По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

New Year 2018 продлен до 10.02.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 02.06.15. Им покоряется небо


02.06.15. Им покоряется небо

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата:
Второе июня две тысячи пятнадцатого.

2. Персонажи:
Иннокентий Киров, Яхшибика Кулушева, Лея Иствинд

3. Место действия:
Военный городок при базе Бирофельд-1, местный «клуб», бильярдная.

4. Игровая ситуация:
Иногда блудные фельдъегери вынуждены делить лётные базы с другими частями — отсюда и знакомства, и встречи старых друзей, и обмен новостями на тему, кого уже сбили и какой в этом году был выпуск курсантов.

0

2

- Сёма, не ведись, он не блефут, зуб даю! Тупой слишком, - Иннокентий весело оскалился, услышав в ответ "Иди ты знаешь куда, Ласточкин?" от молодого старшего лейтенанта Николаева. И весёлые смешки остальных, наблюдавших за игрой в покер у стола в углу клуба. Правда, "Сёма" - он же Семён Викторовоч Редкоусов - не улыбался, продолжая скептически смотреть то на свои карты, лежавшие рубашкой вниз, то на своего "оппонента", с которым остался в раздаче один на один.

- Кеш, ты либо бей, либо кий отдай. И иди, разговаривай с кем хочешь, - Василий - один из техников, приписанных к "машине" Кирова, стоял с другой стороны со скучающим видом и полировал кончик кия мелом.

- Торопишься быстрее "стольник" продуть? - пилот закатил глаза и наклонился над столом. Играли в "снукер" вместо обычной "американки" на соседнем столе. И играли, стоит сказать, по мелочи. Просто чтобы какой-никакой интерес был. Любой, кто проживал в военном городке, быстро понимал, что деньги... Это очень интересное дело. Вроде, вам и платят. Вроде, даже хорошо. И не задерживают даже, потому что война, а вы - пилоты да техники - ребята ценные. Но только тратить их вообще не на что. Ну самогонки в деревне купить. Ну, водочки. Ну, скинулись на конфеты для детей "семейных" на Новый Год. И дальше что? А ничего! Деньги просто копятся. И сливаются на всякую чушь, когда отпускают таки в увольнительную домой. Только когда они были-то, увольнительные, с этой войной. Вот и выходит так, что основное их применение - ставки. Бумага, да и только.

Что-то подсказывало Кирову, что живи он на гражданке, думал бы совсем иначе.

- Оп-па! - белый шар ударил красный, и тот направился прямиком в лузу. "Второй" выпрямился с довольным видом и, хитро прищурившись, посмотрел на техника, - Мастерство не пропьёшь.

- Ты-то? Ты-то пропьёшь. Бей давай.

- Слушай, я не понял, у нас тут что? Пожар что ли? Или у тебя жена рожает? - осмотрев стол и позицию шаров, Кеша пришёл к неутешительному выводу: добраться до чёрного, конечно, можно... Но для этого надо обладать навыками, которыми он, к сожалению, не обладал. Мужчина пожал плечами и нацелился на розовый шар, без особых затруднений отправляя тот в лузу.

- Ты мне розовый записал?
- Записал.
- Ну-ка покажи.
- Да записал я всё, - техник закатил глаза и показал Иннокентию листок, на котором вёлся подсчёт очков, - Нудный ты какой-то сегодня.
- Это всё трезвость. Говорят, медкомссия будет через неделю. И не наша, а окружная. Видал? Все грустные ходят.

Техник фыркнул.

- Кстати, ты слышал, нет? Говорят, к нам залётные с утра приземлились. Кто вообще, не знаешь?
- А, эти? Видел. У них там за главную какая-то дамочка. То ли Куклачёва, то ли Кулучёва.
- Кулушева что ли?
- Ага, вот она.

"Второй" несколько раз обошёл стол кругами, пытаясь найти шар попроще. Как-то не клеилось. Но один попробовать можно было. Новость о прибытии капитана Кулушевой радовала - ту он знал и довольно неплохо. Пересекались довольно часто. Она и её люди оказывались в горячих точках с той же периодичностью, что и сам Киров, поэтому аэродромы им делить приходилось довольно часто. Ну и, как полагается, время проводить в одних местах. В военных городках с развлечениями довольно туго.

- Знаю такую. Может, и сюда заглянет. Да ну еб**** ****ец! - шар ударился об угол рядом с лузой и остановился прямо перед ней, превращаясь в идеальную мишень для соперника. Василий осклабился.

- Что, ручки-то трясутся? Выпить хочется? Как тебя ещё из пилотов не списали, алкаш?
- Очень смешно, Набегайло, очень. Оборжёсси просто, - со вздохом, Кеша отошёл от стола и, приставив кий к колонне, сложил руки на груди. Время тянулось медленно. Боевых вылетов уже давненько не было. То ли посылали кого-то ещё, то ли затишье, то ли китайцы соорудили какую-нибудь новую хитрую систему ПВО и теперь командование в холодном поту пыталось что-нибудь с этим придумать. Но уже две недели к ряду делать было нечего от слова "совсем".

Отредактировано Innokentii Kirov (2016-02-11 22:06:02)

0

3

– В том городе юном, где синие дали…
– Яша, ты можешь мне объясни…
– Где воздух, цветы и тепло…
– Да куда ты меня тащишь?!
– Её черноморскою чайкой прозва… О, привет, – Яшка помахала кому-то из знакомых, видимо, расплылась в улыбке и защебетала ещё радостнее, – А мы к вам аж надолго! Не-не, прости, дела есть, потом!
Лея, болтавшаяся за спиной ведущей, нацепила на лицо отсутствующее выражение, пока Яшка волокла её за собой, напевая любимую песню и прерываясь только на бесконечные приветствия и обмен любезностями.
– И имя её подошло…
– Яша!!! – взвыла Лея, когда ей чуть не прищемило волосы закрывающейся дверью. – Да куда мы с тобой идём?!
– По делам, я же сказала. – Яшка глянула на неё с таким выражением лица, будто Лея упустила какую-то великую мудрость, сказанную ей.
– По каким делам, мы уже три круга нарезали по всем местным углам. Я теперь тут заблудиться при всём желании не смогу! – Лея заправила длинные пряди под воротник, чтобы избежать такого же фокуса во второй раз.
– И слава богу.
– Что?!
– Искать, в каком углу ты опять потерялась, иногда утомляет. Сердито смотрели вослед ей матросы…

Прилетели они как раз с утра, переполошив весь персонал – не всегда увидишь, как объявляется в округе глубоко секретное подразделение. Всего четыре звена, а сколько мороки, пока каждого разведут, выделят место, потом возись с техниками, перепоручая им свою «птичку». Звено «Чайка» зашло на посадку последним, и Лея, изведённая всеми формальностями, уже искала место, где можно втихаря отрубиться, пока всем не до неё, но Чайка обнаружила её быстрее, чем Лея успела выжать из этого сна всё возможное, растолкала и поволокла по загадочным делам.
– Остаётся только бильярд. – пробормотала Яшка, встряхнула Лею, которую она вела за руку и строго спросила, – Дрыхнешь?
– Дрыхну, товарищ капитан. – не стала врать Лея, которая уже минут пять стояла неподвижно, изучая стену остекленевшим взглядом, пока Яшка вспоминала, где они ещё тут не были.
– Нельзя дрыхнуть! – выпалила Кулушева, снова потянув её за собой.

– Все-ем дня доброго! – радостно оповестила о своём появлении Яшка всех, кто находился в бильярдной, впихнув за собой и совершенно одуревшую Лею. – Чтоб у нас количество взлётов совпадало с количеством посадок, а метеоусловия – с нашими желаниями. Ага! Ласточкин!
Лея, оставленная без присмотра, прижалась к стене и очень медленно сползала по ней вниз, уже закрыв глаза и собираясь заснуть, не обращая внимания на чужие голоса и взгляды.

0

4

Довольно затхлую атмосферу скуки, проигранной зарплаты и ужасного ничегонеделания разбавили своим появлением две особы, ввалившиеся в здание "клуба" так, будто бы оно принадлежало именно им. И если большая часть присутствующих переговаривалась довольно тихо, то минимум одна из "свежеобъявившихся" не собиралась поддерживать местную "ауру уныния". Возможно, оно и к лучшему. Да что уж там, оно определённо к лучшему! Потому что ещё несколько дней, и Киров начал бы на полном серьёзе раздумывать, а не застрелиться ли? И пусть потом прапорщик сам объясняет недостачу казённых боеприпасов. Голос он узнал сразу, его обладательницу тоже, а вот худосочную девочку-подростка что-то не признал.

В ответ на приветствие Кулушевой раздался нестройных хор, сводящийся примерно к "привет, коль не шутишь". Особого интереса гостьи не вызвали. Всё равно все либо были в курсе, что кто-то там прилетел, либо уже капитана Кулушеву где-нибудь да видели. Мир военных пилотов довольно узкий. И периодически становится ещё уже. После особенно неудачных вылетов.

- Яшка! Я-то думал тебя уже пришибли где-нибудь. Прошу, прошу к нашему шалашу, - мужчина криво ухмыльнулся, подхватил кий в правую руку и изобразил учтивый поклон. "Изобразил" - ключевое слово. А затем жестом подозвал к себе, - Вась, подождёшь? Я хоть поздороваюсь нормально.

- Да как угодно, - техник пожал плечами и отошёл, решив пока суть да дело последить за игрой за соседним столом.

- Как оно? Какими ветрами в наш За*****ск? Надолго? -
в целом, Ласточкин - как обозвала его капитан - был рад её видеть. Девушку он знал неплохо, пару раз даже прикрывал её задницу, и в целом она производила более чем приятное впечатление, и как надёжный офицер, и как приятный собеседник. Это был тот редкий случай, когда кто-то смог таки добиться его уважения. Не безграничного, конечно, но сам факт поражал. Иногда даже его самого. Наконец взгляд "Второго" скользнул на спутницу Яхшибики. Брови его поползи вверх. Он несколько раз перевёл взгляд с того, что на вид представляло из себя девочку-подростка лет пятнадцати, на Яшку и обратно, пытаясь сложить у себя какую-то в картинку в голове, а затем спросил то, что обязан был спросить. Не мог не спросить, короче, - А... Это что за кто? Дочка что ли? Ни в жизнь не поверю, что дочка.

0

5

Общую скуку и тоску Яшка, казалось, и не заметила вовсе, светясь от хорошего настроения как начищенный пятак. В отличие от Леи, которая ползла по стене вниз со скоростью улитки и всем своим видом явно намекала, что эта ночь у них была трудной, Кулушева как будто прибыла с курорта, где было море водки, солнце и песок. На самом деле Яшку вообще ничего не могло сбить с её вечного трудолюбия, а, как человек особенного менталитета, она искренне считала, что, где труд, там и счастье.
Вообще, Лея тоже была ходячей батарейкой, но именно сегодня она категорически желала отдохнуть и настроений Яшки не разделяла.
Хор приветствий был на удивление неслаженным и на удивление унылым, как будто над взлётно-посадочной уже месяц была «нелётная» по утверждениям метеорологов и «лётная» по мнению тех, кого присадили на землю надолго. Во всяком случае, Лея, ещё осознававшая действительность хотя бы частично, подумала, что тут явные перебои либо со спиртом, либо с люлями.
– Какие шутки? – громкость Яшка уже поубавила, а вот задор – ни капли, – Не зря же нас с прежнего места согнали и прямо к вам. Не, Ласточкин, мой крайний ещё последним не скоро станет. – на этот раз она обращалась уже к старому знакомому. Лея за её спиной тихонько всхрапнула, преодолев спиной уже сантиметров тридцать на пути к неизбежной встрече с полом. Яшка дождалась, пока игра – от которой уже одно название и осталось – прервётся, сгребла «Ласточкина» в охапку, с явной претензией на то, чтобы оторвать его от земли, похлопала по спине и отпустила.
Поднять – это она могла. С определёнными усилиями, но могла.
– Плановое перемещение. К позициям поближе, от столицы подальше. Курсантиков, опять же, новых на основную базу приволокли, все не помещаемся… Ну сам видишь, что мы не в секретку помчались, а опять вперемешку с боевыми. – Яшка неопределённо махнула рукой. – Рутина сплошная. По срокам – ничего не скажу, у нас с этим вечные проблемы.
Рутина и была. Только старый выпуск раскидали по звеньям, как приволокли новых «пестунов», двое из которых уже в первую неделю взвыли, что лучше их в воздушные бои, чем тут. Даже на задания Яшка особых иллюзий не строила, вряд ли тут их будут гонять без продыху.
Она успела позабыть, что где-то в этом же помещении обретается её «гордость», поэтому на вопрос Ласточкина задумчиво экнула, обернулась, увидела Лею на подогнувшихся ногах, тихонько посапывающую во сне, и крякнула.
– Да ты что, какая дочь… Лейка! Подъём! Боевая тревога! Юнкерсы бомбят наш аэродром!
Лея, сквозь сон услышавшая про тревогу, подскочила, выпучив глаза, руками нашаривая управление, и явно не соображая, что происходит на самом деле.
– Видал? – Яшка широко улыбнулась, – Гордость курса. Младлей по кличке «Лейка», недавно в ведомых.
– Какие, нафиг, юнкерсы? – обиженно спросила Лея, осознавшая всю проблему ситуации, но не особо обращавшая внимание на смешки по углам.
– Абстрактные. А ну попрыгай и проснись, тогда поговорим. Видишь, Ласточкин, уже третий курсант по счёту, и её надо тоже дошлифовать, чтоб сама в ведущие пошла. А ты как, коптильня, не пропил ещё свою Сушку?

0

6

- Задушишь же, дура, - "Ласточкин" хохотнул, позволяя приятельнице проявлять дружелюбие и никак не сопротивляясь. В конце-концов, видятся они не так чтобы очень уж часто. Почему бы и нет? Случай редкий, и мало ли, когда им доведётся свидеться в следующий раз. Если вообще доведётся. Смертность среди пилотов не такая высокая, как среди сухопутных господ, но всё равно присутствовала. Лётчики, конечно, хорохорились, но кто бы не стал улыбаться на их месте? По крайней мере, харчи всегда неплохие, зарплаты высокие и спать приходится не по казармам. Как всегда вовремя, в голове у "Второго" всплыло напоминание о том, что надо бы керосина домой захватить. Отопительный котёл последнее время что-то слабо тянул, а вот старая-добрая печка не подводит никогда.

- Плановое, говоришь? Плановое - это надолго. На месяц-другой минимум. Хотя с вас, придурков, станется. В смысле, в прошлый раз вас там за сколько уведомили о том, что с места срывают? За сутки, вроде? Я помню, ты ещё бегала туда-сюда с мешками наперевес. А вот с рутиной мы тут тебе ничем не поможем, сама видишь. Сидим, загниваем. Только технарям есть чем заняться. Но эти всегда при делах, - Иннокентий, посмотрел на явно пытающуюся спать стоя - и не преуспевающую в той части, где "стоя" - девушку, которую Яшка притащила с собой. Покачав головой, он продолжил уже тише, так чтобы его точно могла услышать только Кулушева, - Хотя если вашу братию сюда приволокли, значит спокойная "жисть" скоро закончится.

- Немецкие, "Лейка", немецкие. Не слышала? Нам ЕС войну объявили, мы теперь по всем фронтам одновременно воюем. Враги со всех сторон. Уж теперь-то они от нас не уйдут, - Ласточкин присоединился к смешкам однополчан, а затем ещё раз внимательней осмотрел уже представленную ему девушку с явным скепсисом во взгляде, будто не веря словам капитана.

- Вот это вот? Курсант? К вам? Понаберут же заморышей, а? Она перегрузку-то выдерживает вообще? По виду, должна вырубаться на трёшке. Ты её там что, голодом моришь? - "Ласточкин" сунул руку во внутренний карман лётной куртки и достал оттуда что-то, аккуратно завёрнутое в бумагу. В пищевую, даже не в газетную, как кто-то мог ожидать. А затем протянул этот небольшой свёрток Иствинд - На вот, держи кексик. А то тебя ветром сдует.

После этой фразы, такое чувство, мужчина потерял всякий интерес к девушке, решив подождать, пока та проснётся. Да и в целом, над свежевыпущенными курсантами интересно только шутить, а вот поговорить с ними, обычно, не о чём. Хотя, "к Яшке" абы кого, вроде, не берут. Значит в ней что-то должно было быть. Пусть и не похоже.

- И ты же не будешь мне говорить, что она по возрасту проходит? На вид больше пятнадцати не дашь. Где ты её вообще нашла? И да, за "утёнка" не переживай, мне его пропить Васька не даст. Да и какой "пропить", мы тут сочком выживаем последние дни. Какая-то комиссия к нам областная едет, будут всех ***ть. Так что сверху пришло высокое постановление - даже ни намёка на алкоголь в крови, пока важные шишки не свалят куда подальше, -
Кеша взял с ближайшего пустого столика пепельницу, поставил её на край бильярдного стола и достал портсигар, - Мрак, короче.

+1

7

Насчёт «надолго» поспорить могли обе, но Лея в разговор не лезла по причине заспанности и (куда же это делось потом?) уважения к старшим. Но, всё-таки, больше потому, что спать хотела. Яшка же только улыбнулась ещё шире, махнула рукой – ну да, ну да, определённые сроки, как это знакомо и как недосягаемо.
– Ты чего, с мешками Бакшишев бегал, – поправила она Ласточкина, необидно засмеявшись, – Я бегала с коробками! Ну а так, это ж уже не секретно, не? Так вот, в тот раз… Э, это у тебя больно хороший прогноз: сутки, за шесть часов в тот раз сказали, и вот собирайтесь, как хотите. Только не спрашивай как мы умудрились собраться, потому что мы ничерта не собрались, и, по-моему, где-то на той базе до сих пор половина наших вещей и лежит.
Яшка задумалась ненадолго при упоминании загнивания, потёрла лоб и даже согласилась: всё, конец покою. Если фельдъегерей перекинули на общую военную базу, значит, скоро начнётся свистопляска то ли рядом, то ли вообще вдалеке.
– Ну, ты вообще не спеши с выводами. – на всякий случай предположила она, возвращая на лицо улыбку, – Вдруг нас в нормальный резерв скинули, а не как обычно?

– Они ещё летают? – с некоторым ехидством (сонным и незаметным) поинтересовалась Лея, всё же продрав глаза. – И всё я слышала. Подумаешь, «Журавлю» работа…
Яшка цыкнула на неё.
– А чего удивляешься, Ласточкин? Ты к нам вербоваться не хочешь, берём, что придётся, – она оглянулась и увидела явно проступающую на лице Леи обиду, поэтому тут же поправилась, – Ну, она, вообще-то, не «что придётся». Нормальная девка, ни на чём не отрубается, а на морду не смотри, она жрёт, как не в себя… – Яшка проводила взглядом кексик, ухмыльнулась, уже зная, что будет дальше.
Лея, учуявшая запах выпечки и узревшая протянутую еду, мгновенно проснулась, мгновенно схватила кексик и, на удивление аккуратно его развернув, слопала быстро, но не жадно и не неряшливо.
– Вот. – кивнула Яшка, – На каждой базе посылаю её жратву просить, и постоянно дают. А она всё равно, как была сикомора с глазами, так и осталась.
– Сама сикомора, – Лея незаметно облизнула пальцы, – Если б не я, сидела бы ты тоже на общей пайке.
Яшка отмахнулась без особой вредности – о пользе этой особенности Леи они обе знали и бурчали друг на друга только потому, что могли.
– Ты чего, ей двадцать один уже. – хохотнула Яшка, услышав оценку возраста Леи, – А вот алкоголь… Ну и расстроил ты меня, Ласточкин! Это же опять попутно и к нам пристанут, будут гонять «гордость нации» и намекать, что что-то больно дорого мы всегда обходимся. А у меня, как назло, как раз в «Чайке» различия с техпаспортом попёрли. Ну там, знаешь, там подкрутить, там – носком перевязать, и вот летает оно побыстрее, но, сволочь, уже не по техпаспорту.
Кулушева расстроено зацокала языком.
– Ой, не было печали, а. Принесло шайтанов.

0

8

- Где он, кстати? Бакшишев, в смысле. Он мне две штуки должен был. Повадились, тоже мне. Как за стол в картишки играть сесть, так все герои, а как долги отдавать - дураков нет. Смысля, п*****а, прямо из-за стола. Улетаете вы, видите ли. Денежки как-нибудь потом. В приличном обществе за такое знаешь что делают? А вещички ваши не лежат, ты не думай. Там ребята простые - лежит никому не нужное, значит ничьё. Нету там уже ничего давно. И хвостов не сыскать, - Кеша ухмыльнулся, сунул сигарету в зубы, чиркнул зажигалкой и с удовольствием затянулся. Не смотря на то, что курили тут довольно много, помещение вентилировалось неплохо, и сизой дымки в воздухе не висело. Пока что. Что-то подсказывало, что скучающие пилоты могут справиться и с этой проблемой. Вообще без трудностей. Особенно если им денег пообещать. Из-за стола, где играли в покер, раздался приглушённый мат молодого старлея, наблюдавшего за тем, как "Сёма" сгребает выручку со стола. Но игра продолжалась.

- Вас? В нормальный резерв? Яшка, вот чего-чего, а шутить ты никогда не умела, - мужчина закатил глаза, аккуратно стряхнул пепел в пепельницу и снова затянулся, скептично разглядывая молодую "капитаншу", - Вас сроду никогда ничем "нормальным" не занимали. Твоя братия - это как такой знак свыше. Типа, начинайте молиться, неудачники, всё будет очень плохо.

- Летают, летают, радость моя. У нас и не такую херню увидишь. Юнкерсы что, вот как-то оставили меня за старшего, потому что все большие чины куда-то там свалили... А впрочем, потом. Долго рассказывать, - Ласточкин одобрительно смотрел за тем, как его выпечку с явным аппетитом поглощает "голодающее Поволжье", - Ну раз нормальная, значит нормальная. Тебе с ней возиться, а не мне. Только я всё равно не знаю, как она медкомиссию проходила. Явный же недовес. С гирями что ли на весы залезла?

Коротенькую перепалку, если это вообще можно так назвать, между двумя "прекрасными дамами" (если их можно так назвать) Киров встретил с абсолютно непроницаемым лицом. В смысле, просто задумался о чём-то своём, решив позволить им выяснить отношения и слушая вполуха. Девчата не стали затягивать и разобрались, кто же из них двоих "сикимора" всего секунд за десять. В принципе, нормально. "Свистки", они затягивать не любят. Задумался, и вот ты уже во Франции. Или уже прямо в Пекине. Или просто у чёрта на рогах. Ну, как обычно.

- То есть, ты мне хочешь сказать, что вот этой вот уже двадцать один, да? -
"Второй", затянувшись в последний раз - он обладал привычкой курить быстро, но много - затушил сигарету и потянулся за следующей, - Совет хочешь? Корми её макаронами. С сахаром. Гадость страшная, зато разопрёт её мгновенно, зуб даю. Васин.

Имя он произнёс уже понизив голос.

- Да кому вы нужны-то, а? По бумажкам, я уверен, вами тут вообще не пахло. Плюс, опять на какой-нибудь вылет умотаете, как раз когда комиссия припашет. Было же такое разок, а? Но вообще да, как с цепи сорвались, всех ***т, всех проверяют, всё пытаются за ***у взять кого-нибудь. Большое что-то намечается, может. Или с жиру бесятся. Кто их, штабных, разберёт-то? Опять может белочка у кого. Или вон, вертолётчиков заставят "высокое командование" на охоту тащить.

Прикурив вторую сигарету, Кеша снова задумчиво посмотрел на "новенькую", затем на её начальницу, и снова на Лею.

- Слушай, главпочтамт, ты в бильярд играть умеешь? Яшка, вон, может только кием голову кому-нибудь проломить. А ты?

Отредактировано Innokentii Kirov (2016-02-08 21:21:42)

0

9

– Нашёл, кому в долг давать! Бакшишев на гражданку списался, неудачно катапультировался, повредил себе позвоночник, теперь ему не то что летать, по нашим дорогам ездить нельзя. Так что плакали твои денежки, – фыркнула Яшка и уперла руки в бока, – А ты на меня не смотри, я за него платить не буду, и с тобой играть не сяду, ты кому-то явно душу продал, чтоб так играть. Могу ему письмо на гражданку доставить лично в руки, с тебя недорого возьму.
Лея, принюхавшись к запаху дыма, чихнула и отошла в сторонку – как-то у неё не ладилось с курящими, хотя и против ничего не говорила. Твоё здоровье, ты и гробь его как хочешь.
– Нечего сказать, вещи. Хлам один. У нас ведь как у голыша, сам да душа по уставу положены. – перспектива (реальность?) потери Яшку, похоже, не трогала совсем. – Пусть забирают, если им интересно в нашей свалке копаться. А ты не бузи! – самую малость повысила Яшка голос, – Я его, видишь ли, обнадёжить пытаюсь, а то начал тут – поналетели, проблем понаприносили.
На самом деле, ничего она не сердилась, даже нахмурилась как-то неправдоподобно.
«Кушай, кушай, да сказочку слушай», этот принцип сейчас исповедовала Лея, где-то в стороне дожёвывая несчастный кекс и уже прикидывая, где можно взять ещё таких же, и долго ли для этого придётся упрашивать поваров, учитывая, что умение состроить неуставное, но очень милое и жалостливое лицо у Леи иногда превосходило пилотажное мастерство, и осечки давало только потому, что на большинстве баз уже знали, что за дьявол скрывается в тщедушном тельце и уже не так активно велись. Сказочка оказалась незавершённой, и Лея вздохнула – терпеть не могла незавершённых баек.
– С шариками от подшипников. – то ли в шутку, то ли всерьёз сказала Яшка, помолчала и прибавила, – В лифчик натолкали.
Лея отвернулась в сторону, как будто эта история её ничуть не касалась, не спеша ни подтвердить, ни опровергнуть. Встрепенулась она только при очередной поддёвке в сторону возраста, с явным пренебрежением фыркнув:
– Уже можно три года как. Каждый раз одно и то же.
Яшка закатила глаза.
– Наши макароны даже сахар не спасёт, монолит – он монолит и есть. Пусть, когда-нибудь наберёт, а пока полезно даже. Ну а по бумагам… Раскусил, подлец. Конечно ж смоемся, как только они появятся. Ну там, знаешь, манёвры, учения, в гости на соседний аэродром слетать. В первый раз, что ли? Так что отдуваться вам придётся, не нам.
Сигарету ни та, ни другая, не попросили, Яшка просто иногда морщилась, а Лея старалась стоять так, чтобы дым до неё не доходил, уходя в вентиляцию. Лея ещё и косилась на бильярд с неявным интересом, а Яшка – выглядывала знакомых. Ну как «знакомых» – хотя бы шапочно.
– Умею, – кивнула было Лея, но Яшка перебила её, щёлкнув пальцами по сигарете Ласточкина.
– Попрошу! Не проломить башку, а нанизать на него чьи-то яйца! Между прочим, на раз успокаивает. – заявила она, на этот раз нахмурившись уже по-настоящему.

0

10

- От жеж гадёныш, ты только подумай. На что только люди ни идут, лишь бы денег не возвращать. Позвоночник он, видите ли, повредил. Ничего, ничего, выясню где обитает, в увольнительную к нему поеду. В гости. За деньгами. С-с-с-собака, - Киров закатил глаза в деланном раздражении. Всегда неприятно, когда один из своих выбывает из строя, но хотя бы живой. Уже неплохо. Но за деньги всё равно было немного обидно. К долгам - своим и чужим - пилот всегда относился трепетно, даже в отдельную тетрадочку записывал по молодости. Сейчас стало как-то лениво, но принцип есть принцип, - Можем на душу сыграть. А, Кулушева? Давай я поставлю мастерство, а ты душу. Слабо? Кстати, писем не доставляй, лучше адрес его домашний мне на листочке запиши. Наведаюсь к калеке, сделаю его жизнь немножко ярче.

- Тоже мне, обнадёжила. Пророк-спаситель - ракета-носитель, Я когда тебя последний раз видел... Год что ли прошёл? Так вот, вы-то умотали, а мы потом месяца два какие-то уродские горные базы утюжили с попеременным успехом. Прослушивалки искали. Ты же знаешь, как это? Летаете такие в полной тишине, забиваете эфир ТаТу. "Ночь на ладони! Нас не догонят!" Тьфу. До сих пор помню, - не смотря на нытьё, особо недовольным Ласточкин не выглядел, а бурчал скорее просто для проформы. Потому что не мог не бурчать. Ворчливость - его естественное состояние большую часть времени. Вместо этого, он с некоторым удивлением наблюдал за тем, как "Леечка" быстро и решительно приводила в исполнение "смертный приговор" кексу. От того не осталось и следа. Иннокентий присвистнул, - Ну и куда в тебя оно провалилось?

Затем, оценив взглядом практически отсутствующие формы юной Иствинд, посмотрел на капитана Кулушеву, вздёрнув бровь.

- Это ж какого размера лифчик ты на неё нацепила? Явно не родной, туда подшипников грамм на двести поместится.

На "ехидство" со стороны "обсуждаемой", мужчина отреагировал стоически. Точнее, он просто хохотнул, отметая в сторону всю иронию, присутствующую в ответном выпаде.

- Можно ей, ага. Можно-то можно, а ты умеешь? Может ты ещё и водку пьёшь? Устраиваешь дебоши? И в связях, порочащих честь мундира замечена? - после последнего вопроса, "Второй" задумчиво почесал щетину и почти виновато пожал плечами, - Хотя, раз со мной познакомилась, можно сказать замечена. Испортила ты девку, Яшка, кто ж таких молодых-зелёных со мной знакомит? Я только плохому научить могу. Ругаться там, начальству грубить.

Лея сказала, что умеет в бильярд. Иннокентий приятно удивился. Давненько его приятно не удивляли. Конечно, если она может обыграть Кулушеву - тут заслуга не велика, но девчонка выглядела уверенной в себе, так что стоило на это посмотреть. По крайней мере, именно так подумал пилот, подзывая своего оппонента и, по совместительству, техника.

- Вась, иди сюда! Доигрывать будем! Вместо меня - знакомься - будет вот эта худосочная краса и гордость военно-воздушных. Звать "Леечка". "Леечка", это Василий Фёдорович Набегайло. Над фамилией смеяться только, когда он не видит. Счёт прежний, дадим новичку фору, а, Вась? Вперёд! - Кеша подтолкнул за плечи Иствинд к столу, а сам сделал несколько шагов назад, встав рядом с капитаном и чуть понизив голос, чтобы не мешать игрокам.

-Но-но, Яш, кровь пей, а яйца не трожь. Мир, общественность и генофонд человечества тебе такого преступления никогда не простят. А если без шуток, что-то серьёзное приволокли? Не нравится мне это затишье, -
майор скрестил руки на груди, собравшись спокойно понаблюдать за игрой. И, заодно, оценить навыки "новичка". Не только и не столько игры, сколько умение подстраиваться под ситуацию в непривычной обстановке и, буквально, с бухты-барахты. С корабля на бал, так сказать.

Техник, явно не принявший соперницу всерьёз, жесток показал, что она может начинать первой, не смотря на фору в виде преимущества по очкам Кеши и того, что удар-то был за ним.

0

11

То, что Бакшишев был гадёнышем, видимо, не отрицала и Яшка, закатившая глаза и фыркнувшая – дескать, открыл Америку, ага.
– Нашёл шутку, душу ему подавай! В баночку ты её, что ли, сунешь, чтоб со мной общаться круглосуточно, или так, вместо попугайчика держать будешь? – притворно рассердилась Кулушева. – А записать – запишу. Напомни потом, пока не улетели снова. Вам ведь попроще вырваться, привет ему там передашь, все дела. Так вот, если уж и играть, то на раздевание. – Яшка лихо подмигнула. Шутковала, конечно, что-то у неё было в менталитете на эту тему. Вроде и обрусевшая, а всё равно восточных кровей.

– А что, ракет мы тоже можем принести... О, придумала мульку покруче – давай воздушную дуэль? – Яшка закинула косу за плечо и улыбнулась ещё шире, но вдаваться в подробности не стала, слушая рассказ. Даже Лея за её спиной заметно заинтересовалась и вытянула шею так, чтоб ничего не пропустить, – Что б нам и не знать. Мы знаешь как развлекались, когда нас зимой на такое же послали? Ну, знаешь, зима, степь как стол, где-то вражины копошатся, где-то – свои, не разберёшь. Ночи ещё глухие, летать скучно, вот однажды мы и…
Яшка оглянулась, подумала с минуту, и, понизив голос, коротко пояснила, что именно могли нести в эфир звенья, в которых был разнополый состав.
– ...Короче, тогда пронесло, прослушек не было, но все, кто в эфире был, потом матюгались долго. Говорят, вы совсем ***данутые, ночью летать и эту ересь нести. Ну знаешь же, когда месяцами вокруг тебя одни и те же рожи, и всем плевать, что их много. Плюс, в одном из звеньев была та самая Машка, у которой четвёртый размер и форма по спецзаказу, да ещё голос ангельский. Ну а потом это всё узнала наша командирша. После этого мы где-то два месяца по струнке ходили, а спирт вообще не списывали ни на какие цели.
Лея захихикала с явным одобрением – легенду о сексе по радиостанции в пятой фельдъегерской передавали шёпотом и исключительно за спиной Лисы. Говорили даже, что, если при ней об этом упомянуть, можно увидеть, как у неё глаза мгновенно наливаются кровью.
– Опозорились знатно, конечно. – заключила Яшка с таким лицом, как будто её этот позор больше веселил, чем печалил.
– Вкусный кекс, блин. – сообщила Лея Ласточкину с явным сожалением. – Если здесь такие повара классные, я лучше тут останусь. Яш, а Яш? Может, ну её, эту службу? Тут кексики.
Яшка хохотнула в кулак – она-то прекрасно знала, что кексы к местным поварам отношения не имеют.
– А лифчик… Ну вот, у этой Машки взяли, – пожала плечами Лея, – Которую теперь «Секс в большом эфире» называют. И шарики у технарей выпросили. А насчёт умений – кому надо, тот знает.
Яшка на фоне весьма выразительно приложила ладонь к лицу.
– Ага. Дебоши, диверсии и прочее. А не пьёт и не употребляет, потому что и без того на голову ушибленная, – пробормотала она, – Ласточкин, в её связях даже я предпочитаю не разбираться, но что-то мне не нравится, что мужской состав технарей перестал подкладывать нам свиней. А то бывало. Короче, всё, что можно было испортить, испортили до тебя.
Лея пожала плечами, выражая полнейшее недоумение чужой озабоченностью её испорченностью. «Набегайле» она даже протянула ладошку в крошках от кекса, ухмыльнулась с претензией на обаятельность и мгновенно отжала у кого-то кий.
– Можно и без форы. Давай, Вася.

– Сдался кому-то твой генофонд, Ласточкин! Там разве всё паутиной не заросло с нашего последнего совместного сидения? Как, кстати, ту звали, из последних? Ну, она вроде из техперсонала была. – Яшка пощёлкала пальцами, поморщилась, – Не, имя ещё такое странное. Так, ладно, о делах.
Она подхватила Кешу под локоть, отволокла в угол и заговорила уже прямо и серьёзно:
– На Амуре хрен знает что творится, Кеш. Беды ждём именно оттуда. Это раз. Дальше. Приедут такие аккуратненькие, в костюмчиках, будут предлагать перевестись к Британии поближе – в жопу шли сразу. Там, говорят, летуны на агрегатах, до которых нашим ласточкам даже близко не дотянуть. Слух ходил, что в небе наших там быстро разметали – не знаю, правда или нет, но лучше перебдеть, ты ж знаешь. Слушай дальше…

– Спасибо за внимание, – раскланялась раскрасневшаяся Лея, удерживая кий. – Говорила же, можно и без форы.

Отредактировано Leah Eastwind (2016-02-11 00:50:29)

0

12

В архив.

0


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 02.06.15. Им покоряется небо