Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 11.10.17. I wish we had a second chance...


11.10.17. I wish we had a second chance...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата: 11.10.2017.
2. Время старта: 19:00 AM.
3. Время окончания: 20:00 AM.
4. Погода: +5 градусов по Цельсию, дождь.
5. Персонажи: Конрад Штерн, Хильда Курцман, НПС.
6. Место действия: Пригород Берлина, дорога, ведущая к штабу шестой бронетанковой дивизии.
7. Игровая ситуация: Генерал-майор Штерн в сопровождении майора Курцман и небольшой охраны, возвращается в штаб после осмотра позиций войск, расположеных в пригороде Берлина. Однако, вскоре события принимают неожиданный оборот...
8. Текущая очередность: ГМ, Конрад Штерн, Хильда Курцман (НПС).

0

2

http://sb.uploads.ru/7nEDQ.jpg

Скрипели дворники, размывая дождевые капли по лобовому стеклу, мерно гудел двигатель, под колёсами то и дело хрустел мелкий придорожный мусор. Дождливый осенний вечер, подёрнутый тьмой, окрашивал мир в серо-чёрные тона. Киппу нравилась обстановка – тихая, словно бы траурная. Именно она соответствовала его душевным ощущениям, благоволила его планам.
Крепко сжимая  баранку руля, он вслушивался в перешёптывания пассажиров, что уютно расположились на заднем сидении: два видных офицера, один из которых имел дурную славу лукавого предателя родины, другая же слыла садисткой и женщиной опасной, безобразно непредсказуемой. Конрад Штерн и Хильда Курцман.
Дальний свет выхватывал силуэты дорожных знаков, на одном из которых значилась развилка: к штабу, куда они должны были прибыть, да в прилесок, чтобы позднее перейти в щебёнку, а дальше и в песчанку. Водитель со спокойным лицом прокрутил руль вправо, да, бросил за спину:
- Гер Генерал, придётся нам ненадолго притормозить: приборная панель показывает неисправность двигателя, - машина плавно остановилась на обочине, оставляя в грязи две ровные полосы от колёс. Лейтенант дёрнул ручку двери, вышел наружу и попал под хладные капли дождя. Они помогали сконцентрироваться на деле, успокоиться и действовать так, словно бы ничего страшного не случилось.
Щелчок капота, поднятая вверх крышка, да вновь цоканье языком, которые всё равно были не слышны за шумом дождя.
- Кажись, свечи продуть нужно. Пять минут, и поедем, - крикнул офицер своим пассажирам, а сам нагнулся к внутренностям авто. Его грубые рук дотянулись до приклеенного к крышке капота чёрного пакета, оторвали крепившую его изоленту, подтянули предмет к себе, да принялись спешно разворачивать его из упаковки. Потрепанный Heckler-Koch USP показался на свет, заряженный и готовый к действию. Пистолет был именной и раньше принадлежал некоему Ерсу.
Мужчина на мгновение выглянул из-за своего укрытия, заметил, что Конрад и подруга покинули салон автомобиля, да не страшась промокнуть, неспешно курили.
«Чтож, так и салон не замараю», - подумал про себя шофёр, да вновь спрятался от глаз пассажиров.
Мужчина с невероятной грустью в голубых глазах своих провёл огрубевшими пальцами по ручке оружия, горько улыбнулся, да тихо прошептал:
- Встречай гостей, сынок, - сверкнула молния, и он, без лишнего шума и слов обогнул автомобиль и, подняв ствол, целясь в лицо предателя-Штерна. Прогремели два оглушительных выстрела, звук которых слился с раскатами грома.

Отредактировано Faith Waller (2014-04-09 16:17:40)

+1

3

Штерн закурил, прикрывая тлеющий кончик сигареты от дождя ладонью в чёрной перчатке. Он был рад наконец выбраться из машины, несмотря на то, что заднее сиденье штабного автомобиля нередко заменяло ему кабинет и постель. Генерал-майор стоял под дождём, слушая как прозрачные капли воды стучат по асфальту и листьям деревьев.
- Ты уже ознакомилась с документами, которые должна передать генералу Крестовскому? - спросил немец, поворачиваясь спиной к ветру и водителю, который продолжал возиться с неисправной машиной.

Ледяная ответила почти сразу, посматривая в сторону водителя. Весь день её мучило странное чувство звериной тревоги. Впрочем, это уже было не впервой, и Хильда Курцман не стала заострять на этом особого внимания. Хотя в принципе привыкла доверять своему четью.
- Ещё пока нет. Как раз собиралась это сделать. Не волнуйся, ещё успею. – Майор пожала плечами.

- Ты обеспокоена, - заметил Штерн, - мне знаком этот взгляд...
Действительно, когда Хильда нервничала, её эмоции не выдавало ничего, кроме глаз, которые никогда не лгали. В прочем, командир шестой бронетанковой понимал эту женщину без лишних слов, когда это было нужно.

Майор лишь махнула рукой.
- Ай, пустяки. Не заморачивайся. Просто встала, не стой ноги. – Ледяная выдавила слабую улыбку на лице, продолжая не сводить с водителя глаз и сама не зная почему.
«Чёрт.. Да что такое то?»
- Ладно. Разберёмся. – Тихо прошептала сама Хильда, скрестив руки на груди.

И всё-таки, Штерна беспокоило то, что майор напряжённо смотрит сквозь него - на водителя автомобиля. Генерал-майор поймал себя на мысли, что не знает этого офицера.
- Хильда, - затушив сигарету произнёс немец, - я хотел поговорить с тобой...

Брови Ледяной Королевы медленно поползли вверх.
- И о чём же? – Майор казалась заинтересованной, но на самом деле была озабочена лишь своей, недавно возникшей, проблемой. Впрочем, разговору это не мешало.

- Почему ты со мной? - прямо спросил её Конрад, посмотрев в холодные глаза майора Курцман. Слова слетели с губ офицера легко, словно ему и не требовалось два долгих года, чтобы наконец задать этот вопрос. Два года, проведённых в бесконечных сражениях, в погоне за славой и образом непобедимого командира шестой бронетанковой. Штерн вошёл в роль и сыграл её безупречно - фарс в коорденационном штабе ЕС только подтвердил уверенность заговорщика в том, что его по прежнему воспринимают, как героя войны, несмотря на дерзкую выходку в Африке. Вот только, Хильда знала другого Штерна. Но что от него осталось, кроме воспоминаний...

- А ты сам подумай. Почему женщина может быть так преданна лишь одному мужчине. Это же очевидно. Хотя, для такого как ты, понять это, непосильная задача. Пока, конечно, как провинившегося котика лицом не тыкнешь. Вот, как-то так всё и получается. – Хильда развела руками.
«Интересно, и почему ты задал этот вопрос именно сейчас, Штерн?»
Ответа на этот вопрос она не знала, но хотела узнать. Однако произносить его вслух не торопилась.

- Хильда, я... - он не знал, что ответить женщине, с которой был знаком уже столько лет. И всё равно, он чувствовал себя так же, как на первом свидании с Курцман, на первом курсе офицерской академии. После этого, Меинард и Воллен долго допытывались у него как везучий говнюк Штерн усмел пережить это мероприятие. Вот только, для Штерна всё это осталось игрой, которой не нашлось места во "взрослой" жизни амбициозного командира дивизии-призрак. А женщина...
"Не может быть, всё это время... Она продолжала любить меня..."
- Я сожалею, - наконец произнёс немец, - что не уделял тебе достаточно времени и не замечал причины твоей преданости.

- Хватит, хватит. Мерзко становится. – Покривила нос Хильда. – Не нужны мне сейчас твои сожаления. Всё нормально. Я сама, кое-что, да понимаю. Вот только смириться по началу было довольно сложно.

- Кажется, я разучился выходить из роли, - меланхолично улыбнулся немец, подставив лицо дождю. Он слишком много времени проводил с людьми, для которых был вынужден одевать маску героя, или заговорщика. Хильда знала его достаточно долго, чтобы от излишнего пафоса начинало тошнить.

- Ага. Наконец-то до тебя дошло. Вот только уже несколько поздно. Да и не нужно. – Хильда почесала затылок, вновь бросила взгляд на водителя, и мысленно вернулась к Штерну. – Проехали. Можешь просто забить. Я не возражаю.

Штерн молча кивнул в ответ на её слова. Да и что он мог сказать - здесь и так всё было ясно. Женщины... При всех своих талантах на поле боя, Конрад так и не научился их понимать. И наврядли когда-нибудь научится.

Интересно, чтобы было, если бы Хильда отвернулась хоть на секунду? Возможно, именно для неё этот день закончился бы не так. Однако в любом случае это было бы ознаменованием начала конца, как и для неё, так и для дивизии. Но, всё пошло совсем другим чередом. И на этом, история Хильды Курцман бесславно закончилась.
Всё что она могла, так это оттолкнуть своего генерала в сторону, когда водитель вдруг выхватил пистолет и выстрелил. Первое что она почувствовала, это была лишь тупая боль в груди. Ей она даже показалась несколько несущественной. Вот только в глазах стремительно помутнело, а ноги подкосились. Мир буквально перевернулся с ног на голову. С мгновение женщина не могла понять, что случилось. Где находится Штерн и тот самый водитель. Впрочем, для неё это всё уже было не важно. Ведь Хильда смогла принять на себя пулю, предназначавшуюся не ей.
«Как это… глупо. И совсем на меня не похоже», – пронеслись мысли в её голове.

От неожиданного удара, Штерн потерял равновесие и упал на колени, на мокрый асфальт. Выстрел. Эта пуля предназначалась командиру шестой дивизии - сомнений не могло быть. Вот только, где боль... Где, чёрт возьми, проносящаяся перед глазами жизнь доблестного германского офицера... Какого дьявола он ещё дышит и куда подевалось кровавое пятно, которое должно было неизбежно расползаться по безупречно белой рубашке... Ему потребовалось не больше секунды, чтобы понять, что только что произошло.Падая, он расстегнул кобуру, машинально привёл пистолет в боевую готовность. Всё произошло слишком быстро. Ноги женщины подкосились, её руки медленно опускались, а пальцы Штерна уже сжимали пистолет. Он вскинул оружие, выстрелил, целясь в голову. Даже сейчас, командир дивизии-призрак должен был действовать хладнокровно, иначе Хильда напрасно выбросила свою жизнь. Первый выстрел пробил плечо убийцы, но немец продолжал стрелять, поднимаясь на ноги. Ветер хлестал по лицу, капли дождя лезли в глаза, стекая по лбу и волосам офицера. И всё же, он видел свою цель. Так же, как и два года назад в Иркутске... Вот только, тогда всё закончилось хорошо, но чудеса не случаются дважды. Штерн не тратил пуль по напрасну. Когда тело стрелка с глухим стуком упало на асфальт, он опустил пистолет, подбежал к Хильде. Придерживая женщину за плечи, он не дал ей упасть.
- Держись, - выдохнул немец, - я довезу тебя до госпиталя. Всё будет хорошо. Только умирать не смей...

Как только женщина почувствовала крепкие, мужские руки она полностью расслабилась и обмякла. Она не знала, что произошло, зрение постепенно отключалось. Единственно, что Хильда смогла понять, что тот, кого она только что прикрыла, был жив-здоров. Следовательно, сожалеть было больше не о чем. На лице появилась небольшая улыбка, а из уголка губ медленно потекла багровая струйка. Майор несколько раз прокашлялась, с трудом различая лицо своего генерала и слова.
- Выходит, костлявая таки добралась до меня первой. – Хихикнув, женщина болезненно сморщилась. – К сожалению, я не смогу выполнить этот приказ.
В этот момент, женщина почувствовала всепоглощающий, подбирающийся всё ближе и ближе холод. Холод, сравнимый с тем, с которым она смотрела на своих жертв. Быть может, это была её карма за все причинённые деяния. Никто уже не сможет сказать наверняка. Однако не было ни страха, ни каких-либо сожалений. Только умиротворённость и холод.
- Ты уж… постарайся довести свой план до конца и… не… помереть. Присмотри за этой дурёхой Кейти… Ибо я…  Уже не смогу. – Хильда перевела свой почти потухший взгляд в серое небо. – За свою жизнь я совершила много непростительных вещей… Теперь то я могу спокойно это признать. Только если кто-то ожидает раскаянья, его не будет. Эй… Конрад… Я ведь правильно поступала, верно? Всё что я делала… жила.. во благо тебе. Так что, напоследок… подари мне то, чего я хочу.
Её улыбка была сродни той, прежней упрямой девчушке, которой она когда-то была. Хладнокровная садистка умерла в ней первой. В тот самый момент, когда пуля с оглушающей скоростью вонзилась в её грудь.
- Я не прошу много… Лишь один поцелуй… Женщину, которую ты возможно бы полюбил. Если бы я не была такой идиоткой…
Её лицо медленно потянулось к его. А глаза, которые уже не откроются, закрылись навсегда.

Придерживая Хильду за плечи, Штерн не отрываясь смотрел ей в глаза и видел, как жизнь угасает в них. Немец понимал - он не успеет спасти женщину, которую когда-то любил. Он умел выигрывать безнадёжные битвы, но сейчас против него сыграла смерть, костлявыми пальцами бросив кости на стол. Когда Хильда назвала его по имени, Штерн заставил себя улыбнуться. Смахнув прилипшие к лицу волосы, он склонился к её губам и прошептал:
- Я люблю тебя, глупая, - с этими словами, он поцеловал её, прикрыв глаза. И только оторвавшись от её губ, он ответил:
- Обещаю. Знай, что вместе с тобой умирает и часть меня... Но только не та, что способна довести до конца начатое дело. Я пойду до конца.
Штерн обнял женщину, умиравшую у него на рука. Умиравшую вместо него...

+9

4

http://sb.uploads.ru/7nEDQ.jpg

Планы. Мы стараемся расставить всю нашу жизнь в цепочку, прорабатывая в мыслях самые скромные и незначительные детали, но всегда что-то упускаем. Так и в случае лежащего в придорожной грязи немца, еле дышащего и стенающего от боли пулевых ранений, планы пошли кувырком из-за простой женской интуиции.
- Чёртова шлюха, - хрипло потонуло в шуме дождевых капель. Лейтенант смутно видел как Штерн склоняется над ней, как его руки бережно, совсем не так, как это присуще генералу «Curse», обнимают издыхающий бронежилет на стройных ножках.
- Вот и ещё одного ты в гроб упрятал. Ты. Не я, - сиплое дыхание срывалось на лёгкий кашель, - Чисти, чисти свои ряды, ублюдок, - дрожащая рука, минуя ровное отверстие кровоточащей раны, проскользнула в складки формы, где покоилась фотография молодого бойца, что стал жертвой амбиций целующего охладевший труп офицера. Порой Штерн забывал, сколько же горя он приносит простым семьям своими планами. Именно они, те люди, что слезами омывали потерянных в ходе «очищения рядов» своих любимых, и были настоящей живой силой, которая противостояла генералу в этот ненастный день.
Чистые, словно бы кусочки мозаики небес глаза лейтенанта скользнули по образу сына, что никогда не вернётся домой. Одинокая мужская слеза стала частью накатывающего с порывами ветра дождевого потока.
Где-то в траве был потерян его Хэклер Котч, но старого вояку, что уже смирился с тем, что не выйдет отсюда живым, это волновало меньше всего на свете. Мелькнула сталь ножа в руках его. Он встал, еле держась на ногах, и покачиваясь, шаг за шагом сближался со своей целью.
Вода, слёзы и кровь пропитали его прилипшую к телу форму. Белокурые волосы лезли в глаза.
Кипп занёс свой клинок, метя в спину предателя. На этот раз он не сдержал звериный крик, который вырвался из его утробы.
- УБЬЮ!

Отредактировано Faith Waller (2014-04-20 23:29:31)

+1

5

Всё-таки, информация не могла просочиться... То, что убийца знал о чистке говорило только о том, что у него хватило ума, чтобы понять - даже если кто-то начнёт говорить о том, что генерал-майор Штерн хладнокровно приказал вырезать собственных людей, его словам ни за что не поверят. Ибо он был героем войны, не раз совершавшим невозможное. К тому же, заговорщик пользовался уважением солдат и офицеров германской армии. Не говоря уже о том, что по официальным бумагам шестая бронетанковая понесла потери во время боёв с британцами под командованием её высочества Корнелии. А потому, убийца принял единственное верное решение - отомстить. Собственными руками. И, чёрт возьми, у него было на это право. Вот только ему не повезло - Штерн был не из тех, кто сожалел о принятых решениях и умирать от руки безымянного мстителя он не собирался. Только не теперь, когда единственная женщина, способная занять его место во главе операции "валькирия" умерла у него на руках. И, конечно же, убийца не знал, что офицер, которого он собирался убить, владеет холодным оружием намного лучше, чем огнестрельным.

На ближней дистанции, Штерн не видел смысла использовать пистолет. Убийца выдал себя, закричав - это дало Конраду преимущество, которым он побрезговал воспользоваться. Пальцы немца крепко сжали рукоять боевого ножа.
"Этот ублюдок убил её. Да, он не желал зла Хильде и эта пуля предназначалась мне, а потому я не имею права мстить. Но мне наплевать на месть... Наплевать на эмоции. Я должен выжить и закончить начатое дело. Ради тех, кто всё ещё верит в меня. А потому чёрта с два я здесь сдохну."
- Нет. Ты можешь попытаться, - прохрипел командир дивизии призрак. Сталь ударилась о сталь, высекая искры. Капли дождя разбивались об острые лезвия, стекая к рукам офицеров. К рукам, в которых танцевали клинки. Усмехнувшись, Штерн перекинул нож в левую руку, правой отбив второй удар лейтенанта. Он контратаковал решительно, управляясь оружием со смертоносной эффективностью. Клинок устремился к горлу убийцы...

+2

6

И он пытался. Так, как только мог человек, что уже потерял крови с пивную кружку.
Тело Курцман летело в грязь, падая с рук генерала. Мокрые волосы цвета ржаных колосьев, налипли на лицо, прикрывая кровоподтеки.
«Красивая»,  - успело пронестись в мыслях офицера, что вяло отражал удары противника.
Один, другой, третий – они все плыли в мареве его затуманенного взора. Конрад на мгновение предстал в образе Шивы, что не стеснялась использовать ятаганы в своём нелёгком труде отнятия жизни.
Тяжёлый вздох, подкосилась нога, скользнувшая в грязи, и Кипп наткнулся глазом на клинок «проклятья». Яркая боль вспышкой прокатилась по телу, вырывая из лёгких мощный крик.
Мир застилала алая тьма, среди которой образ Штерна был столь отчётливым, словно бы приклеен в фильме его жизни неумелым мастером монтажа.
Выбивая весь воздух из лёгких, генеральский сапог ударил в грудь, сбивая в пожелтевшую траву неудачливого мстителя. Тот уже и не держал в руках орудие, что с хлюпаньем упало в лужу. Тень, словно сама смерть чернокрылая, склонилась над  страдальцем, намереваясь отнять последнее, что у того осталось – жизнь. Его колено припечатало к земле грудину, второе пережало руку, мелькнул нож, и землю окропил багрянец.

Генерал Штерн вытер о рубаху офицера свой клинок, неспешно, методично и крайне спокойно. Оглядев местность на предмет сообщников убийцы, он подошёл к боевой подруге, товарищу, той, что хранила его в своём сердце до самого конца. Мужчина поднял её из грязи, не боясь перепачкать мундир, прижал к себе и понёс к автомобилю. Бережно опустив тело Хильды на заднее сиденье, он вернулся, чтобы забрать труп убийцы. Бросив его в багажник, Конрад сел за руль. Ему потребовалось немного времени, чтобы прийти в себя и смириться с тем, что он продолжит дорогу в компании двух мертвецов. Заурчал двигатель, радио запело старый, хрипящий звук времён грамм-пластинок, колёса тронулись, оставляя за собой рытвины.
Генерал Штерн продолжал свой путь…

Эпизод завершен

Отредактировано Faith Waller (2014-04-21 00:15:58)

+1


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 11.10.17. I wish we had a second chance...