По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VII » 10.01.18. Все дороги ведут в Рим


10.01.18. Все дороги ведут в Рим

Сообщений 1 страница 20 из 41

1

1. Дата: 10 января 2018 года
2. Время старта: 19:00
3. Время окончания: 23:00
4. Погода: Термометр завис на нуле по Цельсию. Небо затянуто серыми свинцовыми облаками, из-за ночных осадков на дорогах образовалась наледь. К вечеру обещают похолодание и снег с дождём
5. Персонажи: Пьер Эжен Мао, Астрид Гудбранд.
6. Место действия: Евросоюз, Франция, недалеко от Дижона, дом Пьера, дома Астрид
7. Игровая ситуация: Сеть малочисленная организация и перехватив зов Мао, Король имеет не так много вариантов как хотелось бы. Впрочем, у него в штате есть сотрудница которая не откажет вывезти хакера из его дома. Окажет помощь в делах и ответственно подойдёт к задаче...
8. Текущая очередность:
Astrid Gudbrand, Pierre Eugène Mao.

0

2

Король персона занимательная, даже о его внешности баек ходит больше чем о какой-то скандальной звезде. Другое дело, что о существовании короля наверняка знают всего четверо человек во всем мире, включая Пьера. Собственно среди них байки и ходят, что говорит о наличии свободного времени у гениев плетения сети. Многие не могли понять логику и политику Короля, некоторые из ближнего круга считали, что неплохо было бы сделать сеть более упорядоченной. Все же Король оставлял право изменений лишь за собой и пока менять внутренний круг ему не хотелось, поэтому проблему Пьера он взял под личный контроль. Была еще причина почему калека заслужил его хлопоты, но об этом как-то в другой раз.
Это будет долгий, насыщенный событиями день для Мао. Не сказать, что самыми приятными, но это не точно. Не даром существует поговорка "Все дороги ведут в Рим", а еще не даром не рекомендуется заводить отношения на работе, чтобы потом не было стыдно. Хоть у Пьера и Астрид отношений не было, а сама Астрид испытывать стыд не могла большую часть времени, оставался Пьер с его сомнениями, совестью и чувством вины перед аутичной воровкой. Так уж сложилось, что во Франции как и в других странах, представителей сети было не так много. Тех же кто мог позаботиться о "своих" и того меньше, просто потому, что пауки не отличались подобными способностями. Поэтому не успел Мао начать заниматься самоедством как вечером в звонок его двери кто-то позвонил.
Стоило взвыть от увиденного в глазок, если таковой имелся. Во всей франции не нашлось другого гениального преступника причисленного к сети, что бы вывезти полукровку из его дома. За деверю стояла воровка, а точнее Элли Лайвли, она поправила довольно нелепого вида берет на голове и зябко кутала тонкие плечи в шерстяное пальтишко не имеющее форм, зато имеющее совершенно ненужный пояс в области талии, делающий и без того провальный фасон похожим на подпоясанную подушку. Куда же деться от юбки прикрывающей острые коленки в плотных колготках, хоть и серого, но не подходящего по тону цвета, а так же сапог. Сами по себе сапоги были вполне себе приличными и достойными представителями обувной промышленности и дизайнерской мысли, но все же образ не вытягивали.
Видно спасателя ждали не сейчас или в какое-то иное время, но двери никто не открывал. Астрид огляделась по сторонам и подождав еще немного все же вскрыла замки. Даром, что Пьер сам оставил информацию для ускорения процесса. В какой бы части дома не был парень вскоре н услышит за своей спиной ее голос.
-А переноска для кошки есть? - Астрид стояла с Шеваль на руках и та была рада гостье. Девушка улыбалась мягко и отрешенно. С того времени как ее замкнуло в квартире Давыдовыча, она так и не выходила из блокады пребывая во вполне хорошем и стабильном, по ее оценке, состоянии. Возникшая словно из-под кровати воровка, очевидно приехала по направлению Короля, который перехватил запрос Мао. Это все, что она сказала, поскольку Король предупредил, что их могут прослушивать. Все остальное они смогут обсудить в машине и по пути туда, куда его вывезут.

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-06-26 08:03:41)

+6

3

Он безумно хотел пролежать дольше, но с тех пор, как подорвался готовиться к приходу помощи — или возвращению агентов, если будет неудачлив — так и не прилёг, открывая я третьим дыханием пятое и зная, что потом за весь этот стресс организм его не отблагодарит. Помогало немного в сборах съезда навсегда то, что он всегда знал, что такая ситуация может случиться, и отчасти был готов. В его компьютере важные данные, которые он не хотел, чтобы попали в чем-либо руки, хранились на небольших внешних дисках, а не классическом харде, и теперь он просто отсоединял их и чистил даже следы обращений к файлам с более недоступных носителей. Грохать технику было бы не менее подозрительно, чем палить дом: все бы всё равно подумали, что это специально и он уничтожает улики. Нет. Они могли получить все его архивы работы для государства и редкие хлебные подработки на третьих лиц вне Сети, которых было мало в последние годы, но доходы с которых покрывали большую часть подозрительной техники. Техники, которую надо было оставить тоже. И даже робот-пылесос. Ну, хотя бы 3D-принтер, аксессуары, старые копии которых со стёртым кожным салом покрытием на кнопках ещё хранились в гараже, он уносил. И почти все наличные заначки, кроме библиотечных и пары в носках за трубой. Наконец, можно было взять всю более-менее новую одежду, особенно дорожную, о существовании которой агенты не знали и не узнают, а ему она была нужна больше старых футболок и растянутых треников. Респиратор.
Пьер, признаться, не ожидал, что его выглядящее всегда пустым жилище будет настолько полно вещами, чтобы забить целую машину, когда ему придётся исчезнуть, и даже особо не опустеть. Одни две трети кошачьего корма были в целой оптовой коробке из Карфура, пусть и разными вкусами. Он обливался потом в гараже, запертом снаружи, приводя в порядок ранее заклеенные номера своего Пежо: стирая спиртом следы клея и нанося немного бетонной пыли и мазков грязи поверх, чтобы соответствовали общей немытости автомобиля.
На голос он, будучи очень занят подготовкой, вздрогнул и замер. Конечно, чего же он ещё ожидал от коллег «полевого» направления, он же сам дал указания, как взламывать его замки, правда, он ещё не запускал сигнализацию по периметру. Полчаса назад его предупредили, что наводка дана, дом вынесут ночью, а его вывезут раньше, но когда точно и кто — в сообщении не было уточнено. Ему следовало ожидать, что простой банде нелегалов в округе, о которой он сам первый сообщил Сети, не доверят его самого, но он должен был догадаться. Их расставание было слишком недолгим.
Как и всё в доме, путь в гараж изнутри лежал от лестницы в центре всего, пролётом через небольшую котельную-коммуникационную через стенку от пульта умного дома. Там уже одетый в неизменные многослойные куртки, толстовки и термобельё, а также брезентовые штаны с осенним камуфляжным рисунком, разве что без респиратора на лице, Пьер в резиновых перчатках и бахилах заканчивал чистить улики и маскировать следы передвинутых вещей, после чего встал и начал подниматься по крутой лестнице, по которой не могла пропрыгать вверх, а потому избегала спускаться к нему в подвал несмотря на свою социальную зависимость, обычно истошно вопя из дверей, Шеваль.
— Рад тебя видеть, — сказал сдержанно бледный, но ненормально бодрый для своего самочувствия и состояния Пьер. — Есть, но по сценарию её придётся оставить. Я возьму кошку на шлейку и буду везти в руках, если ты не против, всё равно она любит лежать на коленях.
В прихожей его уже ждало две спортивные сумки вещей, запакованный в плёнку 3D принтер, сумка-холодильник с половиной аптечки, включая все препараты и предписания, о которых агентам ни к чему было знать, сумка с техникой, два из трёх его коптеров в той же ленте, и…
— Это всё, — пристёгивая себе под куртку поверх толстовки поясные сумки и кошелёк на карабине, сказал парень, резиновые перчатки уже были сняты и сунуты в один из карманы. — Дом, милый дом, в тебя я не вернусь.
Интонация не звучала трагически ни на грамм. Пьер устал, Пьер был в адском стрессе от всей ситуации, но расстаться с этой своей частью жизни было поразительно легко. Он даже не стал убирать начавшую покрываться несвежей испариной подъеденную Шеваль пиццу в центре гостиной, которая заменяла ему процедурный кабинет.
— Надеюсь, всё это влезет?
Ночью, кажется, обещали небольшой снег, а потом потепление и подтаивание, так что следы из в снегу могло замести и уничтожить погодой очень скоро, это было удобно. Все камеры в доме, кроме наружних, были отключены, их архив с момента приезда хозяина стёрт, а сейчас на них играли записи предыдущих вечеров. Пьер хорошо играл одну колоду навыков в тысяче комбинаций. Он сгрузил большую часть вещей в машину, но ноутбук, смартфон и одну дополнительную коробку, которая была его роутером и главной машиной внедрения в чужое вещание и перехвата, взял с собой.
— Скажи, пожалуйста, мне маршрут, чтобы я подготовился. Буду затирать наше присутствие на отдельных постах.
Шеваль лежала у него на груди, положив щёчку на ворот куртки, а он смотрел поверх её гладкой шкуры в монитор.

+7

4

—Это хорошо.— Сказала воровка на слова Пьера, она не знала был-ли он действительно рад ее визиту или же это дежурная фраза вежливости. Впрочем, сейчас это не имело никакого значения, сборы и вывоз "Друга Короля" стоял у нее на первом месте, а личность "друга" не удивила вовсе. Воровка знала, что во Франции очень мало патронов Сети. Астрид помогла вынести вещи и погрузить их в машину, несмотря на хлипкий вид, ее физической подготовке можно было лишь позавидовать и об этом знали оба. Сперва девушка молчала, она только под конец обошла коридор и осмотрела то как именно лежат предметы, но ничего не тронула.
— Ничего не забыл?
Уже перед выходом тихо поинтересовалась она и вне зависимости от ответа направилась к авто. Астрид дожидалась Мао в машине уложив руки на руль и упершись любом в верхнюю точку баранки, при этом сидя на одной ноге, подобрав ее под себя.  Она не была уставшей, ее самочувствие было вполне нормальным, но воровка часто принимала довольно странные позы. Сидела на корточках на стуле и любила подбирать ноги, много сутулилась в состоянии покоя, а спала и вовсе скрюченной или закинув ноги на стену. Если бы не интенсивные физические нагрузки, она точно имела бы массу проблем с позвоночником.
— Нам ехать четыре часа, по пути есть дорожный отель, если вдруг, тебе захочется отдохнуть.  Ммм, Король ищет варианты с жильем и документами,- коротко передала она план, что был озвучен ей.-  Я могу предложить один из своих домов в Токио, Варшаве, Осло или Канберре... Конечно еще в Париже, куда мы сейчас едем, но, как я поняла, он не годится.
Голос Астрид звучал мягко, тихо, ее Ауди q7 ехала словно по маслу не доставляя никакого дискомфорта. Авто прекрасно терялось среди прочих и недельная немытость  только шла на пользу поездке из Дижона в Париж.  Гудбранд передала Пьеру свой смартфон с пролегающим маршрутом, самый прямой из одного города в другой, поэтому проблем с очисткой не должно возникнуть. К слову в телефоне не было ни фото, ни почты, совершенно ничего кроме кучи мобильных игр.  Лишь спустя час пути Астрид включила музыку, а потом посмотрела на Пьера в зеркало заднего вида.
— Тебе не мешает? Может включить что-то другое?
Не то что бы ей было дело до того, что они будут слушать,  Астрид просто пыталась поговорить в пути.  Хотелось что-то спросить, воровка то и дело поднимала взгляд в зеркало, где могла наблюдать за Пьером, но было очевидно, что у него проблемы, она и так это знала.  За окном мелькали приятные, загородные пейзажи, несмотря на угрюмость и серость Французской зимы, была в ней какая-то легкость и свежесть не доступная другим странам. В каждой стране находились свои радости и прелести, а в обилии заповедников Франции можно было найти не только красоту, но и внезапную смерть. Олень выпрыгнул на дорогу слишком близко к авто и как на зло замер словно истукан в свете фар, тормозить было бесполезно, не пристегнутый Пьер имел все шансы вылететь в окно, как и Шеваль.  К счастью хладнокровие, слабоумие и отвага присущие воровке сохранили все четыре жизни, но, вероятно не целостность нервной системы. Резко дернув руль Астрид свернула, выкручивая баранку до тех пор пока машина не вернулась на свою полосу, но уже задом по ходу движения аккуратной петлей обогнув не самое умное животное. Глядя в зеркало заднего вида она таки смогла развернуться и съехала на обочину округлив и без того огромные глаза.
—Пьер? Ты в порядке?- Послышался словно чужой голос, живой, дрожащий смешанный со сбитым дыханием.  Резким рывком воровка обернулась, в конце концов "лосиный тест" хоть и прошел успешно, но могло статься, что лучшим решением было сбить оленя и заплатить штраф, нежели устраивать шейкер в машине. Сама воровка была пристегнута, но она хорошо ощутила силу организованного ей заноса, поэтому вспомнив о своих довольно хрупких пассажирах испытала вполне настоящий испуг.

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-06-26 13:26:00)

+6

5

— Разве что намеренно, — повёл плечом парень. Он не знал, сколько деталей задания было передано Астрид, и был не уверен, что ей вообще стоит знать.
Ей всё равно ведь, верно? Она просто забирает его, потому что он не может вывезти себя сам. Баш на баш. Но Париж?
Мао ничего не сказал, но помрачнел и попробовал прикинуть, сколько работы ему придётся выполнить, чтобы прямо под носом шпиков не засветиться. Первым делом ещё днём он сменил сим-карты, переставив обычную в прошлогодний смартфон и одну из анонимных от провайдера с мировым покрытием — в рабочую, но паранойя настигала его всё равно. Побочка стимуляторов — беспокойство.
— Чем дальше от Парижа — тем лучше, но, полагаю, выбора нет, придётся спрятаться на какое-то время.
Смогут ли шпики его отследить по Астрид, если раскопают московский след? Проклятье, он утянет на дно их всех.
Париж был одним из самых наблюдаемых с камер мегаполисов мира, агломерации на мили вокруг, множество сетей, как старых, с плохой защитой, так и новейших. Затереть всё было почти невозможно без долгой подготовки, и Пьер был не в состоянии работать с колена наизнос сейчас, поэтому он нашёл гостиницу на пути и решил отсечь след ровно до неё. Сеть появлялась и пропадала несмотря на все усилители, он терпеливо ждал прохода срывающихся запросов и ответов. Олень стал абсолютной внезапностью, и они с Шеваль полетели. Кошка — в ноги, Пьер — вбок, и только вовремя сработавший рефлекс ухватиться за ручку на двери удержал его на месте, но хрустнуло в шее, и они порядком напугались, а ноут упёрся в рычаг коробки передач.
— В порядке, — ещё не ощущая себя толком, сказал парень. Но его мутило уже давно, а тут тряхнуло сильнее и в горле застрял горький ком, поднявшийся из давно не кормленного желудка.
— Можешь, — сдавленно попросил Пьер, — остановить машину?
Он выпал с сидения за дверь на обочину, даже не поправляя вещи за собой на сиденье и спотыкаясь об мяукающую кошку, которая, будучи на шлейке, о которой он забыл, была вынуждена выпрыгнуть за ним.
Голова кружилась. Его отчаянно тошнило от голода и дороги, но вместо рвоты, когда Пьер побеждённо склонился над землёй, с его языка скатилась немного вязкой мерзкой желчи и слюны, а живот взвыл в который раз за пару дней. В остальном он просто глубоко и часто дышал, прежде чем утереть губы рукавом и повернуться к машине. Мир кружился и качался, когда он брал мёрзнущую и уже попытавшуюся залезть на него ногами, имея пару протезов без когтей, Шеваль на руки. Стимулятор скоро оставит его на тяжёлом откате, если не вогнать его вновь, а капельницы нет, и вряд ли будет.
— У тебя есть резинка и вода?

+6

6

Плохо когда дела идут не так как она сама себе придумала.  Астрид в состоянии покоя была похожа на последовательное соединение. Стоило хоть одну лампочку выкрутить или повредить, гореть переставали все и включалась аварийная система, но в случае Астрид все было через одно место.  Каждый раз, когда в ее жизни появлялась необходимость пересечься с людьми, что-то могло пойти не так. Когда такое случалось воровка просто ретировалась и не было никаких проблем, до сегодняшнего дня, а точнее до того дня как в ее жизнь вошел Пьер. Спокойным, прогулочным шагом, прямо на своих протезах, до которых ей не было никакого дела. Эскортом  воровка тоже никогда не выступала, как и телохранителем, согласившись лишь потому, что была должна Королю услугу. Ей крупно повезло, что попутчиком был Мао, к которому она уже успела привыкнуть.  Пьер не остался один когда ему было плохо, воровка подождала и виновато поджала губы пока он садился обратно, хотя, кажется, он ее ни в чем не винил.
-Послушай, Пьер.  Ты плохо выглядишь, переночуем в гостинице, до нее рукой подать. Нам нет смысла спешить, на тебе лица нет и... Тебе плохо.  Я не переживу еще одного оленя в потемках...- Астрид положила голову на руль так же как до этого переводя дух и собираясь с мыслями. Сделав над собой усилие она достала початую бутылку воды, что стояла в подстаканнике, открыла ее сделав несколько глотков передала хакеру, жидкости в ней оставалось достаточно, больше половины литра.
- В Париж въедем вечером следующего дня, в самый час пик.  Хотя, можем поехать дальше, сегодня не выходной, ночью будет тоже много машин, разгар недели. Еще, пока я помню, если тебе что-то надо, то лучше скажи заранее... - Из бардачка Астрид достала резинку для волос и протянула ее держа двумя пальцами перед Пьером.
-Такая подойдет?- Передав вещь и не дожидаясь ответа воровка завела машину и поехала дальше, ведь другой у нее не было. Гостиница о которой она говорила, была не так уж далеко, и получив какое-никакое согласие от Пьера Гудбранд была рада возможности передохнуть. Все же она слишком редко бывала за рулем, а чертов, благородный олень, повел себя совсем уж не благородно с ее больным сердечком. Это тебе не без страховки по отвесным стенам лазать в гордом одиночестве.  Астрид было о чем подумать, будь воровка одна, ни единый мускул не дрогнул бы в теле, она уже бывала в ситуациях похуже и ее это совсем не заботило. Воровка подняла глаза на зеркало вновь всматриваясь в бледного, уставшего Пьера с не иллюзорным налетом дурноты в выражении лица, взгляд вернулся к дороге с каким-то тяжелым вздохом.
   Здание показалось уже через полчаса езды, встречало потертой вывеской и уютным подъездом, правда стена с висячим садом зимой выглядела скорее угнетающе и мрачно. Уличное кафе с мебелью покрытой брезентовыми чехлами и вовсе создавало несколько заброшенный вид, но аромат свежей выпечки из имеющейся пекарни вносил свои коррективы. Сегодня в дорожной гостинице было мало гостей, будние дни, середина недели никогда не были прибыльным временем.  На ресепшене встретила пожилая дама, она же и была управляющей и залепетала, захлопотала вокруг гостей, что бы их окружили максимальной заботой, конечно не столько ради их комфорта, сколько ради хороших чаевых и отсутствия претензий.
-Двухместный номер.
-Вам кровати раздельные?- поинтересовалась молоденькая администратор, неожиданно возникшая у стойки и Астрид подперев рукой острый подбородок ответила, совершенно не вкладывая какого-либо смысла в свою речь.
-Да не важно, мы иногда спим вместе. - На что девушка заулыбалась немного краснея в щеках, было очевидно, она едва держится что бы не засмеяться от непосредственности особы, что снимала номер. Астрид, очевидно, вообще это не заботило, она заказала ужин с подачей в номер и оплатила все наличными.

+5

7

— Мне не станет сильно лучше, отдохну я или нет, — процедил сквозь не разбирающиеся челюсти Мао. — За мной пришли службы, и теперь объявление в розыск — лишь вопрос времени. А чтобы полегчало, нужно валить из страны и искать нормальных подпольных медиков там, где гончим будет слишком лень искать меня.
Нормальными для инвалида с запретами и нюансами ухода как у Пьера были только специалисты первого мира. Некоторые, с подмоченной репутацией, прятались и подрабатывали в зонах конфликтов, пользуясь законами военного времени. Но насколько был готов рискнуть своими здоровьем и жизнью сам Пьер, чтобы добраться до этой помощи? Операцию в Израиле ему устроили Давыдович и Дед. Теперь придётся крутиться самому, даже если нет сил.
— Ладно, давай гостиницу, — сдался спустя тяжёлую паузу, в которую никак не мог пристроить у себя кошку и технику, хотя так славно разобрал всё в начале пути. — Моё сердце тоже не выдержит второй инъекции натощак, и мне нельзя въезжать в Париж неподготовленным.
По сути дела, ему нельзя было вообще въезжать, вдруг из-за чрезвычайного положения вытаскивают людей из машины и у них тоже потребуют документы. Тогда всё исчезновение попросту развалится, как карточный домик. Но он уже несколько лет знал,что рисковал, просто не рассчитывал, что его паранойя так окупится.
— Пригодится, но поищи жвачку.
Хотя он сам в бардачке нашёл какой-то многогодичный артефакт.
Ему шла любая вода, любая жвачка, пил и жевал он жадно, но не чувствуя вкуса, в силах напиться и насытиться иллюзией, потому что адски хотел есть и его тело вспомнило без капельницы, что он не праной, солнцем, ветром или электромагнитным полем девайсов своих питается, а вообще-то человек.
У него не было сил ни оправдываться за кошку, ни поправлять очаровательно нелепую Астрид перед очередной женщиной перезрелых для интереса только к своей личной жизни лет.
Едва оказавшись в номере, он отпустил Шеваль приспосабливать под свои кошачьи нужды (не впервой) душевую кабину, свалил вещи прямо на проходе в углу, разделся до очередной тёмно-серой футболки с кислотного цвета принтом и заглянул под бандаж. Синяк не наливался больше. Это был плюс. Рука не ощущалась лучше — минус. Пришлось копаться в одной из взятых наверх буквально из последних сил спортивных сумок и доставать перманентную краску.
Когда он был ещё юным и глупым оборотнем, он купил едко-голубой цвет, который требовал двух обесцвечиваний до цыплячьего жёлтого, зато держался три месяца, вынудив закрасить его сверху и потом всё равно смывшись до несуразного цвета джинсы. Для обычной работы Пьеру такая краска была не нужна, для побега же? В самый раз.
— Если тебе надо что-то в туалете — или сейчас, — сказал он Астрид, собирая все свои тюбики, кисточку и пакет с перчатками, рассыпавшиеся в сумке, в жестяной миске, сидя на полу. Совести плюхнуться грязным камуфляжным тощим всем на заправленную кровать у него не отмерло даже в таком состоянии. — И… я не уверен, что смогу есть.

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-26 19:28:58)

+5

8

Войдя в номер Астрид прикрыла двери и облегченно выдохнула, наконец было уединенное пространство где можно было отдохнуть от социальных контактов.  Пьер выглядел плохо и походя скинув на стул плащ, берет и юбку с сапогами воровка осталась в черных лосинах, водолазке серого цвета и цветных, полосатых носках.  Она вымыла руки и пришла к своему подопечному усаживаясь на корточки рядом и рассматривая его манипуляции. Она наблюдала  разноцветными глазами за его действиями, периодически рассматривая лицо Пьера и даже на ее, не тронутом мимическими морщинами лице, можно было прочесть легкое удивление.
-Сейчас красить волосы собрался? Тебе же плохо,- проговорила воровка игнорируя предложение отправиться в туалет,- Пьер, давай я покрашу тебе волосы, я сделаю это быстрее и как раз еду скоро принесут.
Воровка сидела  напротив, словно сутулая лягушка  и протянула руки подставляя свои тонкопалые руки лодочкой, видимо намереваясь получить миску с краской и кисточкой в свое распоряжение.  Правда ее отвлек стук в двери номера, принесли еду, ведь она забыла уточнить к какому времени ее подать. Даже так было совсем не плохо  и Гудбранд поднялась отправляясь за подносом и ставя его на стол.  Слова хакера  о том, что он не сможет есть не прошли мимо ее слуха, и когда воровка вернулась к сидящеему на полу Пьеру, добавила:
- Там пудинг есть, если ты после окраски волос приляжешь и не будешь дергаться, я помогу тебе поесть.  Главное не двигаться после еды, не ставить на себя ноутбук и не скрючиваться, что бы не было желудочных спазмов и не вырвало.  Еще выпей сейчас немного воды с сахаром, это подготовит твой желудок. - Наверняка Пьер сам все это знал, но Астрид об этом не догадывалась, она сидела напротив все в той же странной позе "коленки за ушами", протягивая стакан с подслащенной водой.  Она просто хотела ему помочь, как умела, как научили ее в госпитале, когда она нашла себя в заботе за детьми.   Было в ее лице нечто упрашивающее, не то этот слабый изгиб бровей придавал подобное ощущение, а быть может слабые перемены в ее голосе, но очевидно, желала она только лучшего исхода.
Тем временем Пьеру пришло сообщение от Короля, оно висело и дожидалось прочтения.  Помимо домов предложенных Призраком, так же отозвался ближний круг.  Рык и Смоук предложили квартиры, Дед предложил загородный дом в Финляндии и все бы хорошо, но в такой глуши от цивилизации можно не только спрятаться, но и коней двинуть будучи инвалидом. Рык же предлагала квартиру в Амстердаме, а  Смоук в Вене роскошные апартаменты. Еще несколько именитых, но более мелких представителей вроде Астрид предлагали квартиры и убежища, но гораздо менее удобные и находящиеся  примерно в той же недосягаемости от цивилизации, что и дом Деда.  От самого Кроля так же поступило предложение квартира в Веллингтоне.   Так же  Король отметил, что в суть проблемы никто кроме него  не посвящен, все выдвинули предложение не вдаваясь в детали, как то и водилось в Сети.  Так же Король попросил не менять маршрут, ведь сам его построил, для удобства обработки камер, что означало, что  Пьера вывозят аки принцессу, под полным контролем Короля.
    Стоит отметить, Пьер мог помнить, когда Рык была в розыске, ее так же скрывал Король лично, под полным своим контролем. Нужны были действительно крупные проблемы что бы этот титан влез в дело лично и чужими руками сделал всю работу идеально.  Тем временем воровка  тоже стала рыться в сумке, правда в своей доставая расческу и заткнув ее в резинку лосин как пистолет, косметичку она держала подмышкой стоя напротив Пьера и немного нерешительно просила.
-Идем? - Минимальные сомнения в ней все же оставались, слишком давно у нее не было возможности о ком-то заботится. Она выглядела сконфуженной, ведь опять потеряла покой, что-то то и дело отражалось на ее лице странными, зачастую болезненными, эмоциями.  Будь неладен тот олень, что выскочил на дорогу, заставляя ее ощутить ответственность не только за свою жизнь, но и за жизнь пассажиров ее авто. Шеваль пришла, оповещая собравшихся топотом и головой ткнулась сперва в ногу Пьера, а потом не забыла и про костлявые, тонкие щиколотки воровки, уходя бодать и ее.

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-06-26 22:04:21)

+4

9

Непостоянство самочувствия научило парня делать все дела пока он мог двигаться, потому что наутро можно было не встать, и так и остаться лежать в ужасе состояния, очень похожего на сонный паралич, молясь всем богам, не слышащим и на всех, особенно него, плевавшим, чтобы слабость отпустила раньше, чем он умрёт от истощения или случится ещё что-нибудь.
— Это надо сделать сейчас. Мне ещё обесцвечиваться…
Ему надо было подняться, но он продолжал крутить в руках все компоненты с нулём мыслей в голове, потому что встать было бы тоже испытанием. В итоге сначала он стянул с непослушных ног штаны, а потом уже вполз в вертикальное положение, чуть не перевернув прикроватную тумбу. Мускулы крутило.
— Упаси и сохрани, — пробормотал Пьер. Инсулин у него с собой был, но от такого скачка сахара в крови на ночь, если ещё и пудинг сладкий, не помог бы. Да, скверно, но когда в организме, как и в любой экосистеме, выходила из строя одна компонента, вскоре от перегрузки или недокорма сыпалось всё. И его гормоны в целом были в глубокой жопе и недовырабатывались, включая нужный как воздух для жизни в 21 веке вкусной и кругом засахаренной еды инсулин. — Оставь на утро лучше, несколько часов погоды не сделают. Я в порядке, правда.
Кривда. Ему нужна была капельница, постельный режим, и ещё как минимум неделя реабилитации. Одной ночи диализа могло бы хватить на какое-то время, отравление металлами вообще убивает не как в компьютерных играх яды — оно гробит органы, но органы пока держались. А вот с угнетённым состоянием в целом были проблемы.
— Погоди, — махнул хакер рукой, — лучше поешь.
Он посмотрел на своё отражение и прикинул, насколько более жутким сделает его цвет кожи выкрашенная в голубой шевелюра, потому что он и так был жёлто-синий теперь. Пришёл к выводу, что плевать. Волосы, что забавно, учитывая общее состояние, росли у парня быстро, пусть и слабые, с колючими секущимися кончиками, и после Нового Года, несмотря на криворукую помощь себе триммером, снова спускались по шее. Можно перестать стричься на долгое время, это тоже изменит восприятие лица.
И вот теперь, когда, собравшись с силами и мужеством Пьер был готов сделать что-то непоправимое на несколько месяцев — и это даже не тестируя себя на вскрывшуюся аллергию или краску на свежесть — у него, собравшего все шапочки, чтобы запечь химикатом волосы и вывести естественный пигмент, все полотенца, все этапы предстояшего нехитрого ритуала, возникла совершенно естественная проблема.
— Астрид, — позвал он из ванной, голос звучал жалобно и убито, — я не могу поднять руки.
Он правда не мог. Даже от не синей на сгибе локтя правой происходила та самая забавная штука, когда человек со слабым давлением похож на стаканчик с сообщающимися камерами: руки поднимаются — мозг отключается. Свет в глазах гаснет, невозможно ничего, кроме как опустить и не искушать судьбу.

+4

10

Астрид осталась со стаканом воды заглядывая в него, рассматривая почти чистую жидкость, со слабой примесью сахара.  Несколько разочаровавшись своей неосмотрительностью в отношении Пьера, она вздохнула потянувшись всем телом, что бы злосчастная вода оказалась на краю тумбочки, а сама поднялась на ноги. Все же своей "Правдой"  воровку Пьеру было не обдурить, хоть она не смыслила в мотива людей, но по виду  хакера все было понятно. Астрид тенью крутилась рядом стараясь не мешать и всякий раз когда он отмахивался от нее, словно от назойливой мошки, оказывалась с другой стороны вроде занимаясь чем-то своим. Шеваль тоже вилась у ног хозяина, требуя свою порцию еды на ночь и внимания. Астрид боялась лишь того, что Пьер потеряет сознание и упадет, повредит что-то, ведь черт ногу сломит во всем том, что к нему пристегнуто.  Ей ужасно не хотелось что бы он пострадал. По крайней мере в ее силах не дать ему расшибить голову и смягчить падение, все же тяжелоатлеткой Гудбранд не была от слова "совсем"и осознавала, что нести Пьера на руках не сможет, если тот доведет свое тело до крайней точки.
— Пьер, все же надо поесть, пудинг не слад...— не успела договорить девушка выглядывая из-за спины Пьера когда он едва выдохнул ее имя.  Астрид не злорадствовала, она даже не сказала ничего вроде "А я же говорила", не отчитывала безалаберность хакера, это было не в её характере. С трудом удержавшись от паники и суеты она прикрыла на миг глаза дав себе немного времени набраться мужества и сил, которые сейчас нужны.  Наконец выдохнув она взяла Мао за обе руки и подняла взгляд, сжимая его пальцы в своих успокаивающе. Он доставлял ей волнение с которым трудно было справиться усугубляя свое и без того скверное состояние пренебрежением к самому себе а заодно и к ней.
— Идем.  Пьер, послушай, сейчас я помогу тебе поесть, а потом, когда пройдет хотя бы полчаса я помогу тебе с твоими волосами и вечерним туалетом.— Астрид проговорила весь план действий, который наметила для них. Именно так ее отец подготавливал ее к терапии, когда знаешь, что будут делать, то подсознательно настраиваешься  на нужный лад. Так они оказались около кровати и воровка положила подушки так, что бы Пьер занял нужное положение.
—Даже если тебе плохо, поверь, от голода станет только хуже, совершенно любому человеку, не одному тебе. Нам надо добраться до города, до моей квартиры и Король пришлет своего врача...  Ведь впереди перелет,— выдохнула фразу девушка,— если ты не будешь кушать, будешь пренебрегать отдыхом, то тебе станет совсем плохо. Мне придется вызвать скорую, а потом придется похищать тебя из больницы, но уже не мне, ведь я не смогу нести тебя.
Собрав на ложку немного пудинга Гудбранд поднесла его к губам Пьера и замерла ожидая когда он откроет рот. К сожалению ей было знакомо его состояние, только Астрид поступала иначе.  Убеждая себя, что в ней все нормально, она все меньше пересекалась другими людьми теряя драгоценные крупицы социализации раз за разом. Все сложнее ей было понимать других, но нечто деструктивное внутри упрямо твердило, что именно так она в норме. Это становилось правдой в какой-то момент, ведь сравнить было не с чем и так порой можно было примириться с многим бесконечно обманываясь.
—Ты должен рассказать мне, что тебе можно есть и какой уход тебе нужен. — мягко попросила она. Астрид не знала почему Пьер так себя извел, ведь в Москве она запомнила его другим. Да и откуда ей было знать, ведь он не рассказывал ей, как трудо ему удержаться в норме. Шеваль влезла на кровать укладываясь на живую часть ног Пьера и повела головой в сторону тарелки в руках Астрид и шевеля носом.

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-06-27 07:16:13)

+5

11

Он увернулся от ложки и отступил за дверной косяк. Его мутило от самого запаха, что она хотела-то от него? А ещё мысль о перелёте сделала не только его желудку сальто, но и заныла где-то под коленями, которых у него не было. Нет, нет, решительно нет.
— Сначала дело, — процедил Пьер сквозь зубы. — Краска аммиачная.
От этого запаха будет ещё больше тянуть блевать, и лучше бы его желудку оставаться пустым, пока он не развеется.
— Я никуда не полечу в любом случае, даже если вы меня проведёте через рамки и паспортный контроль — сосуды, — он показал на синяк на руке, — а ещё попросту не хочу.
Он был зол, и это предавало сил. Злость в принципе заставляла его двигаться всё последние годы. Не важно, что эта эмоция была слишком разрушительна, чтобы на ней жить, и выпивала из человека всё человеческое по итогу. Мао не просто так разъехались с семьёй. У него был выбор, и он выбрал независимость и свободу от благодетельных рук, потому что терпеть их опеку было попросту унизительно. Ему нужен был кто-то, правда, но кто-то, кто видел бы в нём человека, а не бедного уличного котика или тамагочи: покормить, поиграть, погладить, спать уложить. Многие люди и в жизни играли на счёт, какие они славные и правильные. А он был приличным ребёнком, был бунтующим идеалистичным бараном, и, наконец, жертвой, и ни то, ни другое, ни третье ему не понравилось.
Шеваль охотилась на пуддинг, поэтому он взял её на руки. Но было бы неплохо, если бы она могла этот пуддинг раздора съесть, когда все отвернутся.
— Мне можно нормальную еду, когда я переварить её могу. Овсянку утром на молоке, может быть. Сейчас не могу. Я под капельницей лежал, и ещё полнедели пролежал бы, если бы не службы и арест, понимаешь? — раздражённо и сухо сказал Пьер. — Мне не нужна мамочка, Астрид, если хочешь помочь — либо делай то, о чём я тебя прошу, либо не мешайся, Бога ради, я не хочу возиться ещё с непрошенными советами!
Он устал, так устал, и ужасно хотел спать. Ссаженная на раковину кошка жалобно мяукала, а он наносил белую пену на волосы, максимально склоняя голову, чтобы не поднимать рук, и просто мечтал, чтобы мучительная процедура, на которую может не найтись сил и времени утром, закончилась, или пролетела незаметнее, потому что ему было нужно отдохнуть. В итоге он начал проваливаться в дрёму прямо там, на стуле, так, как в детстве пугал мать или бабку: ребёнок шатается по дому ночью, всё слышит, на все вопросы отвечает, отбивается от будильника и советов что-то делать, что не планировал сам, «потом» «ещё пять минуточек», но вот до этих «пяти минуточек» до выхода он на самом деле спал и ничего не помнил после пробуждения. Никакие крестики и народные средства Пьера в кровати не держали, пока ему не исполнилось тринадцать и он не ударился в тренировки совсем сильно, выматываясь намертво, если с вечера в его голове была записана программа, он от неё не отходил даже, наверное, если бы умер.

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-27 09:08:54)

+5

12

Астрид стояла перед Пьером и смотрела на него округлившимися глазами все так же держа перед собой тарелку.  Его срыв воровка полностью приняла на свой счет выслушивая всё, что он говорит. Страх, липкий, тягучий полез вдоль позвонков, с заданием она не справляется, просто потому, что такая, как она не может понять что нужно нормальному, в ее понимании, человеку.  Что еще важнее, Астрид не понимала, что он сам не знает, что ему нужно. Сопроводить и оказать помощь "другу" по просьбе Короля было для нее поначалу простой, ответной услугой, до тех пор пока она не узнала, что этот "друг" Мао. Весь его вид говорил о том как ему плохо, а Гутбранд словно истукан смотрела и не могла ничего, только хлопала глазами держа  проклятущий пудинг.  Зная как действовать правильно, эффективно, с максимальной пользой, она просто не могла игнорировать желание самого Пьера.  Ее лишенные понимания глаза уставились на синяк, не имевшая медицинских знаний воровка лишь сжала угловатые плечи, когда Мао сказал, что никуда не полетит, ведь это не она решала.
- Прости,- подняла она разномастные глаза испуганно изогнув брови,- я просто хотела, что бы тебе стало лучше и твои руки шевелились. - Не зная о деталях договоренности между Маском и Королем, что мог Призрак? Ее роль была маленькой и Астрид хотелось хорошо исполнить, то что от нее требовалось.  Еще хотелось продолжить дальше заниматься тем в чем она хороша, если не сказать гениальна.  Пьер резал ее без ножа, просто проходясь по самому больному, но Астрид знала что делать, как и всякий кто проходил терапию.
- Пьер, я просто пыталась вести себя как нормальный человек, но видимо даже обладая знаниями, я не могу их применить нормально.  Если я сказала  что-то, что обидело тебя, это не нарочно. - отозвалась  она словно призрак, просевшем от расстройства голосом.  Это было трудно, опять признать, что с ней всё не так,  глядя в глаза другому человеку. Это ранило, куда-то глубоко, там, где она не могла разобрать боль, там где под семью печатями хранился абсолютный хаос ее кошмаров прошлого подавленный и зарытый в недра, что бы, желательно, никогда не быть обнаруженным.  Поначалу Астрид ретировалась, словно исчезла из  номера и не было ее нигде, но уже спустя минут семь она возникла в дверном проеме глядя как Пьер пытается окрасить волосы. Клюет носом раковину и случилось повторение истории с инъекцией.
Раз она не может нормально предложить помощь, то надо просто помалкивать, не зря один знакомый ее отца на его психотерапию отвечал: "Пиздеть- не мешки ворочать".  Эта фраза запала ей в голову, хотя услышала она ее всего раз. Руки хакера едва шевелились, то на что хватало его злобы, точно вызвало бы самый разный спектр эмоций у обычных людей.  Астрид же смотрела, на то как неравномерно легла пена, на плохо окрашенный затылок, слушала как он сопит от поднимающихся испарений аммиака из-за того, что приходится держать голову прямо над раковиной, куда падали пузырящиеся куски пены шипящей окислительной реакцией. Предлагать  было глупо. -Если хочешь что-то сделать, просто сделай это,- Повторила она себе под нос девиз своей первой кражи. Она встала позади и провела руками по запястьям хакера поддевая перчатки и стягивая их с ослабших рук. Подхватила голову сонно и тяжело опускающуюся и усадила Мао ровно, давая ему глотнуть нормального воздуха.  Мог-ли он сопротивляться ее воле? Нет. Астрид была по всем физическим параметрам сильнее и она собралась покрасить его голову, хотел он того или нет.  Проборы расходились щекоткой от макушки и по затылку, а остатки краски были распределены равномерно, в том числе устраняя огрехи самостоятельности, злобы и упрямства. Все происходило в тишине и в  движениях воровки  не было никакой резкости или раздражения и она была осторожна стараясь не причинять боли. Астрид  хорошо и быстро делала то, что могла, с поправкой на степень сопротивления со стороны Пьера. Даже несмотря на возможное сопротивление,  его голова будет окрашена, ловкость, изворотливость,скорость, этого у воровка в избытке. Даже если бы хакер был полон сил, она успела бы ему в довершении еще усы маркером нарисовать с завитушками...

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-06-27 12:25:52)

+4

13

— Так не пытайся, если ты ненормальная и не можешь ничего с этим сделать! Я пытаюсь жить как нормальный, полноценный человек — видишь, что не работает! Чем раньше прекратим этот цирк — тем легче будет обоим!
Он сжал челюсти, скрипя зубами, и больше ничего не говорил. Его трясло, бледные щёки пошли красными пятнами, а от синих тонких губ отлил весь цвет. Терпеть с неохотой, явно только после этой пикировки выбитую, нужную ему помощь было почти невыносимо, пока не стало всё равно. Пьер убрал свои руки, с трудом стянул с липких ладоней перчатки, и несколько раз умылся, чувствуя холодными пальцами жар на лице. Запах химии на голове был удушающим, от него разъедало глаза, и, постепенно, он сначала отпустил веки, чтобы защитить их, а затем провалился в полубодрствующую дрёму, давая спокойно макать себя под воду головой и крутить на стуле, просыпаясь только когда ритмичные движения прекращались. Наконец, он встрепенулся на стуле от озноба, и, подняв мутный взгляд на заляпанное тонкими мазками с кисти зеркало, из-за поверхности которого на него смотрел какой-то невыспавшийся наркоман.
Идеально, — услышал собственные мысли в голове, совершенно опустошённые от эмоций. — Теперь можно и поспать.
— Спасибо, — прозвучал чей-то сиплый голос. Тоже его-не его. Чьи-то мёртвые ноги поднялись, не ощущая дискомфорта и не ощущая ничего, вырывая его из позы, в которой у него начинали ныть все, даже расслабленные мышцы.
Привычно обтеревшись влажным тёплым полотенцем, сняв с себя грязную футболку с внезапно найденными после нездорового короткого, но очень нужного сна сидя, он накинул тонкую домашнюю толстовку на молнии (руки, чёртовы руки), которую уже выкинул с частью вещей на кровать, кинул на подушку очередное обречённое на голубые разводы полотенце, вместо того, чтобы досушить волосы, и упал следом за ним. Шеваль, влажная морда которой пахла ванилином, пришла тотчас же, но он не почувствовал уже ничего.

+5

14

Когда Астрид закончила с волосами Мао, то буквально испарилась из области его видения игнорируя машинальную благодарность.  Где именно отсиживалась в номере воровка понять было вполне просто, отгородившись от всего номера за занавеской у окна.  Ей нужно было подумать. Он больно и сокрушительно ударил ее своими словами, Астрид как никогда прежде ощутила себя уязвленной.  Все стихло, весь отель, а она испытала непреодолимую тягу сорваться с подоконника на котором сидела всматриваясь в ночную улицу и редкие, проезжающие по дороге машины и по-детски обидевшись убежать из "дома".  Прямо по водосточной трубе, без страховки, как она любит и бегом из гостиницы скрывшись подальше от Короля с его просьбой и от Мао с его непонятными ей выпадами, но... Долг платежом красен и это был вопрос ее гордости, она никогда не смывалась с заданий и не могла понять эти  странные, трусливые порывы не пойми откуда возникшие.  Ей так хотелось сейчас закрыться, погрузиться  в состояние покоя и не реагировать на случившееся, захлопнувшись в свою надежную раковину, но не получалось. Рефлексия набирала обороты срывая катушки с повернутой кукушки, а на ресницах тяжелели большие, прозрачные слезы срываясь на подоконник.
Остекленелым взглядом Астрид пялилась в потемки прокручивая  слова Пьера сказанные в порыве дурноты, раздражения и собственной беспомощности, гнета проблем, которые, наверное, серьезнее нежели у нее.  Ведь несмотря на бомбу в груди воровка могла жить нормально, особенно с ее умением не беспокоиться, не бояться, не чувствовать... С последним было все больше проблем. Мало того, что рука взвыла обжигающей хваткой, что удержала ее от вероятного полета с пятого этажа напоминая глаза конкурента. Теперь еще и слезы которых не было сколько? Последний раз Астрид плакала под завалами, когда перестала надеяться, что ее достанут оттуда, хотя нет, еще в госпитале. Осознание того, сколько она раньше плакала ее удивило, она сидела и всхлипывала не в силах заткнуть себя и  плакала так удушливо, что не привыкшее к мимике лицо едва спазмом не свело от такой гримасы.  Это не были слезы украшающие девушку, это были слезы, сопли, слюни капающие с губ и кончика носа. В  тишине, тело скрюченное на стуле до синяков впилось в собственные предплечья игнорируя боль и не издавая звуков по долгих полминуты, срывалось на громки вздох, без которого можно было просто потерять сознание.
Лекго было не чувствовать когда кто-то с усмешкой смотрел на нелепо одетую Элли Лайвли, не подозревая, что перед ними вор, который способен похитить крылья у ангелов. Что это некогда дочь, сестра, обычный человек сломанный самой короткой войной. Астрид поднялась на ватных ногах осознав, что стало слишком тихо и отправилась проверить не уснул-ли Пьер головой в раковине.  Пьер лежал в кровати, и в какой-то момент воровка замерла.
-Шеваль... Ты съела пудинг.- Отметила одобрительно Астрид влезая в кресло и сворачиваясь в нем,  пожалуй только при  ее гибкости можно было с уютом спать так скрючившись.  Ей сейчас ужасно не хотелось приближаться к Пьеру,  ведь она... Обиделась на него.  Эта мысль  почти шокировала, но она плакала несколько часов к ряду и теперь очень хотела спать. Глаза закрывались,  свесив голову с подлокотника она забылась крепким сном чуть дергаясь от кошмаров. Сил кричать или плакать у нее уже не было.
Пробуждение было тяжелым, она явно не доспала скатываясь с кресла с грохотом коленок на пол, тут же ощутив как колет онемением затекшие конечности. Но несмотря на неудобную позу и ломоту в теле она чувствовала себя удивительно отдохнувшей, ее нервная система сбросила с себя весь груз, что накопился  за последнее время.  Легкость в мозгах, то чего ей не хватало уже несколько лет.  Именно это ощущение заставило ее помедлить и все же подняться оглядываясь на постель, где все еще спал Пьер.  Астрид все равно злилась на него, на слова которые он так неосторожно сказал ей вчера, но укрыв его и почесав сопящую Шеваль поджала губы.  Еще было слишком рано что бы кто-то из них проснулся и увидел ее припухшие глаза и красный нос.
Сама Астрид прежде не видела свое взрослое, заплаканное лицо и по правде говоря оно ей не понравилось. Долгое умывание холодной водой, перед походом за завтраком. Придирчиво и долго она делала выбор из довольно скромного, будничного меню, но додумалась сделать индивидуальный заказ на овсянку с молоком.  Просто на всякий случай, догадываясь, что Пьер ничего другого "нормального" есть не сможет.  Еду она оставила на столике, но на этот раз не оплошав прикрыла крышкой от прожорливой Шеваль. Поначалу Астрид не волновалась, но Пьер не просыпался. Воровка пришла в движение, присела на корточки и убедилась, что он дышит. Будить хакера она пока не хотела, ведь сейчас он выглядел таким изможденным. Быть может хотя бы долгий сон немного поправит положение.

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-06-27 16:28:13)

+4

15

Его сны были похожи на пустой канал, опять и всегда: ничего, кроме неясного эфирного фона, от которого мутило и кружило и как будто роняло сквозь его непрозрачный поток, царапая абразивным его, хоть и нематериальным, существом, пока не счищало все ощущения до самых костей.
Отдыхал Пьер за несколько плохих снов, но не от большого комфорта ночёвки где-либо ещё помимо его зудящего проводами технологичного склепа или едущей машины, а потому, что если бы усталость его можно было представить в виде содержимого сосуда, то оно перемахнуло через край и какое-то время из него можно будет только лить и лить и лить.
Он проснулся, не ощущая ничего. Видимо,его тело смирилось с тем, что он, вслед за нестройным рядами истово верующих гуру, святых юродивых и анорексичек, отправляется в небо налегке и ждёт взлёт, и уже даже не сигналило ему ни болью, ни слабостью. В каком-то смысле, это состояние было близко к эйфории, холод и голод отпускали, и даже черпающее из своих уже тканей сознание настигали лёгкость и просветление. Один минус: в этом состоянии он проснулся, но не мог и пальцем пошевелить. Даже моргнуть оказалось сложно, глаза как будто засыпало песком. Поэтому какое-то время Пьер лежал, ожидая возвращения ощущений и обдумывая свой дальнейший путь. Даже то, что Шеваль заметила, как и всегда замечала по его дыханию и ритму сердца, что он проснулся, и слизывала ему своим языком кожу с лица, не помогло, потому что боль пришла с задержкой, а руки поднялись, но грациозную кошку не словили: она просто просочилась сквозь его пальцы своими песочными боками, как образцовая хвостатая жидкость, и начала топтать лопаткообразными лапками протезов в плечо. Наконец, он был вынужден бороться с домашним насилием и выполз из-под одеяла, берясь за целые… 14 часов не использованный им смартфон. Предстоял разговор, и его настрой после сна на него был самый решительный, настолько, что нельзя было даже обратить внимания на Астрид, чтобы он не пропал. Пьер связался со всеми, кто пытался проверить его состояние лично и не получал ответа, развёрнуто объяснил впервые всплывшему у него в приватном чате Королю, почему не согласен ни с перелётами, ни с Парижем, и, конечно, листал новости, чтобы точно знать, что было, пока он спал. Никаких вестей об ограблениях и пропаже не было, и это было правильно, это было хорошо. Если первыми узнают шпики, возвратившись ещё через пару дней, у него будет достаточно времени форы, а само его исчезновение так и не станет ещё одним никому, кроме его семьи, не интересным, но делающим прекрасные нагнетающие панику новости фактом. Подавив в себе напоследок, прежде, чем похоронить для себя всю свою прошлую жизнь в мире живых людей, желание зайти на свои профили в и так давно заброшенные соцсети и даже на анонимные, но гражданские и засвеченные наверняка в первых, в новостных порталах, он открыл снова чат с Королём, осведомившись, сначала, с чего такая честь, потом — на какую заботу ему можно рассчитывать, если не возиться самому, в свете последних событий, увидел ответ, что на новую личность, конечно же, после чего добавил, что если врач в Париже вызывает тревогу, то всегда можно вернуться в Рим.
Что значит вернуться?!
Следующий ответ так и не пришёл, ни через минуту, ни через три его напряжённого сверления глазами дисплея. Похоже, этот разговор был окончен, и нечего было делать, как перестать прикидываться занятым яростным долблением едва гнущихся пальцев в сенсорный экран. Пьер поднял голову и осмотрел реальный мир.
В номере был срач, и, в основном, по его вине. Он заметил накрытую миску и заглянул под крышку, и с некомфортным для него ощущением попробовал так угодливо раздобытую Астрид для него кашу. Остывшую, склизскую, как она и должна быть в разваренном специально для больных состоянии, но щадящую и сытную. Каша с трудом лезла в горло, может быть, из-за жажды, но он всё равно поел, раскрыв для Шеваль рядом, не ища крышки или блюдца, пакетик, чтобы она ему не мешала. Когда он впервые прервал молчание и обратился к похожей на тревожное привидение девушке, часы показывали полтретьего, и мир за окном был бел от морозного тумана, простирающегося на много миль.
— Когда выдвигаемся?
Он помнил что-то про грядущий вечер и прикидывал расстояние, но не хотел рисковать оставаться надолго именно здесь, посреди страны, в удобствах транзитной гостиницы для колесящих на машине, когда ложная бодрость вновь кончится или каша всё же решит нанести ответный удар.

+4

16

Король  говорил с Мао по делу, перекидываясь короткими и четкими фразами, среди которых фигурировала примечательная  "Хочешь спрятать? Положи на видное место". Кайл ждал ответа от коллеги ответ, в каком из предложенных домов тот решит обосноваться, время у него еще было. Порой Пьеру могло показаться, что Король говорит снисходительно, чего нельзя было исключать, но печатный формат и отсутствие смайликов совершенно не передавали интонацию.
Сейчас все было предельно просто, им надо было доехать до квартиры Гудбранд, остальное не имело особого значения. Астрид сидела в кресле упираясь тонкой спиной в подлокотник, а со второго свесив ноги и слегка болтая ими.  В ее руках был смартфон, и очевидно девушка играла во что-то не намереваясь лишний раз напоминать о своем существовании. Вопрос хакера прозвучал и остался висеть в воздухе не долго, Астид сверилась со своими часами и все же повернула голову к собеседнику.  На ее губах была все та же мягкая улыбка, ее знали все, кто имел дело с Элли Лайвли, а голос носил совершенно нейтральную, доброжелательную интонацию.
- В пять, надо попасть что бы улицы были заполнены машинами.   Пока можно еще немного отдохнуть. - она говорила  без раздражения или злобы, хотя и поспешила разорвать зрительный контакт вернув свое внимание подсвеченному экрану смартфона.  Могло сложиться ощущение, что в мобильных приложениях действительно может найтись нечто настолько увлекательное.  Время подходило и вскоре Астрид начала собирать свои вещи, а так же те, что разбросал Пьер. Она старалась не крутиться около него больше, не мозолить глаза и не вызывать приступов раздражения своим присутствием или словами, поэтому помалкивала. В целом Астрид стала буквально призраком в его пространстве никоим  образом не напоминая  о своем существовании лишний раз.  Оставив чаевые персоналу, душевно распрощавшись и взяв с собой еды, зная, что дома ничего нет, Астрид отправилась к авто.
-Все, готов?-  коротко поинтересовалась сопровождающая заводя машину  и выехала на дорогу, где любуясь местными пейзажами условные коллеги добрались до Парижа. Астрид следила за дорогой и все время  боялась, что внезапно выскочит какой-то олень, хотя в городе шанс на подобное был значительно выше. Уютные улочки сменяли друг друга и район в котором жила воровка был одним из самых умиротворяющих. Аккуратные дома, хорошо окрашенные, но не большие, с висячими садами и нередко с уютными кафе на первом этаже. Порой это были булочные и маленькие ателье, химчистки, салоны красоты и прочие услуги популярные в спальных районах.   Там-то  и было чудо архитектурной мысли на подъезде к которому Астрид  машинально посмотрела на свои окна. Выходя им встретились соседи, но они  с Астрид лишь обменялись добродушными кивками. В таких местах никого не ищут, только тишину, покой, уютное кафе с круассанами и кофе. Зато если искать станут, это будет понятно и очевидно, что даст  дополнительное время.
    Дом относился к историческому фонду и  большая  квартира, состоящая из двух комнат, кухни и санузла могла поразить той степенью уюта, что был в ней создан несмотря на обилие пространства. В  зале, который был самой большой комнатой, в глаза бросалось пианино, оно не было застелено салфеткой или завалено вещами. Все говорило о том, что кто-то им пользуется, ну или делает вид.  Окна с тяжелыми занавесками ,которые без труда даже самый яркий день превратят в ночь. Ламинат  под мореный дуб и пушистый ковер. Мебель так же была уютная, мягкая  и хорошо вписывалась в интерьер.
Спальня была отдельной комнатой, там была кровать, прикроватная тумбочка, бельевой шкаф и комод. Вполне стандартный набор. Приятные обои темно-серого цвета с редкими блестками под теплые бра, Астрид знала толк в комфорте. К обустройству своего логова  воровка подошла с чувством, толком и расстановкой.
- Располагайся. Ты можешь занять спальню, ну или зал, у меня хороший диван, спать на нем удобно.  Я пойду проверю сообщения от Короля, может он что-то написал пока меня не было. - Все тем же эхо отозвалась Астрид и прошла вглубь дома, после того как скинула сапоги. Она направилась прямо к столику где стоял ее ноутбук, не самой великой мощности, но ей то много не было нужно. Воровка  что-то  напечатала в ответ, несколько раз задумавшись о чем-то и поднялась походя освобождая себя от водолазки и юбки опять оставаясь в лосинах и майке. Это было  удобно.   Можно было сказать, что Пьер был предоставлен сам себе, ведь воровка  стала разбирать еду, рыться в холодильнике, а иными словами, старалась не попадаться Пьеру  держась на том расстоянии, где по ее мнению, он не сможет ранить ее вновь.

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-06-28 10:15:30)

+3

17

Пьер думал долго, раз за разом прокручивая в уме варианты. И Осло, и Варшава были хорошими вариантами, но слишком близко к рукам шпиков, внутри ЕС. Особенно Варшава. Значит, нужно было рассматривать либо Австралию, либо Японию. Убежать буквально на край мира было не сложно, и, как Король знал, у него был отличный английский и в обеих странах жили метисы, как он, среди которых можно было смешаться. Поэтому следующим пунктом была логистика и условия проживания. До Австралии было тяжело даже долететь, но вот плыть без излишних проверок на территории Евросоюза — чертовски привлекательнее. Но в Австралии были проблемы с ввозом животных, особенно кошек. А если до Японии? Япония была симпатичнее лично ему, в том числе из-за климата и культуры. И медицина в Японии была объективно лучше. Он мог бы даже сменить выдающие его как клеймо и отравляющие ему жизнь протезы там. Но кратчайшая навигация — по северным широтам — не начинается ещё как минимум два или три месяца из-за эктремальных погодных условий. Есть ли вообще гражданская морская перевозка по северным русским морям? Он был не уверен. О круизах и регатах по ним Пьер точно не слышал. Но ответ у него появился.
Контакт их совсем разладился. Он отвечал и задавал свои вопросы односложно: да, нет, где что-то, Астрид тоже, вполне логично, не шла на диалог за пределами минимальной необходимой коммуникации. Едва они доехали до её парижской квартиры, хакер с дороги сразу прилёг, впервые за долгое время планируя расслабиться, но облегчение не приходило. Медленно только бледнел и желтел край синяка на его коже, но во рту было сухо, а в желудке вакуум. Знобило. Кошка носилась по квартире как хозяйка, только лишь он вымыл ей лапы. Ощущение безделья, бессмысленности и безвременья навалилось разом. Пьер достал аптечку из сложенных в гору сумок, которые не хотел разбирать, и выломал из пластины таблетку антидепрессанта, которые давно было пора снова начать принимать, чтобы не давили всякие тяжёлые мысли.
— А что если… что если мне понадобится рецептурный препарат? — спросил он, наконец, с дивана, отрываясь от почти разряженного смартфона. — Или тот, который попросту не выдают?

+3

18

Пока Пьер занимался своими делами, Астрид сверилась со временем и уселась играть в приставку. Тренироваться было поздно, спать рано, а вот развлекаться в самый раз. Ей  не нужно было ни о чем  думать, в основном воровка жила тренировками и заказами заполняя остатки времени праздным шатанием, ведь даже домашних животных у нее не было.  Вот и сейчас, вогнув грудь и округлив спину Астрид трясла джойстик и ругала вора, который крался слишком медленно что бы это было хоть сколько-то уместно в ее понимании. Правла в ее согнутых ногах, завернутых в позу лотоса уютно устроилась Шеваль,  что Астрид безумно нравилось, она ужасно привязалась к безлапой кошке.  В итоге, воровка поставила крест на способностях вымышленного вора.  Осторожно переложив кошку в кресло отправилась на кухню, которая была частью зала и отделялась лишь барной стойкой.
- Тебе погреть еду?-  поинтересовалась Астрид с очевидной осторожностью, но ее вопрос  был подмят под интересы Пьера, а именно о лекарствах.  Астрид остановилась и уселась с другой стороны  журнального столика на коленки, так, что бы он разделял их. Это было бессознательное стремление  защититься как-то, она все еще рефлексировала на слова Мао. Все же последняя фраза  заставила ее позабыть все на свете и ее обиды.  Воровка заметно расслабилась и ее внутренняя боязнь была подавлена, а точнее уничтожена. Подперев подбородок ладошками Астрид подалась вперед опираясь локтями на стол и сократила дистанцию  между собой и Пьером раза в два.
- Ну, если по рецепту, то доктор Короля тебе поможет, а с последним ты прекрасно знаешь, что делать...- ее губы растянулись в кошачьей улыбке. Уголки, без того приподнятые вверх, придавали ее лицу какую-то хитрецу, которую невозможно было не брать в расчет, в конце концов именно с такой улыбкой она могла отправить человеку арбалетный болт в ногу.  Предлагать свои услуги самостоятельно Астрид не намеревалась, резким движением она поднялась на ноги и отправилась в сторону кухни обернувшись через плечо добавила.
- Так что там с едой?- Еще раз спросила она прежде чем  вернуть себе траекторию движения.  Астрид хотелось есть и в ее плоском, тонком животе урчало нечто пострашнее голодной Шеваль, что не заставляло ее испытывать хоть какое-то смущение. В холодильнике было не так уж много еды, в основном то, что она взяла с собой из отеля и среди этого было пюре, бифштексы, овсянка, овощное суфле, несколько круассанов с разной начинкой. А  внизу на полках было молоко,  морковный сок из ближайшего продуктового и апельсины.

+2

19

— Грабёж, — бесцветно ответил себе по подсказке Пьер, и попробовал вспомнить, что он знал о том госпитале, где получал свои инъекции. Он был не слишком хорошо защищён, в конце концов, это было не место разработки и производства, просто специализированная лечебница, в которую по квотам клали жертв войны и участников закрытых экспериментов. Но если хоть как-то вторжение в него будет замечено в те же дни, что он исчезает, соединить историю в его пользу будет практически невозможно. Что ж, видимо, пора перестать думать о возможных дорогах назад, даже те, которые не пройдёшь по своей воле сам, так, оставляешь на экстренный случай. — Я посмотрю позже, могу ли я добраться до их систем безопасности. С едой? Еду оставь, я ничего не хочу, кажется.
Признаться честно, просто лежать после двух дней ада и дороги было достаточно, да и время клонилось к ночи, что заставляло даже терзаемого бессонницей Пьера зевать. Он не хотел беспокоиться о нехватке микроэлементов и калорий для производства нужных гормонов и восстановления нормальной их необходимой для поддержания процессов обмена в теле концентрации в крови. Не хотелось даже думать, чтобы как-то вставать и что-то делать. Но, прислушавшись к своим ощущениям, парень выдавил:
— Если пойдёшь в магазин — накупи сыры и йогурты. Бри, пармезан — разные. И бананы, наверное. И для кошки что-нибудь, я не знаю, на сколько ей хватит.
Пьер был из тех счастливых людей, которые, имея кучу проблем со здоровьем, пусть и не с рождения, обладал роскошной способностью не только поглощать молочку, но и покрывать ей две трети того, что не лезло в него никак больше, как по чисто животным витаминам, так и по растительным. Когда он лежал и мечтал в другие разы домашнего диализа, он думал, что неплохо было бы, и, не будь он обязан являться на осмотры и лечиться исключительно во Франции, включая экстренные случаи, он переехал бы, как только скопил деньги, жить в Швейцарии в маленьком шале. Горы, чистый воздух, зелень, коровы — всё почти как здесь, но ему бы хотелось выходить на свет дня из своей конуры чаще. Смотреть на страну, такую маленькую и независимую и полезную как мирная держава, что у неё нечего было просить. Особенно лояльных сыновей на службу и смерть, кто шли — шли исключительно сами, без вербовки и пропаганды.
Нет, отныне и впредь, начиная с дома Астрид, он лежал на диване и ничего, кроме чтения в мобилочке, не делал. Даже если это был план эвакуации и коммуникаций из внутренних архивов национального института. Ему нужно было время передохнуть. Но он уже нашёл работу и навострил на неё мозги. Оставались ещё вопросы с расписанием перебросок и визитов от добрых друзей, но это было менее важно. В конце концов, он даже мог есть их пищу.
И только это внешнее напряжение не давало окончательно ему расслабиться. Но что он мог сделать, правда, с этой пугливой кисонькой с телом человека? Пригласить лечь на себя и обниматься, как со своей кошкой? Вздор.

+3

20

Астрид услышала одно из своих нелюбимых слов и наморщила аккуратный нос отводя голову в сторону, что смотрелось одновременно комично и немного странно, если учитывать слово вызвавшее эту реакцию.  Опираясь на локти и свесившись над столом, непоседливая, похожая  порой на мартышку воровка поправила Пьера.
-Грабеж это открытое присвоение чужого имущества сопровождающееся насилием.  Я предпочитаю кражи, я филантроп... - Астрид кивнула на нежелание Мао есть и отправилась к холодильнику даже не пытаясь его переубедить.  Ей нужно было  съесть порцию овсянки, которую она брала в больше степени для Пьера, но понимала, что каша на молоке долго ждать его милости не будет.  Разогрев ее в микроволновке и скрючившись на высоком барном стуле, она сидела на корточках ковыряясь ложкой в тарелке.  Просьбу Пьера воровка записала на листок болтающийся под рукой удерживая ложку во рту. У Астрид был удивительно ровный, красивый почерк, округлый и с пышными завитушками наклоненный в противоположную от нормы сторону несмотря на позу в которой она делала запись.
-Хорошо, я поняла, доем и схожу.- Отозвалась  она отставляя тарелку и спустив ноги со стула поднялась отправляясь так же походя навешивать на себя одежду от  которой избавлялась парой часов ранее.  Все было удивительно просто, если у нее появлялось какое-то дело или планы, она просто шла и делала,  ведь больше было нечего.  К тому же перспектива оставить Шеваль голодной ее совсем не радовала, Пьера это тоже касалось, но он хорошим аппетитом не блистал. Его маленькую просьбу Астрид рада была выполнить, даром, что она безумно любила Пармезан и сама в своем уме не оказалась бы от хорошего куска сыра до сих пор сокрушаясь, что они не прихватили сыра когда были в Италии.
- Я вернусь через час где-то. Не стесняйся, дом в твоем распоряжении, только не выходи пока из него. - Заматывая большой шарф на тонкую шею бубнила она. Берет все так же не украшал ее, удивительно как Астрид умела выбирать настолько неподходящие ей фасоны и сочетать между собой до получения образа девочки от пятнадцати до пятидесяти лет, конечно если не смотреть на ее лицо. Из-за скудной мимики к двадцати четырем годам у Астрид даже вокруг глаз не наметилось морщинок из-за чего она выглядела несколько младше своих лет.  Наконец Пьер мог насладиться уединением, у него был целый час для самого себя и Шеваль, пока Астрид занималась весьма важным вопросом добывания сыров.  К счастью в Париже не было проблем с круглосуточными магазинами, в том числе и с пищевыми бутиками где и можно было раздобыть приличный сыр.
Так все и случилось, спустя час хозяйка квартиры вернулась, у нее было три бумажных пакета два из которых до верхов набиты кусками сыров. Она действительно взяла разные и сказать по правде, возможно где-то перестаралась приняв слова хакера не то слишком буквально ,а быть может серьезно. На деле, в магазине ей просто советовали попробовать сыры и Астрид с радостью накупила все, что ей понравились.  Воровка даже не задумалась о том, что им и втроем с таким количеством сыра будет не управиться, хотя наверняка нельзя было утверждать.
-Я принесла...- Сказала Астрид раскладывая добро по барной стойке и выгружая из оставшегося пакета йогурты и прочие продукты, в том числе не забыв и о Шеваль.  Одного пармезана разных сроков выдержки было три куска, следом шел бофор и камамбер. Бри, моцарелла  фета, риккота, брынза ливани и конечно же чеддер.  Астрид рассматривала стойку и констатировала уперев руки в тонкие бока оценивая связку бананов лежавшую поверх кучи сыра.
-Если тут чего-то не хватает, то можно докупить днем, ночью выбор довольно ограничен... Знаешь, я раньше всегда брала только  шестилетний пармезан или чеддер...   Но эти все, вроде ничего. А ещё, примерно через час придёт док. -Она буднично делилась с Мао своими впечатлениями от похода в магазин и разобрав пакеты последовала в сторону ванной комнаты по пути стягивая с себя юбку и водолазку, как и прежде до этого.

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-06-29 09:36:01)

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn VII » 10.01.18. Все дороги ведут в Рим