По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 06.10.17. Священные Коровы


06.10.17. Священные Коровы

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 06.10.2017
2. Время старта: 17.00
3. Время окончания: 23.00
4. Погода:+8, пасмурно
5. Персонажи: Хоу Мэй, Киоу Джи, Ли Джун, наемники "Вислы" [NPC], сипаи [NPC]
6. Место действия: Димилитаризованная зона Индия, военный аэродром в горах Аравали
7. Игровая ситуация: Прошло несколько дней с тех пор как Хоу Мэй с товарищами отправили в ссылку в Индию. Совсем недавно ее к себе вызвал к себе наместник и передал что индийский Магараджа, человек необыкновенного влияния и богатства, обратился к китайской стороне с щекотливой просьбой - помочь урегулировать вопрос с взбунтовавшимися индусами-наемниками, требующими повышения содержания и привилегий. Индусы захватили военный аэродром и удерживают в нем несколько десятков мирных жителей из окрестных деревни, требуя личной встречи с Магараджей. Мэй прибывает на место вместе с Джун и Ди и польскими наемниками, которых она собирается испытать в действии.
8. Текущая очередность: Мэй, Джун, Джи, GM

0

2

"...дорогой дядюшка Шан, я пишу тебе это письмо шестого октября две тысячи семнадцатого года из Индии, где я должна исполнить волю старших евнухов. Непросто командовать армией, которая считает меня неудачницей, но я справлюсь. Хвала Будде, рядом есть Джи, без её советов я бы пропала. Иногда мне кажется, что с её губ слетают твои мудрые слова. Я тоскую по Грушевому Дворцу и по тебе, дядя. Каждую ночь, закрывая глаза, я слышу шёпот моей милой тигрицы Лиан, смех Тинсяня. Надеюсь, война скоро закончится и я вернусь домой."

Генерал-майор Хоу Мэй.

Девушка отложила кисточку и откинулась на спинку стула, закрыв глаза. Конечно, она могла отправить письмо любым доступным в штабе способом, но Мэй вкладывала в замысловатые иероглифы душу - таково было искусство каллиграфии. Когда она была маленькой девочкой и только постигала традиционные китайские дисциплины, мастер сказал ей, что почерк каждого человека уникален и бросив взгляд на иериглифы можно многое сказать о том, кто их нарисовал. Например, определить стиль владения мечом. Отложив письмо в сторону, Мэй поднялась навстречу вошедшим в её кабинет офицерам, среди которых была и Киоу Джи, её незаменимая советница. Позади облачённой в традиционные китайские доспехи девушки вошла Ли Джун, настоявшая на том, чтобы Мэй взяла её с собой, несмотря на ранения. Впечатлённая такой преданностью, Хоу не смогла отказать. Последним через порог переступил командир польских наёмников, козырной валет в рукаве коварной интриганки. Офицеры китайской армии подчинялись непоредственно Джи, которая передавала приказы Мэй, во многом из-за репутации последней. Это не создавало трудностей с субординацией, потому что бойцы Хоу Шана прекрасно знали кто такая Киоу Джи и насколько старый генерал доверяет этой девушке.
- Итак, - генерал-майор поднялась, опираясь на здоровую руку, - вам всем уже известно, что противник контролирует военный аэродром, - о том, что обнаглевшие наёмники удерживают беззащитных крестьян в качестве заложников, Мэй совершенно не волновало, - наша первоочередная цель - выбить противника с территории аэродрома и взять его под контроль. Джун, подойди ко мне, - краска уже высохла и, бережно сложив письмо, Хоу передала его в руки своей верной защитнице, - я хочу, чтобы это письмо отправили генералу Шану. Твоё присутствие на военном совете не требуется. Когда начнётся операция, ты будешь выполнять приказы капитана Бронски.
- Как прикажете госпожа Хоу, - сказала спокойным тоном девушка. Поклонившись Ли покинула совет.
- Джун, - когда китаянка была уже у порога, Мэй окликнула её, - да хранит тебя Будда.
Ли покинула совет, в прочем, от неё всё равно не будет никакой пользя в планировании операции. Зато бойцы "Вислы" смогут использовать весь смертоносный потенциал Джун, включавший в себя отточенную до автоматизма технику боя, запрещённый во всех цивилизованных странах мира яд Чёрного Лотоса и несколько ещё более неприятных для противника сюрпризов. Мэй знала, что Джун попытается помочь взятым в заложники людям и собиралась сыграть на этом. Пока наёмники Вольфа Бронски начнут методично уничтожать повстанцев, у Ли будет возможность спасти людей. В случае её провала, Мэй лишь пожмёт плечами и скажет, что на войне не избежать невинных жертв и выразит Махарадже своё сожаление.
- Ночью я изучила досье на ваших бойцов, капитан, - произнесла Мэй, коснувшись лежавшего перед ней ноутбука. Да, это действительно была бессонная ночь, Хоу пролистала личное дело каждого из солдат "Вислы", планируя операцию, - уверена, этот мятеж будет подавлен прежде, чем Махараджа начнёт идти на уступки. Но в первую очередь - вам будут противостоять такие же профессиональные наёмники, китайские пехотинцы им не ровня, - признала Хоу, ведь даже бойцы внутренней армии не были готовы сражаться против обученых убийц, которые уже переступили черту невозврата и были готовы идти до конца. Мэй была уверена, что приблизить этот конец в её власти.
- Прежде чем мы приступим к планированию атаки нам потребуются данные о численности и вооружении противника, - объяснила генерал-майор, - Киоу, пригласи офицера разведки в штаб.

+4

3

Джи никогда не покидала пределов Поднебесной. Большой и странный мир, где её встречала чужая культура, совсем другие люди и даже иные климатические условия заставляли почувствовать, словно бы ты всю жизнь прожила в крошечной коморке и не видела реального мира.
Её интересовало всё: от архитектуры до того, «почему же тут так много загорелых иностранцев?».
Но китайцы приехали сюда вовсе не для того, чтобы изучать окружающий мир. Нести волю евнухов – вот был их приказ. И Джи с тоской провожала пейзажи за окном, не столь прекрасные как сады Лиюань, но всё же по-своему чарующие и вызывающие трепет.

К несчастью для жрицы, город оказался один в один трущобами Пекина, вот только в отличии от лапши, тут ели какую-то маслянистую гадость, что с виду походила на коровьи лепёшки.
К слову о коровах: их запах стоял везде, словно бы весь город превратился  в один большой скотный двор, где животные наравне с людьми влачили своё жалкое существование.
Даоска скучала по старику Шану, по его привычке восхищаться окружением, пить чай в любое время дня и ночи, давать ей ценные наставления. Скучала она и по дворцу, где каждый потайной уголок был ей знаком.
Ей было в тягость привыкать к иностранцу и его группе. Рослый, страшный, он был похож на заморскую обезьяну от которой воняло дешевым пойлом и немытым телом. Девушка старалась как можно реже контактировать с этими диковинными людьми, порой даже намеренно прячась в своих  временных покоях, аль проводя время с Мэй.
Но сегодня ей не удастся избежать его присутствия. И даже стальной веер, которым она активно махала, делая вид, что изнывает от жары, не спасал от кисловатой вони.
Госпожа приняла их у себя в покоях. Три женщины и один мужчина.
Джи проводила взглядом Джун, что несла в руках одно из тех драгоценных писем для Хоу Шана, что она в своё время не раз читала ему вслух. Мэй умела писать столь красиво и проникновенно, что порой Джи просила старика оставить ей послание для личной коллекции, естественно вырезав оттуда всю важную политическую информацию прямо при нём.

«Интересно, она написала там что-либо обо мне?»- от этой мысли она слегка заулыбалась и пропустила часть речи Мэй, но та, впрочем, всё равно была адресована скорее для ручной гориллы.
Последовал приказ, который адъютант исполнил, выйдя за дверь и направившись в сторону офицерской комнаты. Разведчик попивал кофе, ожидая, когда же его вызовут. Короткого взгляда и жеста руки для него было достаточно, чтобы понять: «Время отчёта».
Спустя пару минут они уже вновь топтали прекрасный ковёр в кабинете генерала Хоу.

+2

4

Цань Чжао прибыл к штабу генерала-майора Хоу Мэй две минуты назад. Он располагал новейшими сведениями о дислокации сипаев на аэродроме. Его разведчики вернулись лишь пол часа назад с неутешительными известиями. Наконец, его пригласили войти. Конечно, он не был стратегом, но ситуация казалась Цаню плачевной. Войдя в штаб, он поклонился Мэй и протянул ей планшет с кроками и дислокацией. Сразу после этого он начал говорить, объясняя все, что было нанесено на карту.
- По приблизительным подсчетам, сипаев около двух сотен. Мы заметили два найтмера. Так же там шесть бронетранспортеров с ракетными установками. Мои люди видели несколько людей с гранатометами. К эродрому ведут две дороги. Обе заминированы. Востоки подходят к взлетной полосе с запада и с востока, на юге за ангарами, плато обрывается. Там метров тридцать и дежурят дозорные. Человек пять-шесть. На севере плато наоборот прерывается скалами, уходящими вверх. Таким образом основные пути подхода к аэродрому либо через лес с востока, либо через поле с запада, но у меня есть ощущение, что его тоже заминировали. Найтмеры расположены по одному у каждой из дорог. Больше всего бтр-ов сосредоточено у поля. Их там 4. Где остальные два мы не знаем. Подойти к базе со стороны леса мы не смогли. Засекли снайперов в деревьях и не рискнули себя выдать. Пожалуй это все, генерал-майор. Разрешите идти?


Аджай сидел на столе и точил свой нож. Магараджа обещал ему деньги, но отказался платить вовремя. Теперь, у лидера сипаев не осталось иного выхода как потребовать с лидера Индии еще больше денег, как моральная компенсация перед его людьми. Наемники они такие... когда им платишь, они верны, когда их кидаешь, они пытаются тебя прирезать... Аджай не отличался подобной жестокостью... Он честно попросил у Магараджи возмещения и мирного решения. Но тот отказал, да еще и обратился к Китайцам за помощью. Восточный сосед доминировал над Индией и хотя Аджай был наемником, он не мог взять в толк, почему народ по численности и силе духа не уступающий Китайцам или уступающий не значительно, не может восстать против него. Ведь и свои разработки есть, и оружие... но не идут против. Это было вечной загадкой для наемника. Стол на котором он сидел, стоял в том самом ангаре, где держали заложников. Около 50-ти мужчин, женщин, детей и стариков, сидели связанные сейчас позади него. Все сипаи были в масках. Это было отличительной особенностью их отряда.

Маска

http://s8.uploads.ru/t/tZeTP.jpg

Все они были профессиональными наемниками и каждый знал свое дело как надо. Возникни необходимость, они бы не уступили и западным подразделениям специального назначения. В ангаре помимо самого Аджая было еще пять человек, окруживших сбившихся в кучу заложников. У всех наемников была единая радиосвязь, что позволяло им общаться будучи на своих позициях.
- Капитан, мы заметили людей у дороги. Скорее всего они проверяли её.
Хм, значит разведка да? Китайцы скорой придут за нами. Покажем им нашу решимость.
- Хорошо, не трогайте их но и не подпускайте слишком близко. И будьте на готове. Скоро они придут.
- Принято.
Магараджа - Магараджа... какой же ты глупец... мало того, что нас обманул, так еще и Китайцев подставляешь...
Нож с металлическим звуком вошел в кобуру.
Все поле заминировано, у них только один путь... через лес. Там полно наших людей, скрывшихся в растительности. Им там не пройти большими силами. Пусть подумают, что к нам можно легко ворваться через поле. В случае необходимости, найтмер пересечет поле за две минуты и успеет вовремя на подмогу.

+2

5

Небрежным взмахом руки, Мэй отпустила офицера разведки. Информация была немедленно визуализирована - на карте зашевелились красные точки, окружённые плотным кольцом китайских войск. Захватив аэродром, сипаи загнали себя в мышеловку, ведь Хоу было достаточно просто заморить их голодом, ибо судьба заложников её совершенно не волновала. Окружив наёмников, племянница генерала Шана планировала избежать штурма, но Махараджа торопил её, словно запертые на военном аэродроме наёмники могли представлять угрозу для его жирной задницы. Конечно, разведка могла ошибаться. Не стоило исключать и вероятность того, что сипаи попробуют воспользоваться техникой, которая попала им в руки вместе с заложниками. Мэй предусмотрительно распорядилась расставить зенитные орудия и тяжёлые пулемёты по периметру окружения. Если индусы попытаются вырваться из ловушки по воздуху, их будет ждать неприятный сюрприз. И всё-таки, в руках у наёмников был военный аэродром. Поэтому, войска Китайской Федерации были приведены в полную боевую готовность с учётом возможного удара с воздуха. Мэй не была уверена наверняка, насколько далеко сипаи готовы зайти для того, чтобы получить свои деньги (думая над этим, она бросила украдкой взгляд в сторону отважного польского наёмника) или, ради спасения собственных жизней. Нельзя было исключать даже совершенно безрассудные выходки.
- Итак, две сотни профессиональных наёмников удерживают военный аэродром, куда согнали несколько десятков крестьян из окрестных деревень, - девушка надменно усмехнулась, - кем бы ни был их командир, он допустил роковую ошибку, решив что мне есть дело до жизней заложников.
Проигнорировав осуждающий взгляд Джи, генерал-майор Хоу изложила план штурма, который был зауряден настолько, что можно было предположить, что его составляли курсанты военной академии по учебникам. Итак, китайским солдатам под командованием Киоу Джи предстояло выполнить отвлекающий манёвр - провести полномасштабную подготовку к штурму и выдвинуть передовые подразделения в направлении захваченного сипаями аэродрома. Затем, когда наёмники перебрасывают найтмеры и бронетехнику для отражения атаки, в бой вступают польские наёмники, о существовании которых окружённые на аэродроме индусы не должны знать. Собрав найтмеры "Вислы" в мощный ударный кулак, Мэй планировала уничтожить арьергард противника и взять под контроль территорию аэродрома, после чего Джи предписывалось отвести войска на начальные позиции. Этот план не учитывал как минимум то, что наёмниками командует опытный и хладнокровный человек, который наврядли поверит в то, что Хоу Мэй бросит все силы на лобовую атаку. Даже если так, они начнут расстреливать заложников. К тому же, военный аэродром должен быть оборудован всеми необходимыми системами защиты, в том числе зенитными орудиями. И всё это сейчас было в руках сипаев.
-...в результате, мы имеем горы трупов, убитых заложников и догорающие руины аэродрома, - Мэй рухнула в кресло, закинув ногу на ногу, - согласитесь, тактика в моём стиле. Теперь, Джи, я хочу чтобы этит план в электронном виде был перехвачен наёмниками, примените простейшее шифрование, для приличия. Когда они поверят в то, что мы собираемся атаковать их и приступят к казни заложников, мы начнём переговоры. Киоу, я, кажется, отдала тебе приказ...
Интриганка переключилась на командира "Вислы", чей деловой интерес заключался в извлечении максимальной прибыли путём закапывания в землю наименьшего числа своих бойцов. К счастью для него, Мэй не планировала бросать польских наёмников в бессмысленную мясорубку. Для этого сгодился бы сброд подешевле...
- Они здесь только из-за денег, - объяснила Мэй, - наёмники выполнили свою часть сделки, а Магараджа оказался жадным куском дерьма. Поэтому, нам не придётся планировать атаку и штурм аэропорта. Я предложу им больше, чем был готов заплатить Магараджа. Если получится перекупить их, в игру вступаете вы, капитан Вольф, - интриганка обаятельно улыбнулась, - эти наёмники должны быть жестоко наказаны и я не собираюсь отпускать их живыми. Насколько я знаю, капитан Вольф, солдат "Вислы" невозможно перекупить, будем надеяться, что захватившим аэродром сипаям не достанет чести отказаться от моего предложения.
Теперь, стало ясно зачем Мэй понадобилось столько денег, в тайне от генерала Шана. Конечно, она изначально планировала просто перекупить наёмников, а затем пепебить их. Но это стало бы пятном на чести армии генерала Шана, поэтому, она наняла польских солдат удачи, которым предстояло сделать грязную работу.

+3

6

Джи остолбенела, слушая речи возлюбленной. Такой жестокости  и безразличия к невинным людям, что тоже жили, любили, растили детей и имели мечты, она просто не могла понять. И ведь это всё та самая Мэй, что ещё недавно так ласково шептала ей на ушко слова нежности и заботы.
Она молча с широко открытыми глазами крутила из стороны в сторону своей прелестной головушкой, делая это совершенно машинально. Правая кисть держала запястье левой и прижимала её к груди.
«Этого не может быть. Мэй ведь шутит, она ведь не…» - «Киоу, я, кажется, отдала тебе приказ...», - сейчас она говорила вовсе не так, как та пылкая и желанная женщина, которую даоска обожала всем своим сердцем.
«Как же ты можешь так поступать? Неужели в твоей душе не осталось и капли сострадания к непричастным?» - вопрошала она её одним лишь взглядом своим, совершенно забыв, что в комнате стоит польский верзила.
- Генерал, я выполню ваш приказ, но учтите, что духи войны не жалуют смертей невинных и это решение может стать для вас роковым, - голос её был сильным, полным агрессии и вызова.
- Это не наша война, моя госпожа! Не война Поднебесной и уж тем более не война семьи Хоу! Доколе вы будете исполнять волю треклятых евнухов, словно цепная собачка выплясывая вокруг них?! – все эти слова, апеллирующие к гордости, она использовала лишь для того, чтобы зацепить её внимание и не дать отмахнуться от себя, - Ваш дядя никогда не допускал лишних жертв! И люди на его территории всегда живут в достатке! – в этот раз она старалась изо всех сил дёргать на струнах души коварной тигрицы, играя пред ней отвагу и честь. Если бы сейчас рядом не стояла эта паршивая обуза в виде полуразложившейся туши предводителя Вислы, она бы упомянула и благородную Лиан, одно только воспоминание о которой заставляло жрицу вздрагивать, словно бы ужаленную осой, и умерших под Сысоевкой и даже то, что лично она сама против этого, так как заботится о её душе. Нахмурив брови, она сверлила любовницу взглядом, истово моля все силы Дао сейчас повернуть ход её мыслей вспять. Так хотелось сейчас просто взмолить: "Мэй, не делай этого, ради меня".

Отредактировано Ji Kiuyu (2014-02-13 01:23:31)

+2

7

I'll confess this you're my tragedy. I laid you to rest just as fast as you turned on me.
Gone for ever, vanished the memories. Displays of pleasure are masked by your misery.

Godsmack - Straight out of Line.

Мэй долго молчала. Пригвоздив нахальную девчонку взглядом, генерал-майор Хоу сжала губы в тонкую полоску, а блеск карих глаз интриганки не предвещал ничего хорошего для Киоу. Джи даже не подозревала, что у неё получилось то, о чём даже не мечтал генерал Хоу Шан. Изящные пальчики девушки коснулись нитей марионетки, которая жила в душе коварной и жестокой Мэй. Она стала первой и, Хоу была готова поклясться, что последней сучкой, которая посмела потянуть за эти тонкие нити. Это было невыносимо признать, но интриганка колебалась. Слова её любовницы, словно пощёчина, обожгли Мэй, а этого она простить не могла. Хуже могло быть лишь упоминание о Сысоевке, но у Джи хватило ума заткнуться вовремя. В прочем, сказанного ей уже было достаточно. Медленно, словно в дурмане, она сделала шаг в сторону застывшей в ожидании своей участи девушки, слова которой эхом проносились в сознании Хоу.
"Дядюшка Шан... Неужели устами этой шлюхи, позабывшей своё место глаголит твоя мудрость?! Как бы ты поступил на моём месте? Неужели сейчас стоит проявить милосердие? Но ведь Киоу права. Я способна сама принять решение, не оглядываясь на старших евнухов. И я приму его. Жестокое, но справедливое решение. Но сначала, мне нужно закончить с этой сучкой. Она забыла своё место..."
Второй шаг, она уже чувствует дыхание Джи. Влажные глаза девушки - честные и добрые с мольбой смотрели на племянницу генерала Шана. Мэй нежно прикоснулась  к щеке Киоу и лишь холод бритвенно острого накладного когтя заставил Джи вздрогнуть. В жестоком взгляде её глаз не было ничего, кроме холодной решимости преподать своей "игрушке" урок, который она никогда не забудет.
"Тебе страшно. Это хорошо. Страх поставит тебя на место, Киуо. Ты будешь подчиняться."
- Можете не отворачиваться, капитан, - вымолвила Мэй, - ах, как жаль, что ты забыла своё место... Ведь мысль о том, чтобы причинить тебе боль омерзительна.
Тонкие пальчики Хоу нежно касались кожи её любовницы, вот они уже гладили её мягкие губы. В глазах интриганки мелькнуло сожаление. Ведь Джи была права - генерал Шан не стал бы приносить жизни невинных в жертву своей гордыне. Но перед ней сейчас стояла жестокая и эгоистичная интриганка, которой не доставало мудрости старого генерала. 
- Если ты ещё раз позволишь себе подобную выходку, я лично поменяю твои прелестные губки местами. Я предоставлю тебе возможность заслужить милосердие своей госпожи. Сегодня ночью...
Мэй впилась в дрожащие губы своей несчастной любовницы похотливым и властным поцелуем, прижав девушку к себе. Насладившись, она прошептала на ушко Джи свой последний приказ:
- Убирайся.

Вдох. Выдох. Несложная дыхательная гимнастика помогла привести мысли в порядок. Теперь, Мэй должна была внести ясность в свой план и убедиться в том, что поляки исполнят её приказ. После выходки Киоу, интриганка уже не могла быть в чём-то уверенной до конца. Тем более в верности наёмника.
- Моё решение не меняется, капитан, - произнесла интриганка с холодной решимостью, - я не стану переступать через свою гордость и начинать переговоры прежде, чем они начнут убивать заложников. Это будет проявлением слабости, на которую я не имею права.
Без сил опустившись в кресло, Мэй закрыла глаза и, небрежно махнув рукой, предложила поляку занять удобное ему место ближе к ней. Бойцы "Вислы" получат свои деньги, когда последний сипай сдохнет, захлёбываясь собственной кровью. Она сдержит слово. Всё-таки Хоу всегда платят свои долги, деньгами или кровью. Мэй всегда предпочитала первый вариант.
"Спасибо тебе, Махараджа. Тебя едва не сгубила жадность, я не буду настолько неосторожна..."
- Я не хочу отдавать этот приказ солдатам генерала Шана, - объяснила она, - для этого мне нужны ваши бойцы, пан Бронски. Перебить этих наёмников, как свиней. Их судьба должна стать примером для тех, кто поднимет своё оружие против Китайской Федерации. А я лишь скромно исполню приказ старших евнухов, ответственность за мою жестокость неминуемо ляжет тенью на них...

Отредактировано Hou Mai (2014-02-13 10:48:38)

+6

8

- Что-то не сходится...- задумчиво произнес поляк, смотря в боевой планшет. - Дело в том, что это не обычные наемники. Магараджа использует "наемничье" прикрытие, чтобы избежать ограничений, установленных в милитаризованной зоне Индия. Странно, что они вообще взялись бунтовать. И еще более странно будет, если бывших регулярных солдат удастся перекупить!
Поляку, если честно, было все равно, что там задумала Мэй. Ему платили деньги не за мысли, а за действия и висла свою работу сделает, и сделает добротно. Остальное не имело значения.
- Мои солдаты атакуют сразу после сигнала, с двух сторон. Часть машин пойдет в обход, чтобы сделать индусам сюрприз. Я не думаю что у них там есть что-то крупнее боевых машин пехоты. - Бронски посмотрел на планшет и ухватился за рацию. - Лысый, твои люди нужны мне. Предстартовая один, готовься выступать на помощь нашим "девочкам". Я передам координаты. - после он с интересом посмотрел на Мэй. - Перебить мы их перебьем, но было бы неплохо чтобы они не сопротивлялись. Есть что-либо, о чем нам следует знать?

+1

9

- Вы хотите сказать, что это не просто наёмники, пан Бронски, - в голосе генерал-майора Хоу мелькнул интерес, - что-ж, бывших регулярных солдат перекупить будет не так просто, однако... Они подняли мятеж из-за денег и Махараджа обратился за помощью к старшим евнухам. Вот только... Что он имел в виду, когда просил уррегулировать конфликт?
Мэй поднесла здоровую руку ко лбу. Иронично, но сейчас её единственным советником был командир польских солдат удачи. Только что, Хоу отослала преданную и сообразительную Джи, а мнение других офицеров было безразлично для эгоистичной Хоу. Вот только, почему она слушает этого солдафона, пропахшего дешёвым пивом и табачным дымом...
- Повременим с атакой, - произнесла она наконец, - пусть ваши солдаты остаются в полной боевой готовности, но без моего приказа не двигаться с места, огонь на поражение не открывать. Вы можете идти, капитан. И если вам по пути попадётся кто-нибудь из штаба, прикажите установить связь с этими ублюдками.
Мэй небрежно махнула рукой, отпуская наёмника. Теперь, ей оставалось только ждать, когда сипаи пойдут на переговоры. Если причина всего этого хаоса - деньги, то перекупить их не составит труда. Вот только, как отреагирует Махараджа... И нужны ли ему однажды предавшие солдаты... Слишком много вопросов и самым логичным выходом, по прежнему, была ликвидация мятежных индусов. Зарывшись пальцами в волосы, она прикрыла глаза.
"Я никому не могу доверять, кроме моих верных девочек. Что же задумал Махараджа, почему выбор евнухов пал на меня, если они решили избавиться от обладательницы приказа, обличающего Жао Хао... Да, это определённо ловушка. Всё не так просто, как кажется, а я уже сделала первый шаг в мышеловку. Дура..."
Мэй откинулась на спинку кресла, представив, как ласковые руки Лиан скользят по её обнажённому телу. Облизнув пересохшие губы, девушка расстегнула верхнюю пуговицу своего мундира.
"Невыносимо... Жарко..."
Прикусив губу, Хоу покончила с пуговицами и запустила руку себе под рубашку, сжав небольшую упругую грудь. Она осталась одна и мысли о любимой позволили интриганке привести мысли в порядок. Массируя тонкими пальцами напряжённый сосок, девушка тихо застонала.
"Нет, я должна думать не о наслаждениях, которые я оставила в Грушевом Дворце. Если не исполню волю старших евнухов, мне конец. Махараджа скорее начнёт есть говядину по утрам, чем упустит возможность унизить меня."
- Задница Будды, - прошептала она, - должен же быть выход. Думай, Мэй, думай... Единственное, чем тебя наградила природа - ум и коварство, так используй его.
Как бы велико ни было искушение, Хоу заставила себя застегнуть мундир и, поправив воротник, привела мысли в порядок. Плеснув в стакан холодной воды из графина, девушка поднесла его к губам. Сейчас, ей предстояло принять непростое решение. Быть может, от него будет зависеть судьба индийской кампании, но...
"...я не подведу тебя, дядюшка Шан."

+3

10

Через минуту к Мэй зашел офицер связи, навязанный ей евнухами. Коротко поклонившись и с удивленным видом уставившись на пропущенную Мэй пуговицу мундира (мало ли, с поляком прямо во время операции трахалась!), он забубнил:
- Связь установлена, генерал. Индусы требуют вашу милость и хотят говорить только с вами. - было ясно видно, что этот китайский сморчок очень хотел увидеть командира сипаев в состоянии прожарки до хрустящей корочки. - Подключить вас? - он вновь покосился на пуговицу и пробежал пальцами по пульту, подключая индуса в прямой эфир.

0

11

В расположении индусов ничего не поменялось. Они степенно ждали атаки китайцев. Впрочем Аджай решил, что возможно у тех будут другие идеи, кроме силового решения. Открыв ноутбук, он подключил его к радару аэродрома и перенастроил под частоту китайцев, выйдя с ними на связь. Он потребовал разговора руководящим операцией человеком. Ни с кем иным он говорить не будет. В этот самый момент он сидел в диспетчерской вышке. Рядом с ним, затаившись и смотрящих в разные стороны было четыре снайпера. Когда наконец его соединили, он заговорил первым, причем на китайском.
- Доброго дня. Меня зовут Аджай. Я являюсь лидером отряда захватившего аэродром. С кем имею честь разговаривать?
Он говорил с покойно и без показного пафоса. Он действительно следовал кодексу солдата и не ненавидел своего врага, относясь к нему лояльно. Как и любой солдат. К тому же сейчас он разговаривал со старшим по званию.

0

12

"...да на что он пялится, - девушка поймала взгляд офицера, но сделала вид, что не придала этому значения. Не бросаться же застёгивать пуговицу, пока он смотрит, - начнёт распускать сплетни - велю кастрировать и отправить старшим евнухом. Уверена, они подружатся со "старым добрым" Жао Хао."
- Я выслушаю что они хотят мне сказать в штабе, - ответила Мэй, - вы свободны, офицер. Установите связь и ждите меня.
Вскоре, она уже шагала к штабу, приведя себя в пристойный вид. Плащ скрывал сломаную руку, усталось на лице - только что нанесённая косметика. Генерал-майор Хоу не сомневалась, ей предстоит разговор с опасным человеком, для которого смерть - это такое же средство, как для Мэй ложь и деньги. Что-ж, интриганка уже приняла решение. И надеялась, что оно было правильным...
- Моё имя Хой Мэй, - представилась генерал-майор, решив не разбрасываться титулами, - и я от всего сердца приветствую вас с надеждой на то, что сегодня не прольётся кровь. Что-ж, на всё воля Будды и я молюсь о том, чтобы он разделил свою мудрость с нами.
Генерал девушка... впрочем буддистка, не даосистка. Что же, тогда можно и поговорить. - Ну, кровь обязательно прольется, если ваши люди так и будут шнырять рядом с моими позициями. - Ответил Аджай, но практически сразу продолжил. - Какое дело Китайской армии до нас? Это Индийский вопрос и не вам его решать.
- Мои люди получили приказ не вступать в бой, - объяснила Мэй, - я лишь стараюсь держать ситуацию под контролем, следуя приказам старших евнухов. Итак, я бы не хотела проливать кровь солдат на священную землю Индии. Я здесь для того, чтобы выслушать вас, - Хоу жестом велела всем офицерам, кроме Джи, Джун и Вольфа Бронски убраться из штаба, - и принять решение, справедливое для нас обоих.
-Все очень просто генерал Мэй. Я требую деньги, которые задолжал нам Магараджа в обмен на заложников. После этого, Китайская армия убирается восвояси. Как только мы в этом убедимся, мы освободим аэродром и спокойно покинем территорию Индии. Аржай гороворил это совершенно спокойно. Они давно просчитали все возможные варианты и этот был единственно верным.
- Значит, возвращаться на службу к Махарадже, вы не планируете, командир Аджай? - не зная воинсткого звания, интриганка употребила относительно нейтральное обращение, дабы подчеркнуть, что этот человек вскоре должен будет принять решение, один за всех своих солдат, - что-ж... Могу ли я узнать, какую сумму вам задолжал Махараджа?
- Вы бы работали на того, кто делает из вас политический рычаг? Магараджа баснословно богат. Ему не составило бы труда оплатить жалкие полтора миллиона юаней. Мои люди не получали жалование уже три месяца. Я убежден, что он заранее расчитывал на то, что Китай вмешается в это дело.
- Увы, я выполняю приказы старших евнухов за скромное офицерское жалование, - девушка невинно улыбнулась, умолчав о том, что за индийскую экспедицию ей вообще не светит ни юаня, в лучшем случае, её оставят в покое и не будут пытаться убить. Второй раз.
- Однако, я готова предложить вам полтора миллиона в устойчивой британской валюте. Не считайте, что я пытаюсь купить вас. Я плачу за жизни своих солдат, которые вернутся домой, а не погибнут из-за жадности и эгоизма Махараджи. Отдавая должное мастерству и храбрости сипаев, я делаю вам это предложение.
- Меня не волнует вопрос о том, кто именно заплатит нам наши деньги. Мы готовы пойти на обмен, при условии озвученном мною ранее. Обмен произойдет на равнинной стороне аэродрома. Там чистое поле, усеянное нашими минами, так, что двигаться я вам советую по дороге. Вы передадите деньги моим людям. Они их пересчитают и тогда мы отпустим заложников по этой самой дороге. Врать мне не имеет смысла, так как я понимаю, что двести человек не в состоянии продержаться против целой армии и двое суток. Но будьде уверены, что я не буду слепо доверяться вашим словам. Начнеться атака - вы понесете тяжелые потери. Так вот если все пройдет гладко, вы отведете свои войска из джунглей и мыспокойно уйдем в сторону гор и границе с Непалом. Будьте уверены, что мои разведчики обнаруживают ваших раньше, так, что возможные засады в НАШИХ - Он специально, интонацией подчеркнул это слово. -джунглях мы обнаружим достаточно легко.
- Денежный перевод вас не устроит? - без особой надежды спросила Мэй, - согласитесь, это будет странно, если кто-то из моих людей отправится в ближайший город и обналичит достаточно крупную сумму с моего счёта. В прочем, я оставляю вам право решать...
"...и делать это до тех пор, пока моё терпение не иссякло. Но Махараджа не простит мне смерти невинных индийцев, я должна сдержать свою гордость."
- Любой денежный перевод и счет можно взломать. Мы доверяем только наличным деньгам, - ответил ей Аджай с улыбкой. Такой ход был тоже просчитан заранее.
"Сообразительный шлюхин сын... Что-ж, на его счастье, в этот раз я намерена сыграть честно. Практически."
В прочем, Мэй не имела права согласиться на эти условия, не выдвинув встречного предложения. Аджай дал понять, что не доверяет китайской армии. К сожалению, у него на это были достаточно веские причины. Несмотря на то, что не Хоу обманула его, Махараджа всё-таки обратился за помощью к евнухам, тем самым продемонстрировав свою лояльность. К тому же, Аджай знал, что жизни его людей теперь уже ничего не стоят. Если не считать этих полутора миллионов...
- Тогда, я прошу вас отпустить женщин и детей, в знак доброй воли и оказанного доверия. В свою очередь, я отведу войска, но мне придётся создавать видимость манёвров, чтобы у старших евнухов не возникало вопросов.
- Без денег я готов отпустить только детей. Касаемо манёвров... У нас должен быть свободный коридор по джунглям. Вы ведь понимаете, что это ваша проблема, как решать этот вопрос с правительством.
"Ах, да мне наплевать на этих заложников... Женщины, дети... Ты можешь расстрелять их всех, а потом я позабочусь о том, чтобы ты твои люди умирали медленно и очень непросто. Быть может, мстительный Махараджа сменит гнев на милость, когда обнаружит меня за кормлением дядюшкиных псов внутренностями твоих солдат, ещё живых и умоляющих меня оборвать их жалкие жизни."
- Хорошо. Тогда, позвольте моим людям передать еду и медикаменты для оставшихся заложников, - спокойно произнесла Мэй, - деньги вы получите завтра, насколько быстро - зависит отработы индийских банков. Так же, я гарантирую вам коридор. Мы пришли к соглашению, командир Аджай?
"Милосердный Будда... Этот упрямый индиец снова отмахивается от протянутой руки. В прочем, это уже не моё дело."
- У нас достаточно медикаментов и провизии как для солдат, так и для заложников, благодарю. И да, мы пришли к соглашению, генерал Хоу Мэй.
"Вот как... Что-ж, я сделаю вид, что поверила твоим словам, индиец. Но если обманешь... Проклятье, какая-то часть меня желает увидеть твоё вероломство."
- В таком случае, решено. Деньги я передам лично, - решимость Мэй напоминала клинок, покидающий ножны, - завтра мы закончим эту историю. Где мои люди смогут забрать детей?
-На восточной дороге идущей через поле. Их сопроводит один из моих людей.
- Ясно. Мой человек встретит их на указанном месте. Хоу Мэй, конец связи, - с этими словами, генерал-майор вышла из штаба прочь. Уже на улице, она отыскала Джун и передала ей приказ - встретить заложников на восточной дороге, ведущей через поле. Девушке предоставили машину - всё-таки, эти дети наверняка были истощены и напуганы. Но пока им придётся разместиться в лагере вместе с солдатами Хоу, дожидаться родителей, которые милостью Будды уже засвтра обнимут их с обещаниями "этого никогда не повторится..." на устах. Мэй становилось дурно из-за того, что треклятый Махараджа мешал ей расправиться с обнаглевшими индийцами. Но что поделать, опытная интриганка знала цену своих желаний. Порой, слишком хорошо её знала...

Эпизод Завершён.

Отредактировано Hou Mai (2014-02-20 00:12:57)

+3


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 06.10.17. Священные Коровы