Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 08.10.17. Плохие новости


08.10.17. Плохие новости

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Дата: 8 октября 2017
2. Время старта: 19.00
3. Время окончания: 22.00
4. Погода: 8 октября 2017 года
5. Персонажи: Милинда Брантини, Такамура Юи [НПЦ]
6. Место действия: Курилка во временном штабе 77-ой
7. Игровая ситуация: Милинда возвращается из Берлина с новостями, которые вряд ли обрадуют ее адьютантку, поклявшуюся сражаться с британцами до победы или последней капли крови. Застав Юи в курилке, Милинда выгоняет остальных офицеров дивизии и начинает тяжелый разговор.
8. Текущая очередность: Милинда, Юи[НПЦ]

0

2

Милинда твердо знала, на кого ей стоит рассчитывать в своей дивизии. Знала она и тех, кто верен старому режиму и вряд ли пойдет за ней, как например Дюбуа. Но француз никогда не был тем, кто клялся ей в верности на улицах флорентийского гетто, после того как предупредительный выстрел в воздух отогнал кучку негодяев, готовых изнасиловать девушку с фиолетовыми глазами. Француз не был тем, кто смног за короткое время превратится в гражданку Италии, в видного тактика и пилота, в верную подругу и опору наконец. Милинда боялась, что Юи не поймет ее, что она неправильно подумает, что генерал готова просто сдаться британцам, поддержав Штерна в бессмысленном заговоре по развалу единой Европы. Ведь она ыбла японкой до мозга костей, в шутку называя себя самурайкой, но в этой шутке была доля правды. Юи претило прислуживать Совету и она прекрасно понимала Милинду, но сподвигнуть ее на предательство? Нет, конечно Такамура не побежит закладывать Милинду, но она вполне могла уйти и тогда... Тогда Милинда Брантини потеряла бы свое лицо, которое она отчаянно пыталась сохранить в эти нелегкие времена. Она стала бы пустышкой, болванчиком, марионеткой, за ниточки которой дергают сильные мира сего. А ведь этот заговор... Когда-то давно Милинда пообещала своему адъютанту изменить жизнь японцев, как адъютант смогла изменить жизнь Милинды и привнести в нее разнообразные краски. Очень трудно жить, когда вокруг все черно-белое, когда ты делишь все поступки только на "плохие" и "хорошие". Не бывает только хороших и только плохих поступков, всегда есть те, кому твои действия будут вредить, кому они не понравятся или кто захочет от тебя другого. Но если ты знаешь, что поступаешь правильно, тогда чужое мнение не должно тебя волновать. Милинда не знала, правильно ли она поступает. Может быть, Юи подскажет ей ответ, ведь этот заговор был и для неё тоже?

Своего адъютанта Милинда обнаружила в курилке при временном штабе - небольшое помещение освещалось парой тусклых светильников на стенах, а клубы сизого дыма витали вокруг одной единственной лампочки. Здесь присутствовала добрая половина старших офицеров 77-ой, негромко переговаривающихся между собой. Удивляться не стоило - рабочее время подошло к концу, большинство уже разъехалось и остались лишь самые стойкие, по какой-то причине не желающие отправляться в опостылевшую казарму. Юи сидела на жестком кожаном диване и сосредоточенно читала какую-то книгу в такого же цвета кожаной обложке. Переведя взгляд на дверь, она с удивлением посмотрела на Милинду и улыбнулась ей, словно старой подруге. Генерал Брантини в очередной раз ощутила укол совести. Не обращая никакого внимания на притихших офицеров своей дивизии, она подошла к лейтенанту и, кивнув ей в качестве «здравствуйте», произнесла: «Что ты читаешь?»
-Сунь Цзы, Искусство Войны. - Юи подняла книгу, показывая тусклую надпись на обложке. - Это хорошая книга. Какие там новости из Берлина? Тебе удалось обелить Гарибальди перед Советом, или они все-таки свалили всю вину на тебя? - Юи аккуратно сложила уголок страницы и закрыла книгу, выжидательно глядя на свою подругу. Вставать перед старшей по званию она не торопилась.
Милинда превела взгляд на светильник на стене, словно в нерешительности. Что она вообще хотела? Не легче было поставить Юи перед фактом? Или все таки следует объясниться? сделав глубокий вздох, она повернулась к смотрящим на них во все глаза офицерам своей дивизии и строевым голосом рыкнула: «А ну-ка, вышли вон, все до единого!»
Услышав грозный оклик от обычно спокойной Милинды, люди стали спешно покидать курилку. Поднялась и Юи, поудобнее перехватывая книженцию и постаралась обогнуть свою начальницу, однако Милинда внезапно ухватила ее за локоть, останавливая: «Останься, у меня есть разговор к тебе.» Поймав удивленный взгляд фиолетовых глаз подчиненной, Милинда вновь отвела свой взгляд на стену. Юи не понимала, но это еще только начало... Дождавшись, пока помещение покинут последние свидетели их беседы, Милинда негромко осведомилась: «Тут нет жучков?»
-Насколько мне известно, тут просто замечательная звукоизоляция. А что случилось, Милинда? Плохие новости из Берлина? - Юи слегка непонимающе посмотрела на женщину перед ней. Обычно, Милинда себя так не вела.
Милинда задумчиво оправила форменную юбку, перевела взгляд на адъютантку и внезапно выпалила: «Я встречалась со Штерном!» Она сразу заметила как помрачнело лицо Юи. Честная и открытая, Такамура не терпела двуличных людей и считала Штерна, подставившего генерала Боту, чем-то вроде последнего негодяя. Ей наверняка было интересно, что у них за дела были с Милиндой, но она старалась этого не показывать и оставаться спокойной. Правда, глаза выдавали всё...
-Наслышана об этом человеке. - осторожно начала лейтенант Такамура, тщательно подбирая слова. - Надеюсь, ваша встреча не была столь же противной, как парижский суд над ним. Что ему было нужно?
По тону Юи трудно было определить, подозревает ли она в чем-то Милинду, однако взгляд сверлил женщину, словно пытаясь проникнуть в глубину сознания. Милинда на секунду замялась, словно к ней вернулась прежняя неуверенность. Сегодня Милинде с Юи было чрезвычайно трудно вести диалог, обе подруги это понимали и следовало постараться скрасить "неровные углы": «Наш предатель был очень любезен и осведомился у меня, не собираюсь ли я присоединиться к заговору против Совета Пятидесяти, который он замышляет...» Шутливый тон Милинды, тем не менее, не оставлял сомнений в правдивости ее слов. на секунду, Юи потеряла невозмутимости, превратившись в бледную статую с дергающимся уголком рта. она силилась что-то сказать, но слова застряли в горле. Милинда это поняла и продолжила: «Я приняла его предложение, но отнюдь не из любезности. Мне весьма надоел Совет и его интриги, выливающиеся в смерти сотен и сотен молодых солдат...»
-Серьезно? Серьезно?! Серьезно??!! - Юи внезапно взорвалась, перейдя на крик и перебив Милинду. - Чертов предатель продался британцам и предлагает уничтожить Европу, превратив ее в очередную колонию Священной Британской, будь она неладна, Империи, а перспективнейший генерал Италии любезно принимает его предложение. Скажи мне, что это шутка. - Юи внимательно посмотрела на посуровевшую Милинду, внезапно растеряв весь запал. - Так это не шутка. Но ты же не хотела окунаться в политику, считая ее огромным нужником, что заставило тебя переменить свое мнение?!
Милинда вздохнула и присела на диван, нетерпеливо ерзая. Юи так и осталась стоять, но женщина не обратила на это никакого внимания. Она понимала, как нелепо звучат ее слова и черт возьми, сама уже сожалела о своей инициативе. наверное, стоило пожаловаться в разведку и послать Штерна в задницу. Но... она видела его глаза. Глаза человека, готового на всё. Он не лгал, когда говорил что обманет британцев и поднимет Европу. Он был настоящим фанатиком своей идеи, а люди рядом с ним готовы были последовать за ним хоть в ад. Даже если он умрет, с угрозой британцев, вторгающихся в Европу, возникнет десяток другой "Штернов", готовых продолжить его дело. Свободная и Независимая Европа развалится, пока стоящие у нее во главе кусают друг друга, словно гидра. Это лишь вопрос времени...
«Я видела его глаза. Понимаешь, мне иногда достаточно посмотреть человеку в глаза, чтобы понять его нутро. Штерн двуличный и лживый, настоящий подколодный змей, однако ему не по наслышке знакома офицерская честь. То же самое я видела у тебя в глазах. Кодекс самурая или как там у вас это называется? Его руками можно разрушать, а затем созидать. Я предпочитаю сохранить те остатки гордости, что есть у Италии, чем быть размазанной Германией и в результате партизанить где-то в лесах. Мы можем отстроить Европу заново, из обломков создав государство, которое легко будет противостоять машине СБИ. Государство, где солдаты не будут класть головы зря, где молодые и перспективные генералы не будут сниматься со своих должностей и лишаться погон только потому, что начальнику сухопутных сил вздумалось поставить туда своих приятелей, доживавших своей век в отдаленных гарнизонах. Государство, где у японцев будут нормальные рабочие места и зарплаты, где они смогут свободно получить гражданство и жить как люди где не будет тотального воровства и беспредела. Страну и блок стран, которые будут достойны того, чтобы за них проливать кровь. Я лучше погибну, пытаясь возродить величие Италии, чем буду жить, питаясь объедками со стола британцев в Зоне номер пятьдесят пять, кодовое название «Италия»...» - Милинда скорбно прикрыла глаза.
Юи колебалась. Это было видно по ее глазам, бегающим из стороны в сторону, по книжке, которую она отчаянно прижимала к груди, по тому, как она переминается с ноги на ногу. Она, в общем-то, понимала Милинду и то, что двигало ей. Но она не видела Штерна и ей трудно было судить. Она всегда считала, что этот человек лишен всякого намека на честь и совесть. она не присягала ему, но поклялась в верности Милинде. Оставить ее? Бросить все, как есть? Уйти в гетто, пока Милинда и ребята из дивизии умирают на баррикадах? А может, Милинда права? Дать ход, подтолкнуть лавину недовольства, размазать дерьмо Совета по полу, пока оно еще горячее и не затопило унитаз, который сейчас гордо зовется Свободной Европой?
- А какие у нас гарантии? Ну, что Штерн в итоге не предаст и британцы не придут на все готовенькое, которые мы сами им выдадим? Ты хочешь закончить жизнь в британском солдатском борделе? Они, кажется, любят пышненьких. - Юи бросила в бой самый железный аргумент. Она вообще сомневалась, что у них хоть что-то вышло бы: Италия это не Германия, Милинда не национальный герой Штерн, тут нужен был другой подход. Вряд ли генерал Брантини согласилась бы увидеть свою страну в руинах.
«Выбор. Штерн честно рассказал мне, я честно поделилась с тобой. Мне будет нужен представитель среди японцев, который сможет уговорить их выступить на нашей стороне. Ты же знакома с Шираюки? Знаешь её дедушку? Вот. Ты вольна остаться или уйти. Ты даже вольна пойти и рассказать все военной разведке. Решать тебе, лейтенант.» Вообще, Милинде вовсе не хотелось ставить вопрос так. Но она не стала бы лгать Юи, или изворачиваться. Подруга должна была ее понять и уже ей предстояло решить, что ей делать. Как и Дюбуа. Как всем в дивизии и всем, кого Милинда привлечет к заговору. Она должна быть уверена в тех, кто ее окружает, иначе все это не имеет смысла.
- Лейтенант? Да иди ты, Милинда, к черту со своим этим "лейтенант". Как будто в баре бармена подзываешь! - Юи колебалась недолго. - Я поклялась тебе в верности когда-то, из благодарности. И я не изменю своего решение, как бы мне не нравилось или нравилось то, что ты делаешь. Если надо, я пойду за тобой в ад, оторву рога Сатане и изнасилую ими твоего дружка Штерна. Только не называй меня в личной беседе лейтенант!
Милинда просияла. Она не ожидала, что Юи так быстро сдастся, но, кажется, генерал Брантини просто не оценила тот смысл, который японка когда-то вложила в свои слова. Улыбнувшись, честно и открыто, она внезапно встала с дивана и крепко-крепко обняла Такамуру, прижав ее к своей внушительной груди. Погладив японочку по голове, Милинда прошептала одно единственное слово: «Спасибо.»
А Юи была просто рада тому, что Милинда есть. Аскетичной японке большего и не надо.

Эпизод завершен.

прим.

В соавторстве с Anya Alstreim, отыгравшей Такамуру.

Отредактировано Milinda Brantini (2014-05-12 20:10:34)

+2


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 08.10.17. Плохие новости