Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn II. Rising » 26.09.17. Признавайтесь, или будет плохо


26.09.17. Признавайтесь, или будет плохо

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Дата: 26.09.17
2. Время старта: 12:00
3. Время окончания: 13:00
4. Погода: Пасмурно, +21 градус по Цельсию
5. Персонажи: Хоу Мэй, евнухи (нпц)
6. Место действия: Главный корпус здания министерства обороны, кабинет министра обороны
7. Игровая ситуация: Евнухи вызвали Хоу Мэй на ковёр, чтобы узнать, по какой причине полк "Золотые Мечи" отсутствовал в Пекине в момент покушения на Тянь Цзы.
Однако, у Хоу Мэй есть, что сказать: вечером, 25 числа, с ней связался "Пёс", чтобы сообщить, где она может получить оставшуюся сумму. Попутно он проинформировал её о том, что необходимо сказать, когда евнухи вызовут Мэй к себе.
8. Текущая очередность: Хоу Мэй, GM

0

2

За всё рано или поздно приходится платить по счетам. В том числе и за грязные делишки за спиной у старших евнухов. Дядя Шан как-то раз сказал своей племяннице, что в истории китайского народа, императорские династии одна за другой приходили в упадок и тогда евнухи брали власть в свои руки. Что-ж, если маленькая императрица Тянь Цзы всего лишь марионетка в руках правящей касты старших евнухов, то Мэй родилась на закате Китайской Федерации. Народ, страдая от голода и несправедливости, однажды призовёт к ответу тех, кто довёл страну до упадка. Что до самой генерал-майора Хоу, она предпочла бы оказаться подальше от гнева толпы, рвущей старших евнухов на части. Например, на обещанной "Псом" вилле, где она могла бы начать новую жизнь, как британская аристократка.
"Что же мне сказать старшим евнухам, - размышляла китаянка, следуя за неразговорчивым гвардейцев к кабинету министра обороны, - стоит ли верить всему, что говорит британский агент... Конечно, я могла бы обойтись и без его помощи. Эти выродки предпочитают лесть правде, а щедрые дары усыпят их бдительность. Но "Пёс" говорил о приказе, подписанном самим министром обороны. Неужели британской разведке удалось схватить евнухов за несуществующие яйца... Если так, то Китайская Федерация однажды увидит будущее, о котором говорил дядя Шан. Но сколько крови прольётся. В прочем, мне наплевать, если я при этом получу свой титул и возможность смыть позор с имени моего отца."
Солдат остановился у дверей кабинета министра обороны и вежливо попросил её дождаться, пока евнухи закончат с более важными делами. Мэй восприняла эту новость с холодным спокойствием. Если её собираются унизить, девушка проглотит это, но обязательно запомнит. И когда-нибудь отомстит.
- Генерал-майор Хоу, вас вызывают, - двери, щедро украшенные золотом, раскрылись перед Мэй, гвардейцы пропустили её внутрь кабинета. Когда тяжёлые створки закрылись у неё за спиной, китаянка прошла по кроваво красной ковровой дорожке и опустилась на одно колено.
- Я прибыла по вашему зову, - прошелестела она, склонив голову, - как верная дочь Китайской Федерации, которая своим процветанием обязана вашей мудрости и справедливости.
Старшие евнухи смотрели на неё, как на грязную крестьянскую девку. Деспотичная власть сделала их жестокими и коварными, но лесть всегда открывала путь к вниманию даже таких правителей, как они. Если на деле китайский народ погибал от голода, несправедливых налогов, жестокости чиновников и солдат, достаточно заговорить об изобилии и слова, приправленные сладкой ложью будут услышаны. Дождавшись позволения говорить, девушка продолжила.
- Весть о покушении на нашу императрицу, Тянь Цзы лишила меня сна, - лгать было так просто, что Мэй едва сдержала усмешку, - я молюсь Будде, чтобы девочка не покинула наш мир и увидела новый рассвет вместе с Китайской Федерацией, непобедимой благодаря заботе старших евнухов.
Девушка замолчала, давая евнухам распробовать лесть на вкус. Когда один из них, снисходительно улыбаясь, кивнул ей, позволяя продолжить, Мэй перешла к делу.
"Я не собираюсь тратить остаток дня на этих кастрированных паразитов."
- Я чувствую тяжкий груз вины на своих плечах, - с фальшивой болью в голосе произнесла китаянка, - ибо моими устами был отдан приказ отвести "золотых мечей" чья верность и доблесть должна была защитить императрицу. С тяжёлым сердцем я отозвала гвардейцев, ибо того требовал мой долг, - девушка театрально вздохнула, - ибо я не смела ослушаться приказа, подписанного министром обороны, мудрым Жао Хао. Я не имею право обсуждать его решение и сомневаться в правосудии старших евнухов.
Мэй замолчала, чувствуя на губах сладкий привкус триумфа. Если британская разведка решила использовать её для того, чтобы избавиться от этих выродков, генерал-майор Хоу сыграет свою роль в этом спектакле. Она с трудом сдержала искушение посмотреть на то, как довольная улыбка исчезнет с жирного лица министра обороны. Что-ж, кости брошены.

Отредактировано Hou Mai (2013-12-11 22:59:23)

+3

3

Четыре Старших Евнуха сидели за небольшими столами из красного дерева, перед каждым из них стояли сладости и чайничек с чаем. Неподалеку замерли четыре гвардейца императрицы, с суровыми лицами взиравшие на Мэй.  Как только Мэй вошла, на лицах евнухов появилось заинтересованное выражение.
- Мы счастливы видеть верную дочь китайского народа. - заявил очкастый евнух, однако говорил он скорее презрительно и надменно, как будто и не был рад увидеть Мэй. Впрочем, так оно и было. - Вы уже знаете, зачем вы здесь, генерал Хоу Мэй...
Все четыре евнуха одновременно кивнули, а затем посмотрели на Мэй. В их взгляде не читалось жалости, однако лесть удовлетворила царственных кастратов и они смотрели уже более благосклонно.
- Будда да услышит ваши мольбы, Мэй. Но, пока императрица восстанавливает потерянное здоровье и силы, мы должны найти и наказать виновных в этом чрезвычайном преступлении против Китайской Федерации. Мы должны задать вам вопросы и жаждем получить на них правдивые ответы. - заявил старенький евнух по имени Тонг Лу, хранитель императорской печати.
Выслушав оправдания Мэй, три взгляда уставились на толстого Евнуха, носившего титул Министра Обороны. Жао Хао, тайный любитель буквально "измочаливать" плетью молоденьких девушек, встрепенулся и с его жирного лба покатился пот.
- Я не отдавал такого приказа. Для меня произошедшее с "золотыми мечами" было в диковинку. - толстый евнух выглядел скорее удивленным, чем смущенным.
- Генерал Мэй Хоу, верная дочь Китайской Федерации. Есть ли у вас чем подтвердить ваши слова? Получали ли вы заверенную копию приказа на руки, или приказ был все таки устным? - очкастый евнух, кажется, не поверил ни одному слову Мэй.

+3

4

- Ах, если бы этот приказ был устным, - генерал-майор театрально вздохнула, подняв на царственных кастратов выразительные и неестественно честные глаза. Жао Хао не подозревал, что в его сейфе лежит приказ об отводе полка "золотых мечей" из столицы на время проведения праздника. До Мэй доходили грязные слухи об увлечениях евнуха.
"Наверное, я не лучше этого жирного извращенца, - с горечью подумала девушка, - и британской разведке известно об этом. Как только я оступлюсь, моей карьере придёт конец. Что-ж, выбора у меня не осталось..."
- Я бы сочла, что мудрость оставила почтенного Жао Хао, - продолжила китаянка, - но этот приказ был изложен на бумаге и я не имела возможности возразить. Я была уверена, что императрица в безопасности, ведь сама мысль о том, что один из старших евнухов может быть причастен к покушению  на Тянь Цзы, невыносима.
Девушка замолчала. Выражение лица жирного евнуха постепенно менялось - если секунду назад он был удивлён, то теперь его лицо исказила гримаса возмущения, а в глазах отразилась паника. Да, он по-прежнему не знал, какой "подарок" британская разведка оставила ему, в честь свядьбы малышки Тянь Цзы. Иронично, ведь евнухи так желали этого политического союза. Коварство британцев впечатлило даже искушённую во лжи и интригах Мэй.
- Не сомневаюсь, - наконец произнесла Мэй, поднимаясь с колен. Двое гвардейцев опустили копья, но девушка не двинулась с места. Она посмотрела в глаза Жао Хао, человеку, смертный приговор которого подписывали её слова, - что у почтенного министра обороны сохранился оригинал этого приказа. Если же виной досадного недоразумения в сейфе мудрого Жао Хао его не окажется, мои гвардейцы в течении получаса положат на ваш стол заверенную копию этого приказа, которую я предпочла оставить у себя дома.

+4

5

Старшие Евнухи вновь повернулись к толстяку, который почему-то пошел пятнами. Он или правда не знал про приказ, или знал и умело скрывал это за маской растерянности.
- Это правда, Жао Хао? - очкастый евнух наконец нарушил тишину, требовательным взглядом посмотрев на своего "собрата". Тот словно и дар речи потерял, лишь мял полог своего шитого золотом одеяния и что-то мямлил. - Отвечайте, Жао Хао. Подписывали ли вы приказ об отводе полка "золотых мечей" и передавали ли генералу Мэй Хоу?
Толстяк лишь замотал головой. Он был удивлен, напуган и глуповато переводил взгляд с одного старшего евнуха на другого, не задерживаясь на каждом более двух секунд.
- В таком случае, откройте свой сейф и проверьте слова генерала Хоу. Немедленно. - вмешался хранитель императорской печати. - Генерал Хоу Мэй, если ваши слова подтвердятся, то вы будете оправданы и виновник понесет заслуженное наказание. Если же нет, вы будете казнены за предательство Тян Цзы, надеюсь, вы это понимаете?
Тем временем толстяк Жао Хао рылся под своим столиком, раскрывая напольный сейф. Рылся он слишком долго, замок не давался в его потные руки, а огромный живот мешал открыть крышку. Наконец, он вскрыл сейф, уставился туда и... тут же закрыл. Взгляды старших евнухов стали каменными.
- Подождите за дверью, генерал. Наш представитель выйдет к вам поведает о воле Тян Цзы. И вы, гвардия, вон! Все вон. - доселе молчавший евнух жестом приказал выпроводить Мэй, и, подталкиваемая гвардейцами, генерал поклонилась и покинула кабинет. А далее... Что началось за его дверью! Нежные и писклявые голоса орали друг на друга, срываясь на фальцет. Кто-то что-то требовал, кто-то обвинял всех остальных, но постепенно, секунда за секундой, все утихло. Тихо прозвонил звонок и гвардейцы пригласили Мэй войти обратно.
Выглядели евнухи взъерошенными, словно три часа активно играли в футбол. Толстяк был жалок, хранитель печати обреченно смотрел в пол, очкастый усиленно делал вид что его тут нет, а третий сверлил глазами Мэй, словно пытался сожрать ее с потрохами.
- Верная дочь китайской федерации, Хоу Мэй. Мы, верные представители воли Тян Цзы, посовещались и решили оправдать ваши действия. Преступный приказ Жао Хао действительно имел место быть и виновный будет наказан со всей суровостью. Мы решили наградить вас за верную службу, а потому... - начал было очкастый, но его прервал третий евнух:
- Все имеет свою цену, и ваше молчание тоже. Назовите ее, Хоу Мэй.

+5

6

"Я бы назвала, - на губах Мэй впервые после разговора с "Псом" появилась улыбка, - но, какая жалость, меня уже купили. А я не из тех, чья верность продаётся дважды. All Hail Britannia..."
Конечно, генерал-майор Хоу могла бы назначить справедливую цену за своё молчание, по карману кастрированных паразитов она не ударила бы. Но они ошиблись, решив, что воспитанная генералом Шаном девушка будет продаваться, как дешёвая шлюха. Ей уже сделали предложение, китаянка приняла его и обещания евнухов не заставят её изменить уже принятое однажды решение. Дело в том, что Мэй могла пойти на предательство, но она знала цену своему слову и, что ещё более важно, своему молчанию. Согласившись сотрудничать с британской разведкой, девушка совершила государственную измену, предала самое святое - императрицу. Но не ради Британии, не ради будущего Китайской Федерации. Ради собственных амбиций, ради семьи.
"Неужели эти олухи верят в то, что их власть по прежнему безгранична, - китаянка сделала вид, что обдумывает предложение старших евнухов, - их терпят только потому, что армии и аристократии выгодно правление этих бесполезных паразитов. На деле, с каждым гвоздём, забитым в гроб Китайской Федерации, они лишь приближают свою собственную гибель. И когда изголодавшийся народ призовёт вас к ответу, я буду уже далеко."
- Моя верность не продаётся, - холодно ответила Мэй, её глаза сверкнули ледяным пламенем, а губы продолжали улыбаться, - но ради народа Китайской Федерации и нашей императрицы, которая нуждается в заботе и мудром совете старших евнухов, я буду молчать. Но не думайте, - она обожгла Жао Хао взглядом, полным презрения, - что дочь генерала Хоу забудет, что её пытались купить, как шлюху.
Конечно, дерзить старшим евнухам было бы не разумно, если бы за спиной Мэй не стоял дядя Шан и его внутренняя армия. Это была реальная сила, способная свергнуть кастрированных паразитов за один день. И если с любимой племянницей генерала что-то случится, на евнухов обрушится его гнев, ни императорская гвардия, ни сам Будда не убережёт их.
- Но вы правы в одном, почтенный Кси Ванг, я выполнила приказ отвести "золотых мечей", несмотря на то, что мой долг офицера Китайской Федерации требовал разорвать эту бумажку и бросить её в мусорную корзину. Да, верность, действительно, должна вознаграждаться.
"Интересно, что мне предложат старшие евнухи, - размышляла Мэй, - китайский титул меня не интересует. Деньги, конечно, лишними не будут, но они уже должны были понять, что так просто купить моё молчание не получится."
- Позвольте мне казнить предателя Жао Хао и тем самым смыть позор с императорской гвардии и "золотых мечей". За святотатство, которое он совершил есть только одно наказание и вам это известно.
"Его место не долго будет пустовать, - с отвращением подумала китаянка, - ведь столько мужчин готовы отказаться от своего естества ради власти, богатства и собственных амбиций. Хвала Будде, что я родилась женщиной. При мысли о том, что для достижения цели мне пришлось бы заплатить ту же цену, что была уплачена старшими евнухами меня начинает тошнить."
Генерал-майор Хоу замолчала, ожидая ответа. Конечно, они не согласятся и скорее всего Жао Хао избежит справедливого наказания. Но если британская разведка решила ликвидировать раковую опухоль Китайской Федерации, евнухи всё равно обречены. Сейчас перед ними стоял достаточно простой выбор - пожертвовать Жао Хао, который и так уже был обречён и спасти свои эгоистичные задницы, или отказать Мэй и нажить себе опасного и очень коварного врага. Врага, скрытого в тени внутренней армии генерала Шана. Девушка понимала, что власть евнухов, пусть и не является абсолютной, но достаточно велика, чтобы с ней случился, например, несчастный случай. Тот же Жао Хао, наверное, не раз раздевал её глазами и захлёбывался слюной, представляя как нежная кожа Мэй кровоточит, иссечённая плетью. Перспектива оказаться в руках у кастрированного извращенка, а позже быть найденой в сточной канаве, пугала девушку. Но не настолько, чтобы устоять перед искушением собственными руками прикончить старшего евнуха.
"Интересно, как к моей выходке отнесётся "Пёс" и его покровители из британской разведки..."

+5

7

Раздался громкий стук - то толстый евнух рухнул на задницу, причем явно от страха. Глаза евнухов странно забегали, они явно не хотели отдавать своего дерзкой девченке. Очкастый смотрел в сторону, хранитель печати витал в облаках и только третий, словно серый кардинал, пытался думать над предложением Мэй.
- Мэй Хоу, это невозможно. Старшие Евнухи - воля Императрицы и приказ о казни может отдать только она. Но ваша награда не заставит себя ждать. В условиях преданности, продемонстрированной Китайской Федерации, а так же вашей исключительной... "неподкупности", - евнух противно усмехнулся, - мы решили восстановить вас в рядах действующей армии. Вы отправитесь туда, где нам нужна верная и преданная рука - в Индию. Такова воля Дитя Неба.
Проще говоря, Мэй отправляли в ссылку подальше от Запретного Города. И это было, в общем-то правильно, если учесть, что в ином случае ее просто обвинили бы в предательстве и приказали казнить на месте. Конечно, старшие евнухи столкнулись бы с ее протекцией в виде дядюшки, но пока что именно они, евнухи, были главными в этой стране и они давно потеряли страх. В формальном смысле...
- Есть ли у вас что-то еще? - спросил оправившийся хранитель печати. Он явно был рад тому, как повернулось дело и теперь смотрел на Мэй со смесью негодования и надменности.

+4

8

Глаз девушки нервно дёрнулся, но в целом она сохранила практически невозмутимое выражение лица. То, что старшие евнухи только что унизили её, Мэй поняла бы и без надменной улыбки хранителя императорской печати. Наверное, его девушка хотела убить не меньше, чем Жао Хао. Правящие кастраты тем временем, дали "верной дочери Китайской Федерации" понять, что ей лучше бы убираться с их глаз. Иначе...
"...меня просто запрут в каком-нибудь сыром подземелье, откуда даже дядя Шан не сможет достать. Нет уж, я не доставлю вам удовольствия видеть, как падёт Хоу Мэй. Сошлите меня хоть в Сингапур, наплевать. Я здесь потратила уже достаточно времени."
Индия была одним из худших мест для ссылки и евнухи наверняка отправили Мэй именно туда. Вероятно, рассчитывая, что она не вернётся обратно. Для племянницы генерала Шана это было достойным испытанием, ибо она не имела права на ошибку после фиаско под Сысоевкой два года назад. Поэтому, даже если придётся забрасывать бунтующих индусов коровами, она прикажет строить деревянные катапульты. Рыть волчьи ямы и, Будда свидетель, китайская армия ещё вспомнит все прелести средневековой войны. Одинаково беспощадной как к солдатам, так и к мирному населению.
- Я благодарна за вашу мудрость, - процедила Мэй, - что удержала мою руку от кровопролития. Да славится Китайская Федерация, процветающая благодаря заботе старших евнухов.
Девушка направилась к выходу, уже у самой двери, она обернулась.
- Когда вы в следующий раз задумаете убить нашу императрицу, - холодно произнесла китаянка, - обратитесь к профессионалам с яйцами между ног.
Мэй поклонилась и вышла, пока гвардейцы подбирали отвисшие до самой ковровой дорожки подбородки. Такую дерзость могла позволить себе только девушка уверенная в том, что ей это сойдёт с рук. А Мэй... Ей уже было всё равно. Живой она была полезней для старших евнухов, чем её бездыханное тело. Китаянка понимала - это временно. Но пока что наслаждалась моментом. Когда позолочёные двери захлопнулись у неё за спиной, Мэй возблагодарила Будду за то, что он позволил ей пережить этот разговор.
"Задница Будды... Влияние Лиан и дядюшки Шана заразительно. Что-ж, если я потерплю неудачу в Индии, скроюсь в буддийском монастыре, где до конца жизни буду замаливать свои грехи и богохульства."

Конец Эпизода.

+5


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn II. Rising » 26.09.17. Признавайтесь, или будет плохо