По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 18.10.17. Вопреки жизни


18.10.17. Вопреки жизни

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата: 18 октября 2017 года
2. Время старта: 17:00
3. Время окончания: 20:00
4. Погода: 18 октября 2017 года
5. Персонажи: Татьяна Чернова
6. Место действия: Капустин Яр, испытательный полигон
7. Игровая ситуация: Татьяна Чернова была приглашена в качестве лётчика для испытания новых бомб. Как выясняется по прибытию на место, испытывается ничто иное, как бомбы-носители для печально известного благодаря инциденту в Абу-Даби газа Гадюка. Татьяна Чернова вызвана к руководителю испытаний, бывшему полковнику ВВС, ныне же главе одиннадцатого отдела ГСБ Баженову Павлу Петровичу. За соблюдением безопасности объекта также следит девятый отдел ГСБ.
8. Текущая очередность: Татьяна Чернова, GM

0

2

Горбатый трясся шумно размахивая лопастями своих двух винтов на нескольких сотнях километрах над землёй. Внизу тянулась, поблёскивая на солнце мокрой чешуёй Волга, по обе стороны которой вольготно расположились исполосованные дорожками поля, приукрашенные редкими полосами и пучками деревьев.
Таня всю дорогу смотрела в маленькое квадратное окошко, за которым плыла земля. Перелёт из Армении был долгим, но она не смогла сомкнуть глаза не на минуту, не смотря на то, что после так называемой «12 часовой войны за Кавказ» несла боевое дежурство по 16 часов в сутки, пристально следя за каждым движением британцев на границе союзных государств, да периодически припугивая их точечными ударами. И виной тому отнюдь не был грохот и вибрация, - всё-таки МИ-24 это не гражданский пассажирский транспорт элитного класса с чутьли не идеальной звукоизоляцией, напитками и улыбчивыми стюардессами и стюардами. Всю дорогу её беспокоило присутствие одного не разговорчивого человека, что сидел рядом с ней. Сопровождающий агент ГСБ нервировал её даже больше, чем то, что не она была за штурвалом вертолёта, пилоты которого были слишком грубы и топорны в обращение со своей машиной, при смене высоты или очередном изменении курса. Что, в общем-то, тоже, на самом деле не давало просто расслабиться и если хотя бы не поспать, так забыться в мыслях. Профессиональная ревность или надменность скажете? Нет, просто Чернова хорошо знала, как сверхнадёжная военная техника не надёжна и как легко допустить простенькую, но фатальную ошибку, что обернётся выпуском новостей об очередной разбившемся вертолёте и гибели всех кто был на борту. Нет для хирурга страшней кошмара, чем скальпель в чужих руках.
Горбатый завернул вираж, очередной раз корректируя курс, и на горизонте замелькала полоска не высокой городской застройки, но вертолёт шёл заметно восточней населённого пункта туда, где не подоплёку от городка располагался полигон. Высота начала плавно сходить на нет, пока они не оказались всего в десятке метров над площадкой, на которую Ми тяжело сел. Немного подождав, пока винты замедляться, Таня отстегнулась от кресла и, открыв боковую дверь, выскочила на землю с лёгкой сумкой в руках. Завихрения воздуха туту же подхватили длинные волосы, разметав их во все стороны и Майор поспешила отойти от винтокрылого монстра подальше. Следом за ней спешил и сопровождающий её агент, на ходу пытаясь перекричать завывающий ветер и устало вздыхающую боевую машину:
- Нас встретят, - сообщил он, указав на подъезжающего к площадке «Волка».
Через двадцать минут они уже шли по коридорам укреплённого сооружения в землю вгрызшегося глубже, чем иные высотки устремлялись ввысь. У одной из дверей с чередой цифр и букв, вместо обычного обозначения того, что за ней скрыто, они остановилась.
- Вас уже ожидают, - сопровождающий выразительно посмотрел на вещи майора, - позволите?
- Конечно.
Отдав сумку, Тяня не громко постучала и, получив разрешение, вошла.

+2

3

Баженов Павел Петрович стоял возле окна, завешенного горзионтальными жалюзи мерзкого металлического оттенка. В руках бывшего полковника находился прозрачный пластиковый стакан с обычной отфильтрованной водой из не иначе как красовавшегося в углу обыкновенного аппарата для воды с большим пятилитровым баллоном сверху.
Обернувшись на звук открывшейся двери, Павел Петрович кивнул.
— Майор Чернова, — кивком он поприветствовал женщину, давая понять, что разговор, несмотря на предстоящую серьёзность, будет проходить в неформальных тонах. — Рад вас видеть, присаживайтесь.
Он указал на стул, а сам сел в небольшое, но явно удобное кресло, стоявшее за опрятным, прибранным столом, на котором аккуратной стопочкой лежали несколько папок с документами.

0

4

- Благодарю, - сухо отозвалась девушка и, подойдя к столу села на предложенное место.

Её взгляд скользнул мимолётом по комнате, подмечая мелкие детали не хитрого антуража кабинета, и застыл на его нынешнем, и вероятно временном владельце – мужчине в неброском гражданском костюмчике больше подходившего «белому воротничку» средней руки и, само собой, не имевшего каких либо знаков различия.

- Могу я узнать подробности моей предстоящей задачи? – Принимая условия главы десятого отдела ГСБ, вольным тоном подтолкнула она мужчину к делу, внимательно следя за ним своим единственным глазом. – Мне до сих пор толком ничего не рассказали.

Было немного странно, что именно такой человек должен был ввести её в курс предстоящих испытаний.

- Скажите, майор, считаете ли вы методы ведения войны Евросоюза эффективными? - мужчина,  устраиваясь поудобнее в кресле,  интонацией выделил слово "Евросоюз",  явно намекая,  что на этот счёт у российских военных своё мнение.

Этот вопрос немного удивил Чернову, но в определённой мере навёл на мысли о виде предстоящих испытаний и почему их взялись курировать на самой верхушке ГСБ. «Вот значит как,» - Таня не спешила с ответом, обдумывая его. Может Павел Петрович и переводил беседу в неформат, но результаты её выльются определённо в вполне формальное решение по её допущению или недопущению к испытаниям.

- Эффективность методов определяется ходом войны, - осторожно заметила майор. – Нельзя сказать, что ЕС в целом её выигрывает.

- В верном направлении мыслите, майор, - ответил Павел Петрович. - Развивайте мысль, не стесняйтесь.

Немного помедлив, оценивая, на сколько в действительности можно было «не стесняться», она продолжила придерживаясь сухой, нейтральной окраски своих слов:

- Велика вероятность, что ситуация будет лишь постепенно усугубляться. Периодически нам удаётся одерживать локальные победы, но они не вытягиваю общий ход компании. Мы теряем: людей, ресурсы, территории, союзников. Возможности Союза в связи с этими потерями сокращаются несопоставимо сильней, чем у противника, который, несмотря на свои потери и израсходованные ресурсы, получил удобные плацдармы в Африке, британских островах, и Ближнем Востоке, вместе со всеми их ресурсами, и людьми добровольно примкнувших к нему режимов. Проще говоря, есть обоснованный риск, что Евросоюз в этой войне потерпит сокрушительное поражение, что делает используемые методы ведения войны в текущих условиях для ЕС несостоятельными, как не способные привести нас к победе, или хотя бы какому-то устраивающему результату.

Замолчав, Таня позволила себе слегка откинуться на спинку стула, впрочем не переставая следить за своим собеседником. Не любила она подобные игры в «ваше мнение», и особенно не любила, когда их затевали люди тайной канцелярии.

- Верно, -  тем временем продолжал Павел Петрович, одобрительно качая головой. - Значит, вы сами понимаете, что не все методы, используемые нашими военными, соответствуют представлениям европейцев о том, как нужно воевать.

«Выкладывай уже, что именно задумали «наши военные». Хватит ползать вокруг да около, словно бухой в стельку прапорщика солдат потерявший сортир в поле, которого там отродясь не было», - понемногу теряла Чернова терпение.

- Павел Петрович, предстоящие испытания, из-за которых меня отозвали с фронта, нарушают европейские конвенции о «гуманных» вооружениях? – Майор чуть прищурила глаз. – Химия? Биооружие? Что-то попроще, но не менее эффективное?

Отредактировано Таня (2015-04-04 13:44:53)

+3

5

Мужчина провел пальцем по подоконнику за спиной,а затем внимательно осмотрел подушечку, словно бы изучая ее на предмет пыли.
- Мы долго отбирали подходящих кандидатов...   Выбор пал на вас.  Аристократы бы сказали,  что вам оказана честь,  я же скажу, что вам предоставлена возможность изменить ход войны.
Павел Петрович артистично выдержал небольшую паузу.
- Гадюка. Слышали наверняка, я прав?
Девушка кивнула.
- Симаргл. В Абу-даби этот газ показал довольно высокую эффективность.
- Именно поэтому его применение необходимо расширять, несмотря на все европейские регламенты. Наши разработчики буквально за полтора месяца создали бомбы-носители для этих летучих смесей различных весовых групп. Ваша боевая задача будет сотоять в испытании этих носителей и поражении мнимых целей.
Татьяна подобралась при последних словах главы десятого отдела. Переход непосредственно к делу явно ей был по душе больше чем пространные разговоры до этого, а то, насколько не соответствует чьим-то нормам это оружие, которое ей собираться доверить, мало беспокоило военного пилота.
- На какой платформе будут проводиться испытания?
- Су-25, - сухо ответил Павел Петрович. - Применять при боевых операциях планируется на них же.
По лицу девушки пробежала едва заметная тень недовольства, и на несколько минут она замолчала, смотря куда-то сквозь/рядом с мужчиной, раздумывая над тем, как всё это будет на деле. Бомбы - требующие чрезвычайно близкого контакта с целями, вхождения в зону ПРО и ПВОвсех возможных мастей. И 25-й - машина хорошая и надёжная, но во многом устаревшая в реалиях современной войны, и давно требующей если не кардинальной замены, так хотя бы глубочайшей модернизации.
- Ц... - цокнула Чернова машинально прикусив ноготь на большом пальце правой руки. - Инженеры выбрали не лучшую машину в нашем арсенале конечно...
Взгляд майора вновь сосредоточился на Павле Петровиче, и она словно опомнилась, убрав руку.
- Когда я смогу ознакомиться с полным перечнем характеристик испытываемого боеприпаса и самой Гадюки? Предусмотрены ли какие либо дополнительные средства защиты для машины и пилота?
- Да хоть прямо сейчас, - кивнул Павел Петрович и на стол легли две папки с грифом "секретно". -  Про средства индивидуальной защиты там тоже все есть.
Девушка вновь кивнула и протянувшись к папкам, аккуратно придвинула их к себе, быстро пробежавшись по содержимому, пока что не вникая в суть, она вновь посмотрела на «генерал-полковника».
- Время начала уже назначено?
- Да,  сегодня, на семь тридцать. Уже завершаются основные приготовления к испытаниям.
По виду Тани было не сложно догадаться, что у неё на языке вертелось что-то не цензурное, но она таки предпочла не терять лицо при начальстве и проглотила поставленные условия как данность.
- Ясно. Я могу у себя ознакомиться с предоставленными материалами или здесь? – Девушка выразительно похлопала по находящимся у неё под рукой папкам с грифом "секретно". – И есть ещё что-то, что мне нужно знать?
- Где будет удобно, - глава отдела кивнул. - Всё необходимое есть в документациях.
Дополнять мужчина к сказанному ничего не стал, и таня решив, что на этом всё встала, прихватив со стола папки.
- В таком случаe, позвольте идти готовиться к тестовому вылету. Времени осталось не много.
- Идите, майор.

+3

6

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

«Охренеть! Просто охренеть! Как меня угораздило вляпаться в это дерьмо?» - майор ВВС РИ широким шагом буквально неслась по коридору полуподземного комплекса, так что её сопровождающий, проводник и, чего уж таить - надсмотрщик в одном лице, едва поспевал за не высокой девушкой, на ходу непрерывно поправляя постоянно норовившую сползти с его плеча сумку Черновой. Сказать, что пилот была не в восторге от нарисовавшейся на месте ситуации – это вежливо промолчать, застенчиво разглядывая носки собственных ботинок. От того спокойствия, которое девушка демонстрировала при осбоисте у него на приёме, не осталось и следа.

Вся эта спешка и секретность, из-за которой эта спешка и вытекала, дурно пахла, как и сама гадюка. У Тани сложилось стойкое ощущение, что Павел Петрович играл в лучших традициях своего ведомства – втёмную. И она не особо удивилась бы, если выяснилось бы, что большая часть людей, которых обязана была знать о предстоящих испытаниях оружия находившимся под запретом конвенцией ЕС, на деле были ни сном ни духом, о том что тут должно было произойти буквально через пару часов.

Таня  резко остановилась перед дверью персонально выделенной ей комнаты, и бежавший за ней солдат едва увернулся от того, что бы не наскочить на пилота. Недовольно бросив на него взгляд своего единственного глаза, она выхватила у него из рук сумку, и щёлкнув замком, ни слова не говоря скрылась за дверью, оставляя парню право обматерить её и своё начальство, приставившее его к ней.

Мелкая комнатушка, спартанская обстановка, словом - ничего особенного. Папки, прихваченные с собой, шлёпнулись на небольшой угловой столик, сумка полетела на кровать. Чернова даже не стала её разбирать, сразу сев за столик и принявшись изучать документацию по гадюке и специфики разработанного под неё боеприпаса, полностью погрузившись в чтение.

У неё было не более часа, что бы разобраться в том, чем придётся бомбить мишени, и как это сделать эффективно и не убиться самой. Никаких предварительного «пристрелочного» метания «холостого» боеприпаса, что бы лучше понять на практике, как поведёт себя новый контейнер под смертоносную смесь, естественно не предусматривалось. Всё надо было сделать сразу, с первого раза так, словно она это делала каждый день вместо завтрака уже лет двадцать.
Менее чем через час Таня выбралась из своей комнаты, осмотрелась, и убедившись что парня нет, заперев дверь, зашагала в сторону ангаров, что бы осмотреть выделенную для испытаний машину. Однако едва она добрать до лифта, как её конвоир, как черт из табакерки выскочил весь запыхавшийся, буквально появившись из ниоткуда. Во только что коридор был пуст по всем направлениям, а через мгновение он слегка раскрасневшись, стоит за её спиной. Талант.

Смерив его сочувствующим взглядом, Таня предрекла, что он её к концу дня возненавидит. 

Машина была в отличном состоянии, - на фронте таких не бывает, что придраться не к чему вообще. Средства дополнительной и индивидуальной защиты были бесхитростными и слабо отличались от обычного набора родом из войск хим защиты. Так что пришлось вылезти из привычного и удобного лётного комбинезона и залезть в душную спец одежду парней привыкших работать в тумане химикатов, от которых кожа слезет быстрее, чем у змеи при линьки, а лёгкие и желудок попроситься наружу, причём по частям.

Примерив и подогнав ремнями, всё снаряжение, и выслушав лекции спецов, Таня изучила карты полигона и прилегающей местности, после чего с чистой совестью завалилась в углу ангара на дощетчатый настил, в ожидании, когда прикатят бомбы, которые должны были подвезти лишь перед самым вылитом. Она была готова, и суетиться было больше не к чему, можно было немного и отдохнуть перед ответственным заданием.

Сами бомбы, как и было описано в спецификации, практически не отличимыми от ФАБа конструктивно внешне, что должно было облегчить их применение пилотами и обслуживание техниками – унификация наше всё.
Приказ готовиться к вылету поступил практически сразу, как вкатили эти сардельки смерти в ангар в сопровождении доброго десятка солдат без каких либо опознавательных знаков, но вооружённых так, словно им через минуту брать дворец императора в Пендрагоне. Опытный глаз пилота сразу распознал в них спецуру. Павел Петрович похоже очень был обеспокоен тем, что бы всё прошло по плану, тихо и чинно, без всяких вдруг начинавших вести беспорядочную пальбу «чужих среди своих». Что в последнее время стало до безобразия регулярным явлением. То пытаются прикончить ведущего учёного ЕС и убивают одного из лучших пилотов страны, то устраивают пальбу на площадях сея смуту, то целят в саму имперскую семью, что вообще уж ни в какие ворота не лезет.

Пока крепили боеприпас, Чернова переговорила с «центром», получив подтверждение целям и указание применения к ним оружия. И хотя с ней говорил не знакомый офицер, она буквально чувствовала что там, в ЦУПе, за его спиной стоял глава одиннадцатого отдела и дышал бедняге в затылок, сверля внешне спокойным, но пронизывающим как радиационные «лучи» взглядом, экраны внешнего наблюдения.

- Готово! – Проорал один из техников отбегая в сторону вместе с укатывающими тележку из-под боеприпаса товарищами.

Таня кивнула и, накинув гермошлем, запустила поочерёдно двигатели. Подождав пока они раскрутиться и прогреются, она захлопнула фонарь и аккуратно, что бы не нервировать высокое начальство выкатилась из ангара и направила машину к взлётной полосе, предварительно получив из центра подтверждение, что она чистая и никакой запоздалый отчаянный мотылёк не хлопнется ей на голову, едва она выйдет на разбег.
«Давненько я на танке не летала» - свободная от ручки рука, пока не требовалось менять скорость, скользнула по приборной панели ,словно поглаживая «урчащую» машинку.
Вырулив на полосу и получив очередное разрешение, теперь уже на взлёт, она начала разбег. Штурмовик взлетал значительно тяжелее, чем тридцать пятый и не столь охотно слушался. С натугой оторвавшись от бетонки, они медленно стали набирать высоту, и немного кренясь набок широким кругом пустились вокруг ВПП в наборе высоты и скорости. Попутно Чернова нудно докладывала о штатной работе всех бортовых систем.
Завершив круг, она умолкла. В низу тоже. Штурмовик, разогнавшись, нёсся к удалённому полигону, специально подготовленному для испытания гадюки. И вскоре впереди-внизу появилось что-то вроде небольшого городка, улицы которого были заставлены гражданской и военной техникой: машины, грузовики, автобусы, бронетранспортёры, танки. Ей даже показалось, что там ктш-то бродил среди всего этого.
- Центру, вижу цели, захожу для сброса.
- Ворон, принято, начинайте.

Таня выставила сброс с четырёх подвесок, на каждых из которых покоилось по четыре небольших контейнера размерами с ФАБ-100, и интервал в ноль четыре, что бы увеличить разброс и газ мог покрыть значительную площадь, «поразив» все мишени. Самолёт лёг на «линию», высота была немногим за тысячу. Врубив лазерный дальномер и наведя на цели систему, Чернова выдерживая курс и скорость, дождалась пока не раздался писк, сигнализирующий о достижении расчётной точки для сброса. Палец сжал кнопку ну рукоятке и контейнеры с указанным интервалом россыпью брошенных сеятелем семян устремились к земле, а она, добавила тяги, отходя в сторону и заворачивая машину, что бы видеть результат.

Не было привычных вспышек света и всполохов огня, образующихся в огненный шарик или столбец, пожирающий всё что окажется рядом. Не было  поднимающих в воздух тонны земли, бетона и метала шумных взрывов, раскидывающих вокруг себя на многие метры сотни разогнанных им смертельно опасных осколков пробивающие даже броню, словно бумагу. Лишь зелёный туман вдруг, как-то сразу, мгновенно окутавший импровизированный городок, разлившийся по его улицам и поднявшийся до самых крыш, забивающийся в каждую щель, дом, машину. Что-то, какая-то чёрная точка выскочила из облака и как ошпаренная понеслась в сторону от «макета», но хлопнулась навзничь и замерла через какой-то десяток метров.

«Нас ещё засудят и за жестокое обращение с животными»

- Ворон, подтвердите поражение целей, - ожил гермошлем.
- Центру, всё как вы видите, цель полностью поражена, - меланхолично ответила пилот, продолжая кружить над туманным городком и пытаясь высмотреть то, что с её высоты, да в таких условиях высмотреть было не возможно.
- Ворон, как ваше самочувствие?
«Ха?»
Она немного замешкалась с ответом, пытаясь сообразить как «её самочувствие»
- Центру, в норме.
- Ворон. У вас учащённый пульс и подскочило давление. Возвращайтесь немедленно.
- Пульс?..
Центр не ответил, а Таня, догадавшись, в чём фокус, коснулась запястья правой руки, и ощупала комбинезон.
«Вот суки головастые…»
- Центру, Ворон задание выполнил. Возвращаюсь на базу, - сухо отозвалась она, разворачивая машину на обратный курс.

Эпизод завершён.

Отредактировано Таня (2015-06-05 12:42:15)

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 18.10.17. Вопреки жизни