По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

New Year 2018 продлен до 10.02.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 29.11.17. Морские узлы


29.11.17. Морские узлы

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

1. Дата:
29.11.17

2. Время старта:
19.15 по местному

3. Время окончания:

4. Погода:
Облачно с прояснениями, - 3, штиль

5. Персонажи:
Такаи Садао, Лея Иствинд, Александр Крестовский

6. Место действия:
Медблок на базе Красноплечих

7. Игровая ситуация:
Хотели ареста? Получайте. Получили все и сразу, правда, отбывать его придётся в медблоке, и сроки у всех жертв снежного террора разные. Самых злостных нарушителей загнали туда как минимум до утра, ну а Садао всегда спешит на помощь с подарками. Детям — конфеты, а полковникам, явно приземлявшимся головой вниз — полезные книги.

8. Текущая очередность:
Лея, Сао, Кросс

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Leah Eastwind (2016-01-17 02:30:35)

+1

2

– …а я ещё раз повторяю, что разнополых в одном блоке НЕ селят. – прогундосила Лея, не отрывая взгляда от чужого лица. Лицо внушало ужас, но когда этот фельдъегерь слушал разумные доводы инстинкта самосохранения? Правильно, только выполняя «колокол», а тут, как ни смотри, кровать – не Су-35, Крестовский – не противник, Коваленко – не фигура высшего пилотажа.
– Скажи мне, деточка, – врач заухмылялся как-то совсем нехорошо, рождая мысли о вскрытии различными методами, в частности, методом Пирогова[1], о котором Лея узнала однажды, и то случайно, но впечатлилась на всю жизнь, – Кто из ваших светил пишет по тебе диссертацию?
– Медики, в смысле? – Лея на всякий случай отодвинулась от внушавшего ужас врача. Тот осклабился ещё сильнее и кивнул. – Да не, никто.
– Это ещё почему?
– А у них Джиня есть. – сообщила Иствинд, активно кивая. – Список диагнозов занимает три страницы, уже одна докторская защищена, пишется кандидатская. Говорят, там ещё три докторских свободно напишется.
– Тяжёлый случай. – заключил Коваленко. Лея подумала и кивнула ещё раз.
– Так вы его уберёте? – жалобно спросила она, вспомнив о деле, и поёжилась.
– Нет, больная, нет. Твоё безумие передаётся воздушно-капельным путём. А вдруг он теперь тоже общественно-опасный? Прояви гражданскую сознательность.
– Да вы издеваетесь. – недоверчиво резюмировала Лея, почесав ногу под одеялом. Коваленко пожал плечами и выскользнул из палаты. – Он же до утра не доживёт.
Коваленко, видимо, успевший услышать последнюю фразу, сунул голову обратно и покачал головой.
– Соль вокруг твоей кровати кругом я уже рассыпал, Кошкин пополоскал серебряный крест – один на весь батальон! – в воде и этой водой облил окна и двери. Будешь сопротивляться и пытаться выпрыгнуть из палаты – устрою вилы и факелы, по методам инквизиции.
– Коновал! – огрызнулась Лея, замотавшись в одеяло так, что оттуда торчал только нос.
– Предпочитаю обращение «инквизитор». – парировал Коваленко, исчезая из палаты окончательно.

…«Чай в медблоке» оказался не просто чаем, а настоящим приглашением переночевать там же, сделанным с улыбкой, не предвещающей ничего хорошего. И пусть Лея отчётливо понимала, что это гораздо лучше ареста, а швы её и подавно требовали нормального ухода и щадящего режима, но отказаться она за собой право хотела бы оставить. У врачей же, по её мнению, всегда был на неё зуб, и не было им большего удовольствия, чем пытаться запихнуть её в санчасть.
«И вот апперкот, я на полу, и мне нехорошо» – вот последствия игры в снежки, она в медблоке, и ей нехорошо. Швы, проверенные Коваленко прямо при половине батальона, ввалившейся следом, несмотря на возмущённые крики Леи о том, что она стесняется, оказались в порядке, а крикам её, как обычно, никто не поверил. Кто-то даже резюмировал, что стесняться надо с менее бесстыжими глазами.
Но шут с ним, с медблоком, он для неё второй казармой был – швы каждый день приходилось являть на строгий взгляд врачей, терпеть неприятную обработку, да и иногда ночевать здесь, если желалось одиночества. Проблема в том, что одиночества найти не удалось – Крестовского заперли в той же шестиместной палате, несмотря на вопли Иствинд о больничном распорядке.
«Многие знания – многие печали» – резюмировал Коваленко в ответ на её лекцию, когда Лея согласилась переодеться в пижаму, но продолжала сыпать утверждениями на тему незаконности такого подселения, – «Многие клизмы, раз мыслишь ты приземлённо и нуждаешься в наглядном пояснении»
Ну, а чем кончился разговор, и так было ясно.

Лея высунулась из одеяльного кокона, оценила соляной круг вокруг кровати, хмыкнула и пожала плечами. Иронию и чувство юмора у этих… ветеринаров всё-таки не отнять. Хорошо хоть мелом кресты на дверях рисовать не стали.
– А я вам говорила, – сообщила она в сторону койки Крестовского, – Отправьте меня в тыл. А вы не слушали. Вот и сидите тут теперь. С соплями и мной. Не в настроении.
На посетителей она почти не надеялась. В этом плане надёжен был только чукча, вот только пустят ли его? Или метод вил и факелов уже в действии?

1 – Метод Н. И. Пирогова, «ледяная» или «топографическая» анатомия заключается в предварительной заморозке трупа и распиле его на части, для изучения положения органов относительно друг друга. Согласно профессиональным байкам патологоанатомов, лучший способ запугать родственников усопшего, склонных мешать работе, это пообещать проводить вскрытие именно таким методом.

Отредактировано Leah Eastwind (2016-01-13 18:01:51)

+2

3

И чукча пришел. Пришел, прорываясь сквозь блокаду инквизиторов и всего прочего... хотя нет. Не прорываясь. Едва ли найдется ненормальный, который без действительно веской причины не пустит куда-то этого японца. Просто потому, что не все так быстро бегают, как привыкшие к общению к ним техники, а с мечом ненормальный в последнее время почти не расстается. Зачем лишний раз связываться с официально трупом? Вот то-то же. Хотя сейчас Садао внешне являл собой существо самое миролюбивое и добродушное на свете, пусть и с мечом за спиной. Ещё бы - ненормальная "кенгуру" умудрилась поставить на уши почти всех, при этом отделавшись, что называется, лёгким испугом. Хотя от мысли о том, что к ней за каким-то бесом подселили Крестовского, в голову старлея начинали закрадываться мысли о том, что кто-то из медперсонала не в своем уме от слова "совсем". Впрочем, патентованных кровожадных психов хватало с лихвой, почему бы не быть патентованным... озабоченным психам? Поставят, извращенцы, скрытую камеру да будут наблюдать, что выйдет из этого цирка, строча диссертации на тему поведения и без того неадекватного Крестовского в столь щекотливой ситуации. Ну да ладно, вот он, чукча, просим любить и жаловать, буднично входит в палату, буднично приветствует командира коротким кивком ибо нечего тут расшаркиваться, всучивает ему сверток, поворачивается к Иствинд, всучивает сверток и ей, после чего невозмутимо отходит к окну, где и замирает в позе адмирала на мостике линкора, бороздящего далекие океаны. Иначе говоря - спина прямая, руки сцеплены за спиной, взор задумчив и суров.
- Командир, ты собрался свернуть свою голову до того, как это сделают китайцы и оставить наш дурдом без главного психа? А ты, ненормальная, зачем у меня упёрла всю бумагу из планшета?
И... добрейшее в мире существо в мгновение ока стало самим собой - ненормальным офицером, одержимым благом своих подопечных настолько, что речь могла зайти и об частых ударах головой об стенку тех, кто умудряется не следить за собой, в приступе ребячества поставив на карту судьбы всех бойцов батальона. Судя по вкрадчивому, чуть ли не мурлыкающему тону его голоса, о субординации сейчас не могло идти и речи, Садао был по-настоящему взбешен. Нет, ну что за люди-то такие? Им мало того, что завтра шальная пуля мозги вышибет, надо рисковать ещё и ещё? Дикари, чокнутые дикари почище африканеров. Был бы у него ремень...
В свертке, всученном бестолковому командиру, оказалась книжка, посвященная вязанию морских узлов. В том числе и узла, при помощи которого в свое время людей вешали - он-то и красовался на обложке, с намёком или же просто дял красоты. Ну а Иствинд досталась, как ни странно, дефицитная плитка белого шоколада. Нормальный гостинец, без подвоха, но и без обертки ибо а была, о диво, бумажной.

+3

4

- Рано ты меня хоронишь, - Прокомментировал Алекс слова про ночь. Крестовский уже успел высказать доку то, что о нем думал, примерно с тем же результатом, что и Лея. Коваленко сам по себе страшный тип, а уж если он получил повод применить свою врачебную власть, то все, конец света. И родись он в соответствующие времена, точно был бы таким инквизитором, от которого вся ересь разбегается заранее, но безуспешно. А батальону разбежаться от доктора было просто не судьба, он был неизменной его частью и неизбежным Злом. Сейчас жертвами стали они с Иствинд. Не то чтобы Алекс имел что-то против ее общества, несмотря ни на что, но не в таком, так сказать, формате, когда оба простужены, да еще и заперты в медблоке.

- Угу, в тыл... Нет уж, не выйдет, а если уж болеть то в хорошей компании, - Алекс, несмотря на негативные стороны происходящего, все еще сохранял способность к иронии. Сама ситуация была сюрреализмом - хронически рискующий жизнью ас угодил в медпункт с простудой после игры в снежки. Слить информацию британским шпионам - интересно, скольких аналитиков хватит кондратий? Шарп выдержал, но он-то был мужик крепкий.

Течение мыслей и намечавшуюся перепалку прервало явление Садао.  Который, кстати, тоже отведал внимания доктора после своего возвращения с того света - в  кои-то веки Коваленко нашел действительно уникальный случай и постарался выжать из ситуации все что мог. Многие полагали что задвиги Садао не в последнюю очередь происходили от общения с безумным гением медицины. Крестовский не исключал подобную версию. Не без интереса разворачивая сверток - а был он завернут в те самые злосчастные обращения Леи, потому как неповрежденной бумаги в батальоне не  осталось - Алекс ответил на провокационный вопрос:

- А кто, если не я? Когда целый батальон не способен снять одну девушку с крыши, приходится приходить командиру и делать все самому. Между прочим, тебя там тоже не было, по крайней мере среди пытавшихся. - Между тем он наконец развернул бумагу и узрел подарочек во всей его жизнеутверждающей красе, - И что это за намеки?

Он кивнул на книгу. Вообще-то Крестовскому было довольно паршиво, хоть Коваленко и маньяк, но зазря он не госпитализирует.

+1

5

– Я чую запах врущего старикана в депрессии. – не сбавляя градус вредности, сообщила Лея, прикидывая ближайшие египетские казни, которые можно было реализовать тут без потери убийственности, но в рамках возможностей. Ночь обещалась быть весёлой, ну или скучной, если патлатый будет бодрствовать.
Однако, видимо, кто-то там наверху решил сполна вознаградить её за страдания – в палату важно прошествовал самурай, то есть чукча, с мечом, полный задумчивости, будто он пришёл не в гости к двум особям, кого теперь батальон хором крестил полудурками, вестимо, а на свой последний поход, в конце которого его ждало харакири, ну или что там у чукчей бывает. То есть, меч при нём был не фигурой речи, и Лея, чуя неприятности, вытащила из-под спины подушку и прикрылась ей, ну так, для порядка. Пока ей не сунули свёрток, на поверку состоящий из её прошения – аж гордость брала за усердие – и плитки шоколада.
Настоящего. Белого. Без подвоха, без обмана, пахнет так, будто только что с гражданки. То есть, запах Лея с заложенным носом различала с трудом, но осознать, какую ценность ей приволокли, могла. От немедленного излияния восторгов Садао спасло лишь то, что Лея изо всех сил пыталась сполна нарадоваться подарку сидя, а не прыгая. Только поэтому – и это единственная причина – его укоризненная реплика была наполнена печалью и не встретила помех.
Потому что уже через секунду после того, как Садао дал понять, что он недоволен, Лея дала понять, что она довольна решительно всем. С диким визгом она спрыгнула с кровати, преодолела расстояние до кровати и повисла на чужой спине, вереща какую-то нечленораздельную смесь из благодарностей, радости видеть хоть кого-то нормального и чёрт знает чего ещё, включая боевой клич радиоактивных кенгуру.
– А ты ругайся на него, – примирительно пробурчала Лея в чужое ухо, продолжая висеть на спине по соседству с мечом, тычущимся ей в рёбра, – Он меня сам вынудил к крайним мерам. Ой, Садао, как я тебя видеть ра-а-ада. Ты ему еду не принёс, да? Не приноси, я с ним не буду делиться, он тут не нужен, и вообще нелегально. А бумага на хорошее дело пошла, тебе же не жалко, нет?
Лея скосила зелёный глаз на командира и, скорчив издевательскую мину, показала язык. Завидуй, сволота, гласила эта гримаса, ибо это её друзья и к ней пришли.

Отредактировано Leah Eastwind (2016-01-13 19:05:25)

+1

6

От удара ножнами по бестолковой башке Крестовского спасла, как ни странно, Иствинд. Ибо то, что он сейчас выдал... нет, это не шло ни в какие ворота, заставляя рассматривать перспективу профилактических избиений уже всерьез. Нет, не так. Японец был взбешен, взбешен и еще раз взбешен, испытывая желание избить одного конкретного человека до состояния нестояния за такой глупый риск и все сопутствующее. Потому, что Нельзя. Так. Делать. Вот просто нельзя и все тут. Даже в самом чокнутом подразелении России должны были быть дисциплина и здравый смысл, иначе небоевые потери, позор любого офицера, неизбежны. Но, как уже был осказано, положение спасла Лея. Напрыгнула, как настоящая кенгуру, с воплями, достойными облученных аборигенов, охотящихся на прямоходящих рыб-ежей. Впрочем, спокойствие явно будет недолгим...
- Хорошо, сформулируем по-другому. Почему ни одного пожарного расчета не было на штатных местах? Какого лешака старший офицер лезет на верхотуру, рискуя своей шкурой вместо того, чтобы использовать спецтехнику? Ты песню про пожарных и оркестр знаешь? Хочешь, чтобы и у нас такое пошло?
Японца, кажется, даже слегка потряхивало. Ну а что рука тянулась к покрытым застарелыми следами сильного пожара ножнам - это очевидно. Человек горел заживо. Он не хотел, чтобы кто-то ещё повторил его судьбу из-за чужого разгильдяйства. И был готов раскатать на месте любого, кто пойдет поперёк. Впрочем, "кенгуру" снова спасла лохматого героя от заслуженной кары, своей болтовней под ухом мешая сделать вселенской важности выбор - продолжать отчитывать или сразу в морду, а потом рапорт о переводе?
- В общем, делай выводы, командир. Мне "александра" с мечами дали за что, напомнить? И что потом в ангаре было? Мы солдаты, элитные солдаты,  мы не должны гибнуть по глупости.
Где-то в этот момент он даже успокоился. Возможно, осознал, что постоянно лупить людей за подобные промахи - не вариант. Возможно, просто вспышка ярости была короткой и отсутствие новых стимулов свело ее на нет. Кто знает? Так или иначе, он расслабился, насколько это возможно с активно атакующей его загривок не слишком мелкой девушкой. Дальнейшие реплики были уже лишены опасных интонаций, но вспоминать про звания и всё прочее смысла точно не было. Извиняться за резкие слова - тем более.
- А ты почитай книгу-то, в следующий раз может пригодиться. Лея, чокнутая, задавишь же!
Теперь - как следует сцапать Лею и на своей горбушке отнести её к кровати. Отдыхать ей надо, отдыхать. Много отдыхать. А то разошлась так, будто придавить решила. Или ускакать на нём куда-нибудь в космос, к Луне поближе.

0

7

Нетрудно было догадаться, что Садао такой ответ не устроит, но Алекс был не то чтобы в соответствующем настроении, чтобы  обещать исправиться или нечто в этом роде. Нет, на деле так он это вряд ли оставит. Все правильно, один раз что-то подобное еще сойдет с рук, но постоянно такой бардак устраивать нельзя. Правда, у него были сомнения что кто-то, кроме Леи, способен вызвать подобные последствия, но все же. 

От серьезных разборок Лея же его и спасла - даром что болеет, повисла на Садао, атаковав его в лучших традициях веселого буйного помешательства, которому противостоять было затруднительно даже суровому японцу. Несмотря на некоторую зависть - в отличие от Алекса, Садао был атакован вполне позитивно, поганец такой - развитию событий полковник был скорее рад, можно было не дергаться на каждую фразу и вроде как уважительно (на деле скорее пофигистически - суть ясна и так, нечего воду лить) внимая. Правда, нормально воспринимать лекцию о порядке в подразделении вперемешку с воплями Леи  было очень-очень затруднительно. Зато в итоге Алекс вполне серьезно, хоть и добродушно, ответил:

- Сделаю. Давненько я батальону с полком серьезный разнос не устраивал, так что предупреди Новикову, чтобы виновных с потрохами не ела сразу, мне оставила закусить. - Усмехнулся он, - И кого ты мне вязать предлагаешь, извращенец? Ее, что ли?

На самом деле, идея была не лишена определенной привлекательности, учитывая гиперактивность этой девушки. Только вот беда в том, что рано или поздно придется отвязать и уж тогда она покажет. Но если Лея еще пару таких дел устроит, он рискнет попробовать.

- Иствинд, успокойся. Сейчас набегаешься, потом дольше тут проваляешься в моей веселой компании, оно тебе надо? - Крестовский улыбнулся.

Отредактировано Alex Cross (2016-01-13 20:28:13)

+1

8

Не сказать, что Лея в упор не понимала, что от атмосферы в палате можно прикуривать уже сейчас, а через пару минут тут самовоспламенится всё. Просто в полной мере поняла это с небольшим запозданием, то есть, уже вися на чужой спине и бурча детские гадости в чужое ухо. И, признаться, была готова к тому, что вот тут-то ей и конец. Всю эту кашу изначально заварила она, и со стороны это выглядело идиотской диверсией – да-да, Лея умела оценивать собственные поступки, что не говори. И, пусть чехвостили не её, она влезла первой.
– Я же специально выяснила, что наступлений и вылазок не будет, – торопливо заговорила Лея не без прежних ноток капризничающего ребёнка в голосе, – Подаю ему прошение, а он его даже не читает. А на ангар я вообще… с перепугу. Ты представляешь, они без него даже лестницу не додумались принести!
Резюмировав это, Лея снова покосилась на командира с явным неодобрением. Таким образом, формально отчитывающих его стало двое, пусть Лея и выступала в роли детёныша коалы или там обезьяны – ну кто там у мамки на спине сидит до сознательного возраста? На руку, тянущуюся к ней, Лея уставилась с неявным подозрением, готовясь к худшему, но пронесло. Это не для того, чтоб схватить её за шкирку, а просто к ножнам.
– Иди ты знаешь куда? – всё ещё косясь на ножны, сообщила Иствинд Крестовскому, который опять сушил зубы и, видимо, пытался быть милым. Про субординацию она в этот момент тактично забыла.
Потому что Садао был во всём прав: произошедшее могло случиться только в случае полной расхлябанности батальона, а рыба гниёт с головы. Лея, это чудовище, своим существованием отрицающее систему, всегда признавала дисциплину как способ выжить. Начни её ведомые в бою заявлять, что они – личность, и вообще тут будут по другой тактике работать, так после боя бы била их головой о стойку шасси. Начни её техники филонить, и Лея перестреляла бы их из табельного, просто так, на чистой ярости. Она прекрасно осознавала свою вину в случившемся, и требовала ареста, как факта продолжения дисциплины, но вместо этого дисциплину опять поимели. Аплодисменты, могилы уже готовы.
– Не задавлю. – пробурчала она, пялясь на Крестовского исподлобья, пока её несли обратно к кровати – Садао, давай вместе отсюда переведёмся, а?

Отредактировано Leah Eastwind (2016-01-14 07:19:30)

+2

9

Вот оно. Кажется, в дубовую голову Крестовского начал проникать здравый смысл. Причем удалось обойтись без вколачивания оного туда, что даже странно, но и тем отраднее. Разнос этим раздолбаям не помешает, как, в принципе, стоило бы всыпать по заднице отдельно взятому технику, который заварил эту кашу... с другой стороны, нагляднейше показав недостатки организации базы, Лея как бы оправдала себя в глазах японца. Пока что.
- Детский сад "Пуговка" на выгуле. Бойкий карапуз, свихнувшийся воспитатель и кровожадный нянь. Полный комплект, если спишут на гражданку, можно открывать свое заведение.
Усталая констатация факта сопровождалась аккуратным, но непреклонным стряхиванием "кенгуру" со спины на кровать. Ибо пусть уже примет горизонтальное положение и не дёргается. И без того дела наворотила немеряно, всего несколько дней пробыв в расположении подразделения. Ах, Крестовский пытается язвить и умничать? Наивная душа...
- Я и не знал, что ты у нас адепт связываний и прочих отклонений, командир. Для меня узлы всегда были и будут преимущественно полезной в хозяйстве вещью. Затем и переселился сюда?
Легкий сарказм из серии "довыделывался?" не мешал Садао продолжать благое дело избавления от болтливой ноши. Ведь мало просто стряхнуть, нужно сделать это предельно аккуратно. Хотя часть движений вышли в какой-то дерганой манере - так не понравились ему слова Леи насчет перевода и всего такого. Рановато ей ещё говорить про такое, ой рановато...
- Ты сперва освоиться попробуй, а потом просись куда подальше. Все равно с твоим состоянием лучше места не найдешь. Ну а мне и подавно нельзя бросать это заведение для детей с отклонениями, поубиваются.
Суховато вышло, суховато... хотя бедный Алекс вновь удостоился осуждающего взгляда, который как бы гласил "Распустил девчонку, ловелас лохматый, Синяя Борода рассейского розливу?". Разумеется, так он никогда не скажет в лицо ибо приличия соблюдать все-таки надо, но больно уж красноречиво смотрели чуть прищуренные глаза старлея. А что он ещё мог подумать, найдя в одной палате двоих разнополых пациентов при почти пустом здании медпункта? Вот именно что что-то тут нечисто и неладно. Ну и пускай, разбереётся еще и всех разгонит по горшкам и койкам.

0

10

- Китайцев тоже спросила? - Иронически поинтересовался Алекс у предусмотрительной Леи. Все же в одном Садао прав, или это вопиющий бардак, требующий принятия мер, или нет, промежуточных стадий тут быть, увы, не может. Так что вот тебе задачка, Крестовский - чисто по-человечески немного чаще улыбайся и радуйся разрядке, физически превозмогай простуду, а по-командирски  ищи виновных и наводи порядок. Все одновременно, работа у тебя такая. Но это не помешало ему ответить на выпад Леи, он же универсальный аргумент для споров:

- Догадываюсь, но не пойду, - Затем только хмыкнул про идеи Садао насчет связывания, сам он если и думал привязать куда-то Лею, то скорее во избежание ее выходок, чем в тех самых целях. Но в таких случаях самое главное - не возражать, это было бы равносильно подтверждению подозрений.

- Не, это наш маньяк в очередной раз словил приход своей музы, не иначе как обитающей в морге, и пустил в дело новый метод лечения... - Та еще ухмылочка вышла у Алекса, как и у всех, кто отпускал шуточки насчет Коваленко. Потому что во-первых, любая шутка могла оказаться правдой, а во-вторых, Коваленко мог все слышать, это он умел и потом припомнить. Не исключено, что сейчас Иствинд или Крестовский расплачивались за какие-то прегрешения в глазах врача-отморозка, ведь недаром ходили слухи, что  его однажды уже вскрыли по методу Пирогова, а потом сшили обратно.

- Не, ребята. Не отпущу я вас. Думаете, в наше время легко найти няньку на такое место? А тебе, чудо небесное, еще тобою же затребованный карцер ждет с регулярными воспитательными беседами, но только когда поправишься. Слово командира. - Вот теперь Алекс улыбался вполне честно, без подтекстов.  Тут серьезным быть трудновато, да и... Теплеет на душе, когда видишь, какие у тебя веселенькие подчиненные.

Отредактировано Alex Cross (2016-01-14 20:25:08)

+2

11

«Бойкого карапуза» Лея предпочла не услышать, точнее, сделать вид, что не только не представляет, как это может её касаться, но и вообще не заметила эту характеристику. А, раз не слышала про карапуза, пришлось проглотить – почти в прямом смысле – все язвительные характеристики о воспитателях. К нянечкам претензий у Иствинд не было, особенно когда её вернули на кровать в целости и сохранности, не скинув по пути, руководствуясь тем, что данный карапуз что-то многовато весит.
– Ты только не уходи, – практически серьёзно попросила Лея, предусмотрительно укладывая подарок поверх одеяла, чтоб ненароком не потерять и не извести зазря. И, невиданное дело, даже не стала угрожать, что, оставшись наедине с Крестовским, убьёт его максимально мучительно и позорно, да так, что никакие морские узлы не помогут. Вероятно, то и было разделение на друзей и не очень, если с первыми Лея не дурила хотя бы иногда, то последним оставалось лишь страдать.
Вместо этого Иствинд навострила уши, вслушиваясь в чужие лекции с самым серьёзным видом и кивая на местах, где подтверждала своё согласие. Информацию о чужих предпочтениях она встретила приподнятой бровью, недоверчивым взглядом в сторону командира, переводившимся на человеческий «что, правда? Этот? Патлатый? Любит связывать девушек?», и хмыкнула.
– Да не, не верю. Разве что в своих смелых фантазиях. – буркнула в сторону Лея, решив особо не распространяться на тему практического применения верёвок в своей жизни, но тему эту так просто не оставила, – Ни за что не поверю, чтобы этот кого-то связывал.
Вот после такой характеристики, прочно клеймящей командира как существо, безнадёжное даже в верёвочном вопросе, Иствинд с чистой душой легла обратно, накрылась одеялом по самый нос, и сделала вид, что никого, кроме неё и чукчи в палате нет. Прежде всего – перестала смотреть сомневающимися глазёнками в сторону второго пациента. Потом – вообще выкинула из головы, в том числе и желание поиздеваться на тему верёвок.
– Садао, Садао, – Лея, вспомнив про ножны, снова дала волю любопытству, и теперь косила глазом уже на спасителя, – А зачем ты меч принёс? Я тебя так достала, да?

0

12

Японец сокрушенно вздохнул. Если главный коновал решил что-нибудь отчебучить, переубеждать уже бесполезно. Даже с применением насилия. Даже приковав к батарее. Увы, увы, увы.
- Мне кажется, его муза названа в честь бога сновидений и хранится в ампулах в сейфе.
Подслушивает? Пусть. На здоровье. Написал по Садао научную работу? Терпи, светило, авось еще парадоксы и казусы перепадут. Да и вообще, кто тут злобный психопат с кучей отклонений? Хотя... с кучей отклонений и мечом, так будет точнее ибо никто не идеален в этом мире, зато потрёпанный офицерский клинок такого типа на всю их ораву точно один-единственный. Больно редкая вещица в руках эмигрантов, большая часть из которых суть молодняк той или иной пробы. Да, Садао мог гордиться собой - потомственный военный на много поколений в глубину веков, да еще с этакой реликвией, которой можно, например, гонять людей. Блестяще.
- Собрались как-то в одной палате трое ненормальных, да давай обсуждать, как ловчее кого связать... Причём мы оба уже поняли, кто тут главный с отклонениями, можно не притворяться.
Строго говоря, комментарий был буднично-беззлобным, что намекало на отсутствие необходимости хоть как-то всерьез на него реагировать. Ну а что Алекс может или не может кого-то там скрутить, так будущее покажет. Вдруг да доведут его, бедного, до крайних мер. То-то номер будет, похлеще прославившегося на весь Евросоюз немецкого садо-мазо-танка.
- Ты бы девчонке приятное сделал что-нибудь, а то смотри, одними прошениями дело не ограничится. Надоешь - пришибет табуретом дубовым, будешь опять лежать и лечиться.
Старший лейтенант Очевидность к вашим услугам. Хотя, признаться, по выслуге и всему прочему пора бы уже и капитана получить, для соответствия-то полного. Но жмотится кое-кто. Может быть, раздобыть Лее этот самый табурет? Ну а пока Садао просто отошел к окну, явно дожидаясь, а не пригласит ли кто болезного присесть. А то он, можно сказать, мимо пробегал тут. И забежал. И вот стоит теперь.
- С мечом за людьми бегать ловчее выходит. Вот сегодня внеплановый спринтерский забег был у первого встреченного мной пожарного. Они ж не знают, что я безобиднее лютика на клумбе, вот и удирают, смешные.
Подумаешь, чуть ухо не отрубил и глаза бешеные... лютик он лютик и есть. Только с железкой острющей. Эххх, раззудись, плечо!

+1

13

- Садао, я точно не хочу ни знать его музу, ни встречаться с ней. Или вам нужен второй такой псих? - А что, не самая дурная идея, сдвинуться по фазе окончательно и обрести таким образом высшую мудрость.  Это он от природы такой умный, или от переохлаждения с последующей температурой? Скорее второе. Точно ведь подкинет Коваленко идею о просветлении через простуду, но только когда выпишется, пусть другим станет весело. Что-то в нес садистские наклонности проснулись... И кстати о садизме, Садао как раз сию тему и поднял. Если честно, он был достаточно далеко от подобных игр, если быть точнее, как-то даже не сталкивался, не возникало особой необходимости думать, есть ли у него какие-то порочные наклонности в этом роде. Как-то и без этого в постели все было в порядке, не отсюда проблемы и беды приходили. Итог - он понятия не имел о наличие с себе садомазохистских наклонностей, если не считать взаимоотношений командира с подчиненными, вот где это точно было со всех сторон.

- Сао, я ведь не только сам прочитаю, я еще и кому-нибудь потом почитать дам. И будет у нас батальонный съезд любителей вязания, потом никакой Македонский этот узел не разрубит. Кенгуру, лучше сразу скажи - тебе лишний денек в карцере за провокацию, или ее исполнение? - Алекс был на грани хохота, но героически удержался, пусть в глазах и плясали чертики — довели, стал черт-те над чем смеяться.  Сволочи. Всебатальонный Нянь и Кенгуру Небесное. А он тут тогда кто?!

- И сядь уже, что стоишь как статуя Командора? Вон там стул есть, - Показал взглядом, настроения затевать беготню по палате не было. Все же окаянная хворь явно решила расплатиться с полковником за годы везения в области ран и болезней, поквитавшись за все прочие вирусы и бактерии. А он оценил идею с табуретом...

- Будешь ей такие идеи подавать — я за последствия не отвечаю, сунется с табуретом — сама виновата будет в том, что я с ней сделаю в ответ, - Алексу почти удалось невозможное — воспроизвести нечто сопоставимое с улыбкой Коваленко с элементами его собственной безумно-веселой физиономии при восхождении к Лее на крышу.

Отредактировано Alex Cross (2016-01-14 21:30:00)

+2

14

Как-то так получилось, что Садао оказался единственным связующим звеном диалога – Лея игнорировала Крестовского, Крестовский же говорил невпопад и так, что отвечать особо не получалось. Вот и вышло, что, как только Садао и Александр заговорили между собой, Лея выпала из разговора, но наблюдать за Садао не перестала, зыркая из-под одеяла. Во-первых, опасалась, что «нянечка» смоется, и второй раз запрыгнуть на спину у Иствинд просто не выйдет. Во-вторых, это был последний интересный объект в палате.
В разговор она вникала на удивление внимательно. Когда же ещё узнаешь, что местный врач – наркоман, командир – опасно близок к этой дорожке, а у чукчи… ну, просто меч? К Садао, впрочем, у Леи претензий не было, будь он хоть общественно опасен, именно он оказался внизу, когда Лея рухнула на землю с остатками самолёта, и именно благодаря ему она тут.
Как только Садао совершил с точки зрения Леи весьма рискованную ошибку – включил её в список желающих кого-то связать – Лея оживилась, высунула голову из-под одеяла и немедленно вмешалась в разговор голосом оскорблённой невинности.
– Попрошу не обобщать. Я не настолько отталкиваю мужчин, чтобы мне нужно было их связывать. В ваш круг меня не включайте.
Вопрос Крестовского она проигнорировала, снова прячась под одеяло. Надо же, доказать пытается, что не верблюд. С такими предложениями и делать вид, что книжка про узлы не нужна? Конспирация тут тоже слабо развита.
Лея поковыряла пальцем подушку, хмыкнула на предложение Садао сделать ей что-то приятное, и забурчала, уже не отрывая головы от кровати:
– Кормишь меня ты, подарки носишь ты, а он пусть… начальствует. Да и не буду я его табуреткой, хотела бы отомстить – найтмер бы на него уронила.
Действительно, чего тут мелочиться? Некому потом будет ей мстить, ну а угрожать и подавно бесполезно, Иствинд в этой жизни боялась только колокола, Лисы и улыбки Джини. Но Крестовского перекосило настолько, что Иствинд не смогла не отреагировать, временно решив перестать делать вид, что его не существует:
– Напугали ежа… Меня сбивали трижды, мне уже всё фиолетово.

0

15

Садао взирал на унылый вид за стеклом глубоко философски, в лучших традициях азиатских мудрецов. У командира сдвиг по фазе? Переживём! Новообретенная "кенгуру" старается нажить побольше приключений на свою прохудившуюся шкуру? И это тоже переживём. Хотя не без комментариев, разумеется, пусть и вполне нейтральных по тону. Ну кто сказал, что он должен созерцать и бездействовать? Хотя для начала стоило бы развернуться лицом к этим замечательным людям, найти подходящее сидячее место и угнездиться у этого же самого окна с самым что ни на есть глубокомысленным видом человека, решающего вселенские проблемы и загадки мироздания прямо здесь, посреди неведомой степи. Пророк Чукча-сан собственной персоной.
- Смотрю я, глубокая грусть твоя ведет к расстройству разума, командир-сан. Поэтому или найди себе бабу или попроси у дока позволения прильнуть к его музе.
Воистину, мыслитель великий! Кладезь мудрости вековой! Ну да хотя иначе-то никак, больно лютые перекосы "по фазе" у Алекса. Того и гляди или от тоски вздёрнется или во все тяжкие пустится. А то и оба варианта сразу, зомби-развратник, только сейчас и только у нас! Только дойдёт ли это до его непрошибаемой местами башки?
- А вообще, у тебя странное отношение к случайно попавшей в мои руки книге. Не пытайся искать скрытый смысл, она на полке лежала в коридоре вместе со стопкой этих вот заявлений.
Скрытый смысл, скрытый смысл повсюду! Больше Крестовских-извращенцев и прочих психопатов! Хотя ладно, чем бы детишки ни тешились, лишь бы живы остались.
- А ты, "кенгуру", не бойся его. Он своих не обижает. Даже за табуретку, видимо, раз ты ещё не в карцере... хотя нельзя тебе в карцер, кстати говоря. По состоянию здоровья. Увы, увы, Крестовский-сан...
И вообще, взяли моду угрожать друг другу. Хочешь калечить - калечь. Не хочешь - молчи. Странные люди.

0

16

Алекс пожалуй впервые всерьез задумался о том, что все-таки что-то - точнее, кто-то - может его допечь посильнее, чем его личные беды и горести. Волей-неволей слова Леи на крыше обретали смысл в несколько ином ракурсе. Если развить ее метафору, беды прошлого оставались там же, где и были, не меняясь. Как будто падали на землю. А вот в небе как раз и новый ветер, и тучи новые. И вот вопрос - куда ты будешь смотреть при таком раскладе? То-то и оно. Вероятно, рано или поздно его бы допекло и так, просто кое-кто постарался ускорить процесс.

Как этой девушке удавалось уже второй раз настраивать его на подобный откровенно неадекватный и дурной, но при этом позитивный настрой - было ему решительно непонятно. Хотя, возможно, полежит тут, подумает, и поймет что-то. Найдет наконец мозгам работу, в которой есть какой-то смысл. Ничто не бесит настолько, чем когда тебя воспринимают, ну... Как живой труп. И даже не особо живой. Вот и выходило, что с одной стороны была  откровенная злость, толкающая в темноту, а с другой - что-то прошлое, веселое, что в нем все еще было. Вот и выходила маньячная ухмылка на грани первого и второго.  Он даже поискал, чем бы в Лею можно было кинуть, но как назло, ничего удобного под рукой не было. Пришлось словесно:

-Зато сама на это нарываешься отлично, коварное создание, - Хоть он и явно нарывался на табурет или найтмер, но не мог не  огрызнуться в ответ — без злости, но ведь и Лея не с лютой ненавистью его подкалывала. Тут бы словам Садао подействовать благотворно, но начал он совсем не с того, с чего стоило бы, если уж хотелось в подобном веселом тоне продолжить разговор. Лея-то не знала, а главное — не пыталась его жалеть и утешать. Именно поэтому, возможно, будила в Алексе что-то большее чем  внешнее согласие. Ну а япошка пошел к цели излишне прямовато, причем в той ситуации, когда Крестовский вовсе не собирался влезать в подробности.

- Садао, когда мне твой мудрый совет нужен будет — я его спрошу, - Сейчас голос Крестовского звучал жестко, без тени юмора, а физиономия была... Пожалуй, Лее эту его сторону видеть пока не приходилось. Она-то вызывала злость, но не деструктивную, скорее даже — веселую... И еще не перешла черту. А вот Садао к ней заметно приблизился.

- Если считаешь б**ство и вещества средством от всего, это твои проблемы. Храброву этому учить будешь, а не меня.

Вполне ожидая не самую адекватную реакцию, крестовский спустил на пол ноги и нехорошо посмотрел на Садао. Взглядом не нуждающегося в заботе страдальца и не веселого психа, а скорее того человека, которого назвали «Могильным Крестом» отнюдь не за фамилию, внешний вид или значок, унаследованный батальоном от предков-гусар. Он не настолько был болен, чтобы не суметь врезать в ответ.

Отредактировано Alex Cross (2016-01-15 19:44:38)

0

17

Все её язвительные и не очень упрёки ушли в молоко – как поддёвку на тему того, что у обоих мужчин в палате настолько плохо в личной жизни, что только узлы и помогут, так и весьма наглые заявления на тему отсутствия страха; всё это попросту проигнорировали, и Лее осталось только зубами скрипеть, пользуясь тем, что пока её не замечали. Не то что бы она горела желанием довести до ручки обоих, просто целенаправленно изничтожала Крестовского, то ли с позиции разума, гласящей, что такое командование загонит её в гроб, то ли просто из гадкого желания посмотреть, что будет. И, когда у неё не получалось, Лея не могла удержать на лице милую язвительную ухмылку, а кривилась очень неприязненно.
Сообразив, впрочем, что это её выдаёт – трудно не догадаться, на чьей стороне её симпатии – Лея изобразила сочувствие, удачно подошедшее к словам Садао касательно баб и тоски. Сочувствие вышло насквозь ненатуральным и подозрительно милым, будь бы она в родном отряде, тут бы её и раскрыли, ибо все, от напарников до последней сволочи из отдела охранения, знали, что, если Иствинд начинает очень мило себя вести, беда не просто надвигается, она уже в прихожей, снимает обувь. Но тут-то им откуда знать?
– Ох. Я гляжу, тут перебои с благодарным населением. – скромно вклинилась Лея в разговор, усевшись на кровати. – Или они просто не всем благодарны?
Желание лукаво подмигнуть Садао, напоминая о недавнем разговоре на тему досуга Небесных рыцарей и Землеройных потрошителей, пришлось подавить на корню, слишком очевидно. Наоборот, Лея состроила ещё более милую мордашку, сложила руки на одеяле и чуть наклонила голову набок. Воплощение невинного любопытства: дескать, что, правда? Правда, что у командира дела с этим плохи? Да как же так, быть такого не может!
Был бы тут Бекас, сразу же бы охарактеризовал коротко и метко: «сука такая!». И был бы прав. Ничего хорошего Лея не думала, отметила только, что на поддёвку про баб Крестовский всё-таки огрызнулся, и стала улыбаться ещё шире. И милее. Так мило, что убить хочется.
– Я могу выйти. – так же скромно продолжила Иствинд, на всякий случай нашаривая подушку за спиной. – Если у вас, мальчики, какие-то личные проблемы. Даже звать на помощь не буду, разберётесь спокойно.
Как только подушка была надёжно прижата к животу, Лея соскользнула с кровати и боком метнулась к выходу, чтобы у самой двери остановиться, ухмыльнуться и брякнуть напоследок:
– Кстати, бл*дство – хороший метод развеяться и успокоиться. Зря рычите.
Вот тут ей точно прилетит. Хоть чем-то. Лея уже была готова, не зря у двери стала говорить самые гадости. А что, швы прикрыты, а по остальному её бить бесполезно, сбежать успеет всё равно.
– И, судя по реакции, у кого-то явно проблемы с этим методом. – буркнула Лея в сторонку, разумно решив, что говорить подобное во всеуслышание старшим по званию – залёт из разряда нерешаемых, тут милые глаза не спасут. Но, как всегда, просто заткнуться не сумела.

Отредактировано Leah Eastwind (2016-01-15 19:53:40)

0

18

Все ужимки Крестовского и попытки запугать японца... это так забавно, что даже реагировать негативно не хотелось. Вот совсем не хотелось. Даже в морду дать. Хотя ремнем-то по заднице для профилактики... дитя малое, чтоб его медведь за уши отодрал. Впрочем, что-то ответить надо в любом случае. Что? Очевидно же!
- Если для тебя предложение найти себе женщину равносильно предложению прогуляться до борделя, то или я что-то в этой жизни упускаю, или ты в институт благородных девиц по пьяни забрёл. Ты не зыркай на меня так, не зыркай, навыдумывал себе про прицельные пинки по больному месту и сидишь злючий, всюду скрытый смысл выискивая. Вон, даже бедную Лею напугал, за санитарами засобиралась.
Так или иначе, он не собирался ввязываться в конфликт из-за того, что кому-то что-то где-то показалось, да еще на трезвую-то голову, что лишь подтверждало теорию о неадекватности Алекса. Интересно, можно ли на этом основать собственную научную работу и плавно перейти в светила прикладной психиатрии? Впрочем, глядя на это лохматое чудо, пытающееся изображать насупившуюся сову, японец слово "прикладную" отталкивал бы от понятия "приложиться обо что-нибудь". Воистину, батальон душевнобольных он и есть батальон душевнобольных, сколь ты его ни расширяй и не пополняй свежими лицами и диагнозами.
- И вообще, отдай мне эту заразу на недельку в качестве наказания. Сам знаешь, у меня износ орудий чудовищный, не до заявлений о переводе будет.
Учитывая, что все "шпильки" предназначались не ему, ввязываться в диспут на стороне Иствинд он не стал, как и урезонивать её. Взрослая девчонка, сама разберётся. Разве что плавным движением ленивого кошака встал со своего сидячего места с явным намерением до неё добраться и возвернуть на законное место. Недавно ведь еще в степи помирала, а уже скакать удумала, приболев к тому же. Точно мутант австралийский, в отдыхе и лечении не нуждающийся и энергией пышущий.

0

19

Как же, черт побери, приятно наконец на ком-нибудь сорваться. Плевать что не отреагирует толком, но сам факт - греет душу. Для Алекса, не любящего делать такие вещи, Садао оказался спасителем. И повод дал, и вовсе не безобиден, можно огрызнуться. Идеальный партнер, чтоб его так и перетак через Храброву. Как и тогда, на крыше, Алексу действительно полегчало. Нет, улыбаться он не стал, но лицо стало куда как проще и естественней, без натяжек что улыбки, что маски похоронной. Правда, взгляд с Садао он перевел на неожиданно милую Лею. Смотреть было приятно, да только она снова выдала что-то неожиданное, а неожиданность Иствинд - это не то что игнорировать можно, будет даже в самом простом случае просто интересно. Правда, ему скорее всего  и достанется. И досталось. Но не привыкать, да и черт дери, какого черта... Нашлись тут учителя. И ведь сам виноват, распустил и себя, и их.

- Стоять, малохольная. - Скомандовал Крестовский, не в шутку, но и без злости, - Все тут такие умные, спасу нет. Я, чтоб вас суслики драли, настолько хреново выгляжу, что мне всяк помочь норовит?

Рука искала снаряд, а потом Алекс мысленно обругал себя идиотом, вспомнив детство, и на словах про то, что у него проблемы, в Лею полетела подушка. Возможно, он давненько этим не баловался, но настрой придал вдохновения, а тренировка со снежками - оживила навыки.

- Ну да, проблемы. Только не с недотрахом. - Признался он, - А тут еще и вы,и остальной батальон. И еще надо сделать так, чтобы из-за моих проблем никто не сдох, вы в том числе. Так что некогда мне искать, кого завалить. А тебя, бесстыжая, нельзя пока - швы не зажили.

Вот и высказался - без нервов, без смеха, просто констатировал факт. хоть и ввернул напоследок сомнительную шуточку. Может ведь еще.

0

20

«Бедная Лея» пугаться и не думала, смыться из палаты хотела для передышки – представив, что сидеть в одном помещении с командиром ей придётся пару дней минимум, она уже была морально готова к трудному периоду в своей жизни и искала пути свести контакт к минимуму. Например, пойти искать санитаров и потеряться на пару часов. Опровергать заявление на тему бедной маленькой девочки, впрочем, не стала, косясь на Садао с явным подозрением, ибо он уже лениво двигался в её направлении.
– А давайте. – вдруг согласилась Лея на его предложение. И даже, невиданное дело, не сказала ничего больше, внимательно смотря в сторону «чукчи».
Логика была более чем ясна: сколько бы оружие не требовало ухода, установленный врачами режим сам решит, сколько ей с ним возиться. А перейти в техники какого-то конкретного чукчи, который уже успел себя зарекомендовать, как товарищ, – Лее большего и желать незачем. Командир перед носом, опять же, меньше появляться будет.
– И вовсе не малохольная, – буркнула в сторону Лея ещё тише, прежде чем заявить во всеуслышание в ответ на прямой вопрос, – Да в гроб краше кладут!
Когда подушка полетела в её сторону, двое стоящих отреагировали мгновенно: Иствинд отскочила в сторону кровати, Садао – отработанным движением перехватил подушку и швырнул её обратно, явно целясь в командира. Лея присвистнула. Вот такое она одобряла.
Но восхищение чукчей быстро иссякло, под руку лёз неугомонный Крестовский, наконец-то заговоривший о деле и нормально заговоривший. Лея нахмурилась, посерьёзнела и даже выпрямилась. Говорил-то хорошо, так, как надо было. Ни тебе подробных жалоб, ни попытки сделать вид, что всё нормально. Коротко и по делу. И, в кои-то веки Лея перестала сомневаться в том, что этот человек осознаёт ответственность за окружающих. По крайней мере пытается.
– А я себя и не предлагала. – фыркнула Лея. – А вы сразу обо мне подумали.

Отредактировано Leah Eastwind (2016-01-17 15:24:08)

0


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 29.11.17. Морские узлы