По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 01.08.17. Резолюции второго принца


01.08.17. Резолюции второго принца

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 1 августа 17 года

2. Время старта: 09:00

3. Время окончания: 11:00

4. Погода: тепло и ясно

5. Персонажи: Шнайзель, Ренли, Канон

6. Место действия: Пендрагон

7. Игровая ситуация: Через 3 дня Ренли должен отбыть в 11 сектор с целью осмотра новой военной базы, а заодно изучить положение вещей на трудном китайском и российском фронтах. Шнайзель дает последние рекомендации и пожелания по вопросу своему младшему брату. Естественно, в присутствии своего верного помощника.

8. Текущая очередность: Шнайзель, Канон, Ренли

0

2

- Мне всегда казалось, Канон, что солдат - натура страстная. Ведь в нём в первую очередь речь идёт о пламенной любви к Отчизне, позволяющей поджигать чужие дома. И, более того, не говорить вещей вроде "мне всё равно", "я устал", "не хочу", - Шнайзель, удобно расположился в кресле за своим рабочим столом, в рабочем же кабинете, на одном из предпоследних этажей здания правительства СБИ. - Никогда не считал себя военным в узком понимании этого слова. Даже с диалектической точки зрения, подходя к вопросу философски, оружие - предмет разрушения, при этом служащий для созидания того, что называют "миром", правда, в последние века всё больше - "мира между державами", - Белый Принц слегка "поболтал" ручку, "закутанную" в мраморный корпус и с платиновым пером, прежде чем аккуратным, каллиграфическим почерком продолжит записывать в свой дневник (как любой государственный деятель, добившийся успехов, Его Императорское Высочество считал своей обязанность оставлять развёрнутые или же скупые сведения о своих ощущениях, планах и желаниях, как то и положено "мемуарам для потомков"). - Хмммм... "Военный присутствует там, где отсутствует так называемая человечность?"
Блондин было "приставил" кончик пера к бумаге, но так и не стал заполнять очередную страницу, с датой 01.08.17, после слов: "Утром запланирована встреча с Ренли ла Британния. Мой единокровный брат и кровный брат Кловиса ла Британния. Их матушка всё ещё пользуется большим уважением при дворе, и некоторым(?) расположением Императора, учитывая, что Кловис занимает пост губернатора Сектора 11, являющегося важным с точки зрения насыщения инфраструктурных мощностей СБИ сакурайдатом, а молодой, двадцатидвухлетний (2017г.), Ренли - уже адмирал. Если бы я мог позволить себе дать им наставление, и меня ограничили всего одним словом, пожалуй, было бы выбрано нечто восклицательное, пускай и расходящееся с моей натурой: "Повзрослейте!"
- Хмммм... "Военный присутствует там, где отсутствует так называемая человечность", - повторил британский принц. - Несколько фатовски, как думаешь? - гелиотропового цвета глаза принца остановились на лице ближайшего сподвижника. - Более чем в пору, тому отсутствующему, впрочем, мнению, что Императорская фамилия - Правящий Священной Британской Империей Дом - дом, подходящий для героев, - беззвучно "легла" озвученная фраза на страницу дневника, аккуратно выведенная рукой Его Высочества. - Ренли умеет оставлять после общения с ним приятное впечатление. Жалко, нельзя написать: "Ренли, чувствует себя во флоте, как рыба в воде, только не столь же нем... особенно, в отношении, видящегося ему его блестящим будущим, Имперского ВМФ", - Шнайзель отложил ручку, встал из-за стола и разгладил складки бело-фиолетового наряда, служащего ему официальным рабочим мундиром. - И, ещё более жалко, что нельзя написать почти скандальное, вдруг я издам их при жизни, лет через пятьдесят, что: "Ренли - хороший мальчик, в общем и целом, успешно принимающий участие в семейном деле. А грабёж - хоть мы и не мафия, но, всё же, аристократы, и это сицилийцы у нас позаимствовали, а не наоборот - дело семейное. Особенно, если "площадка добычи" - весь мир".
Белый Принц, после того, как аккуратно поправил свои блондинистые волосы, уложенные несколько часов назад всей братией из слуг и лакеев в его дворце, заложил ладони за спину, сцепив их в замок, и глянул на циферблат старинных часов, оценивая, сколько минут осталось до того, как его младший брат "узнает радость" "свободного социального общения со старшими".
- В дневниках эмигрировавшего после падения Российской Империи Великого Князя, осевшего в Пендрагоне, я прочитал об интересной традиции Британских островов, распространённой на нашей исторической Родине, - мужчина слабо улыбнулся. - Что жена подавала супругу на широком блюде, к одному из ужинов, вместо еды - одиноко лежащую шпору, намекая, что её средневековому господину, супругу и лорду, пора пополнить запасы кладовых - благородной войной, то есть - отправиться на милосердно-плодоносный север Франции, - принц убрал ладони из-за спины, стянул перчатки и осмотрел свои пальцы. Пустующие. В смысле - без обручального кольца. К тому же, ему ведь предстоит тепло поздороваться за руку с родным братом, когда тот явится. Почему бы не быть готовым заранее? - Когда Ренли станет чуть более блестящим, мгм, флотоводцем, и, возможно, государственным деятелем, не думаю, что это заставит себя ждать слишком долго при нынешнем положении дел, - ещё одна непримечательная, великосветская, не выражающая ничего, что происходит (или, наоборот, не происходит) на сердце у принца, улыбка. - Учитывая скорое прибавление в Секторах нашей страны, думаю, ему найдется неплохое генерал-губернаторское кресло, скажем, со сложной береговой линией, но большим пропускным потенциалом окружающих морских просторов, в той же Европе. Ему нужно будет жениться, к вящей Славе Священной Британской Империи, - Шнайзель чуть пожал плечами. - Стоит присмотреться к приятными собой, и отцовскими связями, итальянкам или испанскам, - чужие амбиции премьер-министру СБИ, особенно среди членов собственной семьи, через одного отличающихся "расстройствами" (то прекрасное ценят слишком высоко, то - отдых, то - месть, то - войну, то - гуманизм), очень даже нравились и вполне его устраивали. Только "подъём вверх" должен заканчиваться там, где будет вежливо указано. Например, браком с особой благородных кровей, но без королевских и императорских корней, что лишит её супруга права на престол. - Через год, стоит предложить Гвиневре подобрать подходящую благоверную для Ренли. Никто не скажет, что выбор Первой Принцессы для Четвёртого Принца - недостаточно хорош.

Отредактировано Schneizel el Britannia (2012-11-21 01:31:25)

+5

3

Мальдини расположился в кресле, находящемся по правую руку Его высочества, не менее удобно, чем сам принц за своим рабочим столом. Мебель в кабинете Премьер-министра вообще отличалась повышенной комфортностью — врочем, как и все, что Шнайзеля окружало. Се ля ви, как сказали бы эти еще пока незавоеванные лягушатники. Да, жизнь именно такова, какова она есть, поэтому Канон уселся еще поудобнее, слушая речь принца.

- Ваше высочество, твои мемуары определенно лягут в основу какого-нибудь методического пособия по воспитанию патриотизма у граждан нашей великой, несомненно, страны. С колоссальными купюрами, правда, — Канон машинально следил за движениями рук Его высочества. — Твои речи скорее подорвут боевой дух тех самых пылающих пожароопасной любовью к Очтизне, нежели толкнут на подвиги воимя оной, — он рассмеялся. — Неблагодарные потомки урежут твои мысли или, что еще хуже, выпотрошат их и сделают Твое высочество идейным лидером, коим тебе несомненно и надлежит быть. В свете этого считаю диалектику морально-этической панацеей Священной Британской Империи в частности и мира в целом, позволяющей находить положительные стороны там, где их, по мнению простых обывателей, незнакомых с Гегелем и Кантом, не было, нет и не будет.

Адьютант Его высочества улыбнулся и закинул ногу на ногу. Глазами он следил за Шнайзелем. Затем, следом за ним взглянул на атикварные часы, явлющие собою прекрасный функциональный элемент интерьера, радующий глаз и душу. Часы сообщали, что до прихода Его высочества Ренли оставались считанные минуты, отчего надо было сбрасывать с себя ту ленность, которая была позволена за закрытыми дверьми, и напускать на лицо серьзеное выражение, приличествущее — по мнению общественности — помощнику Премьер-министра.

- Не думаю, что Его высочество Ренли будет рад такой перспективе. Вернее сказать, он будет совсем не рад, — равнодушная улыбка. — Но если дело касается благополучия Священной Британской Империи, кто же будет спорить? Во вкусе Ее высочества Гвиневры сомнений не испытывает никто.

И верно, спорить и перечить не будет никто, ибо подобное деяние будет вплоне и в глазах многих походить на государственную измему. Се ля ви, как снова сказали бы те самые лягушатники, живущие на милосердно-плодородном севере Франции, о котором чуть ранее упоминал Его высочество.

Отредактировано Kanon Maldini (2012-11-21 10:41:07)

+1

4

Ренли не очень любил официальщину, но что поделаешь, он был принцем и положение обязывало. это не то, от чего можно отвертеться всерьез и надолго, если. конечно, не уйти в арктическую автономку. Увы, Ренли только что вернулся из таковой, так что  тут тоже было сложно что-то сделать. Даже Кэт не сопротивлялась, когда он приказал ей быть при полном параде, то есть идти во дворец с ним в парадном мундире с орденской планкой. Выглядело это не хуже чем рыцарские одеяния, а на взгляд Ренли - даже лучше. Возможно, он просто привык за прошедшие годы. Встреча со Шнайзелем обещала быть делом серьезным. Принц мог обычно в одно-два слова сформулировать отношение к большинству своей родни, остальное уже было бы просто подробностями. Но со Шнайзелем это не  работало. за каждым его словом скрывалось еще десяток невысказанных, каждый его план, как  русская игрушка "матрешка", содержал еще несколько планов внутри. И Ренли не раз задумывался - а какие планы включают в себя самого принца-адмирала? Допустим, считает ли его Шнайзель конкурентом в деле престолонаследия, и если да, то как намерен нейтрализовать? В неприкосновенность принцев Ренли давно не верил. Впрочем, Шнайзель явно способен на большее, чем простая ликвидация. Большое дело с минимумом затрат, вот его предполагаемый стиль. Именно предполагаемый - ничего категоричного в отношение него быть не могло, себе дороже выйдет. Пожалуй, наиболее оптимальным было быть хорошим адмиралом. В этом качестве Ренли нужен и не мешает. Вероятно. Правда, тут была проблема,  трон Ренли не волновал (по крайней мере, сейчас это одни нервы и проблемы), зато волновали двое родственников, в данный момент очень от такового далекие. Вот интересно, Шнайзель знает больше, чем  остальные? Все-таки пользуется большим доверием отца. который  точно знает больше всех об обстоятельствах смерти Марианны и высылки Лелуша и Наннали с их последующей предполагаемой гибелью... Правда, спрашивать Ренли не будет. Других дел хватает. А именно, на повестке дня отправка в Японию с перспективой надолго там застрять. И это хорошо. От метрополии далеко, к театру предполагаемых военных действия близко? а след его брата и сестры обрывается именно там.  Правда, там еще и Кловис, но черт с ним, это соседство Ренли как-нибудь переживет. Он будет рад обойти старшего брата, благо Кловис  отнюдь не Шнайзель, но ненависти к нему не испытывал никогда. Некоторую зависть - да. Но то дело прошлое - с тех пор Ренли многого достиг, причем  самостоятельно.

Хорошо что ни принц, ни его бессменная (уже десять лет как) телохранительница, адьютант и инструктор Кэтрин МакБрайд не слышали, о чем говорили Шнайзель и Канон. Женитьба однозначно не входила в ближайшие планы Ренли, ему было вечно не до этого, да и к противоположному полу относился спокойно. Девушки из хороший семей, конечно, на него нередко заглядывались, но это о них речь, не  о нем.  Да и не всякая девушка выдержит, если ее муж будет вечно отправляться в море, оставляя ее в неведение, вдова она, или все-таки пока нет. Будут явные попытки закрепить его на берегу, в итоге конфликт в семье, а то и вовсе роль Отелло (про более близкого по методам дворника Герасима принц не читал) по возвращении из плавания... Бррр. Лучше уж снова в Арктику. Кстати, многих, не знавших о истинных методах принца, удивляло, как тот ухитряется в своих плаваниях толком не загореть. Моряки-то догадывались, на каком типе корабля особо не позагораешь. Но эти ребята своих не сдают. А Ренли приложил более чем достаточно усилий, чтобы стать для них своим.

Время раздумий, между тем, кончилось - вот и кабинет Шнайзеля, почти на самом верху, разве что не на последнем этаже. Все, пора прекращать думать о ерунде,  время работать. Ренли вдохнул-выдохнул, поправил адмиральский мундир, и вошел:

- Доброе утро, брат. Я не опоздал? - Черта с два моряк, особенно подводник и ныряльщик, опоздает. Но мало ли.

+1

5

"А ты бы решился?.. Опаздывать, - Шнайзель добродушно улыбнулся Ренли, делая несколько шагов тому на встречу, протягивая правую ладонь для рукопожатия. - Для этого нужно обладать спазматической животностью нашего папаши, а у нас с тобой, братец, даже носы не фамильные, что уж говорить о характере? - фиолетовый взгляд принца задержался на мисс МакБрайд, которой, в отличие от брата, досталась искренне-дружелюбная улыбка. - Фундаментальный недостаток тех, кто меня окружает, это их свита. Даже если боевые офицеры. Ведь у них же есть уши, и дело не в предательстве, а том, что как беседа со мной за закрытыми дверями - ставит же автоматически на лбу "слушателя" перекрестье прицела разведки. Доверие-доверием, а пожалеть женщин, конечно, ни принц, ни граф, не собираются, - разобравшись с приветствиями, премьер-министр Священной Британской Империи отступил на пару шагов назад, делая вежливый жест, предлагая гостям располагаться, где им удобно. То есть, в целом, на диване и креслах вокруг столика у окна. - Это так грустно. Теперь самое-то - поплакать".
- Мы с графом Мальдини только что обсуждали... Гегеля, - Его Императорское Высочество вопросительно посмотрел на Канона. - Мне кажется, капля ума переполняет чашу терпения куда с большей вероятностью, чем какая-либо ещё, - блондин немного приподнял брови. - По крайне мере, не вижу иных причин к тому, чтобы этот человек написал что-то вроде: "Несчастный дух - первая формация самосознания в человеке". Тон обиженного безразличия, которым пользуются инфантильные подростки? - Шнайзель тихо вздохнул, аккуратно присаживаясь в одно из кресел у столика, педантично поправляя манжеты. - Я это к геокультурному вопросу Сектора 11 и Китая. Ты в курсе, Ренли, что китайцы неохотно осознают себя в истории - как народ, предпочитая - государство? Поднебесная. И это же, они перенесли на "Страну Восходящего Солнца" в культурном обмене немного тёмных веков, мне кажется. Этот порыв в Секторе 11 не утерян и спустя семь лет после их завоевания.
"Немного очевидно, конечно, и, думаю, общедоступно. Но парни из "Японского Фронта Освобождения" тоже не какие-то особенные, на самом деле, не слыхал, чтобы они ограбили банк спермы для личных нужд или в этом стиле... Так что - вот и посконщина".
- Если так можно выразиться, острый ум и узкие взгляды на то, какой должна быть их отошедшая в историю Япония - заменяет им колюще-режущее оружие, хотя они и пользуются найтмерами, произведёнными не без поддержки исторического соседа и собственных, сепаратистки настроенных, концернов внутри Сектора, - Шнайзель глянул на пустующий стол, за который предложил всем присесть, и чуть кивнул головой в сторону Канона, предлагая тому сделать вызов в пользу сотрудников из обслуживающего персонала Дома Правительства, чтобы те "изобразили" двум принцам утренний чай. - Не хочу отнимать ни вершка величия у тех, кто оккупировал Сектор 11, и тех, кто непосредственно отправлял в нём исполнительную и военную власть, однако наличие инсургентов - портит репутацию Кловиса, - упоминание брата-художника вызвало тёплую улыбку, на все сто процентов фальшивую, но исполненную так идеально, что она была даже лучше настоящей. - И беспокоит его матушку.
"А она - меня".
- И твою. Надеюсь, ты нанёс, после возвращения, визит и ей? - Белый Принц прикрыл глаза, глубоко вздыхая. - Мне бы не хотелось, чтобы оптимистические выводы Её Императорского, о её старшем сыне, как говорят при дворе, "делались сразу на выброс".
"Как инвестиции в Зимбабве прямо".
- Придворное общество, в выражениях, подходящих их "взбрыкнувшей робости", когда никто не стремится подводить их слова под "оскорбления Императорской Фамилии" не знает, где нужно остановиться, - взгляд принца прошёлся по наградам МакБрайд. - Да и тебе стоит уже, пусть и на политической, но не финансовой, периферии входить в политику, Ренли. В мир людей, где устраиваются и договариваются, а не принимают в коллектив. С весьма неопределённой иерархической соподчиненностью. Практика в этой сфере - надёжней самодельных умствований.
"Особенно из-подо льдов Арктики..."
- Дай красивый приём в честь своего прибытия, скажи важно-обещающие слова, играющие на примитивном механизме жадности, гордыни и жажды власти местных деятелей, которые, попав в поле действия политик СБИ, все стали притворно-одержимы бессмысленными словами о "Новой Родине" и "Новой Стране". Поздравь их там от моего имени, что у них прекрасно получается возводить здание британской цивилизации в Секторе 11, что его материальная база будет расширяться и пополняться, будут заложены новые небоскрёбы, заводы... школы и больницы? В конце концов, открой несколько на свои средства, чтобы задать тон местным богатеям. Немного шумихи в прессе об увеличении количества рабочих мест, привлечении британских специалистов в массовом порядке в связи с грамотным администрированием Сектора 11 Кловисом... Да и потом, это очевидно несколько уменьшит цифры в докладах разведки ЕС и КФ о том, каково же точное военное присутствие Британских ВС в Секторе. В гражданском перевезём под видом «работников...
"Или сделаем вид, что перевезли их туда. Дело такое. Нужно обсудить с Генштабом".
- Граф, мы можем чем-нибудь помочь Его Императорскому Высочеству?
О ком именно заботился Шнайзель, стараясь избавить Кловиса от "ярлыка" - "сосланного из дворцов в Сибирь "управленца", предлагая Ренли часть собственного (потому что чужого влияния во всей СБИ, фактически, для Премьер-Министра не было) влияния и финансовых потоков из "закромов" 70% сакурайдата в мире, да ещё подвязывая младшего брата в "чуть более известные личности"?

+2

6

Когда открылась дверь и на пороге появился Его Императорское высочество Четвертый принц Священной Британской Империи и адмирал флота оной империи же со своим адьютантом, Мальдини поднялся с дивана и отдал "дружественную" честь входящим как выражение личного уважения, отчего белая пелерина, коя покрывала плечи зеленого мундира генерала, колыхнулась — дай Боже здоровья тому скудному умом дизайнеру, кто додумался до такого; надо бы обвинить его в государственной измене, да все руки не доходят, занятые делами государственной важности, куда более важной, нежели эта чертова тряпка; можно уже радоваться хотя бы тому, что головной убор лежит где-то там у Шнайзеля в шкафу — окинул взглядом мисс МакБрайд и опустил руку. Он мило улыбался, да, являя всем свое доброе расположение духа, которое, можно было подумать, в присутствии Ренли ла Британия и его адьютанта стало еще добрее.

- Я бы сказал, Ваше высочество, — в присутствии посторонних, даже если эти посторонние были единокровными братьями и сестрами Второго принца и особами, весьма приближенными к его многочисленым родственникам, Мальдини всегда переходил исключительно на "Вы", оставляя их со Шнайзелем дружбу, прочно покоющуюся на фундаменте общих взглядов на довольно-таки прогнозируемое и предсказуемое бытие этого мира, в котором именно они и были основными двигателями каких-либо значимых событий, за ширмой вежливого официоза, который исподволь, неукоснительно и неизбежно направлял беседу в официально-сдержанное русло, лишая собеседников Его высочества права родственных уз, — что причиной большого ума является как раз тот самый "насчастный дух", чье томление, не давая покоя, толкает человека на интеллектувльное самосовершенствование, заставляя того отринуть душевную мягкость и проявления какой-либо иной добродели, кроме острого ума и точного расчета. В конце концов, он же и сказал "Такой пустоте, как добро ради добра, вообще нет места в живой действительности", что подводит нас к мысли о цене добра, его себестоимости и диаметре рационального зерна, содержащегося в нем.

Словив взгляд и легкий кивок Его высочества, Канон, который так и не сел, чеканно кивнул и тут же развернуся, чтобы в несколько шагов исчезнуть за дверью. Там, в необъятной приемной дежурила Мари, или Софи, или Амели — адьютант Второго принца никогда не пытался запомнить чье-либо имя, пока она написано на ламинированной табличке на груди — и отдал приказания насчет чая. Вернувшись, он неслышно прикрыл за собой дверь, ловя только лишь окончание речи Его высочества и вопрос, ему адресованный.

- Полагаю, Ваше высочество, — наспешно подходя к столику у мягких диванов, — нелишним для Его Императорского высочества окажется некоторая материальная помощь, выраженная... скажем, в инвестировании какого-либо жеста доброй воли, свидетельствующего в пользу нашей добродетели — в общепринятом смысле этого слова, а вовсе не узкофилосовском, конечно же. И наши связи с правительством Китайской Федерации, потребуйся Его высочеству их помощь — любого порядка.

Дверь за его спиной распахнулась, и Мари, или Софи, или Амели вкатила сервировочный столик, с серебрянным заварочным чайником и чайным сервизом китайского фарфора, а также блюдами приличного размера, накрытыми полированными до блеска колпаками. Заученными, отточенными движениями она принялась разливать чай по полупрозрачным — до того тонким и изящным — чашкам.

Отредактировано Kanon Maldini (2012-11-22 20:53:02)

+1

7

Принц пожал руку, постарался настроиться на философский лад и вспомнить, что за тип был этот Гегель. Философия не числилась в числе его любимых предметов, хотя полным невеждой Ренли в этом деле не был. Но нашел, что ответить:

- Пожалуй. На каком-то этапе интеллект качественно расширяет кругозор. Как переход от понимания тактики к познанию стратегии. Вот тогда-то все и начинается. - Присел за столик, Кэтрин заняла позицию на диване. Она не любила такие разговоры, зато отлично умела молчать, слушать и не распространять услышанное далее. Именно поэтому Ренли брал ее и на такие встречи. Что бы там об их взаимоотношениях ни думали, Макбрайд делала свое дело отлично  и награждалась исключительно по заслугам.

- Уже да. Обложился книгами и пытаюсь немного разобраться в населении региона. А еще у них порой ксенофобия достигает  абсурда... Например, они не едят молочные продукты только потому, что не хотят ничего общего иметь со степными кочевниками, от которых построили свою знаменитую стену... Ни на что, кроме привлечения туристов не годную, кстати. - Усмехнулся принц. Даже при  невероятной численности китайского народа обеспечить стене мало-мальскую эффективность они не смогли, и ведь явно не все там были идиоты... Впору заподозрить, что кто-то просто получил большой  откат за счет ее строительства или озолотился на воровстве кирпичей в его процессе. Кочевники, вероятно, просто посмеялись и развлекались стрельбой из лука по строителям или писанием неприличных надписей на стене, если среди них были грамотные.

- К тому же, эти черты закреплены долговременной естественной изоляцией, когда они плавали в другие страны  исключительно по своей воле, а завоевателям оттуда не давали закрепиться... То есть всем, кроме нас. - Перешел он к делу, - Да, этого им хватило на семь лет, и судя по тому что я знаю, может хватить еще надолго. Это  приводит к выводу, что это явление не исчезнет под мягким влиянием нашей культуры и руководства, если не принять серьезные целенаправленные меры. Которые мы и примем.

Действительно, судя по всему, руководство сектора последовательно  старалось поддержать ситуацию на нужном уровне, не пытаясь копать глубже. Увы, выяснилось что  сия болезнь в Японии так не лечится. Надо приложить силы и выдрать корень зла, только бы его найти сначала.  Например, эти самые концерны. Такая мафия хуже любой другой зачастую. За семь лет могли бы  и выкорчевать, попытаться хоть. На упоминание матери кивнул:

- Конечно. Я не слишком долго бываю здесь, так что  никогда не игнорирую семью. - Действительно, на свою родню Ренли всегда выкраивал время, даже если это стоило ему сна и отдыха в итоге, так как в положенное для них время он доделывал дела. Мать может и любила Кловиса больше, но и Ренли был ее сыном, так что она была рада знать, что у него все хорошо и пока что он не утонул. Как и сам принц скучал по матери, братьям и сестрам. С отцом в общем-то отношения были нормальные, но не особо душевные. Впрочем, отец в свое время  дал ему возможность стать флотоводцем, и за это принц был ему более чем благодарен.

Ренли спокойно выслушал про политику и двор, согласно кивнул - ничего не поделаешь, положение обязывает в это все лезть, и одиннадцатый сектор, где Ренли будет зажат между братом, террористами, враждебными государствами и черт-те чем еще, станет хорошей тренировкой. Поэтому как раз слушая о предполагаемых мерах, был куда внимательнее, тут уже дошло до реальных мер, каждую идею Шнайзеля он в уме раскладывал в контексте практического исполнения. Приемы и речи. Холошо, флот к произведению впечатления всегда готов, языком потрепать на благо родины он сможет. Надо только внимательно изучить обстановку, чтобы влить в демагогию каплю практического смысла. А там можно и пообещать всякое, и Кловиса похвалить, так как самого себя еще не за что. Строительство - опять же изучать обстановку и возможности. А мысль верная, все-таки построить что-то мирное - вполне способ отвлечь общественность от усовершенствования  военных баз и всего прочего. Завод и вовсе дело беспроигрышное, можно как раз  Уоллеру подкинуть идею по развитию производства на периферии, а то вечно подкатывает к морским ведомствам с просьбами  подкинуть заказ или там помочь с расширением во имя военно-морской мощи. Вот и будет ему кое-что, впрочем, за это придется капиталистической акуле (а это из какой книги? Все-таки сравнивать дельца с акулой оскорбление... для акулы) выложиться по полной, и не из-за злобности Ренли, а в силу  исключительно  стратегической необходимости. В общем, Шнайзель мог заметить, что у принца уже есть мысли, часть которых он и озвучил, начав с конца, то есть усиления войск:

- Да, работников, к примеру, министерства Сельского хозяйства, а найтмеры под видом комбайнов, сеялок и всего такого пойдут. Это я серьезно, мне действительно не помешает некоторое количество машин, нигде не фигурирующих. - Кивнул на папку, которую притащил, - Это есть в анализе  уязвимости для наших десантов русского побережья. Помнишь, я докладывал полгода назад о проекте  оборудования подводного вождения для наземных машин? Сейчас мы уже можем заняться практической доводкой,  в секторе есть где этим заняться. Так, прошу прощения, я опять съехал на войну, а с этим я все-таки могу справляться. Проблема в другом. Я знаю, как проконтролировать строительство порта, военной базы или завода, но со школами и больницами сложнее. Нужен спец или даже пара по управлению такими вещами и экономике мирного времени. Или ориентировка, где их взять в секторе.

Между тем  им принесли чай и можно было немного прерваться.

+2

8

"Если задуматься, то наиболее последовательный культ предков, как страны, воплощён как раз теми самыми китайцами, - Шнайзель осторожно поднял хрупкий фарфор кружки со столика, поднося чашку к губам, в очередной раз смотря на лейтенанта МакБрайд. - Более того, Старшие Евнухи очень даже правы в том, что хотят стать британцами. Это нормально, и даже в чём-то прекрасно, пасть от руки победителя или вообще перейти в его лагерь. Европейцам или британцам в этом смысле хвалиться особенно так же нечем, учитывая исторические моменты с, скажем, переходом конницы от одного короля к другому прямо в ходе боя... всего-то за большую плату, - пригубив чаю, Его Императорское Высочество, продолжал всё так же внимательно, хотя и без какого-либо выражения в глазах, смотреть на спутницу Ренли. - Последние несколько лет эта женщина выглядит, как проблема. Интересно, кто-нибудь ещё на это обращает внимание? - Белый Принц, наконец, оторвался от созерцания верноподданной Британской короны, обратив взор на графа Мальдини. - Это и есть паранойя властвующего. Когда нельзя подавить сомнения в человеке, в его готовности умереть по твоему слову не только за "близкого командира", а, в целом, на благо Родины, и тебя, как одного из её правителей, со-правителей... хм... управляющих, что ж, - Премьер-Министр вежливо улыбнулся Канону, немного приподнимая брови, словно осведомляясь у адъютант, как тот находит чай, за приготовлением которого, судя по времени отсутствия, активно наблюдал. - Итак, чаёк должен настроить на более тёплую, менее официальную, беседу".
Блондин поднял левую руку к горлу, немного, буквально на полсантиметра, отодвинув от шеи белый шарф, следом расстегнул на своём фиолетовом... кафтане (?) внутреннюю, не видимую магнитную застёжку, самую верхнюю, стараясь придать ситуации максимально приближенный к неформальности вид. По крайне мере, со своей стороны, и насколько позволительно, чтобы не оскорбить высоких чувств молодого адмирала.
"Нет, ну, если между нами... Эта Китайская Федерация... Вообще, мгм. Ах, политика, это как то дерьмо с оргией в твоём чулане, обязательно один голый ...ный идиот выбежит с криком: "Ой, у нас кончились взбитые сливки, а ...а Мэнди ещё недостаточно"... Ну да вы знаете, что там дальше говорят про малютку Мэнди, - Шнайзель вежливо улыбнулся Четвёртому Принцу, слегка склоняя голову в адрес того, отмечая и одобряя высказывания по поводу "найтмеров под видом комбайнов" и "нигде не фигурирующих резервов". - Стоит на секунду заменить чулан на Сектор 11, обнажённого альфа-самца на Китайскую Федерацию, а оргию на "круглый стол по вопросам поддержания разнообразия морской жизни за пределами действия национальной юрисдикции"... и никому уже не будет так весело, словно родители пришли слишком рано домой с утренника твоего младшего брата и застали тебя с участниками гейского пешего марша "Вместе против рака простаты". Ах, политика, даже в иносказательном варианте выглядит грязным делом, ага".
- Надеюсь, Ренли, что у твоих подчинённых столько же времени, только поводы приятней, для встречи с родными, когда они возвращаются на Родину. Мисс МакБрайд? - обратился за подтверждением или отрицанием своего высказывания к женщине Его Высочество. "Правда, состояние её родителей меня волнует не больше, чем как звали соседа по косяку того старого и матёрого тунца, которого позавчера выловили отчаянные парни на рыболовецком судне в Японском море... Но всё таки, по идее, это должно позволить и ей немного поговорить. Стоит уважать нянек своих братьев, - блондин прикрыл глаза, чуть удобней устраиваясь в кресле. - Особенно если им не доверяешь, как выяснилось, хо-хо... Ага, хо-хо".
- Кстати, о семье, Ренли, - Белый Принц задумчиво улыбнулся. - Думаю, для тебя это может оказаться полезным, как раз касательно слов графа Мальдини о поддержке Китайской Федерации. Его Высочество ю Британния, вероятно, станет Императором Китая, - для Шнайзеля нынешнее положение в КФ было почти "подарком судьбы". С одной стороны, старые евнухи, явно привыкшие к своему чисто олигархическому управлению, не горели желанием обретать через несколько лет активно подавляющего их лидера, какого-нибудь жениха Императрицы, выдвинутого чьего-то сына из своих, соответственно с новым витком подковёрной клановой войны, с другой стороны для них было очевидно, что оставаться в нынешнем положении, как они правят теперь, слишком долго, при наличии агрессивных соседей, беспокойной Индии, им так же нет никакой возможности, т.к., скажем, с харизматическим лидером, взявшим на себе отсоединение последней от КФ или получение большей автономии в управлении, они не смогут играть на одном, чисто политическом, поле, без выхода конфликта в открытую войну. - Не слышал, чтобы Одиссей коллекционировал замки, или же, к примеру, целые города, как Гвиневра, но достойный подарок по такому случаю стоит выбирать заранее. Когда ты последний раз видел отца, Ренли? - немного резко сменил внутри темы - тему же, блондин.

Отредактировано Schneizel el Britannia (2012-12-03 00:48:04)

+2

9

- Если Ваше высочество позволит, — обратился он к принцу Ренли, — я подберу для вас парочку специалистов по строительству гражданских объектов. Не слишком известные в Империи имена, думаю, для Сектора 11 будут в самый раз.

Пока Мари (Мальдини все же решил звать ее для себя Мари, потому что перебирать десяток имен всякий раз было делом монотонным и утомительным) разливала чай, он стоял в шаге от девушки и наблюдал за ее действиями. Ему всегда было интересно, нервничает ли обслуга в присутствии особ монаршей крови? (А здесь таких было даже две.) Но по поведению понять было невозможно — обслуга всегда была предельно умела, аккуратна и вышколена. Вот и гадай. Гадать также приходилось и откуда они берут такие крошечные печенюшки, которые оказались на блюдах — всех форм и цветов, но колоссально маленькие. Они словно бы отражают политику государства в отношении гражданских дотаций в военное время.

Поддерживая инициативу Его высочества о некоторой неформальности "семейной" встречи, Мальдини присел в кресло у столика — между Шнайзелем и мисс МакБрайд, дабы не мешать братьям общаться. Взяв чашку и отпив, он вернул ее на место, параллельно возвращая Его высочеству улыбку — чудный чай, конечно же, иначе и быть не может.

- Боюсь, при работе лейтенант-коммандера у нее на семью остается не много времени, — он улыбнулся женщине.

А затем, чтобы дать принцам возможность спокойно пообщаться о делах семейных (Ну а вдруг?) и немного развлечь мисс МакБрайд, он негромко продолжил, поворачиваясь к ней.
- Вы не скучаете по дому во время всех этих чертовски долгих плаваний? — Канон снова поднял со стола чашку и отпил еще чаю.

+1

10

Габриэлла Британская со Шнайзелем бы согласилась в отношении МакБрайд, пусть и по менее рациональным причинам. Она считала что в качестве  приближенной к ее сыну и ответственной за его безопасность  особы Ренли мог бы и кого-то повыше родом и приятней манерами подобрать, а если уж с этим совсем никак - то хотя бы держать простолюдинку на расстоянии и уж точно не таскать с собой во дворец. Увы, Ренли был упрям более чем достаточно для того, чтобы отстоять свое право на выбор в этом вопросе, да и несомненный профессионализм и сдержанность Кэтрин были некоторым доводом в ее пользу. В итоге все оставалось как есть уже десять лет. Лейтенант-коммандер МакБрайд верно служила своему принцу и адмиралу и ни он, ни она не собирались это менять, служа Священной Британской Империи вместе. А сейчас они вместе пили чай. То есть, если быть точным, Кэтрин с расчетом истинного бойца  взяла чашку аккуратно после Шнайзеля и Ренли. С Каноном получилось примерно одновременно. Ренли пока  прикрыл официальную часть, поблагодарив Канона:

- Спасибо. Профессионализм важнее известности, - не хотелось бы чтобы построенное под моим руководством развалилось еще на моей памяти - а с этим, думаю, все будет в порядке. - И собирался перейти к вопросу об отпусках для бойцов, но поскольку Шнайзель обратился к Кэтрин, то она и ответила:

- Конечно, Ваше высочество. - Ответила она, - Если отбросить эмоции, это хорошо сказывается на моральном состоянии бойцов, напоминая им о том, что и кого они защищают - наш общий дом, Британскую Империю, и ее народ, в числе которого и их семьи.И Его высочество об этом никогда не забывал.

Повернулась к Канону, спросившему ее о семье. Если так посмотреть, она вряд ли кому об этом скажет, но семья у нее куда больше, чем может показаться. Помимо родителей и братьев с сестрами, у нее есть ее бойцы... И ее принц. Помнится, она злилась, когда ее приписали к пареньку,  который по возрасту соответствовал самому младшему из ее братьев... Но в итоге это-то и помогло. Пусть и "Его Высочество", но Ренли был нормальным ребенком и МакБрайд, умевшая ладить с детьми (спасибо братьям и сестрам), сумела поладить и с ним. Любовь принца к морю и несомненные таланты моряка довершили дело, да и он сам понял, что может доверять хмурого вида девице, которая таскалась за ним, высматривая опасность. Причем вполне реальную, как выяснилось потом... Уж она-то знала, чего стоило Ренли делать на людях спокойное лицо, одновременно думая о сестренке, прикованной отныне к инвалидному креслу, ведь от нее он этого не скрывал. Доверие с тех пор было в их отношениях главным - пусть Кэтрин и стала менее хмурой а Ренли давно уже не мальчик. Женщина улыбнулась:

- Все моряки скучают по дому, находясь в море, и по морю, если задержатся на суше. Но тем радостнее встреча в итоге.

Ренли между тем выслушал  новую информацию и допустил на лицо удивление, попытавшись представить будущую супружескую чету. Ясное дело, династический брак есть династический брак и радоваться надо, что его чаша сия миновала. В конце концов, Одиссей человек хороший и вовсе не  сексуальный маньяк, специализирующийся на маленьких девочках. Так что не самый плохой вариант для  китайской императрицы, скорее даже куда лучше, чем  то, что ей могут предложить поголовно продажные евнухи (которые, впрочем, как раз, вероятно, и решили продать британцам Китай с Тянь-Цзы в виде бонуса и какой-никакой гарантии сделки). Но все-таки как-то оно не того. И очень хорошо, что к Ренли с чем-то таким не пристали. Простой брак по расчету с девушкой примерно своего круга и возраста еще полбеды, но такое... Еще ведь вопрос, как нареченная будет относиться. Вполне может возненавидеть и даже капнуть чего-нибудь в чай или там в первую же брачную ночь попытаться булавкой продырявить сонную артерию. Хотя нет, это все-таки уже  перебор, но  попытка избавиться от навязанного муженька вполне возможна. Или того хуже, сама на себя руки наложит и будет грех на совести, а все будут считать что ты  ее и довел. Прелесть просто. Надо предупредить Одиссея чтобы поосторожнее был, что ли...

- Можно только пожелать, чтобы невеста в ближайшие годы все-таки стала напоминать  жену Одиссея, а не его дочь. - Иронически усмехнулся принц, -  Впрочем, неплохой путь решения китайского вопроса, если избежать проблем до свадьбы хотя бы. Отец? Последний раз мы виделись перед тем как я отправился в это плавание. Честно сказать, встреча была довольно короткой.

Действительно, как-то в последнее время встречи отца со своими детьми не отличались особой частотой. Ренли, допустим. не страдал из-за этого. Но в целом этот смотрелось немного странно, что ли. Хотя это могло быть и просто контрастом между фактом  любвеобильности Императора и теперешней ситуацией, а на деле все люди  постепенно стареют и интересы их меняются. Тем не менее, Ренли не смог бы уверенно сказать, на что сменились интересы отца.

Эпизод завершён

+3


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 01.08.17. Резолюции второго принца