По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » 17.01.18. Я знаю, о чём ты думаешь


17.01.18. Я знаю, о чём ты думаешь

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Дата: 17 января 2018 года
2. Время старта: 20:00
3. Время окончания: 22:00
4. Погода: Облачно, почти безветрено, 4°С
5. Персонажи: С.С., Мао
6. Место действия: 11 сектор, Нео-Токио, убежище Мао в гетто
7. Игровая ситуация: Когда возлюбленные воссоединяются это значит, что они не только могут что-то сказать друг другу, но и предложить.
8. Текущая очередность: По договорённости

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

[nick]C.C.[/nick][status]Burn me[/status][icon]https://i.imgur.com/HZCOpzV.png[/icon][sign] [/sign][fld4]Личная страница[/fld4]

+4

2

- Мао. Почему ты пришёл именно сейчас?
Шицу повернула кран и прохладная струя ударила в лицо. Потоки воды забились о кожу, а она даже не вздрогнула — лишь прикрыла веки, слушая, как текут ручьи, ударяясь о стены кабинки.
- Ты мог прийти раньше. Ты ведь умеешь читать мысли. Ещё в сентябре добраться - не проблема. Ты ведь гений. Безумный, но гений. Заплативший своим собственным рассудком за умение мыслить. Достичь уровня Зеро. А затем и обойти его. Твоя сила безгранична. Ты умеешь ею управлять. Но уже никогда не направишь в нужную сторону.
Шицу обняла себя за плечи и слегка растёрла. Ей нужно немного освежиться. Она уже слишком давно не была в душе. Одежду стирать бессмысленно. Да и заменить стоит. Быть может - подстричься? Ха. Глупость. Её роскошная фешенебельная шевелюра отрастёт быстрее, чем за сутки.
- Лелуш должен был сделать то, с чем не справился ты. Сын Марианны. Лучше никого не найти. А потом я познакомилась с ними. Наннали, Милли, Шарли, милый простачок Ривалз... Все они, и даже Лелуш, показали мне другую сторону жизни. Заставили вспомнить о том, что такое - жизнь. Впервые за долгие, долгие годы я задумалась: а того ли я хочу? Чего я хочу? Но затем...
Шицу коснулась ладонями волос и провела вдоль, собирая в пучок. Замерла.
- Зеро всё разрушил собственными руками, - Шицу выпутила зеленую шевелюру, разворачивая мыло - душистое, пахнет осенью, кедром и хвоей. - Недооценил силу, которая ему была дарована. И она его и сгубила. А вместе с ним и то, во что я едва не поверила. Как же глупо с моей стороны. Но второй раз я не ошибусь.
С последней фразой недлинного монолога уходит напряжение. Шицу не отпустила ситуацию: ей придётся с этим жить. С ещё одним прожитым днём. С ещё одной прожитым самообманом. Хорошо, когда в запасе - неограниченное количество жизней. Интересно, будь на её месте та бессмертная - получилось бы у неё так же играючи достичь цели, что наивно воздвигла перед собой Шицу?
Вопрос останется без ответа. Ведь она - не она. К счастью.
Быстро закончив с водными процедурами, Шицу бросила взгляд на валявшуюся в углу одежду - то последнее, что осталось у неё в память об ОЧР и, махнув головой, вышла прочь из крохотной ванной комнаты.
- Мао, - представ перед ним обнажённой, Шицу скрестила руки на груди и остановилась в дверном проёме, оставляя на деревянном полу отпечатки босых ног. - Ты обещал пиццу.
Она начнёт издалека. На его лице нарисовано напряжение. Мао - мастер скрывать эмоции. Но только не от неё. А точнее - не с ней. С ней он превращался в себя настоящего. Непреложного. Единственный в этом мире, кто никогда не станет ей врать.

[nick]C.C.[/nick][status]Burn me[/status][icon]https://i.imgur.com/HZCOpzV.png[/icon][sign] [/sign][fld4]Личная страница[/fld4]

+18

3

Ах, Шицу. Мао даже не верил своему счастью, бережно раскладывая добытую им одежду стопка к стопке, выравнивая идеально на обветшалой кровати, где голый рваный матрас был накрыт серым покрывалом — не очень-то похоже на любовное гнёздышко, но к чёрту временные трудности. К чёрту ОЧР, к чёрту этого малохольного трусливого Лелуша, спрятавшегося за стройными рядами своих послушных пешек и широкими спинами более влиятельных людей вроде этой девчонки Сумэраги. Ряженый спаситель, думает, что напялил маску и стал неуязвимым? Как же жалко! Он и ногтя Шицу не стоил! Со злости Мао едва не испортил составленную им композицию, осторожно прислушиваясь к тому, как на фоне гудят случайные мысли оказавшихся поблизости людей. Совершенно удивительно: они столько лет живут здесь, как рабы, а всё ещё не утратили надежду на счастье. Пусть и спрятавшись в своём уютном мирке, пусть и смирившись с поражением. Британцы смогли отнять у них свободу, но не отняли веры.
Подобные мысли Мао слышал тысячи. Везде, где был. Мысли победителей, проигравших. И как мало тех, что шли за своей верой так уверенно, как он! Последний из подобранных элементов женского гардероба был выложен в идеальном ряду и Мао выпрямился, окинув взглядом результат своих трудов. Достать новую одежду оказалось не так уж просто, ведь в холодное время года одежда в гетто была в цене, а вот подобрать — очень легко. Мао и знал идеально все нужные пропорции своей возлюбленной. Да что там: он расположение всех родинок на её теле знал и, если вдруг появится новая, то непременно это заметит. И даже несмотря на то, что он знал её, как облупленную, не было для Мао большего счастья, чем когда она наконец была рядом. Она привносила в его серую жизнь, наполненную борьбой, непредсказуемость. Ведь она была единственной, чьи мысли он не мог прочесть.
Впереди их ждал долгий путь домой. Уютный домик в Новой Зеландии. На отшибе от всего остального цивилизованного мира. И именно там они проведут вместе всю его оставшуюся жизнь. И, умирая, он будет счастлив, чувствуя её ладонь в своей.
Погружённый в безоблачные мечтания о будущем, Мао не заметил, как Шицу вышла из ванной. Обернувшись на её голос, он замер. Взгляд засиял, поджатые губы растянулись в наполненной счастьем улыбке. Как же она была хороша! Мао никогда не устанет восхищаться тем, насколько идеальной была его Богиня, его Афродита.
— Я хоть раз тебя обманывал, милая Шицу? — облизнув губы, Мао медленно подошёл к ней, осторожно обнял за талию и, наклонив голову, прижался губами к плечу, а затем, коснувшись языком влажных ключиц, провёл им вверх по шее, собирая каплю за каплей с нежной кожи, и завершил свой путь у мочки уха, тут же угодившей во влажный плен его рта. — Пицца будет. Сразу, как только мы закончим с нашими делами. Ты ведь не хочешь есть то, что японцам приходится готовить в антисанитарных условиях гетто? Кстати, я подготовил тебе одежду. Всё, что есть — на кровати. Что-нибудь точно выберешь. Между прочим, мне её даже отдавать не хотели. Зубами вгрызался, как на Чёрную Пятницу.
А теперь он просто не хотел отпускать её саму. Даже одеться.

+15

4

Шицу слушала без улыбки своего великого обнимателя, но, если бы могла - непременно бы улыбнулась. Она не может перестать сравнивать их с Лелушем. Оба те ещё эгоисты. Один зациклен на мести, второй - на ней. Но один предаст, если ему это будет выгодно. Второй - никогда.
Подставляя шею для жарких поцелуев, Шицу обратила внимание на висевшее на стене старое заляпанное прямоугольное зеркало, угол которого был вымазан в чём-то чёрном. Ведьма подняла голову и встретилась с собой взглядом. А чем же ты лучше Лелуша? Эхо прозвучавшего голоса совести застыло в чертогах разума. Шицу отвернулась, старательно выскользнув из крепких объятий Мао.
- А где ты ещё собрался брать пиццу? - Шицу подошла к кровати, разглядывая предложенный ей ассортимент одежды - ну прям как в магазине, ещё и выложено болезненно ровно. - Думаешь, кто-то повезёт её в гетто из сокая? Не выдумывай.
Перво-наперво Шицу заозиралась в поиске белья, но не нашла ничего другого, кроме чёрных слипов и того же цвета облегающего топа.
- А что, других цветов не нашлось? - равнодушно спросила Шицу, прекрасно понимая, что чёрный куда практичнее любого другого, и особенно белого, который она всегда носила до этого. - Ладно, это лучший выбор из всех. А пиццу можно и здесь заказать. Или ты уже и сам позабыл, как жил раньше, Мао?
Неспешно натягивая бельё, Шицу смотрела в окно, думая о том, что где-нибудь в Праге сейчас полным-полно снега. Не то, что здесь.
- Не пренебрегай людьми и их трудом, - строго сказала Шицу, вспоминая о том, как это делал Лелуш. - Даже если говоришь правду. Но даже здесь люди продолжают жить. Простая математика, Мао. Семи лет достаточно, чтобы жизнь отсеяла слабых, неприспособленных. В том числе и тех, кто делает плохую пиццу. Как ты сам считаешь: будут ли люди, даже в гетто, терпеть плохую еду? Я помню те неурожайные периоды, когда нечего было читать. Слушать. И тогда за шедевр могла сойти любая посредственность. А с едой такое не пройдёт. В гетто она либо безопасная, либо ты не готовишь вообще.
Синие плотные джинсы, чёрная приталенная косуха из кожзама, утеплённая белой шерстяной подшивкой. На совсем холодную зиму не подойдёт, а вот для нуля, который здесь может продержаться хоть до конца февраля - самое то. Хорошо, что обувь он не стал тащить - в высоких сапогах, всё ещё оставшиеся у Шицу, она может проходить ещё долго. Сделав выбор, она тут же стала одеваться. Куртка показалась ей достаточно тёплой, чтобы носить её прямо поверх топа и не наряжаться во сто одёжек.
- Мне нужно сделать что-то с волосами, - задумчиво протянула Шицу, наматывая на палец зелёный локон, а затем её взор упал на чёрную вязаную шапку. - С ними я слишком сильно выделяюсь из толпы. Скажи, Мао.
Шицу повернулась к нему и безэмоционально посмотрела в глаза.
- Важный вопрос. Сосредоточься как следует, - со всей серьёзностью проговорила она и вздохнула полной грудью. - Я тебе больше нравлюсь с длинными волосами или с пучком?

[nick]C.C.[/nick][status]Burn me[/status][icon]https://i.imgur.com/HZCOpzV.png[/icon][sign] [/sign][fld4]Личная страница[/fld4]

+16

5

Мао выпустил Шицу с большой неохотой — не двигаясь с места, он до последнего касался её ладонями и, лишь когда она отошла от него на два шага, опустил руки, скрестил их на груди и упёрся в дверной косяк плечом, со стопроцентной точностью отзеркалив её же прежнюю позу. Ненарочно. Где-то на подсознании. Он просто стоял, с нескрываемым удовольствием и трепетом на лице наблюдал за Шицу, слушал Шицу. Когда она находилась рядом, в такой спокойной миролюбивой обстановке, Мао посвящал ей каждую секунду своего времени, каждую крупицу своего внимания и не мог думать ни о чём другом, кроме как будущего. Их будущего. В какой-то момент он понимает, что даже внимая всему сказанному, сосредоточиться на сути сказанного — сложно. Безумно сложно. И Мао чувствует, что падает в небытие. Из него можно вынырнуть. Но только любивший до безумия знает, насколько сильно не хочется этого делать. А только кивать и без конца угукать, не спуская взгляда с объекта своего обожания и нервно перебирая пальцами ткань плаща.
Падение в омут оказывается недолгим. Нет ничего лучше прямого вопроса — не сказанного вскользь, а того, на котором сосредотачивают внимание. Мао, заслушавшись голосом Шицу, даже невольно вздрогнул, едва не прикусив язык.
— Разве я могу любить тебя меньше только из-за другой причёски? — Мао даже изогнул бровь, когда до него дошла сама суть вопроса и совсем немного — сказанного до. — Или одежды? Или других вещей, которые принято считать значимыми.
Он смотрел серьёзно, сосредоточенно, а губы медленно растягивались в ухмылке. Безумная полуулыбка засияла на лице Мао и тот, чуть повернув голову, прикрыл глаза и лишь усмехнулся.
— Глупцы будут хвататься за воздух, опьяненные теми символами, которые им диктует система. Так было в те времена, когда возраст не был для тебя пустым звуком. Так остаётся и сейчас. Система никуда не исчезает. Она адаптируется и подсовывает всё больше и больше поводов для того, чтобы делать выгодные для неё вещи, — отлипнув от косяка, Мао сделал несколько быстрых, резких, спонтанных шагов вперёд, а затем взял в ладони лицо Шицу — не спрашивая ни о чём, не объясняя зачем, и посмотрел в глаза. — Каждый день я слышу суетные мысли тысячи людей, что как крысы мечутся по городским улицам, что как трубы сточных вод пронизывают всепоглощающий организм созданной паразитами системы. Они мечутся, мечутся без конца в своей безумной гонке. И в погоне за чем? За красотой? За справедливостью? Или быть может за благополучием? Ха! Знаешь старую шутку из одного фильма про пиратов? Где главный герой говорит, что у него нет ключа, но у него есть кое-что получше. Рисунок ключа! Вместо настоящих ценностей людям подсунули имитацию. Шарж. Нарисованную пародию на настоящее и на то, что действительно имеет ценность. И эти глупцы, наводнившие мир, гоняются за знаками и символами, уводящими их всё дальше и дальше в пучину средневекового рабства. И, если раньше нужна была инквизиция, чтобы бороться с инакомыслящими, то теперь инквизиторами стали обычные люди и культ идеализма, культ эссенциализма, который заставляет нас верить, будто бы человек перестаёт быть человеком, когда меняет что-то в себе! Будто бы есть разница, как ты называешь японца: одиннадцатым или японцем? Как они, твои старые друзья, повстанцы, любят использовать это для того, чтобы управлять послушными толпами крыс, готовых в любой миг ринуться в бой. Они кричат: мы не одиннадцатые, мы японцы! Хватаются за это, как за спасительную соломинку, будто бы нет других причин для борьбы. Люди мыслят символами, милая Шицу. И я, ненавидя всё это...
Мао, сам того не замечая, что его пальцы сжимают лицо Шицу так сильно, будто бы он пытается удержать её от падения в низ, касается её губ своими и время останавливается. Он выдыхает. Прерывает поцелуй и снова пристально смотрит в глаза, говоря на выдохе:
— Буду любить тебя, — Мао замолк, так и не выпустив её лица из своих ладоней.

Отредактировано Мао (2020-12-27 18:53:29)

+17

6

Шицу сдавленно мычит, но терпит. Мао - тактильный маньяк. Ему важны прикосновения. Особенно учитывая то, что именно Шицу наделила его силой, поэтому эти прикосновения уже сами по себе особенные. Но зато как много они позволяют. Прожив столько лет, Шицу научилась читать людей, как открытые книги. Да, она не могла слышать мысли, как это делал Мао, но понимать окружающих у неё со временем стало получаться и без этого. Всего-то понадобилось немногим меньше вечности, чтобы понимать, где правда, где притворство. Да и то не всегда. Обязательно найдётся тот, кто умеет прикидываться с незавидным мастерством. Незавидным настолько, что таким людям можно лишь сочувствовать, а не злиться на них. Потому что едва ли кто-то из них в полной мере осознаёт степень своего одиночества.
- Ну, хватит, Мао, - проворчала Шицу и, приобняв запястья, потянулась к губам, убирая прочь назойливые руки. - Ты очень вырос.
Похвала искренняя, насколько это вообще возможно. Но она ни капли не умаляет того, что Мао был безумен. Его мысли могли струиться ровно, как талый ручей по весне, а затем вдруг выплеснуться девятибалльным цунами: даже ей тяжело угадать, что его задевает, а что нет. И даже при всём хаосе можно было проследить кое-какую линию поведения. Например, Шицу со стопроцентной уверенностью могла гарантировать безопасность доставщика пиццы. Если, конечно, они вообще его дождутся, и в гетто вообще есть доставка. Мао не любит пачкать руки. Те девочки стали исключением. Но даже так он подошёл к вопросу грамотно и... Никого из них не убил. Покалечил - да. Особенно Шарли досталось. Козырю, который так и не сыграл. Сколько ещё они будут восстанавливаться после пережитого? Месяц-другой для организма. А психика? У них не будет вечности на то, чтобы пережить костры британской инквизиции. Их сожрут свои же.
Вспомнив обо всей этой ситуации, Шицу даже немного разозлилась. Чуть-чуть на Мао, но в основном - на Лелуша. Мао-то просто выжил из ума, уже давно. С него взятки гладки. А Лелуш... А что Лелуш, Лелуш точно не лучше. Лелуш сознательно переступил грань между добром и злом.
- Мао, я хотел поговорить кое-о-чём, - Шицу взяла ладонь и, отодвинув оставшуюся одежду, уселась на кровать, уперевшись спиной в стену. - Это... Будет касаться нас. Всё, что я хочу: чтобы ты выслушал. И сказал, что думаешь по этому поводу.
Шицу не стала тянуть. Нужно как можно скорее со всем разобраться. Пока они ещё в Японии. Потому что в Новой Зеландии всё будет бесполезно. А учитывая то, что Лелуш оттуда пока ещё не убрался, всё может быть ещё хуже. Им нельзя сталкиваться. Иначе всё, чего теперь хотела добиться Шицу, пойдёт прахом.
Пора вновь показать, что не только Лелуш или Чарльз умеют строить планы. Пусть её последний план и оказался не очень удачным, но нельзя быть уверенным в плане, если в нём замешаны люди.

[nick]C.C.[/nick][status]Burn me[/status][icon]https://i.imgur.com/HZCOpzV.png[/icon][sign] [/sign][fld4]Личная страница[/fld4][fld1] [/fld1]

Отредактировано Marika Soresi (2020-12-27 23:49:54)

+18

7

Вырос. Ещё бы!
— С тех пор многое изменилось, милая Шицу, — он выпустил её лицо из рук нехотя и почувствовал, как где-то в груди что-то оборвалось — словно бы сейчас, не касаясь, он может потерять её навсегда. — И во многом благодаря тебе. Ты знаешь, я... Когда ты ушла, мне казалось, я потерял веру в то, чему ты учила меня. И я снова едва не сорвался.
Шицу знает, о чём говорил Мао. Он видел это по её глазам. И знал, как ей важно, чтобы его руки никогда снова не были в крови. И только лишь поэтому Мао никогда не убивал снова. Во всяком случае, старался. Пытал — да, безусловно. Пытал много. И не без удовольствия. И чаще всего — без рук. Когда ты слышишь чужие мысли, появляется огромное количество поводов, чтобы убить. А ещё появляется повод не убивать. Человек становится похож на открытую книгу. А Мао — на увлечённого её читателя.
— Но затем я понял, что жизнь слишком коротка. И тратить драгоценное время на людей — бессмысленно. Они этого просто не заслуживают. Со всей их грязью и мелочностью. В отличие от тебя, моя Шицу, — Мао позволил ей утянуть себя на кровать и, усевшись боком, мягко сжал её руку. — Когда ты рядом, нет нужды проливать чужую кровь. Мне кажется, что если бы не ты, я бы никогда не смог стать тем, кем я стал. И моё взросление, моё понимание самого себя было бы невозможным, если бы не ты. И ничто не может согреть меня больше, чем мысль о том, что ты будешь рядом, до тех пор, пока смерть не разлучит нас. Ничто не может скрасить моё одиночество лучше, чем твоё присутствие рядом. Видишь, посмотри: когда ты рядом, мне даже не нужен мой плеер! Представляешь? Я не расставался с ним всё то время, что провёл без тебя, а теперь... Теперь он стал мне попросту не нужен!
Мао сам не заметил, как болезненно-крепко сжал ладонь Шицу. Он настолько увлёкся воспеванием её самой, что не замечал вообще ничего вокруг! Казалось, что даже это квартирки в гетто, что всего гетто, всего мира не существует, пока существует Она.
— Ведь  теперь твой голос может звучать рядом со мной! Здесь! И никуда не исчезать впредь! — надежда в его голосе звенела в унисон с самозабвенной одержимостью. — А теперь расскажи... О чём ты хотела поговорить?
Взгляд Мао сделался самоуверенным.

+17

8

О. Как складно он говорит. Настолько же уместно. И зная, что в этом нет ни капли притворства, ни грамма лицемерия, чтобы расположить её к себе, а лишь только искренние, чистые, как кристаллик льда, чувства и эмоции, Шицу не могла не улыбнуться, глядя в глаза безнадёжно влюблённого в неё мальчишки. С изящество, пониманием и ответной искренностью. Она настолько хорошо знала Мао, что накануне предстоящего разговора, такого важного для них обоих, ей не придётся прикладывать никаких усилий, чтобы придать ему нужный настрой. Потому что к этому разговору он будет готов всегда.
- Скажи, Мао, - повернув ладонь, Шицу перехватила его в ответ, чтобы ослабить давление, ведь чего у Мао не отнять, так это того, что он совершенно не понимает, когда делает людям больно - Сила Королей лишила его умения сопереживать другим и хоть как-то проникаться чувствами других. - Тебе не становится грустно от того, что однажды... Это закончится? То есть, через... Пятьдесят лет? Шестьдесят? Не знаю точно, но непременно наступит момент, когда меня не будет рядом, а ты даже не сможешь этого осознать.
Протянув свободную руку, Шицу ладонью коснулась щеки Мао, плавно провела к подбородку и обратно, замирая и лишь шершавым кончиком большого пальца поглаживая свежий, но уже успевший затянуться шрам на белоснежной скуле.
- Тебе не грустно от того, что однажды всё это счастье закончится? Что даже этот воздушный замок однажды растает... И что твоя любовь не будет вечной. Скажи, Мао...
Привстав немного, Шицу потянулась к нему, опираясь на колени. Их лица оказались совсем близко друг от друга - так, что Ведьма могла ощущать сбивчивое горячее дыхание Мао на своих губах.
- Ты бы хотел это изменить? - томный шёпот, способный обжечь, слетает с её губ в ответ. - Чтобы я была рядом не до тех пор, пока смерть не разлучит нас... А гораздо, гораздо дольше. Понять и прочувствовать любовь, что никогда не станет вечным эхом в храме моего сердца, но станет вечным голосом. Твоим голосом, Мао. Ты бы хотел, чтобы всё было так?

[nick]C.C.[/nick][status]Burn me[/status][icon]https://i.imgur.com/HZCOpzV.png[/icon][sign] [/sign][fld4]Личная страница[/fld4][fld1] [/fld1]

+17

9

Ошарашенный Мао замер, услышав то, что предложила Шицу. Несколько раз повторил за себя, прогоняя сказанное её снова и снова в своей голове. Вечность? Неужели она и правда спрашивает это?! Почему подходит к этому издалека?
— Ты сомневаешься в том, что я соглашусь? — Мао широко заулыбался; нет, Мао засиял улыбкой — образы того, сколько всего они могли бы сделать вместе, будь у них в запасе вечность, затуманили разум, на какое-то время он совершенно выпал из реальности, так и оставшись сидеть со своей безумной улыбкой на лице, едва дыша, словно бы это предложение можно спугнуть подобно пламени вспыхнувшей на мгновение спички одним лишь неверным выдохом. — Шицу...
Мир показался ненастоящим при одной лишь мысли, что эта любовь может продлиться не просто до конца жизни. Что эта любовь может продлиться вечно. Не в силах овладеть собой вновь, он даже не мог потянуться к губам Шицу и поцеловать. Идея парализовала его в буквальном смысле. Мао пытался пошевелиться, но не мог. Состояние беспомощности и бессилия подкреплялось пьянящими мечтами о том, что впереди их может ждать вечность. Нужно только лишь согласиться, но...
— Только почему же ты не предложила мне это раньше? — одурманенный словами Шицу взгляд приобрёл толику серьёзности, а звонко дрожащий голос Мао зазвучал особенно взволнованно. — Почему только сейчас говоришь об этом, Шицу? Что изменилось за столько лет с тех пор, как мы встретились? Почему сейчас ты предлагаешь мне прожить бок-о-бок вечно, если чуть больше десяти лет назад ты...
Ком подступает к горлу, отчего Мао едва ли не задыхается от подступивших слёз, градинки которых медленно покатились по щекам. Он не может произнести этого вслух. Ему тяжело даётся каждый вдох при одной лишь попытке подумать об этом. Но он собрался с силами.
— ...так мечтала о смерти?
Что же, что заставило Шицу так сильно изменить своё мировоззрение? Мао попытался вспомнить голоса тех, кто был с ней знаком. Как одержимый маньяк, следящий за своей жертвой, жертвой на миллион, он старался вспомнить ниточки, что вели к Шицу от разума всех этих людей: Шарли, Милли... Кто там был ещё? От обилия всей информации, что пришлось прокрутить в голове, Мао сам не заметил, как дрожь разошлась по всему телу, а нутро стало приятно потягивать. Ему так хотелось поиграть в детектива, что он и сам не смог в ту секунду ответить себе на вопрос: а так ли это важно на самом деле? В действительно же ему просто хотелось положиться на то, что говорит Шицу. Но он не хотел делать это слепо. Как и не хотел, чтобы любовь была слепа.

+17

10

Говорят, что если всматриваться в бездну, то бездна начинает всматриваться в тебя. Лелуш, Чарльз, Марианна... За это стоит отдать должное всем троим.
Шицу вздохнула. Она насквозь видела Мао и чувствовала его напряжение, пронизывающее вялые попытки двигаться, больше напоминавшие жесты обездвиженного горьким ядом заключённого, натянутый, как звенящая струна испанской гитары, голос, взгляд, точно лазерный целеуказатель снайперской винтовки, метивший ей в сердце.
- За то время, что я провела в Японии... - Шицу вздохнула так, словно сейчас она приоткрывала для Мао завесу тайны над самой главной загадкой человеческого существования. - Я поняла, что жизнь - это монета. Монета с двумя сторонами. Жребий, данный человеку и вращающийся без конца в незримом вихре, что закручивает невидимая длань, подбрасывающая его. И когда жребий падает лучшей своей стороной...
Шицу улыбнулась и, подавшись вперёд, сделала то, что так сильно хотел сделать Мао, о чём буквально кричал его беспомощный взгляд. Её губы легко и непринуждённо коснулись подобно дуновению ветра его. А затем Шицу отпрянула, снова сталкиваясь взглядом с Мао.
- То становится понятно, ради чего стоит жить, - проговорила она медленно, всё те же шёпотом. - И в жизни немало таких моментов, Мао. Есть люди, ради которых стоит умереть. А есть те, ради которых стоит жить. И сейчас я поняла, жизнь стоит, того, чтобы жить...
Шицу сделала паузу, облизнув губы.
- Ради тебя, - она закончила это голосом слабым, почти просящим. - Но чему будет равна жизнь, в которой нет твоей любви, Мао?.. Это сложно объяснить. За то время, что я находилась у Кловиса, мне кое-что удалось узнать. Тебе необязательно забирать мой код и ценой моей гибели получать вечную жизнь и молодость, Мао. Для этого подойдёт... Любой другой носитель.
Взгляд Шицу оставался прямым. Уверенным. Бросающим вызов. А слова были точными и острыми, как лезвие ножа. Ну, Мао. Ты ведь не сможешь от этого отказаться, верно?

[nick]C.C.[/nick][status]Burn me[/status][icon]https://i.imgur.com/HZCOpzV.png[/icon][sign] [/sign][fld4]Личная страница[/fld4][fld1] [/fld1]

+17

11

Губы Шицу обжигают горячее огня. Холоднее льда. По телу словно пускают разряд тока, уходящий от груди в макушку и пятки и там растворяющийся в пространстве. А затем — снова разряд. Единый и сильный. Сильный настолько, что сознание Мао едва не отключается от того, что и как говорит Шицу. Зачем нужны голоса мыслей других людей, жалких и ничего из себя не представляющих, если есть её голос.
И теперь Мао всё становится понятно. Вот что произошло. Вот она! Спасительная соломинка. Вот оно объяснение всего, что он наблюдал своими глазами! Внутренний детектив удовлетворённо закрывает глаза. Ведь по прошествии стольких лет Мао впервые узнал что-то действительно полезное! Не просто местечковая информация, бьющая точечно по поставленным Мао целям. А то, что способно в корне изменить жизнь и то, как он на неё смотрит!
— Шицу... — влюблённый взгляд, от которого океаны способны высохнуть и испариться, как рентген, смотрит на Шицу и одновременно — сквозь неё. — Ты ведь понимаешь, что сейчас сказала? Это... Это всё меняет!
Неожиданный прилив в сил в ногах и вот Мао, весело соскочив с кровати, едва ли не прыгает по полу, как ребёнок, которому мама пообещала поездку в Кловис-лэнд. Он резко бросается на Шицу, но вместо вместо хватает её за талию и тащит к себе, кружа в безумном вихре.
— Ты... Ты понимаешь?! Я... Я жил как в бреду, стараясь не думать мучительно о том, что когда-то всё подойдёт к концу! И это единственное, о чём я жалел! Единственное! Шицу! Это значит, что больше не будет никаких преград! А с моим умом, с моей Силой, мы... Мы сможем сделать это реальным! Неужели это и правда было скрыто столько лет, а научный прогресс и исследования этого самовлюблённого типа смогли открыть глаза на происходящее! Невероятно, Шицу!
Когда голова у самого Мао начала кружиться, он, наконец, рухнул на кровать вдоль, увлекая за собой и свою любимую женщину. Обнимая её за талию, он, прижимаясь щекой к щеке смотрел на то, как ходит из стороны в сторону над головой потолок, а мозг судорожно старается вернуть равновесие для сошедших с оси орденов.
— В таком случае... — голос Мао становится серьёзным, и в нём прорезываются нотки эгоизма, уверенности, презрения ко всем существующим преградам. — Ты ведь расскажешь, где искать другого бессмертного, милая Шицу?

Эпизод завершён

+16


Вы здесь » Code Geass » События игры » 17.01.18. Я знаю, о чём ты думаешь