По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

New Year 2018 продлен до 10.02.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 26.10.17. Бывших политиков не бывает


26.10.17. Бывших политиков не бывает

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

– Слушал тебя внимательно, Эдвард. И решимость Ренли защитить мою госпожу  оценить успел, и после сказанного тобой не сомневаюсь, что  он пойдет на всё, ради защиты принцессы рода «ви», которую он видимо, привык видеть словно единоутробную. Все сказанное ранее было к тому, что готов действовать при любом  повороте событий, готов к любой ситуации, и тоже пойду на всё. – Директор не сомневался  в готовности Четвертого оберегать младшую сестру.  Сомневаться стоило насчет того, насколько осознает принц тяжесть взваленного на себя креста, и насколько он готов к ситуации, когда любой выбор будет изначально злом, когда настанет необходимость жертвовать в том числе и близкими?

– И ещё к тому,  чтобы ты помог принцу принять вероятность, что Вторая может стать его врагом в деле защиты Наннали и ЮАР, и на пути к престолу. Выбрав безопасность Юфемии, как она это понимает  – стремясь выглядеть  для окружающих ещё более сильной и грозной, особенно после недавнего захвата заложников.  Нелли росла на моих глазах, но и я толком не знаю, что у неё происходит в голове сейчас. Вторая всерьез собиралась пойти ради Юффи на безумие, начав своими силами вторжение в Южную Африку, которое несомненно бы привело к её поражению, но сорвало бы подписание брачного договора.  Сможет ли Корнелия перешагнуть через себя, отвергнув чувства и симпатию к Ренли и Наннали – ради Юфемии, даже если младшая того не одобрит?  Уверив себя, что действует во благо Британии и сестры? – Старшая ли Британия все же была дочерью своей матери, и Эшфорд о том не забывал.  Эвелина славилась умением ставить своем мнение выше других, и уже юная Нелли не раз демонстрировала сходство с матерью в этом плане – но это пожалуй, было одно из немногих, что объединяло принцессу и породившую её консорта.  Рубен не знал и даже не мог догадываться, что происходит в голове Британской Ведьмы после  очередного(!) похищения любимой младшей сестры, и куда Вторую заведут её мысли. 
– И я так и не услышал от тебя ответа на вопрос, Эд. Если император сумеет найти подход к старшей ли Британия, и прикажет  начать вторжение силами одной имперской и личной гвардии лишь для свержения герцога Боты, к примеру «за измену», и та пойдет на такой шаг, то готов ли Ренли видеть в старшей сестре противника? Готова ли генерал Фонтейн увидеть врага в подруге по военной академии?  Скажи мне, что ты думаешь и знаешь. Этого будет достаточно.

Впрочем, Эшфорда обеспокоило и другое. Насколько принц активно пытался расследовать гибель Марианны? При том, что даже Корнелия, столкнувшись с негласным запретом свыше, прекратила попытки расследования, но принца  противодействие только подстегивает? Привлек ли тем внимание императора?  И видимо Ренли сделал определенные выводы,  раз приставил отборную охрану к Наннали  –  с некоторыми секретарь-советник уже успел познакомиться и сделать выводы. И то, как умело герцогиню охраняют сотрудники африканерской «штази», тоже неспроста.
Интересно, отданные принцем указания были аналогичны приказам Эшфорда семилетней давности?  В памяти всплыл   потрясенный взгляд миловидной младшей Синозаки, умелой синоби, но слишком мягкой и привязывающейся к тем, кто нуждался в заботе. По мнению отца – серьезный недостаток, по мнению Эшфорда –  главное качество для охранника Ламперужей.   Сайоко показала чего стоит, когда защитила детей во время нападения террористов – двое из убитых  с колото-резанными  ранами  явно дело рук куноити (не атаковали же кишиданы или британские спецназовцы ножами?). Рубену и госпоже принцессе-герцогине Наннали   сейчас весьма не хватало внимательной и заботливой Сайоко здесь, в Претории. С другой стороны, вряд ли Синозаки смогла бы скрыть от внимательных спецслужбистов  свои навыки и носимые в широких рукавах или воротнике  ножи-кунаи.  В случае раскрытия маскировки сиделки Эшфорд бы подставил свои давние связи с «обычным садоводом» Горо Синозаки, и главное – принцу ви Британия девушка куда необходимее, его она должна защищать в первую очередь.  Наннали наверняка распознала разницу в поведении Сайоко и остальных сиделок, и могла догадываться о истинном призвании горничной, но вряд ли поведала о своих догадках брату Ренли – хотя об этом ещё следует поговорить.

— Да, он сможет. Мы прорабатывали такие варианты, когда он еще только осознал что может возникнуть необходимость прямого противостояния, а влияние Шнайзеля на Корнелию не стоило недооценивать,— Кивнул Уоллер, - Собственно, Ренли именно о Корнелии и вспомнил в первую очередь.
Неудивительно, в такой форме именно с ней столкновение наиболее вероятно. Уоллер хорошо помнил что принц вовсе не был рад даже теоретической возможности противостояния с сестрой, но с тех пор многое изменилось. Правда, опасность так и не исчезла. Шнайзель подвел Корнелию, а вот Император?
— Что до Фонтейн, то она однозначно способна на это. Алжир прекрасно доказал, что когда речь о ее принципах, она более чем способна пойти против вышестоящих и отправить их в ад. Ради жизней простых солдат, Рубен. А уж ради принцессы Наннали - тем более.


–  Знаешь, Нелли стремиться выглядеть сильной и грозной не ради себя, не ради чести и славы родины. Даже стремление защитить единственного ей близкого человека, не решающее.  Вторая хочет в своих глазах – и окружающих тоже, конечно, выглядеть достойной той, что мертва уже восемь лет. Верность мертвым похвальна – но иногда мы можем забыть о живых, делая глубоко несчастными и себя и близких. – Последние слова были  скорее мыслями вслух, которые патриарх мог себе позволить в присутствии доверенных лиц. Ему Уоллер явно доверял, судя по откровенности судовладельца, потому заслуживал такой же открытости собеседника.

Советник вновь мысленно одобрил выбор госпожи, действовавшей по зову сердца и интуиции, но выбравшей лучший вариант, чудом предотвратив трагедию. Наннали ви Британия спасла не только Юфемию, но и Корнелию.  И Ренли тоже спасла – от ситуации, когда любой выбор неприятен, когда пришлось бы смириться с обстоятельством, когда приходиться жертвовать кем-то из близких. Вторая ведь всерьез собралась воевать с бурами, чтобы избежать брака младшей сестры. Но грозная Ведьма не желала понимать, что снять с фронта гвардию и подчиненные ей части, и без подготовки атаковать южноафриканцев было самоубийством. Выступить пусть и с элитными, но малыми силами против тех, кого не смогла одолеть и более сильная и многочисленная имперская армия, пусть и не имевшая тогда найтмеров и сверхдальних бомбардировщиков –  все таланты Второй не спасли бы империю от поражения на обоих фронтах. Тем более, тогда ещё всесильный Шнайзель объявил бы принцессу мятежницей и приказал бы принцу – адмиралу  разгромить мятежников и арестовать Корнелию и её окружение.

Отредактировано Рубен К. Эшфорд (2016-12-04 12:27:12)

+1

22

Разговор явно затягивался, а стороны ещё не пришли к единому мнению. У них не  так много времени, чтобы вести пустые разговоры, однако Эдвард проявил явную благосклонность, позволив советнику высказаться. Меценат был человеком спокойным и тактичным, потому не прерывал директора, но Рубен понимал, что от него  ожидают, и уже продолжительное время. И терпению советника принца можно было позавидовать, во всяком случае это было одно из многих положительных качеств  Упорного Эда.

Эдвард Уоллер позвал его на разговор именно ради сведений и предложений, необходимых для помощи молодому наследнику в расчете его будущих действий.  Пока же  патриарх сказал лишь то, что судовладелец и сам знал или предполагал, тогда как собеседник предоставил немало тем для будущих размышлений и расчетов.  У Рубена ещё была масса вопросов к ментору Четвертого, но он понимал, что перед получением необходимой, и в некоторой степени конфиденциальной информации, нужно предоставить Эдварду  нечто равноценное, а именно – конкретные предложения и идеи, которых собственно тот ждет с начала беседы.

Патриарх Эшфордов сделал небольшую паузу, тщательно обдумывая, что он скажет сейчас.  Следовало вспомнить всё, что успел распланировать за последние недели, и изложить понятно для собеседника.

–  До последнего времени события для принца и его соратников развивались неожиданно, но прогнозируемо, верно. – Это был не вопрос, а утверждение. –  Мы понимаем, что главная угроза благополучию принца и его намерений лежит не со стороны враждебно настроенной родни или различных фракций. Как показали события 17 числа, Ренли морально готов к подобным угрозам.  Никто не ждал, что основным противником нового губернатора в секторе станут не мятежи покоренных, не внешняя агрессия, а подрывная деятельность со стороны Мэйнленда. Неожиданно для всех – но для Ренли внезапно, но не неожиданно. Уверен, что твой воспитанник в глубине души даже испытал облегчение, ведь вот он – враг! Тот, кого можно поразить оружием, а не словами и интригами. Пока Британия пребывала в растерянности, Четвертый показал решимость и готовность противостоять угрозам. Кто бы не стоял за этой подлостью, он плохо знает наследника. Умудриться бросить вызов не только главе ла Британия, но и всей императорской семье! Принц готов дать ответ на любой прямой вызов, он боец по натуре.
Бояться следует не враждебных намерений или действий – те можно предугадать, быть готовым к отпору. Главная опасность с другой стороны. Не всегда можно предвидеть ошибки вследствие добрых намерений. И не думаю, что Ренли готов к вариантам, когда любые его действия будут лишь ухудшать ситуацию.  И не думаю, что для него приемлема ситуация, когда  стоит выбор между «плохим» и «очень плохим» вариантом, когда  любой твой выбор лишь ухудшит ситуацию – а сделать тот необходимо. – И вновь «мысли вслух».

– В том и проблема, Эд. Принц слишком предсказуем в некоторых поступках, а значит уязвим. И если мы осознаем, как будет действовать принц, то  могут и другие.  А когда посторонний  может предвидеть твои действия, ты становишься словно фигура на шахматной доске. И наш «король» в сложной ситуации: может сделать ход в любую сторону, но лишь на одну клетку, причем вся доска покрыта туманом неизвестности.
Не люблю шахматы.Там нельзя победить, просто не позволив сопернику сесть за доску, и нельзя пожертвовать фигурой короля ради успеха. И игроком жертвовать никак нельзя.

– Мы знаем, что в последние годы император не особо интересовался государственными делами, при том что втянул империю в масштабную войну. Большую часть работы по управлению державой взвалил на себя Шнайзель, и как к нему не относись, а на своем посту находился заслужено. У Второго с юности был дар находить и приближать людей в чем то одаренных, и давая тем то что желают, ставить их умения себе в пользу.  –  Эшфорд ещё в бытность госсоветником считал, что весьма умный и амбициозный,  лишенный предрассудков, с юности не обделенный массой талантов,  наследник ли Британия мог бы быть  тем королем, в котором империя весьма нуждается. Но было во втором принце нечто такое, отчего статс-секретаря иногда настораживало до холода в спине, словно оказывался в клетке с тигром. – И людей в министерства и ближний круг Шнайзель всегда подбирал с умом, и с  обеими Палатами был в отличных отношениях. Граф Мальдини…он не просто близкий друг, но в первую очередь умный советник, иначе бы не стал принцу настолько близок.
К слухам о слишком близкой связи второго принца и графа Мальдини бывший царедворец, хоть и человек старой закалки и воспитания,  относился без особой брезгливости.  К противоестественным  любовным связям среди придворных и членов королевской семьи, Эшфорд за годы госслужбы выработал ровное отношение, осознавая, что в первую очередь в основе подобного греха лежит не столько похоть и жажда запретного, но и стремление к близости и доверию, выражаемому в том числе  наиболее понятным способом – через интим.

– Теперь же следующий Первый министр  оказывается перед серьезной дилеммой, ты сам о том сказал.  Ведь о роспуске министерств не объявлено, из чего следует что новому главе правительства придется или работать с людьми Шнайзеля, или же найти им замену, лично распуская министерства и правительственные организации, и неся ответственность за последствия паралича госаппарата.
В условиях большой войны устраивать политический кризис чревато – но у Его Величества другое мнение. Сомнений нет – для Корнелии управление империей окажется непосильной задачей, это не штабом или солдатами на поле боя руководить. Придется появляться на сессиях и заседаниях правительства и Сената, или назначать уполномоченного заместителя. Мы с тобой понимаем, что Британская Ведьма – не политик и уж и близко не организатор или администратор.  И разве гордая Корнелия сможет подавить свой характер, и стать зависимой от людей Шнайзеля?  Уверен, что  императрица  Эвелин будет лоббировать назначение своей дочери, чтобы потом лицезреть неудачи той, напомнив неблагодарному отпрыску, что значит выступать против второго консорта.
Но не Корнелия попадает под удар, и это понимаем мы, и уверен, что  многие тоже. Скажу даже, будет трудно найти тех в столице, кто не увидит, кто из наследников выглядит наиболее подходящей кандидатурой – и не начнет действовать на опережение.  Вот только, мы понимаем, что Вторая и Четвертый не желают и вряд ли будут враждовать, и это очевидно не только нам. Не имеем ли тогда ситуацию, когда принцессу – генерала и принца – адмирала возводят к власти, чтобы те показали свою некомпетентность в государственных делах? Чтобы в преддверии прений по вопросу о престолонаследии максимально ослабить «военное крыло» в королевской семье? Но это лишь гипотеза.


– Эдвард …  слушай внимательно. – Немного высокомерно прозвучало, но основания для того были. – Если вдруг пост предложат напрямую – пусть отказывается от назначения до последнего. Это груз, который утащит на дно – друзей не приобретет и даже потеряет, а врагов станет ещё больше.  Приемлемым вариантом будет требовать полугодовой отсрочки на пересдачу дел сектора, в крайнем случае объявить   чрезвычайное положение, поводов более чем. И аргументов достаточно: в условиях террористической угрозы и необходимости вмешательства в конфликт  в Федерации, смена генерал-губернатора и командующего флотом сектора выглядит демонстрацией слабости, неспособности  империи сладить с ситуацией в пока ещё А-11. Вот только думаю, это будет бесполезно, верно? Убеждать нашего принца не лезть в заготовленный капкан, даже когда на кону судьба империи? Учитывая чувство долга и ответственности твоего ученика – ты даже и пытаться не будешь удержать, и принц просто не допустит, чтобы ценой его временного спокойствия послужил кризис в стране, даже если его вины нет.

Но  ведь видишь же, что вся ситуация – словно огромная приманка для Ренли!Потому ты столь и обеспокоен. Всё идет не так, как планировалось, и куда повернут события, предвидеть сложно. Да и твой собеседник того не знает. – Свадьба с консортским титулом супруги, премьерство на горизонте, да ещё и Альбион этот – просто прямое приглашение взять титул Великого герцога, родословная матери позволяет. Вот для постороннего всё выглядит сплошным благоволением Его Величества  к третьему наследнику, словно открытое приглашение на трон. И Шнайзель в сторону отодвинут именно королем, причем в момент роста популярности и успехов Четвертого.  Верно, успехов, как не оценивай ситуацию с жертвами в секторе. – Впрочем Эшфорду,  как пострадавшем у, было весьма сложно  оценивать политику Четвертого без предубеждения. Мертвые ученики и молодежь, пропавшая Нина – с точки зрения директора, наместнику срочно требовалось пересмотреть  свои действия и систему безопасности.

– С того момента, как Корнелия заступит на должность, большинство будет ждать, когда та потерпит неудачу, и гадать, когда последует передача поста Четвертому. Значит, наиболее подходящим вариантом будет, если Нелли не будет заставлять империю ждать своих промахов, дабы был повод к её отстранению, а откажется от неподходящего для неё поста, пока она ещё исполняющий обязанности. Но тогда она – или Одиссей, как председатель Имперского Совета, должны выдвинуть подходящую кандидатуру.

– А теперь перейдем к непредсказуемости, к неожиданным ходам.
Став премьер-министром, принц сохранит своё адмиральское звание, даже могут присвоить дополнительное. Но командование  флотом и должность наместника ему придется оставить, потеряв контроль над своими начинаниями.  Ренли же просто завалят бумажной работой, и ни ему, ни тебе с Эллой рук не хватит.

Есть способ – неожиданный, но действенный, против которого и император не возразит без риска усугубить и без того непростую ситуацию.  Пускай Четвертый берет на себя обязанности Первого министра, но только  как председатель Комитета Обороны Империи, который может быть созван в соответствии с Британским правом. Скажу  прямо – подобную организацию уже пора было давно создать, но Шнайзель с командой справлялись. Председатель КОИ обладает полномочиями возглавлять правительство в период кризиса, и в Комитет входят главы министерств и родов войск, и на них возложена формальная ответственность. Своеобразный «коллективный премьер – министр», отчитывающийся перед Имперским Советом и обеими Палатами. Как глава временного комитета, Ренли через заместителей  - уполномоченных сможет управлять и эскадрой, и сектором, одновременно оказывая влияние на внешнюю политику.

Наиболее приемлемым вариантом будет, если заявление о предложении формирования КОИ возьмет на себя Первый принц, как председатель Совета.  Самое время проверить отношения между наследниками на практике, ибо Ренли стоит уговорить Первого на подобный шаг. Пускай говорит прямо: мол, отец-император ставит своими игрищами страну на грань кризиса, а Ренли делает всё, чтобы кризиса избежать, и не претендовал ни на Первого министра, ни на Великого Герцога. Пусть скажет, что заступает на пост старшего брата под давлением обстоятельств, что не рвался к большой власти, и заступит в должность  как возглавляющий антикризисный комитет. И в разрешении правительственного кризиса помощь Одиссея, как кронпринца, будет неоценима. Со стороны некоторые подумают, что Первый поддался чужому влиянию и подпортил Четвертому триумфальное восхождение, допустив того во вторые люди державы лишь как главу временного комитета; а более прозорливые  учтут, что комитету и его председателю, при минимальной ответственности, подотчетна деятельность всех госструктур. И что создание КОИ позволит избежать расформирования прежнего состава министерств, максимально продлевая срок смены кабинетов, и свяжет руки тем фракциям Сената, что захотят оказать давление на Четвертого путем вотума недоверия людям Шнайзеля. И даже владыка не сможет распустить правительство иначе чем через расформирование Комитета путем указа для Совета и Сената, который те имеют право рассматривать, а не беспрекословно исполнять.

Эшфорд замолчал, давая Уоллеру обдумать сказанное.  Ведь формирование КОИ в период министерской чехарды будет воспринято как заявление о некомпетентности решения императора, как гордое отвергание подачки. Британия увидит, что глава ла Британия готов управлять правительством лишь из-за угрозы критических последствий для страны, возглавив не правительство, но  чрезвычайную организацию на основе правительства.  В  истории уже были прецеденты, когда председатель военно-административного  чрезвычайного комитета возглавлял правительство в период кризиса власти. И предложение выглядело  именно что открытой демонстрацией, как следует воспринимать действия Чарльза по смещению несомненно талантливого Первого министра.

– Не буду настаивать на этом варианте. Тебе с остальными следует всё хорошо обдумать и взвесить каждый шаг. Понимаешь же, что с созданием Комитета, Четвертый и Первый  по сути бросают вызов императору. И Ренли должен это осознать, принять и продумать – чтобы не вызвать раньше времени непредсказуемой реакции. Но ты знаешь мой метод. На провокацию всегда следовало отвечать контрпровокацией, даже если это приведет к ухудшению ситуации.

+2

23

[npc]207[/npc]

- Тогда он удивил и меня. Не тем, что лично возглавил штурм. А тем, что было в тот момент в новостях. Обещанием ответить террористам тем же, причем нешуточным. Если бы все пошло иначе, Ренли - чего бы это ему лично ни стоило - пошел бы на то, что обещал им. - Да, тут ученик показал, что способен на даже те меры, которые лично ему противны. Не тот прогресс, который приятно видеть, но тот, который может уберечь от некоторых угроз. Уоллер предельно внимательно следил за Ренли в этом плане, не желая чтобы парень сломался или последовал путем некоторых родственников. Только вот и прежним ему не остаться, придется отрастить дополнительные клыки и когти.

На намек про положение Мальдини лорд отреагировал спокойно - при дворе всякое бывает, не первый и не последний случай, уж точно не единственный. Да и роль всеобщего папаши для своих сироток, у которых тоже всякое случалось, помогла  относиться без осуждения к многим людским слабостям, которые, впрочем, нередко оборачивались сильной стороной. Так что всякие там постельные связи недалеко ушли от тех дружеских отношений, которые у Ренли были с его людьми - принцип тот же.

- Он не откажется, Рубен. Но и в благоволение не поверит, так что будет слушать советы и не станет рубить с плеча в кадровых вопросах. - Уоллер улыбнулся, - Разве что первым делом уберет с флота Вустера, но это дело благое. Им с этой старой кошелкой не ужиться, та история с моей подлодкой это показала. Так что вероятно, принцу стоит метить в лорды-адмиралы после этого, чтобы держать флот под контролем. А вот остальное посложнее будет.

И не то слово, насколько. Эшфорд, как всегда, предельно жестко рассмотрел ситуацию и потенциальные угрозы. И ведь при этом некоторые люди до сих пор считают, что власть - это приятно и полезно. Вот только чтобы ее взять и удержать, нужно так много, что на те самые приятности почти и не останется сил и времени.

- Думаешь, надо сразу по-жесткому? И ведь, вероятно, ты прав. Черт-те что творится в Британии и так не вовремя. Сначала Шнайзель при всем его уме настроил Ренли против себя всерьез - хотя за семь лет такого и близко не было. А тут еще и Чарльз зашел слишком далеко. Не рискнет он отойти в сторону и ждать, кем его заменят и что этот кто-то выкинет. Так что... Скорее уж я за. И принц поймет. Другое дело - тут та твоя мысль в руку - сразу с места не будет это проводить, потребует времени на вход в курс дела, вполне честно. Скажи мне только одно - что нам делать со Шнайзелем сейчас - и я готов ответить на твои вопросы. Полагаю, есть то, что ты можешь лучше узнать от меня, пока находишься здесь.

Разумеется, у Рубена Эшфорда  нашлись и ответы, и советы для старого друга и его принца. Положение дел менялось слишком быстро, но не для них - эти люди знали цену своим словам и делам, и любые перемены умели достойно встретить. В их деле невозможно было быть "бывшим" - эту судьбу они выбирали раз и навсегда, взяв на себя ответственность за судьбу своей страны. В тот день был сделан еще один важный выбор, оставалось увидеть его последствия.

Эпизод завершен

Отредактировано Renly la Britannia (2017-06-20 15:16:03)

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 26.10.17. Бывших политиков не бывает