Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 01.10.17. Love & Duty


01.10.17. Love & Duty

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата: 01.10.2017.
2. Время старта: 12:00 AM.
3. Время окончания: 14:00 AM.
4. Погода: +22 градуса по Цельсию.
5. Персонажи: Корнелия ли Британия, Гилфорд, Шнайзель
6. Место действия: Сектор 15, Тель-Авив.
7. Игровая ситуация: Собрав своих рыцарей, Корнелия старается решить - принять ли ей решение старшего брата, или предъявить ему жёсткий ультиматум. После оглашения в СМИ новости о браке Юфемии Британской с сыном Ганнибала Боты, принцесса не находит себе места от злости и бессильного желания понять что же всё-таки задумал её брат Шнайзель.
8. Текущая очередность: Корнелия ли Британия, Гилфорд.

0

2

Весь день первого октября Корнелия ли Британия пребывала к достаточно поганом настроении. И виной всему - вчерашние новости. Конечно, принцесса уже успела отойти от шока, в который её повергло известие о свадьбе двух британских принцесс с новыми "союзниками" из ЮАР, но её всё ещё трясло от мысли, что Юфемия стала очередной марионеткой в интригах Шнайзеля. Корнелия не всегда понимала своего брата и предоставляла политические  решения ему, целиком сосредотачиваясь на войне. Что-ж, не каждая война выигрывается на поле боя, это принцесса была готова призрать. Но вот только, стоил ли союз с Южно Африканской Республикой, страной, которую Корнелия была готова завоевать по приказу своего брата, того, чтобы приносить в жертву будущее малышки Юфи... Нет, определённо не стоил.
"Нет, я, конечно, всё понимаю, но продавать мою младшую сестру, как шлюху этому неотёсанному африканеру... Ты слишком далеко зашёл в своих интригах, брат. Почему ты не позволил мне разбить Ганнибала Боту на поле боя? Почему ты отдал ему Юфи? Какие ещё коварные планы ты вынашиваешь за моей спиной, брат?!"
Мрачные мысли не давали принцессе покоя. Она едва сдерживала желание начать переброску британских армий для вторжения в ЮАР, ведь она могла завоевать эту страну. Достаточно было просто отдать приказ...
-...хотела бы я знать, что задумал мой брат. Вот только, мне не даёт покоя то, что он предпочёл продать мою сестру африканерам, вместо того, чтобы позволить мне завоевать ЮАР. Хорошо, что рядом есть ты, мой рыцарь Гилфорд, - произнесла она, опустившись в мягкое кресло напротив огромного плазменного экрана. Вскоре, на нём появится лицо принца Шнайзеля. Что-ж, во всей Британии она могла довериться только Копью Империи, двум своим генералам и Гластонским Рыцарям. Поступок брата Корнелия считала предательством...
- Что-ж, я предоставлю ему шанс объясниться, - решительно заявила принцесса, опустив руки на подлокотники. Закинув ногу на ногу, она гордо выпрямила спину и приготовилась посмотреть брату в глаза.

Шнайзель понимал, что рано или поздно ему придётся иметь дело с Корнелией. Она будет зла, но теперь, когда всё уже было сделано, она ничем не сможет ему помешать. Осталось только улыбнуться, выглядеть виноватым и показать, как тяжело ему далось это решение. Когда на экране появилось изображение сестры, он так и сделал. Улыбнувшись он начал диалог.
"Здравствуй, сестра. Рад видеть тебя в добром здравии. Прежде всего позволь поздравить тебя с блестящей победой. Могу я узнать, зачем ты пожелала меня видеть?"

- Приветствую, брат мой, - ответила принцесса, - я хотела видеть тебя, чтобы получить ответ на вопрос - почему ты решил отдать Юфи этому... - Корнелия поморщилась, - бородатому подобию на человека?

"Поверь, сестра, я искренне сожалею о том, что до этого дошло."
Шнайзель старался как мог, чтобы выражение лица соответствовало словам.
"Но интересы государства выше семейных интересов и, не смотря на всю ту любовь, что я питаю к нашей дорогой сестре, мне пришлось сделать её частью договора. Взамен Британия получит верную армию, приток ресурсов и всю Африку. Моё сердце обливается кровью, но ради того, чтобы выиграть войну, мне пришлось это сделать."

- Нет, - отрезала принцесса, - я могла бы выиграть эту войну, поставить ЮАР на колени, завоевать её так же, как пятнадцатый сектор. Тебе достаточно было приказать мне.

"О, да, завоёвывать ты умеешь, сестра. Но, скажи мне, какми образом ты собираешься удерживать пятнадцатый сектор, пока ты завоёвуешь Африку? Какими силами ты собираешься сражаться с войсками ЮАР, аборигенами и наступающими с тыла европейцами? Какими силами ты собираешься удерживать целый континент? Нет, сестра, ты талантливый военачальник, но если бы я послал тебя в Африку, мы бы проиграли войну."

- Я могла бы оставить Далтона во главе армии пятнадцатого сектора, - поморщилась Валькирия, - я всегда верила тебе, брат. Воевала за тебя и уже потом - за Британию. Но скажи мне неужели и я всего лишь инструмент твоих руках? Неужели я заслужила то, что мой возлюбленный брат продёт малышку Юфи, как обычную шлюху?

"Нет, любимая сестра, ты никогда не была для меня инструментом. Как не является инструментом ни одна из моих сестёр и ни один из моих братьев. Я люблю вас всем сердцем, но так же я люблю и Британию. У нас есть обязательства перед людьми. Я не могу отказаться от своего долга перед страной, даже ради семьи. Но я не продавал её. Я лично отправлюсь туда вместе с нашей любимой сестрой. Я сделаю всё возможное, чтобы она ни в чём не нуждалась."

- Я... - Корнелия постепенно поддавалась очарованию и лести своего брата, - прости, что сорвалась на тебя. Но мне трудно принять то, что малышка Юфи... Она не готова. Могу ли я увидеть её прежде чем девочка исполнит свой долг перед Британией?

"Я понимаю, сестра. Тебе сейчас и так непросто. Конечно, ты можешь её увидеть. Если ты сможешь доверить своим людям удерживать пятнадцатый сектор без тебя какое-то время, ты можешь навестить её. Будут ли ещё какие-то желания у моей любимой сестры?"

- Я и так отняла достаточно много твоего времени, брат, - Корнелия выдавила улыбку, - нас обоих ждут дела... Единственное, о чём я хотела бы попросить тебя - в следующий раз я должна быть первой, кто узнает о подобных делах. Неужели я давала тебе повод усомниться в моей верности?

"Ни единого, дорогая сестра. Но каждый должен делать делать то, что умеет делать лучше всех. Я оставлю тебе покорение врагов Британии, с тобой в этом никто не сравниться. А политику оставь мне и верь в меня. Я сделаю всё, что в моих силах. До встречи, сестра."

- До встречи, брат, - всё ещё холодно простилась с ним принцесса. Когда экран погас, Валькирия обернулась к своему рыцарю, - что скажешь, мой рыцарь Гилфорд?

0

3

Переход ботовской ЮАР под протекторат империи было неожиданностью для Гилфорда. Впрочем как и для всего мира. А вот цена за этот союз не был для него неожиданностью. Личный рыцарь принцессы понимал рано или поздно, это должно было случится. Конечно, национальность жениха его не волновала. А вот использовать как товар для сделки собственную сестру, он считал недостойным поступком. Шнайзель по его мнению  был таким же лицемером и лжецом, как большинство аристократов. Разве что, лучше надевал маски. И был намного умнее. Но рыцарь никогда этого не говорил Корнелии. Все-таки тот был её любимым братом. Впрочем он был уверен, что она сама это поймет. Оправившись от шока принцесса решила связаться с премьер-министром. Копьё империи находился по правую руку от Корнелии, во время её разговора с Шнайзелем. Когда разговор был закончен, принцесса к своему рыцарю.
- Скажу то, что его превосходительство без сомнений умный и дальновидный политик, - начал Гилфорд. - Который, решил завоевать Африканский континент руками Боты и его буров. Вы знаете как я отношусь к политическим бракам. Если вы спросите меня, стоит ли принцесса Юфемия этого договора, я скажу нет. - рыцарь сделал паузу, что бы поправить очки. Его высочество Шнайзель даже не спросил вашего мнения по этому вопросу. А просто поставил вас перед фактом. После этого вы все ещё доверяете ему?
Сейчас, копьё империи больше всего боялся сделать ещё больнее своей принцессе. Но он считал, что должен был задать ей этот вопрос. Будущее принцессы Юфемии тоже его волновала. Она очень важна для Корнелии. А значит и для её рыцаря.

Отредактировано Sir Gilford (2014-02-19 17:53:33)

+2

4

- Избавь меня от лести, сэр Гилфорд, - устало вздохнула принцесса, зарывшись пальцами в фиолетовые волосы, - ты не хуже меня знает, что мы могли бы завоевать ЮАР, а Шнайзель отнял не только будущее моей младшей сестры, но и нашу боевую славу, предоставив войну каким-то африканерам. Неужели, он доверяет Ганнибалу Боте больше, чем мне...
Все эти мысле не укладывались в голове Корнелии. Во-первых, она не могла поверить в коварство брата, которым всегда восхищалась как талантливым политиком, но не коварным интриганом. Теперь, она уже не была уверена. И злило принцессу даже не то, что Шнайзель приготовил для Юфемии договорной брак - девочка так или иначе была обречена на это. Но выдавать одну из наследниц британского престола за африканера, этого Корнелия не сможет простить. Ведь эти неотёсанные варвары должны были стать очередными "номерами" на карте великой Британии.
- Последнее время я не понимаю своего брата, - произнесла девушка в пурпурном с золотом мундире, - он не позволил мне разбить Штерна на Ближнем Востоке, а теперь лишает возможности завоевать ЮАР...
С этими скорбными словами, принцесса поднялась с кресла и отошла к окну, обхватив локти. На улице стояла обыкновенная для Тель Авива засушливая жара и только редкие облака временами скрывали палящее солнце. Корнелия ненавидела эту страну. Горячий песок, немытых людей, которые бросали испуганные глаза вслед проносящимся по пыльным улицам британским найтмерам. Пятнадцатый Сектор, всего лишь очередная победа, очередной шаг на пути к завоеванию всего мира, как этого хотел Отец. Вот только Шнайзель оступился. Сошёл с этого пути...
- Я всегда верила ему, - мрачно вымолвила принцесса, - стоит ли мне отворачиваться от брата теперь...

Отредактировано Cornelia li Britannia (2014-02-19 18:59:36)

+1

5

Гилфорд был согласен принцессой. У него не было сомнений в том, что они завоевали бы ЮАР. Но Шнайзель решил иначе. Лишив их воинской славы. Что-либо сказать по этому поводу бессмысленно.
Неужели, он доверяет Ганнибалу Боте больше, чем мне... - на это он хотел было, что-то сказать, но решил не спешить. В то время как Корнелию волновала то, что её сестру выдают за не британца. Гилфорда волновало планы второго принца. Не пытается ли он избавится от предполагаемых наследников на престол.
- Видимо для этого союза, его превосходительство и не дал вам разбить Штерна, - начал говорить рыцарь, когда принцесса отошла к окну. - Ведь именно после того как Бота и Штерн сцепились, отношения ЮАР с Евросоюзом начали портиться. Вам не кажется это странным? - копьё империи понимал, что такие намеки могут для него плохо кончится. Но молчать было бы неправильным. А если бы Корнелия спросила бы его, "сошел ли Шнайзель с пути их отца", то он бы ответил "c какого пути". Он давно потерял веру в императора. Впрочем как и многие в империи.
- Его высочество, Шнайзель эль Британия первым отвернулся от вас.

+1

6

"Отвернулся?! Что же ты говоришь, мой рыцарь Гилфорд?! Он не мог отвернуться от меня, ведь брат Шнайзель всегда заботился о благе для Британии и даже сейчас, я уверена, его поступкам есть оправдание!"
Корнелия вздрогнула, от чего её груди соблазнительно качнулись. В глазах принцессы всего на мгновение появилась нерешительность, но она немедленно взяла себя  вруки. Британская Валькирия не имела права показывать свою слабость тем, кто поклялся умирать за неё. Ведь сэр Гилфорд преклонил своё колено перед девушкой, которая приносила Британии победу за победой, сражаясь в авангарде своего войска. Перед принцессой, ставшей символом победы для британских солдат на полях сражений по всему миру.
"Ты не увидишь меня слабой, сэр Гилфорд."
- Даже если это так, - решительно произнесла Корнелия, - мне ещё предстоит выиграть войну, - принцесса нахмурилась, - как ты думаешь, мой рыцарь Гилфорд, быть может нам стоит начать подготовку армии для вторжения в ЮАР, чтобы доказать Шнайзелю мою решимость поставить африканеров на колени огнём и мечом?
Это было безрассудством, начиная от того, что армия бородатых варваров наверняка была готова к чему-то подобному. У них были ресурсы, были (чего греха таить) профессиональные солдаты и опытные офицеры. Всё-таки, Южно Африканская Республика - это не Ближневосточная Федерация, где Корнелии удался британский блитцкриг. Если бы не союзники из ЕС, то Сектор Пятнадцать был бы завоёван намного быстрее. Теперь, на очереди Турция, поворачивать армию в сторону ЮАР было бы неразумно и принцесса понимала это. К тому же, для высадки ей потребуется флот...
- Или достаточно будет демонстрации нашей силы, - задумчиво предположила девушка с фиалковыми волосами, - если мы нанесём поражение турецкой армии, то нам откроется птацдарм для вторжения в Россию. Но с каждой победой я буду всё дальше от ЮАР и проклятого генерала Боты...
Последние слова были сказаны едва ли не сокрушённо. В прочем, Корнелия была исполнена решимости довести начатое дело до конца и, для начала, избавиться от остатков армии Ближневосточной Федерации.

+1

7

Гилфорд заметил как качнулись груди его принцессы. Он невольно задержал взгляд. Но рыцарь быстро взял себя в руки. Он не может такого себе позволить. Корнелия не заметила его взгляда. Богиню победы хотела завоевать ЮАР. Рыцарь понимал, что Шнайзель прав. Они бы поставили под удар пятнадцатый сектор. В случае вторжения в Южную Африку. Принцесса и сама понимала это.   
- Думаю, что демонстрации будет достаточно. - спокойно произнес Гилфорд. - Мы разгромим турецкую армию, в этом нет сомнений. Давно утратившую право называться империей, Россию мы тоже завоюем. - тут он сделал паузу. - Если конечно его превосходительство, не решит и с ними, как с ЮАР договориться. - тут Гилфорд замолчал. Корнелии явно не понравились эти слова.
- Но если вы решите идти на ЮАР, то с вами пойдут все верные вам офицеры и солдаты. Как и ваш верный рыцарь и...  друг. - подледное слово было сказано не уверенно.

Отредактировано Sir Gilford (2014-02-25 01:12:55)

+1

8

"Он не посмеет, - пальцы принцессы впились в рукоять ганблэйда*, - вырвать эту победу из моих рук. Это уже слишком, даже для Шнайзеля."
Взгляд принцессы смягчился, когда Гилфорд напомнил ей о том, что готов поддержать её не только, как верный рыцарь, но как друг, что говорило о том, что эти слова были произнесены Копьём Империи от чистого сердца. Да, именно Гилфорд поддержал её после убийства императрицы Марианны, он помог валькирии расправить крылья над полем боя.
- Гилфорд, - прошептала Корнелия, - ты клялся говорить мне горькую правду в глаза, а не утешать меня...
Ведь последствия высадки в ЮАР будут катастрофическими. Потери среди личного состава, сотни уничтоженных найтмеров, тысячи убитых солдат и офицеров. Слишком высока была цена самолюбия Корнелии ли Британия.
- Ты помнишь, чем закончилась наша последняя встреча с генералом Ботой на поле боя, - мрачно напомнила принцесса, - нашим подразделениям навязали уличный бой и уничтожили. Не говоря о том, что в довершении ко всему, Ганнибал Бота, командуя двумя роботизированными батальонами, разбил дивизию, - непобедимая валькирия скривила губы в ядовитой усмешке, - я не готова, мой рыцарь Гилфорд, - призналась Корнелия, опустив голову, - моё сердце желает воздаяния за это унижение, но мои солдаты... Моя гордость не стоит того, чтобы бросать их в мясорубку против африканеров. На стороне Ганнибала Боты - бесценный опыт сражений против британской армии.
Когда глаза фиалковой принцессы поднялись, верный рыцарь смог увидеть в них привычную для Корнелии, стальную решимость довести дело до конца. Луч солнца, пробившийся через тяжёлые пурпурные занавески, сверкнул на золотых нашивках на мундире принцессы. Сражение при Сане стало бы первым унизительным поражением Корнелии ли Британия, но благодаря вероломству германских союзников Боты, африканеры были вынуждены оставить город.
"Что если Шнайзель спланировал и предательство Штерна... Что если отход германских дивизий тоже часть его плана... Какую же игру ты затеял, брат мой..."
Конечно, подобные перспективы не радовали принцессу. Во-первых, она считала, что война должна вестись по правилам, честно и открыто - валькирия побеждала на поле боя и за каждую победу платила железную цену - кровью и потом солдат. Во-вторых, получалось, что война с ЕС откладывается на неопределённое время, к тому же, Германия это не банановая ЮАР, которую можно будет завоевать за неделю, достаточно лишь разбить Ганнибала Боту. Какие бы обещания Шнайзель ни дал Штерну, их придётся выполнить. И это беспокоило принцессу...
- Пускай буры наслаждаются миром, который им подарил Шнайзель, - произнесла Корнелия, сложив руки под грудью, - в то время, как мои солдаты и офицеры получат бесценный боевой опыт в Турции. Я брошу против Южно Африканской Республики не новобранцев, как это было в Сане... Нет, против африканеров выйдут закалённые в боях ветераны, решительные и непобедимые. И начнём мы с Турции...

*ганблэйд от англ. gunblade, оружие Корнелии, сочетающее в себе меч и пистолет.

+2

9

Совместно с Корнелией

- Да, я помню, что случилось в Сане, - мрачно произнес Гилфорд. - И помню, что обещал говорить только правду, какой бы горькой она не была. - сказал он уже более спокойным тоном. - Я никогда не сомневался в вашей мудрости и в вашей заботе о солдатах. Вы в любом состоянии принимаете правильное решение. Поэтому я просто сказал, что солдаты в любом случаи пойдут за вами. - в этот момент рыцарь подошел поближе к принцессе. - Я точно пойду за вами, куда угодно. Ваше правосудие коснется всех врагов империи, и внешних, и внутренних. А я буду вашим мечом и шитом. - Гилфорд сказал  это смотря Корнелии в глаза. С легкой улыбкой.
- Мой рыцарь Гилфорд, - прошептала принцесса, поймав его взгляд. Вот только, что она видела в нём, заботу? Желание защищать свою принцессу ценой жизни собственной, солдат и дымящихся найтмеров?
- Я не хочу, чтобы ты считал меня слабой, - Корнелия опустила руки на плечи своего верного рыцаря, - если ты потеряешь веру в меня, что говорить о других... Поэтому, мы победим. Обязательно победим.
- Я никогда не считал вас слабой, - прошептал в ответ рыцарь. Он говорил правду. Его взгляд подтверждал это. - Я скорее умру чем потеряю веру в вас, моя принцесса. Богиня победы не может проиграть. Поэтому мы победим. - после этих слов, лицо рыцаря почти вплотную приблизилось к лицу Корнелии.
- Насколько же сильна твоя вера, - одними губами ответила ему Корнелия, рыцаря и принцессу разделяло всего несколько дюймов.
- Настолько, что мое сердце бьется только для вас. - сказал Гилфорд. Коснувшись своими губами, губы принцессы.
- Я знаю, Гилфорд, - эти слова слетели с уст её высочества, за миг до того, как они слились с губами её верного рыцаря в поцелуе. Сердце, бешено стучало в груди, глаза девушки с волосами цвета сирени широко распахнулись, словно она не верила тому, что происходит. Корнелия ли Британия чувствовала, как её тонкие пальцы в безупречно белых перчатках сжимают плечи  верного рыцаря.
Гилфорд обнял принцессу за талию. Он игнорировал свой разум. Который твердил ему, что это не правильно. Рыцарь сейчас действовал по зову сердца. Он отбросил все условности и пафос. В этот момент Корнелия для него не принцесса, а женщина которую он любит. Возможно любил всегда.
Фиалковые глаза принцессы медленно закрывались, она отвечала на поцелуй своего рыцаря, прильнув к нему своим телом.
"Неужели он... Всё это время..."
Корнелия давно отказалась от мирной жизни, оставив её невинному созданию по имени Юфи. Став британской валькирией, принцесса позабыла о том, что она всё-таки девушка... Нежное создание, которое волей судьбы оказалось на поле боя. В пылу бесконечных сражений, она позабыла о том, что по ту сторону войны тоже есть жизнь. И пахнет она не потом и кровью, а дорогим парфюмом её верного рыцаря и крепким чаем...
- Лица в темницах стальных забрал, - прошептала принцесса, оторвавшись от его губ, - сердце в тисках молитв. Время любви это лишь вассал времени долгих битв...
- Ваше высочество я...- начал говорить Гилфорд, после того как принцесса оторвалась от его губ. - Простите, меня. Я... За эту слабость.
- Ты... Давно хотел этого, Гилфорд? - вместо ответа спросила принцесса.
- Давно, - не стал он лгать.
- Тогда,- прошептала Корнелия, - почему только сейчас...
- Не знаю, так просто вышло. - рыцарь опустил глаза.
- Гилфорд... - на губах принцессы появилась улыбка, - мой рыцарь Гилфорд...
Подняв взгляд Гилфорд увидел улыбку. Это его успокоило. - Да, моя прекрасная принцесса...
- Я приказываю тебе поцеловать меня ещё раз, - прошептала Корнелия, с нежностью в фиалковых глазах смотря на него.
- Слушаюсь, ваше высочество, - нежно прошептал Гилфорд, вновь прильнув к губам принцессы.

Эпизод савершен.

Отредактировано Sir Gilford (2014-02-27 21:49:07)

+2


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 01.10.17. Love & Duty