По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 21.10.17. Цена доверия


21.10.17. Цена доверия

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 21 октября 2017 года
2. Время старта: 20:00
3. Время окончания: 23:00
4. Погода: +7 +14 градусов по Цельсию, ясно, но сильный ветер
5. Персонажи: Манфред Рихтер, Тиль Ойленшпигель, Кримхильд Гретчен
6. Место действия: флагманский линкор, каюты офицеров
7. Игровая ситуация: офицеры узнают о волне арестов и встречаются с представителем контр-разведки, который поясняет сложившуюся ситуацию.
8. Текущая очередность: Тиль, Манфред, Кримхильд

Отредактировано Euphemia li Britannia (2014-12-14 12:50:31)

0

2

После весьма продуктивной беседы с Волленом, Тиль возвращается на мостик, чтобы дать распоряжения, а вместе с ними и разрешение идти дальше, в сторону Альбиона, тогда как всех арестованных офицеров увезут обратно в Германию после прибытия. Дело быстрое и нехитрое — приказывать и распоряжаться может любой, а уж тем более офицер немецкой контрразведки.
— Манфред Рихтер и Кремхильд Гретчен уже взяты под стражу? — спросил он.
Услышав положительный ответ от АНБшевца, от незамедлительно отреагировал:
— Приведите обоих в медицинский блок. Мне есть, о чём поговорить с ними.
Уже через десять минут Тиль был на месте, в ожидании, пока к нему приведут обоих офицеров. Расчётливый спецназ предварительно освободил помещение для беседы.

Отредактировано Vladimir Makarov (2015-01-28 20:29:37)

+2

3

Тиль, откинувшись на спинку стула, вдумчиво созерцал белую гладь шкафчиков, что были намертво привинчины над столом корабельного доктора. Бургграф не в коей мере не собирался беспокоить служителя Асклепия , однако...Серьезно, где найти настолько подходящее место для окончательной санации заразы, что проникла в ряды доблестной немецкой армии? Хотя, следует признать, что использование иных помещений, кроме жилых, пожалуй, вызвало бы больше вопросов. Только вот в свободных жилых помещениях находились либо оперативники его Организации, либо их улов, собственно. Так что вести переговоры с оставшимися офицерами он решил здесь. Выбрал он всего двоих, поскольку остальные были либо слишком заняты в уже упомянутых жилых помещениях (например, наручниками "Нежность", поставленными из РИ по особому заказу), а также потому, что оба были ему интересны. 
- Я рад вас видеть, госпожа генерал-майор. Господин капитан.
Наверно, Тиль должен был, следуя канону, медленно развернуться на стуле и, поглаживая кота, произнести приветствие с лёгкой издёвкой, как полагается злодеям. Но, право слово, стоит ли размениваться на это сейчас? С них хватит и того, что он нацепил на себя, а точнее поверх "проклятой" формы докторский халат. Да и кота нет... Тем не менее, он не дал перехватить у себя инициативу вопросами, тем более, что ситуацию явно следовало пояснить во избежание нанесения урона медпункту ввиду крутости нрава "местных".
- Мне приятно, что вы нашли время навестить меня.- и всё таки "злодейская шуточка" прошла. Ну чтож, к тому и шло. - Если угодно, можете присесть, раздеваться совершенно необязательно. "Хотя...гм. Нет, необязательно." Жалобы есть? А вот на вас есть...Якобы, запущенный случай Адьювит Британника, который, какое совпадение, является моим профилем в полной мере. Давайте же приступим к лечению. Но, о боже, где мои манеры?! Меня зовут Тиль Ойленшпигель, Федеральная Служба Разведки и Контр-Разведки при Ведомстве Канцлера, я ваш лечащий врач с этого момента. А вот и моя лицензия на практику...
Сказанное (если под сказанным понимать реально названную информацию об имени и статусе, а не словесный поток, который Тиль использовал для легкой дезориентировать "гостей".  Хотя, в любом случае, это шоу для одного) подкрепилось демонстрацией, уже знакомого некоторым присутствующим, куска высокозащищенного пластика с фотографией Тиля и гербом организации. Впрочем, даже несмотря на паузу, настырный "дохтур" не торопился сбавлять обороты.
- И я не шучу по поводу болезни, уважаемые...Ранение уважаемого некоторыми Конрада Штерна очень сильно повлияло  на его здоровье, так что нам пришлось госпитализировать его, а также его адъютанта в Тегель, а потом направить на курорты Шпандау. К слову, удивительна непатриотичность помощницы господина Конрада, ибо фрауляйн упорно пыталась отказаться от достижений современной немецкой медицины и фармакологии. Прискорбно. - Тиль покачал головой в непритворном сожалении. Хорошо, что они успели перехватить её на границе с Россией.- Но вы не такие, я о вас хорошо позабочусь.
Следует отметить, что он нарочито ни разу не произнёс звания бывшего генерала, хотя, разумеется, официальных заявлений не было, да и вряд ли будет. Официоз теперь не для Штерна...
- Хотя у меня есть подозрение в том, что дело не только в ранении, а в уже озвученной мной болезни. Знаете, это настоящая эпидемия! Штерн-тяжелый случай, но и в шестой дивизии ситуация близка к карантину. Куда это идёт, посылать столь сильно больное подразделение на фронт! Высокое начальство совсем озверело, не так ли? -ответа Тиль не ждал, а продолжал.- Хотя оно же предлагало расформировать славное подразделение и... вылечить его.  Но я верю в в умеренность инвазивных процедур, а посему решил лично убедиться в том, что дело не приняло состояние, когда только могила исправит, уж простите.
Вежливая улыбка, словно у семейного врача и тут же резкий переход.
- Шестая дивизия "Призрак"...Запятнана. Проклята тлетворным дыханием Конрада Штерна и Британии. Но не вся, я верю. Это дети Германии, и,как бы вы не ненавидели ЕС, осуществление плана "Валькирии" лишь убьёт Германию, не создав ничего нового. В тоже время...Канцлер рвал и метал, когда узнал о происходящем. Я не хочу хвастаться, но мне и моим старшим коллегам удалось убедить его...не делать того, что вы планировали сделать с Советом. Достаточно кровопролития среди соотечественников. Однако, спустить вам это также нет намерений. Я уполномочен предложить вам кое-что.  - Со стола говоривший без продыху Тиль взял запечатанный пакет, в котором обычно доставляют важные донесения или документы. По всей видимости, принесённый с собой. - Это приказ о назначении генерал-майора Кримхильды Гретчен
командиром 6-ой дивизии,взамен исполняющего обязанности. А это
- ещё один пакет. - для вас, капитан Рихтер. Там не совсем назначение, но звездочка...А, и назначение. Герр Воллен не справлялся со своими обязанностями. Теперь, они ваши...Конечно, если вы согласитесь. Но я прошу быть благоразумными. Вы принесли клятву Евросоюзу и Германии, гражданам.  Не дайте проклятью распространится дальше, ибо Штерн всё это время лишь использовал вас, а верность ему...лишь ставит под угрозу всех, кто вам дорог. Примите правильное решение. Я даю вам два часа на раздумье. Моё почтение.
С этими словами, Тиль щелкнул каблуками сапог и вышел, предоставляя военных своим мыслям

Отредактировано Till Eulenspiegel (2015-03-25 15:00:15)

+5

4

Разыгранный перед Кримхильд спектакль заставил её усомниться в умственном здоровье представителя контр-разведки. Он не имел никакого права выдвигать подобные обвинения, оскорбляя до конца преданную ЕС Гретчен клеветой.

Фырча себе под нос, генерал-майор в пол уха слушала «Гуви», корчившего из себя «злого гения», да украдкой поглядывала на картофельную голову Манфреда. Тот был чертовски холоден, если брать во внимание ситуацию: лишь пыхтел, складывал руки на груди, да ёрзал, словно у него в заду застряла игла дикобраза.

Хлопнула дверь, исчез за нею блондин, и двое остались наедине с парой конвертов.
Кримхильд не стала ждать падения звезды с небес – схватила шероховатую бумагу и вскрыла уголок ногтём.

- Крайне необычное наказание для предателей родины, не находите? – алые глаза так и не оторвались от аккуратного почерка письма.

+2

5

Контрразведчик был пафосен. Настолько пафосен, что Манфреду очень хотелось огреть его табуреткой, потом... наверное, еще раз огреть табуреткой. И еще. И еще. Вот только где взять табуретку? Слушал его рассуждения бравый вояка вполуха, прекрасно понимая, что от лоялиста треклятых политиканов, готовых мать продать ради личной выгоды, ничего хорошего ждать не приходится. Конечно, расстреливать поголовно их не будут - слишком уж большая поднимется шумиха и слишком многие высокопоставленные соратники Штерна попросту удерут. Расформировать и пересажать - тоже не вариант, по той же причине. Остается либо выборочно проредить ряды дивизии, заполнив их лоялистами нынешнего режима - либо договариватсья с теми, кто не так замарался. По мнению контрразведки, разумеется - сам Манфред, безусловно, поставил бы этого поганца гауптмана к стенке даже за половину совершенного во благо Германии. Ну да ладно - стало быть, они знают не все и считают его мелкой сошкой. Пусть будет так. Значит, можно еще кого-нибудь спасти, даже и пойдя на сделку с этим странным типом. Благодарность? Нет уж, вот чего-чего, а благодарности к Тилю не было в помине. В случае успешного осуществления "Валькирии" его наверняка ждала бы пуля, да не одна а с гарантией целый магазин так что победитель лишь спас самого себя и теперь игрался с побежденным на своих правилах. За что тут благодарить? Но вот он убрался. Убрался, наверняка оставив в помещении кучу следящей аппаратуры а за дверью - пару дюжих автоматчиков. К сожалению, вышвырнуть контрразведку с корабля не получилось бы при всем желании - слишком мало здесь было лояльных Штерну солдат чтобы думать хотя бы о попытке сопротивления. Опять же, экипаж неведомо, за кого. Нет, придется пока что играть по его правилам.
-Они хотят получить ручных убийц, переловив при этом без лишней шумихи всех высокопоставленных типов. Флаг им в руки. - Гауптман не скрывал легкого раздражения, его лишили возможности убивать британцев, чем он занимался чуть ли не всю сознательную жизнь. Это портило настроение куда хуже размышлений о собственной нелегкой судьбе. - Мне даже интересно, кто и что им наболтал и с чего они решили, что все это не во благо Германии. Или Штерн всерьез собирался дружить с бриттами? Да пусть меня на Отто натянут если это так.
Рихтер, разумеется, был против сотрудничества с давним врагом сверх необходимого. Читай - собраться с силами, навести в стране порядок и опять надирать британцам задницы. Все закономерно. Ну да ладно, словоблудием делу не поможешь. Что он там говорил про Воллена?
-Эй ты, чокнутый док, я знаю, что ты меня слышишь. Моя лояльность в обмен на моих людей. В том числе и на Воллена. Чтоб ни волоска с них не упало.
Дипломатия? Вежливость? Нет, вы что? Рихтер - неотесанная дубина, к таким вещам отношения не имеющая в принципе так что пусть привыкает, менятсья и лицемерить ради чьего-то удовольствия никто точно не будет.

Отредактировано Манфред Рихтер (2015-04-02 04:58:15)

+3

6

А, вот и оно. Несколько раньше, чем он полагал, но подобные решения обычно принимаются быстро...Особенно такими людьми. Вот только докурить Тиль не успел к своему сожалению, как ему сообщили, что господа офицеры изволят вновь его узреть. Затушив едва раскуренную сигарету, контр-разведчик отправился обратно. Да, наверно, излишне, всё-таки, поспешно произошло это. Ему действительно хотелось приглушить никотином ту щемящую пустоту, кою образовало отсутствие нормального ужина. Но долг зовёт, даже если долг столь невежлив.
-А, похвальная скорость принятия решения, я даже не успел и сигареты выкурить. - бесхитростно заявил он, переступая порог медицинского пункта. - И что же я услышу, господа и дамы офицеры?
Начальник операции, коим он и являлся в данном случае, может позволить себе делегировать полномочия, как и пристало "эффективным менеджерам". В частности, прослушку. С другой стороны, окружающие могли только предполагать в насколько глубокие анналы залезла контр-разведка за эти несколько часов.  Впрочем, условия Манфреда Рихтера особого удивления у него не вызвали. Ну чтож...
- О, вы начали торговаться? - лицо Тиля изобразило живейший интерес и толику радостного удивления, кою благовоспитанные люди демонстрируют гостям на светском празднике. - Воистину, были правы психологи, считающие, что на смену гневу, фатально больные пациенты имеют желание договориться. Даже со смертью, чью роль я не хочу, и не могу, играть сегодня. Вы далеко не смертельно больны.-Тиль выставил руки вперёд, как бы защищаясь от возможных обвинений в обратном. Впрочем, на его лице быстро начало расплываться одобрение и появилась улыбка.- Мне импонирует ваша забота о своих подчиненных, даже с учетом данной ситуации.  Куда приятнее слушать речь заботливого командира, чем писк проворовавшихся фабрикантов или чиновников. Конкретно ваши элитные штурмовики спокойно занимаются своими делами в своих каютах.Но...- в голосе появилось...сожаление? Словно бы горький мёд в речах, легкая тень на лице.  - Но что же касается ...чинов, вроде уже упомянутого вами господина Воллена, то с ним я еще собираюсь провести беседу, основываясь на новых данных, от него же и полученных. Это процедура, господин капитан, но я могу обговорить детали, с глазу на глаз, с госпожой генерал-майором. Прошу извинить...
Тиль повернул голову к безмолвной Гретчен и, чуть наклонив голову, вежливо обратился уже к ней, что куда подобало официальному его статусу, нежели давешний...эксцентризм. Господин Ойленшпигель, как водится, явно преследовал какие-то свои цели, меняя несколько своё поведение и стиль речи.
Госпожа генерал-майор? Могу ли я считать ваше молчание согласием на предложенную сделку или, всё-таки, я заблуждаюсь?

+3

7

Офицер сжимала конверт указательным и безымянным пальцем, словно сигарету. Её взгляд скользил по темноте оконного проёма, а слух ловил завывания ветра. Спектакль шёл к своей кульминации, стороны сделали свои ходы, и осталось подвинуть последнюю фигуру для того, чтобы всё встало на свои места.

- Ты можешь говорить с ним сколько хочешь, - имя «Гуви» едва не слетело с губ Кримхильд, но женщина вовремя себя одёрнула, - но Воллен не должен попасть в застенки казематов. Это моё условие.

Глаза её сверлили ледяные кристаллики контр-разведчика, но продлилось это не долго – уже спустя мгновение Гретчен вновь была где-то там, далеко отсюда.

Мысли уносили её к родителям, о которых «должны были позаботиться», к громиле-байкеру, чувства к которому были столь неоднозначны, но столь сильны, а после, описывая круг, возвращались к ней самой и её положению, о котором офицер предпочитала не распространяться.   

Карл был нужен ей. Нужен как костыль для больного, как стальная дверь в квартире, как пара тысяч на счету, что всегда должны были лежать «на всякий случай».

+2

8

Рихтера начал раздражать этот фарс. В конечном итоге, он был солдатом. Простым солдатом. Исполнителем, пусть даже высокопоставленным. А тут про болезнь и прочее рассуждают.
-Давайте оставим этот фарс. Если Германии нужна Шестая Бронетанковая, а она ей нужна - можно обойтись без чисток тех, кто, в свою очередь, нужен Шестой Бронетанковой.
Рихтер явно наглел и даже не скрывал этого. В конечном итоге, никто из ввязавшихся в "Валькирию" не желал Германии зла. Если контрразведчик это понимал - им удастся договориться. Спасать Штерна бесполезно в любом случае. Во всякм случае, бесполезно делать это прямо сейчас. Сперва - "рабочие лошадки", при помощи которых все еще можно творить столь многое. Такой вот нехитрый прагматизм.
-Конкретно без Воллена и его авторитета в войсках я не могу гарантировать успешного... перевода рядового состава на новые рельсы. Не мне объяснять ученому человеку, что простым приказом из Берлина здесь ничего не добиться.
Придется сменить всех до единого командиров, включая младших, чтобы вышел какой-то прок. Ну или же убедить нескольких из них сотрудничать. В конечном итоге, Шестая это уже не просто подразделение. Это почти семья. Решить миром можно почти все. Впрочем, если контрразведчик хочет "с глазу на глаз" с Гретчен, то пусть будет "с глазу на глаз". Воспринимая это как предложение выметаться, гауптман направился к выходу. Разумеется, поднимать бучу сейчас уже нет смысла, так что пусть общаются себе. Начальнички. Присягать Гретчен это уже другой разговор... и здесь он, безусловно, тоже что-нибудь да поимеет.

+2

9

Тиль...улыбнулся. Пассаж Крмхильды почти поймал его врасплох, однако, доля секунды привела бывшего жандарма к новому возможному витку плана. Эту ситуацию он мог  использовать, инкорпорировать в план. Но, признаться,  многое бы предпочтительнее обсудить с Кримхильдой наедине, без Рихтера, но, как водится, над судьбой и случаем властвовать не могут и короли. Но, право, самоуверенность заговорщиков суть есть то, что действительно вызывало улыбку. Грустную, впрочем. Столько самоуверенности, что свойственна, как Ойленшпигель полагал, вымирающим отродьям аристократии (сказал один из оных отродий, какая ирония) да чиновникам из общих комитетов ЕС.  Однако, улыбкой не решить ситуацию, тем более, что свою роль раздражающее поведение Тиля выполнило.
- Карл Райнер Воллен...-сказал Тиль в воздух, словно смакуя это имя.- Вы должны благодарны Господу и богам Вальхаллы одновременно за то, что у вас такие начальники и подчиненные. -словно бы только сейчас заметив военнослужащих, взгляд контр-разведчика вернулся на привычную колею- Ах, как вы желаете вернуть Воллена...Признаться, я бы понял вашу энергию направленную, скажем на помощь майору Эмме Кёниг, что имеет куда больше шансов разделить судьбу Конрада Штерна, нежели наш общий знакомый. - казалось бы, уже это Тиль говорил в спину Рихтеру, совершенно не смущаясь этого факта. При его, Тиля, желании, с этого корабля никуда не уйдет ни одна живая душа. Над душами мертвых, впрочем,  у него власти нет, но контр-разведчик и не претендовал на это. Оставшись наедине с Кримхильдой, Тиль, всё с той же  холодной улыбкой поднял руки на уровень груди и...захлопал, словно в театре. Всего три хлопка, негромких, но весомых, скорее символичных, нежели действительно овация.
Это действительно честь для меня работать с верной дочерью немецкого народа. - прокомментировал свои действия Денди. Словно не было всего того "фарса", что раздражал военных. Словно наваждение. - И уж тем более наполняет меня печалью следование событиям. Я прекрасно понимаю, что подобное решение - Тиль кивнул на конверты, оставленные на столе- крайне неожиданно. Однако, это была единственная возможность, чье использование вело к сохранению боевой единицы под названием "шестая бронетанковая дивизия" и авторитета министерства обороны и, в частности, лица Верховного Главнокомандующего.  Однако, с человеческой точки зрения, именно вас это затрагивает в данный момент, а посему, я могу лишь просить Вас следовать начальной нашей договоренности по поводу "получения доверия". Однако, теперь это не Конрад Штерна, а вся шестая дивизия "Призрак"...
Тиль задумался на мгновение, делая паузу. Впрочем, это не была та пауза, кою он делал, чтобы перевести дыхание, а скорее реальная задумчивость - контр-разведчик подбирал слова. Или делал вид...
Ваш отказ...будет крайне тяжелым ударом, поскольку прахом обернет любые попытки защитить честь Германии, но не будет наказуемым, ибо ваша верность никогда не оспаривалась. Более того, она прошла жесткий тест, а посему мои слова о верности  Германии не пустой трёп, уважаемая госпожа генерал майор. - столь явная отсылка к событиям в ЮАР - ошибке командования ЕС и Германии в частности, что привела лишь к жертвам и обвинениям в сторону командира той операции- собеседницы Тиля. - Если вас заботит восстановление честного имени, то командование лучшей дивизией Германии - награда, что достойна вас, без всяких сомнений.
Простой подкуп и игра на самолюбии? Не совсем. Тиль видел, что такая извивающаяся, словно гадюка, тактика не сработает. Но, в то же время,  у него был ряд целей
Но...-лицо Тиля потемнело. - это всё игры внешнего вида...Реальность куда хуже. Шестая дивизия крайне сложна будет в реинтеграции обратно в состав вооруженных сил. К сожалению, мне кажеся у меня есть объяснение этому.
Из небольшого чемоданчика, что стоял под носилками появилась папка, чье количество грифов "секретно" на ней могло считаться отдельной обложкой.  Тиль аккуратно положил её перед Гретчен.
-Этот сбор информации занял у меня  некоторое время, однако результаты их дадут вам понять, почему мне так тяжело просить вас стать командиром шестой дивизии.
Папка содержала...фотографии. Фотографии умерших страшной смертью. И листы. Множество листов, где равнодушными печатными буквами рассказывалось, как встретили смерть множество людей. Сотни, больше тысячи. События почти двухмесячной давности, что стали основой легендарности шестой дивизии. Тела погибших в ближнем бою, без защиты, без шансов на спасение. Некоторые листы были помечены красным маркером. В них были результаты эксгумации тела начальника секретной части шестой дивизии, а также солдат фельджандармерии, что погибли в полном составе. В большинстве случаев смерть наступила от множественных ран, кои может гарантировать автоматическая винтовка калибра 5.56, однако...Были раны, что можно нанести в ближнем бою штык-ножом, шанцевым инструментом, рукоятью пистолета.  Указанные в листах люди едва ли могли умереть в таких обстоятельствах.
- Да...Эти люди якобы погибли во время отступления Конрада Штерна, с прорывом через войска Корнелии. Герои... что умерли без бронежилетов и, если верить кусочкам ткани, что извлекли из их тел- в парадной форме.  На суде  в Париже десятого сентября сего года Штерн предоставил доказательства, что он прорывался с боем...Однако, того боя, что мог дать такие потери не было на кассете...- Если честно, Тиль тщательно подавлял собственную ярость. Существование этого преступление и его безнаказанность на фоне "героизма" Штерна просто могло отправить его сгорающее от ненависти тело на орбиту, но его эмоции- не то, что он имеет право выдавать. Это уже часть реальности, с которой он должен мириться. По крайней мере, сейчас. - Это всё была фикция, но с реальными трупами. Детьми Германии, что вернулись домой в мешках.  И единой целью, выходит, было желание Штерна скрепить заговор против ЕС кровью своих же солдат. Но это-форменное безумие, в котором принимали участие и Воллен и Рихтер...Все они.
Тиль сменил тон и он стал куда менее прерывистым, ему вернулась прежняя плавность речи, но куда более сдержанная чем, скажем, двадцать минут назад.  Ойленшпигель явно решил поработать всерьез, но, черт подери, куда серьезнеё, когда нужно спасть так много вещей с такими малыми потерями.
Разумеется, такое событие не могло остаться без ответа. Мне кажется, в рядах шестой дивизии был заговор, что был направлен против этого. И этот заговор разорвался попыткой убийства Штерна, что всего лишь забрал его доверенное лицо- Хильду Курцман, на чье место и пришел Карл Райнер Воллен...
Тиль, что рассказывал содержимое папки, что колом встало в его памяти, на секунду отрешенно уставился на расшнурованный хранитель листов. Казалось бы, что сейчас раздастся шипение, что означает конец записи на виниловой пластинке или кассете. Однако, разведчик вновь вскинул голову и улыбнулся краешком рта.
Как вы видите, всё крайне непросто с ними и с Волленом. И именно поэтому я должен спросить вас о желании помогать моему ведомству не просто как человек, что арестовал Штерна, но как тот, к которому вы пришли помочь в первую очередь и оказалась втянуты, хоть и по желанию во всё это. Я не имею ни желания, ни права подвергать вас риску.
Тиль подвинул стул и сел ровно напротив Кримхильды, напряженно всматриваясь в её лицо. Он ждал её ответа, ведь так многое зависело от него не только в её жизни, но и жизни Тиля, его ведомства, солдат Шестой дивизии, Германии и, если всё пойдет совсем плохо-всего Евросоюза.

Отредактировано Till Eulenspiegel (2015-05-09 03:41:33)

+5

10

Листы шуршали с каждым движением тонких пальцев генерал-майора. Листы, что казались ей пропитанными кровью. Простой текст смог нарисовать на её лбу глубокую морщину, округлить глаза, заставить облизать вдруг так некстати пересохшие губы.
Гретчен тут же сняла очки для чтения и спрятала их в карман, а когда подняла глаза, то увидела напротив себя человека, для которого весь этот ужас, вся та грязь, что вылилась сейчас на мостовые сознания Кримхильд, были обыденностью, рутиной. И лишь где-то глубоко-глубоко можно было разглядеть усталость.
«Такой я, значит, буду? - пронеслось с болью в сердце, и папка с глухим стуком легла на стол, - Как же чертовски хочется закурить…»

Пальцы легли на переносицу, массируя её аккуратными круговыми движениями, а глаза тут же закрылись – Гретчен было страшно.
- Гуви, - первая живая встреча оставила хороший отпечаток в её памяти, - Позвольте мне быть откровенной? Словно пациент на приёме врача, чтобы вы могли понять, с кем же на самом деле имеете дело, - алые огоньки глаз вновь глядели через щёлки, что оставили им веки, - Сейчас вся моя жизнь стала похожа на фильм о шпионах. И если в детстве я не могла оторваться от подобных шоу, то как только оказалась внутри, поняла, как же это чертовски… непросто, - «Страшно» хотела сказать она, но не решилась, - Эта папка… это прошлое… Сейчас мне дали понять очень многое. И несмотря на то, что это рушит все мои планы на счастливую жизнь, я благодарна за правду, - ведь если она действительно решит связаться с Волленом, то «отец её ребёнка» будет кровожадным мясником, жестоким убийцей, предателем родины, что уложил тысячи в могилы своими же руками, а после смел так нагло ухмыляться и демонстрировать броваду.
-Не знаю, смогу ли ходить по штабу с серьёзной миной, не видя за каждым, кто служит под моим началом морального урода, твари…, - тяжёлый ком прокатился по горлу, кулачки сжились, оставляя на ладонях следы от ногтей, - Но если я сейчас отступлю, если скажу: «Пусть другой этим занимается», то какая же я тогда «Крепость»? – солдаты, погибшие солдаты под её руководством не стеснялись окрестить так своего предводителя. И несмотря на то, что все они были мертвы, генерал-майор ценила их веру в неё.

- Благодарю вас за проделанную работу, - шумно выдыхая носом и пряча очки в футляр, закончила их диалог Кримхильд. Сейчас, имея на руках  информацию, что предоставил ей Тиль, она хотела уже совсем иной судьбы для Карла Воллена, но сказанного не воротишь.
- Разрешите, я отправлюсь повидать пленного? - металлические нотки в голосе дали понять офицеру, что женщина пойдёт туда вовсе не затем, чтобы одарить "любимого" поцелуями. Он коротко кивнул, позволяя себе ухмылку лишь тогда, когда каблуки принялись чеканить строгий ритм походки "Крепости".

Эпизод завершен

Отредактировано Kriemhild Gretchen (2015-08-19 17:34:26)

+4


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 21.10.17. Цена доверия