По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VII » 10.01.18. Чайные дорожки


10.01.18. Чайные дорожки

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 10 января 2018 года
2. Время старта: 17:00
3. Время окончания: 19:00
4. Погода: -10°С, наблюдается переменная облачность, периодически идёт снег, лёгкий ветер, гололёд
5. Персонажи: Ким Сайрумов, Эммерих Мейер
6. Место действия: Российская Империя, г. Москва, чайная "Незримый покой"
7. Игровая ситуация: Эммерих и Ганс идут по следу, тянущемуся в сторону замятого дела о коррупции в войсковых частях. Да только по самому делу документов практически не осталось. Они решают обратиться к связанному с ним интенданту, Киму Сайрумову в надежде, что тот поможет распутать клубок, ведущий к резне в Китайской Федерации.
8. Текущая очередность: Эммерих, Ким

0

2

- Ну, и? - Ганс вопросительно покосился на Эммериха, что застыл перед входом в чайную, засунув руки в карманы, и жевал мятную резинку, пытаясь перебить вкус кошачьего лотка во рту после дневного сна. - У тебя есть план?
Эммерих только плечами пожал в ответ. И не оттого, что он не знал, что делать: он не знал, что именно может сработать. Этого парня, с которым им предстояло поработать сегодня, нехило так попустили в своё время из-за тех попыток докопаться до правды. Про него писали мелкие столичные и московские издания, но за пределы страны это, конечно же, не вышло, а на более крупных страницах новости занимали сообщения о всякой ерунде для отвода глаз. Поэтому Эммерих сильно сомневался в том, что разговор пойдёт, как по маслу - окажись он сам на месте этого Сайрумова, он бы вряд ли стал доверять людям после такого. И особенно - службами безопасности, и плевать, какой страны.
- На месте разберёмся, - решительно сказал Эммерих и направился ко входу. - И сегодня смотри у меня - не перебарщивай. Это не тот тип, на которого нужно давить сходу. Всё самое неприятное прибереги напоследок. Потому что напугать всегда успеем, а вот расположить к себе потом уже не выйдет. Вспомни допрос Линь Синьхуа - твоё вмешательство едва не спутало все наши планы. Хорошо, что я сумел выправить это. Присматривай лучше за чемоданом.
Эммерих закончил и, кивнув на небольшой кейс, который нёс в руках Ганс, потянул за дверь и вошёл в тёплое помещение. Хотя и нельзя сказать, что снаружи было так уж холодно. При такой погоде, а ещё если сухой да без гололёда, Эммерих любил сходить пробежаться в ближайшем парке.
- Твой чумодан никуда не денется, - заверил Ганс, заходя следом. - Что бы ты там не хранил. А мог ведь и сказать! Мы же, как-никак, напарники!
- А ну. Тихо, - одёрнул Эммерих, внимательно озираясь по сторонам. - Мы не одни тут, в конце концов.
И действительно - людей в чайной в этот зимний день сидело предостаточно. Кто-нибудь да наверняка охоч навострить уши да узнать то, что знать ему не следует. Так что с этого момента стоило сохранять инкогнито. Во всяком случае, до разговора тет-а-тет с хозяином заведения, с которым оказалось связано одно дурно пахнущее дельце, Эммериха и его напарника совершенно, однако, не касающееся.
- Добрый день, - Эммерих подошёл к стойке и поздоровался, взглядом отыскав не то бармена, не то администратора чайной. - Мы и мой друг прибыли в Москву не так давно, и уже наслышаны о вашем заведении. И мы бы хотели приобрести у вас пятнадцать грамм английского восторга.
Эммерих, разумеется, подготовился основательно. Прежде чем идти сюда, внимательно изучил всё, что касалось "Незримого покоя". В том числе и легенду, появившуюся невесть откуда. Поэтому и начать он решил с неё, что бы она ни значила - просто чтобы сразу заявить о своём знакомстве и расположить персонал.

+8

3

Зима продолжается, снег идёт, а чайная “Незримый Покой” всё ещё предоставляя людям временное убежище от обыденной суеты.   Ким уже более менее чувствовал себя куда лучше чем с утра и потому занял свой обычный пост у стойки отправив своих помощников отдыхать, периодически подзывая их в случае крайней необходимости.  Интересный гость пытающийся узнать какие-то неведомые подробности об инциденте с помоями немного поднял ему настроение да и госпожа Серпова вновь почтила своим присутствием его скромное заведение уже в высоком чине, что не могло не радовать Кима, всегда приятно смотреть на результаты своего труда.  Однако 10 января подготовил для Сайрумова ещё один сюрприз. Примерно в пять часов вечера перед стойкой возникли два человека, даже с каким-то чемоданом в руках и более того... один из них произнёс кодовую фразу, правда устаревшую, ведь когда чайная была закрыта, он поручил Рю и Ае по возможности разнести новые слова- 12 грамм Эйфории №10.

-Вечер добрый господа, сожалею, но его нет в наличии и скорее всего не будет больше никогда, потому как единственный поставщик давно не выходил на связь. Хотелось бы верить что с ним всё в порядке. Я могу предложить вам что-то ещё? Ким улыбнулся в своей привычной миролюбивой манере.

+8

4

- Вот как... - Эммерих переглянулся с Гансом.
Похоже, что легенда оказалась всего лишь легендой. Эммерих недовольно закатил глаза - знал ведь, что так и будет. Но так или иначе, это было совершенно неважно.
- Что ж, очень жаль, - ответил он, облокачиваясь на стойку. - Много наслышаны об этом таинственном сорте чая, очень уж было велико желание его испить. Но мы в любом случае пришли не только пить чай, но и поговорить с вами, Ким.
Кивнув головой напарнику, Эммерих с улыбкой посмотрел на Сайрумова. В этот момент Ганс приподнял над стойкой чемодан и слегка приоткрыл его, демонстрируя хозяину чайной увесистое содержимое в виде аккуратно сложенных толстых пачек купюр европейской валюты высокого номинала. Продержав чемодан несколько секунд, дабы убедиться, что Ким получил примерное представление о цене разговора, Ганс закрыл ценный кейс и опустил вниз - по самым скромным прикидкам там было не меньше пятиста тысяч.
- Полагаю, вы заинтересованы в том, чтобы ваше заведение всегда находилось в достатке, не так ли? - Эммерих говорил вкрадчиво, очень издалека, чтобы заинтересовать собеседника. - Мы можем это обсудить?
С огромным трудом ему давался этот образ отчаянного вкладчика-предпринимателя. Потому что и так было понятно, что это - спектакль, причём даже не для Кима, а для случайных зевак, которым повезло оказаться в чайной в то самое время, когда агенты сами решили наведаться к Киму для ответственного разговора. Впрочем, мужчина казался Эммериху человеком деловым, серьёзным. Такие сразу понимают, что к чему и всё схватывают на лету. Главное - вовремя донести мысль, что ничего криминального ему предлагать не будут. Но сделать это нужно в обстановке приватной, точно не в общем зале.

+7

5

“И снова мне заносят чемоданы, словно у меня не чайная, а гос.учреждение, где я чиновник,который что то решает. Видимо это уже неизбежно, да?” Подумал Ким бегло глянув на сложенные в чемодане купюры. 

Как и прошлый раз, когда господин Лувье  вручал ему почти такой же чемодан,  Ким не слишком был этому рад, однако в этом случае чемодан продемонстрировали даже не в его личной комнаты его чайной, а прямо у стойки, что в его понимании было вообще противозаконно  и будь это все сокровища мира его отношение к такому не изменилось.

-Господин, не мне вам указывать, но с такими деньгами  я бы сначала посетил банк и  сдал на хранение, если конечно это не день какой нибудь важной сделки. Большие деньги тяжелая ноша знаете ли.  Задумчиво глядя в потолок ответил на демонстрацию Ким. 

-Но раз уж вы здесь да с таким инвентарём*Ким снова взглянул на чемодан*, то наверное вы очень хотите поговорить. Что ж, тогда я выслушаю вас. Прошу наверх, господа.

Перед тем как подняться, Ким  сделал короткий прозвон со своего допотопного сотового. Это был сигнал его помощнице о том, что бы та подменила его.  А затем сделав махнув рукой в сторону лестницы,  медленно направился в свою комнату.

+7

6

- Вы разумно заметили — пока это наши деньги, - строго сказал Эммерих, да так, что ни один мускул на его лице, словно вырезанном из камня, не дрогнул. - Но, если мы договоримся, то вы сможете последовать своему совету. Идём.
Эммерих качнул головой в сторону и Ганс, озирающийся по сторонам, последовал за ним. Сложно сказать, что искал его напарник в обстановке этого чайного заведения: может быть, увидел что-то подозрительное. А может его просто увлекла здешняя обстановка, наполненная домашним уютом. Эммерих хорошо понимал Сайрумова: немудрено, что после несправедливого трибунала и пережитого во время высадки в Вакканае он решил сменить род деятельности и выбрал нечто столь спокойное и умиротворяющее. Если бизнес в Российской Империи вообще можно назвать таковым: Эммерих хорошо знал о том, как здесь обстоят дела с экономическими свободами и как работают антимонопольные службы. И именно это заставило Мейере запросить такое внушительное финансирование на эту операцию: договориться на словах можно было бы с каким-нибудь заводским работягой, что идеи ради пашет от звонка до звонка. Но предприниматели даже малого бизнеса очень хорошо знали цену своим словам. Так что здесь и надеяться не стоило, что чего-то можно добиться одним лишь сочувствием и пустым соболезнованием. Повезло с тем, что Тиль достаточно подсобил и смог убедить руководство CES в необходимости профинансировать операцию. И с тем, что их взгляды на ведение этого дела совпадали: грубой силой и угрозами они вряд ли бы чего-то добились. А вот если дать понять, что эта благотворительная акция не единовременная, то затея с большей вероятностью сможет заинтересовать нуждающегося. Главное - подойти к вопросу с умом. А надавить они всегда успеют. Особенно в том случае, если не останется никаких других вариантов: полномочия CES слишком велики в таких ситуациях. Особенно, когда речь касается государственной безопасности.
- Итак? - поднявшись наверх, Эммерих и Ганс остановились за спиной Сайрумова. - Теперь вам удобно говорить?

+7

7

Зайдя вместе с посетителями в свою тесную, но по своему уютную комнату, Ким расположился на стуле возле письменного стола, а гостям же предложил сесть на стоящую справа кровать.

-Да, господа теперь вы можете спокойно говорить, уверяю вас, что будет сказано здесь, здесь и останется. Здесь конечно тесновато, но увы я всего лишь хозяин чайной а не крупной сети “Шоколадница”, но мы же здесь не мои хоромы обсуждать будем,верно?

Внутренее ощущение чем-то отдалённо напомнило Сайрумову военный трибунал, когда на его военной карьере был поставлен жирный крест. Строгие интонации, формальные диалоги, серьёзные взгляды. В данном случае не хватало только обвинений, но их было бы странно слышать от людей с чемоданом денег в руках.

+7

8

Зайдя следом за Сайрумовым, Ганс неслышно закрыл за собой дверь и, оглядевшись по сторонам, нашёл свободное местечко возле стены, недалеко от входа в комнату. Эммерих же воспользовался предложением хозяина и сел на кровать и, немного сутулясь, наклонился вперёд, сжав ладони друг с другом.
- Мы хотели поговорить с вами кое-о-чём, - начал Эммерих. - Скажу сразу, чтобы не было для вас удивлением: мы работаем на CES. Документы при нас, если захотите, конечно. Но, надеюсь, что содержимое нашего чемоданчика будет куда убедительнее любых документов. И важнее. Возможно, что сейчас для вас это речь исключительно о деньгах, для нас - речь исключительно об информации, которую вы можете нам предоставить. Дело вот в чём: не так давно до нас дошли сведения об одном не очень приятном случае из вашей биографии, связанным с делом о хищении припасов, которое вы, согласно имеющейся у нас информации, пытались раскрутить, но столкнулись со стеной непонимания со стороны государства. Это дело не предавалось широкой огласке, так что до Европы, увы, своевременно не дошло, а в архивах ГСБ, которое курировало ваше дело, никакой информации о нём не нашлось. Будто бы кто-то очень хорошо постарался, чтобы её скрыть. А потому вопрос: раз вы раскручивали то дело, то наверняка должны помнить кое-что о его фигурантах. В частности, нас интересуют имена людей, которые были к этому причастны. Вы не беспокойтесь: ваше имя больше нигде не всплывёт, если вы сами того не пожелаете. При необходимости мы можем также и поспособствовать очищению вашего имени от всего, что с вами тогда сделали. А в обмен на информацию вы получите деньги. Там - 600 штук. Если сотрудничество будет плодотворным, мы, возможно, сможем предложить вам ещё что-то. Если сами того захотите. Всё, что требуется от вас — предельная честность. А там мы уже и сами всех сможем по базе данных проверить. Что скажете? Готовы обменять информацию на наши деньги?

+7

9

Выслушав предложение “гостей” как теперь выяснилось сотрудников CES Ким перевёл взгляд с сидящего на кровати собеседника на окно.  Предложение было крайне щедрое, но быть информатором спецслужб это явно не то чем он хотел заняться, однако в то же время это хорошая возможность.

Наглядевшись на лёгкий снегопад за окном Ким снова повернулся лицом к собеседнику.

-Так как вы сказали … непонимание?Хахаха*Сайрумов прикрыв рот  ладонью сдержанно посмеялся* Знаете, сказали бы вы это сразу после Вакканая , когда я ушёл в жизнь гражданскую... разбил бы вам лицо*Ким миролюбиво улыбнулся* Но теперь это просто вызывает смех и не более. Гражданства меня не лишили, существовать тоже вроде разрешили, а большего мне и не надо.

Внезапно спокойствие и доброжелательность уступили место холодной серьёзности и взору хитрого демона.

-Предложение ваше конечно щедрое, а судя по тому сколько у вас с собой и какие льготы предлагаете, то вы действительно хотите услышать историю. А раз вы пришли ко мне, бывшему наивному лейтенантишке, который сунул нос не в своё дело, то у вас похоже тупик, господа...

Ким вместе со стулом развернулся к столу расположив руки на столе и вновь задумчиво уставившись в окно продолжил говорить спокойным тоном

-Вы хотя бы в курсе, что тех осужденных при помощи моих доказательств мертвы? Одни либо с пулей в голове из за высшей меры, а другие взяли и решили покинуть этот суровый мир, даже те у кого с психикой было всё в порядке? А неважно... Ваши документы на стол.

Вопрошающе взмахнув рукой, он не переставал глядеть на зимний пейзаж за окном. Казалось что его совершенно не заботил окружающий мир, не волновало, что это могли прийти не сотрудники CES, а убийцы пришедшие по его душу  чтобы он замолчал наверняка.

-Деньги перечислите на счёт который я укажу, не хватало чтобы люди видели как мне чемоданы заносят.  Далее я хочу чтобы передо мной и перед всеми кто тогда вместе со мной попал под раздачу просто потому что имел контакт со мной извинилось государство и когда я говорю государство, я имею ввиду не просто скупые письма, компенсации за моральный ущерб и невнятное заявление представителя кого то там, а самая верхушка, не знаю кто, хоть императора ищите, это должно быть так громко что на Эльбрусе услышат и само собой нас всех реабилитируют. Это в ваших же интересах, вы сами поймете когда я расскажу.  После того как все будет сделано, вы оставите меня в покое, мы больше не увидимся, а если и увидимся, то я просто разливаю чай и ничего больше не знаю.  Вот мои условия. Если вы готовы, тогда не знаю кто из вас, сейчас пойдет класть деньги на счёт, а до этого времени... ни слова больше.

+7

10

Поначалу Эммерих слушал Кима достаточно спокойно. Ему не впервой слышать подобное бахвальство: такие попытки занять вербально-доминирующую позицию его уже давно не впечатляли. Но чем дальше, тем более неуместными казались его просьбы. Особенно сильно чувство этой неуместности отразилось на лице Ганса, с губ которого пропала беззастенчивая полуулыбка, а брови нахмурились.
- Надо же, - дослушав Кима, Эммерих покачал головой, а рука нырнула под куртку, нащупывая пластиковую корочку. - Кто-то в наше время ещё помнит о гордости? Удивительное дело. Только вы зря считаете, что мы в тупике, господин Сайрумов. Мы всего лишь пытаемся идти коротким путём, тогда как вы со своими условиями предлагаете нам ещё более долгий, чем мы имели до этого. Наши компетенции широки, но не безграничны. Чтобы повлиять на решения судебно-правовой системы внутри одной из стран Евросоюза, нужно такое количество времени, каким мы не обладаем.
С этими словами Эммерих, а следом за ним и Ганс, просто повторивший действия напарника, протянули Сайрумову электронные удостоверения, подтверждающие их членство в CES.
- Считывающее устройство у вас для них имеется? - спросил Эммерих, а затем продолжил. - Мы можем попытаться сделать всё то, что вы хотите. Но даже апелляция на пересмотр вашего дела, которое есть в базе, займёт много времени. Больше, чем у нас сейчас есть. Но на оправдание в результате апелляции и дополнительные компенсации вы рассчитывать сможете. А вот на официальные извинения, ещё и в той форме, в которой вы просите - едва ли. По крайней мере, я не могу гарантировать, что это сделают до того, как дело начнут рассматривать. Поэтому пока мы либо сходимся на деньгах, либо не сходимся ни на чём вообще.

+7

11

-Да господин...Мейер, правильно? Деньги это просто прекрасно, вот к слову счёт* Ким протянул бумажку с номером*.  Я сдержу свою часть нашего договора. 

Немного покопавшись в верхнем ящике стола, Ким достаёт толстую  папку с надписью Дело №4539(с) в правом верхнем углу виднелась синяя печать “ЧТЕНИЕ В АРХИВЕ” а в левом нижнем “Допуск А и выше”. 

-Никаких вопросов господин Мейер.  Как я уже сказал, тех людей что осуждены по моим доказательствам вы больше не найдёте, но вот что касается уже тех кто судил меня...

Сайрумов открыл папку и достал оттуда три фотографии, а затем положил их на угол так чтобы собеседник смог посмотреть на них. 

-Валентин Стрелов, Алексей Ервин, Михаил Камалин, слева направо. Три товарища, вместе учились в одной и той же военной академии, однако больше всех преуспел конечно же Камалин, на тот момент он был генерал-майором. Из вышестоящих именно ему я отправил результаты своего расследования. К своему начальству я не стал обращаться, поскольку уже знал, что те уже есть в схеме... правда я полагал что они уже верхушка всего этого. Отправил я всё это через майора Ервина,  работал он тогда в военной прокуратуре, хорошо был знаком с ним, даже решил его небольшую проблему. Ервин уверял меня, что он направит это наверх, людям которых он знает, а потом из центра прибудет комиссия, если посчитают мои доказательства весомыми.  И она действительно приехала, во главе с майором Стреловым. Делали вид что что делают, хватали тех, кто со мной общался, опрашивали, арестовывали. Меня такие действия не устраивали, помощников моих песочить начали. Ну и в один день я лично встретился со Стреловым, чтобы спросить, что за чертовщина происходит, ну и он решил силу приложить, хотя я повода не давал.  Я его едва ли толкнул, а написали в итоге, что я его чуть ли не до полусмерти избил да и на трибунале он весь побитый был. Меня забрали сразу на следующий день после этого, а дальше вы знаете наверное. Обвинение в хищении, сговоре, нападение на вышестоящее лицо, хорошо подготовились короче говоря, скорее всего Ервин держал связь с одним из моих начальников и те уже все заготовили. Единственное что для меня осталось непонятным так это почему и мне сразу высшую меру не влепили, а отправили искупать вину.

Сайрумов перевернул пару листов в папке и повернулся лицом к Мейеру. 

-Это краткий экскурс в биографию младшего лейтената Сайрумова, господин Мейер. Более подробно в этой папке. Теперь же поговорим о жизни после.

Ким снова развернулся к окну и перевернул ещё пару страниц, а затем положил ещё три новые фотографии. 

-Стрелов, всё так же оставался майором из штаба... до тех пор пока не был найден в собственной квартире, повешенным, с алкоголем в крови. Говорят с психикой у него было не все хорошо, часто спорил с начальством.

Ким придвинул следующую фотографию поближе к Мейеру

-Ервин, немного погодя был повышен в звании до подполковника, но странное дело... Через примерно три месяца после того как повесился Стрелов он пропал без вести. Никаких следов борьбы у него дома, обстановка была такая будто бы он недавно ушёл. На столе лежала одна только единственная запись. “Я должен поторопиться, если промедлю, то скорее всего уже не скажу, надо было делиться” больше ничего. Интересно и то, что он запирался в своём кабинете изнутри, никаких окон. Человек просто испарился... К тому времени как я это узнал, я уже выписался из госпиталя и находился в Москве, так что это не моих рук дело точно.

Отодвинув фотографию подполковника Ервина чуть в сторону, Ким подвинул вперёд следующую.

ихали Камалин, уволился по состоянию здоровья. Открыл свою строительную компанию, крупные тендеры, большие заказы.  Однако спустя некоторое время им заинтересовались после исчезновения Ервина, поскольку он был его товарищем по академии, даже ГСБ насторожились. От связей он открещивался. И спустя год взрывается его машина вместе с ним и его женой.  Карма казалось бы? Мне даже мстить не пришлось, какое то время я так думал, но...

Ким перелистывает всю папку до конца и достаёт последнюю фотографию и газету.

-Эта фотография самая первая с места взрыва. Обратите внимание на человека стоящего в толпе справа, тот что в черным пальто с бородкой и шляпе.А теперь приглядитесь* Ким придвинул фотографию генерала Камалина* кажется Камалин реинкарнировался. Более того, он теперь занимается более прибыльным бизнесом.

Сайрумов кладет чуть выше разложенных фотографии газету. Статья гласит о том, что в Австрии обнаружен нелегальный схрон оружия.  Под видом мягких игрушек частями перевозились автоматы калашникова, гранаты, патроны. И снова фотография с места преступления на фабрике и фотография магазина игрушек в Вене. На фотографии возле магазина проходил человек.  Серое пальто, бородка, только вместо шляпы была шапка. 

-Камалин обожает случайно попадать в кадр. Я понятия не имею где он. Может в Австрии, а может ещё где. Он хорошо скрывается, зовут его наверное тоже по другому , но ставлю на то, что теперь он теперь скрытный перевозчик. А ещё никто даже не знает, что такой человек вообще существует.  Однако именно я смогу привлечь его внимание. Он точно не хочет чтобы кто то знал о его прошлой жизни, ведь тогда старые дела всплывут, теперь уже спецслужбы будут иметь ввиду что по земле ходит такой индивид. И тогда его почти что безупречный бизнес пойдет прахом.  А сейчас получается, что я единственный знаю, что он причастен к тому скандалу с провизией и теперь ещё и в курсе что он жив. Больше стучать некому. Реакция  после того как вскроется хотя бы та армейская часть последует незамедлительно, уверяю вас. А если вы попытаетесь поискать его сами, то скорее всего он узнает об этом первым и спрячется ещё глубже. Вы думаете, что то что я вам предлагаю намного дольше, но если вы найдете Камалина, то вы найдете не только  “мертвую душу, но и кучу других связей и контактов, о которых сейчас вы и понятия не имеете. Никто не говорит вам сразу врубить шум на максимум, вам нужно начать реабилитацию постепенно увеличивая громкость, господин Мейер, тогда он проявит себя.  Он лично попытается меня устранить, учитывая что это касается непосредственно его. 

Закончив говорить Ким наконец вышел из своего полумедитативного состояния и вновь вместе со стулом повернулся к собеседнику. Собрав разложенные фотографии и газету в папку а затем закрыв её, он протянул её Мейеру.

-Прошу, подробности здесь. Тут есть материалы из военной прокуратуры, мои доказательства, материалы ГСБ, собранные мною данные.  Это ваше. Делайте что нужно.  Честно говоря, это папка лежала просто до лучших времён, пока кто нибудь не спросит. И без разницы, настоящие вы мне документы предоставили или же липу. Даже если бы вы имели цель просто грохнуть Камалина, отдал бы. А вы спросили, да ещё и за такие подарки...грех не воспользоваться.  Младший лейтенант Сайрумов, наивный искатель справедливости умер там в Японии, а может даже и раньше. Теперь есть только Ким хозяин чайной, хороший слушатель, отзывчивый приятный человек.  А ребята те кто ещё жив остался, кому эта ситуация жизнь поломала порадуются, любо дорого смотреть.

Внезапно Ким почувствовал слабость и чуть было не рухнул на Мейера, но всё таки он сумел удержаться.

-Аххх... Я что то снова плохо себя чувствую, не нужно было мне сегодня вставать. Если у вас всё господа, то пожалуйста оставьте меня. Отдохнуть надо от этих воспоминаний...

+7

12

Эммерих взял из рук Кима бумажку с номером и протянул Гансу, кивнув в сторону двери. Тот всё понял и уже через секунду удалился из помещения вместе с чемоданом. Уж за что, а за Ганса и его чемодан Эммерих не переживал: в ГСБ заверили, что на крайняк - всё схвачено.
Ждать возвращения напарника едва ли стоило. Это понимал и сам Ким, так что начали они без него.
И по ходу рассказала становилось понятно: дело скверно. Хуже некуда. Казалось, что вот они - долгожданные зацепки, но... Кроличья нора оказалась куда глубже, чем они предполагали. Имена, факты, череда таинственных исчезновений - Эммерих всё записывал на корку и на ходу пытался отыскать ниточки, идущие по наименьшему пути сопротивления. Но все попытки были тщетны: кажется, короткого пути здесь просто не существовало. И все оставшиеся следы сводились к Камалину, который, если верить заявлениям Сайрумова, нырнул вслед за белым кроликом и исчез из поля зрения сил охранения правопорядка. И, что не менее важно, именно его имя фигурировало в допросе, который устроили люди Лавровой Моисею Щукину, на чей их навела Линь Синьхуа из китайского посольства. Ведь если Стрелов, который лично получал груз из рук Щукина, связан с Камалиным, то сомнений нет: именно он отвечал за общую доставку ящика с боеприпасами. И, возможно, не только его.
К концу рассказа в помещение вернулся и Ганс. В его руках всё ещё находился чемодан, но держал он его теперь гораздо свободнее. Можно легко догадаться, что он опустел. Узнать о том, что дело сделано, можно было уже сейчас, вот только...
Эммерих отреагировал на шатающегося Сайрумова незамедлительно: выработанные во время тренировок рефлексов дали о себе знать. Но его помощь тут и не потребовалась. Бедняга Ким. Теперь Эммериху стало понятно, по чьей инициативе его могли так жёстко прижать к ногтю: Камалин. Мейер готов был почку поставить на то, что не будь Камалина в документах, который он уже мысленно окрестил «Списком Сайрумова», всё прошлогоднее дело о хищении, затеянное бывшим интендантом,  прошло был куда легче, и этот молодой коммерсант сейчас наверняка щеголял бы как минимум с капитанскими погонами да орденом на груди. А, может, и даже не одним орденом.
Подумать только: как легко испортить жизнь простого человека, имея набитые деньгами карманы. Не зря говорят, что благими намерениями выстлана дорога... Все и так знают, куда.
- Господин Сайрумов, - спокойно сказал Мейер. - Мы благодарим вас за сотрудничество. Но спасибо в карман не положишь. А обещания мы держим. Проверьте счёт.
- Сумма крупная, но меня заверили, что зачислится за пару минут, - вставил удивительно молчаливый Ганс. - Повезло, тут отделение рядом - я быстро управился. Чёрт его знает, сколько бы я с банкоматом возился... Я даже не знаю, принимают ли они иностранные купюры!
- Так или иначе, господин Сайрумов, теперь мы пойдём, - сообщил Мейер, забирая со стола папку вместе с электронными документами, пролежавшими там всё это время. - Нам нужно продумать план дальнейших действий. Берегите себя. Земля круглая, авось свидимся.
С этими словами Эммерих направился к двери, а Ганс пошёл следом за ним и они оставили Сайрумова в своей комнате в полном одиночестве.

- И что нам теперь делать? - спросил Ганс, размахивая пустым чемоданом, когда агенты оказались на улице. - Как нам искать этого... Камилина, Маклимина?
- Калимина, - поправил его Эммерих, но, засомневавшись, полез было в папку, а затем выругался. - Чёртова кириллица. Ненавижу славянские группы. Потом разберёмся. Так или иначе, но поймать этого Михаила нужно кровь из носу. То, что он жив и смог избежать наказания - заслуга тех, кто стоит выше него самого. Выше генерала.
- Ты ведь не о представителях власти говоришь? - спросил, вытаскивая из кармана пачку сигарет. - Мы тогда в этом погрязнем и до конца жизни будем барахтаться.
- Нет, не о власти, - сказал Эммерих. - Я говорю о заказчиках.
- Ты думаешь, он - последнее звено? - Ганс прищурился, вставляя в рот сигарету и принимаясь ощупывать себя в поисках зажигалки.
- Я в этом уверен, - серьёзно сказал Эммерих. - Это не прапор, не капитан, не майор, не даже полковник. Это генерал. Если они вербуют птиц высокого полёта, их никогда не используют в качестве курьеров без особой необходимости.
- А почему они вообще использовали генерала? - сквозь зубы спросил Ганс, так и не найдя зажигалку, продолжавший стоять с сигаретой во рту. - Что есть у генерала, чего нет у кого-то помельче? Власть?
- И полномочия, - добавил Эммерих. - А если добавить к этому, что он замечен в прочих хищениях...
- То у него есть и связи, - верно смекнул Ганс, с удивлённым лицом вытащив из кармана зажигалка. - Вот же маленькая дрянь! Это я про зажигалку, если что.
- И благодаря этому всему генерал мог переправить груз в Китай, - закончил Эммерих их общую мысль. - Причём напрямую заказчику, либо приближённым лицам заказчика, игнорируя других посредников.
- Ага, осталось только придумать, как бы его вытащить, - с нескрываемым цинизмом сказал Ганс. - С этим Сайрумовым мы навозимся ещё.
- Не слышал про мцОС? - неожиданно для себя спросил Эммерих. - Я читал, что русские стали везде ставить эти автоматизированные системы, управляющие Москвой.
- Думаешь, они могли что-то засечь? - Ганс потянулся к телефону, крепко затягиваясь и, сняв блок, начал что-то вбивать в поисковике. - Октябрь. Её официально запустили только в октябре.
- А что ещё там говорят? - прищурившись, Эммерих подошёл к Гансу, пока тот увлечённо копался в телефоне.
- Пишут, что занимались они этим очень давно, - он пожал плечами.
- Значит, что эта система могла начать свою работу гораздо раньше, - Эммерих сделал напрашивающийся сам собой вывод. - Наверняка же прогоняли в тестовом режиме. И какое-то время она должна была работать в полную силу до официального объявления, таким образом захватывая промежуток времени с взрыва автомобиля. Если он и бежал куда-то, то через Москву.
- Остаётся надеяться, что эта хрень способна распознавать лица людей, - с надеждой проговорил Ганс.
Эммерих повернул голову в сторону чайной и посмотрел на окна второго этажа. Почему-то ему казалось, что её таинственный хозяин, уже успевший наворотить дел, всё это время следил за ними. И это чувство не покидало его до тех пор, пока агенты не скрылись за поворотом, где их ждала служебная машина ГСБ.

Эпизод завершён

Отредактировано Emmerich Meyer (2019-09-26 01:39:26)

+7


Вы здесь » Code Geass » Turn VII » 10.01.18. Чайные дорожки