По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 09.10.17. Sisters in Arms


09.10.17. Sisters in Arms

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Дата:09.10.2017
2. Время старта: 10.00
3. Время окончания: 12.00
4. Погода: 9 октября
5. Персонажи: Корнелия ли Британия, Астрид Фонтейн
6. Место действия: Дубай, расположение принцессы Корнелии
7. Игровая ситуация: Юфемия уже покинула Ближневосточную, но скоро ее надолго покинет и еще кое-кто. Астрид Фонтейн переведена в ЮАР и понимает, что этим Корнелия лишается жизненно важных резервов, то есть она невольно предаст боевого товарища... Будущее туманно и стоит сказать все важное, прежде чем расстаться.
8. Текущая очередность: Астрид, Корнелия

0

2

Неделька для Астрид выдалась не слишком хорошей. Да уж... Подманили на награду, которую надо было дать еще тогда. Так сказать, погладили по головке, прежде чем поставить в угол, то есть загнать в ЮАР. Не то чтобы все совсем плохо было, но и хорошего тоже было мало, особенно если разложить все стратегически. Ближневосточная, где сопротивление было воистину бешеным. Начинающийся  северный фронт против турок и русских. Альбион, где еще бабушка надвое сказала, сколько народу ляжет. Бунтующий Китай. Взрывоопасный Одиннадцатый сектор. И, наконец, ЮАР. Даже оптимистка Фонтейн признавала, что смотрится все довольно погано и как бы Империя не откусила больше, чем сможет проглотить. Непохоже, что хоть где-то ждет скорый и большой успех. Африка велика, гражданские войны быстро не прекратить, на Альбионе только начали, а здесь... Здесь попросту не будет ее и ее людей. И пока они не придут сюда снова из Африки, Принцессе Корнелии придется туго - никаких лишних резервов. Вот уже и Шарп отправился воевать в Армению далеко не с теми силами и людьми, с которыми надо бы - там ведь его уже не арабы встретят, а русские и вооруженные их оружием армяне. Можно сколько угодно презрительно смотреть на противящихся Британии, но Астрид всегда знала - они такие же солдаты и если у них будет в руках современное оружие и хороший генерал (к примеру, тот сукин сын Крестовский - который старший, а не его сынок-маньяк, который тоже нелегкий противник, но пока званием не вышел), то легко их не разбить. Чем дальше лезешь на чью-то землю, тем жестче тебе сопротивляются. Шарп молодчина, она и у него кое-чему училась, но если подведет организация и не найдется резервов - может выйти худо даже у отличного командира.

Так что наша генеральша чувствовала себя паршивенько - как будто предает товарищей, отправляясь на другой театр военных действий. В этом состоянии она не была опасна, просто  быстренько разгребла текучку, разослала всех кого надо подальше с поручениями (ребята тертые, привычные, все без слов поняли) и, подумав немного, направилась к той, кому стоило сказать перед отбытием не просто слова прощания. К Корнелии Британской. Все чин по чину - доложила о себе и осталось только войти в двери. Ох и нелегкий будет разговор...

+3

3

Дела на ближневосточном фронте шли с переменным успехом. Британская армия одерживала победы, однако поистине сумасшедшее сопротивление арабов, которые готовы были драться чуть ли не за каждый дюйм родной земли, не ослабевало. Даже наоборот - казалось, чем чаще выигрывают сражения войска Корнелии, тем более озлобленными и жестокими становятся ее враги. Само собой, даже не смотря на то, что многие из ее офицеров уже успели доложить о "присоединении Ближневосточной Федерации к Британской Империи", о полной капитуляции говорить не приходилось. Даже сама принцесса с некой осторожностью говорила о полном контроле на континенте.
Но, видимо, в Британии не совсем хорошо представляли себе здешнюю обстановку, потому как все Правительство во главе с отцом и старшим братом решило, что Ближневосточная Федерация уже завоевана, а для "наведения порядка" Корнелии хватит и тех войск, что ей останутся после отъезда генерала Фонтейн и ее людей. Все попытки принцессы объяснить, что полное завоевание находится от британских войск примерно там же, где и сама Британия, если идти до нее пешком, разбились о глухую стену.
Ото всего этого 2-я принцесса Британии пребывала не в лучшем из своих настроений. И хуже всего было то, что даже сорваться было не на кого, потому как виновные в подобном "стечении обстоятельств" (даже если бы была возможность их назвать) находились чуть ли не на другом конце земного шара. Да и высказывать брату в лицо свое недовольство она не стала бы - во-первых, она была не так воспитана, а, во-вторых, это было бы элементарно бесполезно. Хотя неким холодом от Корнелии повеяло, при их последнем разговоре, когда она узнала, в каких условиях придется отныне воевать. Однако, стоит отдать Шнайзелю должное - он держался достаточно мягко и вежливо, хоть и не уступил ни шагу. Но до его вежливости Корнелии не было никакого дела - вряд ли ее можно будет использовать вместо недостающих войск.
Но Корнелия не привыкла опускать руки или "распускать сопли", даже в таком случае. Нужно во что бы то ни стало удержать этот проклятый сектор. Да кто она будет после этого, если сдастся или же позволит этим варварам победить ее?... Для "британской валькирии" это было делом чести.
И вот сейчас она, сидя за большим рабочим столом у себя в кабинете, пристально разглядывала карту со множеством пометок, с некоторой нервозностью прикидывая, что ей теперь делать с армией, которая и до этого была не особо большой, а теперь стала еще меньше. При таком положении дел дальнейшую стратегию приходилось продумывать с особой тщательностью.
"До чего же все это не вовремя. Эта переброска войск. Ну неужели нельзя было подождать хоть немного?.."
Но даже не смотря на дурное настроение, непосредственно на Астрид Корнелия не злилась. В конце концов, она, так же, как и сама принцесса, всего лишь исполняет приказ, пусть даже этот приказ не очень-то дальновидный.
И вот, словно в продолжение ее мыслей, доложили о том, что принцессу хочет видеть Астрид. Корнелия приказала пропустить ее, в глубине буди понимая, что хоть разговор будет не из легких, но избежать его не выйдет.
-Доброго дня, - Корнелия подняла глаза с карты на гостью, жестом предлагая ей занять кресло напротив нее. - Полагаю, ты уже получила новый приказ? - Вопрос, конечно, был излишним, но все равно сорвался с губ Корнелии, словно отражение ее мыслей.

Отредактировано Cornelia li Britannia (2014-09-28 23:30:02)

+4

4

- Да. - Астрид села, поморщилась, - А я-то еще думала, к чему этот вызов в Пендрагон и почему вдруг решили восстановить справедливость и навесить награду за Алжир. Чтобы не дергалась из-за этого треклятого союза с ЮАР.

Они друг друга понимали, хоть и  сильно отличались в некоторых вещах. Но когда учишься в месте, имеешь общих кумиров, а потом сражаешься на поле боя плечом к плечу - быстро учишься отличать важное от второстепенного и не обращать внимания на задвиги и пунктики товарища. Даже Корнелии иногда надо с кем-то поговорить без официоза, а уж Астрид точно самый подходящий по этой части человек - всегда готова засунуть свою аристократичность и воспитание подальше и не упираться с соблюдением всех правил. Впрочем, есть еще Сэр Гилфорд, о да.  Но это-то совсем другая история.

- Премьер-министр лично к себе пригласил. - Подмывало настучать про принцево похмелье, но не стоило, не тот случай (тем паче что и сама не из общества трезвости), ограничилась тем, что опустила титул и имя, тем более что Шнайзель в свете последних событий вряд ли был у Корнелии в почете, - И сказал кое-что, чего в документах, ясное дело, не будет.

Генеральша усмехнулась:

- Ты же не верила, что это настоящий союз на века? Мне прямо намек дали, что я там не столько поддержка, сколько страховка на случай, если Бота что-то выкинет... или Шнайзель решит сделать это первым. Причем, скорее всего, решит. То есть... Радоваться бы, что принцессы Юфемии там не будет, если бы Наннали не отправили.

Потому как если начнется заварушка, то первой в прицеле окажется несчастная принцесса. И когда накал страстей дойдет до точки, то уже неважно будет, что она лично ни в чем не виновата. Да, наверное есть какой-то план по спасению, да и ответного заложника британцам дадут... Но им ли, прошедшим пекло войны, не знать, насколько часто летят ко всем чертям планы?

+4

5

Слова Астрид о том, какой лестный был оказан ей прием, несколько насторожили Корнелию. Она и сама признавала тот факт, что была никудышным политиком, но даже она понимала, что когда Правительство пытается усыпить бдительность военных, задабривая генералитет, это означает, что что-то намечается. Причем в этом "чем-то" Премьер-министру явно нужна будет помощь армии. Ведь не спроста он вдруг стал раздавать награды за заслуги, которые раньше не замечал вовсе. Все это Ее Высочеству не нравилось. Но больше всего раздражала эта неизвестность - то, что брат не соблаговолил поделиться с ней своими планами, уже не могло не настораживать. Он предпочитает держать все в своих руках, а это лишний раз доказывает, что речь идет о чем-то серьезном.
- Понятно, - кивнула она своей собеседнице. - Не иначе, как Его Высочество придумал очередной план. Ох, знать бы только, чем нам грозят его фантазии.
Она замолчала.
- А этот переброс войск. Это же глупость. По крайней мере сейчас я вижу этому только одну цель - создать командованию, и мне в частности, такие проблемы, чтобы у нас просто не сил, ни времени отвлекаться на что-то другое.
"Иными словами, просто запереть меня здесь.
В отличие от многих людей, которые окружали Шнайзеля, Корнелия никогда не строила иллюзий по поводу его "кроткости и безгрешности", прекрасно представляя, что он за человек. Принцесса знала, что для достижения "государственных целей" (которые каким что чудным образом всегда оказывались непосредственно связаны с его личными целями) брат готов пойти на многое. Хотя в глубине души Корнелия надеялась, что некие пределы в выборе средств и методов все-таки существуют.
С другой стороны, Шнайзель, как и большинство его родственником относился к Наннали довольно прохладно (если не сказать больше), "нацепляя маски вежливости" лишь из-за ее титула. Плюс ко всему прочему, он был политиком, а история наглядно показывала, что с течением времени даже для лучших из них не оставалось ничего святого.
- Неужели Шнайзель хочет подставить Наннали?.. - В задумчивости произнесла Корнелия. "Нет. Не может этого быть..." - Конечно, тут любому понятно, что все это не более, чем фарс, - Корнелия едва заметно поморщилась. Как прямолинейный человек, она была не в восторге от таких ходов, тем более, когда в них фигурировали ее родственники. - Но, черт возьми, зачем вообще нужна эта свадьба? Зачем нужно было впутывать Наннали во все это? Зачем вообще...?  - взорвалась Корнелия, хотя и так было понятно, что вопрос был скорее риторический.
Однако то, что порой казалось Корнелии глупостью, чаще всего оказывалось лишь шагом по осуществлению очередной "кампании" брата. И снова мысли возвращались к Шнайзелю, который фактически управлял государством. Ну и что, что на престоле еще находился отец - Шнайзель уже давно перестал ставить его в известность обо всех своих делах, раздавая свои собственные приказы "именем Императора".

+4

6

- Вот, что могла - то сделала. - Астрид положила на стол папку, - Все выкладки и прочее по перемещению частей и резервам... Хоть их почти и не остается. Смогла выкроить кое-что для тебя, а часть армии будет уходить в последнюю очередь, так что если станет горячо в ближайшие дни, то хоть кто-то будет на позициях. Надеюсь, Шарп в Армении справится хорошо, тогда все еще не так погано будет.

Всегда есть хоть какие-то способы избежать тотальной задницы по всем фронтам, даже если кажется что их нет. И не все, чем она руководила здесь, пригодится в ЮАР. А уж обходить приказы сверху Фонтейн и подавно умела так, что не подкопаешься, поручая армейским бюрократам сочинять шедевральные объяснительные.  Нет такого военного, который не способен продать танк так, чтобы никто этого не заметил. Генералы могут и того больше. Просто некоторые используют это в личных целях, а Астрид мошенничала  на благо Родины, добывая для своей армии то, что по штату не положено, но при этом для побед категорически необходимо. Вот и пригодилось кое-что.

- Скорее ему на нее наплевать, и он полагает что и остальным тоже. Начиная с родного отца, который ее отправил на смерть. - Генеральша отнюдь не страдала идеализмом и назвала все своими именами, - И заодно репутацию Боте попортили, замечу. Еще один довод за то, что мир скорее ложный. Впрочем... - Астрид нехорошо улыбнулась, - Ты же не думаешь что я вот так вот  послушно буду следовать этим планам?

Она покачала головой:

- Мои счеты с Ботой - мое личное дело и не с помощью Шнайзеля я буду их сводить, если буду. И не за счет дочери Марианны. - Астрид не была ангелом, вовсе даже наоборот, но своя гордость у нее была. Если ей суждено показать генералу, где раки зимуют, то эту победу она вырвет сама, а не получит в виде  негласного приказа этого политикана. И Корнелия должна это понимать - не первый год знакомы.

+2

7

- Спасибо, - откликнулась Корнелия. Сейчас она была благодарна за любую помощь. Ну и конечно же было приятно чувствовать поддержку друзей, которых, к слову, у Корнелии осталось не так уж и много. - Как бы там ни было, просто так сдавать эти земли я не собираюсь. Наша армия хоть и немногочисленна, но тоже кое-чего стоит.
Астрид заговорила о Шнайзеле. Возможно, Корнелии и не очень бы понравились эти слова, но принцесса вынуждена была признать, что они не далеки от истины, пусть и не все. Она искренне хотела считать Шнайзеля благородным человеком, но брат почему-то каждый раз доказывал ей, что далек от этого определения. Но все же принцессе как-то не верилось, что 2-й принц Британии может вот так жестоко подставить собственную сестру.
- Я даже не знаю, что хуже - этот шаткий мир, или открытая война. Живем как на пороховой бочке, а все из-за того, что кучке политиканов захотелось поиграть в дипломатию.
Для Корнелии было куда проще разбить Боту в честном бою, недели пытаться одержать победу путем тончайших интриг и заговоров, подставляя, убивая, подкупая и одурачивая неимоверное количество людей. Что и говорить, такие "игры" были не для нее. А вот брат, кажется, получал ото всего происходящего полное удовольствие.
- Не думаю, - ответила Корнелия. И это было правдой. Она прекрасно знала, что дай Астрид только повод расквитаться с давним врагом, как она камня на камне не оставит. - Но я любом случае предпринимать что-то пока не стоит. Неплохо было бы еще понять, к чему все это. Пока расстановка сил и цели до конца не ясны "рубить с плеча" не стоит.
При имени покойной Императрицы она несколько встрепенулась.
- С Наннали нехорошо вышло, - произнесла она. "Может быть, можно что-нибудь сделать?.. Хотя что тут сделаешь?.. Если только сделать ее вдовой," - кровожадно подумала принцесса, но озвучивать эту мысль не стала. - Не знаю, о чем думал брат, когда все это придумывал, но лично мне кажется, что этот брак мало что решил. Что Наннали, что дочь Боты - обоих враждующим сторонам можно с одинаковым успехом использовать их и как повод к миру, и как заложников одновременно. В итоге все опять по-прежнему. Мне кажется, что все только запутывается, - подытожила она. "Вот почему я недолюбливаю всю эту политику. Иногда кажется, что эти министры сами не до конца понимают, что делают."

Отредактировано Cornelia li Britannia (2014-10-09 23:55:12)

+4

8

Астрид только улыбнулась в ответ. Не из тех, кто падок на похвалу, особенно за то, что она делает по своей воле. А в  Корнелии она и подавно не сомневалась - если в принципе есть способ победить, она его отыщет. Не зря британцы все же нация победителей - упрямые они ребята, и не любят слов типа "невозможно". И остановить их можно разве что полным уничтожением.

- Слишком много у нас сейчас "малых войн". И будет паршиво, если побыстрее не прекратим хоть одну. В Африке есть шанс и я его использую. Постараюсь быть паинькой, как минимум пока не  прорвусь снова сюда. И если Бота не выкинет ничего, то это может выйти быстро. - Сказала она, смотря на карту на стене, - А дальше у тебя будет прикрытый тыл и возможность заняться северным направлением.

Генеральша задумалась над словами Корнелии о Наннали. Если так подумать... Грозит ли что-то заложникам всерьез, без внешних факторов? Как ни крути, неприятности случаются, когда кому-то выгодны. То есть берем принимающие стороны. Генерал Бота и принц Ренли. Первый... Вряд ли он ребенка обидит. Если только  не припомнит  что это дочь императрицы Марианны, и то вряд ли. А с другой стороны как? Что принц не дитя, что дочка Боты не девочка уже. Проще говоря, каждый тот еще фактор риска. И у каждого может найтись даже больше одного повода  резко отрицательно относиться к тому, что они становятся мужем и женой.  Вот черт. Ладно с человеком воевать, но пытаться рассчитать,  не придушит ли Кассандра Ренли в брачную ночь и не окажется ли рядом с Наннали тот, кто способен причинить ей вред... Темный лес. Но это все может ей ударить в спину. Обидно будет - сама сделает все во избежание проблемы, а потом бац и все под откос из-за вот таких вот мотивов. Но хоть что-то прояснить можно.

- Что там с Наннали - посмотрю на месте. - Серьезно пообещала она, - Только вот...С другой стороны проблем стоит ждать? Я имею в виду принца Ренли. О нем знаю только с чужих слов и немного. Как он воспримет все это и, в частности, отнесется к своей невесте?

Конечно, у Чарльза многовато детей, но Корнелия все же должна знать своего брата хоть немного. Мало ли, вдруг он Пурист или типа этого. Тогда точно жди беды. Особенно если некоторые слухи об увлечениях принца правда. Одно дело - адмирал, который весь в белом. И совсем другое если он и правда из тех, кто режет глотки, бьет в спину и взрывает все к чертям. Как говорит Шелдон, "Диверсант это террорист на государственной службе".  И при любом намеки на проблемы сразу решит их радикально.

+3

9

- Да, ты права, но с такими силами это будет трудно, - ответила Корнелия, попутно проклиная высшее руководство, которое "дальше своих бумажек и дворцовых апартаментов ничего не видит", которое "не нюхало пороху, и при этом еще смеет мнить себя экспертами в военном деле" и, наконец, которому бы "не помешало хоть разок для профилактики побывать в самой гуще боя, для того, чтобы хотя бы примерно представлять и что как". На их фоне Шнайзель и вправду был неплохим стратегом и военачальником, в отличие от этого изнеженного и не в меру чувствительного "придворного планктона", он всегда присутствовал на поле боя, где отдавал приказания. "Ох, не дай Бог, кто-нибудь из этих неумех решится влезть с мои дела."
Корнелия кивнула.
- Нужно продвигаться на север, но, пока я не могу туда и шагу сделать из-за этих пустынных варваров. Они так и грозят устроить восстание или очередной саботаж. Как ни крути, а лучше всего сначала закончить здесь. В конце концов, наши завоевания не будут иметь смысла, если мы окажемся не в состоянии удержать территорию.
"Стыдно признавать, но мы пока еще всего лишь оккупанты, а не хозяева. Мы не имеем здесь никакой поддержки, даже самый последний бродяга считает нас хуже террористов. Черт, сколько мы уже бьемся, а до сих пор живем как на пороховой бочке, и совершенно не понятно, когда все это кончится. Такое чувство, что эти бедуины успокоятся только в могиле. "
- Нашим противникам неизвестны слова "мир" и "подчинение", а нам неизвестно слово "поражение". Это означает, что драться придется до последнего. Здесь сражаются мои лучшие люди и рыцари. Одержать победу для них теперь дело чести.
- Я слышала, он не проявляет какого-либо недовольства, да и невеста его, кажется утраивает, - сказала Корнелия. "Может, хоть кто-то в этому сумасшедшем мире будет счастлив", - подумалось ей. - Но вот как он отреагирует на возможные неприятности, сказать трудно. Могу предположить, что он будет не в восторге.
Как говорят, "чужая души потемки". Хотя иногда Корнелии казалось, что она достаточно хорошо знает Ренли, но все же иногда принцу удавалось удивить сестру. Прямолинейно-рациональный образ мышления 2-й принцессы часто находил поступки брата порывистыми и несколько непредсказуемыми.
- Да и... - она помедлила, - приглядывай за Наннали, хотя бы одним глазом. Я.. - принцесса подбирала слова, а затем продолжила уже тише, - я беспокоюсь, - она опять выдержала паузу. - Скажи, что мы поддержим ее. Конечно, в свете того, что случилось, это звучит не очень правдоподобно, но на меня во всяком случае она может рассчитывать.

Отредактировано Cornelia li Britannia (2014-10-19 20:23:27)

+2

10

- Хм, кстати... - Разговор о местных навел Астрид на мысль об одном из резервов, который она приберегла для Корнелии. Хоть и жаль, очень жаль было расставаться с этим дурдомом, где, как и в ее армии перемешались и наивность и опыт, фанатизм и веселость, вера и легкомыслие...

- Думаю, ты догадалась что  Тамплиеров я тебе оставляю. Это их поле боя, вопрос чести - тут ты права. Ну и... Гамильтон, конечно, порой бывает тем еще балбесом, но знает свое дело и  историю этих мест. Так что  если есть сомнения,  зови его. Он хорошо понимает, как у местных  мозги устроены. И умеет решать проблемы не только оружием. - Астрид улыбнулась. Да, она будет скучать по Нэду с его идеалистскими задвигами в не слишком рациональными, зато вдохновляющими речами перед боем. Она любила молодежь, потому что  приятно было узнавать в них себя прошлую. Если парня не угрохают раньше срока, то может и выйдет настоящий командир. Как говорится, стану генералом, если капрала переживу... Но это правда войны. Становятся командирами не всегда гении, а чаще те, кому хватило удачи пережить первые битвы и набраться опыта. Так что удачи тебе, Нэд Гамильтон, боевой командир Рыцарей Храма. Самый, наверное, молодой в истории... Но именно при нем найтмеры в белых плащах салютовали мечами  у Храма Господня, вновь обретенного. Тяжкая будет ноша.

- Слово даю. И поцелую ее  за тебя, если не возражаешь. Связь есть, буду сообщать, что да как. - Улыбнулась, - И не такое мы с тобой выдерживали, переживем и это безумное время. Хорошо что Гилфорд с тобой, есть с кем по душам поговорить. - Усмехнулась, - Мы, конечно, те еще железные леди, но есть времена, когда одной нельзя.

+1

11

Все-таки, что ни говори, а Астрид была очень предусмотрительна, и она не теряла рассудительности даже в таких затруднительных ситуациях, как эта. Эти важные и для человека, и, в первую очередь, для военного качества Корнелия ценила в ней. Даже когда сама принцесса была в смятении или растерянности, аналитический ум Фонтейн работал безотказно.
- Это хорошо, что они остаются. Тем более, что с местными у нас сама знаешь какие взаимоотношения. А Тамплиеры хотя бы прикроют в случае чего, - произнесла Корнелия. В самом деле, отношения были мягко говоря плохие. Британские войска воспринимались местным населением словно "худший враг человечества". Даже не смотря на то, что принцесса отдала приказ не плодить жертвы и не поддаваться насилию, симпатии за это не прибавилось. Более того - почти все солдаты противника предпочитали умереть, нежели быть помилованными "проклятыми британцами". Так не раз им "на помощь приходили" капсулы с ядом, ловко зашитые где-нибудь под одеждой. Эти "законы камикадзе" были одним из того, что находилось за гранью понимания Корнелии (и всего ее штаба). Варварская страна с варварскими обычаями - это все, что она могла сказать.
Все это ей явно не нравилось. И война, и противник, и условия - все здесь было необычно. Но не в характере Корнелии было "давать задний ход" только потому, что она "чувствует себя не в своей тарелке". Ну уж нет. Она не остановится. Более того - она выйдет победителем. Пусть мало войск, пусть здесь все вокруг против них - не имеет значения. Она должна победить, а значит победит. В конце концов, бывало и похуже, успокаивала она себя.
Говорить про Наннали было, конечно, приятнее. И особенно думать, что она в относительной безопасности. Хотя при нынешних обстоятельствах вряд ли осталось еще хоть одно безопасное место. Опасно стало везде. Даже в Империи, что казалась нерушимым оазисом посреди этого буйного мира, могло случиться все, что угодно. Но, кажется, рядом с Наннали есть те, кто сможет позаботиться о ней, а это уже немало.
- Да, конечно. Я надеюсь, что все обойдется. - Она помолчала. Теперь, когда Астрид упомянула рыцаря принцессы, Корнелия лишь рассеяно улыбнулась. - Гилфорд... Да, это хорошо.. что он рядом, - она пыталась подавить улыбку, что невольно скользнула по губам. В голову отчего-то опять скользнули лишние мысли, которые Корнелия сочла неподобающими, надеясь, что на ее лице ничего не отразилось.
Их отношения с Гилфордом были сложными, а произошедшее недавно окончательно все запутало. Но Корнелия вряд ли бы решилась обсуждать с Астрид проблемы взаимоотношений с противоположным полом и со своим собственным рыцарем в частности. Дело было даже не в доверии. А в том, что Ее Высочество чувствовала что-то вроде стыда и смущения, стоило только ей прокрутить хоть пару фраз на эту тему в голове, не говоря уже о том, чтобы сказать это вслух. До сих пор то, что произошло между ними, они считала чем-то недопустимым, тем, чего не должно было быть, но тем, что по какой-то непостижимой причине все-таки случилось. Корнелия попыталась представить, что бы она сказала Астрид, если бы вдруг на нее накатило желание пооткровенничать. "Знаешь, а мы с ним недавно целовались, и он признался мне в любви - прозвучал ее голос, а в голове снова всплыла картинка, но тут же "слово взял" рассудок, - Господи, какой бред. Что я несу?" Последняя фраза прозвучала настолько четко, что принцесса чуть было не сказала ее вслух. И тут же чуть заметно недовольно тряхнула головой, делая вид, будто бы заметила что-то интересное на карте. "Так, все, Корнелия перестань немедленно. Черт знает, что такое. Я веду себя как дура, полная дура. То-то бы Астрид посмеялась, если бы могла услышать то, что твориться в моей голове. Вот тебе и "железная леди" - смех один. Докатилась," - сердито думала она.

Отредактировано Cornelia li Britannia (2014-10-28 23:48:13)

0

12

Зря принцесса надеялась обмануть подругу, которая в этом отношении была такой противоположностью Корнелии, что еще поискать. И обладала опытом общения  как с противоположным полом, так и со своим же. Нет, Астрид нельзя было назвать развратницей, но она привыкла свои чувства и желания, если таковые появлялись, реализовывать на практике и считала что неуставные отношения потому так и называются, что не имеют вовсе никакого отношения к уставу и неподсудны никому, кроме участников. Главное - не перегибать. И уж Фонтейн-то на своей шкуре ощутила, каково это, когда по чувствам проезжается долг и превратности войны, и как бы больно ни было, ты не можешь поступить иначе, потому что на карту поставлено  слишком много. И она действительно могла назвать себя сильной, потому что не сломалась. Не решила, что нельзя любить. Но вдоволь, как  говорят некоторые местные, "отдавала свою воду мертвым" тогда. Проще говоря, рыдала в подушку, запершись у себя, когда все это закончилось. Не потому, что побывала в сотворенном Ботой аду. А из-за тех, кого пришлось там оставить. И уж точно не хотела такой же беды для Корнелии. А ведь ее рыцарь из тех, кто лезет на передовую. Увы, за то этик клятых мужиков обычно и любишь... За то, что может их у тебя отнять вернее любой разлучницы. Не об этом ли принцесса сейчас думает? Решилась ли все же на что-то? Ох, если бы не необходимость уезжать, Астрид бы докопалась до истины. Возможно, даже смогла бы нежно подпихнуть парочку. Но... Именно поэтому она не будет давить на Корнелию сейчас. Зная, какая она гордая и как нелегко ей признаваться в том, что она тоже нормальная живая женщина, которой хоть подсознательно, но хочется засыпать ночью и просыпаться утром не одной. Генеральша улыбнулась только, хоть и не без намека, что все она понимает и будет терпеливо, аки снайпер, ждать пока принцесса "дозреет":

- Ты его тоже береги. Рыцари не только по названию - вымирающий вид. Именно потому что они, черт дери, рыцари. - Вздохнула, - Обещай мне. Что мы выживем, сбережем наших ребят и еще вспомним наши страхи и беды с улыбкой. Хорошо?

+1

13

- Хорошо, куда ж без этого, - отозвалась принцесса, хотя что-то ей подсказывало, что произнесенная фраза достаточно двусмысленна. Но говорить по этому поводу она ничего не стала. Еще не хватало показать, что ее это беспокоит.
Конечно, с войны каждый сможет не вернуться - и дело тут не столько в профессионализме, сколько в везении. И больше всего она боялась того, что однажды не вернуться может Гилфорд. Нет, все что угодно, но только не это. В глубине души она просто не верила, что такое возможно и всячески отгоняла эти мысли. Она вообще не верила в то, что кто-то из таких бывалых и опытных бойцов может вот так взять и погибнуть. Что Артрид, что Гилфорд, что Дарлтон, что многие другие. И хотя ее опыт часто доказывал обратное, верить она не хотела.
- Чему ты улыбаешься? - поинтересовалась Корнелия, глядя на хитрую улыбку подруги. Неужели она что-то подозревает? "Наверное, у меня сейчас было очень глупое лицо", - подумалось ей.

0

14

- Просто кажется мне, что у вас с ним все стало чуть лучше. - Призналась Астрид, - Но допытываться не буду. Главное - береги  то, что у тебя есть.

Закрыла все же тему пока. Нельзя Корнелию торопить, а вот дать понять, что  подруга поддерживает ее - это можно и нужно. Сразу все проще становится, когда знаешь, что кто-то из близких точно на твоей стороне в этом деле. Особенно в таких случаях, когда чувства нежные подлежат осуждению, а то и запрету. Это она знала опять же по себе. А именно - в гробу эти условности видела и считала что тут главное не паниковать, а просто сесть и продумать стратегию. Один черт - что любовь, что война. Союзники, противники, стратегия и тактика. Именно поэтому и надо оставаться живым человеком.

- Времени бы побольше... Обо всем бы поговорили. Но нам снова в бой. - Вздохнула она, - Жди меня, - и я вернусь, всем смертям назло, кто не знал меня, тот пусть скажет - "повезло"... Черт, вот застревает же в памяти всякое. До встречи. - Нельзя затягивать прощания. Крепкое рукопожатие, дружеская улыбка - и белую шинель Астрид снова  треплет горячий пустынный ветер. Это ее поле боя, ее товарищи, ее враги. И Корнелия среди них  - особенная. Захоти они двое - была бы у их ног Британия. Вот только никогда  ни одной из них не было это надо. Зачем, если есть верные солдаты, свобода решений и битвы, которые делают тебя сильнее? Вот только, продолжится ли это, если все и дальше так пойдет? Ради их родины - что им еще сделать предстоит, суждено ли воссоединиться верным подругам по училищу и более того - сестрам по оружию, понимающим друг друга без лишних слов? Астрид Фонтейн уверена только в одном - она уж точно все сделает для этого. Те, кто на поле боя вместе с тобой рискуют жизнью, честью и чем угодно еще, всегда были для нее теми, ради кого можно было пойти на все.  Она не позволит политиканам загубить то, за что сражается. За все то, что есть великого в Британии и ее лучших воинах. Отвага и Честь.

+2

15

- Лучше? Не знаю, не знаю, - отозвалась Корнелия. На ее взгляд все было просто хуже не придумаешь, но просвещать подругу о всех трудностях своего положения она не стала. Не хватало еще "перекладывать с больной головы на здоровую". "Наверное, Астрид и своих проблем с лихвой хватает."
Должно быть, Астрид что-то все-таки заметила, что в принципе было не удивительно, потому как знала она принцессу не первый год. Хотя сама Корнелия часто не одобряла достаточно вольных нравов подруги, но редко высказывала это вслух (если только Фонтейн умудрялась позволять себе что-то по мнению принцессы из ряда вон выходящее). Но в этой ситуации Корнелия вынуждена признать, что у Астрид в плане общения с противоположным полом опыта больше, чем у нее самой.
Она поднялась попрощаться с подругой. На душе было как-то не спокойно. Здесь было опасно, с другой стороны, туда, куда сейчас отправится Астрид возможно будет еще опаснее. В душе принцессе только лишь хотелось, чтобы они обе выбрались изо всего этого безумия войны и желательно живыми и невредимыми. 

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 09.10.17. Sisters in Arms