По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 20.10.17. Те, кто не подведет


20.10.17. Те, кто не подведет

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 20.10.2017
2. Время старта: 9.00
3. Время окончания: 10.00
4. Погода: Погода
5. Персонажи: Ренли ла Британия, Вилетта Ню
6. Место действия: Резиденция Генерал-губернатора
7. Игровая ситуация: Все немного утихло и пришло время решить один важный вопрос... Вопрос доверия.
8. Текущая очередность: Ренли, Вилетта

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

0

2

Настал день, когда... Нет, ничего не кончилось, но немного притихло и солдаты могли не находиться постоянно в боевой готовности - новая ротация охраны, новые коды, новые пути патрулей и отхода наконец связались в единую систему не аварийного, но постоянного характера. А принц Ренли наконец смог хоть какую-то часть своего времени перенаправить на то, что хотелось сделать как можно скорее, но задвигалось иными делами. Естественно, за несколько дней кризиса накопилось многое... Но кое с чем медлить не стоило однозначно. В частности - вопрос Пуристов, тех, которых Ренли считал пусть иногда и проблемными, но верными Британии и заслуживающими доверия людьми. И если уж совсем точно - тех, в ком он был однозначно уверен, то есть Вилетты и ее людей. Принц мог догадываться, что вряд ли та ситуация была сглажена общим врагом... Лишь отложена на время.

Именно поэтому с утра пораньше он вызвал леди Ню к себе без уточнения деталей. К счастью, статус принца позволял лишний раз не объяснять всем и каждому причины своих поступков. Ренли ждал ее в кабинете... В общем-то, все такой же, как и всегда, разве что усталый и с рукой на перевязи - последствия штурма еще давали о себе знать, а принц хоть и ругался как морпех, когда врач вынес вердикт, но в итоге склонен был соблюдать предписания, чтобы потом не стало хуже.

- Леди Ню, доброе утро. - Адмирал не стал разводить формальности и перешел к делу, - Жаль что этот разговор произойдет только сейчас, но лучше поздно, чем никогда. Скажем так... Я хочу извиниться за то, что позволил подозрениям пасть на Пуристов. Я имею в виду ваших людей и соратников, тех выродков  пуристами предпочту не называть - предатели не заслуживают иного названия.

В определенной степени Ренли не очень нравилось извиняться за свои поступки перед подчиненными, но это было частью долга лидера - не меньше чем все остальное. Так что не то чтобы он выглядел кающимся грешником - просто был спокоен и серьезен. Принц считал свои поступки неверным выбором и признавал это.

0

3

Виллетта в одиночестве отдыхала в своём кабинете за письменным столом, развалившись на стуле. Нога на ногу, руки скрещены на груди, а сам взгляд упёрся в потолок. Тиканье настенных часов тихо разрушало всю тишину и умиротворённость комнаты, напоминая тем самым, что покой не вечен, а дальше ждут ещё большие дела и заботы. Она обдумывала всё то, что успело случиться за столь короткий промежуток, и что всех их ждёт впереди. Под всеми женщина имела в виду именно что Пуристов и Рыцарей Дирнуина. Не зная, что будет теперь делать принц, и что от него вообще можно будет теперь ожидать. В купе последних событий. Сама же Пуристка предпочитала его тревожить по пустякам. Да и вообще не особо хотелось пересекаться сейчас с этой личностью или когда-либо вообще. Но, вечно ведь так продолжаться не может. И такой случай не заставил себя долго ждать. Как говорится, на ловца и зверь бежит.
Зазвонил телефон, от чего Пуристка даже слегка дрогнула от неожиданности и с нескрываемым раздражением подняла трубку и, выслушав принца, бросила её обратно, сказав, что скоро будет.
«И что ему понадобилось от меня на этот раз?»
Лениво потянувшись, словно кошка, провалявшаяся весь день на подоконнике под тёплыми лучами солнца и которую пытаются согнать с насиженного места, встала и медленно двинулась к выходу. Во всех её движениях читалась плохо скрытая лень. Ей действительно не хотелось идти сейчас в кабинет к принцу, но ничего не поделаешь. Положение обязывает.
Быстро открыв дверь, женщина бодро вошла в кабинет, а от прежней сонливости и лени ни осталось и следа. Лицо было спокойным, а в глазах читался непримиримый холод. Золотые глаза уставились прямо на юношу, пытаясь просверлить в нём дырку, и ощущение только усиливалось по мере того, как принц излагал свои скупые извинения. На секунду Виллетта даже позволила себе скривиться от такого.
«Чёртов мальчишка... Думаешь Пуристы тебе собачки на побегушках? Думаешь такой фальшивой косточкой можно завоевать их доверие после того, что ты сам наделал в секторе и приплёл нас к тем ублюдкам? Заставив меня также подвергнуть сомнениям собственных подчинённых и знакомых, проводя столь бессмысленное расследование».
Взгляд слегка сузился. Мысли Пуристки буквально читались на её лице – не сложно было понять, о чём именно она сейчас думает. Но вслух так ничего и не скажет. Это можно было понять по плотно сжатым губам. И наконец, после затянувшейся паузы…
- Это всё? Вы только поэтому меня отвлекли от моего законного отдыха? Я, знаете ли, не просто так сидела эти дни. А участвовала в организации охраны вашей же резиденции, вместе с моими подчинёнными – Пуристами. – Последнее слово явно выделялось среди остальных. На нём её голос слегка охрип, так как после случившегося в секторе за последнее время, Виллетте и Бакнеру стоило много усилий, чтобы держать ситуацию под контролем. И вот что они получили взамен. – За последствия собственных решений вы будете отвечать сами. Теперь же, если это всё, то, пожалуй, я перейду дальше к своим обязанностям. Надеюсь, вы не против?

Отредактировано Villetta Nu (2015-05-16 01:05:02)

0

4

К счастью, Ренли был не слишком уязвим для сверления в нем дырок, да и сам не ждал от пуристки немедленного согласия и примирения. Так что сверлить взглядом в ответ не стал - просто спокойно выдержал это, как закономерное последствие произошедшего. Вся беда в том, что дело уже сделано  и сам Ренли совершенно не хотел, чтобы оно еще долго висело на них мертвым грузом. Однако  не все зависело исключительно от него. Вилетта так просто прощать и забывать не умеет и не собирается, ежу понятно. При этом, гордячка чертова, вслух нормально не скажет. Терпение у принца было то еще, но до определенного предела... А события последних дней этот предел резко сдвинули. А главное, он был адмиралом у далеко не ангелов. И образцово-показательный джентльмен Рочестер компенсировался недобитым пиратом Хэккетом, который только чудом научил Ренли просто плохому, а не  совсем плохому (в частности, не научил заводить по женщине в каждом порту и плодить бастардов в масштабах "подвигов" Чарльза). А вот  ругаться и делать выволочки подчиненным Ренли умел неплохо - просто предпочитал доброе слово слову матерному до того момента, когда последнее становилось необходимым. Вот Вилетта и подошла почти что к этому моменту и если она думала что принц так просто это спустит - зря. Как следствие, взгляд Ренли - довольно редкое  явление - стал весьма холодным и жестким. Похоже на то, что Вилетта считала, что свои награды и звания Ренли получил, не запачкав рук и не имея проблем любого другого командира... Ну все.

- Зря надеетесь. - Довольно резко оборвал ее он, сделав по сути то, что при Вилетте, кажется, еще не делал, то есть повысил голос всерьез, до уровня, которым отдавал команды в морском бою, когда счет идет на секунды и слово матерное может спасти жизни,  - Я не для того вас вызвал, чтобы можно было этим отделаться. Если вам надо, считайте это чертовым приказом, но если вам есть что сказать - скажите это мне здесь и сейчас не как принцу, генерал-губернатору или кому еще, а как человек человеку! - И добавил для тех, кто в танке, - К дьяволу формальности, звания и титулы, ясно вам?!

Да, Ренли мог быть и таким - ничуть не стесняющимся резкой прямоты и даже грубости, если надо. И не скрывавший, что его вывели из себя именно тем, за что он недолюбливал высшее общество - родом лицемерия под соусом манер и правил. Не разобранная по косточкам проблема - погибель для команды и корабля, это ему вдолбили намертво и это он сам вдолбит всем, кому нужно.

0

5

- Ясно.
На первый взгляд, можно было сказать, что Виллетта ни на йоту не изменилась после высказывания Ренли и его взгляда. Она тонко подметила его состояние. Прикрыла глаза, и задумалась. В душе начинал разгораться настоящий яростный пожар. Её буквально провоцировали на неадекватные действия, и гордость не могла так просто это оставить. Поддаться собственному чувству ненависти, и желания схватить наглого мальчишку за шкирку. Затем подтянуть к себе, вне зависимости от его ранения, и смотря ему прямо в глаза высказать всё, что наболело за это время. Но она естественно этого не сделает, как минимум из-за собственной гордости. И не по тому, что она Пуристка, а потому что она солдат Священной Британской Империи – женщина, в конце то концов, которая не позволит какому-то нахальному принцу вытирать об неё ноги. Пускай даже он и выше по званию и статусу. Это было уже слишком. Попирать гордость Пуристов, и её собственную. Принц заходил слишком далеко.
Набрав в лёгкие воздух, она выдохнула, и только затем открыла глаза. В их «золоте» читалась необъятная ненависть, граничащая с холодной бурей, которая только начинала свой снежный танец. Ни один мускул на её лице не дрогнул – потрясающая выдержка. Намерения леди Ню выдавали только её собственные глаза. По ним можно было ясно сказать, что терпение подошло к концу.
- Значит без званий и статусов? Хорошо. – Кривая усмешка на лице. – Какой-то наглый мальчишка пытается меня в чём-то попрекать и учить. Да что ты о себе возомнил? Что ты обо мне знаешь, и знаешь о Пуристках, которые костьми лягут ради чести и гордости Священной Британской Империи – родной страны, а? В тебе нет и грамма той самой Британской силы, так присущей той же Корнелии. Приглаживаешь нумерованных, думая, что делаешь всё ради их блага и мира. Совместных действий. А ты думаешь, как на это смотрят твои же подчинённые, которые готовы были ради отпрыска Императора пойти на любые жертвы? Думаешь, как было тяжело удержать их от необдуманных действий? И после этого в довесок мешаешь их всех с грязью. Как они должны на тебя смотреть после этого, принц Священной Британской Империи, а?
Последняя фраза была произнесена с явной иронией.
- Ты попираешь не только Пуристов, вместе с их гордостью своими неадекватными действиями, но и мою собственную. Это непростительно, особенно тогда, когда я думала, что мы всё-таки сработаемся. И уж тем более, не понимаешь чувства нумерованных, которые желают свободы, свою страну, а не ходить под гнётом Британцев с их фальшивым гражданством. Думаешь, эти реформы что-то изменят, и эти крысы приползут к тебе с намерениями жить в мире? Да они только пуще начнут трепыхаться, пытаясь исправить неизбежное. И я буду давить их с ещё большим усердием, потому что я верная подданная Священной Британской Империи. А ты, кажется, совершенно забыл, что это значит. Ни черта не смыслишь, думая, что поступаешь во благо. И то, что случилось с принцессой Юфемией последствия этих самых действий. Хочешь ещё лишиться верных тебе людей – валяй, Ренли.
На этом она закончила. Впервые назвав принца по имени, напрямую, без какой-либо мнимой вежливости. Но стало ли от этого легче? Нисколько. Оставался какой-то неприятный осадок. Будто она только что сама предала того, кому присягала на верность. И с этим чувством был не так-то просто совладать. Именно поэтому Пуристка отвела взгляд от Ренли, в котором начались появляться первые проявления чувства вины. Впрочем, если сам принц наблюдал за ней внимательно в этот момент, это не осталось без его внимания. Возможно, ещё было не всё потеряно. Утерянное доверие всегда можно вернуть правильными методами.

Отредактировано Villetta Nu (2015-05-17 02:53:45)

+1

6

Карты на стол, как говорится. Если глаза Вилетты в такой ситуации напоминали о буре, то у Ренли они всегда оставались цвета моря... Вот только были настолько же изменчивыми, как и оно. Сейчас это было то самое море, которое плевать хотело на новейшие изобретения и с все той же яростью и цепкостью  корежит и тянет на дно корабли и людей, которые бросили ему вызов. Статус и недостатки - вот что волнует окружающих, верно? Все остальное приходится доказывать и вбивать в головы силой. Вилетте удалось ударить по больному. По тому, из-за чего Ренли порой ненавидел свой якобы крайне почетный, приятный и выгодный статус Четвертого Принца. Вилетта вообще знает, что такое родиться в этой семье? Вероятно, нет, как и большинство людей вокруг, полагающих, что если у тебя все есть, то тебе жаловаться по определению не на что.

- Отпрыска, значит... - Не слишком громко, но угрожающе, - Иными словами, кого угодно, лишь бы титул был. Без разницы - Кловис, я или черт знает кто еще. Как всегда. Верность, которую определяет титула, а не человек, так? Или, точнее... - Сейчас улыбка Ренли напоминала звериный оскал, - Которая жива только пока отпрыск поступает так, как нравится? Готтвальд, наплевавший на вертикаль командования и погубивший себя и многих товарищей, или Сореси, отказавший Юфемии в праве принимать собственные решения - верность идеалам оправдывает все?! Как думаешь, почему у меня возникли подозрения? Да потому что те террористы утверждали именно это, Вилетта! Они, дьявол их побери, просто перешли черту. Да, ты ее не переходишь, большинство твоих людей тоже - но она очень тонкая. И не стоит идеализировать - даже среди вас встречаются те, кто мог ее проигнорировать. И среди моих людей. Иначе бы с терроризмом покончили уже давно.

Эти слова прозвучали с оттенком... Гнева - да. Но отчасти и сожаления. О том, что как ни старайся, кое-что ты никогда не исправишь. Кое-что все равно напомнит о себе и  собьет с пути истинного тех, кому, казалось бы, уготована дорога чести. Тех, кто мог бы быть союзниками, но решил прислушаться к голосу гордыни или просто упрямства. Ту же грусть, кажется, он видел в глазах Вилетты, когда та отвела взгляд. Возможно поэтому его слова звучали теперь пусть и жестко, но спокойнее.

- Вилетта, а ты читаешь отчеты? Нет, не рапорты с поле боя. Экономические и социальные. Скучные, длинные... Но только там кровь тоже капает с каждой страницы. Власть Британии в секторе? Нет. Семь лет непрерывной войны, которая  порой чуть не перекрывает выгоду - да. Ваши  "истинно британские" методы  это обеспечивают. На каждого пуриста или повстанца с обеих сторон гибнет десяток ни в чем не повинных людей, которые просто мимо проходили, а потом их близкие устраивают теракты. Почему? Когда человеку есть  нечего, его поддерживает гордость. Когда он может нормально жить, гордость можно задвинуть. А у этих отняли и то и другое, терять им нечего - неудивительно, что силой их не подавить и они готовы пойти за кем угодно. Я даю шанс тем, у кого в голове есть мозги, а те, кто не согласен - мне плевать, с какой они якобы стороны - пусть отправляются в ад, и мы с тобой им поможем. - На этой фразу Ренли действительно дал волю ненависти к тем, кто не хотел ничего менять, оставляя мир в том же дерьме, в каком он и находился, - Британии нужны и те, кто сражается гордо и открыто, как ты... И  убийцы вроде меня, для которых хороши все средства - что в миру, что на войне. Британии, которая работает на износ, потому что война, война и еще раз война и плевать на экономику и потери. Мы ведь такие гордые... А в итоге нам приходится брать на работу и в армию нумерованных не потому что мы делаем что-то для них, а потому что мы, британцы, воююем и умираем быстрее, чем возвращаемся в строй. И когда наступит момент, что они станут сильнее - что будет с нашей гордостью тогда, Вилетта? Я каждый раз думаю о будущем... Мальчишка? Всем на это плевать. И мне в том числе. Потому что кто-то должен брать на себя не только сражения.

Ренли замолчал. Как и у Вилетты, вспышка гневной откровенности ослабла, оставив после себя горечь того, что он задел всерьез ту, кого хотел бы назвать товарищем и другом. И это было видно - Ренли мало с кем был настолько откровенен и теперь он дал понять Вилетте, что скрывает его обычная улыбка, которая для всех. Был с ней откровенен так, как обычно себе не позволял.

- Вилетта, мы все совершаем ошибки - но их можно исправить. Ты поможешь мне?

+1

7

На лицо Пуристки упала тень. Она лучше других знала, как всё обстоит на самом деле. Потому что собственный пример был буквально под носом, ещё теплился в отголосках прошлого. И сколько раз она уже видела, как именно кончают подобные идеалисты, которым вздумалось в открытую переть против бури? И самое прискорбное то, что впоследствии страдают самые дорогие, ни в чём не повинные, близкие таких вот людей. Она прекрасно знала всё это и без слов принца. И называла она его глупцом как раз таки потому, что он выбрал этот путь в открытую, не скрывая ничего. Буквально говоря всем о том, кого именно следует топить.
- Нет. – Её ответ был предопределён с самого начала. Она не будет идти за глупцом, пытающимся оправдать собственные ошибки «праведными взглядами на вещи и таковыми желаниями».  Она не пойдёт за тем, кто топит собственных подчинённых и родных только ради того, чтобы показать всем, что всё обстоит крайне не так, и кто-то, якобы, готов с этим бороться. Она не готова лишиться всего ради такого идиота, как сидящий перед ней мальчишка. Будь он умнее, поступал бы немного иначе. – Я не пойду за тобой до тех пор, пока ты прикрываешь собственные ошибки своими идеализированными взглядами и желаниями всё изменить. Точнее, пока ты пытаешься в открытую, как баран, идти против бури и тянешь в неё остальных. Близких, родных, подчинённых. Задумывался когда-нибудь чего стоит той же принцессе Юфемии, твои выходки? Всё что случилось с ней ранее, последствия именно твоих решений. Или ты думаешь, что таким способом способен всё изменить? – Виллетта выдохнула, в её глазах читалось ничего кроме презрения. – Нет. Таким способом ничего не решить. Лучше от этого никому не станет. И твои близкие продолжат страдать из-за идей мальчишки, который не понимает, в каком положении оказался и за что именно ответственен. Я знаю, как обстоят дела на самом деле гораздо лучше других. И не тебе пытаться в меня тыкать не пониманием. И как раз таки потому, я поступаю именно так. Или ты хочешь, чтобы подобное повторялось вновь и вновь? Я не смогу вечно сдерживать своих людей. Если ты и дальше будешь брать на таран Британию, и испытывать терпение верных стране людей. Ты будешь получать ещё больше резни и крови, чем, якобы, пытался предотвратить. И только поэтому…. Только потому, что ты продолжаешь поступать именно так. Я не пойду за тобой. Я не стану тебе помогать, но и вставать поперёк горла не буду. Делай, как знаешь, Ренли. Но не переходи определённую черту, иначе и я больше не смогу стоять в стороне. Если ты действительно стараешься ради Британии. Пытаешься сделать её лучше. Покажи мне это. И хватит делать столь необдуманные поступки, вовлекая в свои идеалистические выходки остальных. До тех пор, я буду исполнять свои обязанности. Больше, мне нечего сказать.
Виллетта выдержала паузу, вновь надев на себя «послушную маску».
- Разрешите откланяться?

Отредактировано Villetta Nu (2015-05-21 00:47:15)

0

8

Ренли молчал... Достаточно долго, если не действительно, то по впечатлению. Вилетте снова удалось попасть в цель, указав ему на то, что принц и сам понимал слишком хорошо. Удивило его другое - она осудила именно его методы. Не было гордых заявлений о том, что в Британии не нужно менять ничего... И яснй намек на то, что она уже встречалась с подобным и последствиями этого. Что же... Он недооценил положение дел. И саму Вилетту. Подобный разговор должн был состояться куда раньше, но Ренли  не сделал этого, полагая что преждевременно действовать так открыто. Зря. Все могло быть куда как хуже. Это не еще одна упертая пуристка, которую при нем держат обстоятельства, Вилетта потенциально настоящий союзник... И хорошо если сейчас он ее не потерял окончательно. Сейчас его лицо было спокойнее и серьезнее и он уже не пытался резко возражать или преждевременно выдавать первое что в голову пришло.

- Рано. Спасибо за откровенность. Я услышал куда больше чем рассчитывал и рад этому. С этого момента я настаиваю на таковой всякий раз, когда есть что сказать. Если не будет иного повода, то после дня рождения принцессы Наннали мы снова поговорим именно так. В тот день я предложу тебе, Вилетта Ню, наблюдать за происходящим из первых рядов и не только как зритель. Понимай как хочешь, время подумать еще есть. - Ренли кивнул, как бы отсекая эту часть разговора, - А теперь приказы. Произошедшее показало не только мои ошибки, но и прискорбное положение дел в войсках и правоохранительных органах, при котором доступ к секретной информации и оружию имеют те, кому место в тюрьме или могиле. Иными словами - мораль и психологическое состояние подчиненных там в лучшем случае отслеживают спустя рукава, а в делах расовых конфликтов попросту не пытаются разобраться. Исключения единичны. Нам же сейчас нужны не нововведения, а порядок. Мне нужны люди, которые ставят устав и закон выше личных амбиций и интересов и будут беспристрастно контролировать его исполнение в войсках железной рукой, находя и наказывая виноватых, даже  если среди них окажется их брат или сын. И я хочу, чтобы среди них было побольше Пуристов. Выбор - за тобой. Вот отчет по ситуации в войсках сектора с этими вопросами - жду твою и Бакнера резолюции.Также регулярный набор японцев в британскую армию будет отменен. Чтобы заработать, у них есть масса других мест, а тех, кто способен на верность - единицы. С ними и будем работать. Причем с контролем Пуристов в этих вопросах. - Ренли снова кивнул, ставя воображаемую точку,  - Также в целях укрепления безопасности мне понадобится помощь Пуристов...  Точнее, ваши места базирования, где вы способны обеспечить полный контроль и секретность. Свяжитесь с полковником Кэмпбеллом по специальному каналу, вот данные. Он предоставит в ваше распоряжение пока что штурмовую роту его "Черной Стражи", которую вы разместите у себя скрытно - таким образом, под рукой будет неизвестный посторонним боевой резерв солдат, чья надежность вне сомнений. Используйте их мудро.

На этом Ренли закончил, дав Вилетте переварить сказанное и заодно полностью восстановив спокойствие - эмоции более не прорывались, даже привычная улыбка не вернулась.

- На этом все. Есть вопросы? Если нет, можете идти. Времени у нас мало... Всегда.

+2

9

Что она могла ответить на сказанное? Конечно, всё было правильно. Такой подход мог бы всё немного подправить. Для того, чтобы всё стабилизировалось нужно время. Но она, как и Бакнер, будут рады посодействовать подобному. Всё ради блага Священной Британской Империи – именно так бы она сказала, будь ситуация другой. И почему эти слова так и не хотели выходить наружу? Появилось смутное чувство тревоги от слов принца – «видеть в первых рядах». Однако вместе с ним появилось и другое – любопытство. Говорят, оно сгубило кошку. Но ведь Виллетта всегда была несколько иного калибра, настоящая львица, если говорить о роде кошачьих. Так что, чтобы сгубить её, одного любопытства будет не достаточно. В любом случае, в её глазах тихо зажёгся огонёк, но она оставила все вопросы на потом, как только время придёт.
«День Рождение принцессы Наннали? Что же, посмотрим…»
Женщина встала по струнке смирно, отдала честь, и вновь размякла.
- Вас поняла. Буду ждать.
Её лицо осталось всё таким же, но взгляд уже не показывал прежнюю агрессию и холод. Она развернулась и быстро вышла. Пришло время заняться делом. А впереди её ждала связь с Кэмпбеллом. Много слухов, причём о которых ничего не скажешь. Хорошо это было или плохо, Виллетта ещё узнает на собственной шкуре. Кажется, покой им всем будет только сниться.

0

10

Ренли чуть улыбнулся, провожая Вилетту взглядом. Все же и правда ситуация несколько лучше, чем могла бы быть. Настоящее дело не терпит только одного - равнодушия, а им тут и не пахнет. Вилетта сделает свое дело, равно как и он - свое. А таковых накопилось много по всем  фронтам - доклады службы безопасности, донесения из армии и флота... И его личные дела. Хорошо хоть он не забыл выполнить обещание и воспользоваться тайным каналом связи Маррибелл, чтобы отправить ей  данные об исследованиях Кловисаа и том, что знал сам. Пока что такие послания ушли к двоим - Корнелии и Маррибелл. В обоих случаях, хоть и по совсем разным причинам, Ренли имел основания думать что сестры разумно отнесутся к информации и не поступят с ней опрометчиво. Третий пакет получит пока что Тенорио, охраняющая Наннали - вместе с пополнением для отряда. Соответственно - Бота. И пока хватит - риск утечки и так будет слишком велик и уравновешивается только необходимостью подстраховаться от того что информация канет в Лету и ее не будет у тех, кому следовало бы знать. Пока в семье это - помимо матери, которая получила знания из иного источника - он сам и Юфемия. Хочется надеяться, что добавления в этот список будут только запланированными...

А пока - дела насущные. Сейчас придется сосредоточиться на порядке и законе, и тут помогут те войска и люди, которые до сей поры были далеки от дел. "Черная Стража" - полк, набираемый из потомков шотландских семей,  который не вызовет нареканий у Пуристов, а в секторе занимался охраной внешних границ, не усилив вражду между ними и коренным населением. Шотландцы горды, но они  знают, каково бороться за свободу - это помогает им не переходить черту, за которой презрение и ненависть. Так что полковник Кэмпбелл будет лучшим выбором, надо только оперативно и не афиширую, перетащить его поближе, а неблагонадежных в смысле отношений с гражданскими напротив, переправить на дальние рубежи сектора. Что до подкреплений взамен местного набора... Чтож, тут  можно попробовать  три пути. На первом  он пойдет по стопам Фонтейн, на втором ему придется попросить об услуге Минерву, а на третьем - потребовать ответной услуги от Харконнена. Все три имеют свои подводные камни и не факт что проблемный кадровый состав лучше долга перед дочерью Джоан или испытания надежности проблемного двоюродного дяди. Но без риска никак - ему нужны люди на основных рубежах, чтобы освободить верных лично ему... И найти новых.

Время не ждет... А ведь у него есть и те личные дела, которые проигнорировать непростительно - иначе чем он лучше Чарльза? Пора приниматься за работу и вовсе не в режиме пожарной тревоги. И помнить о семье...

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 20.10.17. Те, кто не подведет