По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 21.08.17. Добро пожаловать на "Нагльфар"


21.08.17. Добро пожаловать на "Нагльфар"

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

1. Дата: 21.08.17.
2. Время старта: полдень, около 12:00.
3. Время окончания: не определено, ориентировочно 13:30 - 14:00.
4. Погода: мрачные тучи затянули небо над 11м Сектором, дождь лил всю ночь, но ранним утром закончился. Прохладный ветер с моря. В отдалении - раскаты грома.
5. Персонажи: Renly la Britannia, Ingrid Blackmane, НПС - Кэтрин МакБрайд.
6. Место действия: 11й Сектор, британский корабль "Нагльфар".
7. Игровая ситуация: его высочество Ренли принимает своего рыцаря Ингрид Блэкмейн, одержавшую победу при Вакканае, но попавшую в плен после провальной контратаки на позиции, захваченные "красноплечими".
8. Текущая очередность: Renly la Britannia, Ingrid Blackmane.

0

2

Ренли смотрел на небо. Тучи хорошо соответствовали его ощущениям от всего произошедшего. Вакканай оказался самым ненавистным типом битв для принца - бойней без особого смысла и с одними неприятностями в качестве последствий для обеих сторон. Принц был даже рад, что Ингрид вернулась только сейчас, когда он уже  прочитал все доклады и более-менее успокоился. Все шишки в целом достались  высшему офицерскому составу и Коллинзу в частности. Принц четко и ясно предупредил, что следующий, кто устроит подобное развлечение или примет в нем участие, в лучшем случае окажется рядовым в малярийном районе южноамериканского сектора или за Полярным Кругом, в худшем - в следующем же сражении займет то же место, что и пленные. Озвученные им причины не несли особого гуманизма, за который их могли бы осудить или проигнорировать, нет, Ренли напомнил о чести британских солдат и офицеров, о том, что для грязной игры есть диверсионные подразделения и набранные из недавних нумерованных войска, а элиту Британской Империи подобные методы могут только позорить и причинить вред морали не столько врага, сколько своих же солдат. Кажется, все урок усвоили, репутация Ренли была такова, что с ним не слишком сложно было поладить, но вот всерьез злить категорически не рекомендовалось, ибо озвученные угрозы он обычно выполнял предельно точно. Так или иначе, но сейчас принц чувствовал себя усталым и раздраженным от того, что не сумел проконтролировать ситуацию и предотвратить побоище в зародыше. Нет, теперь-то уже меры приняты, но сражение произошло и потери и ошибки нельзя забывать. А еще он чисто по-человечески волновался за Ингрид, которую какое-то время считал погибшей в ее самоубийственной атаке. Плен... Кто знает, не хуже ли это было для нее, чем смерть. Да и Рэдфилд кое-что интересное сообщил... Про прощальный поцелуй. В любом случае, надо было поговорить. Именно поэтому принц, прибыв на корабль, сразу же вызвал Ингрид к себе.

- С возвращением, Ингрид. - Поприветствовал он ее. Видно было, что Ренли рад встрече.

+3

3

Не то, чтобы Ингрид стремилась предстать перед его высочеством Ренли, но это было неизбежно. Она не пыталась отсрочить этот разговор, но в том, что он будет не из лёгких, британка не сомневалась. Принц не был садистом, но всё равно Ингрид боялась того, что он отошлёт её обратно, разжаловав в гвардию. Блэкмейн никогда не была карьеристкой, если не считать её самоубийственной атаки в Алжире, она всегда думала не о собственной чести и гордости, а о других, в данный момент - о Ренли. Она должна была выиграть битву при Вакканае и в результате, русские были разбиты и отброшены в море, многие одиннадцатые нашли свою смерть на берегу и ещё больше - на ненадолго захваченном бастионе. В прочем, сложно было назвать высадку при Вакканае сражением, это была бойня и многие остались лежать разбросанне по окровавленному песку на берегу моря из-за роковой ошибки командования Евросоюза. Несмотря на героизм и фанатичное упорство "красноплечих", русские лишились многих хороших солдат и офицеров. Те же, кто выжил, наверняка задаются оплакивают своих погибших товарищей, сквозь сжатые зубы проклинают своё бездарное командование, британцев и... И её, Ингрид.
- Ваше Высочество, - девушка склонила голову, её голос был холоден, а лицо не выражало эмоций. Она готовилась к жёсткому выговору от принца, ни о каких поздравлениях и речи быть не могло.
"Я сделала всё, что могла, ваше высочество, - мысленно призналась британка, не решаясь поднять глаза. Ренли не был склонен к расправам над подчинёнными, но это не облегчало положения, в котором оказалась его рыцарь.
- Я подвела вас, - прошелестела она, - и готова понести наказание за мои приказы и действия при Вакканае и за то, что опозорила себя пленом. Я должна была погибнуть, как подобает воину. Прошу вас предоставить мне возможность смыть этот позор кровью.
Ингрид больше нечего было сказать. С точки зрения британской аристократии, она была варваром - вместо того, чтобы кидаться в ноги милосердному принцу, вымаливая прощение, или хотя бы сохранение титула, она просила его позволить ей погибнуть в бою с честью, независимо от изменений её социального статуса. На титулы и звания ей было наплевать, с тех пор, как Ингрид перестала воспринимать себя, как наследницу рода Блэкмейн, шансы на продолжение которого таяли с каждым месяцем, приближавшим её к медленной и не самой приятной смерти.

0

4

Ренли мысленно тяжело вздохнул. Не то чтобы он не понимал, что такое честь, но с другой стороны, хорошо знал, насколько это во всех смыслах опасное понятие. Диверсанты умеют в нужный момент задвинуть такие мысли подальше, потому и способны идти на крайние меры, побеждать и проигрывать в безвестности. А вот для тех, у кого это понятие выходит на первое место, такой подход бесполезен и порой им легче сломаться, если все пошло совсем не так... Принц уяснил от Кэтрин главный и бесценный урок - нельзя избежать всех проблем, но можно собраться с силами после любого удара, встать и идти дальше. Этого Ингрид немного не хватало,она все еще искала смерти... Впрочем, у нее была причина помимо идеалов, и ее как раз принц понимал.

- Наказания не будет. Вы удержали берег, я позволил идти на крайние меры, так что... Сейчас с этим все. Просто запомни на будущее - оставь грязные игры тем, кто готов к этому, не втягивай в это тех, для кого важны честь и гордость и думай о более далеких последствий, чем тактический успех. А то у меня ощущение, что мою вступительную речь ты не слушала. Второго такого поступка я не прощу никому. - Твердо сказал принц, понимая, что тут надо поставить точку раз и навсегда. Теперь уже можно было сказать и о хорошем.

- Я рад, что ты вернулась живой, Ингрид. Посмотри на это с другой стороны. Ты единственная, кто столкнулся в ближнем бою с новой машиной Евросоюза и осталась жива,  побывала с вражеской стороны фронта и вернулась не просто так, но с информацией, которая может помочь другим. Война это не только подвиги и героические смерти. У нее есть и эта сторона. - Улыбнулся принц, - Это не первая и не последняя битва для нас, и у тебя будет возможность найти ту смерть, какой ты желаешь. Я уже вижу, что  на нашей памяти всеобщего мира не будет, и мы будем жить и умирать на войне.

Так оно и было. Раньше принц не имел возможности увидеть большую картину, но сейчас все изменилось... Да и мир на месте не стоял.

- Так что расскажи о том, что пережила и видела с той стороны.

0

5

- Gratitude, - почти шёпотом ответила британка, как обычно, заменяя привычное в английском языке словосочетание на более редкое существительное. Она была воспитана, как воин, девушку с детства учили знать цену своим словам. Поэтому, она никогда не говорила лишнего и предпочитала слушать. Речь Ингрид Блэкмейн, в то же время, была наполнена множеством устаревших эпитетов, что в дополнение к её северному акценту придавало ей большую архаичность. Это не волновало её, а некоторые даже находили в говоре Ингрид что-то привлекательное. В любом случае, перевоспитываться было уже поздно, а вот жизненные уроки извлекать приходилось и его высочество проявил милосердие в последний раз.
- Господа, - обратилась она к офицерам и морским пехотинцам из гвардии, - прошу вас оставить меня на едине с его высочеством.
К Кэтрин МакБрайд сказанное не относилось, об этом свидетельствовала в числе прочего и тень улыбки, тронувшая губы Ингрид, когда её глаза встретились с глазами ирландской воительницы. В прочем, всего лишь тень, лицо девушки было больше похоже на маску из гипса, что наталкивало на неверные выводы о том, через что ей пришлось пройти. Ингрид решила, что второй раз лгать принцу (и снова дёргать акулу за хвост) не стоит. Поэтому, придётся изложить всё как есть и, когда офицеры разошлись, она обратилась к двум оставшимся британцам - принцу и Кэтрин.
- Я немного могу поведать о новом найтмере, ваше высочество. Apologies. Могу лишь сказать, что его скорость превосходит возможности "глостера", а оружие предназначено для убийства пилота и уничтожения машины. По словам пилота этой машины, я должна была погибнуть на месте. У богов жестокое чувство юмора, мой принц. Я не питала иллюзий по поводу своей судьбы, одиннадцатые, - девушка поморщилась, произнося это слово, - наверняка убили бы меня на месте, но один русский офицер не позволил им это сделать и вы обязаны ему жизнью своего рыцаря. Он приказал обработать мои раны, полученные в бою, а так же отказался передавать меня разведке евросоюза. Эти три дня я провела в отдельной каюте на русском корабле, со мной хорошо обращались. Я говорю о командире "красноплечих", Александре Крестовском. Он... Позволил мне оставить мой меч, понимаете? Поверил, когда я дала слово рыцаря, что не попытаюсь сбежать, хотя это и было бы безумием. Это всё, если вы не хотите... Более личных подробностей.
Ингрид замолчала достаточно вовремя, чтобы не сболтнуть лишнего. Наверняка принц уже читал доклад капитана Коллинза и своих морпехов. Что-ж, за все свои действия британка была готова держать ответ. Она лишь надеялась, что Ренли поймёт её и не осудит за это. Ингрид сама говорила ему, что перестала считать себя женщиной, но её поступок говорил об обратном. Элисон... Да, только она снова дала Ингрид почувствовать себя человеком.

0

6

Кэтрин в ответ улыбнулась, хорошо все понимая. Для себя она уже приняла Ингрид в ближний круг Ренли и ценила подобное же отношение с ее стороны. А остальных было не так уж и много, Хоулетт, к тому же, был явно рад возможности куда-то свалить подальше. Ренли его проводил улыбкой, зная о причине. Точнее, тут было две возможных, и обе забавные. Можно только пожелать удачи. И внимательно слушать, так как Ингрид рассказывала кое-что интересное... Про найтмер Ренли сразу отложил тему, предупредив:

- Это чудище потом распишешь подробнее, Фиона поможет. - И куда внимательнее отнесся к иной информации, касавшейся Крестовского. Пусть для его батальона мало что значит потеря командира, судя по прошлой попытке его обезглавить, но пока таковой жив, необходимо принимать в расчет его решения и образ мыслей. Принц уже поднял имевшиеся данные на Крестовского, кое-что из них он и сам предполагал, кое-что подтверждали факты. Теперь вот такое. Действительно, неожиданно, хотя логика есть. Человек из хорошей семьи, с традициями, хотя и выбравший кровавый путь. Ренли тоже не был ангелом и, возможно, тут та же история  - есть то, что с ходу не вытравишь, есть границы, которые без страшной необходимости не перейдешь.

- Чтож, значит достойный противник. Иначе вряд ли бы он смог контролировать подобный батальон. - Признал принц, - Характеристику личности попробуй потом расписать поподробнее. Однако, как мне известно, не он один привлек  твое внимание. Та девушка из его батальона - твоя старая знакомая?

+1

7

- Это, - британка ожидала такой вопрос, но не была готова на него отвечать. Дело не в том, чтобы подтвердить очевидное, наверняка парни из морской пехоты своему командиру не врали. Коллинз... Ингрид была уверена, что он изложил дело прямо и честно, как должно британскому офицеру. Значит, о её выходке принцу известно не хуже, чем Майклу, или морпехам. Она лишь надеялась, что мужчины не вдавались в подробности.
- Да, так точно, мой принц, - бледные щёки девушки тронул румянец, но она не отвела глаз, - но я уже говорила капитану Коллинзу и повторю вам, это в прошлом. Никто не заставит меня сменить знамёна, как бы сильно я не лю... Как бы сильно я ни хотела обернуться назад. Ваше высочество, вам нет нужды сомневаться в моей верности.
Ингрид надеялась, что светловолосый принц не заметил её осечки, но напрасно. Но с другой стороны, она всё равно не хотела ему лгать. Если говорить, то всю правду до конца. Так и вышло, пусть и не специально. О том, что не было сказано, его высочество догадается, ибо он неглуп и может выстраивать сложные логические цепочки. В случае с Ингрид всё было предельно просто, если Ренли в своей "невинности" вообще знает, что бывают люди которых привлекают... Особи того же пола. Сам принц в подобном замечен не был, что делало ему честь, но и Ингрид раньше позиционировала себя как асексуального человека. От части так оно и было, её симпатии к Ренли были вызваны импринтингом от их первой встречи, если её можно было считать таковой. Она любила его, реализовывая материнский инстинкт, ибо о своих детях не мечтала.
Не то, чтобы она не могла - просто кого может привлекать женщина с следами от химических ожогов на теле? Элисон... Но это придётся оставить в прошлом.

+1

8

Ренли невинным в этом смысле не был, любой, кто командует подразделением, где  хватает молодежи обоих полов, рано или поздно нарывается на что-то в этом роде, обычно  прикрываемое общей фразой "неуставные отношения". Будь то обычные или такие вот нетрадиционные. Поэтому принца подобное не возмущало и не удивляло. Другое дело, в случае Ингрид это было несколько неожиданно, так как никаких признаков подобного Ренли не замечал. Рэдфилд описал ему ситуацию как видел, без всякой лирики, но даже так можно было делать выводы. Конечно, можно поднять архивы и выяснить имя, очевидно, перебежчицы. Вот только надо ли? Кажется, Ингрид вряд ли будет рада, а запрос может принести больше вреда, чем пользы. Принц немного уже подозревал, что могло когда-то поставить точку в отношениях Ингрид и той рыжей девушки. Предательство Британии... Тут нужна очень серьезная причина и это уже принцу нравилось куда меньше. Ингрид, конечно, серьезна, когда говорит о том, что это не собьет ее с пути. Но постоянно иметь за душой подобную рану в дополнение ко всему прочему - это может стать фатальным рано или поздно. Ингрид и так желает смерти в бою, а теперь ее желание могло только усилиться.

- Ингрид, я в тебе не сомневаюсь. - Улыбнулся принц, - А прошлое... От него нельзя просто отмахнуться, какое бы решение мы не приняли. Особенно когда речь о любимых людях. Я не стану расследовать обстоятельства вашего знакомства. Если мое предположение верно, пусть каждая из вас идет своим путем. А если захочешь - расскажешь.

Задумался.

- Будем считать деловую часть законченной. Хочешь чаю или еще чего-то?

0

9

- Любовь - это непозволительная роскошь, мой принц, - прошелестела Ингрид, наконец позволив себе опустить глаза. Она была благодарна его высочеству хотя бы за то, что он не станет официально расследовать её прошлое и придавать его огласке. Наверняка, этим займётся Кэтрин, или её люди, но даже если так, то никто кроме принца не узнает об этом. Даже сама Ингрид. В прочем, она была готова раскрыть этим двоим все свои карты, к чему приводит ложь и излишняя скрытность она уже уяснила на собственном горьком опыте. Второй раз скрестив мечи с Кэтрин, она может подписать себе смертный приговор раньше времени. А пока жива Элисон, Ингрид не имеет права умирать. Сначала она смоет кровью свой позор. Кровью рыжей, кровью её нового командира. Она не держала зла на Александра Крестовского, его смерть не принеёт британке удовольствия. Просто, этого требует долг.
"И всё-таки, что он имеет в виду, говоря о "своей дороге", - удивилась девушка, - неужели, его высочество не осудит предательство Элисон и позволит ей остаться постыдным пятном на моей чести? На чести собственного рыцаря? На своей чести? Что вы за человек, Ренли ла Британия... Что вы за человек..."
Ингрид была удивлена и наверняка это не скрылось от глаз диверсантов, коим был и сам Ренли, несмотря на своё происхождение. Она видела в нём милого и наивного принца, играющего в войну и политику по законам чести, на которые наплевать всем, кроме него. И только теперь поняла - она ошибалась.
- Если позволите, я бы не отказалась от чая, - дрогнувшим голосом ответила она, - я расскажу вам всё, что пожелаете знать. Мне будет проще отвечать на ваши, или Кэтрин, вопросы, ибо вас наверняка не интересуют личные подробноси, которые я могу по неосторожности сообщить.
Ингрид позволила себе сесть без приглашения, но раз Ренли предложил ей чай, то наверняка не планировал пить его стоя. Она устроилась, положив руки на колени и приготовилась отвечать на вопросы принца, чтобы избавить его от необходимости вчитываться в грязные детали ёе биографии.
- Я не принуждаю себя к этому, - пояснила девушка, - моё желание - быть с вами откровенной, мой принц. Один раз я уже допустила ошибку, солгав вам и больше не повторю её.
Ингрид умела учиться на своих ошибках, делать выводы и использовать собственный опыт. И выражалось это не в том, что больше она не полезет в подземный бункер, не прихватив с собой противогаза. Сейчас, Ренли был акулой - милой, с доброй улыбкой, но очень-очень острыми зубками. Эту акулу Ингрид любила, но это не было похоже на те чувства, от которых она сгорала с Элисон. Опытный психолог сразу бы понял, что с Ренли реализуется её материнский инстинкт, желание заботиться и любить. Вот только слишком долго она была оторвана от своего принца, Ингрид казалось, что он "остыл" и не питает к ней совершенно никакого интереса, не говоря уже о тёплых чувствах. Да и за что, собственно, он должен был любить свою неудачницу-рыцаря...

0

10

- Скорее то, чего мы не можем избежать. Даже если ничего хорошего это не несет. - Покачал головой принц. В конце концов, зная легенды Северной Европы, Ингрид могла вспомнить, скольким героем беду принесла именно любовь, а не обычные опасности. Сигурд, Хельги, Диармайд... Да там список на страницу выйдет. И что-то никого из них понимание перспектив не остановило. Так всегда и получается, ничего тут не изменится от нескольких слов. А пока... Пока и правда лучше выпить чаю. Ренли поднял трубку:

- Юмико, принеси нам чаю на троих. - Он чуть улыбнулся, подумав о том, какой сюрприз ждет Ингрид... Которая этот самый "сюрприз" не привязала к найтмеру на Вакканае только благодаря смекалке Рэдфилда и Хоулетта. Впрочем, были важные вопросы именно сейчас.

- А пока я спрошу. Я правильно понял, что эта девушка из "Красноплечих" - британская перебежчица? - Принц пояснил, почему так решил, - Ты раньше не сталкивалась в врагами Британии вне поля боя. Ее считают пропавшей без вести или о предательстве известно?

Он счел нужным  объяснить и свое отношение.

- Что бы ни толкнуло ее на предательство, дело сделано. У нас стало одним бойцом меньше и одним врагом больше. И если это никому не известно  в Британии - тем лучше, пусть считаю погибшей или пропавшей без вести, не чувствуя стыда или позора.

Между тем в каюте появилась японка лет восемнадцати от силы в строгом черном платье, наводившем на мысль о трауре или монастыре, особенно из-за католического крестика на груди. На носу у нее были чуть съехавшие очки, которые из-за занятых подносом с чайником и чашками рук было не поправить, поэтому девушка чуть близоруко щурилась. Вообще вид у нее был  очень застенчивый и милый, домашний. Выбивался из общей картины лишь один элемент - на шее, замаскированный под украшение, красовался узнаваемый для военных  "EC-23",  ошейник со взрывчаткой дистанционного подрыва для особо опасных заключенных (типа матерых диверсантов или маньяков-убийц), бывший в ходу у британских спецслужб.

http://s4.uploads.ru/uYE9e.jpg

Похоже, Ренли и Кэтрин она знала,  поклонилась им, но тут заметила Ингрид и испуганно замерла... Вот только в глубине карих глаз мелькнул отблеск адского пламени, всего на долю секунды.  Девушка смущенно и торопливо подошла к столу, поставила поднос и разлила чай по чашкам, не поднимая глаз. Принц ободряюще окликнул ее:

- Можешь быть свободна, Юмико. Если не ошибаюсь, майор Хоулетт ждет...Тебя. - Ренли явно сознательно сделал паузу перед последним словом, Юмико   поклонилась и явно с облегчением  исчезла за дверью. Принц улыбнулся не без иронии:

- Вот видишь, какая замечательная горничная... А ты ее на найтмере чуть было не распяла.

0

11

- Так точно, ваше высочество, - спокойно ответила британка на предположение принца. Не было смысла скрывать очевидное, поэтому Ингрид предпочла согласиться, мне не известно была ли её измена предана огласке. Если пожелаете, я могла бы узнать и... - девушка замолчала, тихим вздохом завершив фразу, ведь было очевидно что у Ренли в распоряжении есть куда более опытные люди, которым можно было поручить это задание. Ингрид решила не лезть не в своё дело и вовремя замолчала, чтобы не вынуждать принца объяснять ей прописные истины.
- Ваше высочество, вы ведь не... - и тут же изумлённо уставилась на вошедшую одиннадцатую. Её ошейник говорил о многом, в том числе выдавал в ней крайне опасную женщину. И она явно узнала Ингрид. В прочем, обошлось без скандалов, девушка горничная удалилась и Ренли снова заговорил со своим рыцарем. Он хорошо скрыл осуждение за шуткой. Ингрид продолжала изучать глазами пол где-то в районе ног принца.
- Если бы на то была моя воля, ваше высочество, - почти шёпотом произнесла она, не притронувшись к чаю, - я бы распяла на найтмерах их всех до последнего. Но я была неосторожна и глупа, когда отдала этот приказ, если вы верите в Британию, построенную на понимании и терпимости, я постараюсь принять эту идею и, клянусь, больше не позволю себе жестокости по отношению к номерам.
И всё же, Ренли был идеалистом. Расовая политика Британии строилась на чётком разделении людей на британцев и небританцем, а его высочеству было наплевать. Ингрид было непросто понять и принять эту идею, но она должна была верить в своего принца и его решения. В противном случае - грош цена её верности.
- Поэтому, я не стану спрашивать почему одиннадцатая с ошейником смертницы подносит вам чай, мой принц. Я уже поняла, что стоит мне оступиться второй раз и окажусь на её месте.

0

12

- Имя, фамилия и место ее пропажи. Тогда можно будет без  привлечения внимания проверить списки. - Уточнил принц. Действительно, аналитический отдел часто перелопачивает данные по  прошлым операциям и потерям в них. Пропавший без вести так и числится, а предатель скорее просто не будет внесен в списки или отмечен как таковой, но вряд ли. На ожидаемые в такой ситуации слова Ингрид Ренли ответил серьезно:

- Я верю в Британию, построенную на разуме. Геноцид был бы допустим сразу после вторжения, а сейчас это как расписка в собственной некомпетентности. - Принц точно не шутил, он умел мыслить отвлеченно, без своих эмоций, - Британия - и ты тому пример - порождение не одной нации, она вобрала силу многих, выбравших британский путь, и поэтому побеждает. Не стоит забывать этот урок.

А то такими темпами начнутся со временем проверки на чистоту крови, потом кто-то предложит перевести в нумерованные Леди Доротею Эрнст, потому что  такого цвета кожи у истинного британца быть не должно, и готово, сила превратится в слабость.  Правило "Горе побежденным" никто не отменял, но и рациональный подход тоже. А вот на последние слова Ингрид Ренли улыбнулся, как и Кэтрин:

- И на какое именно из ее мест ты претендуешь - моей горничной или  постоянного спарринг-партнера майора Хоулетта? - Принц включил экран, демонстрирующий тренировочный зал "Нагльфара". Там как раз разминался означенный майор, один из сильнейших  бойцов флота, с которым рисковали соперничать разве что такие  же признанные воины, - например, Кэтрин или Фергюссон, который в своем возрасте все еще мог дать молодежи прикурить. О нем обычно отзывались как о диком звере, которого не удержать, если уж он разошелся - ну, с такой внешностью и повадками это  неудивительно. На этот раз майор явно готовился к тренировке фехтования, в руке у него был деревянный тренировочный меч японского образца -  чуть не лишившись семь лет назад головы при столкновении с не по возрасту боевым японским генералом (чей череп теперь был жемчужиной коллекции трофеев майора) и его катаной, Хоулетт заинтересовался именно этим типом фехтования. Вот только на скамейке для кого-то был приготовлен второй меч... и тут стало ясно, для кого - Юмико   осторожно вошла и поклонилась. Хоулетт махнул ей рукой. Девушка выглядела в такой ситуации явно лишней, да и взятый  меч держала как нечто опасное для нее самой. Впрочем, майора это не смутило, он встал в позиции и что-то сказал. Дальнейшие события произошли быстро - девушка дернулась, сняла очки и положили на скамейку, а затем произошло нечто неожиданное. Это было едва заметное измение в осанке, но теперь вместо тоненького деревца на ветру девушку правильнее было сравнить со стальной пружиной, а меч превратился в продолжение ее рук. Хоулетт только и успел приготовиться к атаке - Юмико (а она ли это была?) сразу бросилась вперед, даже ее очертания на камере смазались. Сначало казалось что ее атаки хаотичны и не причиняют даже неудобств непоколебимому, как скала, морпеху. Вот только  прошло совсем немного времени и стало видно, что Хоулетт... Отступал? Да, именно так все и было, ему пришлось уйти в глухую оборону и было заметно, что  удары японки отнюдь не слабы. Кончилось все хоть и не сразу, но быстро - британец удар пропустил. Кажется, девушка усмехнулась. И сделала знак мечом, приглашая ко второму раунду...

- Познакомься. Такаги Юмико  принесла нам чай... А трепку Хоу задала Такаги Юмие. Диссоциати́вное расстро́йство иденти́чности - кажется, единственная психическая болезнь, способная принести пользу. - Усмехнулся не без грустной иронии принц, - Жила -была в гетто девочка Юмико, потерявшая всех и все, но не готовая, к примеру, убить человека или что-то подобное, даром что навыки имела... А когда понадобилось все же, девочек в одном теле стало двое. Юмие могла и врезать, и ножом ткнуть. А также убить оставшейся от предков катаной пятерых солдат из команды зачистки, решивших поразвлечься с юной нумерованной, показавшейся м легкой жертвой и достойной  наградой за тяжкий труд. Если бы не любитель интересных случаев доктор Кларк, ее бы расстреляли еще тогда, а так до твоего вмешательства Юмико и Юмие были его материалом для диссертации по психологии в экстремальных условиях. Я решил что такой боец еще может пригодиться. А она... Точнее, они обе  поклялись мне в верности на своем мече. Юмико верит, что я изменю ситуацию к лучшему, а Юмие  всегда на ее стороне.

Принц не зря выделил слова про меч, осознавая, какое  извращенное у судьбы чувство юмора - еще не так давно клятву на мече приносила ему сама Ингрид. А теперь - та, кого рыцарь даже не считала за человека. Вот только она была вторым после Куруруги доказательством, что у владычества Британии здесь есть иное будущее, кроме постоянной войны.

0

13

- Я была бы скверной горничной, - холодно ответила британка, - я рада служить, но прислуживаться тошно.
Процитировав одного из небезызвестных русских классиков, она автоматически вспомнила Крестовского. Наверное, он бы поладил с его высочеством Ренли - оба идеалисты, приписывающие себе больше отрицательных качеств, чем у них было на самом деле. Может, потому что девушкам нравятся плохие парни, однако, воинствующий извращенец Александр, похоже, с этим проблем не испытывал. Да и златоволосый принц, если подумать, тоже. Одним словом - охальники и благородные бабники, но за такие слова Ингрид могла навсегда лишиться своего рыцарского титула и прикусила язык. Не время острить в адрес Ренли ла Британия. Его временное расположение могло запросто смениться на гнев.
- Поэтому я и приняла предложение вашей матери, - объяснила она, - не только потому, что императрицам отказывать не принято, или из одного только желания обрести славную смерть в бою. Для меня служба в гвардии была невыносима, но выбирать не приходилось. С моими... С моим физическим состоянием.
Ингрид внимательно выслушала рассказ принца. Она не осталась впечатлена - животные одиннадцатые всё равно оставались животными в её глазах, если не считать полковника Тодо. Он разбил британцев не имея ни единого найтмера, за что был прозван японцами Тодо Чудотворец. Этого человека она уважала и была бы готова по-рыцарски скрестить с ним мечи. А горничная Ренли, его новая игрушка... Да наплевать на клятвы, кто вообще додумался дать в руки пронумерованной оружие благородного британца?!
- Ваше высочество, - тщательно подбирая слова ответила девушка, - простите мне мою дерзость, но я отказываюсь сражаться бок о бок с этой... С одиннадцатой. Она убила британских солдат, как вы сами сказали, мой принц, а значит в моих глазах она навсегда останется опасной террористкой. А клятва на мече... Если вам доставляет удовольствие унижать меня, продолжайте, я заслужила это под Вакканаем.
Её голос был холоден - принц или нет, но это был плевок в лицо Ингрид. Её сравнили с пронумерованной террористкой. Да, она пошла на бесчестные действия под Вакканаем - но всё ради победы. Ради того, чтобы придурки одиннадцатые сами полезли на британские пушки. Так и случилось, ведь план сработал...
- Ваше высочество, - добавила она, склонив голову. Может, сказала слишком много. С другой стороны - это было уже слишком. Ренли слишком близко подпускал к себе одиннадцатых, а игнорировать это Ингрид не могла. С другой стороны, Кэтрин была спокойна и в присутствии японки не выдала никаких признаков напряжённости.
"Да что за чертовщина здесь творится... Не таким я себе представляла его высочество. Одно дело - диверсанты и морпехи, голыми руками убивающие европейских десантников. Но совсем другие - его личный зверинец. Даже у королевского сумасбродства должен быть разумный предел!"

0

14

Ренли на этот раз с ответом не торопился. Ситуация требовала прояснить  позицию по данному вопросу раз и навсегда, чтобы это потом не проявилось потом. куда более неприятным способом, чем тяжелый разговор. Ингрид не политик и не делец, которого можно убедить логикой и рационализмом, она человек идеалов и крайностей, как и многие  аристократы. Ренли не относил к таким разжиревших свиней, забывших о долге и считающих свои права незыблемыми, он с удовольствием очистил бы от таких "аристократов" Британию. Но к счастью, было много и тех, кто порой ошибался, но шел вперед и вел Империю к величию. Чтобы справиться с тем, что задумал, Ренли должен был найти к ним подход, как нашел его когда-то к своим бойцам и сейчас искал к жителям этой уже семь лет поливаемой кровью земли. Так почему бы не начать со своего же рыцаря? Ведь именно Ингрид должна следовать за ним и разделять его путь в первую очередь. А иначе  - что она делает рядом с ним? Кэтрин давно уже связала свою судьбу с принцем, раз и навсегда ему доверившись и одергивая лишь тогда, когда тот по малому опыту делал просто глупость. У Корнелии был Гилфорд, может даже более фанатичный в этом смысле.  Готова ли к этому Ингрид?  Понимает ли, где  важное, а где второстепенное? Давно пора в этом убедиться, и сейчас, когда у нее прямо-таки заглавными буквами написано на лице сомнение - сейчас самое время. Если не удается воззвать к разуму... Сердце подскажет ей верный выход. Кэтрин чуть заметно покосилась на принца - за десять лет она научилась замечать тонкие перепады настроения своего воспитанника и командира. То, что было в глазах Ренли сейчас, означало что шутки кончились и следует ждать  серьезных решений.

- Ингрид Блэкмейн. Понимаешь ли ты, что значит твоя клятва мне? Ты не просто еще один солдат. Принеся ее, ты  согласилась идти одним путем со мной, разделить со мной не только поле боя, но и то, во что я верю, чего бы это ни  касалось. - Принц был серьезен, более чем, в голосе явно слышался металл и ни следа идеализма в его наивном смысле, - Выбирай - или ты держишься за навязанные тебе Империей искусственные правила, или ты мой рыцарь.

0

15

Ингрид не знала, что ответить на слова принца о верности - кому была предана последняя наследница рода Блэкмейн? Британии, за которуюв бесчисленных сражениях проливали кровь её предки, или его высочеству Ренли, которому она клялась в верности на стали своего меча? Раньше она не задумывалась над этим вопросом, считая, что принц является воплощением воли своего отца, императора. То есть, в понимании Ингрид Блэкмейн, Британия и Ренли были чем-то единым, она даже не могла представить, что однажды придётся делать выбор. Выбор между верностью отечеству и верностью принцу.
- Это, - прошептала британка, - измена...
"Нельзя изменить мир с батальоном солдат, даже Александр Крестовский понимает это... Даже имея могучий британский флот, нельзя, нельзя изменить мир. Это безумие."
Ингрид заметила, как напряглась Кэтрин. Она была предана принцу до самого конца, именно ему, а не Британии. В то же время, она не была рыцарем, она не была аристократкой. Идеалы британского превосходства и исключительности словно не касались её, простолюдинку. С точки зрения благородных британцев, дело обстояло иначе. Они были обязаны императору своим положением, статусом в обществе. Власть Чарльза Британского была абсолютной, как удар Экскалибура, легендарного клинка Первого Рыцаря. В ней никто не смел сомневаться. Никто. Никогда.
- Our Emperor , - она медленно поднялась, пальцы сжали рукоять меча и девушка сжала губы от резкой боли. Рубцы, оставленные бритвенно острой сталью клинка, имя которому Морниваль, всё ещё не позволяли ей взять оружие в руки.
- Stands astride this world, he’ll vanquish every foe... His truth and justice shine so bright, all hail his brilliant light, - слова британского гимна крутились в голове Ингрид и она не заметила, что произнесла их в слух, холодным шёпотом и практически без привычного ей акцента. Как может принц сомневаться в мудрости императора... Как может он говорить о Британии, построенной на понимании и милосердии...
- То что вы говорите, - ещё тише повторила она, голос британки заметно дрогнул, - это измена. В прочем...
Ингрид медленно опустилась на колено, не решаясь поднять глаз на принца. Она подписала контракт с морским дьяволом, теперь это было очевидно. Слишком поздно отступить назад, прошло время нерешительности.
- Я ваша, - решительно произнесла она, - я не смею сомневаться в мудрости императора, но моя клятва вам перечеркнула мою присягу империи. С вами до последнего вздоха, Ренли ла Британия, мой принц. Простите мою нерешительность.

0

16

- Хотел бы я знать... О чем на самом деле думает мой отец, чего действительно хочет для Британии и ждет от нас. - Задумчиво произнес принц. Ингрид не испытывала сомнений, а вот у Ренли такой железной уверенности не было. Слишком много было сомнений, слишком много непонятного. Если раньше, когда он был ребенком, отец как-то больше уделял внимания что детям (хоть и не всем), что Империи, то сейчас это было уже не так. Слишком многое было переложено на шнайзеля, слишком часто общение Ренли с отцом было  в большей степени формальностью - отец не пытался поговорить с сыном по душам, сын  не испытывал желания открыться отцу, как будто Чарльз постоянно был занят в мыслях чем-то своим. Это было не то, что  отдаляло порой Ренли от матери - с Габриэллой они  не сходились во мнениях по многим вопросам и интересах. но он всегда чувствовал связь с ней. С отцом - нет. А теперь еще и мысли о том, что тот, возможно, сознательно отправил Лелуша и Наннали на смерть - если они и живы, то это явно не их общего отца заслуга. Ренли не торопился обвинять - но он был настороже, особенно видя, что для многих Империя и Император   равнозначны. Он сам уже не был в этом уверен. Однако это не те сомнения. которыми можно со всеми поделиться. Кэтрин другое дело, она привыкла верить Ренли и знала отлично, что он Британии не враг - ей больше ничего и не надо было. Однако для других - Ингрид в том числе - не все так просто.

- Хорошо, что ты веришь мне сейчас. - Сказал он, - Я знаю, что ты ищешь смерти, но надеюсь, что тебе хватит времени не только поверить, но и понять все самой. Ничто не вечно, Ингрид. Чтобы войти в будущее, нужно меняться... Будь то речь о человеке или стране. Именно в этом суть настоящего дарвинизма, в который я верю.

0

17

- Я не сильна в политике, - призналась девушка, поднимаясь с колен. Она была рада, что принц сменил гнев на милость. В прочем, ей он порой позволял незаслуженно многое. Ингрид решила не злоупотреблять терпением его высочества.
- Есть ещё кое что, мой принц, - негромко произнесла она, - я взяла на себя смелость принять одно решение после битвы. Я попросила капитана Коллинза договориться с штабом о передаче тел русских солдат и офицеров Евросоюзу. Этот десант с самого начала был обречён на жестокий провал, но за ошибку командования заплатили хорошие люди. Если в вашей власти связаться с командованием Евросоюза и в случае необходимости дать капитану Коллинзу необходимые полномочия? В прочем, я хочу взять переговоры на себя, всё-таки, я была командующим нашими силами в этой битве и кровь этих людей на моих руках. Я хочу, чтобы их семьи и боевые товарищи достойно простились с этими людьми. Ваше высочество, я закончила. Простите мою дерзость и сентиментальность.
Ингрид замолчала, надеясь, что принц не слишком удивится её словам. Всё-таки, она всегда была жестока со всеми "номерами", её приказы под Вакканаем красноречиво подтверждали это. И тем не менее, она была в здравом уме, говоря с Ренли ла Британия. И свои слова она обдумала ещё на рассвете. Теперь осталось только надеяться, что у его высочества хватит время и желания поддержать её. Для Ингрид этот поступок был достаточно важен, она перешагнула через себя и заставила себя посмотреть на противника, пусть и павшего к её ногам при Вакканае, как на равного. И отнестись к нему, как того требует честь британского офицера.

+1

18

А вот теперь принц был удивлен. Одно дело - согласиться с ним вообще, признать его  главенство, и совсем другое - самой прийти к идее, которую Ренли очень хотел бы от нее услышать.  Он сам собирался как-то упорядочить захоронение не только своих, но и чужих бойцов, однако Ингрид пошла сразу дальше. Это было просто замечательным достижением для принца... Или для Александра Крестовского? Вероятно, для них обоих. Война и судьба  любят мрачные шутки, в которых не разберешь, где враг, а где друг на самом деле. С другой стороны линии фронта много людей, не уступающих британцам в храбрости, а порой и в благородстве. И это было  все-таки скорее хорошо, чем плохо - оставляло шанс для не разжигания ненависти, а для контакта. А сейчас такой поступок будет просто идеальной контрмерой для истории с пленными. Возможно, Ингрид еще не видит полной картины, но скоро увидит, она уже чувствует, как надо поступать - такой противоречащий прошлым делам поступок хорошо показывает, что она все же идет в перед, становясь настоящим рыцарем. Да, причудливо переплетаются мораль и политика... Принц улыбнулся.

- И я только похвалю тебя за него. Ты поступила как подобает рыцарю, Ингрид. - Серьезно сказал он ей, - Эти люди воины, погибшие в бою, и в Валгалле они будут вместе с нашими бойцами, погибшими там же. Поэтому устрой им достойное погребение. Тех. кого удастся опознать, верните русским. Тех, с кем это невозможно, достойно похороните в тех местах и отметьте место - думаю, крест подойдет. - Еще немного задумался. - Возьми  Хоулетта и его ребят, они уважают такие решения и помогут во всем, тем более что и их товарищи там полегли. С Евросоюзом я договорюсь.

Принц  еще добавил:

- Мы должны достойно сражаться не только в битвах, но и на этом поле боя. Я уж обеспечу, чтобы эта, скажем так, операция, стала известна не только военным и стала примером британской чести. Может это и покажется  жестким подходом, но нам постоянно придется сочетать идеалы и  практическую выгоду - во имя Британии и ее будущего. Я надеюсь на тебя, Ингрид.

0

19

- Gratitude, - тихо ответила британка. Ренли с готовностью поддержал её инициативу, что позволило Ингрид хотя бы немного искупить свою вину. В прочем, она делала это не из сожаления, просто беседа с простым русским офицером дала ей понять, что по ту сторону фронта - не звери и варвары, а такие же люди. Значит, у погибших при Вакканае солдат были семьи, любимые и друзья. Слёзы не вернут мёртвых к жизни, но... Порой даже незначительное проявление благородства будет достаточным поводом для того, чтобы британцев не считали животными. Они не глумились над трупами, мародёров расстреливали на месте. Тела вернут родственникам и близким практически нетронутыми. Это всё, что могла сделать Ингрид для безутешных жён и матерей, которые не дождутся храбрых солдат, сложивших свои головы при Вакканае.
- Ваше высочество, - на лице Ингрид не шевельнулся ни один мускул, - я совершила достаточно ошибок, чтобы боги смотрели на меня с осуждением. Вальгалла не примет воительницу, запятнавшую свою честь, а потому, я должна искупить свою вину. В ближайшее время я не планирую бросаться на вражеские мечи и буду молить богов о том, чтобы они дали мне достаточно времени. All hail Britannia.
Девушка поклонилась и, развернувшись, направилась к выходу. Она и так отняла достаточно времени у его высочества. У него достаточно дел, а Ингрид из-за своих ранений пока будет вынуждена держаться в стороне от поля боя. Что до работы в штабе, для этого она не была предназначена - отдавать приказы на поле боя Ингрид могла не хуже многих британских офицеров, но Ренли наверняка понимал, что она рвётся в бой. И вскоре такая возможность непременно представится, ведь жили они в неспокойные, но захватывающе интересные времена!

Конец Эпизода

Отредактировано Ingrid Blackmane (2013-10-15 00:57:22)

0


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 21.08.17. Добро пожаловать на "Нагльфар"