По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, PunshPwnz#1463)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 05.10.17. Оторвемся по-питерски!


05.10.17. Оторвемся по-питерски!

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

1. Дата: 05.10.2017
2. Время старта: 9.00
3. Время окончания: 18.00
4. Погода:  5 октября
5. Персонажи: Александр Крестовский, Фэйт Уоллер, Катя Вальдхейм, НПС
6. Место действия: Санкт-Петербург
7. Игровая ситуация: Крестовский отправляется в родной город и по совету Новиковой прихватывает с собой на экскурсию Фэйт. Да, "Красноплечие" - ребята действительно без тормозов. Британку ждет знакомство  с русской культурой и  самое трудное испытание - обед у Крестовских.
8. Текущая очередность: Александр Крестовский, Фэйт Уоллер

0

2

Прошло несколько дней. Фэйт стало лучше, а потому она смогла уже и воздухом подышать, и присмотреться к окружающим. В частности, обнаружить, что отпустивший ее тогда японский капитан - невысокий паренек, с виду совсем мальчишка, но в то же время довольно жесткий командир и... Парень Виктории Новиковой (которая настолько его выше, что даже простые обнимашки обретают эротический подтекст). А Крестовский вовсе не одержим демоном, разве что в некоторой депрессии, несмотря на повышение до полковника. Видно было, что сейчас батальон залечивает раны и  наводит порядок - все вокруг вечно были заняты, постоянно кто-то приезжал и уезжал, что-то выгружали, а однажды Фэйт даже случайно увидела, как в овраг за базой заводили титанические арабские "Бамидесы", наскоро перекрашенные в цвета "Красноплечих" - Ахмед Сорви-Голова решил остаться с русскими и сделать батальон еще более интернациональным. Короче говоря, жизнь шла своим чередом, Таська оказалась неплохой соседкой и постепенно улучшала свой английский, Новикова и Рудин тоже не забывали свою подопечную. Именно Новикова и допекла Крестовского с идеей насчет прогулки для Фэйт, мотивировав это тем, что ей на пользу пойдет - вернется домой с пониманием, что русские не варвары. Она и обрадовала британку, и одежду ей нашла - не в британской же форме ехать.

- Если что, говори что ты с Альбиона. По обмену там или друг семьи. У Крестовских в гостях кто только не бывал. - Посоветовала Виктория, - Конечно, настоящего англичанина не обманешь, - у них и диалект отличается, и произношение -  но его и встретить тут почти невозможно. И берегись мамы Крестовского с ее пирожками. Она не верит что Широ от природы мелкий и пытается откормить. А ты только-только в себя пришла, вид самый тот.

Впрочем, Новикова скорее шутила и явно к  Крестовской-матери относилась хорошо - ведь и сама ощутила на себе ее заботу, когда нуждалась в этом. И пример во многом брала. Так или иначе, Алекс к появлению Фэйт как раз уже был возле машины и напоследок давал указания Бяченовой. Та спокойно глянула на британку и удалилась. Теперь Уоллер уже была в курсе, что эта девушка - печально известный среди британских солдат "Потрошитель". Если после встречи с Новиковой еще встречались выжившие в силу везения, то эта оставляла только трупы, причем хоронили их в закрытых гробах - цепной меч коверкает сталь найтмера, не говоря уже о человеческой плоти. При этом Бяченова оказалась довольно спокойной девушкой, ничего против пленной британки не имевшей и хвостиком таскавшейся за Крестовским. Из-за этого ее в батальоне  называли в шутку "рыцарем" Алекса по аналогии с британскими рыцарями принцев и принцесс. А еще - "Железной девой". За недоступность, понятное дело.

Алекс, надо сказать, выглядел сегодня немного веселее, чем обычно - видимо, хулиганский аспект поездки его веселил. Нарушать правила приятно, что ни говори, да и забыть на денек про остальные заботы необходимо было. В итоге вскоре они уже ехали по шоссе. Крестовский  поинтересовался:

- Фэйт, а ты где в Британии жила? - Было интересно понять, будет ли она готова к его родному городу. Говорил по-английски Крестовский на уровне того же Рудина, если не лучше - явно сказывался опыт применения по назначению, куда более важный чем запоминание слов.

+2

3

Денёк был откровенно холодным: замёрзли лужицы, с серой громады небес, сквозь которую то и дело пробивалось солнце, падали редкие снежинки, ветер продувал даже сквозь выданную «мамочкой Новиковой» одёжку. Выросшая без материнской любви девушка, несмотря на свой достаточно зрелый возраст и раннее взросление в боевых условиях, как малое дитя отнекивалась от шапки, совершенно не понимала, зачем под и без того тёплую куртку ей ещё и свитерок одевать, да только как подул ветрище, как волосы в носу дыбом встали, так тут же мысленно поблагодарила «валькирию» сотню раз.

Запрыгивая на переднее сидение угловатого авто, она всё думала, как же так жизнь порой шутит своеобразно, что превращает кровавых красноплечих – причину её слёз в песчаных землях, в тёплых понимающих людей?
«Отчего люди вообще воюют? Ведь и там, и там хорошие ребята, которые бы могли вместе собраться дружной компанией, да построить огромный дивный новый мир!» - не покидала птаха мыслей её головку, что всё глядела в оконце, провожая взглядом замёрзшие пейзажи.
«Таська – отличный пример человека, что пострадал от войны не меньше моего, да находящийся по другую сторону баррикад. Ведь она должна была меня ненавидеть, а нет – поёжилась, пофыркала, да теперь можем болтать всю ночь, да обсуждать местный люд. И пусть она всё ещё слегка зажата, нет-нет, да улыбнётся лишний раз», - машина подскочила на кочке, сбивая Уоллер с хода мыслей. А после и Алекс решил развеять молчание.
- Когда росла, представь себе, - девочка не знала его особо хорошо: всё же «Потрошитель», вечно вьющийся следом за Крестовским пусть и была настроена нейтрально, а заставляла кровь стыть в жилах; но уже привыкла обращаться со всеми «пленителями» так, словно они давно знакомы, - месила снег на Аляске, отбивалась палками от медведей, - девчушка радостно улыбнулась, вспоминая родину, - Дрова даже рубить научилась, как папочкин бизнес в упадок пришёл. А что такое? – она прищурилась, стоило солнечному лучику, выбравшемуся из-за серых туч упасть на глаза.

Безумно хотелось узнать, что же такого опасного в пирожках матушки её сегодняшнего «надзирателя». Неужто в России и еда суровая: медвежьи кишки, запечённые в муке грубого помола?

+1

4

- Аляска, говоришь? Когда-то там жило много русских. - Поделился историческими данными, - Тогда ты можешь представить Россию зимой. Правда, здесь море рядом, мокро и погода меняется чуть не каждый день. Такие у меня родные места.

Выросла девушка в суровых местах, вероятно потому и выдержала все, что на нее свалилось. А страшные сны и прочее - не признак слабости. Это признак того, что человек побывал в аду и вернулся, а это нельзя сделать, не обзаведясь парой-тройкой демонов в душе. Так что... Может эти байки об одержимости и не вранье, вот только он не уникален. Они все такие "одержимые" - сейчас нет ни одного поколения, которое бы не заплатило кровавую дань войне.

- Прежде чем показывать, хотел знать, где ты жила, что видела. - Объяснил он. Между тем впереди уже показался город - в отличие от британцев, русские почти не строили небоскребов, Петербург оставался далеко не самым высоким из городов. Пока город не показал себя, такое широкое шоссе можно было встретить и в Британии, и как и в других странах, окраины города были отданы промышленности и торговым центрам.

+2

5

Фэйт любовалась огромными полями сорняка и полевых цветов, которые русские по какой-то причине не возделывали. Видимо потому, что земля здесь была – сплошное болото, способное сгубить как пшеницу, так и рожь.
И тут же в глаза кинулась промзона: серая, ржавая, пыльная, грязная, удушливая. Уоллер поморщилась как в автомобиль сквозь вентиляционные отверстия стал проникать этот странные, похожий на смесь старых томатов, отлежавших своё на солнце, соли, да металла запах, что буквально оседал на нёбе.
Не самое приятное впечатление оставлял о себе Петербург, если судить его по этим первым впечатлениям. Но чем глубже они уходили в город, чем дальше от окраин, которые строили руками немытых варваров, тем интереснее, причудливей была архитектура. От высоких кирпичных новостроек и пятиэтажных монолитных коробок, не вызывающих ничего, кроме презрительного «фи», до ладных, уникальных, не похожих друг на друга низеньких зданий, что пестрили цветами, удивляли барельефами, поражали тем, что, несмотря на всю различность, были частью одного большого и неразделимого ансамбля.
- И это Россия? – удивлённо протянула «Белоснежка», пытаясь углядеть на улице хоть одного медведя, бородатого мужичка с балалайкой или ещё чего-то исконно русского. Но кроме пары пьяниц, что прикладывались к бутылке, Петербург не мог порадовать ни капелькой «клюквы».

+1

6

Видя, как Фэйт удивленно смотрит на поля, Алекс объяснил:

- У нас  страна большая, а такого населения, как в Китае, нет. Может и к лучшему, что где-то хоть землю не уродуют -  оставим потомкам. - А на ее удивление пояснил, - За древней Русью надо подальше ехать, может и повезет тебе еще. А Петербург с оглядкой на Европу строили, кроме русских архитекторов постарались немцы, итальяшки и французы. Столица, как-никак, размахнулись от души.

И уже было видно, насколько - они были близко к центру, и новостройки кончились абсолютно, они выехали на площадь, возле которой раскинулся ансамбль Александро-Невской Лавры. Крестовский перешел на историю:

- Здесь мой тезка князь Александр в тринадцатом веке хорошенько отделал шведов, лезущих к нам. Его потом за заслуги в святые посмертно произвели, вот и монастырь в память о нем поставили. - Улыбнулся, - Может это и легенда, но ему приписывают хорошие слова. "Кто с мечом к нам придет - от меча и погибнет."

В итоге путь до площади у Московского вокзала (через легкую пробку) был посвящен рассказу об Александре Невском, его сражениях и неоднозначных решениях. Алекс тезку не идеализировал - не забыл и разборки с братом-западником, и использование помощи монголов, и жесткое подавление бунтов. Но не забыл и указать, что его выбор спас духовную свободу и культуру русских от западного нашествия.

- Фэйт, вот именно поэтому все так и сражаются против Британии. Ни один народ не смирится с потерей имени и национальной гордости, самой своей сути. Скорее уж пожертвует чем-то другим. - Сказал он, останавливая машину у штаба на Дворцовой, - Так... Подожди меня немного, вернусь и уже по-человечески прогуляемся.

Пока Крестовский улаживал мелкие дела в штабе, Фэйт смогла полюбоваться на смену караула у Зимнего Дворца - он в современной России все же стал музеем, но случалось царю и жить там, и принимать послов, и так далее. Так что состояние дворца и охрана были соответствующие. а разного народа на Дворцовой площади хватало. Уже кусочек жизни. И вот уже Алекс спустился, машину они покинули и пошли к Неве, катившей свои серые воды медленно и неотвратимо. Северная река, как и на Родине Фэйт - суровая, жестокая, но красивая. Просто вместо лесов и полей одетая в гранит набережных. Они остановились как раз у самой реки, еще не покрытой льдом, смотря на стрелку Васильевского острова и Петропавловскую крепость.

- Черт... Как же я скучал по этим местам на Ближнем Востоке. - Заметил он, - Ну как впечатления?

+3

7

Красноглазка губкой впитывала в себя новую информацию, не переставая дивиться многообразию собранной в одном месте архитектуры. По волнам Невы скользнул «метеор», за ним другой, следом проплыла частная яхта, давая понять: в эти дни речная жила отдана на откуп туристам и богатеям. Авто неспешно двигалось на запад, проезжая мимо великолепных ансамблей среди которых не редким были и причудливые купола российских церквей. Церковь Святой Екатерины, построенная католиками, впрочем, выпадала из общей картины: ладная, выполненная в форме арки над которой ровным полукругом нависал ярко-голубой купол. За ней шёл Казанский собор: огромный, величественный, совсем непохожий на своих побратимов. Он словно бы раскинул свои крылья, стараясь охватить весь Невский. А если приглядеться, то можно было углядеть купола Спаса на крови: яркие, необычные, словно оригинально собранная мозаика высились они за ровными рядами домов. И мимо всего этого великолепия  гуляли люди, которых можно было легко поделить на «местных» и «туристов». А легко, потому как «туристы», разинув рты, щёлкали фотокамерами, группками бегая от одной достопримечательности к другой, да радостно делились впечатлениями. «Местные» же горделиво, задрав кверху нос, неслись по своим делам, совершенно не обращая внимания на окружающие их красоты.
А ещё там были художники - совершенно разные люди: от стариков с аккуратно постриженными бородами, носящих очки, беретик (обязательно ярко-алого или небесно-голубого цвета), шарф, что на пижонский манер был закинут за спину, да затёртое, порой в заплатах пальтишко, до милых нимф искусства, что краску с силой, живостью на холст бросали, как будто кровь свою несли на полотно, старались торопиться: скоро ведь умрут.

Машина притормозила в центре огромной площади, мощёной камнем. Там, среди дворцов и музеев цельной громадиной возвышалась колонна, на верхушке которой гордо стоял ангел, смотрящий за всеми жителями града, не знающий усталости и сна.
Внизу же, под крылами посланника Божьего, вновь толпы людей: кто гулял, кто свадьбу справлял, кто катался на чём только человек за свою многовековую историю ни придумал: от роликовых коньков и велосипедов до сайдвеев и джолли-джампа. К общей картине приятным дополнением послужил одинокий скрипач, что проникновенно водил смычком по струнам своей кормилицы, в блаженстве закрыв глаза, да не зная мирской суеты: только он и его муза, а все окружающие – лишь невольные свидетели таланта.
За лицезрением этого странного, казалось бы сумасшедшего мира, что был холоден погодой, но горяч душой, Белоснежка и не заметила, как её спутник вернулся назад, своим вопросом заставляя вздрогнуть чернявую.
- У вас здесь настоящий… - и она не смогла найти слов, просто обведя рукой творящееся, широко открыв глаза, да по-детски улыбаясь.

+2

8

- Нет слов, верно? Я тоже не могу найти. - Улыбнулся Алекс, по дороге отмечавший взгляды Фэйт и немного представлявший себе ее чувства - ведь сам  столько времени проводил черт-те где на поле боя, что в город родной как турист порой возвращался, забывая что такие места бывают. Даже холодно было с непривычки после пустыни, не говоря уже о влажности. Но в то же время этот воздух как будто поддерживал, давая ощущение того, что где-то под асфальтом и гранитом его, Крестовского, корни.

- Если все когда-нибудь все же придет в норму... Приезжай летом. Белые ночи здесь это нечто. - Зная что Фэйт с Аляски, он мог не расшифровывать понятие. Вероятно, она будет готова и к комарам, и к прочим реалиям зоны тайги, хоть и подмоченным морским климатом.  Посмотрел на окна дворца-музея:

- А здесь я когда-то познакомился с прежним командиром батальона. Мы с ней  застряли возле коллекции средневекового оружия и  нашли общий язык в момент. - Чуть улыбнулся он. Все-таки это было приятное, а не грустное воспоминание. Они медленно пошли вдоль Невы, слушая крики чаек и ветер, вечную северную симфонию. Голос города, в той же степени как и музыка, творимая людьми. А вот и Летний Сад, еще открыт, несмотря на погоду - они погуляли там, разумеется, не могли же пропустить. И еще немного было рассказов о лихом русском царе Петре, который прорубил окно в Европу.

- Сейчас заглянем к нам пообедать. Мама будет рада. - Пообещал Алекс, когда они вышли. Го дом был несколько дальше, во дворе дети играли в футбол и среди них Алекс углядел знакомую личность, у которой сегодня тоже был выходной.  Он помахал рукой немке, явно освоившейся в России:

- Катя, привет!

Фэйт могла видеть Вальдхейм пару раз в батальоне, все-таки та по возрасту попадала в категорию тех, что находился на попечении "мамы" Новиковой и "старшей сестренки" Таси, как и арабский приятель Кати. (Тарик, надо сказать, на Фэйт смотрел поначалу зверем, но Новикова всеж сумела немного объяснить малолетнему партизану, что девушка не виновата во всем, что творят британцы).

Катя вступает после Фэйт

+2

9

Чего греха таить, прогулка удалась: осень всё ещё не отдала зиме своих владений, а потому багряно-красная листва пёстрыми красками радовала глаз. Санкт-Петербург был городом, что умудрился уместить в себе, казалось, все причуды своего творца: от литых пушек на набережных, фигур львов и грифонов, что неустанно бдели покой «северной столицы», до таких двояких в понимании «искусства» мест как Кунсткамера.

Уоллер, развесив ушки, давала волю языку красноплечего. Она ловила себя на мысли, что легендарный батальон похож на этот город: тоже понабрал в себя из разных стран, совсем не близких, не родных, да стал похож на этакий приют для всех, кто смог бы разделить его чудные взгляды.

Одним из таких «приобретений» была и «Катюшка» Вальдхейм, что беззаботно пинала сейчас мяч с местными пацанами. Совсем ещё юная, она смотрелась во дворе куда уместней, нежели на поле боя. Но, видимо, нрав боевой толкал её садиться в «найтмер» каждый раз, как только требовало того дело.

Улыбнувшись немке, Фэйт помахала ей рукой. За время своего плена британка так и не удосужилась найти с ней общий язык или же просто толком поболтать: девочка частенько отзывалась о бритах как о «свиньях» (Таська подсказала перевод с немецкого), и Уоллер решила, что не стоит лишний раз совать свой нос к боевой малютке.

Тем временем живот протяжно заурчал, напомнив хозяйке и её экскурсоводу, что кто-то обещал потчевать гостью города пирожками.

+1

10

Кате, впрочем, явно было не до игры... Увидев Крестовского, девочка сорвалась с места и ринулась к нему со всех ног, преследуемая по пятам местными мальчишками. Добежав до парочки и кинув мимоходом слегка удивленный взгляд на Феит, она молча спряталась за командиром, осторожно глядя в сторону обступившей их ребятни. Местные мальчишки были настроены воинственно, и Кросса тоже знали, поэтому почти сразу поднялся галдеж, медленно перерастающий в хаос:
«Дядя Александр, чего она врет!», «Дядя Александр, она правда в твоем батальоне?», «Дядя Александр, скажи ей! Ну скажи!»  Параллельно, Кросса спрашивали, сколько он убил британских пилотов и когда он уже придет и лично разберется с британским императором. Катя, одетая в свою извечную форму "Черных Меток", взирала на это расширенными глазами с легким испугом, хоть и весьма воинственно. Было видно, что ей просто не поверили что она настоящий пилот, решив, что она просто хвастается. Девочка покачала головой, показала особенно яростно кричащему пацану язык и окончательно спряталась за командира, тихонько пробормотав по-немецки: «Всегда так.»
Быть в батальоне Красноплечих, быть пилотом-неумехой... Черт, она хотела бы оказаться нужной и полезной, а ее даже на Кавказ не взяли, оставив вместе с Тариком набираться опыта. Несправедливо... Несправедливо не давать Кате возможности отомстить британским свиньям, вот что несправедливо. Раз уж они семья, то почему ее мнение не учитывается? И вот сейчас, в этом красивом городе, даже с детьми своего возраста она не смогла найти общий язык, если еще учитывать то что она неплохо освоила русский язык. Подумаешь, расквасила одному бедняге нос. Он сам нарывался...
"Вот была бы у меня медаль, вы бы молчали." - обиженно подумала Катя, ухватив Кросса за одежду и отчаянно потащив его в квартиру его же родителей.

Отредактировано Katia Waldheim (2014-05-11 03:54:06)

+2

11

- Все правда, она в роте Кошкина. - Обломал Алекс ребятишек, шутливо ответил на остальные вопросы (им сюда надо Риту привести было - эта точно ответит, сколько британцев пустила на фарш, хоть ночью разбуди) и тут откуда-то сверху из окна командным тоном (Умри от зависти, принцесса Корнелия) возвестили на русском, повторив на немецком и английском:

- Дети, а ну быстро поднимайтесь, пирожки же остынут! - Ребята мигом попритихли, ибо с мадам Крестовской шутки были плохи. Не говоря уже о том, что генерал с сном  дома редко бывают, а от она  куда как чаще. Не говоря уже о том, что многие с ней встречались еще и на уроках. Учителем она была хорошим, е1 ученики многого добивались, и знакомые шутили, что рано или поздно Татьяна Крестовская станет самым влиятельным человеком в Российской Империи - на большую часть российской элиты и власти ей будет достаточно строго посмотреть, чтобы те все сделали как надо. Неудивительно, что Алекс, потрепав Катю по голове,  повел их с Фэйт наверх сразу же. Надо сказать, Вальдхейм почему-то - в отличие от большинства неприкаянных в семейном смысле новобранцев - больше липла не к Новиковой, а к Алексу. Коваленко это объяснял тем, что катины проблемы связаны с отцом, а потому в первую очередь ей нужна поблизости схожая фигура, то есть "отец" или "старший брат". Возможно, хоть, на взгляд Алекса, из него что брат, что отец не ахти. Впрочем, как говорила Дракулешти... Уж точно не хуже чем из нее мать. Ну, хоть что-то.

Вот они поднялись и оказались перед дверью, которую уже открыла настежь та самая легендарная мама Крестовского. В качестве сопровождения был  приятный запах пирожков из кухни.

http://sa.uploads.ru/F2A5s.jpg

Татьяна Крестовская

Генеральская жена и полковникова мать выглядела хоть и немного строго, но вполне мирно, учительская профессия в ней замечалась однозначно. Если Фэйт когда-нибудь видела по телевизору Императрицу Джоан, много уделявшую внимание образованию в Империи, то могла бы отметить сходство... Нет, не во внешности, но в стиле и манере поведения. Так и хотелось вспомнить, выучили ли вы уроки. Но именно хотелось, безо всякого принуждения.

- Заходите. Быстро руки мыть и за стол! - В итоге Крестовская говорила по-немецки, чтобы хоть двое из трех поняли, а переводчиком пришлось быть Алексу. Впрочем, первые слова в переводе не нуждались, все и так все поняли. Ясное дело, умываться первыми пошли девочки, а потом всех ждал в кухне стол накрытый с чаем, пирожками (тут и картошка с грибами, и яблоко с брусникой, и не только они), вареньем и много чем еще - русское гостеприимство легендой не было.

- Налетайте. Знаю я, как вас там кормят... Разговорчики потом. - Скомандовала Татьяна и  наслаждалась видом  одного здорового мужчины и двух юных дев, уплетающих угощение за обе щеки. Да, у батальонных среди родителей были не только Новикова и Алекс.

+2

12

Фэйт мало что могла понять из разговоров ребятни, но шмыгнувшая за широкую спину Крестовского Вальдхейм, а также посыпавшиеся следом вопросы, на которые Алекс с удовольствием отвечал, могли сказать многое. Кросс был любим в этих местах. Вполне возможно, слыл даже местной легендой. Но тех нескольки дней знакомства с русскоговорящим населением, что были за плечами Уоллер, не хватило для того, чтобы суметь вычленить хоть что-то полезное.
Гурьбу отроков разогнал клич женщины, что высунувшись из окна, уже ждала к себе гостей, маня тех сладким ароматом булок.
Фэйт, радостная по такому поводу, поспешила за Кроссом, совершенно забыв наставление Новиковой беречься яств: ведь запах столь чудесен был.

Приятный дом, построенный, должно быть, ещё до рождения Уоллер, приветствовал гостей тысячей мелочей, расставленных по своим полочкам: тут, словно бы, из всех стран мира собрана коллекция была, от мелких сувениров, до картин. И алоокая догадывалась, что всё это принёс сынишка, чтобы показать, что даже в дальних странствиях своих, он помнит о родных.

Потолкавшись у рукомойника с Катюшкой, да случайно чуть не опрокинув её в ванну, Фэйт уселась за накрытый стол. Сейчас все мелочи, и даже статная хозяйка дома, пусть и в годах, но всё же чувствовалась стать, как будто в тень ушли: еда и питиё встали на первый план.

Жадно впиваясь в пирожок, британка благодарными щенячьими глазами смотрела на хозяюшку. Сержант превратилась в довольного своей судьбой хомячка.
- Вкуснота! – вымолвила брюнетка наконец, когда успела отхватить по штучке отовсюду, да морсом запивая угощенье, утёрла губы рукавом.

Наконец, можно было вспомнить о манерах, да представиться:
-Здравствуйте, - улыбка её была широка и искренняя, впрочем, как и всегда, - Я Уоллер Фэйт, прилетела с Альбиона, чтобы повидать ваш прекрасный город. Признаться, я поражена его великолепием. Но даже шпили и колонны меркнут по сравнению с вашим гостеприимством, мама Алекса.

+1

13

Катя все еще бросала странные взгляды на счастливую черноволосую британку. Тарик говорил ей держаться подальше от нее, да и она сама это понимала: От британцев добра не жди! Сначала рыжая, теперь вот эта "куколка"... Кросс словно притягивал к себе британских свиней, заставляя Катю переживать ужасы у китайских берегов вновь и вновь. Неудивительно, что она старалась держаться от Феит подальше, и сейчас спряталась за Крестовским. Со странным чувством "приняв" головой теплую ладонь, которая слегка взъерошила ее каштановые волосы, девочка ухватилась за рукав Кросса, слегка задорным тоном произнося на ломанном русском: «Нравиться британцы, командир?» и проследовала со всеми до квартиры, не дожидаясь и не слушая ответ на свой вопрос.
Девочка оказалась здесь не просто так - ее привела Новикова, которая пообещала вернуться к вечеру. Это было попыткой социально адаптировать морально сломленное сознание Кати к мирной жизни, показать ей полноту этого мира, который сейчас застилала пелена ненависти и страха. Что же, по крайней мере, об этом ей честно рассказали... Хотя они могли и не пытаться, Кате было все равно. Ей просто хотелось, что бы ее воспринимали нормально, как полноценного пилота. Эта забота, черт бы её побрал...
Девочка с трудом поняла речь мамы Крестовского, которая всем своим видом внушала ей священный ужас. Пожалуй она наверняка была страшнее любых британцев в своем гневе и поэтому Катя покорно проследовала за Феит к невзрачному рукомойнику, ухватила первой мыло и едва не свалилась в ванную, когда подружка командира оттолкнула ее от умывальника. Катя сильно вздрогнула и задрожала от страха. Резко бросив мыло и отчаянно шмыгая носом от навалившейся обиды, она обогнула британку и вышла на кухню, где оказалась в плену превосходных запахов. Даже домашние блюда, которые готовила горничная в поместье Вальдхейм, не могли сравниться с тем духом, который шел от свежеиспеченных пирожков. Ухватив два и по очереди откусывая от каждого, Катя искоса наблюдала за британской пленной, внезапно ставшей какой-то... Домашней, что ли. Все таки, пироги с капустой меняют человека, превращая его из настоящего врага в подобие одомашенной кошки. Выслушав речь-представление Феит и ничего не поняв, Катя вытерла ставший влажным от горячей еды нос, приложила маслянистую руку к козырьку несуществующей фуражки и звонко произнесла: «Ефрейтор Вальдхейм, роботизированный полк "Красноплечие"!», после чего искоса посмотрела на Алекса и мечтательно ухмыльнулась. Ему сейчас нужно было отдуваться и оправдываться перед мамой, почему же у него в батальоне служат настоящие дети. Так ему и надо! Будет знать как британок домой водить!

Отредактировано Katia Waldheim (2014-05-12 17:42:25)

+1

14

http://sa.uploads.ru/F2A5s.jpg

Татьяна Крестовская

- Расслабься, девочка, тут все свои. Знаю я с какого ты Альбиона. - Улыбнулась Татьяна, - И ты не первая британка, которую я приглашаю в дом. Вы там на войне с ума сходите все, так не лучше ли, если будет что вспомнить мирного? Пирожки мои, например. - Строго посмотрела, - И покушать как следует. Вон какая худая. А ты... - Перескочила на немецкий и обернулась к Кате, - И того хуже. Что японцев с малолетства набирают в армию, я уже привыкла. А теперь, выходит, и у немцев крыша поехала?! Тогда права, что к Сашке сбежала. У него хоть в батальоне нормальные люди попадаются. Хотя некоторым надо бы лучше кушать, а некоторым пора замуж! Кроме тех, кому жениться.

Алекс, с трудом удерживаясь от улыбки, переводил для Фэйт немецкую часть и прокомментировал:

- Замуж - это она про Новикову. Все тревожится - как бы бедняга Широ не надорвался, когда на руках невестушку понесет. Во вторую очередь - про Таську и Бяченову. - Усмехнулся, - Жениться - это про меня и Кошкина скорее.

Сам он отдал должное пирожкам, явственно сработал внедренный с детства инстинкт... Да и, что уж тут, после ближневосточной экзотики соскучился по маминой готовке страшно. И черт с ним, что в качестве личной семьи у него сейчас немка и британка. Все равно сейчас они как-то сумели объединиться вокруг стола с пирожками. Наверное, самое лучшее доказательство того, что войны  можно прекратить... Круче было бы только привести на пирожки принцессу Корнелию с ее рыцарем, или кого еще из ее родни. Вот это был бы сюрреализм. Татьяна между тем встала, потрепала обеих девиц по головам и напомнила:

- А у меня еще и печенье есть. Кушайте, кушайте, кто знает, когда еще нормально поедите.

+1

15

Уоллер и вправду за прошедшее время потеряла килограмм семь – сказывался стресс и сотрясение, что она пережила. А потому, глядя по утрам в зеркало, да отмечая впалость щёк и синяки под глазами, девушка отмечала про себя, что плен ё отнюдь не красит.
- Вы правы, война превращает людей в инструменты, - откусывая, соглашалась Фэйт, пряча глаза в пол. Слова командира с каждым днём всё чаще находили себе подтверждение: везде люди с сердцем, душой, своей собственной жизнью и историей, которая далеко не всегда наполнена горечью и печалью: просто те люди захотели защищать свой дом. Но что же тогда делать ей, если уж не патриоту, то человеку, что любит свой дом и страну? Конечно, дома её уже ничто не держит: лишь друзья, которые, впрочем, всегда найдутся у позитивной, лёгкой и живой британки, где бы она ни поселилась. Но разве это не зовётся предательством? Изменить себе, своим идеалам, своим принципам? Так неровен час, она станет соседкой проклятого Боты, да будет уже у него пирожки трескать. Стыдно стало девушке и она постаралась отвлечься от своих чувств разговорами с Алексом:
-Разве Тасе не рано ещё замуж-то? – девочка хоть и была уже в положенном возрасте, казалась ещё во многом ребёнком, не в последнюю очередь благодаря Новиковой, которой уж точно пора обзавестись хахолем, да нарожать порядочный батальон своих красноплечих, на тот случай, если эти куда-либо пропадут. Этим мысли, правда, пропадут вместе с сержантом в могиле, так как гневить полковую мамашу решился бы лишь сумасшедший (оттого стоило лишний раз отдать дань уважения матушке Крестовского, которая, казалось, и перед столь сильной личностью отступаться от своих мыслей не стала бы).
В голове роились ещё мысли по поводу других британцев, посетивших сей дом до неё. Нно учитывая, что окромя печальной истории, что случилась с некоей Элисон на Ближнем Востоке, сержант так ничего больше и не услышала о своих «предшественницах», они также потонули в пучине молчания.
- А ты уже нашёл себе невесту? – совершенно без задней мысли, не зная и не догадываясь о тёплых чувствах Алекса к погибшей, спросила Фэйт, прикидывая наиболее подходящую для красноплечего кандидатуру.
«Бячинова прям хвостом за ним вьётся. Не удивлюсь, что рано или поздно сманит к себе: очень уж она боевая и упёртая женщина».

+1

16

http://sa.uploads.ru/F2A5s.jpg

Татьяна Крестовская

- От войн людям еще долго не уйти. Но можно помнить главное и уметь вовремя остановиться. Именно такими поступками Саши я горжусь... А не тем, сколько врагов он убил. - Закрыла военную тему Татьяна и для разрядки включила новости. Пока ничего интересного там не было и Алекс мог спокойно ответить Фэйт на ее вопросы.

- В том и дело. В нашей жизни лучше рано, чем поздно - пока жив, здоров и не увяз в войне по уши. Рудин тому пример - рано женился и счастлив. А Виктория наоборот, решиться пока не может, сомнений многовато. Скорее уж Таська вперед нее замуж выйдет. - Улыбнулся Алекс, вот только следующий вопрос улыбку стер. Фэйт, понятное дело, ни в чем виновна не была не она же проводила ту артподготовку, да и там никто не метил в Элисон. Её убила война, та самая хаотичная мясорубка, в которой даже великого героя может настичь шальная пуля новобранца или осколок снаряда. не дав и шанса на ответ.

- Дважды находил и дважды терял. Смерть, похоже, ревнивая подруга. - Тихо сказал он. Может быть и добавил бы что-то, но тут ведущая на экране  заявила об экстренных новостях в связи с ЮАР и Алекс, понятное дело, прислушался. Речь шла о той затее с браками между детьми Боты  и, соответственно, британским принцем и принцессой. Он наскоро вспомнил. Принц Ренли, адмирал, генерал-губернатор 11 сектора. Рыцарка у него та еще маньячка, но сам вроде даже реформатор - для показухи или нет, но старается править по-людски. Чтож, удачи бедняге - Кассандра Бота не даст спуску. Лотар Бота, лихой парень... И принцесса Юфемия. Знаменита тем что младшая сестра Британской Ведьмы и недавно в рыцари выбрала японца. Допустим, для многих соотечественников Куруруги гадский ренегат, но все же прецедент тот еще. Молодо-зелено? Тогда ситуация на бомбу замедленного действия похожа, ибо Лотар  вряд ли обрадуется тому, что в комплекте с женой идет любовник. И обратное тоже верно. Не говоря уже о том, что Корнелия вряд ли обрадуется такому родству. В общем, неприятностей вагон и маленькая тележка, не говоря уже о том, что хоть Бота и делает сие только для выживания страны, поворачиваться к Шнайзелю спиной мягко говоря опасно. Во всех смыслах. Это  все Алекс уже обдумывал, так что сейчас это пронеслось в голове... И испарилось, когда зачитали новость об изменениях в договоре. Крестовский пробормотал в сторону что-то нехорошее на непальском диалекте - спасибо Тарисе из второй роты, всеж есть язык, которого мама Алекса не знает совсем и не прочитает лекцию о ругани. Цензурными словами описать эпичную подставу не получалось.

Ренли как и раньше, угрожала погибель от Кассандры, а вот по другому пункту все перевернулось с ног на голову и сделало пару оборотов. Во-первых, женихом стал сам генерал, годившийся Алексу в отцы. Это бы ладно, если бы ему хоть принцессу подобрали  сопоставимого возраста. Но... Тут он не выдержал и чуть не подавился пирожком, нарвавшись на хлопок по спине от мамы.

- Они что, совсем с ума сошли?! - Не выдержал новоиспеченный полковник, приходя в бешенство, - Ей же, мать вашу, всего тринадцать лет!! Ублюдки гребаные... Ребенка-то за что? Ей что, мало досталось?!

И добавил пару ласковых на этот раз из румынского языка. Крестовский мог быть каким угодно душегубом, на его совести было много смертей, в том числе женщины и дети. Но даже у него такое вот не укладывалось в голове. Семь лет назад, вспомнилось ему, было сообщение про смерть от рук террористов британской императрицы и ранении ее дочки, нашедшейся недавно. Вот тебе и воссоединение с семьей... Закончившееся  продажей в чужую страну. Да, он понимал что Бота не какой-нибудь там педофил, но он же...

- Это уже ни в какие ворота... Как он на это согласиться мог?! - Алекс помнил старого генерала по Алжиру, тот был жесток, когда надо, но все же с ним невозможно было связать что-то подобное. Выходит, ошибались? Выходит, ради своей страны и призрачного шанса на передышку можно на такое согласиться? Крестовский не настолько забыл о чести офицера, чтобы спокойно реагировать на это вот...

+3

17

Фоновый шум телевизора был привычен для гражданских. С ним они встречали утро, собираясь на работу или же потягиваясь в кровати. С ним они проводили застолья и вечера. С ним они, казалось бы, проводили всю свою жизнь, успев привыкнуть к бормотанию ящичка.

Фэйт никогда не любила эту штуку: в ней чужие ей люди вели беседы о чуждых ей вещах. Политики пытались вешать лапшу на уши, актёры, одев маски притворства, старались понравиться публике, учёные делали одно заявление за другим, но как позже выяснялось, преждевременно. Уоллер решила не испытывать излишних переживаний за незнакомцев, не впитывать в себя их жизнь, а потому включала коробочку лишь тогда, когда по новостям показывали выпуски, посвящённые владельцу приюта мистеру Уоллеру.

Диктор на русском рассказывал о различных событиях, которые для непосвящённой в новейшую историю России Фэйт, были более чем не интересны, особенно учитывая её скудное знании языка. Здесь и сейчас куда важнее было услышать живых людей, чьих слов не запишут на диктофон, не покажут по прямому эфиру, не сделают достоянием общественности.

Глядя на таких мужчин как Алекс, всегда знаешь, что где-то на глубине его души найдётся бескрайнее море печали и сожалений, горя и тоски, которые прячутся за лозунгом «Живи дальше». И ей не хотелось капать до таких недр, не хотелось изваляться во всей этой тьме, прочувствовать на себе в который раз чужое горе. Жить и вправду нужно дальше.

Спасибо ящичку с картинками, он спас ситуацию, вызвав у Крестовского неоправданно много, как показалось Фэйт, гнева. На картинке мелькали кадры с чьей-то свадьбы, скупо понимаемые слова репортёра подтверждали догадку сержанта.
Невестой была никто иная, как сама Наннали ви Британия, хорошо известная по последним новостям из одиннадцатого сектора (газеты Фэйт читала).

«Повезло же девочке. Так скоро найти свою любовь», - наивно полагала Уоллер, доедая очередной пирожок, да выжидая, когда же репортёр расскажет о суженом малютки.

Но стоило на экране вновь мелькнуть жениху, а диктору произнести заветное «Ганнибал Бота», как угощение застыло на пол пути к раскрытому рту, а алые глаза широко раскрылись в удивлении.
Проклятый душегуб, что исковеркал всю её жизнь, который отнял самое дорогое, что только было у Фэйт, мало того, что совершенно неожиданно для Белоснежки становился союзником её родины, так более того, брал в жёны малое дитя, принцессу, невинную девочку инвалида.

Она сидела со стеклянным взором, пропуская мимо ушей возмущения красноплечего, да всё пялясь в телевизор, где бородатый генерал позировал для фотографов с каменной миной. Руки «пленницы» задрожали, по телу словно прошиб ток, и Уоллер, вскочив с кресла, метнула остатки снеди в экран, оставив на нём алый отпечаток ягод брусники.

Фэйт тяжело дышала, словно бы через несколько секунд весь кислород в мире выкачают, не прекращая смотреть в одну точку, так сильно сжимая зубы, что казалось бы ещё чуть-чуть, и они потрескаются.

Отредактировано Faith Waller (2014-05-27 23:41:48)

+1

18

http://sa.uploads.ru/F2A5s.jpg

Татьяна Крестовская

Татьяна, надо сказать, тоже слушала и постепенно свирепела. Она-то как раз была матерью и невольно ставила себя на место покойной Марианны, чью дочку  использовали как товар в этой сделке. Да и генерал все же был из ее поколения и она его знала лучше чем сын. Неудивительно, что заслуженная учительница разозлилась не на шутку, но в силу воспитания сохраняла спокойствие и не ругалась.

- Ох дознаюсь я, Сашка, кто тебя таким словам учит и что это значит... - Это было для затравки. Татьяну мучило осознание того, что при теперешнем раскладе прочитать Боте лекцию на тему аморального поведения (она знала что он не педофил и ребенка не обидит, но сам факт такого брака был безобразием) даже по телефону не получится, а срываться на гостях и родном сыне причин не было. Муж, как друг Боты, еще сгодился бы, но, как назло, его не было дома. Впрочем, реакция Фэйт переключила приоритеты, -  Татьяна вспомнила краткую сводку по гостье батальона и поняла, что для той новость и вовсе ужас настоящий. Кивнула сыну - мол, действуй, твоя подопечная.

Алекс не сразу сообразил, что для Фэйт происходящее куда как отвратнее, чем для него - сам оказался не готов. А потом понял. Вспомнил, что привело в батальон Элисон, как Алжир стал для него чем-то большим, чем просто на редкость отвратительный эпизод той войны, когда даже один из лучших вынужден был перейти черту. Честно сказать, Крестовский сам порой удивлялся тому, как подсознание проводит неочевидные границы между поступками. "Это я никогда не сделаю" - интересная мысль, ибо часто совершенно непонятно, в чем разница между "этим" и твоими поступками. Вроде бы расстреливать китайцев (гражданских в том числе) из пушек найтмеров не лучше чем травить британцев (исключительно военных) газом. Но первое Крестовский хоть и считал недостойным поступком, но мог бы повторить. А вот на второе не пошел бы, если бы совсем не приперло. А ведь Бота, в отличие от Макарова, хотя бы своих не потравил. Впрочем, после произошедшего с подругой Элисон это уже стало чем-то личным - горем любимого человека. Вот и думай... Элисон сейчас тоже была бы в бешенстве, даже отвергнув Британию. Этот договор до разговора с отцом и Крестовскому казался предательством. А Фэйт все еще любила свою Родину, какая ни есть. Именно эта часть происходящего алексу до сих пор не нравилась и грозила бедой. Заставить резко примириться недавних врагов... С каждой стороны это было как плюнуть на могилы павших в сражениях и в глаза живым, кто помнил эти битвы. Да, возможно, мир из этого и вырастет... Но ой как не сразу. И он понимал боль девушки, у которой отнял сестру тот, кого сейчас женили на принцессе. Потому сразу и сообразил, что к чему, подойдя к Фэйт. Слишком он хорошо знал, как себя чувствуешь, когда вот так дышишь или наоборот, дышать не можешь...
 
- Идем. - Обнял за плечи и направил в дверь. Как бы там это ни выглядело - да какая к черту разница - но увел он ее к себе в комнату. Громко сказано, конечно - в ней он жил короткими заездами, оставляя небольшой след каждый раз, как отметку роста на дверном на косяке. Книги, довольно много. Больше истории и романов таковых, военных книг, но хватает и классики. Какие-то вещи, все те же памятные сувениры откуда-то. И фотографии. Не так много, скорее как вехи пути жизненного.

Детство. Трое подростков на фоне средневекового замка, по слухам принадлежавшего Дракуле - Алекс, девочка его лет с растрепанными черными волосами, натуральный сорванец, и еще один мальчик, тоже темноволосый. Друзья.  Чистые, не порченные жизнью улыбки.

Что-то из военного училища, рядом с отцом и однокурсниками. И вот уже "Красноплечие". В окружении бойцов батальона Крестовский и рыжеволосая женщина, которая откровенно собственническим жестом без всякого стеснения его обнимает. Ольга Рысева, "Адская Кошка" - известный прежний командир батальона. Можно разглядеть Рудина и Кошкина, даже Новикову - еще не "мамочку", но сердитую и недоверчивую.

У деревни Сысоевка с какими-то немцами - заметно что все стали старше, Новикова явно занимает место Бяченовой в те времена, а рядом уже Кисараги и Таська, прихваченные Рысевой под другую руку - ну точь в точь мама и сын, понятно с кого Новикова взяла в итоге пример.

Африка. Нет Рысевой. Алекс в центре и у него уже нет той прежней искренней улыбки. И остальные заметно посуровели, даже Кисараги уже не такой уж мальчишка. А вот и "Потрошительница" Бяченова, куда более суровая, чем сейчас - на моське даже эмоций незаметно, натуральная боевая машина.

Петербург. Фотография, явно сделанная кем-то на балу - Алекс и рыжеволосая девушка, пойманы в момент танца и прямо-таки физически ощущается проскочившая между ними искра.

И последняя фотография, как будто  чуть отдельно от остальных. Качество не то чтобы плохое, но как будто через некий фильтр снимали и Фэйт отлично знает, какой - именно так выглядит мир через фактосферу "Сазерленда". Рыжая зеленоглазая девушка, совсем юная, прикрывающая собой подруг и явно что-то сердито говорящая. Ширли Фенетт. Героиня, спасшая своих одноклассников во время атаки "Красноплечих" на Хоккайдо, после чего ее фото расползлось по интернетам. Вот и ответ - кто оказался с ней лицом к лицу... И опустил оружие.

Вот такая вот была комната, но вряд ли Фэйт сейчас осознавала, что видит. Крестовский знал, что в такие моменты существует только лицо врага или потерянного близкого, а все остальное до лампочки. Поэтому он усадил девушку на диван, а сам порылся в шкафу и поставил на столик сомнительного вида бутыль с прозрачной жидкостью и два стакана. Поездка в Валахию зря не прошла... Разлил и сунул Кролику под нос.

- Выпей и приди в себя. - Странно прозвучало, но именно так это и работает порой. Ему самому надо было хоть чем-то дать по мозгам, чтобы не лезть на стену от сходящего с ума мира. А ракия крепостью явно более сорока градусов для этого подходила. В качестве закуски Крестовский  ухитрился прихватить из кухни пару апельсинов, которые и почистил на двоих...

***

Мама между тем протерла невинно пострадавший зомбоящик и обернулась к Кате:

- А мир все сходит с ума и сходит... Ух, пусть только мне еще попадется старый черт, я ему покажу как жену младше сынове й в дом тащить! - Судя по ее виду, Боте явно стоило закрыть границы и обходить Россию десятой дорогой, - Удочерил бы лучше её, а  то Чарльзу точно надо устроить лишение родительских прав с прилюдной поркой розгами! - Помолчала и добавила, - И никакое это не извращение, а запоздалое воспитание!

Отведя душу, перешла к насущным проблемам:

- Не бери в голову. У бедняжки Бота сестру газом потравил, ей такое  видеть хуже некуда. Ну ничего, Сашка ее успокоит. - Вздохнула, - Что ж вы все непутевые такие? Хочешь еще пирожок, доченька? - Кажется, это был приказ под видом вопроса.

+4

19

Крестовский сделал именно то, что нужно – увёл девушку от раздражителя, сняв заклятие ступора сильной, закалённой в боях рукой. Фэйт словно бы плыла, будто бы проваливалась в бред, ведомая Алексом по узкому коридору – в место, где он рос, крепчал, которое уже и позабыло, как выглядит его хозяин, но всегда упорно ждало очередной меточки, оставленной визитёром.
Перед глазами проплывал ряд фотокарточек, на которых можно было проследить как из матёрых и закалённых в боях пилотов «Красноплечие» постепенно превращаются в тройку маленьких ребятишек, чьи глаза полнились надежд и мечтаний.
Фэйт бросила краткий взгляд на Алекса, пытаясь увидеть в нём того самого сорванца, что был запечатлён на бумаге, да только он куда-то пропал. Быть может, прятался где-то глубоко-глубоко за серыми глазами, глубоко в душе, страшась войн и смертей, да выставив вместо себя серьёзного и уверенного в себе мужчину?

Этот маленький Крествоский и его друзья заставили на мгновение отвлечься от пережитого потрясения, задаться множеством самых разных вопросов, а после вновь почувствовать на сердце тяжесть, что постепенно разрасталась, охватывала всё сильнее, заползая в мозг и проецируя картинки из прошлого. Хотелось гнать их, кричать, что есть мочи, но Уоллер уже могла себя контролировать, а потому прикусила губу и покорна села на диван. Пред ней на стол, сияя брюшком, вылезла бутылка, полная дурмана. Слова Крестовского резко разорвали тишину: «Пей» - был приказ.

И вот она: пленница, гостья, потеряшка, M.I.A., сидела в старенькой питерской квартире один на один с суровым мужчиной, дрожащая от собственных переживаний со стопкой алкоголя в ручке, за стеной шумел телевизор, и можно было услышать как матушка Алекса что-то рассказывает непутёвой Вальдхейм. На улице ребятня всё ещё гоняла мяч.
Обжигающий горло глоток будто бы снял пелену с сознания, а после вдарил в голову уже своей – мягкой, расслабляющей. На языке остался приятный вкус фруктов, чуть щипало.
Белоснежка смахнула чёлку с глаз (за время плена она порядком заросла), проморгалась, глубоко вздохнула, а после, не поднимая взгляда с пола, проговорила тихо:
- Извини, Крестовский, - вновь прикусила губу, почти до крови, - Я не хотела оскорбить тебя или твою маму, не хотела… - оборвалась она на полуслове, сгибаясь, ставя локти на колени, да запуская пальцы в волосы. Тряслась и впрямь как кролик, тяжело дыша, еле сдерживая подступающий ком в горле – пирожки просились наружу, голова заболела, с ней и глаза. Пришла слабость – та, что не даёт даже встать, подкашивая колени и ломая всё тело. Бота пропал из мыслей, зато на его место пришла Ванесса: всё такая же болезненно-худая, грустная, жалкая. Сколько бы добрых слов товарищей, командира, даже красноплечих ни вспоминала брюнетка, сколько бы книг по теме «всё это в прошлом» ни проштудировала, всё было впустую – словно могильный червь, память точила её, выедая все силы, выпивая все соки. Обычно весёлая и радостная, полная энтузиазма и желаний, она пропадала на часы, порой даже дни, стараясь уснуть, зарывшись в одеяла, отмокая в ванной, когда была такая возможность, сокращая общение до минимума.
Фэйт протянула руку к апельсину – такому солнечному, оранжевому, как и её любимая морковка. Пальцы разрывали кожуру, нос чувствует яркий запах, вытесняющий воспоминания о том, как пахла койка покойной, зубы впиваются в мякоть, принося на язык кисло-сладкий вкус. Фэйт падает на спинку дивана, рукой, запачканной соком, убирает волосы назад, делаясь растрепанной вороной, да неспешно жуёт.

+1

20

- Забудь. Я понимаю. - Просто отмахнулся он, залпом заглотив свою долю ракии, чувствуя как дало по голове, заставляя немного успокоиться. Он никогда не позволял себе топить горе в спирте всерьез, но слегка оглушить перегретое эмоциями сознание иногда было просто необходимо. Война. Адская машина, шестеренки которой перемалывают людей, сталкивая их так, как никогда не ждешь. Сколько раз еще им аукнется прошлое, всплывая то там, то здесь в чужой беде и гневе? Алжир, где в удушающем, разрывающем легкие газа закладывались основы того, что было потом. Рыжая британка Элисон, ненавидящая свою страну в ответ на потерю. Генерал Бота, зашедший в поисках спасения для своей страны слишком далеко. И Фэйт, которая сейчас сидит с ним рядом, потому что в черный для нее час рядом оказался и сумел понять ее чувства именно он. Русский и британка сидят на диване в петербургской квартире, глушат  виноградную водку и  жуют апельсины. Безумие, если уж начистоту... Но у каждого свое горе и свои призраки, а на пару гонять призраков всегда удобнее. Навсегда не уйдут, но хотя бы тебя с собой не утащат, потому что ты будешь все равно тянуться к живым. Да, вроде бы сходства мало, но сейчас он видел в ней самого себя в те моменты, когда на него накатывало прошлое. И поэтому он молчал, сидя рядом. Какое-то время.

- Для тебя Бота был врагом. А моему отцу - другом. Мне - командиром, пусть и не так долго. Тогда меня фактически сослали в Африку - чтобы на китайской границе я не поддался искушению отомстить за своего прежнего командира. Свою женщину. Её звали Ольга. - Не надо было слишком много объяснять, - Даже после той газовой атаки я все еще уважал генерала Боту. Война жестока, а он взял ответственность на себя... Наверное, так все и началось, Фэйт. Эта история с союзом с Британией, чтобы уберечь ЮАР, ставшую жертвой внутренних интриг в ЕС. Он всегда принимал такие решения, от которых у многих глаза на лоб лезли и шел до конца... Вот только сейчас, кажется, он слишком далеко зашел. И за его успех в дипломатии расплатятся его собственная дочь и эта ваша малышка. А мир вряд ли будет долгим. Тебе ли не знать... В Британии не только ты потеряла там близкого человека. Элисон тоже попала к нам из-за этого. И сколько еще таких солдат, которым приказали теперь примириться с вчерашним врагом?

Вздохнул.

- Иногда я думаю, что наш мир проклят. Те у кого есть выбор и возможность сражаться ещё что-то могут... Но мне больно смотреть, как обошлись с этой девочкой. Как будто  мало того, что она не способна  видеть солнечный свет, пробежать по траве не может... - Помотал головой, - Как вижу кого-то такого... Всегда думаю, скольких я не убил, а искалечил. И не о теле речь. Я не Бота, но  тоже поселил горе и ненависть в душах у многих. Странно, что я с тобой об этом говорю... но ты просто знаешь, что это такое.

+2


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 05.10.17. Оторвемся по-питерски!