По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 27.10.17. Живём дальше


27.10.17. Живём дальше

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Дата: 27.10.2017
2. Время старта: 11:00
3. Время окончания: 14:00
4. Погода: Хмурое свинцовое небо висит над головами жителей Поднебесной.
5. Персонажи:  Мэрибелл мел Британия, Хоу Шан
6. Место действия: Грушёвый дворец
7. Игровая ситуация: Принцесса принимает приглашение китайского генерала посетить прекраснейший из частных дворцов Китая.
8. Текущая очередность: по желанию игроков.

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

0

2

Грушевый дворец – одно из крупнейших и красивейших достояний Китайской Федерации. В этом здании ещё сохранилось прочное дыхание старины, навевающее мысли о том, насколько глубоко уходит история нынешнего государства. А ведь их история, как и история Японии, началась ещё раньше, чем история Великой Священной Британской Империи. Но, как говорится, мировая история пишется сильнейшими. И пока Британия выбрала путь завоеваний, стараясь прогнуть под себя увядающий мир. Сделать его своим рабом и окрестив себя всеобщим властителем. Она никогда не согласилась бы с этой точкой зрения. Но, даже не смотря на это, была верна своей стране – любила её, как не одну другую. И именно это чувство побуждало её стараться решать дела полюбовно. Стремиться к всеобщему миру. Потому что, каждый дорожил своим домом, страной, родными и друзьями. И что будет с человеком, если это всё у него так просто отобрать? Верно. Он станет ни кем. Нумерованным – именно это и стало большей подоплекой к тому, чтобы давать завоёванным странам номера, а их жителей навсегда лишить своего жизненного статуса. Казалось, страна тогда полностью гибла. Но находились и такие индивидуалисты, которые даже в такой ситуации не хотели сдаваться. Это явно просматривалось в 11-м секторе. Их можно было понять. У них отняли всё. Да ещё и пытаются трактовать условия на их же территории. Кто останется при этом равнодушным? Никто. Отсюда и выходило, что этот мир при таком раскладе ждали лишь бесконечные войны и кровопролитие. А ведь путь к миру был настолько прост, что Маррибелл и сама порой не понимала, почему люди выбирает первое.
Она вошла в этот дворец в компании двух своих людей – Артурии и личного рыцаря. Он был действительно красив, уже в который раз девушка подмечала это. Но, как и в прошлые разы, ей некогда было любоваться местными красотами. Да и мысли сейчас занимал предстоящий разговор. Она не знала, что именно ей хочет предложить Хоу Шан. Даже не пыталась как-то предугадать ход данного разговора. Зная, что это разумный и мудрый человек и веря, что с ним получится полноценно сотрудничать. Этого было достаточно. Поэтому Шестая шла в кабинет с лёгким сердцем. Хотя, последние события и оставили на нём несколько своих шрамов и неприятный осадок в душе. Впрочем, это больше касалось малышки Мирцеллы, как и Императрицы в целом. А ведь она собственными глазами видела эту малышку. Заключив в своей памяти её образ, настолько хрупкий и беспомощный. Она хотела ей помочь. Сейчас же прерогатива состояла несколько в других аспектах.
Прибытия Британской принцессы ждали. Их сразу же проводили в кабинет к генералу, и она, легко переступила его дверной порог, оставив Артурию снаружи. Прошла вперёд, поклонилась:
- Приветствую, генерал. Как и обещала, явилась по вашему приглашению.
И приземлила свою пятую точку на ближайшее кресло.
- Я вас внимательно слушаю.

+2

3

[AVA]http://savepic.su/5529194.jpg[/AVA][NIC]Oldrin Zevon[/NIC][STA]GM[/STA]

Олдрин немного дулась на принцессу за то, что она во время диалога с тем генералом оставила при себе только Артурию, как и в паре случаев раньше, но умом понимала, что вряд ли смогла бы сохранить самообладание и кончилось бы это плохо, а сейчас им нельзя давать слабину, потому что каждое действие способно обернуться черт знает какими последствиями. И если Маррибелл любит Британию... То она любит принцессу не меньше чем родную страну и готова на все, чтобы мечты той о мире стали реальностью. Для того Олдрин и стала ее рыцарем, определив для себя цель в жизни раз и навсегда. Другое дело, она разделяла принципы Маррибелл, а не просто следовала за ней. Разумеется, с поправкой на свой совсем иной характер... Что порой и приводило к последствиям. Да и сейчас она скорее потому была не в настроении, что нахождение на чужой территории, когда тебя могут потревожить среди бела дня у тебя же в жилище, мешало им с Маррибелл быть ближе. Чужие чувства - слабое место, которое жаждет обнаружить любой враг, увы...

Вот и сейчас она просто шла рядом с принцессой, бдительным оком высматривая возможную опасность - гарантий отсутствия таковой теперь дать не мог никто. Эти люди бунтовали от безысходности, уничтожали своих же союзников и не факт что понимали, кто на самом деле их враг и каковы будут последствия их действий. Олдрин не была готова винить их,  могла только быть предельно бдительной и в случае чего принять удар на себя. Лишь перед тем как войти к генералу Шану, она позволила себе как бы случайно коснуться руки Маррибелл - маленький сигнал, что она рядом и все будет хорошо.

0

4

- Добро пожаловать Ваше Императорское Высочество. Для меня счастье принимать вас в моем скромном доме, - генерал Хоу поднялся со своего кресла, приветствуя принцессу. Конечно, скромным обиталище генерала назвать можно было только с монументальной натяжкой. Но сейчас, «Грушевый Дворец» был как никогда далек от обиталища безмятежной радости. По двум причинам. Первой была скорбь, до сих пор летавшая над дворцом после трагедии во время свадьбы Хоу Мэй. Второе восстание дорого обошлось всей столице, но предательство и бойня, случившиеся под кровом Хоу Шана еще годами не изотрутся из памяти людей.  Нет, внешних следов не осталось. Наемники проникли лишь в малую часть покоев, и все видимые следы были убраны в течении нескольких дней, только закончили работу люди из особых подразделении Хань Фэя. Исчезли ковры и гобелены со следами крови, плиты с выщерблемами от пуль, мебель пахнущая смертью. Но все равно в воздухе летало это ощущение, глубокой раны нанесенной дворцу и всем его обитателям.  Символично, что три прекрасные девушки в этот день посетили дворец, за последние дни лишившийся трех прекрасных обитательниц – Сан Лиан приемной дочери генерала, до сих пор борющейся за жизнь в госпитале,  его племянницы Хоу Мэй погибшей на собственной свадьбе и его адъютанта Джи Киую, отправленную в Британию для излечения.
Второй причиной была война, шедшая прямо через этот дворец. Возглавив лоялистов Хоу Шан предпочитал командовать не выходя из дома и его дворец превратился в штаб лоялистов. Многие покои дворца и раньше занимали военные, осуществлявшие руководство внутренней армией. Теперь их стало еще больше. Залы и коридоры дворца заполнились офицерами и чиновниками, оттуда шли команды войскам усмиряющим столицу и воюющим в провинциях. По аллеям парка, мимо убиравших листья садовников, маршировали колонны «демонов псов», подразделения которых были размещены в окрестностях дворца. Сюда прибывали свежие подразделения, принести присягу и принять знамена из рук командующего. Отсюда они шли к столице. И поскольку с востока к парку примыкал Главный Госпиталь Внутренней Армии, а с запада Мемориальное Кладбище Внутренней Армии раненные и павшие тоже возвращались сюда.
Но как и раньше, армия дворцовых слуг выполняла свои обязанности не обращая внимания на военных. И во внутренних храмах и на походных алтарях в парке жрецы совершали ритуалы, призывающие духов и древних героев в помощь солдатам императрицы и кары на головы изменников.
Кабинет генерала тоже украшали изображения. Но не богов и героев, а демонов-мстителей, истинных покровителей Черного Знамени.  На почетном месте за спиной генерала стояла статуя «Небесной Собаки», чудовищного мстителя посланного Небом, личного покровителя генерала.
- Позвольте для начала предложить вам чаю, - все так же радушно предложил генерал. В кабинет вошла хрупкая молодая женщина, в слишком богатом платье для служанки, держащая в руках монументальный чайный поднос, казалось бы неподъемный  для нее.  Поставив его перед гостьями, наложница с поклоном удалилась. Генерал сам разлил чай, начав с шестой принцессы.

+2

5

Просторный, но в тоже время обставленный со вкусом, несколько пустой, кабинет. Девушка быстро огляделась, прицепившись взглядом к статуям, стоящим вдоль правой стены, и отметив про себя что-то, губы слегка шелохнулись, вернула его на место, посмотрев на генерала.
В её поведении, как и в глазах, горел неподдельный интерес, она хотела уже перейти к делу, но Шан решил пойти по определённым знакам вежливости и приличия. Что же, вполне логичный и в то же время ожидаемый ход. Однако, для неё сейчас это было не существенно. Она тоже в рамках приличия кивнула и посмотрела на вошедшую девушку. Быстро пробежавшись по одежде и фигуре, почти сразу же поняла, что именно она из себя представляет и кем является.
«Наложница. Ну, тут это странным не назовёшь».
Было сложно удивить Принцессу подобным, но, несмотря на это, она больше привыкла к стандартному виду горничных и прислуг. Всё-таки жила в таком окружении почти столько же, сколько себя знала. Особа благородных кровей. Гордилась ли она когда-нибудь своим особым статусом? Скорее только тем, что, будучи дочерью императора такой величайшей, но жестокой страны, остаётся похожей на мать, сохранив в своём сердце её желания и амбиции. А сила и вера в ней росла с каждым годом, ни на минуту не покидая свою хозяйку. Являлась основной опорой в её проблемах. И ведь нельзя было назвать жизнь Шестой таким уж сахаром. Она была в достатке. Пользовалась популярностью, но мало кто мог её понять. А многие из семьи бросали взгляды, всячески старались опустить её убеждения о мире во всём мире, как и саму девушку, с небес на землю. Но природная твердолобость и умение доводить все дела до конца сыграли свою роль. Теперь же она сидит здесь, пред Китайским Генералом, как важная особая и представитель Священной Британской Империи. Могла ли она знать об этом ещё год назад? Куда именно занесёт её судьба? Нет. Впрочем, Маррибелл всегда была готова к подобному. Нужен был только толчок, который дал ей второй принц, остальное было в руках самой принцессы. Вот только сейчас всё находилось в настолько хрупком состоянии, что почти все силы были брошены на то, чтобы ничего сломать. И сам Хоу Шан ей в этом поможет. Она не сомневалась.
- Благодарю за столь тёплый приём. – Искреннее улыбнулась принцесса, и отпила чаю. В нос сразу же ударил знакомый запах, а вкус только подтвердил её догадки. – Это ведь Kenyan? А у вас неплохой вкус, генерал.
И она не льстила. Это был действительно один из её любимых сортов.
«Интересно, и как он смог это просчитать? Или же сам является его любителем?»
Девушку заинтриговал данный вопрос, и она выжидательно посмотрела мужчине прямо в глаза.

Отредактировано Marrybell mel Britannia (2015-05-03 18:33:27)

+1

6

- Ревнители старых традиций, коих и на нашей стороне преизрядно, непременно возмутятся, если узнают что на нашей встрече был подан не китайский чай, и долго будут злословить, что я окончательно продал душу Британии, - усмехнулся в ответ генерал. На самом деле у него была возможность выяснить многое о британской принцессе. В его архиве лежало объемистое досье, собранное людьми Хань Фэя. И лишь чуть тоньше было хранившееся по соседству досье на Одиссея. Были там папки и на других британцев, которые могли сыграть важную роль в начавшейся кровавой пьесе, в том числе и на принцессу Габриэль, но уже гораздо тоньше. Так что Хоу Шан успел узнать о предпочтениях Маррибел Британской. – Но истинный ценитель не должен ограничивать себя подобным.
Первое личное впечатление о гостье было ожидаемо положительным. На своем веку генерал навидался британских представителей и советников, органически не способных говорить с китайцем без брюзгливо скривленных губ и смотреть на собеседника, а не куда-то поверх его. Принцессу действительно интересует судьба Китая, она не начала с ходу возмущаться выходкой ворвавшегося к ней Оу Гэ и похоже не винит в случившемся с ее сестрой весь Китай. Значит работать с ней можно. А учитывая вчерашний переворот в составе британского правительства, принцесса стала крайне важна для успеха дела лоялистов.
- Как жаль что мой сад уже опал. Когда листья на этих грушах покрываются золотым цветом, он воистину прекрасен. Я надеюсь, следующей весной вы согласитесь принять мое приглашение посмотреть, как цветут груши. И что к этому времени в Китае вновь наступит мир.
Все же не стоило слишком откладывать дело, ради которого состоялась эта встреча.
- Но я счислив, что неподобающее поведение генерала Оу Гэ не повлекло за собой непоправимых последствий, - Шан сделал паузу и продолжил. – Но все же я не понимаю, для чего вам потребовалось это обращение к людям на улице. Чего вы хотели добиться этим? – действительно, Оу Гэ просто решил действовать первым, еще нескольких особенно ретивых командующих генерал успел удержать. – Если вы были так озабочены судьбой адъютанта генерала Жоу, то какую пользу ему могло принести смущение народа в Пекине. Одни увидели в этом открытое вмешательство в дела Китая, другие символом того, что наш союз с Британией зыбок и не прочен. Но и само ваше воззвание к простым людям, в нынешних условиях не могло не вызвать гнева у множества сторонников нашей божественной Императрице. После того как Пекин пережил два бунта, вы обратились к народу с призывом изменить вынесенный высшим военным судом приговор для них выглядел как призыв к третьему. Оу Гэ военный, а не политик, потому оценил все очень прямолинейно. Но есть и другие, кого ваш поступок возмутил, а других даже испугал. Ведь вашими устами для них говорит Британия – «Кровавая Собака» в общих чертах догадывался, что именно связывает Шестую принцессу и того молодого лейтенанта. Явно нечто большее, чем спасение ее жизни от покушения. Но все равно, как можно было позволить себе поступать столь неосмотрительно, если для этого не имелось никакой необходимости. – Если вы хотели добиться помилования для этого молодого офицера, почему вы просто не обратились, хотя бы ко мне? Да, он совершил поступок недостойный офицера на службе Императрицы и Китая, но разве я отказал бы в подобной просьбе послу нашего верного и могучего союзника?

+2

7

От подобной постановки вопроса о произошедшем, Маррибелл настигло негодование, что несколько отразилось на её лице, но тут же пропало за добродушной улыбкой. Лицо слегка стало пунцовым, и нельзя было сказать, от чего именно. Можно было строить разные версии, но Шестая, конечно же, знала, что она больше поддалась эмоциям. Хоть и продумала свои действия наперёд. Говорить об этом Генералу решительно не хотелось, но и врать тоже было бы, не слишком тактично с её стороны, посему она стала обдумывать свой грядущий ответ в голове, медленно глотнув ещё чаю и кратко переведя взгляд на Олдрин.
К слову, а ведь они уже давно не были наедине. В данный момент Марри старалась избегать таких ситуаций, учитывая свои истинные чувства к этой особе, рисковала потерять голову от любви. Так уж вышло, что предметом её воздыханий стала именно старая подруга детства, а теперь уже личный рыцарь. Как бы ей не хотелось порой притянуть к себе эту девушку, использовать как подушку для излития горести и слёз, или же просто для того, чтобы побыть наедине, почувствовать теплоту её тела – она раз за разом с силой отметала эти мысли, стараясь держаться больше Артурии. Ей надо было сохранять голову и трезвость собственных решений. Особенно сейчас. Но она также понимала, что Олдрин скорее всего дуется на неё за это, и об этом ей также надо будет позаботиться в дальнейшем.
«Всё-таки… Надо будет с ней потом поговорить с глазу на глаз».
Девушка вздохнула, и вновь перевела взгляд на Шана, уже зная, что ей нужно говорить:
- А разве в противном случае кто-то бы обратил свой взор на Британскую принцессу посла, которую все всячески старались игнорировать? Но теперь вед это вряд ли полноценно получится. В довесок. Благодаря данному поступку третьего бунта, который, скорее всего, имел бы место быть, удастся избежать. Потому что все как раз нацелены на то, чтобы его не было в данный момент. Я ведь права? – Девушка ещё раз улыбнулась. – А сейчас же мы с вами сможем спокойно обсудить создавшуюся ситуацию, которая в целом, не сильно пошатнулась из-за моего небольшого выступления. Так что, если вы думаете, что я сделала это просто для того, чтобы спасти лейтенанта Дзина, вы ошибаетесь. Но вы правы, в этом заключалась основная причина. Ну и… моё дело было также предупредить, что Британия, в моём лице, больше не собирается, сидеть сложа руки и смотреть на то, что происходит в Китайской Федерации.
Последнее предложение было сказано серьёзным, даже несколько жёстким тоном. Тем самым она подчеркнула и то, что готова к решительным действиям. Если до них всё-таки дойдёт, и самой Шестой не прельстит эта идея. Поэтому она сейчас здесь, перед генералом.
- Но вы ведь не об этом хотели поговорить, верно?

Отредактировано Marrybell mel Britannia (2015-05-07 21:40:33)

+2

8

[AVA]http://savepic.su/5606949.png[/AVA] [NIC]Oldrin Zevon[/NIC] [STA]GM[/STA]

Олдрин чувствовала, что с дворцом что-то не так. В Пендрагоне всегда был этот душок слухов, интриг и подлости, но были и мирные, приятные уголки. А здесь все жили как на войне, хоть и пытались сделать вид, что ничего не изменилось. И они с принцессой вряд ли могли сказать уверенно, на дружественной ли они территории. Вероятно, в этом сейчас и был главный вопрос как для них, так и для Шана - после всего, что случилось. Но никто не говорит о таких делах  сразу - за исключением разве что недавнего и незваного гостя. И потому Олдрин пока что смирно присела за стол  рядом с Маррибелл, и хоть и без особой радости - нетерпеливая натура давала себя знать - но тоже отпила прекрасно знакомого ей чая. Умно, генерал... Задабривает перед проблемным разговором? И что он еще о них знает? Рыцарь немного напряглась. Конечно, Шан вроде как на их стороне, но все же скорее на своей. Как же нелегко быть с самым дорогим человеком постоянно настороже в окружении посторонних, даже если они дружелюбны. Вот и вышло, что они с Маррибелл посмотрели друг на друга и отвели взгляд одновременно, как будто опасаясь того, что могло в нем проявиться... А вот проигнорировать заявление Шана она уже не смогла.

- Генерал, вы же сами знаете, что, несмотря на ситуацию, мнение Ее Высочества никто даже не пробовал принять во внимание. Неудивительно, что у нее не было оснований так уж надеяться на помощь хоть кого-то из военного командования. - Прозвучало хоть и тихо, но резко. Олдрин злили эти заявления после того, как генерал для спасения Дзина ничего не сделал сам, показав, что ему плевать. Сделал бы он это по просьбе Маррибелл? Может да - а может и нет. Сейчас ему слишком легко сказать что угодно.

Чертовы политики. - Впрочем, развивать тему Олдрин не стала, Маррибелл и сама выразила мысль достаточно хорошо. Вот если бы она еще что другое выразить нашла время и место... Кстати о месте.

- И да, генерал Шан. Вы говорите что мы ваши гости... Но вторжение генерала Оу Гэ доказало, что даже Посольство Британской Империи не внушает уважения вашем людям, способным без какого бы то ни было предупреждения  войти туда с оружием в руках и против нашей воли. Иными словами нам нужно место, где мы можем получить твердые гарантии безопасности и неприкосновенности. Переговоры же требуют согласия обеих сторон, верно? Я верю, вы сможете это обеспечить и не вынудите нас применять меры, которые нарушат взаимопонимание между нами.

Хоть Маррибелл и понимала, что Олдрин сейчас говорит сугубо по делу, но совершенно не в той ситуации, и уж тем более не тому человеку. Важно было сохранить сейчас нормальные отношение с Хоу Шаном, а подобные заявления могут слегка подточить общую чашу терпения. Посему она решила сделать ей замечание, смерив личного рыцаря холодным взглядом – не часто Олдрин приходилось видеть такой взгляд от своей принцессы в свой адрес. И от этой мысли у Шестой слегка заболело в груди, но остановиться она уже не могла.
- Олдрин, тебе следует прекратить столь хамское поведение по отношению к генералу. В данный момент ты мой телохранитель, и личный рыцарь – не нужно метать в грязь репутацию собственной принцессы показывая не уважение к человеку не только старше тебя по воинскому званию, но и по возрасту. Знай своё место. И чтобы я больше не слышала от тебя подобного. Это приказ. Ты меня поняла? – Прозвучал властный, тихий голос. Маррибелл старалась не прибегать к своему статусу в общение с подчинёнными. И на душе по-прежнему было неспокойно от этого. Но в данный момент поступить по-другому она не могла, надеясь на то, что Олдрин её поймёт. Взяла она с собой отнюдь не для этого.

- Да, Ваше Высочество. Прошу прощения, генерал. - Олдрин ответила коротко и тихо, но только Маррибелл могла понять, чего это стоило горячей и настолько преданной ей девушке. Внутри же рыцарь была на пределе - мало того что они с Маррибелл здесь почти разделены, так еще теперь та ее так отчитала за попытку защитить ее... Но этого Шану точно не следовало знать.

+1

9

Принцесса неплохо умела владеть собой, и все же Шан понял, что сказанное задело ее за живое. Значит, незадачливый монах из штаба Лонг Бэя действительно чем-то приглянулся ей. Это само по себе было очень интересно. А уж сопровождающая ее девушка… Задолго до того как гостью получили приглашение на эту встречу генерал детально ознакомился с информацией об окружении Шестой Принцессы. С ее рыцарем было связанно много весьма спорной информации. Тем не менее, эта девушка была самой приближенной наперсницей Марибелл Британской и сейчас позволила себе лишнего. Этим она точно не поможет своей госпоже. Сам генерал продолжал излучать спокойствие и добродушие потягивая чай и слушая речь рыцаря и отповедь, данную ей принцессой. Что же, Хоу Шан не видел ничего плохого в личной заинтересованности, наоборот так все становилось куда проще. Своих целей и мотивов в этой игре он никогда не скрывал до определенных пределов, разумеется.  И действительно, пора было переходить к более конкретным вопросам. Но для этого генералу нужны были конкретные ответы. Хороший посол обязан уметь когда, нужно говоря много, не сказать ничего. Но только вот момент сейчас для этого совсем не подходящий.
- И все же, я не могу понять вашу позицию, Ваше Императорское Величество, - чашка приятно грела руки Шана и он будто бы не обратил внимание на произошедшую перед ним сцену. – Разве мы, лояльные сторонники Божественной Императрицы дали вам повод думать, что не посчитаемся с вашим мнением? Разве мы проигнорировали хоть одно предложение Британии в сложившейся в нашей стране ситуации? Разве оставили без внимания хоть одно ваше предложение? Так чем же вызвано подобное недоверие к нам? Да сейчас официальная вертикаль власти и управление в Федерации разрушена предательством евнухов. Но тем важнее не допустить сомнений в прочности нашего союза. Я возглавляю верных слуг Дочери Неба, как ее официальный охранитель, до тех пор, пока не будет сформирован Совет Регентов, способный нести это бремя до совершеннолетия Божественной Императрицы. Но далеко не все поддерживающие наше дело являются его верными сторонниками и поддерживают союз с Британией. Моя фракция, увы, не самая многочисленная. У многих генералов и губернаторов, давно занимающих свои посты евнухи не вызывали недовольство. Они поддержали наше дело, посчитав это лучшим способом сохранить то, что они имеют. И они очень чувствительны к любым переменам. Сейчас они в недоумении, почему вы обращались к народу на улицах, вместо того чтобы обратиться ко мне. Ведь это расценивается ими как признак того, что мы лишаемся поддержки Британии. А многие из молодых генералов, подобно Оу Гэ недовольны самим участием Британии, в этой войне. Даже понимая необходимость этого союза, они очень болезненно воспринимают ваше вмешательство во внутренние дела Китая. Они бы спокойно отнеслись к тому, если бы я выполнил вашу просьбу или же официальный запрос от посла. Но ваше прямое обращение к народу возмутило их. Сейчас я должен лавировать между этими силами и когда меня спрашивают, что происходит, я не знаю что ответить. А ведь теперь из-за отставки принца Шнайзеля с поста премьер-министра многие ожидают смены курса Британии в отношениях с нами. Что до самого поднятого вопроса. Генерал Жоу и его адъютант были осуждены военным трибуналом. Это не более чем внутреннее дело армии. Их халатность обернулась для нас потерей последних плацдармов к югу от Янцзы и стоила жизни тысячам солдат. Никто и представить не мог, что это дело может вызвать ваш интерес. Если бы вы обратились ко мне, мы бы давно смогли уладить этот вопрос. Но теперь, уже никто не сможет помиловать Лейтенанта Вэй Дзина.
Генерал вновь насладился вкусом чая и продолжил.
- К счастью у нас есть все основания надеяться, что третьего мятежа в Пекине не произойдет. К счастью нам удалось распутать клубок подготовки к нему. Сегодня будут нанесены ни один и не два удара по еще не сложенным кострам бунта. И дом Дочери Неба наконец вновь познает мир и покой.

+3

10

Лицо Маррибелл оставалось всё таким же спокойным, взгляд также ничем не выдал её беспокойства. Отставка Шнайзеля была ей известна, и она действительно переживала за него, намереваясь как-то связаться со вторым принцем позднее. Ведь он таки был одним из тех самых дорогих знакомых детства. Хоть и изменился с течением времени. Власть меняет людей. Как и жажда ещё большей власти. Она это понимала, и ничего не смогла с этим поделать. К своему сожалению, далеко не всё ей по плечу.
Что до самого Дзина. Этот вопрос, конечно, её беспокоил не меньше. Но почему же тогда на сердце стало чуть легче после того, что сделала. Как будто это был один из гарантов непременного спасения этого человека. Этот монах сделал очень многое, как и для неё, так и для её сестры. Следовательно, она не могла оставить этот вопрос без внимания. Но тут было также множество других аспектов, которые нельзя было просто так игнорировать. Например, шаткое настроение народа Китайской Федерации. Ряд бунтов. И произрастание ещё одного. Теперь всё улажено. Однако чтобы было в действительности, если бы этот народ узнал о том, что как раз таки по просьбе Британской принцессы отменили смертную казнь? Что она обращалась на верхотуру, чтобы оставить по своей прихоти жизнь человеку, который в лицах многих казался предателем? Ничего бы хорошего из этого не вышло. А кидать тень на верных подданных самой Императрицы в такое смутное время было бы совершенно неправильным. Принцесса же немного недоумевала от того, что сам Хоу Шан не понимал данного аспекта. В данном же случае она действовала самостоятельно. Как и сама Британия в её лице.
- Действительно не можете? – Взгляд и голос разом похолодел. – А мне казалось несколько обратное.
Улыбнулась девушка совершенно не доброй улыбкой в сравнении с той, что была ранее. Такие перемены в своём поведении Маррибелл допускает крайне редко.
- Мне также казалось, что я выразилась в той речи правильно и самое главное, понятно. И мне также кажется, что вы кое-чего не понимаете, генерал.
Девушка отпила чаю. И внешность Шестой принцессы тут же вернулась на круги своя. Добродушная, яркая улыбка. Милосердный, простой взгляд. Мягкие черты лица.
- Как вы думаете? Как бы отреагировал народ, находящийся в шатком состоянии, на грани нового бунта, на то, что власти помиловали предателя по прихоти Британской принцессы? Ей вот так вдруг захотелось, чтобы этот человек жил и процветал. И поэтому она взяла, пошла и обратилась в нужные места с данной просьбой. – Девушка сузила взгляд. И он тут же стал ещё холоднее, чем был прежде. – Вам новых бунтов мало что ли? Всегда найдутся люди, не довольные данным союзом, которые придержаны мнения евнухов. И это могут оказаться люди, от которых подобного совершенно не ждёшь. А стоит лишь предать сомнению верных подданных Девы Небы, так всё сразу пойдёт по накатанной. И, кажется, я ясно выразила свою точку зрения о данной казни, как и возможных её последствиях. Можете понимать это, как хотите. Я пришла сюда для того, чтобы подобных последствий таки не было, не отбрасывая тень на верных людей этой маленькой девочки. Девочки, страдания которой видела собственными глазами.
Девушка опустила взгляд на чашку.
- И вы правы, у меня были поводы для сомнений. Если бы не лейтенант Дзин, перед вами я бы тут уже не сидела. Никто бы не знал, чтобы могло тогда произойти. Было ранение моей сестры, из-за чего я скоропостижно сюда и прибыла. Было её дальнейшее похищение, и опять же, лейтенант Дзин пришёл на выручку. Ни кто-то из вышестоящих генералов, а именно он. Не смотря даже на то, что жизнь принцессы Священной Британской Империи была под угрозой. Сейчас с ней всё в порядке. Но как бы всё обошлось для Китая в обратном случае? Отнюдь не одной тысячей убитых людей. Думаете, Британия бы простила подобное. И я бы уже здесь не смогла ничего сделать. Точнее, даже не стала бы. Но, не смотря на это, я до сих пор хочу сохранить данный союз. Как раз таки потому, что видела эту маленькую девочку – Вашу Императрицу. Она ничем не отличается от моей собственной сестры. И лейтенант Дзин спас народ Китая. После этого я должна была обратиться к вам ради его спасения? Правда, так думаете?
Вздохнув, Шестая принцесса продолжила.
- Я уже говорила о возможных аспектах, которые имели место быть, поступи я именно так. 
На этом, Маррибелл закончила. Ей было больше нечего сказать. Она поступила так, основываясь на своих знаниях, и рассмотрения ситуации с позиции стороннего наблюдателя. Остальное же, не имело значения. Поступить как то иначе в данном случае, принцесса никак не могла.

+1

11

Олдрин после слов Маррибелл расхотелось вставлять комментарии - обида одновременно  с нежеланием напортить еще больше, надежно ее сдерживали теперь. Вмесо этого она вынужденно слушала и пыталась понять, как выкрутиться из этих противоречий - ведь все равно, вне зависимости от их личных дел, Китаю и Британии нужен мир, который сейчас висит на волоске. Она могла только подтвердить мнение Маррибелл:

- В данной ситуации не было абсолютно правильного выбора, генерал, посмотрите на нее нашими глазами и поймете. Ее Высочество выбрала путь, который выглядел менее опасным в будущем. - Девушка говорила спокойно, хоть ее и коробило от необходимости использоватьтакие гладенькие формулировки. сейчас Китай нуждался в британской помощи и генералу стоило бы быть дальновиднее  этом направлении - Олдрин полагала что в Британии такие самовольные выходки подчиненных типа Оу Гэ были просто невозможны. И если бы на месте Маррибелл была другая принцесса - это точно кончилось бы не то что скандалом, а чем похуже. Шану стоило бы это понимать - даже если с его позиции принцесса поступила неверно, не надо было делать все еще хуже.

- Мы все здесь ради мира, генерал Шан. В этом вы можете быть уверены. - На этом Олдрин замолчала, выжидая. Как бы сейчас она ни была зла, еще раз подвести Маррибелл будет куда хуже...[AVA]http://savepic.su/5606949.png[/AVA] [NIC]Oldrin Zevon[/NIC] [STA]GM[/STA]

+1

12

Генерал Хоу хорошо все понимал, но сейчас мог лишь грустно покачать головой. Неужели Британская принцесса настолько плохо понимала страну, в которой она представляет волю своего отца. Договариваться в Кита, да и не только в Китае следовало не с народом, а с теми, кто верховодит народом. Для себя он понимал, что это прискорбно, но разве это что-нибудь меняло. Обращение Марибелл Британской  к толпе могло только смутить всех от самого низа, до самого верха. Да и кого бы в Китае удивило, что один влиятельный человек просит у другого влиятельного, за кого-то маленького? Как не желал Шан изменить Китай, прежде его надо было спасти. Да и откуда люди узнали бы об этом? Кто такой этот лейтенант? Телохранитель опального генерала, не более. Или может быть все переговоры из этого кабинета напрямую транслируются на всех площадях и улицах Пекина? Но озвучивать все это генерал не стал, по одной простой причине. Британия направила сюда невесть как сохранившуюся в императорской семье идеалистку. Ну что же, если она не желает его понимать, будем действовать по иному. Потому что, для дела которому посвятил себя Хоу Шан британская принцесса, сидящая  сейчас перед ним была необходима. А этого пронырливого монаха убрать с глаз долой и пожелать удачи и никогда больше не попадать в поле зрения «Кровавой Собаки». Сколько же хлопот из-за него. Едва ли не больше чем с его хозяином. Знать бы раньше, что он не только успел найти себе таких покровителей, но и еще настолько значим в их глазах. Нет же, захотелось сделать красивый жест. Долго еще будет аукаться эта история с похищением ее младшей сестры. Ведь в сухом остатке украли ее из рук солдат Шана, а вернули ее совсем другие люди. После этого враги устраиваю бойню в его же собственном доме. А теперь скандал с этим обращением, из-за чего у многих влиятельных, но и без того не надежных союзников возникли сомнения в том, сохранил ли Хоу Шан расположение Британии. Ведь без Британской поддержки их благословленный небом поход очищения страны от скверны, превратится в очередную кровавую авантюру. Да, сейчас, пока еще бедующие регенты изо всех сил стараются уладить это недоразумение. Но разве мало сейчас у лояльных Дочери Неба людей проблем и без этого. В эпоху смут кровь проливают все.
Почему принцессе стоило обратиться к нему, для спасения жизни этого лейтенанта Вэй Дзина? Да потому, что так всем было бы проще.
- Действительно, ваше императорское высочество, уже не могу, - ответил генерал, когда принцесса, наконец, закончила. Еще раз вздохнув, он поднял глаза на часы. Его люди уже начали очищать город. Этой ночью на улицах Пекина вновь будут пылать огни. Но уже куда меньше чем раньше и в последний раз. – Теперь уже точно, - генерал достал из стола и протянул Мэрибэлл собственноручно подписанный им четыре дня назад приказ о помиловании лейтенанта Вэй Дзина и направлении его в Корпус Дарованной Милости (аналог штрафбата), с сохранением офицерского звания. – Дважды не казнят, дважды не милуют, - продолжил он дав принцессе время ознакомиться с документом. -  Я приказал зачитать приказ уже у плахи. Милосердие в последний момент нравится народу. Если бы я знал, что вы так обеспокоены судьбой этого офицера, я бы естественно поставил вас в известность об этом. И, если пожелаете, я могу откомандировать его в ваше распоряжение.
Вот почему разумные люди договариваются друг с другом, а не с народом.

+2

13

Маррибелл внимательно выслушала генерала, а затем отвела взгляд в сторону. Она задумалась над его словами. Возможно, её действие было действительно лишним, а может и нет. Было уже глупо об этом раздумывать, разве что считать последствия, которые оно могло повести за собой. А остальное было уже не важным. А что до подоплеки… В той ситуации она никак не могла положиться на кого-то ещё. И поэтому пришлось действовать своими силами, а здесь она может не много. Даже в собственной стране её слушали далеко не многочисленные люди, хоть и была верной своей стране принцессой.
Девушка вернула взгляд на прежнее место и вскинула голову на бок, а затем улыбнулась.
- Хорошо, если так. И думаю, командировать… В целом то, звучит неплохо, но всё-таки я откажусь от вашего предложения. В прошлый раз наше сотрудничество закончилось не совсем удачным образом. Нужно учиться на собственных ошибках. – Дипломатка пожала плечами. – А так… По всей видимости, Китай ждут ещё большие перемены. Не так ли, Хоу Шан? Что вы дальше собираетесь делать?
Шестая принцесса слегка сощурила взгляд. Она даже и не знала, радоваться за лейтенанта Дзина или нет. Касается ли вообще теперь его судьба саму Марри. Скорее всего, нет. И это, наверное, к лучшему. Впрочем, груз с плеч всё равно упал. Одной проблемой стало быть меньше.

0

14

- Как вам будет угодно, Ваше Императорское Высочество, - кивнул в ответ Шан.
Оставалось надеяться, что в следующий раз принцесса послушает его совета, потому что так рисковать они больше не могут. Пусть же счастливый монах отправляется в действующую армию и радуется своей судьбе, ничего больше знать о нем Хоу Шан не хотел. А ведь не обращение Мэррибэл Британской к народу было главной темой, которую генерал хотел обсудить с британским послом. Все было куда серьезнее. И как всегда сразу нашлись те, кто поддался панике и начал распространять ее. Достаточно ли будет у девушки сидящей перед ним воли и влияния чтобы предотвратить худший для Китая исход. Ведь даже ее брат, так уверенно занимавший должность премьер-министра, фактически правивший Империей в одно мгновение оказался низвергнут. Правда Шан и его соратники никогда не имели возможности заглянуть за занавес британской тайной власти, и видели лишь внешний фасад. Как бы то ни было, император Чарльз в очередной раз указал всем на их место. Какие у него планы на Китай, насколько они отличаются от тех, что декларировал Шнайзель? Именно это сейчас беспокоило Хоу Шана больше всего. Будет ли приемник Шнайзеля придерживаться той же линии и соблюдать данные им обещания, хотя бы в отношении Китая?
- Изменится действительно многое, и многих же это пугает, - генерал все же немного улыбнулся, вспоминая как отреагировали на известие многие из тех на кого он с самого начала не слишком рассчитывал. Ничего, будет время каждый получит свое. – Новость об отставке вашего брата застала всех нас врасплох. Ведь наша война с изменниками, посягнувшими на Божественную Императрицу Тян Цзы с самого начала встретила горячую поддержку вашего брата и помощь Британии в нашей борьбе была поистине неоценима. Теперь многие задаются вопросом, не изменит ли курс преемник вашего брата на посту премьер-министра. К сожалению не все вставшие под наши знамена надежны. В моем распоряжении все силы Внутренней Армии, я могу полностью полагаться на наши лучшие армии. Но к сожалению большая часть этих сил не может покинуть северную границу. Армии Синцзяна, Монголии, Маньчжурии и Кореи все еще должны защищать нас от русских. Среди остальных  военноначальников слишком много колеблющийся. Если мы потеряем поддержку Британии, они не промедлят переметнуться в стан евнухов и их марионетки-самозванца. Поэтому необходимо дать понять всем, что наш союз как никогда крепок. Так же, мне необходима ваша помощь с признанием действующего состава Совета Регентов, который будет управлять страной вместо евнухов до совершеннолетия Дочери Неба. И наконец, я прошу вас поспособствовать скорейшему возвращению в Китай супруга нашей Божественной Императрицы.

+1

15

Разговор плавно подошёл к своей кульминации. Мысли Хоу Шана были известны Маррибелл лишь на четверть на счёт остального были только одни домыслы, и то несущественные вкупе не подтвержденных фактов. В целом-то, у неё не было причин не доверять этому генералу. К тому же, для Китая перемены только начинались и их нужно направить в нужное русло со всеми выходящими последствиями, держа всё в ежовых рукавицах. И самое главное, принцесса сама была в этом заинтересована. В успехе этих перемен. Что страна вновь поднимется с колен и заживёт «новым началом». И здешняя императрица сможет вздохнуть спокойно. Ей хотелось помочь. Правда, влияния у неё было не так уж и много. Но, попробовать что-то сделать и с этим можно. Посему Маррибелл задумалась над ответом. Как правильно преподнести генералу свои мысли на счёт этого.
Раздумья принцессы были не долгими. Её взгляд был опущен, она смотрела на чашку, стоящую перед ней. А затем плавно подняла взгляд, он был таким же серьёзным, как и прежде.
- Я готова с вами сотрудничать. Не волнуйтесь. Британия не покинет Китай. Я вам даю слово принцессы Священной Британской Империи. Мы поспособствуем улучшению положения Китая, а также постараюсь как можно скорее выполнить вашу просьбу на счёт супруга Императрицы. И если потребуется для этого официальное заявление, то я его непременно сделаю. Не волнуйтесь…. После того, как я увидела эту маленькую девочку… Моё желание помочь искренне. Сделаю всё, что в моих силах. И Британия от Китая не отвернётся. – Девушка сделала небольшую паузу. – На счёт Совета Регентов. Если вы предоставите мне список тех, кто, по вашему мнению будет предпочтительнее всего на этой должности, то мы это обсудим. Или если у вас есть какие-то другие мысли, прошу поделиться. – Улыбка. Теперь уже более близкая к искренности. – Думаю, теперь я ответила на всё. Если у вас есть что ещё сказать, прошу. Если же нет, то у меня были ещё на сегодня запланирована связь с Британией. Как раз улажу парочку вопросов. Так что если нет ничего столь срочного, то я пойду.
В подтверждение своих слов, принцесса встала. У неё действительно были плана на сегодня. А также, хотелось бы связаться в ближайшем будущем со Шнайзелем. Но это уже после. Главное уладить все формальности и попытаться договориться о возвращении первого принца. Остальное подождёт.

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 27.10.17. Живём дальше