По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, PunshPwnz#1463)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 12.10.17. Ночные традиции


12.10.17. Ночные традиции

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата: 12 октября 2017 года
2. Время старта: 19:56
3. Время окончания: 21:00
4. Погода: Пасмурно, влажно, близится к дождю, прохладно, -2 по Цельсию
5. Персонажи: Эрих Хельденхафт, Эльза Кригер, Бертрам Фрост, Феликс Семеренко, Ральф Виттманн, Хельга Майер (НПС) и необходимые игрокам прописываемые нипы.
6. Место действия: Замок Эренштейн
7. Игровая ситуация: Наконец-то новобранцы прибыли. И 7-ая дивизия может перейти к полюбившейся им традиции и банкету, что хоть как-то развеет наполненные относительным однообразием не военные будни бравой дивизии.
По плану, новобранцев традиционно проведут через арку замка, где во дворе, у главного входа, будет произнесена традиционная речь, а после, в обеденном зале замка произойдет банкет для новоприбывших и, конечно же, экскурсия по вековому замку Эренштейн. Так же, новоприбывшие проведут одну ночь в замке.
8. Текущая очередность: Эрих Хельденхафт, Эльза Кригер, Бертрам Фрост, Феликс Семеренко, Ральф Виттманн, Хельга Майер.

0

2

Эрих никогда не видел замков воочию. Громадное каменное сооружение, с башнями, бойницами, флигелями, громадной аркой и широким мостом. А еще чудеснейший вид на зеленую долину.
Словно сказка.
Сказка, правда, была несколько омрачена хрипловатым голосом некоего старшины, который произнес проникновенную речь, вкратце пояснявшая суть задачи, - пройти через вооон ту арку и мы, ветераны и неоперившиеся оглоеды, станем частью 7-ой бронетанковой дивизии. А детали уже расскажут в конце.
Но если по порядку, то в парадных формах Эрих, Эльза и группа новобранцев (а может и ветеранов тоже), под покровом сгущающихся сумерек стояли у начала каменного моста – главного входа на территорию замка.
Упомянутые сумерки были освещены рядом факелов, зажженных вдоль всего моста, по обеим его сторонам. Вероятно, - подумал пилот, - традиция не столь частая, раз даже на каноничное освещение командование расщедрилось.
Погода же для походов была определенно не «лётная», - прохладно, в небе периодически проглядывалась луна из-за туч. Конечно, это придавало моменту некоей мистики, а преддверие возможного дождя вполне дополняло картину.
И Эрих был впечатлен. Он с восхищением смотрел на мост, с любопытством разглядывал факелы, периодически оглядывался на просторы, укутанные темнотой и, конечно же, обращал большую часть своего внимания на высившийся в сумерках великолепный замок Эренштейн.
По мосту, группа двинулась вслед за старшиной. Первыми шли те, кто был старше по званию.
Эрих на тот момент представил краткую историю о том, как группа отважных бойцов продвигается к замку Тьмы… Но это была краткая фантазия, отложенная куда-то «на потом».
- Эльза, – пилот легко ткнул подругу локтем, - Как думаешь, а в замке мечи есть? А может у нас будет торжественный бал? Готова платье одевать? - последний вопрос был с озвучен с игривым прищуром.
Его заговорщически тихий голос звучал так же тихо, как и чьи-то переговоры позади.

+3

3

Октябрь. Такой месяц, когда в десять вечера уже никак не может быть светло, да и в восемь уже темнеет. Вот и сейчас. На улице уже процветали сумерки. Возможно, было бы и посветлее, но небо было в тёмных облаках, практически тучах, и только изредка сквозь них прорывался свет растущей луны. А ещё октябрь был уже весьма холодным месяцем. Холодным и несколько промозглым. Не таким противным, как ноябрь, всё же сентябрь оставил после себя немало великолепия, чтобы осталось ещё и на октябрь, но всё же... Ветер, температура чуть ли не нулевая, и, кажется, вот-вот начнётся дождь. Погодка подходила скорее для уютных посиделок у камина с книгой в руках нежели для каких-то церемоний. Но сейчас была именно церемония. Почему нужно было выбирать именно этот день, почему нельзя было выбрать менее дождеопасное время понять было сложно. С точки зрения обычного человека. А вот солдат такими вопросами задаваться не должен, что Эльза делать и пыталась, раз за разом выметая ненужные мысли прочь. Только вот она не могла не думать о том, а зачем они вообще стоят перед аркой, получая тепло только от тел, что стояли рядом, и ловя свет уже не от неба, а от факелов, что были зажжены по длине всего моста и от которых явно не будет прока в дождь, если их только не пропитали чем-нибудь. Кто-то впереди толкал проникновенную речь на тему самую очевидную из всех тем, которые вообще можно было выбрать в этой ситуации: надо было пройти сквозь арку по мосту, чтобы стать частью их дружной бронетанковой семьи. "Если бы ты втирал нам это в несколько менее промозглой обстановке, - подумала Эльза в сторону оратора,- то твоя речь засела бы в большем количестве голов. А так, боюсь, её шансы - мизерны, особенно с такой темой. Ведь очевидно же, что если мы стоим и уже минуту на неё смотрим, значит тут нам и придётся идти. А ведь я уже мечтаю здесь пройти. Знаешь, почему? - так же мысленно спросила она. - Потому что я уже хочу туда."
Её взгляд уткнулся в замок, что в густых сумерках уже был скорее силуэтом замка. Эльза действительно уже просто мечтала туда попасть. И не потому, что там было светло, тепло, и не потому, что скорее всего им там, наконец, дадут поесть, поспать и предоставят хоть какой-нибудь санузел. Сам факт того, что всё это будет в замке, в настоящем каменном замке, которому, наверняка, уже не одно столетие, заставлял девушку немного перетаптываться от нетерпения. Замок... Это намного круче, чем всё, что Эльза видела и обследовала до этого. Потому что замок, это, в первую очередь, сумасшедшая планировка в плане всяких тайных ходов, комнат и, может быть, даже подземелий. А оставить такое без досконального исследования девушка считала просто недопустимым.
И тут, словно внемля её стремлениям, процессия выдвинулась вперёд. "Наконец-то" - подумала Эльза, будто они стояли тут не пару минут, а целых полчаса. Если бы они только ещё и двигались быстрее! Хотя бы немного. Но нет, обычная средняя скорость пешехода. А если пнуть впереди стоящих для придачи ускорения и цепной реакции, тебя пнут вниз с моста, так что пришлось смириться с неизбежным и глазеть по сторонам: на тёмное безрадостное небо и на ярко-горящие факелы, огонь которых, подбадриваемый дующим ветром, будто желал сбежать с ненавистных палок, сковывающих его свободу.
Неожиданно, девушка получила лёгкий тычок в бок локтем. Это был Эрих.
- Эльза, как думаешь, а в замке мечи есть? А может у нас будет торжественный бал? Готова платье одевать? - спросил он с любопытством. Последний вопрос, правда, прозвучал несколько ехидно. Эльза с усмешкой вздохнула, закатив глаза.
- Слушай, ты ж у нас вроде любитель винтиков и шпунтиков, нежели колюще-режущего и торжественных балов. Хотя на мечи я бы тоже посмотрела... А то пинать крыс в подвалах - не очень весело, потом ботинки грязные, а вот меч мог бы помочь в этом нелёгком деле. Можно будет даже устроить парочку тренировочных боёв на них, как ты думаешь? Хотя бы посмотрим, как оно... - девушка на мгновение задумалась, приложив палец к губам. Однажды полюбив боевые искусства, она по сей день постоянно искала способы разнообразить их теми или иными приёмами или предметами. - А вот что насчёт платья... Если надо будет, одену, куда ж денусь. Но по своей инициативе платье одену, только если ты напялишь на все торчащие из твоего туловища части тела бабкины панталоны и станцуешь в этом с кем-нибудь помимо меня. А я подумаю, достаточная ли это была жертва или нет.
Теперь настала очередь Эльзы игриво щуриться. Эрих постоянно подкалывал её на тему того, что она редко носит чисто женские шмотки. Но ей их одевать было всегда более муторным делом, нежели обычные штаны и футболку, да и жалко будет, если какая-нибудь юбка вдруг испачкается или порвётся. А это обязательно случится. К тому же девушка помнила, как неуютно она себя чувствовала, когда мама заставила её надеть на себя какое-то жёлтое платьице. А уж туфли! Единственное, на что поддалась Эльза, это на балетки на маленьком каблучке и чтобы сапоги тоже имели небольшой каблук. Совсем небольшой. И то только потому, что мешало развитию плоскостопия. Этот довод - единственный, что заставлял её хоть иногда выходить на улицу не в кедах, не в кроссовках, не в ботинках, а в лёгких балетках на маленьком каблучке. Со временем Эльза даже стала иногда носить их с собой: каблук был весьма эффективной дополнительной ударной силой.
Эрих слегка отвлёк девушку от нетерпеливого ожидания прихода в замок, поэтому когда она закончила свой ответ, они уже были на другом конце моста. Силуэт замка теперь казался ещё больше, ещё грандиознее, маня всё сильнее.
- Я когда-нибудь обязательно напрошусь на доскональное обследование этой местности - пробормотала она себе под нос.

+3

4

Чтобы вернуться в армию, было недостаточно подписать полтонны бумажек и попить таблеточек. Для командования возвращение Фроста - шанс показать своим и чужим несгибаемую преданность долгу немецких воинов. Бертрам и его батальон егерей никогда не принимали участия в церемониях 7-ки, будучи наблюдателями. Егери сознательно держали дистанцию, но какая теперь разница? А большая! Фрост одевался как егерь, положив с прибором на черную, словно уголь, униформу танкистов. Темно-оливковая "егерская" одежда с повязанным шемагом в качестве шейного платка, кепка-немка того же цвета, но без привычного черепа, но с железными дубовыми листьями сбоку, а также "егерские" ботинки. что  на фоне кригсштифелей кричаще неуставной имели вид. Впрочем, с наградами вышел затык.  Он не хотел их все одевать, но Хельга настояла. Так что колодки, шнур и прочие украшательства заняли свои места, хотя Бертрам, будь он представлен самому себе, ограничился бы Железным Крестом.  На пояс отправилась кобура, а также английский "матёрый" нож в крайне "бывалых" кожаных ножнах- подарок, так сказать, из Африки. Вроде и готов.
Краткая речь, бессмысленный разговор с Хельгой, факел...Марш. Фрост уже привык ловить на себе удивленные взгляды п будущих сослуживцев. Впрочем, и прошлых, что не узнавали его, даже зная его.Прошлые будущие сослуживцы...Иронично. И стоял он на мосту так же отрешенно, держа в руках факел - один из малого отряда, что "пошел по рукам" головной группы, что чеканила шаг по мосту, мерно и неотвратимо. Приближалась арка. Наверное, в таких случаях является хорошим тоном говорить что-то вроде "переход в новую жизнь", "продолжение новое старой истории" и прочее. Но голова Фроста была пуста, словно патронташ нетерпеливого охотника. Оно просто прошел под аркой и, подчиняясь команде Хельги, что шла во главе в парадной униформе, черной, как смоль,  свернул направо, зеркально повторяя движения группу ветеранов, что придерживалась левой стороны, образуя своеобразный коридор с факелами.  Мимо них шли новички, начиная своё знакомство с огромным двором Эренштайна, правда, вместо стен стояли черные фигуры с факелами, что более и более уместными становились под темнеющим небом.  Фрост стоял последним, то есть ближе всех к сооруженной сцене, откуда подразумевалось, что Мантойфель и другие офицеры прочитают напутственную речь, уже последнюю в этом потоке болтологии. Ветераны молчали, дабы подчеркнуть торжественность момента, не давали себе воли трепаться направо и налево, хотя некоторые уже назначали себе симпатичные цели на будущее из неоднородной толпы рекрутов.
Его имя. Приказ. Выйти из строя, отдать факел, подняться на сцену.Всё те же слова,о чести, долге, самоотверженности, мытарствах. Снайпер задавил в себе смутное раздражение. Что-то было не так. Что-то было не так  в его чествовании. Может то, что он не видел своих друзей из 292-го батальона внизу? Никогда больше не вернется в казармы их? Может то, что он не слышал их имён нигде, кроме как в своей же голове?
И вот, пора. Пора подойти к опущенному развернутому знамени. Формально, Фроста привести к повторной присяге, как человека, которого успели и похоронить, шло административным довеском. Это хотели сделать перед новобранцами и ветеранами 7-ки, впрочем, Бертрам это рассматривал это исключительно с точки зрения боевой задачи, то есть спокойно и без попыток выкрутиться. И вот, он опять должен положить руку на знамя, вновь клясться в верности государству, как это уже когда-то сделал. Перед лицом Бога, ха. Недовольные взгляды офицеров, что держали флаг, Хельги, Ральфа, что оценили форму егеря.
"И речь. Им нужна речь"
А она была заготовлена заранее, вроде заместителем командира полка по воспитательной работе, теперь нужно было оттарабанить её.
Как только под торжественный бой барабанов ритуал присяги закончится и в воздухе замрут последние отзвуки клятвы...
- Я...действительно вернулся на службу, потому, что не видел иного пути. - начал Фрост, покончив с официальной частью. Однако, неожиданно он  понял, что ничего не может сказать о этой самой чести, необходимости отдать жизнь за страну, не может ничего сказать этими  круглыми, отполированными, общими словами. - Той части, где я служил ранее - больше нет. Нет и моих друзей. Кто-то остался в песках Северной Африки, кто-то умер на улицах Ближнего Востока. Они ушли...Но если бы не они, наверно, гораздо больше новобранцев было сегодня тут, гораздо больше было бы попыток заменить их. Иногда я вижу их, живых, с улыбками, прямо как вас. Но я вижу и их искорёженные тела, которые и на родину то больно посылать. И будет их только больше. Помните о тех, кто ушел от нас. Помните и оставайтесь  живых.
Фрост всучил микрофон Хельге и спустился со сцены. Разум его вновь был спокоен, как поверхность горного озера. Это нужно было сказать. Нужно кому? Мертвецам плевать, новичкам- тоже. Официалам же только неудобство. Но это было нужно Бертраму.

Отредактировано Bertram Frost (2014-06-08 17:25:33)

+4

5

Давно потерявшие свое стратегическое и тактическое значение замки, все же оставили значение символическое, оставили традиции, помогают не забыть славную историю. Осталось и значение мистическое. Может даже и не значение, а впечатление для тех, кто тут впервые. Интересно, какого было новичкам, что сейчас шли через арку замка, меж факелами, которые держали уже бывалые солдаты, среди которых затесался и Феликс.
Отвык он от этого всего, после африканской кампании. Приехали новички? Три залпа холостыми в воздух, поприветствовали и все. А тут... Семеренко стоял соляным изваянием, смотря в необъятную даль стены и головного убора солдата напротив. Получался коридор, в котором под стенами выстроились ряды автоматонов с факелами. Почти ничем друг от друга не отличавшихся кроме, разве что, некоторых наград да роста. Вот и форма Феликса была как и у всех черной, строгой, выглаженной и аккуратной, с подшитым воротником и идеально сидящей. Зря, что ли, парадная форма на заказ сделана? Отличиями же были награды. Ладно Железный Крест, он здесь почти у всех, если не у всех. А так лишь планки за африканскую кампанию, да пара мелочей. Ну и еще одним отличием бы наградной кортик в изукрашенных ножнах.
"Лучше бы добился разрешения со своей саблей стоять. Куда полезней было бы."
А еще Феликсу не нравились речи. Длинные, тягучие, написанные за месяц до события (а может и раньше? Может их уже кто-то произносил даже?), скучные. Долг, родина, честь, отвага. В прочем хоть Семеренко и считал совершенно иначе, но его никто не спрашивал и говорить этого он не собирался. Он солдат, его дело служить, соблюдать субординацию и стрелять когда и в кого прикажут.
А вот и присяга. Мальчишки (и девчонки) говорят слова присяги перед офицерами, перед флагом и перед такими же как они. Кто-то волновался, кто-то был спокоен, кому-то было уже давно пофиг. Сюрпризом оказалась повторная присяга Фроста. Не сколько сама присяга, а то, в какой форме он ее приносил. С каменным лицом, Феликс сдержался, едва не фыркнув. Скорее всего товарищ получит нагоняй, но ему на это будет глубоко наплевать. Ну подумаешь, офицеры еще раз вынесли выговор. Тем, кто уже служил, воевал, да еще как это делал - такие выговоры были сущей мелочью. Это как мать ругает ребенка за то, что он украл плюшку со стола. Если это не в первый раз - уже не страшно.
Свою присягу Ледышка закончил несколько неуверенной, но интересной фразой. Правильной фразой. Сколько из молодняка, что собрался здесь, доживет до следующего года? Следующего призыва? Особенно если их вновь бросят вперед, в бой.
"О. Дальше банкет, а бала не будет? Принц не будет приглашать принцессу?" - пронеслась в голове мысль с воспоминаниями о совсем недавних событиях.
Правда ни смотря на резко заболевшую печень, ни смотря на очень уж веселые мысли - Феликс так и стоял даже бровью не поведя. Что и говорить, он ведь был прекрасным, исполнительным солдатом! Когда это нужно.

+4

6

Для Ральфа и его зама этот вечер начался много раньше, поэтому они разве что не взмыленные уже хватали парадную форму, на ходу накидывая её на себя и разглаживая. Конечно, новобранцы не видели как крутой парень со старым огнемётом, ещё с допотомным аккумуляторным насосом поджигал факела. ну кто это мог быть, кроме Рико? Да мало кто, подобных психов не знавала мать природа. Ну, может и знавала, но не признаётся. Знаменосцем был кто-то из штабистов покрепче, но рядом были старшие Ковальски, что однозначно гарантировало что кровавое знамя с железным крестом и черепом было в надёжных руках. Вот пошли присягающие, большинство из них прошли лишь общую подготовку, если вообще прошли её, но был тут и ветеран, и Фрост отличился. Штабные выдали ему речь, но кому она нужна, бравадная пропаганда, по этому он её периначил. Удивление читалось в глазах многих, некоторые смотрели с неодобрением, но Дедушка, как и большинство старших офицеров были удивлены приятно, и от них было немое одобрение. Микрофон перекочевал к Хельге, и она, стоя рядом со своим непосредственным командиром, который был ей едва до плеча, тяжело вздохнула. Затягивать не стоило, поэтому нужно было подобрать всего пару слов напутствия.
- Действительно, идёт война, и без потерь никуда, но когданибудь она должна закончиться, и пусть это благостное событие выпадет вам, ведь строить будущее вам, всем вместе и каждому по отдельности. Так что ваша задача дожить, и пережить! Gott mit uns! - собственно слово взял Мантейфель, и хитро улыбнулся, и было чему, ибо в рядах старших офицеров не хватало Рудольфа и его зама. Как оказалось, оба очень аккуратно и незаметно подбирались сзади. и вот буквально у моста поднялись две стальные махины, два сазерленда в камуфляжной раскраске, зажглись прожектора на плечах, и заголосили динамики.
- Мы всегда были не просто воинами, мы были если не лучшими, то одними из лучших, и эти машины лучшее доказательство нашего мастерства! - машина полковника подняла топор, который блестел в лучах прожектора, направленного в небо. - Но хватит стоять на улице, вперёд, в замок! Эта ночь в замке ваша, только не шарьтесь по комнатам офицеров, они этого не любят... Ну и фигли раззявили рты! Ночь не вечная! - достаточно официозный тон в начале, в конце сошёл на нет, став задорным, и даже  отчасти провоцирующим.
- Руди, как обычно красуется, чтобы побольше заграбастать пополнения... Всё равно половина отсеется в процессе, если не больше - заметил Ральф, обращаясь к заму. Ну а прочие офицеры сориентировались, и повели пополнение в громадный зал замка, где собственно и был банкет. Совсем изысков не было, старались попроще, но некоторые выверты всё-же были, ибо тут сплелись и немецкая, и русская кухни, пнувшие Африку на пару деликатесов. для новобранцев были длиннющие столы, но офицеры были слегка отдельно, самую малость, но разделение было чёткое, особенно выделялись старшие офицеры, которые были достаточно близко к остальным, но стол у них был свой, отдельный. Ну и отдельный стол, примкнутый к столу старших офицеров занял Мантейфель с Графиней Эренштейн, которая выглядела как дама из каких-то фильмов о средних веках, разве что всё-же некоторые нотки современного в платье отслеживались достаточно чётко.

+3

7

- Слушай, ты ж у нас вроде любитель винтиков и шпунтиков, нежели колюще-режущего и торжественных балов…
- Это называется техника, технологии и пилотирование, хотя да, это место бы прекрасно бы украсил найтмер… Или лучше два!.. – Эрих потер шею, поглядывая по сторонам, словно надеясь разглядеть упомянутых роботов.
- Хотя на мечи я бы тоже посмотрела... А то пинать крыс в подвалах - не очень весело, потом ботинки грязные, а вот меч мог бы помочь в этом нелёгком деле…
- Крыс накалывать или ботинки чистить? – вставил провокационный вопрос парень.
- Можно будет даже устроить парочку тренировочных боёв на них, как ты думаешь? Хотя бы посмотрим, как оно...
Пилот усмехнулся, представляя, как он и она отдаваясь полностью танцу клинков, звону клинков и рассекая воздух, двигаются по коридорам и гостиным, стремясь пробить защиту, делая ложные выпады и приправляя действо акробатическими трюками и прыжками на стол.
- Да… – мечтательно протянул он, – А вообще я мог бы смастерить клинок… Иди два… Куда лучше тех палок, которыми мы орудовали, гоняя тех охламонов в городе, когда им приспичивало где-то напакостить.
- А вот что насчёт платья... Если надо будет, одену, куда ж денусь. Но по своей инициативе платье одену, только если ты напялишь на все торчащие из твоего туловища части тела бабкины панталоны и станцуешь в этом с кем-нибудь помимо меня. А я подумаю, достаточная ли это была жертва или нет.
Эрих смерил Эльзу долгим, задумчивым взглядом, стоически выдерживая её прищур, а затем коротко и бесстрастно ответил, словно действительно отвечал серьезно:
- Где ж ты столько панталонов найдешь и как ты собираешься их мне напяливать… Эльза - гроза невинности бабушек.
Далее их процессия шла в относительном молчании. Потому Эрих, глядевший по сторонам, словно турист, смог услышать отдаленный, еле уловимый звук какого-то механизма. Да, легкий, еле слышный шелестящий звук, который можно было бы принять за листву, но пилоту, который мог узнать хуммель на слух, подумалось, что все же это был звук сдвигающихся сочленений найтмера. Хотя откуда в ночи мог оказаться робот?..
Подозрения у парня окрепли, когда он заметил дернувшиеся против ветра верхушки парочки деревьев, причем с той стороны, где предположительно был чужеродный для подкованного на технику слуха лейтенанта. Увлеченный своим поглядыванием в сторону упомянутых деревьев, он и не сразу осознал, что прошел через символическую арку замка. Бегло оглядевшись, он отметил просторный внутренний двор замка и на «автопилоте» шел рядом с Эльзой, прислушиваясь, все же, к звукам в ночи.
Однако долго на месте Эрих стоять не смог. Когда он в очередной раз услышал еле уловимый шум сдвигающегося механизма, причем отлично смазанного, парень не выдержал и под шумок, пока на импровизированную сцену кто-то выходил и все взгляды были обращены на флаг 7ки, быстрым шагом двинулся обратно к арке.
Через небольшой промежуток времени, пилот встал к краю моста и вгляделся в темноту. Ни зги, ни шума, ничего подозрительного. Совсем ничего.
Но шум не заставил себя ждать И Эрих переметнулся к противоположному борту моста и прищурившись увидел таки источник шума.
Ме-едленно, словно хищник, к замку подбирался огромный робот. Его голову можно было рассмотреть в темноте, а вглядевшись, так и очертания туловища. Это был не хуммель.
Холодок пробежался по телу Эриха – не уж то враги решили застать их врасплох? Может, уже охрана вырезана и всех ожидала кончина от осады замка?..
Но его панические размышления пресек крадущийся найтмер, который замер, похоже, заметив лейтенанта. Судя по паузе, незнакомый пилот никак не ожидал кого-либо здесь встретить. Но потом он медленно помахал Эриху металлической рукой и затем приложил один палец к голове найтмера, призывая к тишине и затем, тем же пальцем указывая в сторону замка, где собрались все новобранцы.
Парень намек понял, но колебался, - молчать или трубить тревогу? А потому вдавливал камень под собой ладонями и переминался с ноги на ногу, и медлил.
Но внезапно ситуация разрешилась сама, - найтмер, спустя небольшое время, внезапно подорвался, застветил прожекторами и внешняя связь выдала родной немецкий. Эрих не успел облегченно вздохнуть, - он был поражен эпичностью появления, красотой найтмера с блестящим в свете прожекторов топором и пламенной речью некоего пилота. А потому можно было объяснить, почему парень отпрыгнув от борта, рухнул на пятую точку, взирая снизу вверх на металлическую громадину.
Оправившись от потрясения, в момент, когда некто в найтмере закончил речь, Эрих тут же подорвался и запалено отозвался:
Д-а-а-аа!
После чего, с облегченным сознанием и улыбкой он вернулся к своим, выискивая взглядом Эльзу и про себя думая, что обязательно узнает, кто вел тот найтмер и говорил подобную речь.
…А потом он мне жесткулирует типа… Шшш! Не пали! Щас я им всем покажу!.. – Эрих показал упомянутые жесты найтмера на себе, - Ну и после ты видела, как они эпично выбрались! Это потрясающе! Узнать бы кто это был!
Эрих наконец закончил свой проникновенный рассказ о том, как он найтмера приметил. Ну и попутно как бы отчитался, куда же он все-таки пропал из виду. Если, конечно, штабистка вообще заметила его пропажу.
Затем, все же, удостоил внимания зал, в который они попали, через прекраснейшие парадные ворота. А еще был широкий коридор, каноничные высокие окна, длиннющие занавески, красочный ковер, древний камень замка и о да! Металлические доспехи по углам! Эрих всерьез задумался скомуниздить какой-нибудь трофей из замка.
За стол он сел с некоторым трепетом в душе. Хотелось больше прогуляться по замку, нежели сидеть и трапезничать, но все же Эрих честно и с аппетитом посмотрел на скромные изыски на столе, а затем еще и занял местечко для Эльзы, попросту положив руку на соседний стул, на который уже метил какой-то офицер. Но парень ему жизнерадостно улыбнулся, взглядом показав на девушку неподалеку. Кажется, сработало.

Отредактировано Эрих Хельденхафт (2014-06-28 02:01:57)

+2

8

Где она достанет панталоны и где применит проколотые тушки крыс, Эльза пояснять Эриху не стала, а только ещё хитрее глянула на него, так же хитро улыбнувшись. В неярком свете трепещущих от небольшого ветерка факелов могло бы показаться, что ещё чуть-чуть, и она облизнётся, будто прикидывая, вкусный Эрих или нет. И тут же поморщилась, будто поняв, что от пропахшего машинным маслом парня не выйдет никакого толку, даже если постарается настоящее божество питания. На самом деле, девушка поморщилась от того, что в этот момент в ботинке попался маленький, но острый камешек, который исправно начал колоть пятку и, судя по всему, убираться из под неё не собирался. Некоторое время девушка шла, сосредоточенно подрыгивая ногой. Упрямый камешек, он сердил Эльзу всё больше и больше. Девушка дрыгнула ногой сильнее, немного сбившись с шага и наступив при этом какому-то парню на ногу. Извинилась, с облегчением поняла, что камешек перестал терзать пятку. Настроение сразу же выровнялось, и лейтенант снова начала мечтать о тёплом помещении и еде.
Процессия, наконец-то, оказалась за мостом и остановилось. Потянулись речи. Вот какой-то мужчина говорит о своих погибших товарищах. Они погибли далеко отсюда, в Африке. "А ведь и не знаешь, как всё получится, - подумалось вдруг девушке. - Ведь на его месте мог бы быть любой. Любой из его товарищей мог стоять на этом месте и говорить о погибших. Но выжил только он. И мы ведь так же можем погибнуть. Где-нибудь, случайно оступившись и упав под танк, или подорваться на мине, или быть убитым в спину... И потом кто-нибудь так же будет стоять перед такими же молодыми, как и мы сейчас, и вещать о нас, погребённых в песках, потерянных в лесах, вмёрзших во льды...
Если бы не злополучный камешек, девушка зашла бы ещё в более печальные дебри размышлений о кончине. Со вздохом лейтенант нагнулась, дабы снять ботинок. И в этот самый момент кто-то цапнул её за зад! Наверное, это был тот парень, которому она наступила на ногу, наверное, это он сделал в отместку, и, наверное, он бы смог насладиться приятными ощущениями чуть дольше, не мгновение, а два, например, но ботинок, которым Эльза с разворота засветила по лицу наглого домогателя, дал понять, что не всякая женская попка требует обязательного лапания. "Встречу этого придурка днём - убью", - мрачно подумала лейтенант, надевая ботинок обратно.
Эта маленькая потасовочка осталась незамеченной общественностью, которая в этот самый момент взирала на что-то сияющее и большое. Оно говорило нечто пафосное, а после, потрясая чем-то похожим на топор (если не вслушиваться в речь, то выглядело это весьма... опасно, скажем так, походило на некачественный спецэффект в каком-то ужастике или триллере), провозгласило, что на эту ночь замок в их полном распоряжении. "Эй, ну так не честно!" - возмутилась Эльза про себя. Теперь желание хорошенько выспаться боролось с желанием провести всю ночь, бродя по закоулкам замка, даже несмотря на темноту и холод. Там наверняка не везде тепло.
Вслед за противоречащими мечтаниями пришёл счастливый до безобразия Эрих. Что-то втирая о найтмерах, которые, как оказалось, и были теми яркими прожекторами. Девушка могла ему только позавидовать.
- Как мало нужно механику для счастья, - с некоторой иронией сказала она, после того, как парень, наконец, перевёл дух. Казалось, от счастья он забыл, что, вообще-то, люди умеют дышать, и надо это иногда делать, даже когда тебе так не терпится поделиться впечатлениями.
Та часть замка, что им удалось увидеть, пока они шли к месту кушания, привела Эльзу в восторг. Она уже бредила тайными кирпичами, нажав на которые, можно было открыть потайные ходы, коврами и гобеленами, за или под которыми тоже можно было найти немало интересного. А уж рыцарские латы... "Интересно, на сколько хорошо пилот найтмера сможет передвигаться в рыцарских латах?"
С этой мыслью девушка уже хотела хитро посмотреть на Эриха, но тот уже куда-то улепётал. Как оказалось, он занял место. Пожалуй, это её несколько порадовало. В сущности, ей было всё равно, где сидеть, но не хотелось прерывать долгожданную и столь желанную трапезу какой-нибудь очередной потасовкой за право не быть облапанной. Эрих в этом плане вызывал доверие.
- Ну фто, - бодро начала Эльза, всё же не выдержав и хапнув уже картошину, которая тут же отправилась пережовываться. Речь от этого, к сожалению, немного испортилась, но не потеряла своей несколько хулиганской смысловой нагрузки. - Будеф жалежать в дошпех? Я как раж по...думала, шо было бы неплохо проверть в нях твоё маштерштво пиота.
Картофелина была быстро дожёвана, проглочена и Эльза вопросительно уставилась на Эриха.
- Они всё равно сказали... - в этот момент в рот была запихнут ещё один кусок картошки. -...фо этта нощь в жамке - наха, я хочу этим вошпольжоватша... - второй прожёванный кусок полетел в живот следом за первым, живот же, наконец, перестал жалобно поскуливать, чем он занимался последние пять минут перед трапезой. И на данный момент это приводило в благодушное состояние намного эффективней, нежели всё остальное. - Что скажешь?

Отредактировано Эльза Кригер (2014-07-01 03:46:20)

+2

9

Ну вот и всё, пожалуй. Сцена опустела, после поклонов актеров, а публика устремилась в буфет. Звучит патетично и, наверно, напыщенно, но Фрост ощущал именно это, словно он  стал актёром. Все отправились продолжать праздник...Однако, представив эту кучу еды, которую в поте лица готовили повара, да еще и алкоголь, в том числе и нелегальный, притащенный ушлым Феликсом и его братьями по разуму, громкие здравницы, смех, Фрост понял, что не хочет этого. И дело не только в еще не восстановившемся после ураганной попойки организме, нет.  Не было того настроя. Не было ощущения причастности. Даже принеся клятву на знамени 7-ой дивизии, Бертрам не ощущал себя в этот момент её частью, "своим" подразделением. А ведь старый, замотанный актёр вторых ролей чувствует в себе привязанность к театру...Но, кто сказал, что театр-7-ка? Не ради же того, чтобы заводить друзей,  Ледышка восстал, словно Феникс, из песков Африки? Нет, конечно, глупость.
Ночь еще только готовы была переродиться из вечерней полутьмы, а Фрост уже знал чего хочет. Отдохнуть. Но не так, как шумно веселилась компания за каменными стенами, среди тепла и уюта, нет. 
- Всё в порядке? - молодой фельдфебель, расслабленный почти панибратским отношением офицеров в этот день, приготовился  уже положить руку на плечо "зависшего" егеря, но остановился, напоровшись на холодный синий мрак его глаз. Ухмылка покривила покалеченное лицо.
- Да. В полном.
Мир за стенами замка куда интереснее. Леса Ильматаля ждут его, как и его бары. И кто хватится его до завтрашнего дня? Только если Феликс, среди ночи не обнаруживший своей заначки контрабанды.

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 12.10.17. Ночные традиции