По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » 25.01.18. Orange wave


25.01.18. Orange wave

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 25 января 2018 года
2. Время старта: 20:00
3. Время окончания: 22:00
4. Погода: Температура держится в районе 2°С, на небе облачно, на улице слякотно, но ветра нет
5. Персонажи: Вилетта Ню
6. Место действия: СБИ, 11 сектор, Нео-Токио, Бар Четырёх Ветров
7. Игровая ситуация: Вилетта назначает встречу с Кеннеди, чтобы сообщить ему важные новости, касающиеся Джеремии Готтвальда, чья смерть вот уже долгое время не даёт ей покоя
8. Текущая очередность: По договорённости

0

2

Путь до бара оказался не близок. Потраченное на путь время Вилетта отвела размышлениям вовсе не о Джеремии и его наследии, которое досталось ей. Здесь всё оказалось довольно прозаично. Помимо того, что она обсудит это с Кеннеди, Вилетта уже запланировала обращение непосредственно к самому премьер-министру. Это знакомство, причиной которой стали исключительно трагические события в секторе, теперь могло помочь в распутывании этого клубка. А сложив воедино все полученные неизвестные, Вилетта сможет добраться до первопричин произошедшего.

Всё-таки, нельзя сбрасывать со счетов и сказанное Смоллом, хоть это и было результатом его личных убеждений и пережитого опыта. Но, так или иначе, пока что эти выпады мистера советника Вилетта решила перетерпеть. Лесли был исключительно полезной фигурой в этой политической игре, но вынужденной: иначе теперь опять сваляться на чистокровных беды всего человечества, а ей, Вилетте, в этом копаться и за всех отвечать. Потому что некому больше. Некому.

Подъезжая к бару, Вилетта благоразумно подготовила к отправке сообщение для его высочества Ренли. Не рассчитывала она, что он сможет прочитать его сегодня, а потому, со спокойной душой покинула вагон монорельса и, вдохнув запах угомонившейся городской суеты, что отдавал влагой с примесью жжёной резины, направилась прямиком к стеклянному лифту. Она хотела ещё раз перечитать написанное, чтобы убедиться: не написано ли чего лишнего? Всё-таки, то, что ей удалось выяснить благодаря планшету Джеремии, оказалось информацией далеко не для всех. По крайней мере, сейчас её точно не стоило вскрывать целиком.

Оказавшись в лифте, Вилетта ещё раз всё перечитала. Она старательно подбирала каждое слово. Лишь бы не ляпнуть лишнего. А потому, строго по звонку, отчитавшемуся о прибытии на этаж, она нажала кнопку «Отправить» и вышла. В такой час здесь было не особо людно. Бар, хоть и располагался в одном  из основных районов Нео-Токио, находился вовсе не на золотой траектории злачных мест, где все привыкли отдыхать. Странно ли? Скорее всего, нет. Кеннеди не просто так выбирает его из раза в раза. Возможно, этот бар принадлежит сам по себе кому-то из тайной полиции. Не исключено, что и самому Кеннеди.

Вилетта уверенно толкнула дверь и вошла внутрь.

Сегодня ей стоит поговорить о многом с Кеннеди. Во-первых, о Джеремии. О том, что она нашла в планшете. Что он знает? Что он может рассказать ей? Во-вторых, о Черчилле. О том, что Джеремия был с ним знаком. В третьих, о мистере советнике. Пусть он сейчас и может сослужить службу Чистокровным, но его взгляды вкупе с близостью к генерал-губернатору дают однозначный повод сомневаться в благоприятном сотрудничестве. Особенно после его слов об аристократах. О Джеремии. И о том, к чему Вилетта стремилась так давно.

— Я опоздала, мистер Кеннеди? — вежливо спросила она и, отбрасывая сумочку на край дивана, уселась напротив ожидавшего его мужчины, что сегодня, как и раньше, был чертовски хорош.

+13

3

http://i.imgur.com/syKUvay.png
Дуэйн Кеннеди

Кеннеди ждал Вилетту на том же месте, что и во время их первой встречи. Он сидел, расслабленно наклонившись вперёд, и лишь сомкнутые друг с другом ладони, да чуть поджатые губы, выдавали Вилетте тщательно скрываемое им беспокойство, а перед ним стояла чашка с тёмным дымящимся напитком, от которого уверенно тянуло ароматом арабики. Услышав вопрос, напряжение резко спало с лица Кеннеди и он, расслабленно откинувшись на спинку дивана, покосился на настенные часы. На лице мужчины засияла улыбка.

— Точность — вежливость королей, Мисс Ню, — заинтересованно сказал он, даже не пытаясь скрыть своего удовольствия от вопроса Вилетта. — Но, я полагаю, что ваши часы работают с абсолютной точностью. И вы прекрасно это знаете. Посему позволю перефразировать ваш вопрос: много ли у меня времени, чтобы вас выслушать. Всё так?

Он заулыбался, всматриваясь во взгляд девушки.

— К сожалению, я бы хотел иметь более свободный график, чем сейчас. Но вам я готов уделить сколько угодно как рабочего времени... Так и личного, — во взгляде заиграл живой огонёк азарта. — Жаль лишь, что сейчас у меня нет достаточно времени, чтобы говорить о чём-то, кроме работы, даже в свободное время. Так что же вы хотели со мной обсудить, мисс Ню? Хотите чай, может быть кофе?

Кеннеди повернул голову, посмотрев всё на того же крепкого лысого бармена в фартуке, коротко переглянувшимся с главной тайной полиции. Казалось, этот мужчина вообще не умеет скучать: что тогда, что сейчас, он во всю суетился за стойкой. Посетителей сейчас в баре было много, хотя и вели они себя довольно тихо. Одна компания из четырёх человек порядком старше тридцати, несколько одиночек, две парочки. Можно с полной уверенностью сказать, что «Бар Четырёх Ветров» мог бы с завидной лёгкостью побороться за звание самого тихого увеселительного заведения в 11 секторе, чему мог помешать разве что непрестанно работающий телевизор, в котором, как и раньше, крутили музыкальные клипы.

Песня в телевизоре

+13

4

Вилетта тихо млела от того, как с ней общался этот джентельмен. Каждым словом он будто бы старался настойчиво влезть к ней в душу и осторожно помочь довериться себе. Что лежало за пределами этого нескрываемого желания, на котором акцентировал Кеннеди? Вилетта пока не могла сказать. Но ясно одно — ей он старался помочь. И всем видом это показывал. Кто-то на её месте мог бы посчитать, что Кеннеди попросту недооценивает собеседника. Считает, что тот его не поймёт. Но Вилетта видела в этом исключительно обратную сторону: что он прикладывает все усилия, чтобы быть понятым правильно. Что для него это сейчас важнее, чем вообще всё, что угодно.

— Спасибо, мистер Кеннеди, но я пас, — Вилетта вежливо улыбнулась и отрицательно покачала ладонью. — Только недавно поужинала, боюсь, мой организм не скажет мне спасибо. Да и ни кофе, ни чай я на ночь стараюсь не пить. Это вредно для организма.

Впрочем, Вилетта тоже старалась открыто демонстрировать некоторые вещи. Например то, с какой ответственностью она следит за состоянием своего здоровья... И тела. Особенно тела.

— Я исключительно по делу, — серьёзно сказала она. — Скажу сразу, во многом это дело... Личное. Но так уж сложилось, что оно напрямую касается политической обстановки. Вы же, как глава тайной полиции, в этом можете быть заинтересованы. Потому я и хочу поднять этот вопрос в разговоре с вами. Как вы наверняка знаете, мистер Кеннеди, сейчас полиция сосредоточена на расследовании убийства психотерапевта Рэндальфа Черчилля. И сейчас у полиции есть один подозреваемый. Дункан Найт. Один из наших однополчан. Он был участником нападения на одиннадцатого Куруруги Сузаку, когда тот проводил испытания найтмера седьмого поколения «Ланселот».

Вилетта достала телефон и, прокрутив галерею, для общей информативности показала Кеннеди фотографию молодого парня двадцати шести лет.

— В целом же, как о солдате, характеристику могу дать исключительно положительную, — для пущей убедительности сказала Вилетта, дабы Кеннеди не пришлось долго раздумывать. — У полиции много доказательств на данный момент. Камера, отпечатки, следы крови на одежде, отсутствие алиби. Но, насколько мне известно, до сих пор остаётся не выясненным мотив, однако полиция активно пытается протащить версию, что убийство он совершил на почве ненависти из-за неоднозначных высказываний Черчилля. Думаю, вы понимаете, какие опасения у меня возникают. Я беспокоюсь за будущее нашей фракции, мистер Кеннеди. И искренне считаю, что Найт не мог совершить этого преступления. Потому, сейчас я пытаюсь собрать любую доступную мне информацию, чтобы понять, насколько вообще резонны обвинения в его сторону, не пытаются ли на него попросту повесить убийство... Не сочтите за дерзость, я доверяю полиции и, если Найт действительно стоит за убийством, то я готова принести официальные извинения как командующий военнизированной группировкой. Однако мне не хватает уверенности в том, что расследование непредвзято. К деталям, сами понимаете, меня не допускают, что лишь даёт повод сомневаться. А потому я хотела попросить вас помочь увидеть общую картину того, что удалось обнаружить полиции и насколько это соответствует действительности. Мне неудобно просить вас об этом, мистер Кеннеди. Но к кому ещё я могу обратиться со своими подозрениями в несправедливости, как не к вам?

Вилетта смотрела на собеседника уверенным, ничего не просящим взглядом, готовая получить любой ответ, даже самый жёсткий. И это несмотря на то, что Кеннеди относился к ней очень хорошо, был вежлив и обходителен.

+13

5

http://i.imgur.com/syKUvay.png
Дуэйн Кеннеди

Кеннеди внимательно вслушивался в каждое слово, которое произносила Вилетта, то и дело кивал, замирал, если вдруг интонация менялась, а ещё непрерывно смотрел в глаза, отвлекшись лишь на фотографию, которую захотела показать ей Вилетта. Под конец выражения лица Кеннеди выглядело несколько удивлённым. Словно он ожидал услышать от девушки что-то совершенное иное. Было в этом удивлении и ещё кое-что: взгляд мужчины выдавал заинтересованность, задумчивость, а пальцы неторопливо постукивали по поверхность стола.

— Слышал я про это дело, — сказал Кеннеди. — И про подозреваемого тоже слышал. Мы вели параллельное расследование, независимо от главного департамента. И вот что я вам скажу, мисс: идеология здесь едва ли имеет место. Найт ведь ваш подчинённый. Молодой парень, у которого впереди ещё немало славных побед, и который в то же время не показал таких выдающихся способностей, как, к примеру, покойный маркграф Готтвальд. Или как вы. Он середнячок. С задатками, но середнячок. С абсолютно средними навыками, пусть и хорошо мотивированный к развитию. Я знаю про тот инцидент с Куруруги. Мы им тоже занимались. Так что в каком-то смысле этот товарищ уже давно взят на карандаш, покуда оставался в 11 секторе, не в пример своему бывшему непосредственному командиру, Сореси-старшему.

В этот миг Кеннеди впервые отвёл взгляд. Словно вспомнил что-то.

— Думаю, вам я могу кое-что рассказать, — Кеннеди вновь посмотрел в глаза Вилетты. — Детали убийства Рэндальфа Черчилля: сейчас полиция тщательно скрывает детали того, как это произошло. Но одно могу сказать вам точно, мисс Ню: убийство было совершено с поразительным мастерством. Один удар в артерию и всё. Любой другой убийца удостоверился бы, что он мёртв, если бы хотел убить. Но этот действовал со знанием дела. Вы так и не сказали, о чём желаете попросить меня, но, полагаю, вы хотите убедиться, что расследование идёт по верному пути и не пытается обвинить человека, который в этом не виноват. Что ж, я передам вам все детали, мисс Ню. Я смогу получить к ним доступ. Если хотите, я даже организую вам встречу, чтобы вы могли лично пообщаться с Найтом. Это для меня не так сложно. Но, я так понимаю, вопрос Найта и убийства Черчилля — не единственный, в связи с которым вы решили назначить мне встречу, не так ли?

Сейчас Кеннеди посмотрел на Вилетту особо внимательно. Словно она собиралась сказать то, что он сам жаждал от неё услышать.

+13

6

Кеннеди буквально впивался в Вилетту каждой фразой. В иной ситуации она бы почувствовала себя даже неуютно. Но настолько сильно действовало на неё обаяние этого человека, что не поддаться ему можно с лёгкостью было бы расценивать, как преступление. Особенно тогда, когда он всё так складно рассказывал. Пожалуй, даже слишком складно. Потому Вилетта и могла позволить себе маленькое преступление. То самое, которое заставило её прийти к Кеннеди сегодня же вечером. Возможно, не стоило говорить о ключевом поводе в мессенджере, но... Что сделано, то сделано. От этого никуда уже не деться. Тем более, что сейчас кое-что уже складывалось в чёткую картинку. Особенно то, что сказал Кеннеди.

— Я искренне признательна вам за помощь, мистер Кеннеди, — открыто произнесла она. — И за то, что подкинули мне пару хороших мыслей. Теперь я лишь больше убедилась в том, что Найт невиновен. Он и правда такой, каким вы его описали. Середнячок. А если вы говорите, убийство было проведено настолько чисто, то теперь я абсолютно уверена, что нужно снимать с него подозрения и мне бы очень хотелось увидеть все те улики, которые в действительности указывают на его вину. Прямые улики. А в связи с услышанным у меня возникают подозрения, что обвинения в его сторону действительно несправедливы, а улики притянуты за уши. Встреча с Найтом была бы очень кстати. Но только я уже договорилась с человеком, который этим займётся. Лесли Смол. Слышали о таком, мистер Кеннеди? Он один из советников Её Высочества принцессы Юфемии от пуристов. Я бы не хотела, чтобы к его визиту было приковано особое внимание. Но, если вы как-то сможете поспособствовать, буду очень признательна.

С этим, кажется, закончили. Осталось главное.

— Поговорить я хотела вот о чём... — Вилетта наклонилась и, запустив руку в сумку, выудила оттуда планшет Готтвальда. — Я закончила с изучением информации с планшета Джеремии. И... У меня есть ряд вопросов к вам, мистер Кеннеди.  Информация на нём действительно обескураживающая. Я пока не знаю, к чему она меня приведёт, потому что никаких ответов я не получила, лишь новые вопросы. Но... Вы ведь знали, что находится на планшете, так? Не поверю, что вы не нашли способа получить доступ к носителю информации в нём, а дали мне разгадывать пароль. У вас такие спецы, такая служба, а вы решили вручить это устройство мне. Так поясните мне — зачем? Вы проверяете меня? Хотите узнать, буду ли я делиться с вами всей полученной оттуда информацией, чтобы понять, на чьей стороне? Прошу прощения, если ошибаюсь в своих выводах. Но после всего, что мне довелось прочесть и увидеть, я вся на взводе который день.

Пока что планшет лежал на стороне стола Вилетты. Прежде, чем отдать его Кеннеди, она хотела получить ответ на интересующий её вопрос. И тогда она будет понимать, может ли она сама кому-то доверять в делах, касающихся Готтвальда и его смерти, которая так не кстати оказалась окутана завесой тайны. Но пока она попросту не понимала мотивов Кеннеди. Прояснить бы хоть их. И станет попроще.

+13

7

http://i.imgur.com/syKUvay.png
Дуэйн Кеннеди

Покивав несколько раз на слова Вилетты, Кеннеди замер, когда та перешла, наконец, к основной сути. И, выдавая исключительную сосредоточенность, ни один мускул на его лице не дёрнулся, пока девушка изрекала одну мысль за другой, заставляя главу тайной полиции всё упорнее и упорнее буравить собеседницу взглядом, ожидая возможности заговорить.

— Вы не строите иллюзий, мисс Ню, — голос Кеннеди звучал целиком и полностью удовлетворённо. — Смотрите на мир реально. Взвешиваете всё, что видите, слышите. Не верите на слово. Этим вы сильно отличаетесь от своего бывшего командира. Он был исключительным военным. Солдатом, чьи убеждения шли из самого сердца, находя отклик в душе подчинённых и бесчисленной толпы симпатизирующих пуристам. Такие, как он, становятся хорошими лидерами, ведь их искренние мечты заставляют людей поверить в светлое будущее для своей нации. Но вы — не такая как он. Вы больше реалист, чем мечтатель. И задаётесь верными вопросами, не мешая их с суетой, отводящей взгляд. Зачем и кому выгодно. А ещё отсутствие ответа на любой из этих вопросов не испугали вас, как школьника, что боится быть осмеянным и заставили прийти ко мне, чтобы отыскать правду. Таить не буду, мисс Ню: о содержимом планшета я осведомлён. Более того, следственные мероприятия я уже начал. И передача планшета в руки вам стала частью этого расследования. Вы, как бывший заместитель Готтвальда, могли знать куда больше о том, чем он занимается. Следовательно, и об атаке в гетто информация у вас могла быть. Я ведь тоже не знаю, что заставило его поступить таким образом. Следовательно, мне было интересно, что вы сделаете с планшетом: расскажете ли мне о содержимом, или утаите. Но вы человек прямой и практичный, а потому выключили эмоции и задали вопрос в лоб, тем самым дали мне понять, что о нападении на гетто вы не были в курсе. Исходя из всех полученных показаний, эта версия оставалась основной, а теперь она подтвердилась... Скажите, мисс Ню: когда вы получили доступ к планшету, делали ли вы какие-то попытки что-то узнать самостоятельно, не считая сегодняшнюю встречу со мной? Успели ли вы, к примеру, пообщаться с мистером Черчиллем?

Взгляд Кеннеди вновь замер на Вилетте, за спиной его мелькнул официант, подавая к столу сидевшей недалеко компании несколько порций мороженого, красиво уложенного в креманке и украшенного ярко-красной коктейльной вишней.

+13

8

В какой-то момент у Вилетты создалось впечатление, что Кеннеди говорит исключительно то, что она хотела бы слышать. Но не сама ли она виновата в том, что сразу обозначила свою позицию? Тем не менее, если бы он просто сказал это не добавив ничего нового, она бы так и решила. Но Кеннеди активно поддерживал разговор. Впрочем, новые факты он добавлять не спешил. Это показалось Вилетте нетипичным, но сейчас он ходил вокруг да около, словно искали возможность к ней подступиться. Но в то же время, он делал это слишком уж уверенно, выверено, как по нотам, сравнивая её с Джеремией. Что же Кеннеди хотел сказать, явно давая понять, что она гораздо лучше своего бывшего командира? Вроде и немного обидно, а вроде и льстит так, что лишь благодаря смуглой коже не видно, как щёки слегка подёрнулись румянцем.

— Что ж, значит, я была права, и вы действительно проверяли мою причастность, — подытожила Вилетта, непринуждённо кивнув. — Но, судя по тому, что вы спрашиваете про Черчилля... Дело не только в этом, верно? По крайней мере, теперь, когда произошло это убийство. Джеремия ходил к Черчиллю. Черчилль занимался изучением всяких странностей, используя альтернативные методы и, в частности, память. И этот странный пациент, сбежавший так невовремя... Я не успела толком ничего. Но, похоже, что вы в свою очередь обладаете какой-то полезной информацией. Я могу рассчитывать услышать что-то?

Вилетта напряглась. Почему же он спросил именно про Черчилля? Не хочет ли Кеннеди сказать, что убийство Черчилля, убийство Джеремии... Что всё это связано? Но это ведь абсурдно. Джеремию убил Зеро. А Черчилля — точно не он. Да и какие мотивы убивать какого-то психотерапевта могли быть у Зеро? Разве что какая-то тайна, объединяющая его и Джеремию. Но это абсурд. Какие тут могут быть тайны? Вилетта не знала, что и думать, а потому сама начала сомневаться в том, что между этим всем существует прямая связь. А вот косвенную пока исключать нельзя. Да и как можно исключить то, что существует, как антиматерия, лишь на бумаге? Глазами её Вилетта как не видела, так и не видит. Может быть, Кеннеди смог разглядеть в этом что-то, что даст им какие-то ответы?

+12

9

http://i.imgur.com/syKUvay.png
Дуэйн Кеннеди

— Что-то, — Кеннеди расслабленно усмехнулся, хмыкнул и, откинувшись на спинку дивана, вытянул руку вперёд, осторожно покручивая на блюдце чашку с кофе. — Полагаю, вы не ожидаете услышать что-то конкретное, мисс Ню, верно?

Кеннеди всмотрелся в глаза собеседницы, будто пытаясь увидеть там толику понимая того, о чём он говорит.

— Вы хотите получить какое-то направление, так? — Кеннеди поднял ложку с блюдца и принялся неспешно помешивать остывающий кофе. — Но, боюсь, направление вам ничем не поможет. Потому что если бы я сам знал что-то, кроме направления, разве бы я стал тянуть с расследованием и играть с вами в загадки? Исключено. Но, я дам вам направление, мисс Ню. Раз вы этого хотите.

Опустив ложку, Кеннеди наклонился вперёд и заговорил чуть тише, чем до этого, чтобы только Вилетта могла слышать.

— С Черчиллем общался я. Сразу, как только мы получили доступ к планшету, я отправился к нему на разговор. Но проблема в том, что с сэром Готтвальдом они работали недостаточно для того, чтобы сделать какие-то выводы. Черчилль, к тому же, был слишком увлечён исследованием этого своего пациента...

Упомянув о нём, Кеннеди неожиданно замолчал, поджав губы, после чего раздосадовано цокнул.

— Так что и Джеремии он времени уделял не так много. А вы понимаете, что когда человек, использующий экспериментальные методы исследования, берётся за дело... Ну, тут как теорию вероятности для простаков объясняют: динозавров на улице либо встретишь, либо не. Безусловно, Черчилль с ним занимался, конечно, обещал как следует всё это изучить, что там с памятью Готтвальда случилось. Но теперь мы уже вряд ли это узнаем. Готтвальд трагически погиб до того, как были получены какие-то исследования. Так что чего там могло у Черчилля-то остаться? Ничего, в общем-то, толкового, что было бы полезно. В общем, предлагаю вам поискать проблему внутри вашей фракции. Всё-таки, Зеро, стоящий за убийством Готтвальда, много чего мог успеть провернуть да наобещать. Возможно, кто-то из ваших точил зуб на Готтвальда, и потому всё так сложилось. Там ведь ещё совершенно невыясненное обстоятельство того, что зачем-то ему потребовалось перевозить сазерленды из Эдогавы в день произошедшего. Подумайте, мисс Ню: быть может, Джеремия занимался тем, о чём вам предпочёл не рассказывать, и вам стоит взяться за это серьёзно? И, конечно же, держать меня в курсе происходящего. Вы ведь понимаете, что долг тайной полиции, вопреки тому, что уже который генерал-губернатор сменился, остаётся неизменным и мы должны защищать идеологию Британии. Поэтому, если вы что-то полезное узнаете...

Кеннеди развёл руками.

— Милости прошу сюда.

+13

10

И тут Кеннеди буквально осадил Вилетту информацией. Да так, что если бы она сейчас не сидела, а стояла — точно бы села. Потому что он очень хорошо дал ей знать о своём понимании того, что ей нужно. Но вместо этого Кеннеди, который, вроде бы, старался изо всех сил ей помочь, дал направление вникуда. По крайней мере, так ей казалось сейчас. Ведь по сути своей всё, что она узнала, так это то, что пытаться выяснить какую-либо информацию о Джеремии, копая под убитого Черчилля, попросту бессмысленно. Ведь, как говорит Кеннеди, Черчилль ничего толком не успел. И вместо этого Кеннеди предложил Вилетте искать проблему Джеремии среди своих... Что ж, в какой-то мере это было даже разумно — то, что кому-то ну очень хотелось дискредитировать по-полной программе пуристов, было очевидно.

Но только вот сама манера подачи информации Вилетту смутила. Если Кеннеди дал ей направление в сторону пуристов, то почему не предложил помочь с этим сам? Он ведь из тайной полиции. Это их работа — всё знать. Однако вместо этого он оставил всё это на совесть Вилетты. Невольно создалось впечатление, что...

«А не скрываете ли вы от меня что-то, мистер Кеннеди?»

Вилетта задумчиво поймала взгляд мужчины, как ни в чём не бывало смотрящего на неё. Но Вилетта никогда не была мастером физиогномики или что там изучает движения мышц на лице человека, когда тот врёт или испытывает стресс. Оттого и понять, что же сейчас чувствовал Кеннеди, говоря с ней, она не могла. Вроде бы ничего, что в глаза бы ей бросалось. Но отчего ж тогда так в животе крутит, словно она чувствует подвох? Неужто в кафе, где они сидели с Лесли, ей вместо еды подали какую-то лажу? Да вряд ли. Нет, точно ведь нет!

— Ну... Получается, вы хотите, чтобы я поработала вашим осведомителем, так? — одновременно с тем, чтобы поддержать тему, Вилетта попыталась не только раскрутить Кеннеди на разговор, но и сделать вид, что она хочет довериться тому направлению, которое он дал — возможно, он изначально вёл к этому. — Мне придётся над этим крепко подумать.

Здесь картинка начинала складываться. Всё-таки, он оставался верным помощником генерал-губернаторов в секторе. Так было при Кловисе, при Ренли, так осталось при Юфемии. Он следовал их идеалам. Быть может, даже держался за должность, поддерживая ту политику, которую они выстраивали, адаптируясь каждый раз под нового человека. А ведь конформистом он отнюдь не выглядел.

Что-то здесь было нечисто. Вилетта не до конца понимала, что именно. Слишком много фактов и предположений озвучено за вечер. Неясным одно оставалось: почему Кеннеди спросил всё-таки про Черчилля? Он бы мог не упоминать о нём вообще, если это бессмысленно. Или же глава тайной полиции попросту не хотел, чтобы Вилетта об этом беспокоилась и занялась делами более насущными?

Возможно, так и есть. А ещё много думать на ночь тоже вредно.

+12

11

http://i.imgur.com/syKUvay.png
Дуэйн Кеннеди

Кеннеди улыбнулся и театрально выпятил чуть нижнюю губу.

— Неужто вы обо мне такого плохого мнения, раз считаете, что я могу заставить вас стучать на своих? — спросил он, раскинув руки в стороны, будто бы собираясь принять от Вилетты тёплые дружеские объятия. — Вы ведь это подразумеваете?

Он потянулся к чашке кофе и сделал несколько глотков опустив взгляд вниз на мгновение, а затем вновь посмотрев на Вилетту.

— Исключено, — отрезал он, поставив чашку на место. — Мы ставим осведомителей исключительно из числа своих людей и никогда и никого не вербуем со стороны. Это небезопасно. Я говорю исключительно о дружеской взаимопомощи и об обмене полезной информацией. Смерть сэра Готтвальда имеет значение, потому что сейчас мы столкнулись с обстоятельствами, которые нам неясны. И нам с вами нужно разобраться в них как следует, чтобы исключить возможного повторения. Да, мисс Ню, я не исключаю, что и с вами может произойти нечто подобное, что случилось с вашим бывшим командиром, как только вы станете слишком неудобны. И неважно кому: Зеро ли, или кому-то ещё. Поэтому я и хочу, чтобы вы занялись вплотную со своими людьми. Как говорят, держи друзей близко, а врагов ещё ближе. Так что ничего предрассудительного не думайте, мисс Ню. Я рад, что могу вам доверять и стараюсь, чтобы это было взаимно. Ни в коем случае не хочу вашего доверия попрать.

+12

12

Вот оно. Стоило только Вилетте заикнуться про осведомление, как Кеннеди резко сдал назад. Но ведь и ежу понятно, что из уст главы тайной полиции любые просьбы не могут восприниматься иначе. Особенно на фоне того, что Кеннеди говорил ранее. И тем более уж с учётом проверки. Любые проверки подрывают доверие на корню. Это касается и деловых вопросов, и служебных, и личных. Было бы глупо считать Кеннеди недоброжелателем. Нелепо. Он, как и любой другой британец, действует в своих интересах. Вилетта хорошо понимала такую позицию. Не она ли пыталась, что есть сил, получить своё место в аристократической иерархии, пренебрегая интересами других?

Так что Кеннеди в её глазах не встал по другую сторону баррикад. Просто теперь Вилетта поняла, что у них несколько иные взгляды на происходящее. И разные цели. Кеннеди не особо интересовала смерть Джеремии как таковая. Его интересовала стабильность ситуации в секторе и Нео-Токио в частности. И здесь его тоже можно понять.

Нельзя понять другого. Почему Кеннеди так пренебрежительно относится к тому, что поведении Готтвальда было странным? Потери памяти, невнятные приказы подчинённым, диалоги — почему это не вызывает у Кеннеди никакого отклика? Он упрямо проигнорировал это, а стоило Вилетте хоть немного затронуть эту тему, так он её мгновенно сменил. Может, и правда оно того не стоит?

— Я тоже ценю возможность кому-то доверять, — в общих чертах сказала Вилетта. — И я очень хочу разобраться, что на самом деле случилось с Джеремией. Даже если, как вы считаете, проблема лежит внутри фракции, я постараюсь в этом так же разобраться. Если появится повод подозревать кого-то, я снова к вам обращусь. Также я постараюсь выяснить всю полезную информацию по поводу перевозки от его высочества Ренли. В силу моего назначения у меня налажен с ним тесный контакт, так что я уверена, в этом он мне поможет.

А на деле Вилетта размышляла, куда ей двигаться дальше. Что делать? Дожидаться, пока Смол пообщаться с Найтом? Можно. Но... Этого мало. Особенно учитывая то, что вопреки увещеваниям Кеннеди, Вилетта не собиралась оставлять идею копнуть под Черчилля глубже. Но пока не знала, как именно. Может быть, у него сохранились какие-то записи относительно Джеремии? Вилетта не была в этом так уверена. Но сходить в клинику и попытаться выяснить хоть что-то стоило. Если там действительно нечего ловить, то это станет сразу понятно. Поэтому времени Вилетта точно не потеряет много. По крайней мере, польза от полученной информации будет того стоить.

— Пожалуй, на этой ноте я с вами и попрощаюсь, — Вилетта взглянула мельком на серый циферблат настенных часов, натянуто улыбнулась и, подняв свою сумку, встала из-за стола. — Уже поздновато. Я стараюсь ложиться раньше. Так что не буду вас задерживать. И вам рекомендую тоже лечь пораньше. Планшет Готтвальда мне уже без надобности, так что пусть останется у вас. Думаю, если там и осталось что полезное, то вы гораздо больше в этом преуспеете.

Особенно если учитывать то, что Вилетта заблаговременно скопировала все данные себе.

— Доброй ночи, мистер Кеннеди.

Эпизод завершён

+11


Вы здесь » Code Geass » События игры » 25.01.18. Orange wave