По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 24.10.17. Я тебя ненавижу


24.10.17. Я тебя ненавижу

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата: 24 окт.
2. Время старта: 23:30
3. Время окончания: 00:30
4. Погода: Весь день шел дождь, ближе к ночи пасмурно, но дождь прошел. За окном темно, в помещении преимущественно приглушенное освещение.
5. Персонажи: Садао, Храброва, Лито, Бондаренко.
6. Место действия: Дворец Императора в Петербурге.
7. Игровая ситуация: Весь вечер Садао не сводит глаз с Эрики, беспокоясь о ее состоянии (ПТС вам не шутки), Храброва лютует и злится. Бондаренко пытается сдержать ситуацию, узнав, что обе девушки куда-то пропали, и обнаружив их дерущимися... одновременно с озверевшим Садао.
8. Текущая очередность: Садао, Лито, Храброва, далее по указаниям гма.

+2

2

Это был тяжелый день. Сперва его отвлекли от очередной попытки читать все, что содержит на своей поверхности буквы. Потом велели одеться поприличнее. Потом отвезли в Большой Пафосный Дом и какой-то балбес, похожий на престарелого трансвестита, попытался что-то там щебетать про то, что у него-де неподобающая униформа. У боевого офицера. Кавалера ордена. Неподобающая форма одежды. Это при том, что его заставили впихнуться в парадный мундир. В общем, подчиненные могли узреть эталонное испепеление взглядом и развеивание праха по ветру. После чего отстоявший одежду Садао был пропущен внутрь, обретя попутно какую-то там хреновину на лицо. Типа как маску. Ей-богу, знал бы - пришел бы в костюме Они, с огромной дубиной, в которой не то, что пистолет, пулемет можно скрыть. Но - не знал. Вот и ходи теперь, друг любезный, с видом конченного идиота и пялься на толпу бездельников. Любить родимую аристократию? Что? Серьезно, что ли? Расфуфыренные мажоры, блестящие, как новогодние елки барышни, общая помпезность... в общем, чем устраивать этот цирк, лучше бы пару-тройку "Найтмеров" передали куда следует. Поможет куда ощутимее этого фарса.
-Постарайтесь никуда не деться.
Дамы щеголяли в платьях. Разумеется, Вика и Эрика тоже - и одним им известно, куда они умудрились запихнуть табельное оружие. Самому Садао было проще - АПС в кобуру и держаться себе как будто так и надо. Собственно, так и надо - для человека, считающего аристократов гламурными извращенцами, пистолет был еще и обязательным аксессуаром для сохранения невинности. Причем не только плотской - вид явно не выспавшегося, затурканного дурдомом в собственном взводе азиата, да еще и при оружии, быстро переключал внимание присутствующих на что-то более безопасное. Например, на Вику. Ну а если эту чокнутую фурию не сочтут безопасной, то на Эрику. Эрика... еще одна маленькая головная боль старлея. Посттравматический синдром это вам не шутки, а здесь толпа разного люда, живущего по своим странным законам, в которые Садао, например, даже не пытался вписаться. Дармоеды они. Японские аристократы платили за свои титулы кровью испокон веков, среди этих же по военному поприщу пошли немногие. Да еще царь чисто номинальный, как при сёгунате. Только вот сёгуната нет. В общем, ужас, ужас, ужас...

Отредактировано Такаи Садао (2014-12-28 13:22:40)

+5

3

Бал напоминает о тех годах, когда Бригитте ещё выходила в свет – раз в год, по обещанию, вытащенная из привычного ей дома, оторванная от престарелой нянюшки, обряженная не хуже фарфоровой куклы и терпеливо выносящая поцелуи всех престарелых матрон, что считают своим долгом подойти, клюнуть в щёку мокрыми губами, чтоб потом выразить сожаление отцу – какая, всё-таки, болезненная девочка ваша Бригитте. Где они теперь, эти матроны?

Перед дворцом, пока Красноплечие ждали чего-то, к ней подошла Рита – та самая, что Потрошительница – и, смерив Эрику мутным взглядом, вдруг спросила, не знает ли она, как признаваться в любви мужчинам. Эрика не знала, но предложила почитать сводную литературу по теме. Рита бросила что-то вроде «да читала уже, непонятно», и исчезла среди толпы, оставив Эрику в полнейшем недоумении. Впрочем, почти сразу толпа оживилась, ибо настала их очередь заходить.

Сюрприз ждал её буквально на входе – распорядитель объявил, что форма на балу, мягко говоря, неуместна, а потому девушки налево, юноши направо, будем переодеваться. Под убеждения распорядителя, крик Бяченовой: «Чтоб вас черти драли за такие идеи» и общий шум, Эрика проследовала туда, где ей предстояло расстаться с первой важной для неё вещью. Формой, разумеется. И там, где у нормального солдата возникли бы затруднения, привычная когда-то к выходам в свет Эрика справилась со всеми крючками и шнуровками совершенно самостоятельно. О том, откуда у сироты знания, как правильно зашнуровывать корсет и прочие ужасы аристократического гардероба, никто не уточнял. Всем было не до того – тихая и неконфликтная Лито, послушно натянувшая на себя и маску, и указания руководства слушавшая, не вызывала проблем и не привлекала внимания – в отличии от остальной женской части состава.

Когда переодетая в положенное случаю платье  и скрывающую половину лица маску Эрика, спрятавшая оружие (с которым строго-настрого запретили расставаться) в кобуру на бедре выходила из комнаты, мимо прошествовал Крестовский, буквально волочащий Бяченову за руку. Бяченова продолжала сообщать окружающим – народу и дворцовым стенам – что она солдат, и это нарушение её гражданских прав. Крестовский смотрел на мир с тоской прожженного страдальца. Лито могла только мысленно пожелать командиру удачи, потому что Бяченова была только первой из протестующих.

Как ни странно, именно безвестной сиротке было легче всех – опыт Бригитте позволял и не нарушить церемониальный порядок, и отойти в бальном зале подальше, туда, где был выход в один из бесчисленных боковых коридоров, так, чтобы это не привлекло излишнего внимания. Вроде бы и в зале. А вроде бы и нет. Фиолетовая полумаска, без излишеств и украшательств, и вот тебя уже даже Эрикой назвать сложно.

Эрика едва слышно вздохнула, поправила маску и прислонилась к стене. Кобура на бедре была затянута слишком туго, да и как теперь выхватить, если приспичит? Пока задерёшь пышную юбку, пока схватишься…

Бал, несмотря на пышность и блеск, вызывал в ней не радость – усталость. Сиротка, конечно, должна была радоваться тому, что оказалась на этом празднике жизни, но Лито сейчас чувствовала себя Бригитте больше, чем когда-либо. Вспоминалось ей, как так же, после церемонных поцелуев всех желающих, её задвигали в угол и забывали до конца приёма. Братьям в этом вопросе было проще, спрятавшись за материнскую юбку, они могли ощущать поддержку хоть кого-то. Разряженная в пух и прах Бригитте в такие моменты чувствовала самое настоящее одиночество, сидя или прислонившись к стене – вот точно так же. Вот и сейчас, не замечая никого, следя за танцующими парами, Лито чувствовала себя лишней, с той лишь разницей, что теперь она была элементом не какой-то там высокородной семьи, а семьи куда более разнородной, куда более низкого положения, с куда более тёплыми отношениями внутри – но всё равно Эрика была лишней.

Увлекшись своим любимым делом – а именно размышлениями о том, как ей здесь некомфортно, Лито не сразу заметила, что за ней наблюдают сразу две пары глаз. Точнее, заметила она только первую – Такаи Садао.

Вторая пара глаз, тем временем, сулила куда большие неприятности, пока первая пара глаз на время скрылась из виду.

+4

4

Благородные бардовые с золотом тона шли Виктории как никакие другие, подчеркивая ее природную красоту, благородство осанки и каштаны глаз, мерцающие золотистыми искрами в свете праздничной залы.
От помощи слуг Вика не отказывалась, должного ей внимания не стеснялась, лишь поспешила скрыть лицо маской, когда на нее напрямую уставилась Виктория Новикова - пожалуй, единственная, кто мог бы узнать беглянку из всех "Красноплечих". На счастье, пока не узнавала, да и напрямую девушки так и не пересекались ни разу.
Выйдя в зал, Вика в первую очередь нашла глазами Садао. Отыскать старлея было несложно - он один из немногих остался при своей военной форме, и Вика ни на секунду не сомневалась, что он это сможет. Отобрать у этого злобного якута его ордена и оружие было даже сложнее, чем у Вики - ее мечты о русском престоле.
Хотя девушка и не признавалась себе в этом - куда больше, чем сесть на трон, Вика мечтала сейчас о вещах куда более простых и приземистых: банально потанцевать с кем-нибудь, но посторонние кавалеры пугали (мало ли, зажмут потом красивую девушку где-нибудь в углу), а свои разбрелись по залу. Да и интереса особого они не вызывали, в отличие от проверенного узкоглазого, который не надругался над ней, даже когда мог легко это сделать. Что-то хорошее все же в этом желтолицем было, и Вика гнала прочь подобные мысли... но потанцевать с ним все же хотела.
Но наблюдая за ним издалека, она заметила лишь его пристальное внимание к другой девушке. Светловолосая, тонкая и изящная, как всякая проститутка, эта стерва привлекла внимание мужчины вместо красавицы Вики. Негодованию Храбровой не было никакого предела.
Медленно пробираясь через толпу к ничего не подозревающей партизанке, посмевшей украсть у нее сердце японца (опустим тот факт, что сердце его ей нафиг не сдалось), Вика мысленно перебирала варианты развития событий. Утянуть ее в танце и отдавить ноги? Пролить на нее шампанское? Сорвать маску и узнать, кто она такая?
Красной искрой в мозгу что-то щелкнуло, включая триггер беспричинной агрессии.
Набить ей смазливую мордашку - вот что надо.
Налетев на ничего не подозревающую девушку, Вика ухватила ее за локоток и утащила за собой пока никто не заметил. Благо, барышня зависла в самом углу зала, близко от коридора для слуг, и утянуть ее в подсобные помещения было делом несложным.
- У меня есть к тебе дело, - пробормотала она недоумевающей стерве, когда музыка стала тише, а коридоры - мрачнее. Еще несколько поворотов, и Вика, несомненно, главная красавица вечера, развернулась на каблуках... И прежде, чем кто-то успел еще хоть что-то сказать - от души врезала оппонентке в челюсть.

//пока без мальчиков, Костя и Сао - мы вам оповестим, когда надеремся.

Отредактировано Виктория Храброва (2015-01-03 02:46:11)

+2

5

К сожалению, Эрика слишком мало времени провела в рядах Красноплечих (не считать же то время, когда она лежала в больнице?), чтобы знать всех. И, что более важно, знать их нравы. Рита, Тариса, Наташа – вот каким был круг её «общения» (если можно было вообще так выразиться), но темноволосую девушку, тем более на бале-маскараде, узнать ей вовремя не удалось. Имя, характер, да хотя бы то, по какой причине пискнувшую Эрику подхватили под локоть и поволокли в хитросплетения коридоров. Ох, если бы был у Лито дар если не в будущее смотреть, так хотя бы в душу…

Похищение, как показалось совершенно растерянной данным происшествием Лито, произошло настолько быстро, что вряд ли кто-то заметил. На лице у неё, даже несмотря на маску, было хорошо различимое удивление.

А потом, когда шумный зал остался далеко позади, по этому удивлению нанесли удар. Во всех смыслах.

Покачнувшись, Эрика сделала первое, что может сделать человек обыкновенный, что может сделать растерянная графская дочка, которую никогда не били, потому что драться – моветон. Она просто прикрыла подбородок руками, отшатнулась и совершенно растерянно посмотрела на девушку, которая её ударила. Потому что, дорогой отец, недостаточно придумать новое имя и достаточно убогую легенду, нужно было выдавить из неё все эти барские замашки изначально. И ударить хотя бы раз – чтобы она не удивилась тому, что её ударили здесь. Чтобы она сумела среагировать правильно сразу.

Только через непозволительно долгие несколько секунд Лито отвела руки от лица, ощущая во рту соль и металл, сжала кулаки и вообще стала вести себя как солдат Красноплечих – чуть сгорбилась, ища точку опоры, наиболее равновесную позицию. Но всё равно выглядела при этом глупым и тонким ребёнком, в глазах которого, сверкавших в прорезях маски, светилась неподдельная растерянность.

За что? Почему именно ей? Кто эта девушка?

Ей страшно, конечно, как может не бояться домашняя милая девочка, которой только что разбили губу – кровь уже течёт на подбородок, потому что глотать её Эрике противно. Поэтому она молчит – стоит заговорить, и всё это окажется во рту, в горле, в желудке. А когда тебя тошнит, тебе не до обороны.

Следующий удар Лито действительно готова принять. А может даже и ударить в ответ. Ей бы только понять – за что её собираются бить? А то, что одним ударом дело не ограничится… Что ж, даже такой непроницательный человек, как Эрика, это может понять.

+3

6

«Чертова стерва», - Вика замерла лишь на несколько секунд, чтобы понять, унялась ли злость в душе. Нет, не унялась. Неизвестная ей девчонка стояла, прижав ладони в лицу, аки благородная барышня, чем бесила еще больше.

Так вот, выходит, какие нравятся Садао? Проклятый извращенец, гаденыш и мерзавец. Ему вот такое подавай, чтобы нежное было, как сливочное суфле, и воздушное, как сахарная вата. Ну да ничего, Вика ей мордашку-то подправит, чтобы уж ни Садао, ни кто-либо еще не засматривался на смазливую тварь.

Драться Вика научена не была – чай, не профессиональный военный, а девочка полгода как из интерната. В тепличных условиях выращенный кактус, которого неожиданно пересадили в удобренную почту и позволили распустить колючки.

Кинулась вперед, игнорируя какие-то там приготовления со стороны оппонентки – какая к черту разница, как она стоит, если можно броситься с ногтями в глаза, а свободной рукой схватить за светлый патлы? Собственно, что Вика и сделала – без особого расчета, но и без лишней жалости. Дрянь заплатит за то, что привлекает внимание Садао.

- Сука, - зашипела Вика как порядочная пострадавшая, да пнула девчонку коленом в живот – на всякий случай, чтобы не пыталась даже сопротивляться, и тут же попыталась притянуть за сжатые в кулаке волосы – чтобы коленом размозжить и этот отвратительный нос. – Ненавижу!

+2

7

И вот снова Эрика совершила ошибку – небольшую, казалось бы, но ставшую критичной. Женщины же дерутся, самая страшная половина человечества по причине полной непредсказуемости в драке. Куда там до боевых стоек, когда тебе ногтями в глаза лезут, за волосы дерут и швыряют не хуже чем дворового щенка. Снова счёт не в её пользу, но Лито рвётся назад, волос не жалея – чёрт с ними, отрастут – уворачивается от колена, что чуть не помял ей лицо снова, и вцепляется в каштановые волосы одной рукой не хуже клеща, просто чтобы зацепиться за противника, устойчивость обрести и держаться на ногах, а не упасть.

Падать нельзя, нельзя падать, Эрика нутром почувствовала, что ей тут же в живот каблук воткнётся, а, может, и не в живот, а в глаз – какая, в сущности, разница. И не отталкивает от себя противницу, о причинах агрессии она точно узнает, но не сейчас, наоборот, льнёт к ней так, что это на нежные объятия похоже, если бы не следующий за этим импровизированным прижатием ответный удар в мягкую губу. Женский удар. Мужчины по скулам бьют, там крови меньше, зато пользы больше.
– Да ради бога! – отзывается Лито и плюётся кровью, не целясь, но и не выбирая – тут ведь весь обзор женское тело загораживает, куда не плюнь, всё равно на него попадёшь. – Только не могла бы ты ненавидеть меня потише?

Она маленькая, юркая, вертится, вцепившись в чужие волосы, не даёт себя снова взять в железный захват и надеется, что губу всё-таки основательно разбила.

И топчется по ногам, исполняя любимый приём знатных домов – это когда во время пламенных объятий заклятые подружки друг другу ноги шпильками истаптывают, не теряя ни доброжелательности улыбки, ни прелести беседы.

А ещё Лито чисто по-человечески страшно.

+2

8

Вика шипит злобно, выдавая боль неожиданно сильного удара. Губа лопается – и от этого настолько же досадно, насколько и больно.

А еще эта чертова дрянь плюется – точно на золото подола, уничтожая красоту бесценной вышивки. Вике невдомек, что никто не даст неотесанным дикарям из Красноплечих действительно дорогих нарядов, и не избалованная роскошными убранствами сиротка без лишних сомнений принимает атлас за чистый шелк, а стекляшки – за настоящие бриллианты.

Именно к ним – к украсившим тонкую шею нитям и тянется Вика свободной рукой. Желая схватить за горло – промахивается и сдирает ожерелье, которое тут же лопается и рассыпается с треском разрушенных девичьих фантазий.

Не отпуская светлые космы, Вика получает удар каблуком по носку бархатной туфельки – и понимает вой такой, словно ей по меньшей мере насквозь ногу пронзили. С новыми силами тянет она за волосы противницу и хватает ее за плечо, вонзаясь ногтями не глядя – и в ткань, и в кожу.

Стремясь одновременно и расцарапать, и уронить, и увернуться от ударов ножек, Вика сама теряет равновесие – и с визгом падает набок, утягивая за собой светловолосую девицу.

В этой новой позе Вика старается первой одержать победу, банально оседлав соперницу, а потому оттягивает еще ниже всклокоченную голову и давит кулаком в грудь – чтобы выбить дыхание, придавить к полу и дать себе секунды, необходимые, чтобы взобраться на павшего врага.[nick]Вика Храброва[/nick][status]hai[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/39qkB.jpg[/icon][fld4]✎: <a href="http://codegeass.ru/pages/id192">Личная страница</a>[/fld4][fld1]✎: <a href="http://codegeass.ru/viewtopic.php?id=1030">Анкета персонажа</a>[/fld1]

+2

9

Со слухом у Садао, к счастью, было всё в порядке - и когда он, обнаружив исчезновение сразу обеих подопечных, в сочетании представляющих взрывоопасную смесь, отправился на их поиски, ему не составило большого труда понять - где они и чем заняты. Возможно, у этой драки мог бы быть какой-то исход, ведь Вика явственно лидировала, наседая в буквальном смысле слова, но её шальная удача заканчивалась здесь и сейчас. Уставший, задёрганный японец был страшнее всех здешних фурий, вместе взятых, а ещё он умел подбираться к людям достаточно тихо. Особенно когда они увлечены лупцеванием друг дружки.
- Прекратить немедленно.
Буднично, как будто в его подразделении такое происходит каждодневно - и, вместе с тем, достаточно свирепо. его глаза были готовы метать не просто молнии, но сеять смерть и разорение лучами концентрированной ярости, на лице меж тем не было даже подобия доброжелательной улыбки. Ха-ха-ха, экая хорошая шутка, драка при дворе, молодцы, девчонки, вот вам по леденцу, расходитесь. Ага, щазз...
- Обе вон отсюда. Храброва - до утра учить матчасть, завтра не пройдёшь аттестацию, так вылетишь на хрен в поломойки. Лито - к врачу на полное обследование, результаты ко мне на стол. Выполнять.
Эти кары, казалось, были неравнозначны - но лишь на первый взгляд. Полный осмотр, да ещё на ночь глядя это вам, дамы и господа, не прогулка в парке весенней порой. Доктор тоже хочет спать, доктор тоже нервный и не в восторге от перспективы возиться с потрёпанной бабой. Но кто ж его, болезного, будет спрашивать? Придётся, правда, этот шалман лично проводить до выхода, с трудом сдерживая желание придать каждой ускорение коленом под зад, даже не разбираясь, кто прав, а кто не очень. Детский сад начинал стремительно превращаться в дурдом, но единственный воспитатель никак не желал превращаться в носителя белого халата, готовый отстаивать своё право на адекватных подчинённых при помощи самых жутких репрессивных мер. Странно, что поблизости не было никого из хотя бы гвардейцев, ведь здесь так легко пробраться в те помещения, где посторонним не рады, но... просчёты службы безопасности это уже не его дело. Его дело - вот эти вот две девицы, у которых теперь начнутся большие неприятности...

Эпизод завершён.

+4


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 24.10.17. Я тебя ненавижу