе не составило и крохи труда расслышать плотную, глухую тишину снаружи. Конечно, никто сюда не шёл: — Врушка. Трусишка. Что же ты так, Кролик? — Уже когда обзорная створка лязгнула, отрезая Лейлу от новой случайной знакомой, та задорно крикнула ей вслед:

— Тогда до встречи же, моя пунктуальная леди Кролик! — И продолжила уже негромко, сама себе: — Я буду ждать с нетерпением.

Оставшись наедине, узница погрустнела и осунулась. Медленно отлепилась от зеркального стекла. И, всё так же неспешно, провела по нему рукавом, стирая следы своего дыхания и касаний.

Она действительно могла тушить пылающие птицы Гиасса. Вот ресницы махнули крыльями, и отражение уже возвращает холодный тёмно-синий взгляд, разве только скрывающий в себе по-прежнему отблески погасшего — да не совсем — опасного огня. Алиса бы ни за что не описала его "жутким", видя вместо того в своих глазах силу и волю незаурядной персоны; но зритель посторонний узрел бы там и умеренное презрение ко всем вокруг, и готовность оправдать всякую цель любыми средствами, и — немаловажно — то самое щекочущее ощущение бездны, оказавшейся вдруг живой, сознательной... И посмотревшей в ответ.

Культисты держали за тяжёлой дверью ту, что давно не ощущала себя человеком, хоть и не понимала этого сама. В теле светловолосой девушки обитало чудовище, наблюдавшее с живым интересом (и некоторым увлечением) за миром сквозь линзы её восприятия. Чудовище находило мир чрезвычайно занятным, рвалось наружу как только могло, подстёгиваемое желанием испытать мириады новых ощущений и неведомых ранее забав.

А ещё разорвать в клочья каждого бестолкового, кто встанет на пути. Алиса хранила, очень бережно и дотошно, в голове с самого начала полнящийся потихоньку список ни в коем случае не заслуживающих от неё ничегошеньки хорошего личностей. И где-то рядом — второй список, список удостоившихся некоторого расположения и благодарности. До недавнего — совершенно пустой.

Моргнув снова и вернув малиновые сигилы на их правомерные места, она вскинула руки и прокружилась несколько раз по камере, окатывая её лёгким смехом. А затем рухнула на мягкий пол, вперившись в потолок, будто видела его насквозь, до самого неба, и глубоко вздохнула с предвкушением, беспорядочно шурша по ткани вокруг себя ладонями.

Она приманила бедную Крольчиху к своей тёмной норке, и хоть та ушла сейчас — ещё обязательно вернётся. И сунет любопытный носик внутрь, и запутается в липкой паутине, и выйдет наружу уже не совсем как вошла. "Леди Кролик" — её долгожданный ключик от мерзопакостной двери, и ох чёрт же дери, она этот ключик не упустит!

Что не значит, впрочем, полной безнадёжности для несознательной (пока) помощницы. Алисе та действительно понравилась — насколько вообще можно понравиться от одного краткого разговора. Их встреча не станет очередной картиной погибели жертвы по вине хищника или паразита — но симбиозом, откуда каждая вынесет пользу.

— Ведь и я тебе ещё пригожусь, правда?

Она искренне улыбалась. [ava]https://files.catbox.moe/kfmpfl.png[/ava] [nic]Alice[/nic] [sta]Quid pro quo[/sta] [sgn]A butterfly in a tightly woven web, spinning and beating in hysterics, weaker each time, while new and new threads lie upon it.
Poor, poor thing. I can almost feel it's life diminishing akin to a frail candlefire upon soft summer breeze.
Isn't it... Quite marvellous?..[/sgn]

+5

10

В темноте прокатился лязг металлической цепи, пробуждая лежащую на полу девушку. Он растворился в ту же секунду, как блондинка, лежащая на полу у дальней стены, открыла глаза. Лёгкий отблеск недопонимания на лице, лучше любых слов описывал её недоумение. Маленькая лампа над дверью, в прямо противоположной стороне от девушки, освещала лишь только небольшую часть комнаты перед собой. Свет будто отчёркивая невидимую грань, отгонял от неё опасную темноту, готовую набросить на неё в любой подходящий момент. Впрочем, стоило Лейле посмотреть в другую сторону, как она абсолютно ничего не увидела. Находясь в этом небольшом пучке света, окружённая непроглядной темнотой, блондинка ощущала, как паника медленно забирается в её опустошённую голову. Тело налилось свинцом, вопреки позывам разгоряченного сердца бежать без оглядки. Ей оставалось только плотнее сжать губы, нащупать спиной стену, вжимаясь подобно брошенному котёнку в комок и прислушиваясь к тишине вокруг. Чудовищный, животный страх постепенно захватывал бразды правления в её теле, совершенно не понимая его источника. Было ли это вызвано тишиной или быть может темнотой вокруг. Но вся атмосфера этого места будто бы въедалась в кожу, не давая мыслить рационально. И самое главное, Лейла Малкаль никак не могла вспомнить, как она здесь оказалась. Зажмурившись, девушка приняла никчёмнейшую попытку вернуть себе самообладание, но даже звук собственного, дрожащего дыхания предательски напоминал ей обо всей безнадежности данной затеи. А затем, по помещению, больше напоминающее обшарпанный коридор, вновь прокатился лёгкий лязг металлических цепей, побуждая девушку открыть глаза, откликнувшись на источник звука прямо перед собой. Дверь, над которой была небольшая лампочка, вся была обвешана металлическими цепями, вбитыми в стену огромными кольями. Глаза расширились в удивлении, а осознание пришло не сразу…
«И как я… раньше её не заметила?»
Дверной глазок, находящийся на самой обычной металлической, светлой двери, привлёк её внимание. Он был тёмным, будто залепленным чем-то, либо по ту сторону не было никакого источника света. Тем самым, будто бы подтверждая, что за дверью ничего хорошего явно быть не может. Однако, стоило девушке заметить его, как внутри загорелось жгучее, непреодолимое желание заглянуть в него. Посмотреть, что находись за этой дверью. Стоит ли в действительности пытаться как-то открыть её, пускай это и было невозможно, без подручных на то инструментов. Вопреки гласу разума, буквально кричащего – держаться от этой дверь подальше, Малкаль неуверенно стала подниматься на ноги, полностью позабыв об окружающей её темноте. Взгляд был плотно прикован к дверному глазку, а сердце бешено колотилось, разгоняя по венам кровь. Лязг металла, будто бы подгоняя девушку, вновь раздался, но на этот раз прямо у неё в голове. Словно кукла, она медленно потянулась к двери, вставая на цыпочки и невольно дотронувшись до одной из цепей, уже собиралась взглянуть по ту сторону, как вдруг раздался оглушительный удар в дверь. Вскрикнув от неожиданности, Лейла почувствовала, как в ту же секунду теряет равновесие и…

Женский крик, разрезая тишину повисшую темноту небольшой комнаты, пропал также резко, как и появился. Лёгкий полумрак, встречающий девушку, лежащую на полу у стены, почти тут показался враждебным, а сама Лейла с дрожью в руках попыталась встать на ноги и дотянуться до выключателя. Успех. Свет в одно мгновение залил помещение, куда её перевели после разговора с Иллейн. Это было небольшая комната в светлых тонах, со всем необходимым, чтобы довольно комфортно существовать. Именно что «существовать», а не «жить». Как раз это девушка и подметила, в первый раз оказавшись в данном помещении. Но выбирать не приходится. Помнится, ещё тогда её посетила мысль, что возможно Брунгильде пребывать в куда более худших «апартаментах». Хотя, пускай, она и могла ошибаться на этот счёт.
Блондинка, стараясь взять себя в руки, поплелась в соседнюю дверь, от входа в коридор, где находилась небольшая уборная. Раковина, туалет и несколько неудобный для пользования душ. Она почти тут же метнулась к раковине, включив холодную воду и набрав себе в руки, плеснула себе на лицо.
- Если спать на полу, ещё и не такое присниться… надо с этим завязывать. Кто бы мог подумать, что у меня это войдёт в привычку. – Слегка подрагивающим голосом проговорила сама себе девушка, вглядываясь в собственное, измученное выражение лица в зеркале над раковиной. – Слишком многое произошло... – Будто бы отвечая себе самой на невысказанный вопрос, она одним движением закрыла кран и двинула обратно в комнату.
Потянувшись, девушка посмотрела на настенные часы, показывающий начало шести утра и вышла из комнаты. Оставаться там, в кромешном одиночестве и далее явно не хотелось. Посему, борясь с небольшой усталостью и затёкшей спиной, девушка медленно поплелась по коридору, как говорится – куда глаза глядят. При этом, стараясь припомнить приснившийся ей кошмар, который с пробуждением, не оставил практически никаких следов в памяти…
…Она и не сама не поняла, как очутилась в том коридоре, где ещё вчера «повстречалась» со своей новой, несколько умалишённой знакомой. Впрочем, на счёт её «сумасшествия» девушка ещё не была так уверенна. Намереваясь пройти мимо той самой злополучной двери, впиваясь в неё взглядом, Лейла внезапно остановилась. В груди засвербило всё странное желание открыть дверь и взглянуть внутрь. Она и опомниться не смогла, как уже взялась за ручку железной дверцы окошка, как отпрыгнула от неё будто ужаленная. Сама не до конца понимая, чего именно так сильно опасается. Впрочем, также понимая, что уже наделала много шуму и уйти незамеченной так просто не получится. Девушка всё же решила открыть дверцу и заглянуть внутрь, сохраняя всё тоже, гробовое молчание…

Отредактировано Leila Malkal (2017-08-06 08:12:00)

+3

11

Вчера была среда. Сегодня — четверг. Это всё, что она могла с уверенностью знать: в понедельник вечером и в пятницу утром охрана выводила на душ под тяжёлым конвоем, позволяя сориентироваться в днях недели. Число, месяц, год — уже далеко не столь доступные сведения.

Всем, контактирующим с ней санкционированно, рекомендовали трепать языком поменьше — и совету с удовольствием следовали. Илейн, иногда (хотя в последнее время, разочаровавшись, видимо, всё реже) пытающаяся уговорить к содействию, также не любила отвечать на вопросы, стараясь выдавить из драгоценной узницы чего-нибудь полезного для себя информационной депривацией и классическим психологическим давлением. Самым сильным, какое умела.

А с Алисой всё равно не работало. Она боролась с одиночеством, увлекаясь разговорами со всё новыми и новыми рождёнными буйным разумом сущностями, видела любые попытки сломить себя насквозь и попросту нагло — неявно, но очень нагло — издевалась над тюремщицей, устраивая безумные представления для сокрытой в глубине головы многотысячной публики.

И бегущая с поджатым до живота хвостом от грома апплодисментов её зрителей Илейн ломалась каждый раз, взглянув в воплощённую этим существом монструозную бездну, куда пуще вечно улыбающейся узницы, чьему неприкрытому жизнерадостному счастью, казалось, не было ни границ, ни конца. Какая сцена! Надзиратель бежит с беззвучным криком ужаса и отчаяния от заключённой, стоящей в своей камере гордо подняв голову. Как славно — пытать лишившую тебя всего тварь, пользуясь единственным доступным, незыблемым фактом.

Она придёт снова. Придёт столь же верно, сколь девушка с пшеничными волосами будет ждать. Тюремщица может наслаждаться властью над сотнями судеб, сжатых в красивых ухоженных руках, но её собственная останется заперта в белой мягкой комнате.

Наверное, поэтому визиты становились всё реже. Наверное, поэтому появилась леди Кролик. Наверное, Илейн ставит на неё в отчаянной, призрачной надежде на свободу от своего проклятия — но ставит и Алиса. А обыгрывать она научилась уже слишком хорошо.

Время отсчитывается по подачках еды. Утром, днём, вечером. Догадались начать менять часы подачек и душевые дни, чтобы сбить с толку сильнее, слишком поздно: она уже чувствовала смещение, и получалось угадать новый распорядок. Пусть неточно. Пусть хоть как-то. Пока нет другого пути к борьбе, невообразимое удовольствие можно черпать и отсюда.

Нудные, бесконечные минуты тянутся подсыхающей патокой, уходят в небытие за молчаливыми беседами. Обсуждено всё, новостей нет... Значит, мы сыграем спектакль! Мы устроим комедию, вдохновлённую лучшими работами Греции, когда-то, до заключения, позволенными ей. Да, вдохновлённую трагедиями комедию! Почему нет?

Мы прочитаем нам же стих, который никто не запишет и завтра забудем. Мы снимем превосходный фильм, закрыв глаза. Мы займёмся своим телом, чтобы не упустить драгоценный шанс, когда — если — тот появится. Камера пуста, в ней ничего нет, кроме пола и стен... Нет. Есть ещё сама Алиса. Можно поднимать собственный вес, можно бегать кругами, можно выдумать столько всего разнообразного — диву даёшься!

...и так много, много лет.

Шаги. Знакомый уже со вчера ритм.

— Ты пришла, леди Кролик. Пришла-пришла!

Лязг дверцы.

Совершенно не изменившийся вид полутёмной камеры, хорошо отложившийся в памяти Лейлы со вчера. Новая знакомая опять сидит у дальней стенки, опёршись на неё спиной, безвольно свесив руки по бокам, улёгшиеся на пол подобно верёвкам. Затылок заключённой утыкается в мягкую обивку, так что лицо направлено слегка кверху. На дверь она не смотрит — но явно осознаёт присутствие гостьи, выдавая себя играющей на губах широкой улыбкой.

— Леди Кролик? — Мелодично прорезает тишину голос Алисы. — Как вовремя.

Плети рук наливаются жизнью, и девушка вся, одним плавным хищным движением, подымается на ноги, приобретая ярко характеризующий её вид уверенного в себе, не потерявшего духа человека. Пожалуй, держащего всё под контролем человека.

До жути естественно благородный вид.

— Я неимоверно рада буду вовновь скрасить с вами свой досуг! — Алиса приближается к двери, как вчера, словно намекая продолжить с места, где прервались. Или начать совершенно новый разговор. Может быть?

Две светловолосые девы с озорными алыми птицами в глазах по разные стороны стальной преграды. Одна в застенках, другая — снаружи. Почему же заключённая выглядит такой свободной?

Сюрреалистичная картина.[icon]https://files.catbox.moe/kfmpfl.png[/icon][status]Quid pro quo[/status][nick]Alice[/nick][sign]A butterfly in a tightly woven web, spinning and beating in hysterics, weaker each time, while new and new threads lie upon it.
Poor, poor thing. I can almost feel it's life diminishing akin to a frail candlefire upon soft summer breeze.
Isn't it... Quite marvellous?..[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-08-07 23:58:19)

+5

12

Прищурившись, Лейла Малкаль наблюдала за «тенью» внутри комнаты с мягкими стенами. Прошлая картина тут же всплыла в памяти, почти ничем не отличающаяся от той, что разворачивалась прямо перед ней. Но на этот раз пульс девушки не спешил барабанной дробью разноситься у неё «в голове», охраняя собственное спокойствие. Создавалось ощущение, что она стоит на краю пропасти, и если не смотреть вниз, ничего страшного не будет, а впереди наоборот разворачивался великолепный, умиротворяющий вид. Быть может, это была эффектом, порождённым дежавю, или же сама блондинка на сей раз была более подготовленной. Оттенок лёгкого безразличия появился в глазах ровно до того момента, как в голове не всплыли последние слова заключённой.
«Чинила, ли…?»
Слова, казалось бы, проникающие прямо вовнутрь, заставляющие тело содрогаться в немой судороге. Они несли собой некий смысл. Почти неуловимый, наводящий на тяжёлые размышления, порождая новые вспышки головной боли. Она не знала, зачем вновь открыла эту «запретную дверь». Вопреки собственным инстинктам – ведь та, что находилась по ту сторону двери, явно не была в здравом уме. Или всё-таки была? Возможно, Лейла хотела получить ответ на этот самый вопрос. С другой стороны, страх порождаемый этим самым «смыслом» отталкивал не меньше, ставя девушку буквально на распутье дорог. И, учитывая, что она вновь оказалась здесь, притворив для себя, то самое окошечко, выбор был сделан. Вот только, осознавала ли это сама девушка?
«Зачем?»
Ответ на этот вопрос могла дать только её собеседница. Вот только, по всей видимости, она не слишком спешила с этим. Издеваясь или же наоборот, собственноручно подталкивая девушку в нужном направлении.
- И как вы поняли, что это таки я? – Задала она более чем логичный вопрос в данной ситуации.
«И нет. Всё-таки она мало походила на простую умалишённую».
Девушка слегка хмыкнула, прежде чем сказать следующую фразу. Было ли это недовольством, или же тем самым она пыталась сбросить с себя лёгкое оцепенение, сильнее сжав железную ручку дверцы окошка.
- В прошлый раз я не представилась. И это было довольно грубо с моей стороны. Меня зовут Лейла Малкаль. Не могу сказать,  что мне приятно данное знакомство.
На этом блондинка закончила, так и, оставшись стоять, сама не зная чего ожидая. Было бы логичнее просто уйти на этом. Но, она продолжила своё молчаливое наблюдения, всё больше впиваясь взглядом в лицо своей собеседницы за «стеклом». Почти что изучая его. Делая как раз таки то, что не смогла сделать при прошлой встрече.

Отредактировано Leila Malkal (2017-08-09 14:03:20)

+3

13

Алиса ощущает мимолётную перемену в тоне, отношении — и сразу сбавляет напор, плавно, естественно, будто всю жизнь только и занималась практикой многозначных заковыристых бесед. "Будто"?.. Кто её знает. Девушка по ту сторону подгоняется к собеседнице так мастерски, так вовремя, что заставляет мгновением усомниться: существует ли? Может, сама Лейла тихо сошла с ума и выдумала воображаемую подругу, рассказавшую бы ей её собственные потаённые секреты?

А ведь для заключённой окошко зеркально. Как это ощущается — говорить с собой, с точным отражением?

Попервой — очень страшно и странно. Потом... Увлекательно!

Вопрос о реальности "Кролика" щекочет и Алису. Не мучит, щекочет слегка. Дни летят легче, когда страдать себе не позволяешь и принимаешь любое событие как развлечение, шанс, возможность... Гостья окажется очередной выдумкой? Ну и пусть! Пусть! Как только представление окончено и она сойдёт со сцены, пусть займёт своё место в партере, особенно почётное. Расторопная, улыбчивая, такая сказочно воодушевляющая режиссёр сама проведёт её.

Коли же действительно существует... О, интересно, интересно! Нежданный яркий поворот! Хм?

— И как вы поняли, что это таки я?

— Чего же в том трудного, дорогая леди Кролик? — Лицо сохраняет извечную улыбку, слова же стали спокойней, уравновешиваясь с речью Лейлы. Вчера та была восприимчивей; сегодня — меньше, и надо поутихнуть, дабы не показаться лишённой последних крох рассудка идиоткой. — Ваши шаги совсем не как у сторожей. И вы обещали вернуться вчера. Разве нет? Ах, нет... Вы просто упомянули пунктуальность кроликов. Глупо с моей стороны делать столь притянутые за уши выводы, правда?

— А ещё, — лукаво улыбается Алиса, — ко мне невовремя ходите лишь вы да Королева Червивая. И Королеву, позвольте, слишком уж легко отличить. — Вот так. Ларчик просто открывался.

Узница вздыхает, опёршись локтями о дверь и прижимаясь затем к ней всем телом, будто в порыве мгновенной усталости. В окошке — её волосы, загородившие часть снизу-справа целиком. Выслушивает имя. Отстраняется, подставляя взгляду лицо, вновь.

— Лэ-и-ла. — Произносит она медленно, нарочито по слогам, настолько, что исходное звучание теряется совсем. Произносит, прикрыв глаза от удовольствия. — Лэила, Лейла, леди Малкаль, спасительница моя из душащих пут безжалостной скуки. — По камере расходится тихим эхом шутливый смешок.

— Неприятно? О, я оскорблена! Уязвлена в самую глубь души. — Алиса хватается рукой за сердце, другую ладонь прижав тылом ко лбу, запрокидывая голову в жесте отчаяния... И косится на зрительницу — единственную? — сквозь неувядающий блеск неуместной жесту, но почему-то так органично смотрящейся улыбки. — Впрямь, однако, чего приятного в таком знакомстве? Я предпочла бы угостить вас чаем, Лейла, или хотя бы составить компанию в прогулке по чудесному цветущему саду. Alas, no can do! Четверо стен да дверь — вот весь мой сад.

Девушка разводит руками в сожалении, возвращаясь обратно к двери.

— А может, вам неприятна я сама, но не обстановка? Расскажите, Лейла, госпожа Малкаль. Помилуйте несчастную... Даже если пустым разговором. — Был ли это намёк на бессмысленность заявлений о приятностях? С точки зрения Алисы, как минимум?

Она очень близко к стеклу. Настолько, что от слов на том опять, как раньше, выпадает влажный тёплый туман. Но... Выпадает теперь уже не просто так.

Не прекращая говорить, слегка покачиваясь, подобно чародейке-заклинательнице с её неописуемо обворожительной улыбкой, умалишённая ловкими, непринуждёнными, совсем не заметными снаружи — одной лишь Лейле — движениями выводит по выдохнутому мареву послание.

"Нас слышат".[nick]Alice[/nick][status]Quid pro quo[/status][icon]https://files.catbox.moe/kfmpfl.png[/icon][sign]A butterfly in a tightly woven web, spinning and beating in hysterics, weaker each time, while new and new threads lie upon it.
Poor, poor thing. I can almost feel it's life diminishing akin to a frail candlefire upon soft summer breeze.
Isn't it... Quite marvellous?..[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-08-11 10:25:21)

+5

14

«Слушают? Так значит… она знала это с самого начала? Но зачем?»
Лейла непроизвольно дёрнулась от этих мыслей. Со стороны можно было подумать, что ей явно не прельстит такая близость с человеком, сидящем в камере с мягкими стенами. Или даже пугает? Но ничего кроме смятения не появилось в душе у девушки, и она задумалась над тем, насколько можно было доверять её «словам». Быть может, это было сделано умышленно, дабы запутать девушку? И самое главное, чего она сама добивается всем этим представлением? Вопросы, на которые нельзя было ответить даже после долгих раздумий.
«Учитывая её поведение, не удивительно, что она под постоянным надзором. Вот только… Почему тогда тут нет видеокамер? Это же намного упростило задачу. И, если это правда, Илэйн должна знать, что я здесь была. Тогда, почему она ничего так и не предприняла? Или может, не считает это «знакомство» опасным? Что-то я совсем перестаю понимать происходящее».
Смятение девушки усиливалось с каждой секундой. И чтобы не забивать пробел своим молчанием, дабы не вызывать лишних подозрений у их слушателей, блондинка решила ответить на вопрос Алисы.
- Я считаю ваше поведение несколько странным. Вы, простите, похожи на психопатку. Но ведь это не так, правда? У умалишённых несколько другой… взгляд. Честно говоря, я не знаю, откуда у меня может быть такая информация о душевнобольных. Но, что-то мне подсказывает, что это не так. Посему, не могли вы закончить это нелепое представление? Если вам действительно хочется мне что-то сказать – говорите это прямо, а не ходите вокруг да около. К тому же, ваш голос… кажется мне… знакомым?
Это осознание пришло к ней внезапно. Врезалось в память, подобно грому среди ясного неба. И она совершенно не понимала того, почему раньше не смогла этого вспомнить. Или может, вспомнила, но не предавала этому должного значения? В голове всё в очередной раз перевернулось с ног на голову, не позволяя блондинке выстроить логическую цепочку, а самое главное, вспомнить, где она до этого могла его слышать. Уверенность в том, что этот голос уже как-то раньше достигал её слуха, была почти стопроцентной. Если бы не одно «но»… какая-то часть самой девушки, буквально кричала ей о том, что подобного не может быть. Был ли это самообман. Могла ли она спутать этот голос с кем-то другим. Раньше Лейла Малкаль могла с холодным спокойствием ответить себе – что нет, такого быть не может, у меня хорошая память на лица и голоса. Но теперь в её душе скрылось сомнение. Тихонько покусывая за самые слабые места, она не могла уже быть настолько уверенной в себе. В конечном итоге, после разговора с Илэйн Лейла почти ничего и не вспомнила из своей «прошлой жизни». В памяти то и дело резко всплывали картинки из прошлого. Настолько размытые, что ничего толком нельзя было разобрать, и уж тем более, вспомнить из какого примерно периода они могли быть. Впрочем, этого было достаточно для того, чтобы подтвердить теорию самой Илэйн. Если уж кто-то действительно сможет вернуть Лейле память, так это она сама.
Рот девушки уже было непроизвольно открылся для того, чтобы задать следующий вопрос, как она с силой закусила губу. И почему же она так сильно не хотела узнавать ответ на него? Ведь было бы логичнее спросить у самой Алисы – встречались ли они когда-либо. Пускай её поведение об этом и не говорит. Но всё же… Вместо этого, девушка лишь только продолжила свою роль в этой небольшой игре.
- Впрочем, вы можете поступать, как вам вздумается, Алиса. И если я вам нужна чисто для того, чтобы «спастись от скуки». Меня такое не интересует. Прошу меня извинить.
После этой фразы, девушка уже было хотела закрыть дверцу и вернуться. Но, отчего-то всё также застыла, ожидая следующих действий «заключённой».

+3

15

— Вы, простите, похожи на психопатку. — Алиса прыснула в ответ здоровым смехом, услышав нечто на редкость забавное.

— А я бы посмотрела на вас через пару лет в этих комфортабельных апартаментах! — Весело отбросила она обвинение... И тут же нагло с ним согласилась: — Слишком уж субъективная штука — нормальность, знаете? Может, я и безумна. Как на ваш взгляд. — Но точно не дурная.

Рукав избавляет стекло от тумана, и со словами на него возвращается новый слой.

"Нас видят".

Узница понятия не имела, есть ли снаружи камеры. И даже есть ли микрофоны, в самом деле. "Слышат", "видят"... Лишь догадки. Сделанные на основании её близкого знакомства с Илейн догадки. Да и вообще, какой идиот не догадался бы обеспечить наблюдение за столь опасным контингентом?

А пусть их и нет. Что с того? Кому вреда, если поберечься немного с излишком? Сплошные преимущества. И...

Увлекательно!

— Посему, не могли вы закончить это нелепое представление? — Вздох. Улыбка впервые напрочь сходит с обрамлённого золотом лица, заменяясь тяжёлым взглядом оскорблённого Творца.

Премногоуважаемая Лейла, ежели вам не по вкусу моё представление, то я приглашаю вас выметаться вон отсюда немедленно! Я, право, лучше сдохну во скуке и забвении, чем буду тратить время на лишённую всякого вкуса невежду. — Под конец она всё же возвращается к обычной зловещей весёлости, слегка закатывая глаза в придачу, смакуя некие скрытые глубоко в нездоровой голове мысли. — Всё же надеюсь, произошло досадное недоразумение, и вы исправитесь.

— Ты подыгрываешь, моя дорогая Кролик? Или и правда не хочешь иметь со мной дела? Ах, как непонятно, загадочно, возбуждающе! Высокая ставка и напряжённые игроки над столом рулетки!

Алиса использует известный трюк: контратакует попытку — притворную или честную, без разницы — оставить её угрозой поступить так самой. Не поверите, но часто работает. Если Лейлу преследуют сомнения (а как же иначе?), перспектива резкого решительного наказания за них заставит таинственную "леди Кролик" испугаться потери возможного ключика к окружающим загадкам... И забыть, забыть эти злосчастные сомнения как страшный сон!

Случись она искренне тверда в желании избавиться от "психопатки", ситуацию всё равно не спасти.

Подыгрывает для наблюдателей? Тогда и заботиться нечем, дело идёт чудесно.

Заслана Королевой? Ах, что ж. Насколько Малкаль ей верна?

— Голос, голос, дорогая Лейла... Не припомню, не припомню совсем чтобы была с вами знакома. Вот же задачка, право! Скажу больше: последними годами разговаривала я свыше пары слов только с Её Величеством, Червивой Королевой. Может, кто-то просто похож? — Алиса действительно не знает. И даёт подсказки, приходящие в голову: — А что, манера речи сходна тоже? И её припоминаете? Вот чудеса так чудеса!

"Веришь себе?" — скользит палец. — "Зря".

Сколько птенцов — и не очень — до неё встретили эту участь! Бунт карался смертью, глубокой обработкой Гиасса монтажёра или (на вкус ответственного за реабилитацию) ещё какого-нибудь. Прошедший сквозь процедурки утверждения верности становился совершенно новым человеком. Полезным членом общества, ха! Любое государство бы удавилось за возможность обходиться так с преступниками. Но обладал ею лишь Культ.

И вот штука: не сработало! С ней не сработало, вынужденной с тех пор чахнуть под арестом. Починить сложно, выбросить жалко. Вряд ли Лейла обладает подобным талантом. Не стояла бы по ту сторону иначе.

— Уходите? — Улыбается Алиса. — Желаю всяческих удач. Скука и жажда нового вращают мир — но никому кроме вас не определить ваш интерес. Ведь правда? — О, эти могут. Виртуозы умеют создавать жизни с нуля и заново — чего им всего-навсего простой интерес?

Она машет рукой, будто на прощание, проходясь голубой тканью по стеклу. Выдох, вензель пальцем. Однако, как резво узница выучилась писать наоборот!

"Там нет друзей".[nick]Alice[/nick][status]Quid pro quo[/status][icon]https://files.catbox.moe/kfmpfl.png[/icon][sign]A butterfly in a tightly woven web, spinning and beating in hysterics, weaker each time, while new and new threads lie upon it.
Poor, poor thing. I can almost feel it's life diminishing akin to a frail candlefire upon soft summer breeze.
Isn't it... Quite marvellous?..[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-08-13 12:17:21)

+3

16

- Я вас не понимаю… - Внезапно выдала Лейла. И сама же удивилась собственному поступку. При разговоре с Алисой она всегда чувствовала себя не в своей тарелке. Будто бы каждое её слово задевали за живое. За «что-то», чего сама девушка не могла знать. Щекоча собственное любопытство, блондинка сама тому не зная, всё больше пробуждала в себе интерес к данной персоне. Возможно, именно этого сама Алиса и добивалась. А может, и нет. Судить о её поступках, а самое главное, за их логикой – было далеко непросто. Можно сказать, практически невозможно. Единственное, что смогла для себя прояснить блондника – всё это делала её новая знакомая, было далеко не просто так. А вот какие были её истинные мотивы, никто не знал. И, узнать это можно было только одним способом…
- И, наверное, не смогу понять. По крайней мере, в нынешней ситуации.
«Если бы только была возможность пообщаться вне этих стен. Возможно, ситуация бы крайне изменилась. Но, если её держат здесь – быть можно Алиса действительна опасна. Стоит ли мне это продолжать?»
Британка так и застыла на месте, задумавшись над смыслом собственных действий. И, как ей казалось в данный момент, они были такими же бессмысленными. Более того, противоречивыми. С одной стороны, она только что была готова «бежать» отсюда, полностью забыв о данном знакомстве. С другой же, всё ещё не могла решиться на нечто подобное. Беспричинно наблюдая за происходящим в камере. Стараясь ответить себе сразу на несколько вопросов. И, как правило, не находя на них каких-либо ответов.
«Нет, друзей, значит? А если их нет и по ту сторону двери этой камеры? Откуда мне это знать? И, что ты хотела сказать этим…»
Действительно. Последние написанные фразы Алисой били по самым слабым местам. Могла ли она доверять самой себе в данный момент времени? Не помня практически ничего. Слепо доверяя Илэйн, девушка, вроде бы, приняла за чистую монету всё то, что ей рассказали. Однако, это и наводило на странные мысли. Заставляя задавать себе однотипные вопросы – порождая тем самым сомнения в сердце. Лейла всё больше начинала чувствовать, как будто бы забивается в угол под гнётом всех этих немыслимых вопросов, то и дело всплывающих у неё в голове. Путая саму себя. Не находя никакого для себя выхода. Она так и стояла в нерешительности. Не зная, как поступить дальше. Стоит ли закрыть эту дверцу, покончив с этим раз и навсегда. Или же стоит довериться человеку, который сейчас наблюдал за её решением по ту сторону железной двери…
- Впрочем, мне кажется, вы в любом случае довольно занятная личность. Лишены вы ума или нет. – Внезапно для себя, продолжила Лейла. Принимая окончательное решение. Это было её собственным знаком Алисе. Согласие на участие в этой, какой-то странной, только самой заключённой понятной «игре». – Думаю, тут я полностью в безопасности и мне ничего не угрожает. Так что, мы можем поговорить ещё немного. Никому из нас это не навредит, не так ли?
И всё-таки… желание узнать, что таится в этих горящих алой птицей глазах, оказалось сильнее здравого смысла. Возможно, Лейла Малкаль ещё пожалеет о своём решении. В её собственных фиолетовых очах загорелся почти такой же «огонёк», как у Алисы. Он будет гореть до тех самых пор, пока она не узнает «всю правду». Вот только, будет ли она в действительности правдой или же злым умыслом, порождённым больным мозгом человека, просидевшего в камере огромное количество лет.

+2

17

— Бла-го-да-рю! За лестную оценку, — рассмеялись с той стороны. — Вы также, позвольте, занятны, и о вашем ментальном состоянии я равно могу строить лишь догадки. Но, но, но, вы со мной заговорили! Это уже, дорогая Лейла, для меня большой знак.

"Лязгни окошком", — пишет Алиса. — "Будто нервно. Это "Да". Веди себя естественно".

"Ты поняла?"

— Давайте же поговорим. Право, горестно, что вы не понимаете меня, — вздох, и грустно качает головой, — но разве же то повод прекратить попытки?

— Расскажем друг другу о себе, Лейла? Вряд ли я поведаю много — видите ли, последние года моё окружение было чуточку слишком однообразным — однако ведь и то хлеб. Я первая! Я первая! М-м-м... — Задумчивый мелодичный звук даёт время для ещё одного послания.

"Я могу тебе помочь".

— Знаете, как не захиреть в таком заключении? Не знаете, наверное. Ну, секрет в том, чтобы не терять духа. Можно лишиться рассудка, — фыркает узница, — но когда вас покидает дух — дело плохо. Вот посмотрите на меня!

Отступив от двери, она картинно кланяется.

— Я не отягощена пребыванием здесь! Конечно, я предпочла бы волю, но коли такого варианта мне не предоставляют, буду радоваться тому, что есть. Чем поможет пустая депрессия? Правильно. Ничем. — И возвращается обратно.

"Если ты поможешь мне. Tit for tat, Leila. Quid pro quo". — Означает "то за это"; услуга за услугу, в общем. Откуда Алиса знает латынь? Наверное, только пару известных словосочетаний.

— Вы согласны, со мной? — Интересуется девушка. — Расскажите о себе теперь что-нибудь.

Она ждёт ответа. И словами в разговоре, то ли призванном исключительно отвести внимание неизвестных наблюдателей, то ли в самом деле развлекающим её, и дверцей окошка. "Да" или — молчанием — "Нет". Наверное, у Лейлы сыщется задачка, в какой ловкие пальчики "умалишённой" помогут ей разобраться.

Решится? А вдруг не справится помочь, при всём желании? Что в силах совершить её "леди Кролик"? Вопросы, вопросы. Незначительные вопросы. Было бы желание — способ найдётся. А без желания совсем никакой надежды.

Алиса молчит о своих намерениях. Рисует себе красочные сцены в голове, триумфальное шествие по базе-тюрьме, разбегающихся в ужасе, с криками людей, найденную Илейн... Свои руки на её шее. Разве хватит просто рук на шее? Нет. Для Илейн нужно придумать что-то особое. Благо, у неё нашлось столько времени для творчества!

Рисует — и молчит. Лейла не должна знать наперёд. Вряд ли она поймёт и оценит. Алиса собирается жестоко обмануть её — но не навредить, ни в коем случае. Она умеет быть благодарной.[nick]Alice[/nick][status]Quid pro quo[/status][icon]https://files.catbox.moe/kfmpfl.png[/icon][sign]A butterfly in a tightly woven web, spinning and beating in hysterics, weaker each time, while new and new threads lie upon it.
Poor, poor thing. I can almost feel it's life diminishing akin to a frail candlefire upon soft summer breeze.
Isn't it... Quite marvellous?..[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+3

18

Погрузившись в задумчивость, Лейла почти и не слушала то, что ей говорила собеседница. Все, что было ей нужно сейчас, это буквы, появляющиеся по ту сторону окошка, дающие странное ощущение потерянной надежды и страха. Вот только для кого? Небольшая часть её, будто пробуждаясь от спячки, слабо подавала признаки жизни, всё больше науськивая девушку воспользоваться выпавшим шансом. Здравый смысл же говорил совершенно обратное. Не было никакой гарантии и нужды верить девушке находящейся по ту сторону железной двери. Но желание узнать всю правду, возможно, скрывающуюся под куда более тонким слоем «лжи» было почти сильнее. Тянуло девушку за собой. Не давала и повода сомневаться в уже практически принятом решении. И всё же, она медлила. Сделав шаг в пропасть, уже нельзя будет вернуться обратно. Только это осознание не давало ей беспрепятственно лязгнуть дверцей в положительном ответе. В конечном итоге, задав сама себе вопрос, который предпочитала избегать всё это время:
«Лейла Малкаль. Что же ты сама хочешь? Дело пахнет керосином. Стоит ответить да, как…»
В ту же секунду, разбивая все свои мысли на мельчайшие осколки, девушка еле слышно, нервно лязгнула железной дверцей, тут же понимая – обратной дороги больше не будет. Возможно, это было её ошибкой. Никто не сможет внятного ответа, кроме неё самой.
«Как и сказала Илэйн… Я должна сама во всём разобраться. Поэтому… Прости».
Но перед кем она извинялась? Перед собой теперешней? Или же…
Теряясь в догадках, девушка произнесла в бессмысленном ответе на поставленный вопрос:
- Что я могу о себе рассказать? На самом деле, немного. Лишённая памяти, я мало что помню из своей жизни. К сожалению или нет. Рассказывать мне нечего. Но, я работаю над этим. Быть может, позже, я смогу вам поведать одну из своих историй. Как считаете? Послушаете её? – На лице появилась рекламная улыбка, адресованная бездушному окошечку, разделяющей девушку с собеседницей. – Впрочем, кто знает. Наверное, если я вспомню, меня уже тут не будет. Как не печально это осознавать. Вы, возможно, вновь останетесь тут. В этих четырёх стенах. Один на один со своим собственным духом.

«И кто знает, сможете ли вы продержаться… Сможете же?»
Оставляя этот вопрос без ответа. Девушка продолжила ждать следующих указаний.

+3

19

Звук согласия внутренне — но не внешне, никак не внешне! — воодушевил Алису без меры. Заслышав же о потере памяти, она и вовсе торжествующе расширила глаза в шокированной манере.

— Монтажёр работал, как пить дать. Может, Сама? М-м-м?

— Послушаю! — Соглашается она с большим интузиазмом. — О, но не угрожайте так бедняжке Алисе. Я запугана! В ужасе. Вся трясусь, — осклабилась в ответ на предположение об уходе.

— Любой обидит Алису. Это как щенка пинать. Прекратите, милая Лейла! — Взывает жалобно. И тут же добавляет хитрым голосом, подмигивая: — Вы же милая?

"Завтра около восьми мне принесут завтрак", — чертит палец. Пауза. Стёрто. — "Около десяти выведут на душ".

— Стук-стук, блям-блям. Созывается заседание парламента. Все сюда! — Раскатывается громким эхом в необычно обширном разуме очередной призыв.

— О, как они нас ненавидят небось, до скрежета зубов! А мы всё равно наблюдательные! Заметили время, как ни силились скоты поставить палки в колёса! — Ехидным скрипучим смехом разражается Сидория.

— Да не то чтобы незнание распорядка сильно бы нам помешало. — Подмечает скучающе ровно Валентайн.

— Друзья, как нынешний, пхи-хи, председатель. Что мы ей скажем?

— Ничего, пусть сама додумывается! Иначе бесполезная! — Гулко грохочет вояка-Стрид.

— Заткнись, Стрид! Тут умные люди разговаривают. — Едко осаждает его Катрин. — На завтрак у нас один охранник. С шокером, в защитном шлеме, всё как всегда.

— Есть шанс напасть даже самим, но очень маленький. Да и тревога подымется. Тут камеры, прослушки везде. — Хмуро уточняет Лалена.

— Но мы будем вдвоём с Лейлой? Что это меняет?

— Ничего особенно не меняет. Вместо нас с охранником будем мы, Лейла и охранник. Шанс его скрутить выше, но тревога всё так же подымется, и нам будет шибко плохо против всей базы.

— Малый шанс лучше чем без шанса!

— Заткнись, Стрид!

— Он прав. Рассмотрим душевой вариант.

— В случае душа это два таких же охранника. Зайдут, оденут уже нам шлем и наручники, как всегда, и в душевую потащат. По дороге они обычно свои шлемы снимают.

— Хотя им запрещено! Имбецилы!

— Как будто нам самим приятно его носить. Пока на нас шлем и наручники, конвой ничем не рискует.

— Заткнитесь оба! Я разговариваю! Так вот, припрут к душу, снимут наручники, запрут там. 20-30 минут чтобы снять шлем, помыться, одеть его обратно и позвать их. Не оденешь или не позовёшь — за тебя всё сделают, ещё пинков дадут.

— Да уж.

— А потом ведут обратно.

— Хороший момент для нападения — когда ведут нас без шлемов, либо когда стоят у душа. Тоже без шлемов. Если Лейла адепт, от неё такого не станут ожидать.

— Имбецилы надеются на воспитание птенцов! Это о нас знают, что мы опасны, и боятся. Других не боятся!

— Правильно.

— Но скрутить двух силой, в одиночку, Лейле будет сложнее чем одного с нашей помощью.

— Заткнись, Стрид!

— Если она адепт, проще напасть во время душевого похода. Если нет — во время завтрака. Втроём шанс выше, чем вдвоём. Другого уже не будет. Это первый за все года. Нужно рискнуть. Всем спасибо, заседание распущено.

Всю эту информацию заключённая пишет Лейле скупыми фразами. Рисует ломаной линией путь от камеры до душа. И не прекращает жизнерадостную болтовню в завораживающем танце эмоций.

— Мне не впервой наедине со своим духом, дорогая Лейла. Счастье, мой дух богат и многогранен! Насколько я могу судить. В целом, совершенно удовлетворяет мои минимальные потребности, не даёт потерять себя — не вижу причин жаловаться, нет-нет-нет... Хотелось бы больше, конечно. Вот вы — это самое больше. Вы моя редкая драгоценность. — Хихикает Алиса, на мгновение пуская на лицо нездорово экстатичное выражение. И поди сообрази, кривляется, или на самом деле так.

— Потеря памяти? Так ужасно! Мне никогда не доводилось это испытать, но одна мысль, даже всего лишь мысль вгоняет меня в совершеннейший ужас! — Подсказка для "Кролика". Знает ли она о монтажёрах? Да наверняка знает. "На меня не действуют их потуги", — намекает узница. — Вам ведь пытаются помогать? Я надеюсь, пытаются! Бессовестно было бы просто оставить вас вот так! Хотя, неудачной помощью можно и навредить... — А вот ещё намёк. — Главное ведь не навредить, согласитесь!

Прервав писанину, девушка с малиновым светом в глазах обнимает себя, ёрзаясь будто от переизбытка чувств. Продолжает потом.

— Тут так неимоверно скучно и тоскливо, милая Лейла! Я отдала бы всё за возможность увидеть снежок снаружи. Зима ли там? Лето ли? Вам ведь можно выходить? — Повторяет она не отвеченный ранее вопрос. — Расскажите, расскажите, я гибну, чахну без этого здесь! — Выписав всё полезное по кусочкам в лихорадке скользящего пальца и стирающего рукава, измождённая бедняжка прижимается к двери с той стороны, иступлённо впиваясь ногтями в обивку стен, силясь каждой клеточкой своего тела добиться контакта со внешним миром.

Она играет. Играет роль. Играет ведь?[nick]Alice[/nick][status]Quid pro quo[/status][icon]https://files.catbox.moe/kfmpfl.png[/icon][sign]A butterfly in a tightly woven web, spinning and beating in hysterics, weaker each time, while new and new threads lie upon it.
Poor, poor thing. I can almost feel it's life diminishing akin to a frail candlefire upon soft summer breeze.
Isn't it... Quite marvellous?..[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-09-20 00:17:25)

+6

20

Быть сильным духом… Что это? Перед Лейлой, возможно, был один из тех ответов, которые используют люди, коих судьба почти довела до отчаяния. А возможно ли, это был их собственный выбор – пойти по тонкой грани, между сумасшествием и адекватностью. По-прежнему сохраняя и то, и другое, новая знакомая не прекращала удивлять свою собеседницу. Занимая эфирное время речами, кажущимися на первый взгляд полностью пустыми, играющими в одни ворота. Но если попытаться найти в них смысл, можно наткнуться на множество занимательных вещей. Намёков. Подсказов. Уловить которые блондинка по ту сторону двери, пока что, было практически невозможно. Судорожно сжимая ручку, она продолжала слушать и читать появляющиеся слова на стекле. Почти не стараясь думать о том, во что действительно могла ввязаться из-за столь «эмоциональной» собеседнице. Однако же, приняв соответственное решение, уже не могла повернуть назад. Можно было бы, конечно, просто закрыть дверцу, уйти в свою комнату и притвориться, что ничего из этого не было. Но, иного шанса, как заглянуть за плотно закрытые двери, открывающиеся лишь с другой стороны, может и не представиться.
- Я бы вряд ли считала себя чьей-то драгоценностью. Это как минимум звучит глупо. – Начала слабо противостоять Лейла словам Алисы. – Будто вам бы понравилось быть в чужих руках этой самой «драгоценностью».
Ей было сложно что-либо утверждать. И уж точно не понять заключённую. Тут они были совершенно разные. Если бы кто-нибудь сказал ей о том, что в данный момент их связывает «общая беда», Лейла, скорее всего, не поверила в эти слова. Проблемы обеих были совершенно разными поверхностно, переплетаясь на куда более глубинном уровне. И прежде чем Малкаль это поймёт, наверное, будет уже слишком поздно.
- Зима. На улице всё окутано снегом. Я ещё не была снаружи, только видела всё в окно. Но, судя по всему, там стоит собачий холод. И… - Кстати, а какое сегодня число?Многого рассказать не смогу. – Пожимая плечами, лицо британки потихоньку отдаляется от окошка. – Думаю, мне пора уже идти. Ещё как-нибудь увидимся, Алиса. Наверное.
На этом, взгляд девушки идёт чуть левее. Не собираясь больше смерть это небольшое представление в четырёх, белых стенах – потерявшая память быстро закрывает окошко и уходит. Оставляя за собой свои мысли и предостережения разума, к которым Лейла уже не прислушается. Окончательно выбрав свою дорогу, она уже знает, как ей нужно будет поступить. Оставалось только найти ключик к ещё одной головоломке. И тут уж, ждать помощи извне было не откуда, всё лежало на её с виду хрупких плечах.

Эпизод завершён.

Отредактировано Leila Malkal (2017-11-05 12:07:22)

+1


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 05.12.17. Silent Whispers