По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 15.08.17. Лицо со шрамом


15.08.17. Лицо со шрамом

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Дата: 15.08.17
2. Время старта: 21:30
3. Время окончания: 23:00
4. Погода: тепло
5. Персонажи: Татсумаки, Ситсу
6. Место действия: 11 сектор, британская часть гетто, улицы
7. Игровая ситуация: Татсумаки идёт по улицам британского поселения. В его кармане - пластиковая карта, на которую вот-вот должны поступить деньги, отправленные таинственным господином из Бразилии за выполнение его маленького поручения.
Любопытная Ситсу же идёт следом за ним.
8. Текущая очередность: Татсумаки, Ситсу

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/14.png

0

2

Темнело, и людей на улице становилось всё меньше и меньше, хотя количество машин, казалось, не уменьшилось вовсе. За то время, что Куро находился в этой квартире, он так и не смог привыкнуть к их дневному гулу и приходилось наглухо закрывать пластиковое окно и включать кондиционер, чтобы в этой духоте не помереть. И это - только спальный район.
Татсумаки завернул за угол и пошёл прочь от громкого шоссе. Шум постепенно уменьшался и "шестиполоска" сменилась на двухполосную дорогу. Здесь автомобилей было поменьше.
Куро шёл по широкому асфальту, стараясь не смотреть на проходящих мимо людей. Пришлось даже надеть очки, а руки - спрятать в карманы брюк. Ещё бы - после сегодняшней ночки многие вообще надолго смылись бы из города, настолько засветив свою мордашку. Оставалось надеяться на то, что при составлении фоторобота они допустят кучу грубых ошибок, и опознание станет невозможным.
Сейчас мужчина искал терминал. Ему не терпелось узнать, действительно ли ему перевели указанную сумму. Он прошёл несколько шагов, и наконец вдали показался банкомат. Татсумаки ускорил шаг и, подходя, постарался не светить лицом перед камерой - заведомо зная, куда примерно из размещают, он опустил голову, показав одно лишь темя и вставил карточку в узкое отверстие. Банкомат жадно сожрал её, Татсумаки вытащил мобильник, зашёл в "Принятые" и отыскал последнее сообщение с коротким пин-кодом. Ввёл его, а затем проверил счёт.
Глаза японца округлились и сейчас он, наверное, больше был похож на филина, отправившегося на охоту в сосновом бору.
"Пять штук?! Да этот дядя не иначе, как оружием приторговывает, раз для него не проблема перевести такую сумму за такое простенькое дельце."
Снять всё. Банкомат зажужжал, выплюнул квитанцию, а затем зашуршали купюры в диспенсере. Татсумаки только и успевал хватать их. Пересчитывать он не собирался - сумма в руках была внушительная, а разбираться по поводу недосдачи ему, кто в Британии лишён всяких прав и теперь, скорее всего, объявлен в розыск, явно не пойдёт на пользу.
А теперь домой. Минут десять ходу. Татсумаки опасливо осмотрелся по сторонам.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2013-08-14 19:56:02)

+1

3

Вслед за объектом своего случайного преследования Шицу вышла в город. Она бывала в Токио и раньше - сразу после переноса столицы из Киото,  - она знала Пендрагон в последние годы, и теперь повсюду здесь видела британское вторжение. В улицах, в зданиях, в лицах. И видела сопротивление ему - на десяток метров впереди, оно широким шагом уводило ведьму все дальше и дальше от центра города.
Шицу все еще не знала, почему пошла вслед за этим мужчиной, и почему продолжает идти. Пожалуй, верней было проследить за девчонкой в форме Академии Лелуша, но к этой мысли ведьма отнеслась равнодушно. Уберечь Лелуша не значит - избавить его от проблем. Уберечь Лелуша значит - избавить его от неожиданностей. Спина шагающего впереди сопротивления так и веяла неожиданностями.

Мужчина свернул с пути у банкомата. Ведьма остановилась неподалеку, перед магазином игрушек - собственное отражение в витрине понимающим и пустым взглядом посмотрело куда-то в самую душу ведьмы. Да, мир опять своенравно несет тебя по неведомым дорогам, и ты опять не сопротивляешься. Потому что - бесполезно. Потому что уже - все равно. Потому что рано или поздно мир вернет тебе, грешная ведьма, все свои долги, и только эта вера еще и осталась, только благодаря ей ты еще двигаешься - вперед ли, назад, не важно. Ты еще двигаешься, ты еще жива, а значит, конец твоей истории еще не настал. Но он уже близок.

Оторваться от витрины - снова вслед за мужчиной, чьи карманы, кажется, потяжелели определенной суммой денег.

+2

4

Чисто. Ничего подозрительного. Слежки нет, люди - как люди. Несколько непримечательного вида мужчин, две девушки... Всё спокойно. Это прекрасно. Татсумаки повернулся и быстрым шагом направился вперёд, стараясь выглядеть просто заспешившим домой человеком, обычным рядовым жителем, который заработался в офисе, или засиделся в баре с друзьями.
А когда он на самом деле последний раз был там? Отдыхал, как человек, мог радоваться искренне, свободно пить и безбоязненно драться с секьюрити? Давно. Уж и не сосчитать.
Но теперь-то всё будет иначе. У него есть деньги, а значит есть доступ! Осталось что-то сделать со внешностью, которую явно могли засветить те рослые мужики... Но это легко поправимо.
Поворот направо, пройти сто метров вдоль опустевших переулков... Вот и Уолкерс Стрит, пятый дом. Куро открыл металлическую  дверь крайнего справа подъезда под номером "1" и вошёл в опрятную, чистую парадную с бежевыми стенами. Это не самое качественное жильё, так что консьержа тут нет. Японец подошёл к лифту, нажал на кнопку вызова. Минута ожидания, вторая... Наконец, его двери распахнулись перед ним. Пропустив вперёд двух человек, увлеченно болтавших друг с другом на английском, Татсумаки вошёл в лифт, ступив на заботливо постеленный на его полу потемневший от грязи коврик, и приготовился нажать на кнопку шестого этажа.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2013-08-18 02:52:57)

+1

5

- Подождите! - Шицу метнулась в подъезд вслед за преследуемым мужчиной.
Она влетела в лифт и бросила взгляд на панель кнопок.
- Вам на какой? - переводящая дух, слегка растрепанная, юная, с огромными наивными глазами, Шицу должна его запутать.
Странное чувство раздвоения, к которому ведьма уже привыкла. Отстраненность и неизбежность, свившие гнездо на месте ее сердца, и живая непосредственность, улыбчивость, радушие, которые так приятно видеть случайным, но важным людям, попадающими на ее пути. Шицу умело жонглировала собственными амплуа, своим опытом, впитанными из наблюдений за другими навыками. Но сущность Серой ведьмы оставалась неизменной - никакой иллюзии больше не хватит убедительности, чтобы затмить ее разум и чувства, никаким словам она уже не поверит. Даже собственным.

Решение выйти из тени и столкнуться лицом к лицу с интересным для ее целей объектом ведьма приняла за доли секунды. Если она следует за ним - почему бы не последовать до конца?

Отредактировано C.C. (2013-08-18 03:38:55)

+2

6

//Написано совместно с Ситсу.

Едва услышав просьбу, Татсумаки почти мгновенно вытянул руку вперёд и придержал готовую захлопнуться дверь. Впопыхах девушка вбежала в кабинку, после чего японец отпустил дверь, позволив ей захлопнуться следом.
- Седьмой, - сказал он, мельком изучая европейские черты лица незнакомки. - А вам?
Сейчас он даже и не пытался особо сдерживать акцент, говоря на английском. Ощущения себя загнанным в угол зверем постепенно улетучивалось и Татсумаки обретал спокойствие, вместе с тем теряя бдительность.
- Мне тоже, - удивленно ответила Шицу, во все глаза рассматривая японца.  - Мы, получается, соседи - странно, я не видела вас раньше, - ведьма отвернулась к панели кнопок и нажала на седьмую. -  Вы давно переехали?
- Неделю назад, или около того, - сказал Татсумаки и, улыбнувшись краешком губ, нажал на кнопку с цифрой "7".
Лифт тронулся и повёз их вверх. Мерцал матовый свет и изредка поскрипивал тросс.
Забавно, но Татсумаки этой девушки тоже не видел. С тех пор, как ему перепали эти волшебные ключики, он не то, чтобы стремился досконально изучить тех, кто живет с ним на одной площадке. Так, мимоходом, видал, как кто-то входит и выходит. Но её - не видел.
- Вы тут тоже, по-видимому, гость нечастый, - улыбнулся Куро.
"Интересно, ко всем японцам она так дружелюбна? По виду не скажешь, что ей неприятно."
- Я иногда остаюсь на ночь на работе, - пожала плечами Шицу. - Давайте познакомимся, я тоже почти никого здесь не знаю. Элизабет Аркхем, - ведьма протянула ладошку, спеша узнать об этом человеке все, что можно, до того, как лифт остановится на седьмом этаже. Она уже поняла свою ошибку - стоило назвать этаж выше, чтобы избежать спектакля на лестничной клетке. Но это было не так важно.
Дверь лифта отворилась.
- А... - Куро удивился. - Да, меня зовут...
"Как минимум я был почти уверен в том, что она будет держаться в другой части лифта вообще. А ещё наверняка позвонила бы потом в участок."
- Татсумаки. Куро Татсумаки. Японец, - назвался он, глядя на девушку и пожал её маленькую ручку. - И вы что, меня совсем не боитесь?
Сейчас в нём начинало просыпаться беспокойство. Медленно, но уверенно, оно нарастало. И Куро, приводя мысль в порядок, начал размышлять.
"Она от Диаза? Если да, то какой-то странный способ показать себя. Да и смысл присылать другого связного? Она действительно здесь живёт? Нет, британцы все до одного шовинистские свиньи. Значит..."
Куро сглотнул подступивший к горлу ком.
- Очень приятно, Куро, - намеренно фамильярничая, широко улыбнулась Шицу. Тонкостями британского захвата Японии ведьма не интересовалась, но она наблюдала - и была уверена, что от японцев  шарахаться здесь не принято. Не считаться с ними - да, но не бояться. Занятно было то, что конкретно этот японец считал себя способным внушать страх. И то, что он называет себя именно "японцем", а не одиннадцатым - вряд ли намеренно. Встреча с Зеро для него далеко не первый шаг на пути сопротивления Империи?
Ясно, что напуган скорее сам Татсумаки. Не сбавляя оборотов, ведьма продолжила.
- Совсем не боюсь, вы мне даже нравитесь. Я много работаю с японцами, но пообщаться с кем-нибудь просто так еще не было случая. Вы ведь не против?
- В смысле, работаете? - Куро удивился.
"Вот ведь... Нехорошо это, очень нехорошо. Она следила за мной? Если да, то наш разговор наверняка прослушивают. И они уже знают, кто я такой."
Глаза забегали, Куро начал соображать.
"Так, без паники! А если она действительно просто обычный житель этого дома и ничего не знает? Что тогда? Нужно срочно взять себя в руки. По меньшей мере, в таких домах не устанавливают камеры слежения. Это уже плюс. Что придумать? Что говорить?"
Тысячи мыслей, множество подходов к делу, а выбор должен быть только один. Но какой именно?
- Я, конечно, не против. Если вас дома, конечно, никто не ждёт, то вы можете пройти ко мне и...
"Что за хрень?! Зачем я это сказал?"
- И побеседовать.
"Она же поймёт, что я живу не в своей квартире! Пакость! С другой стороны, что я думал, когда говорил... Так, ведь ничто не мешает мне в случае чего уложить её прямо там. Ведь если она из оперов, то тогда мне точно конец, а если просто мирный житель, то вариант сработает? Да, верно. Нужно будет спрятать все фотографии и что угодно, способное доказать, что это - не мой дом."
Мысленно Куро прикинул, сколько работы ему придётся проделать. Два фото на стене в гостиной, а цифровые рамки в спальне и на кухне Татсумаки уже отключил... Всё, что ли? Кажется, всё.
"Нужно сказать, что у меня есть пожалованное гражданство. Может быть, она не попросит у меня подтверждения... Но как сказать? Напрямую и резко - нет. Нужно как-то ненавязчиво, мимолетно."
- К вам? - отшатнулась Шицу. - Я думала предложить вам выпить чашечку кофе, напротив есть чудесная кондитерская..., - залепетала она.  - Вы неверно меня поняли, извините, если я сказала что-то не так...
Старательно смутившись, ведьма повернулась лицом к дверям лифта. Ей совсем не хотелось оказаться с Татсумаки в замкнутом пространстве - он слишком нервничал, чтобы такой разговор мог окончиться чем-то хорошим.
- Стоять, - голос Татсумаки неожиданно для него самого стал твёрже. - Не двигайся.
Резким движением японец схватил девушку за шею и изо всех сил зажал рот рукой.
- Ты же не хочешь, чтобы нас кто-то услышал, верно? - шепнул он, однако в тот момент ему показалось, что на пустой площадке голос зазвучал эхом.
Ведьма поперхнулась воздухом от неожиданности. Вот так поворот. Что ж, значит, она пошла по верному пути - вслед за Татсумаки. Агент Империи? Забитый до волчьего озлобления простой одиннадцатый? Лидер уже существующего движения японских повстанцев? Насильник или простой психопат?
Сделав медленный вдох носом, ведьма поморщилась - хватка у него была сильная. Деморализующая. Откинувшись на грудь Татсумаки, Шицу расслабилась и, как могла, мотнула головой, соглашаясь - не хочу, верно. Интересно, что такого в ней, молодой, не в меру смелой, что было вполне естественно, британской девочке заставило Татсумаки так нервничать?
- Прекрасно, - прошипел японец, подавляя в себе самые свирепые желания. - Не рыпайся.
Спокойно. Вернуть самообладания, добавить хладнокровия... Чёрт. У него никогда не получалось контролировать себя целиком. Это казалось слишком невозможным. Предугадать свои собственные действия - сложно. Слишком сложно для него.
Он потащил её к двери квартиры, стараясь как можно меньше шаркать ногами. Перехватив шею поудобнее, Татсумаки, навалившись всем весом, прижал её к двери. Отпустил руку, удерживающую шею, рука нырнула в карман и извлекла ключ.
Медленно, спокойно. Всё, что могло произойти - уже произошло.
Не с первого раза угодив нужной стороной в замочную скважину, Куро повернул ключ, а затем, убрав его обратно, оттащил девушку и открыл дверь.
Втолкнув её в непроглядную темноту коридора, Татсумаки негромко хлопнул дверью, передёрнул щеколду и наощупь щёлкнул выключателем. Мягкие желтоватые лучи лампочки из-под стеклянного абажура окутали силуэт её фигуры приятным, животрепещущим сиянием, тут же пропавшим, будто и бы и не было его вовсе.
Коридор был достаточно длинный и широкий. Он уходил далеко вглубь квартиры, и в нём было столько роскошной мебели и предметов интерьера, сколько редкий японец мог позволить себе содержать в гостиной. Наверное, даже британец мог бы "ахнуть".
Пол был устлан тянувшимся до конца коридора ковром глубоких синих оттенков. Сразу справа, в стенной нише, за отодвигающейся в сторону дверцей, расположился шкаф. На благородно-бежевых стенах висели декоративные картины, скрещённые павлиньи перья и светильники в виде золотистых подсвечников с электронными лампочками-свечками, вкрученными внутрь. Немного дальше, по правую сторону, одна за другой стояли одноразмерные тумбы со множеством ящичков и дверок. Сразу слева была дверь на кухню, немного дальше - два створа, ведущие в гостиную, а в самом конце коридора - перекрёсток со спальнями по бокам и совмещённым санузлом прямо впереди.

+3

7

Падая, ведьма успела ухватиться за стену - ладонь наткнулась на какую-то раму, соскользнула, и девушка все же приложилась коленями об пол. Прихожая Татсумаки цветным мазком мелькнула у нее перед глазами, и вгляд уткнулся в ворс ковра. Шицу успела только по одной ухватить какие-то детали: уходящий вглубь коридор, картины на стенах, стоящие рядком комоды... Странная обстановка для квартиры одиннадцатого.
Ее тело, нервно обмякшее, дрожащее, испуганное неожиданным нападением и чужой силой, так и осело на коленях посреди коридора. Шею горячо саднило, судорожный глоток отозвался тупой болью, кровь, оглушая, билась в висках. Но ведьма, настоящая ведьма, по инерции существующая в этом живом теле  душа, только раздраженно вздохнула, и замерла статуей.
Глаза следует поднимать осторожно, дверь уже заперта, а явно агрессивный японец стоит прямо у нее за спиной. Ей пора бы уже вернуться в Академию, а застрять здесь она могла надолго - и именно это занимало ее сейчас больше всего.

- Я не причиню вам вреда, Куро, - сбросив игривую маску, спокойно и твердо, сказала Шицу, надеясь на короткий и продуктивный для обоих диалог. Границы, которые не стоит переступать, ведьма всегда чувствовала плохо, но сейчас она действительно зашла слишком далеко - давить на паникующего каждым следующим ее словом все сильнее Татсумаки, пожалуй, не стоило.

Отредактировано C.C. (2013-08-22 02:51:34)

+2

8

Её голос вдруг изменился. Сильно изменился. Демонстрация? Попытка надавить своей самоуверенностью? Не было времени разбираться.
- Ну, а теперь поговорим... - Куро сделал два шага вперёд и остановился прямо перед девушкой. - В какую такую кондитерскую... Вы! Да, вы - хотели меня заманить? Что там меня ждало? Переодетые пекарями бритоголовые с P-90 за пазухой? Или решили не мелочиться и не прибегать к такому затратному методу, мм? Кто вас послал?
Поначалу он говорил достаточно громко, всё ещё пытаясь справиться с вновь нахлынувшей первобытной яростью и гневом. Однако под конец, его тон сделался спокойным, голова потихоньку стала остывать, а взгляд раскрасневшихся от напряжения глаз со вздувшимися ярко-красными сосудами в миг сделался усталым.
"Я теряю время. Если это - всё, то сейчас я всего лишь дарю себе минуты спокойствия. Того ли я хотел всю жизнь?"
Наступила тишина, прерываемая лишь его тяжёлым дыханием. Татсумаки смотрел в янтарные глаза незнакомки, словно пытаясь увидеть ответ на все свои вопросы, заглянув её в душу, пытаясь прощупать её насквозь, заглянуть в каждый уголок. Перед глазами стояли образы - тысячи алых нитей, которых касаются его огрубевшие руки. А он всё пытается, пытается понять.
- Говори.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2013-08-21 03:13:13)

+1

9

Шицу наконец подняла на Татсумаки взгляд. Холодный, пустой, не взгляд - два провала в бездну времен, судеб и жизней.
- Говори.
Взгляд ведьмы дрогнул, как потревоженная камнем водная гладь, наполнился осмысленностью, испугом, осторожностью. Вниманием и прозрачной, едва видимой задумчивостью.
- Я не причиню вам вреда, - медленно повторила Шицу, глядя на Татсумаки снизу вверх и собираясь телом.
- Я - друг того, кто сегодня подарил вам новый путь и новую надежду, - медленно поднимаясь с пола, ведьма смотрела прямо в глаза японцу. Змея, выползающая из корзины - только волшебника с дудочкой здесь не было. Шицу видела его смятение, и панику, и страх. Что делать с этим, ведьма не знала. Как уйти отсюда, не испортив игру Лелушу? Как уйти отсюда, не оставив после себя труп несчастного одиннадцатого?
Она ненавидит убивать. Смерть - это так просто. Но не для ведьмы. Последняя агония умирающего человека, его крик, и мольба, и жажда еще одного живительного глотка воздуха, еще одного биения сердца, - отвратительны. Недостижимы.

- Я пришла не по его приказу, - Шицу уже стояла напротив Татсумаки, но зрительный контакт не прервала. - Я следила за вами по свое воле, потому что предана ему всей душой, и последую за ним - в самый жаркий ад. Готовы ли вы на это, Куро?

+2

10

Татсумаки продолжал смотреть на неё, не шевелясь, словно загипнотизированный. Ему казалось, стены коридора медленно сдвигались, готовые вот-вот сжать пространство. Одна иллюзия пыталась уничтожить другую. Так он думал. Воздуха не хватало, от напряжения он до боли сжал кулаки и стиснул зубы, внимательно слушая то, что она скажет, жадно впиваясь в её речь со всей силой своих мыслей, которые точно брауновские частицы хаотично двигались по тёмным переулкам его разума.
- Что? - удивлённо переспросил он, уже не только с подозрением, но и с любопытством глядя её в глаза. - От него?
Теперь всё вставало на свои места. Получается, всё это - не более, чем игра, единственной целью которой была конспирация. Так ему казалось. И это выглядело достаточно логично, чтобы быть правдой. Но кем она была? Информатором? Личным агентом? Особой приближённой? Значит, они уже были знакомы. Это объясняет, почему её не было в поезде вместе со всеми, и почему она ведёт себя так спокойно теперь. Но могла ли она быть тем, кто просто следит за ним и пытается узнать подробности?.. Нет. Точно нет. В вагоне никого не было. Никто не мог слышать, что именно говорил им этот человек в маске.
Татсумаки сделал ещё один шаг к девушке, оказавшись в паре десятков сантиметров от неё.
- В ад? - переспросил он уже увереннее.
В голове промелькнули сотни мрачных образов и воспоминаний. Родители, брат, обездоленные японцы, больные и голодающие, погибающие у себя дома и прямо на улицах, разрушенные здания, метро, погибшие дети, разрушенные школы, детские сады, больницы.
Мужчина вспомнил своего первого британца. Случайная жертва, случайный переулок, случайное стечение обстоятельств. Силуэт окровавленных рук возник перед ним. Он прикрыл глаза на мгновение, вновь ощущая на губах запёкшуюся кровь и её обжигающее язык тепло. И снова трупы, огромное множество тел, которым не было конца. Те, кто погибли на его глазах, те, кто погиб от его руки. В нос ударил запах пороха и гари, глаза словно заслезились от едкого дыма, поднимающегося к небу от изрытой воронками горячей земли. Последнее, что он увидел в тот момент - это своё лицо со страшными шрамами.
- ...там я уже побывал, - японец открыл глаза, которые страшно щипало, хотя Куро и не ощущал ни единого намёка на слёзы.
Татсумаки окончательно успокоился, его дыхание стало более ровным и спокойным.
- Тогда, я совсем не понимаю, что вы от меня хотели, - Куро посмотрел на неё. - Право слово, я...
Он не знал, что сказать. Если она пришла не по его приказу, но при этом она является его другом - тогда зачем? Что могло заинтересовать её в нём? На мгновение он позволил себе ощутить собственную исключительность.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2013-08-22 04:08:39)

+1

11

Татсумаки подошел ближе, очень близко, и ведьма внутренне поморщилась. Она не любит находиться рядом с кем-то - если, конечно, этот человек не связан с ней контрактом. Тогда, напротив, Шицу старается не отпускать его далеко. Имеющиеся объяснения ведьме не нравились, поэтому она старалась не думать об этом нюансе.
Что-то в лице прикрывшего глаза японца изменилось, как будто вдруг приобрело знакомые черты. Ведьма успела это заметить только отому, что они так близко стояли - иначе ничто не выдало бы его. Этого Шицу не любила еще больше - видеть, как на мгновение раскрывается, расправляет клырья апертая в клетке тела человеческая душа, и знать, что они в чем-то похожи. С каждым - хоть в чем-то, хоть в самой малости.
Невозможность сопричастности тогда казалось еще более чудовищной. Ведьма сделала аккуратный шаг назад, подальше от этого человека.
- Вы показались мне интересным. И, вижу, я не ошиблась, - кивком приняв ответ Татсумаки как положительный, Шицу, глядя ему в глаза, обвела рукой прихожую и коридор. - Чья это квартира? Кто вы, Куро?

+2

12

Кто он?
Татсумаки прищурился. Если верить её словам, то это личный интерес, не более того, ведь так? Но ведь перед этим она сама сказала, что пойдёт за ним даже в ад. Значит, девушка могла в чём-то подозревать его. Уже знает о произошедшем в небоскрёбе? Или видела что-то ещё? Догадок было слишком много - и всё это те же нити. Какую перерезать, за какую ухватиться? Вопрос на миллион.
Что же, что же? Татсумаки попытался бегло оценить свои недавние действия. Приехал, как и все. Знакомые были. Одиночка? Ну и пусть. А что, если она врёт и пришла по его приказу и всё происходящее - блеф? Нет, лучше отталкиваться от её слов. Следила за ним, но с какого момента? Если с того момента, как он сошёл с поезда? Да, первый убежал со встречи. Подозрительно? Относительно. А потом? Шёл по городу, ни с кем не разговаривал, подошёл к банкомату... Банкомат!
- А... Ну, квартира не моя, - Татсумаки улыбнулся, словно бы виноватая улыбка могла развеять впечатление от подозрительно затянувшегося молчания. - Как не сложно догадаться. Она слишком хороша для японца. Я получил её в качестве... Скажем, награды. Одна британская студентка оказалась достаточно щедрой и свою жизнь оценила её стоимостью. При желании, можете сами отыскать эту блондиночку. Думаю, вы с нашим парнем-в-чёрном знаете, как достучаться до нужных людей.
Куро не стал пододвигаться к девушке, которая то ли побаивалась его, и этот ледяной взгляд был напускным, то ли просто соблюдала дистанцию, и опасалась действий Татсумаки - похоже, причины действительно были.
- И что же вы имеет ввиду, спрашивая, кто я такой? Разве не похож я на обычного японца... Ну, если не считать этой квартиры? Разве нет, м-м? Я слишком страшный для вас? Недостаточно зашуганный? Или, быть может, наоборот, слишком дерзок?
Он присел на тумбочку, седалищем сдвинув в сторону несколько баночек с туалетной водой.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2013-08-26 07:04:45)

+1

13

Шицу кивнула, словно осталась удовлетворена словами Татсумаки, и даже будто соглашаясь с ними - на самом деле едва улавливая смысл сказанного. Ее беспокоили резкие, слишком резкие перепады, смены настроения, поведения этого человека.
Куро Татсумаки, который понимался с ней в лифте - скрывается, подозревает, старательно, но не очень умело играет роль незаурядного одиннадцатого.
Куро Татсумаки, силой затащивший ее сюда - опасный, умелый солдат, или просто бандит, набивший руку в устранении любых помех.
Куро Татсумаки, мелькнувший между двумя движениями ресниц - вверх-вниз - измученный, усталый, но еще не сдавшийся боец за нечто важное, священное, слишком больое и личное.
Куро Татсумаки, сейчас почти копирующий ее поведение в лифте - кто? Недоверчивый зверь, ожетинившийся, неживой, пустой.
Шицу нечего ответить. Она не понимает этого человека, и не хочет понимать. Ей не дано, ведьма просто не переварит чужую жизнь. Она забралась туда, куда не следовало, но она, следуя своему инстинкту, подтвердила главное - Куро Татсумаки интересен. И будет следовать за Лелушем.
Вомзожно, когда-нибудь его карта будет разыграна как козырь. Возможно, он сумеет переплавить свою боль и свой страх в победоносное железо. Ведьме это не интересно. Она запомнит Куро Татсумаки, но не станет искать схроны его тайн. Ведьма действительно не может узнать другого человека и остаться - собой. Ведьма боится потерять те призрачные крохи себя, которые у нее остались.

Жаль, что этому неподдельному равнодушию никогда не верят. Слишком исключителен, слишком важен - каждый. Невозможно не интересоваться - каждым.

- Вы не ответили на мой вопрос, Куро, - Шицу странно улыбнулась ему, принимая этот не-ответ. - Но я не требую. Мы можем попрощаться, - ведьма в два шага оказалась у двери и повернула замок. Ей хотелось скорее оказаться подальше от Татсумаки.

+3

14

- А вы - на мой, - сказал Куро, слабо улыбнувшись и уже совсем забыв то, о чём он спрашивал. Слова вылетали из головы, разбивались о стены и рассыпались, словно хрусталь, который уже никогда не собрать воедино, придав изначальную форму. - Впрочем, сейчас это уже не так важно.
Татсумаки резко поднялся с тумбочки, подошёл к двери и схватил девушку за плечо, слегка, совсем небольно, словно бутон белой лилии.
- Я вижу вас насквозь, - зашептал он ей на ухо, едва не касаясь губами. - Взглядом сдираю кожу и впиваюсь в сердце, вырывая эмоции, копаюсь в вашей голове и складываю новую мозаику из того, что остаётся под рукой. Чувствуете да? Не можете не чувствовать. С корнями выдираю воспоминания и просматриваю, словно триллер, читаю мысли, будто раскрытую книгу с плохим концом. Вы у меня на ладони. Вот здесь, прямо тут.
Кистью Татсумаки проводит по шелковистым волосам и отпускает хрупкое плечо, плавно опускаясь вниз по руке, затем легонько сжимает тонкие пальцы девушки и прижимает их к её груди. Спиной она невольно прижимается к нему, и Куро, кажется, чувствует, как удары её сердца пронизывают насквозь, резонансом отдавая в голову, лёгким ледяным эхом разносясь по сосудам и венам.
- Мы на одной стороне, и после ваших слов, я хорошо почувствовал это, - свободной рукой Татсумаки касается подбородка девушки и поворачивает её голову к себе. - Здесь, - сложенные вместе указательный и средний палец Куро касаются его лба по центру, отбрасывая в сторону упавшую чёлку. - Тьма. Но так кажется только поначалу. Всматриваясь в эту тьму, начинаешь понимать её иначе, и видеть перед собой не чёрную бездну, а красивый калейдоскоп... Мы с вами одного безумия люди. И если предстоит вновь отправиться  в Ад - я составлю вам компанию.
Он окончательно отпускает её, щёлкает выключателем. Свет гаснет.
- Смотрите, чтобы не было хвоста, когда будете возвращаться,- добавил он, приоткрывая дверь. - И будьте уверенны: я ко всему готов, даже к смерти.
Пусть идёт. Образы войны и смерти всё ещё не покидали его, голоса и стоны слились в один протяжный гул, доносящийся отовсюду.  В голове воцарился беспросветный мрак.  По крайней мере, до следующего утра, пока Татсумаки не разберётся в том, что было настоящим.
Ей не нужно этого видеть. Пусть девушка оставит его наедине со своими призраками.

Отредактировано Kuro Tatsumaki (2013-09-10 00:24:29)

+3

15

Ведьма отвернулась - и назойливое присутствие чужого сознания, в которое она успела заглянуть, тут же схлынуло. Отпустило - мгновенно, с готовностью, словно выдрессированное животное, сдаваясь перед недовольством Шицу, перед ее нежеланием принимать это сознание. Эту жизнь другого человека на своей ладони - в своей власти.
И Куро Татсумаки исчез, чтобы неизменно - остаться. Каплей на коже ведьмы, воспоминанием о том, чего она не видела, чувством, которого она не испытывала, он спрячется, растворится, сделает ее еще более - чужой, чувствительней к таким, как он.
Невольная способность заглянуть в лицо случайному человеку - и унести с собой смутное знание его прошлых жизней. Не воспоминания, не привычки, не чувства, не сны - крохотное стеклышко из калейдоскопа, тревожную трель, падение человека из вечности в бесконечность забирает ведьма. И несет за собой, в себе - веками, забывая, что из этого - не ее. Кто из них - не она.

Шицу - собиратель тонкой пыли стертого металла, охотник за скрипом шестеренок, которые не знают, что они - шестеренки.
Мироздание, чуждое своим детям, гладит по щеке человека, и краткий миг этого прикосновения заставляет человека вдруг замедлить шаг, оглянуться в поисках - чего?.. Он ничего не видит. Он ничего не слышит. Ему, наверное, показалось.
Это брешь в его реальности мигнула пустотой и яркостью, оглушила звучной симфонией сотворения мира, толкнула в пропасть сна - навстречу моменту пробуждения. Это страх без причины страха, это шаг без следующего шага, это - непостижимо для человека. Невидимо, незаметно, незначимо. С человеком ничего не произошло.
Пауза в его жизни, его растерянность улетучиваются через мгновение, прячутся в воспоминаниях, окукливаются, неспособные прижиться. А ведьма потом собирается эти жемчужины - нечаянно, не желая того, они просто тянутся к ней - прочь из чужого им сознания. Ближе к той, которая может понять их природу.
Потерянность и никчемность.
Чистильщик ошибок системы - чем не смысл жизни для носителя кода этой системы? Пусть только - для Шицу?

Замирал ли Татсумаки хоть раз посреди проезжей части, забывал, закрыл ли дверь на ключ, начинал вдруг напевать незнакомую мелодию - ведьма не знала. Но избавление от него - да, она хотела этого. Утомительно и бессмысленно - быть тут. Никакое возможное благо Лелуша не могло заставить ее остаться здесь, - здесь пусто.

Ладонь Шицу легла на дверь - толкнуть, открыть, уйти, - и чужая рука обхватила ее плечо, чужое дыхание коснулось ее шеи, чужие слова горячечным шепотом врезались в ее уши. Ведьма только скривила губы - отвратительно, отвратительно, чужие касания ей так отвратительны, - и не слышала слов. Она словно заранее знала, что еще ей попытаются сказать, и спешила уйти раньше.
Чужие страдания ей тоже иногда отвратительны. Страдания ведьма не в силах излечить.
Татсумаки просит ее о чем-то, касаясь волос и прижимая к себе. Шицу чувствует тепло его тела, жизнь, бьющую наружу, навстречу - и больше ничего. Его послание уходит в пустоту, потому что ведьме нечего ему дать. Человек, который учуял их родство, сжимает в экстазе ее пальцы, и тянет, тянет к себе, ближе, хотя, казалось бы, куда еще - ближе, - слишком далек от нее.
Ведьма - слишком далека. В конце концов, она заключила контракт.
Ей странно чувствовать человека так близко, ей неприятен этот контакт, ей нечего ему ответить. Ей странно и удивительно, когда Татсумаки касается ее лица - Шицу даже не боится, что кто-то увидит клеймо кода под ее челкой. Но Татсумаки и не видит - он касается самого центра лба ведьмы и не видит.
Невидимо, незаметно, незначимо.

Он отпускает ее - короткая пауза, достаточная для единственного быстрого любопытного взгляда, и Шицу спешит уйти.

Эпизод завершён

+4


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 15.08.17. Лицо со шрамом