По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 07.10.17. Разгул немецкой души


07.10.17. Разгул немецкой души

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Дата: 07.10.17
2. Время старта: ~ 17:35
3. Время окончания: ~ 18:20
4. Погода:+5 по Цельсию, ветер умеренный
5. Персонажи: Бертрам Фрост, Феликс Семеренко, Хельга Майер (НПС)
6. Место действия: окрестности г. Веймар, военный город 3-го полка,предместья замка Ehrensteinburg; окрестности казармы 3-ей роты.
7. Игровая ситуация: После прибытия из госпиталя и разговора с Хельгой, Фрост решает прогуляться по военному городку, где встречает своего старого друга Феликса.  Предаваясь воспоминаниям о старых временах, сопровождаемыми лихими боевыми остограмлениями, ветераны пришли к одной очень интересной мысли, что связывала вместе желание как следует отдохнуть в славный воскресный вечер, осознание скорой кончины Октоберфеста, смутную директиву основательно нажраться и....За обсуждением последнего "и" их накрывает Хельга. 
8. Текущая очередность: Фрост, Семеренко,  появление Майер

Отредактировано Euphemia li Britannia (2014-04-07 12:53:57)

0

2

Немного диковато было, покинув Хельгу, снова идти по улицам военного города. Городком, как-то, язык не поворачивался назвать...С другой стороны, город был "мёртрвый". Или мертвецки спящий - воскресенье же.В такой день все, кто могут, бегут из части, как крысы с тонущего корабля...Или лисы, которых выкуривают из норы. Да, так даже точнее. Дым устава и банальной воскресной скуки могут даже самого ушибленного на голову сержанта выпроводить из части в ближайшую кнайпе. И заставить нажраться как свинью, коей, по мнению большинства  маусов, сержанты и являются.
Однако, нельзя считать полковой городок однозначно пустым. Несколько дежурных рот прилежно несла вахту у ключевых точек городка, готовые отдать жизнь во имя  солдатской столовой. По крайней мере, смысла в двух молодчиках с автоматами и бронежилетами у этого неоднозначного места поклонения гладкопогонных, ФРост не видел. Хотя, чести ради, были такие у казарм, где предавались безделью разгильдяи, чьи выходки расстроили старшин,  здания штаба, наверняка пустого и закрытого на все ключи, мед. пункта, где страдали  раненные, не отпущенные на вольные хлеба. Словом, жизнь теплилась, но вот, скорее всего, утром здесь будут сотни, а то и тысячи людей, что будут стройными рядами маршировать, патрулировать и всячески символизировать орднунх, который, как известно, мусс зайн. 
Однако, долго шарахаться он не хотел по уныловатому, если честно, месту, а посему решил направиться прямиком в казарму, где должна была находиться его рота, по крайней мере, к которой его наспех приписали. У крыльца стандартной жилой коробки "многоместного номера для холостяков" стоял спиной к Бертраму "служка" и, судя по дыму, курил.  Фроста, что не скрывал своего шага, даже нарочито двигающегося по асфальту отчетливее, он сразу заметил, обернулся и...
- Ну здравствуй, охотник. Каковы нынче головы? - улыбнулся  Феликсу  Макабер. Увидеть старого друга после стольких лет разлуки...Вот уж не ожидал, особенно после неутешительных вестей из Басры.

примечания

кнайпе - небольшой бар, аналог кабака. Обычно располагается в полуподвальном помещении.
Маус (Maus -мышь) - сленговое именование  рекрутов и солдат, только начавших службу
Орднунх мусс sein ( Ordning muss sein; "Порядок должен быть")- старая немецкая пословица, которая считается архитипичной для немцев. Сам же немцы над ней часто подшучивают.
"Служка"(Diener) - так называют носящих служебную форму (Dienstanzug)

+1

3

Жизнь боль, а человек никогда не бывает доволен. Именно на такую философскую тему пробило Феликса, когда он курил не совсем сигарету. Нет, в действительности, когда он был в Африке, когда методично отстреливал папуасов и британцев, был по уши в болоте или песке, задыхался после многокилометровых пробежек, мог быть подстрелен в любой момент - он мечтал о душе, мягкой кровати и кружке темного лагера с баварскими колбасками. Сейчас он мечтал вернутся на черный континет и обстреливать деревушки, драпать от найтмеров, мародерничать, гнать самогонку из бананов и загонять ее всем и каждому, получать за это наряд, кормить соратников змеиным супом... Но нет, остается ждать здесь и тянуть лямку. В самом прямом смысле этих слов! В Африке служба была в радость. Ты знал, зачем ты постоянно тренируешься, знал, что у него толковые командиры которые его и на убой послать могут! Все ради победы! А тут? А что сейчас? Делать то и нечего. Только свои тренировки, скептические взгляды на рядовых, что рады тому, что их не гоняют. И офицеры. Молодые офицеры, которыми пополнялись ряды и которые считали, что могут командовать теми, кто воевал далеко не один год, лишь потому, что они в прошлом году закончили офицерское училище? В прочем такие мысли посещали Феликса очень редко - во время таких вот философских диспутов с самим собой. Ибо в иное время Фел, как самый нормальный разведчик только тем и занимался, что не попадался на глаза офицеров, уклонялся от ненужной работы, делал нужную и тренировался, что бы не терять сноровку. Работы у него было чуть менее, чем мало. А сейчас даже тишина вокруг способствовала размышлениям. Тихий военный городок, нет-нет да пройдет солдат, отдаст честь, вон проехала машина которой отдал честь Феликс, предварительно спрятав самокрутку... Просто идиллия какая-то.
Хотя нет. Идиллия сейчас на октоберфесте, с которого я не вынес и кружки пива. Обидно, теперь еще год ждать!
Вот чего-чего он не ожидал, так это того, что произошло далее. Шаги и Семеренко оборачивается, что бы козырнуть. Мало ли кто идет? Окурок отправляется в урну, все еще распространяя сладковатый запах. А позади оказывается человек, который недавно считался мертвым, а потом оказывается живым. Правда где он и что с ним, особо никаких идей и знаний не было. А тут сам, собственной персоной!
Некоторое время, после фразы снайпера, Феликс смотрел на того, оценивая насколько изменился. А изменился он очень даже не слабо и не пойми в какую сторону. Без слов разведчик снял с пояса флягу и протянул Фросту, одновременно доставая самую обычную пачку Milde Sorte. Вроде как и обычная пачка, да внутри самокрутки.
- За возвращение, встречу и выздоровление. - на полном серьезе огласил Семеренко. - И рассказывай, куда ж ты так вляпался, что запропастился?
Вроде одногодки, а у Сосульки уже седина. Что же, он не Феликс. Хотя каждому своя судьба - в плен попасть может и адмирал, а Семеренко за семь лет службы не то, что в плен - серьезных ранений не получал!
- В прочем можешь без рассказов. Просто за встречу. Идем, знаю тихое местечко, офицеры не заглядывают. - направление было указано взмахом руки с пачкой сигарет и указывало куда-то в места между казармами метрах в трехстах. - Слишком уж уныло здесь сейчас.
Все это время Феликс говорил с мордой-кирпичом и ворочал головой - нет ли кого поблизости. Получать от двадцати однолетнего мальчишки за курение в не совсем положенном для этого месте было не то что бы не приятно, но напряжно. А уж подставлять только вернувшегося Бертрама было совершенно не интересно.

+1

4

Фрост, ничтоже не сумлеваше взял в руки флягу и скупым, но отточенным движением запрокинул дном вверх, делая мощные, почти богатырские глотки.  Затаил дыхание, чувствуя разгорающееся тепло в горло и желудке.
- Ухх...мягенько пошло. - выдохнул Бертрам, возвращая флягу и лихо экспроприируя у товарища сигарету. К условностям военной дисциплины он относился с пренебрежением, достойным  оголтелого штатского - сегодня можно. Действительно, выдачей снаряжения сегодня и не пахло - на довольствие его поставят с завтрашнего дня. Да и в звании, наверно, толком восстановят тоже...А может уже восстановили, Хельга говорила, что его вернули в состав ВС.
- Да, за встречу... В хреновом месте я был, Феликс...но я оттуда выбрался. - на большее Фрост был не способен в трезвом состоянии, даже с учетом вброшенного алкогольного десанта.  Полную историю событий не слышал даже врач, а разведчики, в принципе, и так поняли, что происходило. 
- Пойдем, словом, займём выгодную позицию.
"Выгодная позиция" в понимании Фроста всегда была связана либо с высотой, либо с "зелёнкой" ввиду его личной любви к простору и лесам, что несколько расходилось с пониманием разведчика - главное же, чтоб не видно было и не дуло. Распитие напитков, впрочем, действительно требует уединения и теплой, дружеской атмосферы, которая создается путём задушевного разговора или общего дела и, в тоже время, может быть легко растоптано бездушными сапогами какого-нибудь дежурного или праздношатающегося офицера.  Что характерно, таковые офицеры обычно отличаются повышенной злобливостью, связанной с недостатком в организме хорошей еды, сна, выпивки, секса и переизбытком устава. Словом, классовый враг таких благородных донов, как Фрост и Семеренко.

+1

5

Феликс пока просто стоял и смотрел, как хлебает Фрост. Стоял, смотрел и даже позавидовал. В прочем зависть пропала, как только фляга оказалась у хозяина и тот тоже сделал пару хороших глотков.
- На меду. Даже запаха нет. А то выпускники придираются.
А теперь скрыться куда подальше. Вел снайпера разведчик в довольно хитрое местечко. В самом конце одного из бараков стена была чуть изменена. По каким причина - неизвестно. Получается, что она уходила вглубь здания оставляя место для трех-четырех человек которых сбоку видно и не было, да и с казармы напротив окна были чуть в стороне, так что спрятаться можно было. Но с другой стороны опасность быть застуканным с окон и слева - угол близко и можно и не успеть спрятать все лишнее.
- Вот папуасы строят нормально - на ровном месте спрятаться можно. И у русских места для "пересидеть" есть. А здесь... Эх... Но на офицеров я здесь пока не попадался. Будем верить.
Когда уже подходили к сей "нычке", Семеренко передал Бертраму огоньку из самой банальной зажигалки. Он не надеялся на рассказ. Многие переносят плохо, что-то может быть военной тайной, еще что-то можно придумать для отмазки. Настаивать Феликс и не собирался, тему для разговора все равно найдут. Хоть их разговор, состоящий из коротких фраз, для многих показался бы обрывочным и нелогичным.
- Все мы видели некоторое дерьмо, а ты, по всей видимости, в него вляпался. Что же, с возвращением. Только тут сейчас делать нечего. - говорил мужчина, прислонившись к стене и прикурив свою самокрутку. - Даже  Виттман в депресняке после известия о смерти родственника! А раньше ведь хотя бы гонял. Хельга занята, а так даже не пострелять без отчета... Так что здесь будет довольно уныло. Даже октоберфест пропустим...
Говорил Феликс тихо, намекая что не они одни тут выслеживать могут. Да и дымил в стену. Чисто на всякий случай. А потом заново протянул флягу, без дозы спиртного вряд ли пойдет разговор у двух молчаливых людей, пусть и у друзей и сослуживцев, что давно не виделись.

0

6

Бертрам промолчал, когда речь зашла о "выпускниках". Славный институт роста внутри армии, не отрываясь от неё путём курсов, видать, становился всё менее популярным  в Германии. Это было досадно. Или не так уж много людей были готовы начать слушать с самых низов, чтоб возможно, только возможно через полгода-год начать носить офицерские погоны, пройдя одновременно и весь огонь, воду и медные трубы в армии, да еще при этом учиться, да еще под строгим дисциплинарным наблюдением. Шаг влево, шаг вправо - лишение хлястика Anwartera. Куда комфортнее учиться по нескольку лет в военном училище, в тепличных условиях.  Такие офицеры в Африке либо ломались и становились годны только работе с бумажками, становясь тыловыми крысами, либо, всё-таки, эволюционировали в армейского офицера, что чётко понимает, что нужно делать в армии и когда нужно требовать уставу, а когда это лишь тратит время.
- Да, я слышал. Валькирия мне уже напела, что он голову сложил где-то на Востоке. То ли в Басре то ли ещё где-то. - равнодушно ответил Фрост на уже известную ему информацию. Не то чтобы ему было всё-равно, но...нет, ему было всё-равно. Это война, на которой каждый божий день гибнут солдаты и офицеры. Горе Виттмана понятно, но он не один такой во всей Германии.
Оберфельдфебель прикурил самокрутку, захотел было затянуться...И понял, что табачок не простой. Этот чуть горьковатый и землистый дым, сладкий запах...Фрост вопросительно взглянул на Феликса. Ягеру не стоило труда опознать добавление гашиша. Для Фроста сам факт наличия у сослуживца наркотиков не являлся чем-то очень страшным. В Сомали не так уж много развлечений, среди которых, помимо прочих, есть выбор между марокканским гашишом и эфиопским чатом - наркотиком-стимулянтом из ветвей и листьев катового кустарника, что очень ценился и у сомалийцев. Кат жевали или заваривали почти все ветераны - он успокаивал и повышал тонус, снимал боль. Гашиш - нечастый гость, который, опять же ветераны (в том числе и веществ), старались  употреблять мало - очень специфический наркотик для осмысленного несения службы. Но вот иногда перед большими атаками выкуривали самокруточку - страшно.  Но вот такой "не пустой" груз в кармане Фела здесь, в сердце Германии.
- Боевая? - спросил он, показывая самокрутку. Имелось ввиду, содержание наркотика. Если оно было для полного "оттяга",то было принято отвечать утвердительно.

0

7

- Представляешь, лейтенантик, который явно даже не стрелял по живому человеку, дал мне наряды из-за того, что я курил в пяти метрах от места для курения.
В действительности таких ситуаций и случаев было полно. За много лет Африканской компании Семеренко привык, что мелкие нарушения это не проблема. За них и не накажут, особенно если вреда никакого не будет. А тут уж придерживались каждой буквы устава, который Феликс знал получше тех же офицеров, что недавно курсантами были. Так что жизнь боль, а всем офицерами не стать. Да и не надо. Разведчик лучше пошел бы под огонь папуасов в одних трусах, чем занялся все разрастающейся бюрократией.
- Не ожидал я от него такого, не ожидал. Поднял бы его кто-то, а то Хельги не хватает всех гонять.
Солдат лишь ехидно усмехнулся, смотря на вопросительный взгляд Фроста. Будучи отличным и дисциплинированным солдатом в бою и когда надо, когда не надо фельдфебель превращался в злостного нарушителя множества законов и правил. Кто ж еще будет гнать самогон и таскать в военной части наркотики? В общем нужно как-то разнообразить скучную жизнь, когда рядом ходят те, у кого есть деньги и возможности, а у тебя их нет?
- Нет, холостая, но в упор, да с топливом, выносит хорошо, это да. - на этих словах Феликс сделал еще глоток и занюхал своим рукавом. - Для того, что бы дух не испустить - только половину используй.
Интересно, кто бы посторонний мог разобрать этот разговор? Со всеми этими мелкими понятиями и тонкостями. Только другой солдат, который более-менее знаком с этим. Что же, пока никаких проблем таких видно не было. Пока что. Но и засиживаться на одном месте нельзя.
- Ты где и с кем теперь будешь, знаешь уже? Или будешь в отставку идти?
Даже если Фрост и пойдет в отставку, винить его будут... да, только мелкие офицеры. Многих годы войны если не ломают, то утомляют, даря желания пожить тихой, мирной жизнью.
Алкоголь чуть давал в голову, смешиваясь  с дымом гашиша и табака. Что давало доступ ко второму уровню "опьянения". Это когда люди начинают говорить и говорить.
- И Октоберфест пропущен, считай. Свалить бы сейчас туда. Затащить Виттмана, напоить до чертиков, да женщину под бок сунуть. Главное, что бы он ее с утра не убил. -  с долей досады и едва не сплюнув, сказал Семеренко.

+1

8

Фрост затянулся наркотиком, словно это было так же естественным, как застегнуть пуговицу. Сказали "порядок", значит порядок. Всяко лучше,чем давиться какими-нибудь армейскими сигаретками, где ни крошки табака нормального.
Немец  ловким движением завзятого гоп-стопщика изъял флягу. Голову, забитой информацией, но "пустой",  растертой в неясную массу,словно новорождённому и продезинфицированной, хотелось затуманить, зачадить, чтобы потом проветрить.
- Отставка? Мне некуда идти. - Фрост пожал плечами. - Ни одна моя банковская карточка не работает, жить мне негде. Нет, в моем же доме от меня не откажутся, но формально он пока не мой. А если в лесу жить буду - объявят охоту, как за браконьером. Как будто у них что-то выйдет, без егерей, коих пожрала война. - Фрост сжал флягу в руке, вновь переживая разговор с Хельгой. Правда, голос тоски и тихой злости был наперт сладковатому дыму и горючей настойке на санированный препаратами организм. Самое смешное, Фрост это понимал, но ему было плевать.
- Да и куда вы без меня...- неожиданно хмыкнул он и салютовал флягой. - Prost!
Переведя дух после очередного глотка, ветеран хекнул, утёрся ладонью и вернул сосуд.  Тот печально булькнул, явно намекая, что бежать за добавкой придётся. Бертрам был не против. Однако, как только Феликс упомянул про Октоберфест, неожиданно четко и остро захотелось пива.  А еще жареной свинины, истекающей горячим жиром прямо на тарелке, да с крутым перчиком, зажевавшая эти кусочки мужского счастья жестким снаружи, но мягким и пахучим внутри брецелем с огромными гранулами соли. А на фоне играет музыка из стуков огромных кружек, моря голосов, полных смеха, пьяного удивления и бесед, что без хорошего литра не менее доброго пива не начинают.  Табачный дым и гашиш вновь заполняет легкие, оставляя терпкий привкус на нёбе и языке, чуть прижигая их. Конечно, сразу он не подействует, но...
- А хрен с ними. - неожиданно четко сказал Фрост. - ты, я смотрю, до сих пор фельдфебель. А я оберфельдфебель. Так что я освобождаю тебя от нарядов. Так что пошли, как обычно, в самоволку..Как в 2011 в Могадишу...
Бертрам прикрыл глаза, с удовольствием вспоминая, как оба неожиданно жестко пили после событий на границе, как приставали к симпатичным дамочкам, что несимпатично оказались офицерами военной полиции. А вроде нормально общались. Не следовало и забывать событие, которое привело Фроста на скамью военного суда, а также общее скептическое отношения к званиям. А так же тот факт, что курил он быстро.
- И может это...Нашего Цверга вытащим?

0

9

http://cs14113.vk.me/c607829/v607829479/3854/RzfYA597BQs.jpg
Хельга Майер (НПС)

У многих офицеров есть такие способности как появляться в нужный или ненужный момент, подходить бесшумно, сваливаться как снег на голову. Отчасти у Хельги было всё из злобного арсенала офицера, но вот злобным офицером её назвать нельзя, ибо она шла с низов и отлично понимает, где можно на устав поглядеть сквозь пальцы, а где драть как... Кхм. Так вот, привезя Фроста, и отправив его на вольные хлеба, она быстренько разобралась с последними документами, послав кого надо, куда следует... В Архив там, на склад, в канцелярию, в замок...
Знакомый запашок она почуяла больше сознанием, и ориентировалась по голосам, в итоге, стоя за углом, она слышала достаточно, так что мысль не заставила себя ждать.
- Полагаете, поможет? - спросила она вёс-ещё из-за угла, давая драгоценные секунды на шухер, давая о себе знать достаточно громким скрипом сапог умолчим какая эквилибристика ног нужна для такого скрипа. - и на сколько вам потребуется увольнительная? - продолжила она, уже показавшись на глаза солдатам своего полка

0

10

Настроение менялось и это было видно на бесцеремонность процедуры изъятия фляги с алкоголем у Феликса. В прочем ему не жалко было, у него едва ли не склады такого. А с другой стороны здесь делать нечего, придется идти. Можно даже по прямой! Каких только идей не вызывает алкоголь и гашиш! Идти по прямой по военной части... Собственные мысленные поползновения были прерваны отточенным движением махания головой.
- Ну, тогда добро пожаловать обратно!
В какой-то момент лицо Фроста приняло столь мечтательное выражение, что Феликс не сдержался и пощелкал у того перед глазами.
"Оберфельдфебель, чтоб русские нашли мою заначку! Вот так вот нарушение субординации!" - про себя усмехнулся Семеренко. Ну нет, в самом деле было множество нюансов, что не мешали сейчас и с оберфельдфебелем так сидеть. Ну учитывая что он без формы и явно еще не получил документов и не назначен непосредственным начальником Семеренко, а так же еще масса мелочей...
- Слушаюсь, герр оберфельдфебель! Рад служить, герр оберфельдфебель! - то ли в шутку, то ли серьезно сказано, но лицо просветлело.
Самоволка. Как много воспоминаний при этом слове. В Африке, конечно, они не торт, но здесь нынче еще и хуже. Слишком много офицеров на погонный сантиметр площади. Ах эти исследования всех баров и забегаловок на своем пути, спаивание местных самогоном собственного производства. Разве что местных, африканских, дам он недолюбливал. А не африканские могли и офицерами быть. В прочем не всегда их это останавливало. Да и алкоголь развязывал довольно черствые, в данном плане, души Семеренко и Фроста.
- Виттмана вытащить? Как ты себе это представляешь то? Втихаря повязать и потащить? Так даже если какой-то удачей сможем оглушить, то дотащить его тушку...
Договорить он не успел. Отточенными движениями самокрутка оказалась под сапогом, а выхваченная у Бертрама, но не закрытая, фляга - на поясе. Сам же разведчик вытянулся в струнку, сделав как можно более постное выражение лица. Надо же взять и напороться на Хельгу. Нет, далеко не худший вариант, но и тут огрести можно! Вот только ее слова оказались внезапнее дождя посреди Сахары через час, после того, как закончился единственный дождь в году. В прочем если бы он был бы более трезвым - притворился бы что не понял, что происходит и с чего такие вопросы. Да только как гашиш в сознание проник, так и самогон.
- Не могу сказать точно, фрау оберстлейтенант! - начал рапорт Феликс, опередив Фроста. - Могу сказать, что действия офицеров в данной ситуации не имеют практических результатов, фрау оберстлейтенант! На сегодня и завтра, фрау оберстлейтенант!
Все говорилось четко, чисто по армейски, вытянувшись в струнку и смотря только вперед. Все правильно, сегодня что бы напоить Виттмана, а завтра что бы очнуться самим. Не пить же ему в одиночку!
- Разрешите сходить пополнить боезапас, фрау оберстлейтенант! - сие уже было сказано с закручиванием фляги ибо только заметил болтающуюся крышку.

0

11

Рука Фроста судорожна сжималась и разжималась в воздухе, в поисках фляги, изъятой ушлым коллегой.  Зато вот самокрутку Бертрам, при виде офицера, технично уронил и прижал каблуком тлеющий уголёк табака. В таком случае потом "хабарик" можно будет снова подкурить. Или растереть каблуком, оставив о нём черноватое пятно с волокнами табака в качестве напоминания. Рапортовать он даже не дернулся, хотя должен был, по званию то. Но вот долгое время вообще без начальства знатно укрепила Бертрама в его независимости, что обычно именуется "незнанием устава" среди суровых сержантов, да и, как уже сказано, формы нет, довольства нет, даже толкового удостоверения нет - идите лесом, фрау подполковник.  Эта мысль неожиданно развеселила снайпера, так что он мощным усилием подавил ухмылку, заглушил смешок и сделал заинтересованное лицо и, всё-таки, встал тоже в строевую стойку.
Наглость Феликса бодрила снайпера, а начало службы с чего-то более весёлого, чем больничной палаты или серых стен уже почти неродной казармы, тем паче.
Фрост вдохнул свежий воздух, где еще витал чуть сладковатый запах "табака", тихо выдохнул и перенял эстафету.
- Насколько я могу опираться на полученные из компетентных источников сведения, наша цель вряд ли согласится пойти добровольно. Разумеется, упирающегося мы его не потащим... - на духу выпалил он и представил эту тумбочку ярости, кою представлял малорослый и квадротообразный Виттман и, таки, фыркнул, как бегемот в запруде. Но как оный бегемот Виттман и мог размазать. План быстро вырисовывался в истомившемся по такой работе мозгу, четко фокусируясь на задаче, словно отодвигая небольшую дымку опьянения. Что нужно, чтобы изъять полковника из его холостяцкого логова и допро...растормошить? Знатная встряска! Что для этого нужно сделать? Зайти и выйти. А как это сделать? А вот это уже план.

Эпизод завершен

Отредактировано Bertram Frost (2014-04-22 11:19:22)

0


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 07.10.17. Разгул немецкой души