По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VII » 05.01.18. Nobody expects the Spanish Inquisition


05.01.18. Nobody expects the Spanish Inquisition

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Дата: 05.01.2018
2. Время старта: 12.00
3. Время окончания: 14.00
4. Погода: Солнечно, температура близка к нулю, повсюду подтаявший снег и грязь
5. Персонажи: Александр Крестовский, Айден Версио
6. Место действия: Российская Империя, Казахстан (PND+13)
7. Игровая ситуация: На фронт прибывает подразделение испанской разведки "Инферно". Официально их цель разведка и наблюдение за ситуацией, в которую вовлекается все больше европейских стран, однако на деле у Иден Версию свои цели... И свои вопросы к полковнику Крестовскому, с которым они видятся не в первый раз.
8. Текущая очередность: Крестовский, Иден

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Alex Cross (2020-01-10 23:12:13)

0

2

Казахстан встретил Иден и ее спутников  сомнительной недооттепелью и  дорогами с грязью по колено, до базы "Красноплечих" ещё пришлось немало потрястись по окраинам и окрестностям города Павлодара, по дороге полюбовавшись занимательным зрелишем развороченных взрывами резервуаров для горючего   и проглядывающей из-под подтаявшего снега искореженной китайской техники, в остов артиллерийской самоходки на перекрестке был воткнут шест с потрепанным  флагом, на котором можно было разглядеть символ подразделения W-0 и имена. Город продолжал жить, но война оставила на нем свой мрачный отпечаток, в том числе и там, где находилась база русских. Сложно сказать, что именно происходило в ее окрестностях, но огромные воронки от снарядов, еще не успевшие скрыться под снегом и грязью, давали понять - драка была жестокой и еще недавно здесь наверняка был сущий ад, самое место для русских дьяволов. Вскоре в поле зрения попали очертания китайской самоходной пирамиды "Лонгдан" и французского наземного крейсера, больше похожего на вылезший на сушу морской корабль, оба бывших противника были затянуты маскировочными сетями и окружены лесами - видимо, шел ремонт.

База была -  насколько возможно для военной базы - полна жизни. Было заметно что русские обустроились всерьез и надолго,  слышалась речь на разных языках, явный признак того, что даже став не батальоном, а полком, эти солдаты так и остались разношерстной смесью уроженцев Европы и Азии. Формализмом и немецким порядком тут даже не пахло, однако иден уже на въезде взяли в оборот, проводить к крестовскому не отказались, но явно поместили под наблюдение - разведчица могла не видеть наблюдателей, но порой инстинкты давали ей почувствовать пристальное внимание или цепкий взгляд. Кажется, здесь не жаловали чужаков, а знакомых лиц пока не попадалось.

Как выяснилось, Крестовский находился в ангаре для найтмеров, проводит там калибровку, и сообщил на вызов с пропускного пункта, что если он нужен разведке, то они могут найти его там и свои планы он не поменяет даже ради Папы Римского. Ангар находился поодаль и сейчас там шла кипучая деятельность - найтмеры настраивали, чинили, порой даже дорабатывали как могли. Впрочем, кое-что поменялось и тут - место стандартных "Панзер Хуммелей" и трофейно-чернорыночного "зоопарка" в немалой степени заняли новенькие "Чебурашки", "Ястребы" и "Александры". Впрочем, Иден провели мимо них в отдельный отсек,  где обитала боевая машина "Крестовского" и в данный момент он сам.

Обычно механики пилотов от попыток покопаться в своей машине отучают, полагая что эти обалдуи и так постоянно ломают бедную технику в бою, не хватало еще и в мирной жизни им позволить творить подобные бесчинства. От особо нервных случается и гаечным ключом огрести. Но во-зпервых, у "Красноплечих" было принято в той или иной степени ухаживать за своей машиной и какой-то базис технических навыков получали все. Во-вторых, Крестовский действительно любил  приводить в порядок свой "Су-47", и пользовался благоволением повелительницы стального зверинца "красноплечих" - Наташи Павловой. В общем, ему было можно, так что  к моменту появления Иден он методично полировал и очищал от ошметков китайцев мелталлокерамические зубья своего полуторного пиломеча, напевая песенку о том, что некоего негодяя категорические необходимо вые**ть якорем за все, так сказать, хорошее. Рядом возвышался его личный Су-47, зловеще поблескивая алыми глазами и как будто изучая пришельцев. Большинство найтмеров никто и не подумал бы считать чем-то большим чем просто машина, но эта стальная тварь заставляла задуматься об обратном - в ней явно чувствовалось затаенное желание убивать, не раз удовлетворенное полковником, но ни разу - до конца. С мрачной черной машиной как-то не очень вязался оранжевый шар с двумя бусинками глаз, от которого в ее нутро тянулись кабели обмена данными. Периодически глаза мигали, как огоньки на системном блоке компьютера.

Стоило Иден переступить порог, как шарик неожиданно произнес механическим голосом:

- Приближается враг! Приближается враг!

- Враг... Ну и кого там черти принесли? - Крестовский обернулся. Сейчас печально знаменитый полковник был одет только в рабочие штаны и майку, благо в ангаре было даже жарковато. Нетрудно было заметить что с последней встречи в Алжире он явно не потерял форму и даже, можно сказать, выглядел куда более... Живым?

Отредактировано Alex Cross (2020-01-11 00:42:42)

+1

3

-...никогда раньше и вот опять, - командир Отряда «Инферно» пробежалась глазами по сообщению от Хаска, заблокировала планшет и отложила его в сторону, - mierda, а ведь Штерн не называл эти имена на допросах.
Сейн Марана пожала плечами, не отрываясь от сборки снайперской винтовки PGM Ultima Ratio 'Intervention'.
- Есть новости из Валахии, командир? - без особого интереса спросила Марана, просто чтобы поддержать разговор.
- К сожалению, ничего интересного, - отозвалась Версио, - Хорстич вежливо отказался сотрудничать.
- Серьёзно? - бровь женщины-снайпера изогнулась и она наконец отвлеклась от своего занятия, - неужели Хаск даже не размахивал у него перед лицом пистолетом, требуя ответов на свои вопросы и угрожая трибуналом...
- Хорстичу, серьёзно? Это было бы последним,  что Хаск сделал бы перед тем, как отправиться обратно в мешке для трупов, тем более что у нас нет ничего,что можно было бы предъявить этим упырям.
- Обычно упырями называют таких как мы, командир... Иден, можно спросить тебя кое о чём?
- Спрашивай, - Версио махнула рукой и, мотнув головой, отбросила назад волосы. Мерзкая погода по ту сторону бронированного стекла не придавала оптимизма, а ещё Сейн как-то необычно общительна. Скорее всего единственному пережившему Арденны снайперу отряда «Инферно» хотелось отвлечь своего командира от мыслей о неудачном задании Хаска в Югославии. Не то чтобы она надеялась хотя бы на что-то, но попробовать стоило. В прочем, Хорстич был не последним в списке Версио.
- Это ты застрелила Штерна?
- Нет. Мы же с тобой это уже обсуждали. Штерн застрелился. Mierdа, Сейн, ты видела доклад и отчёт из мертвецкой, он пустил себе пулю в висок.
- Вот как. А я-то думала, мы подруги.
- El diablo! Конечно, мы подруги, но то, что ты хочешь услышать граничит с государственной изменой. Кстати, какого художника ты разобрала винтовку? Если колонну сейчас атакуют, будешь бросаться дорогостоящей немецкой оптикой?
Марана молча похлопала по нагрудной кабуре с пистолетом «Зиг Зауэр» точно таким же как у Иден. За исключением пистолета, последняя так же была снаряжена штурмовой винтовкой QBZ-17, которую сейчас держала между ног, уперев прикладом в пол.
- Попытка сменить тему засчитана, - Марана очаровательно улыбнулась, - он мне всё равно никогда не нравился.
- Мне тоже, Сейн... - Версио отвернулась и уставилась в проносящийся за пуленепробиваемым стеклом унылый пейзаж, - мне тоже, - снова соврала Иден, не смотря в глаза подруге.

***

- Не виделись со времён боёв на дальневосточных линиях фронта, - командир отряда «Инферно» переступила порог ангара и окинула своего старого боевого товарища осуждающим взглядом, - и теперь так сразу враги... Только не делай вид, что не рад меня видеть, Александр.

Версио продемонстрировала Крестовскому свою обычную усмешку, как будто по лицу ударили траншейным ножом наискосок. Женщина шагнула навстречу Александру, а следом за ней в ангар вбежала дюжина штурмовиков в серых плащах с автоматическими винтовками наперевес. Своё же оружие Иден держала на ремне у бедра, не прикасаясь к нему руками. И только ещё одна женщина была одета в такой же как у Версио чёрный приталенный мундир с нашивкой в виде красного черепа на рукаве. Отряд «Инферно», то что от него осталось.

- Я бы тебя обняла, но посмотри на себя... Ты чего напрягся, Александр? Ах, как я могла забыть, - Иден махнула рукой и штурмовики словно растворились в неприветливом казахстанском воздухе, - в следующий раз, когда надумаешь игнорировать вызов в штаб, тебя притащат туда в наручниках.

Иден рассмеялась и сделала ещё один шаг навстречу Крестовскому. Она внимательно изучала его лицо, отмечала каждое движение, каждое даже самое неочевидное изменение его выражения. Эта сцена с появлением штурмовиков, резкая смена настроения самой Версио, всё это должно было как-то отразиться на поведении русского. С другой стороны, с этими русскими никогда нельзя было быть уверенными наверняка. Взять только их любимый ответ "да нет, наверное", который идеально подходил к любому вопросу.

- Ты хочешь, чтобы я приковала тебя наручниками к твоей жестянке и допросила с пристрастием? Нет, какая жалость...

Крестовский ещё не слышал о смерти Штерна, во всяком случае, никто из допущенных к секретным сведениям такого уровня, не был в списке постоянных контактов Крестовского. Не считая Хорстича, но Хаск хорошо отвлекал его в то время как Иден добиралась до этой Богом забытой задницы мира чтобы сообщить неприятные известия лично. И получить ответы на свои вопросы...

Отредактировано Iden Versio (2020-01-11 01:34:44)

+1

4

Визиты из прошлого – штука интересная. Одно дело если держишь контакт и примерно в курсе кто там на ком женился или умер, и совсем другое – когда обоим было не до того. Вроде не чужие люди – а у обоих целая маленькая жизнь успела случиться, кто-то и вовсе умер и воскрес, а также словил кучу неприятностей, потерь и потусторонней хрени. И обзавелся еще парой скелетов в шкафу. Волей-неволей задаешься вопросом, в каких кругах ада могла побывать старая знакомая. Иден никогда не выглядела легким человеком, но похоже, жизнь по ней как следует прошлась...

Для начала, он был рад – по крайней мере, видит кого-то из друзей не в виде трупа. Улыбка.

- Тебя - рад. – Усмешка. На штурмовиков Алекс особо не отреагировал, чуть напрягся разве что, но быстро расслабился, оценив обстановку. Такая дешевая демонстрация не могла его ни задеть, ни вывести из себя.  А ещё он просто знал – в отличие от штурмовиков – что те могут очень легко умереть, стоит им перестать символизировать чей-то статус и попытаться действительно устроить нечто лишнее. И не видел причин дергаться или возмущаться, как сделал бы в их прошлую встречу. Он на своей территории. Они – нет. И им об этом напомнят.

Покинув ангар, штурмовики обнаружат, что  откуда-то в окрестностях появились полупризрачные фигуры в маскхалатах, вроде бы не агрессивные, но держащие под контролем пути отхода и их транспорт. Какие-то секунды – и снова никого, как будто растворились, лишь одна из фигур отсалютовала в знак профессиональной солидарности.

«Ничего личного, но помните – вы тут не дома.»

- Враги? Не бери в голову, Руди просто ревнует.

- Ревность – глупо. Ревность - для мешков с мясом. – Парировал оранжевый шарик, раздраженно помахав круглыми «ушами». полковник только чудом удержался, чтобы не ржать.

- Я ж дознаюсь, кто ему такие реплики прописал… - Хмыкнул Алекс, и добавил, - С показухой закончила? Добро пожаловать.

Вполне дружелюбно, хоть и поддеть не забыл. Мало общего с мрачным и отрешенным, ушедшим в себя Алексом, которого Идеен помнила. Впрочем, и ему думалось, что что-то с ней не то. Так что присматривался он к ней внимательно, не скрывая этого. Да и…

- Не волнует. Если твоя контора захочет видеть меня в наручниках, им не понадобится какой-то повод. А пока его нет – если какой-то штабист мне помешает, я засуну ему его инфопланшет туда, где солнце не светит. И оформлю как профессиональный риск.

Он явно не считал нужным сдерживаться или стесняться или быть формальным. В то же время Крестовский думал и думал всерьез. Это не было виной Версио и черт, как друга он был рад ее видеть. В конце концов, когда-то она была одной из тех немногих, кто действительно смог ему помочь – в своем стиле, так, как этого не пытались делать другие. И даже с риском для жизни, когда спровоцировала его на тренировке.  Не её вина, что не смогла все исправить всерьез, друзья тоже не всесильны и многого просто не станут делать. Можно поддержать. Можно попытаться вправить мозги. Можно утешить. Но все это работает только отчасти, пока человек не исправит что-то в себе сам. Да, можно ещё всерьез надавить на больное место до предела, вскрыв нарыв и сделав прижигание каленым железом… Но надо было быть Леей Иствинд, чтобы вообще решиться такое отмочить и тем более остаться в живых.

В общем, как человек человеку, он был рад видеть, что она жива, пусть и явно заплатила за это свою цену. Что уж тут, все платят, он не исключение. Но была проблема с ее профессией. Алекс слишком много повидал дерьма с их последней встречи и распрощался с любыми иллюзиями. Да, прямая вина была на его родных спецслужбах, вот только за Иден стояли и дергали за ниточки точно такие же люди, как те, кто пытался убедить его подставить Макарова, убил Элисон, сделав её козлом отпущения за ту историю с покушением, заслал в его батальон «крота», организовал тот самоубийственный полет для Леи, из которого она вернулась только чудом… Список велик и вряд ли в какой-то стране спецслужбы поступают иначе. Алекс не приписывал Идеен каких-то воображаемых преступлений заочно, он все ещё видел в ней друга – только вот был почти уверен что за какой-то чертой, когда факторы сойдутся и появятся причины, она его с легкостью отправит на самоубийственную миссию, в застенки или на тот свет, не говоря уже о тех, кто Алексу дорог.  Профессиональная деформация. Он тоже не был кровожадным маньяком и садистом – только вот кому из убитых им от этого легче?  Жизнь штука сложная. Даже он может убить того, кого предпочел бы видеть другом.

Казалось бы, почему он тогда верил Дракулешти, которая из той же категории и с горой трупов и предательств на счету? А все просто. Он знал про неё достаточно, знал степень её доверия к нему, подтвержденную на деле. И был уверен в том, что у неё есть те, кем она не будет жертвовать и ради кого способна рискнуть всем.
Он хотел бы иметь такую же уверенность в Иден. Но пока что у него её не было. Он не знал, через что она прошла и чем заплатила. Но он узнает. Ради неё же самой, возможно – долги надо отдавать.

А пока он улыбался:

- Он не игрушка для твоих фетишей, так что забудь, - Кивнул на найтмер, и скомандовал, - Руди, глушилка.

- Заглушить! Заглушить! – Найтмер синхронно с оранжевым шариком мигнул глазами, и все попытки подслушивать или транслировать разговор Алекса и Иден стали бесполезны, а к дверям ангара, во избежание вмешательства извне, тактично переместилась пара уже русских штурмовиков из охраны. Впрочем, этого Иден видеть не могла, разве что догадываться. И точно знала, что раньше Алекс таким не увлекался, даже не задумывался лишний раз...

- Ну вот, теперь никаких лишних ушей. На войне как на войне. – Подмигнул он, и пригласил Версио следовать за собой в сторону от найтмера, где, видимо на случай долгого техобслуживания, был стол и пара табуреток (чистых). На столе, несколько контрастируя с пролетарской обстановкой, была бутылка хорошего британского бурбона. Стакан, правда, был один и Алекс уступил его Иден, а для себя просто взял с верстака банку, вытряхнув из нее какие-то гайки и шурупы. Где-то в Кентукки перевернулся в гробу глубокоуважаемый Джейкоб Бим, но кого это волновало?

- Не дуйся, я правда чертовски рад. Может, расскажешь, где тебя черти носили и какого черта ты на дружеский визит штурмовиков таскаешь?

Кто бы сомневался, подтекст у всего этого есть. И над бы его узнать… Но пока действительно можно радоваться встрече.

+1

5

- Обижаешь, Крестовский, - одарив старого товарища по Сысоевке всё той же зловещей усмешкой, Иден без особых церемоний перехватила бутылку и приложилась к горлышку, почувствовав приятное тепло во рту и до боли знакомый вкус хорошего виски. Отсалютовав "стариной Джеком" своему старому коллеге по опасному бизнесу, женщина сделала ещё один глоток и только после этого вернула виски Александру. В вопросах, связанных с алкоголем, Версио была максималисткой. Если пить виски из стакана, то непременно со льдом и лучше всего в хорошем баре, которых в этой забытой всеми богами заднице мира отыскать надежды не было. А при таких обстоятельствах, можно обойтись и без стаканов вовсе, главное что есть бутылка доброго напитка и относительно хорошая компания.

- Хотела бы я сказать, что проделала весь этот путь только чтобы повидаться с тобой и поболтать о старых добрых временах, но, к сожалению, это не так. Видишь ли... - особистка на какое-то время позволила паранойе взять верх над здравым смыслом и обвела взглядом обиталище Александра, а затем перепроверила отключена ли связь у неё самой, не хватало ещё чтобы Марана или, упаси Господь, Хаск услышали то, что Версио собиралась обсудить с Крестовским. Гидеон скорее всего откинулся бы на месте от сердечного приступа, что до Сейн... Иден не хотела думать об этом сейчас, она предпочитала решать таке вопросы по мере их поступления.

-...наш старый боевой товарищ передаёт привет, - Иден понизила голос и говорила теперь зловещим шёпотом, - тебе ещё не сообщили, но сегодня застрелился бригадный генерал Конрад Штерн. Единственный человек, который должен был узнать об этом из тех, кому ты доверяешь, получил эту информацию через четверть часа после выстрела, но мой человек сейчас очень хорошо выполняет свою задачу по отвлечению дона Хорстича от работы.

Версио бросила взгляд на часы. По её подсчётам, сейчас Хаск допивал очередную рюмку местного пойла, которое Хорстич глушил вместо водки и собирался оставить командующего в покое. Тик-так-тик-так...

- Кстати, сейчас у тебя зазвонит телефон, - Иден снова забрала у Александра бутылку виски, когда в кармане у русского завибрировал сотовый, точнее так показалось особистке, на деле же звуки исходили от надоедливого шарообразного, - это Хорстич. Он только что прочитал отчёт о самоубийстве Штерна. Сделай мне одолжение и сбрось звонок, я тебе всё расскажу если хочешь. Так получилось, что я была последней, кто общался со Штерном и он поведал мне кое-что, от чего кровь стынет в жилах.

Версио приложилась к бутылке и поставила её на стол, вытерев губы тыльной стороной руки в чёрной кожаной перчатке. Хорстич звонил настойчиво. Иден надеялась, что Крестовский послушает её и не возьмёт трубку. Хотя бы потому, что отряд «Инферно» по её же собственному приказу прослушивал Хорстича, а Александр мог случайно сказать ему лишнего. Женщина сложила руки под грудью и выразительно посмотрела в сторону своего старого товарища. Она и так сказала ему слишком много, оставалось только верить в его благоразумие.

Отредактировано Iden Versio (2020-01-14 22:23:26)

+1

6

Алекс пожал плечами и, поскольку даже импровизированный стакан был бы лишним выпендрежем, тоже приложился к бутылке (Эх, а ведь запасы Шарпа подходят к концу… Ему теперь что, Бисмарка грабить?!), благо чутье – знатно обострившееся от этой войны, мистики и прочего, не говоря уже о целительном эффекте прочищенных мозгов – подсказывало что да, Иден уж точно неспроста сюда приехала. Интересный вопрос, когда ему позвонят или посетят те, кто тоже занят делом? Пока что пять баллов Версио – она успела первой… А значит, и узнала нечто среди первых и гнала как дьявол, чтобы поговорить с ним лично. То есть повод есть – и ещё какой. При этом не вполне официальный.

Крестовский в общем-то даже подозревал, о чем может пойти речь. У него было два основных источника неприятностей с органами госбезопасности и как минимум из-за одного приехала бы отнюдь не Иден.  Оставался другой… Ну ладно, два, но с общим корнем. Штерн и Бота. Все что он знал – Штерна накрыли, его положение неизвестно, но он ухитрился их не сдать. Или нет? Тогда что? Кто-то прознал про тот визит в ЮАР? Больше всего его смущала заметная задержка со времени, когда все это началось. Засветись они – все произошло бы быстрее.  Что изменилось?

Оставалась, правда, ещё и мистическая сторона, там бы Алекс не поручился, с какой стороны могут прийти ещё гости. Но оснований подозревать что-то конкретное не было. Пока что.

Вот ведь как научился думать и просчитывать, когда приперло.  Жизнь учит жестко, а Алекс на деле был не глуп. Просто не всегда хотел думать и вникать – раньше, но не теперь. И он слушал. Цепко и внимательно, ожидая уже любой гадости. После того что было, сделать ему хуже будет трудновато. Но все же, поняв, что произошло, он выругался - от всей души, и довольно затейливым проклятием, хоть и без конкретного адресата. Сложно сказать почему, но из всех известных ему ругательств на без малого десятке языков, он выбрал именно бразильское с португальскими корнями. Можно быть готовым к чему угодно, но реакция будет, и он не особо пытался ее прятать. Это было бы просто глупо - да и не хотелось.

И в то же время он ждал. Думал порой о том, что что-то в этом роде должно случиться раньше, чем кто-то прервет молчание и задаст вопросы. И даже предполагал именно такой вариант. Мир подлости и жестокости, тем не менее, оставлял порядочно места для таких вот символических жестов. Да и ему не так давно посоветовали или взяться за ум, или застрелиться. 

Но все же – это ударило. Он по всякому относился к Штерну, но безразличия точно никогда не было. Мог не во всем доверять, сомневаться, даже сломать тому челюсть сгоряча, однако… Конрад не был ему чужим. Во всем другой, и в то же время какая-то нить понимания их связывала. У войны поганое чувство юмора, да.

- Твою ж мать… Да что вы все дохнете-то? – Довольно уже тихо задал он глупый вопрос. Ольга, Элисон, Штерн. Совсем не похожие люди, но не чужие.  Можно искать и находить виноватых, но Алекс так и не научился мириться с такими смертями до конца. В них всё равно было что-то… Неправильное. И в то же время какая-то логика, пусть и извращенная. 

Он испытывал не столько горе или боль, сколько досаду.  Кто-то ещё погиб ни за что. Месть, справедливость… От этого мертвый не встанет и уже никогда не довершит начатое при жизни. То, что Штерн начал… Закончилось? Ох не факт. Даже для самоубийства нужна возможность и её кто-то предоставил. Если это вообще былдо самоубийством.   Последствия сейчас перед Алексом. И это не дает ему слишком долго размышлять, поэтому на упоминание отвлечения Хорстича он реагирует ироничным:

- Уверена?

Таких как Иден и её люди, старый генерал ел на завтрак. Без обид, Алекс был уверен что Версио крута, но опыт есть опыт – и действительно, вызов Хорстича настиг его лишь чуть позже Иден. Не говоря пока что ни слова, Алекс посмотрел на дисплей Руди. Генерал не был дураком и не стал именно что звонить, просто прислал краткое сообщение, которое даже после дешифровки ничего бы толком не дало – оно было для знающих, которые знают, где и как получить более полный отчет.  Да, все верно.  Указания на Штерна и смерть, но не более. Достаочно чтобы быть готовым к неприятностям.

- Позже. – Кратко и сухо отвечает он на сообщение, и Руди перестает подавать сигналы. О том, что  ушлый модуль сейчас записывает происходящее, Алекс благоразумно не упоминал. Ничего личного, даже если Идеен можно доверять,  детские игры уже давно кончились.

- Найди покой хоть там, Конрад. – Алекс отпил, помянув товарища, какого ни есть. Было всё, в том числе недоверие и враждебность, но во всем этом смерть поставила точку и теперь дело за живыми. Он посмотрел на Иден – выжидательно, с мрачной усмешкой:

- Итак? Конрад знал слишком много вещей, от которых кровь способна стыть. Как и все мы. Что это? - допустим, он мог подозревать, но не подавал виду. Пусть Версио расскажет сама, первой. Сначала дело – уже потом эмоции. Раньше он этого не умел, но раньше много чего было. Смешно сказать... В итоге все то, что его медленно убивало, сделало его сильнее и решительнее, избавив от лишнего.

Отредактировано Alex Cross (2020-01-17 22:20:09)

+1

7

Версио протянула было руку за бутылкой, но передумала и её ладонь легла на торчащую из кобуры рукоятку «Зиг Зауэра».   Она колебалась всего несколько секунд, но прикованный к железке взгляд выдавал её намерения, в прочем, Иден и не скрывала их. Не доставая пистолет, женщина обошла полукругом Крестовского и ещё раз внимательно осмотрелась по сторонам. От неё исходила практически осязаемая паранойя, но проверить помещение на наличие аппаратуры для прослушки она всё равно не могла. Это беспокоило и раздражало Версио. Особенно то, что её слова на грани государственной измены сейчас мог записывать кто-то кроме командира печально известного отряда «Красноплечих». Нет, она не считала Крестовского идиотом, но после инцидента со Штерном за всеми потенциальными соучастниками его неудавшегося coup de tat должны были следить все секретные службы стран Европейского Союза. Иронично, что Иден Версио, командир элитного отряда испанского спецназа знала о готовящемся государственном перевороте и даже была вовлечена в заговор Штерна.

- Уверена ли я в том, что Штерн застрелился, - всё ещё озираясь по сторонам, пробормотала особистка, всё-таки убрав ладонь с рукояти пистолета, - хороший вопрос, Александр... El diablo, да я уверена в том, что он пустил себе пулю в висок, потому что сама оставила ему пистолет и объяснила что с ним сделают, если он не воспользуется этой возможностью. Хочешь знать что ждало бывшего бригадного генерала, героя Арденнской Операции и бла-бла-бла... Его ждал эшафот, - женщина изобразила, как затягивает воображаемую петлю у себя на шее, от чего её и без того неприятная улыбка стала совсем уж зловещей, - в лучшем случае, расстрел, но для этого он должен был пойти на сделку со следствием и назвать имена. Например, твоё, Александр.

Она не блефовала. Крестовский-младший с отцом, Хорстич, Мельдини, да много кто ещё - список оставшихся на свободе заговорщиков Штерн передал ей в обмен на обещание закончить дело. К сожалению для бригадного генерала, он не уточнил какого конца. Александр не знал о сговоре Версио со Штерном, но должен был знать, что они вместе сражались в Арденнах и что та часть операции, которая касалась отряда «Инферно» была засекречена. Аналогично - с Йеменской Мясорубкой, о действиях испанского спецназа было известно немного, во всяком случае Крестовскому. В тот день бойцы «Инферно» должны были задержать отступление африканеров из окружения и дорого заплатили за выполнение этого приказа, не подозревая, что они были списаны, как допустимые потери в этой операции.

- Но он этого не сделал и в отчаянии доверился мне, - особистка жестом отказалась от выпивки, когда пришла её очередь приложиться к виски, - знаешь, я ведь побывала в британском плену в Арденнах. Когда меня вытащили, я умоляла пристрелить меня, потому что тогда мне казалось, что от моего тела остался окровавленный кусок мяса, напичканный какими-то веществами. Поэтому я не понаслышке знаю что происходит в застенках секретных служб, в этом мы не сильно отличаемся от наших британских коллег. Хочешь, - она перешла на шёпот, коснувшись кончиками пальцев груди Крестовского, подтолкнула его к кабине Knightmare Frame'а - узнать, что с тобой сделают твои же товарищи, когда станет известно о том, что ты был вовлечён в государственный переворот...

В этот раз Иден Версио блефовала. Доказательств у неё не было, только список имён среди которых был и Александр, с которым они вместе воевали на Дальнем Востоке. В прочем, их отношения даже дружескими сложно было назвать.Так как Штерн теперь мёртв, оставалось только узнать известно ли Крестовскому об участии командира отряда «Инферно» в провалившемся заговоре или нет. В первом случае, Иден собиралась избавиться от русского, как от опасного свидетеля, во втором, оставить его в покое.

Отредактировано Iden Versio (2020-01-18 00:40:17)

+1

8

- Успокойся, Ид. – Это не слишком напоминало просьбу, скорее короткое рычание альфа-хищника, напоминающего, кто здесь главный, а кто пришлый чужак. Алекс поморщился, наблюдая одно из тех качеств, которые он недолюбливал в коллегах Иден, - Это самое защищенное место на базе. Думаешь, почему я тебя позвал сюда? Здесь есть система тотального глушения, и нет лишних людей.

На самом деле были и другие места, но Крестовский избегал делать их использование привычкой или раскрывать кому-то все свои точки, и не повторялся. Вероятно, Версио об этом не думала, но механики это особая каста, и посторонним по своей епархии шляться не позволят, а если и позволят – всегда будут знать где  человек находится и дадут по рукам при попытке сделать или увидеть что-то лишнее. И хорошо если только по рукам,  вариант «Упс, несчастный случай, на человека упал найтмер, а нефиг шляться в рабочей зоне» был вполне реальным.  Но про такое он параноидальной старой знакомой он точно не будет говорить, а то совсем задергается. И главное – из-за все той же кастовости механиков удалось проверить качественнее, чем пилотов и обслугу, потому что постоянно работающие вместе люди друг друга знали и подмечали любые странности… Постороннего происхождения, конечно. Свои родные странности они холили и лелеяли. Притвориться в этой братии своим было задачей почти нереальной. И именно технари помогли ему вычислить тех, кто сливал информацию на сторону так или иначе.

Крестовский был не ахти каким отцом, но дети его не предавали. Неважно, что не родные. Сукин сын Сунь Цзы был прав.

Не говоря уже о том, что полноценные армейские «глушилки», доведенные до ума теми же механиками, отлично делали бесполезным шпионское оборудование, а на передовой найти повод их включить было легче легкого. Даже можно было пожалеть их «крота», вынужденного работать в этом сумасшедшем доме с изощренной системой самосохранения при внешнем впечатлении полного бардака. Хм. А ведь это идея.  И ведь даже не придется врать. Забавно, что при своей вроде как вредоносной роли этот человек не мог себе позволить делать свою официальную работу плохо. Вот и пусть делает. А Иден, напротив, может проследить, куда его собственная ниточка ведет. И Крестовский вроде как и ни при чем. А теперь - к делу.

- Есть вещи и похуже эшафота. Например,  не слишком профессиональное применение рефрена на допросе. Или крайне жестокая ликвидация при попытке к бегству, неважно, была ли она на деле.  – Что, думала, он не знает, как их система работает и какие там есть развеселые варианты? И это ещё нормальные особисты, а ведь можно позвать кого-то вроде Савичева с его учеными, способными перекроить человеку не только тело, но и память, привычки и приоритеты. Иногда Алекс задумывался, что, возможно, стоит переступить через свою гордость и наладить с этим вивисектором контакт. Просто чтобы иметь в арсенале ответные меры. Савичев явно был бы не против…

Он бы тоже лучше застрелился, если бы получил такую возможность. Стоп, что?

Только в полной мере вернувшиеся инстинкты выживания  удержали его от поспешной реакции и заставили думать. Итак… Влип. Насколько? Кто ещё? Реши они поджарить его официально – пришлось бы сотрудничать с русскими и немецкими  коллегами, спецслужбы ревнивы. Как вариант – действовать в строгой тайне, каковой открытый визит в полк противоречит. Хотя это же и определенная страховка от того, чтобы Крестовский прикопал их где-то в снегу и сделал вид, что визита вовсе не было. Охохо. Интересно.

Итак. Отец, Хорстич сотоварищи, Мантейфель и компания, итальяшки, помнится еще Малкаль поминали, но где ее теперь сыщешь, да и то она всего лишь обещала не вмешиваться. Официальным кругам ни Штерн, ни его товарищи не выдали Крестовского, и выходит, что Иден (или кто-то за ней стоящий) сумела выловить крупную рыбу только для себя. Не то чтобы что-то странное для их сферы. Вопрос в другом – чего она хочет от него теперь? Запугать себя Алекс не даст, он уже отвык от страха, после всего что было… Но надо понять расклад.

- Вы все одно сучье племя.  Я слишком хорошо это знаю и это мне дорого стоило. – Крестовский отпарировал довольно жестко и без скидок. Затем кивнул, - Лезь. Но комфорт при проектировании этой машины выкинули на мороз еще на стадии техзадания, учти.

Кресло пилота он уступил даме, а сам пристроился на пульте управления, благо кнопки были заблокированы. В теории в кабину найтмера можно запихнуть второго человека  относительно безболезненно, но о лишнем месте сразу придется забыть.

- Ид, я не просто видел некое дерьмо, я  прошел через то, что сводило людей  покрепче нас двоих с ума или в могилу. И все же я здесь. – Ухмылка хищника, только не хватает клыков, - Так что не пугай меня, не выйдет. Что ты от меня хочешь и сама-то как в это вляпалась? Я не думал, что немцы кого-то со стороны подпустят к Штерну.

После резких слов вернувшееся к Алексу спокойствие и доброжелательность могли испугать. Ему действительно не было страшно – не после того что было. Не после того как он умер и воскрес, не после того как прожил во снах чужую вечную жизнь по воле коварного артефакта и потом увидел зримое подтверждение, что это было не безумие. Не после всех состоявшихся и не состоявшихся потерь.

Спокойно смотрящие на испанку голубые глаза Алекса говорили предельно ясно – «Тут только ты пугаешься теней и чего-то боишься. Я же не знаю страха.»

Стоило бы задуматься о том, что прежний ушедший в себя и подкошенный потерей человек просто исчез и его место занял кто-то другой, куда более опасный, с кем Иден Версио оказалась наедине в тесной кабине боевой машины.

+2

9

«Если бы не наше сучье племя, насасывать вам у британцев по всем фронтам... Крестовский как был солдафоном так и остался, знает в какую сторону воевать и этого ему достаточно.»

- Как я подобралась к Штерну, тебя не касается, - огрызнулась Версио, в тон своему собеседнику, - давай-ка каждый из нас будет делать свою работу. Ты будешь потрошить тех, кого прикажут, а я копаться в грязном нижнем белье таких как вы со Штерном...

Иден не совсем это имела в виду, когда подтолкнула русского к найтмеру, но спорить не стала. На месте местных особистов она бы и в кабине Крестовского (первым делом!) понатыкала бы жучков, чтобы при необходимости иметь на руках компромат на этого отморозка, но всё-таки Иден решила довериться старому товарищу. Осталось сохранить конспирацию и не выдать своего участия в заговоре. Если опасения Версио относительно осведомлённости Крестовского не подтвердятся, его даже не придётся убивать. Командир отряда «Инферно» поймала себя на мысли, что хотела бы избежать необходимости пускать этому мужчине пулю в затылок.

- Если ты хочешь со мной переспать, у нас есть около пяти минут, прежде чем Марана начнёт меня искать, - заметила Иден, неприятно усмехнувшись, - поэтому, если ты не против, обойдёмся без прелюдий и перейдём сразу к делу, - естественно, особистка не стала раздеваться, только устроилась поудобнее в кресле пилота. Она осмотрелась по сторонам, автоматически отмечая важные мелочи, которые могли бы пригодиться ей при дальнейшей обработке Крестовского. То, что он называл её неполным именем Иден отметила сразу.

«Что это, симпатия? Или две лишние буквы выговорить сложно?»

- Избавь меня от этого, - женщина поморщилась, жестом попросив Александра замолчать, - если бы мне было интересно через что ты прошёл прежде чем стал такой циничной сволочью, которую я сейчас вижу перед собой, ознакомилась бы с досье. Сейчас меня интересует только одно, список имён. Назови их и я даю тебе слово, что ни ты, ни эти люди не пострадают, во всяком случае по моей вине. Если ты назовёшь неправильные имена, что-ж, твоя смерть будет медленной и мучительной и это не угроза а констатация факта. Видишь ли, то что ты назвал неосторожным использованием рефрена, на самом деле делается намеренно и называется "силовым методом допроса с применением химических методов воздействия". Не смотри на меня так, да, я только что это придумала, - Иден вздохнула и сложила руки под грудью, подчёркнутой чёрным мундиром, подогнанным по фигуре, - правда такова, что человека просто обкалывают рефреном или чем-то похуже... Но давай не будем об этом.

Единственный человек, который мог рассказать Крестовскому об участии Иден в провалившемся coup de tat был мёртв, с него теперь не спросишь. Хорстич скорее всего не знает о том, что отряд «Инферно» должен был принимать участие в зачистке Совета Пятидесяти в случае если бы план Штерна был приведён в действие и о той роли, которая отводилась адмиралу Версио в новом военном правительстве. В противном случае, Хаск не вернулся бы с этого задания, во всяком случае, живым. В прочем, им Иден была готова пожертвовать. Даже Мараной, но этого она очень хотела бы избежать...

+2

10

Алекс продолжал улыбаться, уже не как хищник. Версио не нужно знать, что увы, стараниями её же коллег ондавно вышел за стадию просто солдата, воюющего с кем прикажут и не думающего об общей картине, просто тактично делал вид что ничего не изменилось и он вовсе не проходил базовый курс конспирологии для чайников, которые если и не сделал из него  особиста - боже упаси - то дал общую картину и понимание, чего ждать и чего не стоит.

Главное о чем нужно помнить - эта работа меняет всех. Исключений нет. Либо ты пешка, которую используют, чаще всего не давая этого осознать, либо игрок, и вот тогда меняешься всерьез, начиная видеть пешек в других. И  нужны очень, очень серьезные причины и усилия, чтобы делать исключения. Потому что в какой-то момент есть риск перестать задумываться, а стоит ли предавать, сливать, убивать недавних партнеров, друзей и близких ради... А уже неважно чего ради. Просто потому что ты привык так жить и использовать все возможности для получения преимущества инстинктивно. Профессиональная деформация штука такая. Просто в его случае можно отделаться склонностью к агрессии и кровожадности, оставаясь при этом отцом солдатам и вообще милашкой (когда в норме), а вот у Версио все хуже.

- Пять минут? Не смеши меня. - Если бы его хватало на только на это, он бы после Ольги попал в медпункт не только с травмой от удара о потолок кабины или рычаг. Да уж. В любом случае, сейчас его на это не тянуло по вышеуказанным причинам. Не хватало еще отражать попытки взять над ним контроль через соблазнение.  Сначала хотя бы убедиться что речь не об этом. Он попробовал вспомнить, пыталась ли Иден подкатить к немув прошлом, но тут было глухо - он тогда настолько категорически отшивал все что движется, что попросту не замечал таких вещей.

В люом случае, пока он вроде бы отказался от лишних вопросов, но не забыл о них. Что-то там в исории с Иден и Конрадом было непростое, раз она была настолько допущена. И придется поработать, чтобы оценить, чего ждать.

- В качестве дружеского жеста можешь достать и дать почитать. Интересно, что там про меня настрочить успели.

А также что позволят узнать Иден, и чего не заметили, да. Он уже мог воспринимать это с иронией, он просто собирался при возможности мучительно убить нескольких работающих на ГСБ, тех, до кого не добралась Лея.  Мелочь сущая, верно? Ничего личного, только благополучие его батальона. Ну ладно, личное тоже, но уж точно не как первопричина. Месть как самоцель - бессмысленная штука. Иногда от неё нельзя уклониться, но многого ждать - гибельно. Но то, что вот этот конкретный выродок больше никому не навредит - смысл имеет.

Это были одни мысли, а другие заставляли его изучать Иден,  причем не привлекательную её фигуру, но в первую очередь признаки того, что с ней случилось. Пытки меняют людей, верно? Вопрос, как они изменили её, чего она боится? Это многое может расставить по местам, но нужна информация - а для начала придется поделиться своей. Да, все же придется. Он не очень доверял ее слову,однако догадывался, что тут дело не в этом, желай она взять их за горло - это бы и сделала. Он не стал указывать ей на то, что хотя бы попытавшись причинить ему тут вред, она обеспечит эту самую мучительную смерть себе и своим людям, и это не шутка, а реальность. После той истории с визитом людей Макарова директива для отвечающих за безопасность была проста - они должны быть готовы нейтрализовать и ликвидировать любых проблемных визитеров при первом признаке угрозы.

И они могли.

Но ему хватит той демонстрации для людей Иден снаружи, а ее запугивать чревато - у женщины явно был далеко не порядок с психикой, хоть и не настолько, чтобы её отстранили отдел, даже наоборот, её подпустили к малоприятным секретам. Это плохо - в случае если Иден все же ещё своя, опасность угрожает ей самой. Слишком осведомленных в их ведомстве не любят. Так. Имена. Если Штерн их выдал, то имел причины, и, зная его, подстраховалсся с учетом того что знали уже они с отцом. Впрочем, они знали немногое и слава богу.

- Не жди откровений. Мы не пытались узнать слишком много. Как раз на такие случаи. Вытрясти из человека при желании можно все - но не больше того что он знает. - Усмехнулся он, - Да и Конрад никому не дал полной информации, уверен. Хотя может кому-то и дал лишнюю, учитывая, что его взяли? Я, отец, Хорстич и его друзья, а также из немцев генерал Мантейфель, который явно нашёл выход из ситуации, и благополучно остается в прежнем звании. - В голосе Алекса была скорее ирония, чем осуждение, он понимал мотивы старого генерала, просто принял к сведению, что в серьезных делах ему лучше не доверяться.

- Ещё подразумевались какие-то итальяшки и другие немцы, но нам имен не назвали, а мы не спрашивали. Могла сложиться ситуация, в которой лучше было не знать, кто там кого в Германии предавал.

Хотелось бы ему знать, какими могли бы быть "неправильные" имена, но пока что не стоит. Возможно, эти люди к нему ближе чем хотелось бы или занимают важные посты, и не порадуются разоблачению. Так что он сказал то, что точно не мог не знать, причем о тех, кто сумеет прикрыть свою задницу, да и друг друга. Предположения - пусть Иден сама старается. Интересно, кого ради?

Пока что ему рассказали сказку, которую ещё придется проверять - но очень осторожно.

Отредактировано Alex Cross (2020-01-23 15:03:56)

+1

11

«Итак, отец и сын Крестовские, Хорстич с его отморозками. Штерн отрабатывал восточноевропейских союзников отдельно. Это правильно, но если бы он больше доверял этим людям а меньше - своим соотечественникам, кто знает, возможно мы бы уже закапывали на безымянном пустыре трупы выродков из Совета Пятидесяти!»

- Хочешь посмотреть своё досье, - отозвалась женщина с черепом на рукаве и принялась медленно расстёгивать пуговицы мундира сверху вниз, - так... Оно у меня где-то тут... Может быть, сам достанешь...

Иден негромко рассмеялась, наблюдая за реакцией русского. Он определённо изменился и манипулировать им не получится. Ей было интересно куда это может зайти и хоть сама Иден предпочитала общество женщин, она бы не стала сбрасывать карты сейчас. Или тот, кто проектировал кабину этого найтмера был извращенцем, или Версио ничего не понимала в современной инженерной мысли, но сейчас она сидела перед Крестовским, раздвинув ноги и смотрела на него снизу-вверх. Иден машинально посчитала сколько времени ей потребуется чтобы выхватить пистолет и выстрелить. Три или четыре секунды. Крестовский обезоружит её одним движением за две секунды, а в рукопашную у неё не было шансов против него. Версио отстегнула наплечную кобуру и повесила её на один из рычагов - судя по всему от катапульты.

- Такие как Штерн ошибаются лишь однажды, - прошептала Иден Версио, позволив себе наконец расслабиться, - ты знаешь, он ведь использовал меня в Йемене. Тогда отряд «Инферно» потерял хороших бойцов, вместо того, чтобы позволить немцам и африканерам убивать друг друга. Мне пришло два приказа, противоречащих друг другу и я до сих пор не знаю, приняла ли я верное решение, когда повела своих солдат в бой против Ганнибала Боты. Знаешь, я ненавидела его за это, а Боту за ту мясорубку, которую он устроил нам в Йемене... И вот один из этих выродков мёртв, а второму я ещё могу отомстить. Поможешь?

Своим видом командир отряда «Инферно» давала понять, что её просьба скорее личная, чем предложение присоединиться к рискованной спец операции в тылу врага. Когда-нибудь, она доберётся до Боты и смерть его будет медленной и мучительной, но сперва нужно было закончить дела здесь, в Казахстане.

- Как в старые добрые времена, Александр. Я помогу тебе здесь, а в замен... Как насчёт потренироваться в свободное время? Мы могли бы отработать взаимодействие наших подразделений, а потом позаниматься отдельно, только ты и я. Что скажешь?

Итак, три пуговицы расстёгнуто, в принципе достаточно, чтобы проверить не спрятано ли под мундиром что-нибудь кроме серого термобелья. В прочем, только дети и дураки верят в горшочек золота на другом конце радуги.

Отредактировано Iden Versio (2020-01-23 15:40:57)

+1

12

Конструктор кабины и найтмера в целом не был извращенцем... Ну ладно,  был, но не в том смысле, просто рассчитывал кабину на одного человека. Из всех известных Алексу найтмеров для нормального тет-а-тет с дамой подходили только "Бамидес", где вообще можно возить с собой гарем, и Н-54 с натяжкой. Остальные... Ну, технически да, но практически чревато травмами, в основном черепно-мозговыми. И катапульту не стоит забывать блокировать. Впрочем, на новых машинах пилоту выдавали шлем и можно пристегнуться, если вам нравятся такие вещи...

- Это был бы романтично - носить моё досье там. Но не думаю. - Усмехнулся он беззлобно. Не то чтобы вид не заслуживал внимание, но Алекс и в прошлую их встречу не был озабоченным юнцом, а теперь уж тем более. Святым не был тоже, но привык слушаться инстинктов, не менее древних чем инстинкт мужчины, видящего красивую женщину. А они говорили - разберись, а потом лезь в ближний контакт, если захочешь. Есть в этой области две большие глупости и Алекс уже на своей шкуре ощутил, к чему приводят обе - отказываться от всех возможностей ничем не лучше, чем хвататься за первую же вроде бы удачную. И обратное тоже верно.

Особенно когда речь о не чужих и не простых людях.

Когда речь зашла о Йемене, Алекс  скривился. Блядское дерьмо, с последствиями которого пришлось иметь дело просто потому что Штерн посчитал себя умнее всех... и Бота тоже.  Вот уж воистину, "Два дебила - это сила", особенно  если обоим перепало талантов и власти, а вот понимания, что некоторые вещи делать не стоит, не завезли. В итоге что имеем? Правильно, один с пулей в голове, второй продался Британии и женат на малолетке, годящейся ему во внучки. И если сравнивать, то, как говорится... "Оба хуже!"

Про руководство Евросоюза в этой истории и вовсе говорить не хочется. Ну знаете, как о мертвецах, когда хорошего не скажешь.

- Верное решение - "Проблемы со связью" и рукастый механик, чтобы это подтвердить потом. - Заметил он, - Можно и просто послать к черту. Я слышал, у британцев есть специальная директива на этот случай. Last Order. Приказ, после которого подразделение воспринимает любые другие указания как ложь, пиз***ж и провокацию и доводит дело до конца любой ценой.

Слова о мести он встретил молчанием, хоть и недолгим. Вот серьезно, почему все, не исключая его, так любят наступать на эти грабли? "Графа Монте-Кристо" читали по диагонали, не усвоив урока? Похоже на то. Иногда и правда иначе не можешь... Но ведь даже если есть время подумать, получается то же самое.

- Ид, не соверши ошибку. Если тебе действительно нужна смерть Боты ради дела - флаг в руки. Но если ты считаешь что это что-то изменит для тебя самой - забудь. Уж я-то знаю. Враг мертв... А все осталось как было. Мертвые не воскресли, ты остаешься прежним, боль не ушла, шрамы не исчезли. И чувствуешь, что сам себя нае**л. - С пугающей серьезностью и в то же время спокойно,как тот, кто уже эту стадию прошел, объяснил он старую как мир истину, которую никто не замечает, пока сам не окунется в это дерьмо с головой. Её-богу, как дети малые... Хотя уж кто бы говорил. Но Иден и так уже изломана, не хватало ещё чтобы месть её выжигала изнутри без всякого смысла.

- Я тоже зол на Боту - проклятье, он был другом нашей семьи и когда-то я уважал его не меньше чем отца, сражался с ним вместе, и вот что вышло. Еще и ты теперь. Да, я буду сражаться с ним на поле боя, если придется, а если встречу в бою лично - с превеликим удовольствием выбью все дерьмо. Но не более. Это не та цель, которой я позволю себя вести. - Решительно заявил Алекс, - Если уж винить, то всю систему, а не тех, кого она дергает за ниточки, как нас с тобой... И даже Боту и Штерна в итоге. Может даже, винить весь этот безумный мир.

Куда более безумный, чем он ещё недавно думал. Алексу порой приходил в голову вопрос - а в какой степени незримая война, в которую он вляпался, влияет на войну зримую? Вероятно, правильный вопрос, если уж кто-то взялся за вербовку столь экстравагантными методами, как в его случае.

Насчет Боты он сказал правду. Несмотря на сохранившуюся связь и сотрудничество, он действительно злился на генерала и были причины, кроме личной задетости. Хотелки Боты и Штерна дорого ему стоили и не ему одному.  И если  столкнутся на фронте - он без сомнений будет драться против прежнего союзника, если уж тот выбрал такой путь.

- Отличная идея. - А также возможность изучить тебя и твоих людей, чтобы понять,как вести себя дальше и чем помочь на самом деле. И ещё...

- Я давно хотел сказать тебе спасибо за те тренировки. - Он кивнул на закрепленные недалеко от кресла пилота - как раз чтобы удобно было выхватить - ножны с британским офицерским палашом, на гарде  которого виднелся странный, но уже известный войскам Евросоюза символ - змея, курящая трубку, - Если бы не они, прежний хозяин этого клинка настругал бы меня на хамон. Но вышло наоборот, и теперь генерал Фонтейн хочет набить из меня чучело и поставить в гостиной. - Алекс усмехнулся, - Наверное, буду хорошо смотреться среди прочего зверья, если ей повезет с этой охотой.

+1

13

«Попался!»

В какой-то момент, глаза Иден полыхнули, а улыбка стала по-настоящему кровожадной. Он был хорош, очень хорош, но оступился и если бы на месте командира отряда «Инферно» был оперативник, находящийся при исполнении... Александр ввязался в эту историю с coup de tat не до конца понимая, как высоки ставки, или Штерн не был с ним до конца откровенен, да это и не важно теперь, когда военный переворот провалился, Совет Пятидесяти взял на контроль это дело и даже в далёкой от заговора Штерна штаб-квартире испанской контрразведки в Сарагоссе было неспокойно.

- Приказ есть приказ, - отозвалась Иден и голос её прозвучал слишком холодно и резко, не так, как она хотела бы, - даже если его отдаёт мерзавец.

Ганнибал Бота был не просто предателем. Иден Версио и пережившие Йеменскую Мясорубку бойцы отряда «Инферно» знали не по наслышке, что это в добавок очень жестокий и хладнокровный командующий с незаурядным стратегическим и тактическим мышлением, опытом десятков, если не сотен сражений, который не притупился с годами. Этот старый африканер представлял опасность для армии ЕС и если бы Иден пришлось отвечать на вопрос сможет ли кто-то из оставшихся генералов европейской армии разбить Боту она предпочла бы не отвечать на него. Во-первых, Ганнибал ни за что не станет сражаться на условиях противника и тот, кто полезет в Преторию от туда уже не вернётся. Во-вторых, Бота командовал закалённой в боях армией профессиональных солдат, отлично обученных и вооружённых. Немецкая пропаганда сформировала в сознании многих европейских офицеров образ нецивилизованного африканера - бородатого упыря кое-как одетого с перевязанным изолентой автоматом в руках. И вот именно за эту ложь испанские спецназовцы заплатили кровью в Эль-Хаджер. Самое страшное в этой истории то, что отряд «Инферно» был не более чем помехой для Боты и он отмахнулся от элитных бойцов Иден словно от назойливого насекомого, устроив настоящую бойню солдатам Штерна. Версио понимала, она не выжила. Ей позволили выжить. И этого она простить не могла.

- Осторожнее, Александр, - неспеша застегнув мундир, произнесла Иден, - твои слова сейчас граничат с государственной изменой. К счастью для тебя, я здесь не по твою душу.

Версио с интересом осмотрела ножны. Клинок офицерский, но это ни о чём не говорило. Британские аристократы сходили с ума от холодного оружия и таскали с собой мечи, даже имея возможность пилотировать лучшие образцы современной военной техники. Немногие из этих британских горе-фехтовальщиков могли противостоять мастеру la Desterza.

- Рада, что мои старания не пропали даром, - заметила женщина, немного смягчившись, - это было так давно, что я с трудом могу вспомнить наши занятия. Но если ты не против обучить меня получше управляться с найтмером, можешь считать что мы в расчёте.

+2

14

На слова о приказах Алекс лишь  улыбнулся - мол, серьезно? Уверена? Ну-ну. Иден сама привела одну из причин, по которой иногда на  приказы надо класть большой и толстый прибор, держа в уме общую картину и самостоятельно принимая решение. А он знал реальный пример, когда это сработало.

- Фонтейн так не считала и бросила свое командование мне и Боте на съедение. В итоге ее командира мои люди вздернули на пальме, а она сумела уйти сама, вывести свою армию у нас из-под носа, и даже получила повышение. Бери на вооружение. - Прозвучало иронично, но в глубине души Крестовский сочувствовал этой женщине, потерявшей в Алжире многих товарищей и благодаря Крестовскому одного особенно ей дорогого человека. Как бы себя чувствовала Ольга, если бы Алекс погиб, сражаясь за неё? То-то и оно. После такого не сдаться, решиться нарушить приказы и напоследок отравить врагу победу - заслуживает уважения. Было бы интересно посмотреть как эта гадюка ладит теперь с Ботой... А он сам крепко запомнил этот принцип - никакой приказ не стоит того, чтобы жертвовать своими солдатами впустую. Один раз он уже чуть не совершил эту ошибку... Но больше никогда.

Он только отмахнулся от намеков на измену. Когда хотят арестовать - арестовывают, не заморачиваясь неосторожными словами, а он уже понял, что Версию не это от него нужно, хотя он и не готов пока был сказать, что именно. Создавалось ощущение, что его проверяли, прощупывали, не иначе как пытаясь убедиться, тот ли Крестовский перед Идлен, что и чуть меньше двух лет назад.

И да, и нет - таков был бы ответ, если бы его давал Алекс.  Какая-то его часть, основа индивидуальности и иличности, осталась неизменной, но изменилось многое другое, порой необратимо и неождиданно. Как будто боевую машину разобрали и собрали снова, какие-то части заменив новыми, а на место некоторых, наоборот, вернулись старые детали, считавшиеся поломанными  или утраченными навсегда. Он примирился с тем, что отвергал, отбросил то, что его связывало... Всего и не перечислишь. Иногда он задумывался - а не было ли это своего рода даром судьбы, готовившей его к новому назначению и ради такого дела расщедрившейся на исцеление и перерождение, что обычно мало кому доступно...

В любьом слуучае, он не дергался, и, что греха таить, без особого стеснения пялился на Иден, благо позиция была выгодная.

- Иногда меня посещают сомнения, можно ли нас назвать единым государством, которому можно изменять. Слишком уж мы все разные и не стремимся принять единство как должное. Вспомни Альбион и прочее. Если даже европейцы не хотят действавать как единое целое, чего мы ждем от африканцев? - Злости в голосе Крестовского не было, скорее констатация проблемы, которую, вероятно, надо решить. При этом и откровенно крамольных идей не было. В худшем случае ему бы можно было предъявить здоровый скепсис относительно успехов Евросоюза в плане политического единства хотя бы. А заодно теперь уже он закинул крючок. Как бы Иден не играла суровую хранительницу безопасности, её слова были излишне пафосны и формальны, оставляя пространство для недомолвок и пока ещё не высказанных истинных мотивов.

Выскажет ли? Вполне вероятно. Когда и он, и она решат вопрос доверия для самих себя. Совместная работа не худший вариант решения этой проблемы.

- Вряд ли ты забыла как заставила мення драться в полную силу, а я чуть тебя не убил. К счастью, при пилотировании для таких дел есть тренажер. - Та ещё была история,  заставившая Алекса с опаской относиться к его внутреннему, так сказать, "зверю". Это теперь они наладили отношения, а тогда он не на шутку испугался самого себя и это страх долго мешал ему жить, заставляя постоянно бояться того, что зверь вырвется и перехватит контроль невовремя.

Зря боялся, конечно... Но урок получился неплохой.

- Смотри в оба, я стал сильнее и жалеть тебя не буду. Да и машины у нас теперь не трофейное барахло и с ними не так просто.

+2

15

- Только объединившись, мы можем противостоять амбициям Британии, - неестественно пустым голосом отозвалась Иден, смотря словно сквозь Крестовского, - ты же знаешь, что Штерна в числе прочего обвиняли и в пораженческих настроениях, хотя казалось бы кто как не герой Арденнской Кампании должен был возглавить сопротивление британской агрессии... Сила ЕС в его ресурсах и разнообразии военных доктрин. Британская армия, напротив, сильна своим единством и технологическим превосходством. Но ты не забивай голову мыслями о единстве...

Версио закинула руки за голову и её улыбка стала менее неприятной.

- Не самое лучшее время предаваться воспоминаниям о старых добрых временах, но продолжай если хочешь.

Отвлекая русского болтовнёй ни о чём, Иден про себя отмечала детали и расставляла приоритеты полученной информации. Она по прежнему не была уверена в том, что Александр готов продолжить эту партию. Она была уже проигранной, во всяком случае, всех кто действительно представлял угрозу для Совета Пятидесяти уже обезвредили секретные службы ЕС. Они думали, что победили. Самоуверенность и паранойя - эти слабости можно использовать против них, незаметно, из теней. И начать стоило с русских, в конце концов, они были нужны ЕС больше, чем ЕС самим русским. Штерн пошёл олл-ин и проиграл, Версио же будет играть осторожней.

- Как думаешь, надолго мы увязнем здесь, в Казахстане? - спросила женщина вслух, - Давай сделаем вид, что твоё мнение для меня интереснее, чем данные коллег из разведки о силах Китайской Федерации и их британских союзников. Кроме того, мы можем представить, что ты командуешь мной и отрядом «Инферно», в таком случае как бы ты применил нас? Давай, Крестовский, ты же любишь ролевые игры.

Чувствуя, что алкоголь всё-таки начинает действовать, Иден достала из маленького кармашка на ремне одноразовый шприц и воткнула себе в шею. Скоро придётся интересоваться у Крестовского как добраться до ближайшей комнаты для маленьких принцесс.

Отредактировано Iden Versio (2020-02-05 11:34:35)

+2

16

- Вот бы ещё нашлись те, кто умеет все это правильно применить. - Хмыкнул Алекс. Да, он сам, строго говоря, справлялся с подобной задачей, но только на уровне полка, только до тех пор, пока могу знать своих солдат в лицо. Возможно, он мог бы справиться с армией, если поумнеет и малость остепенится, но политиком ему никогда не быть. Ну разве что в какой-нибудь маленькой стране в диких едренях, но таких в наше время практически не осталось, разве что где-то в Африке, и то под протекторатом.

В любом случае,править кем-то он точно не рвался. Но это же и порождало проблему поиска тех, кому он был готов служить. И не только на уровне России.

- Пока на троне этот упырь Чарли, надо быть психом, чтобы договариваться с Британией. Впрочем, Шнайзель не лучше, а Блондинчик... А хрен его знает. Но что-то в нем есть, раз пережил женитьбу на Кассандре Боте. - Алекс засмеялся. Он, конечно, не был особо близок с Кассандрой (дружба семей это хорошо, но расстояние между родными местами делало свое дело), но пары визитов в ЮАР хватило, чтобы составить впечатление и понимать, что британскому принцу пришлось очень постараться, чтобы на церемонии Бота-младшая его целовала, а не душила или пыталась сбросить в море с авианосца.

Серьезный вопрос от Иден дал ему возможность выждать, как бы обдумывая ответ, и заметить её поступок с шприцем. Ага. Либо протрезвляется, либо сидит на веществах. Отметим и это. Крестовский не был излишним оптимистом и предпочитал пока изучать Иден так, как изучал бы врага. Штерн уже провалился, но если игра ещё не кончена, то придется стать более достойным игроком, чем раньше, чтобы не подвести своих. Вызов принят.

- Я бы начал с рейда за алкоголем, но британцев на нашем участке нет, а китайцы пьют... Я бы на их месте был трезвенником. - Ухмыльнулся Алекс, но затем вполне серьезно добавил, - Не знаю, надолго ли, но всерьез. Они не могу по-быстрому вышвырнуть нас, мы не можем по-быстрому разбить их. Пат. И никто не полезет на переговоры, не имея  преимущества или не оказавшись в полной жопе. Сама знаешь, как политики любят мериться, у кого cojones больше. Даже евнухи. - Добавил он для разрядки, - Мы, конечно, типа союзники с отколовшейся от Шана половинкой Китая, но они там, мы тут, так что помощи, кроме разведданных и того, что они оттягивают на себя часть армий Шана, можно не ждать - по крайней мере, чего получше пока не предложили.

Не говоря уже о том - но это и так понятно - что это всё равно оставались китайцы, которые недолюбливали вообще всех, кто не китаец, к русским имели конкретные претензии, а самого Крестовского и его людей с удовольствием бы мучительно казнили на главной площади. Так что так себе союз. И вот тут мы подходим к главному. Алекс извлек уроки из Павлодарской операции, где не такие уж большие силы дважды решили исход битвы за город. Китайские армии велики, но это же их слабость...

- Нам нужно нанести им серьезный удар. Точечный, но такой, который они почувствуют. А для этого нужно найти их уязвимые места и бить по ним, пока фронт не посыплется. Усилят здесь - бить в другом месте, заставить постоянно перебрасывать войска. Британцы помогают им, но вряд ли пришлют много войск и уж точно не заткнут все дыры, а если мы сможем  нанести удар и им - тем лучше. - Прозвучало довольно кровожадно, но почему бы и нет, Крестовского уже достала вся эта война и он не имел причин церемониться с врагом. Может он и не ангел, но и с той стороны тоже не то чтобы хорошие парни, верно? Так что все честно.

- И мы с тобой хорошо подходим для такой работы. Там где не сможем снести голову - подрежем сухожилия.

Он улыбнулся:

- Добро пожаловать в команду, Ид. Доброй охоты.

Иногда все-таки судьба действительно сдаёт интересные карты. 

Эпизод завершен

Отредактировано Alex Cross (2020-08-11 10:19:32)

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn VII » 05.01.18. Nobody expects the Spanish Inquisition