По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 25.08.17. Сетка с апельсинами


25.08.17. Сетка с апельсинами

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Дата: 25 августа 2017 года
2. Время старта: 15:00
3. Время окончания: 17:00
4. Погода: Пасмурно, прохладно
5. Персонажи: Владимир Макаров, Руслана
6. Место действия: Москва, больница на юго-западе Москвы
7. Игровая ситуация: Владимир навещает Руслану, попавшую в больницу в результате отравления газом 19 августа. Ему сообщили о том, что она пришла в сознание и чувствует себя гораздо лучше. Поэтому Макаров не стал медлить.
8. Текущая очередность: Владимир, Руслана

0

2

- Руслана Хмельницкая находится в отдельной палате номер 721, - бойко сообщила стоящая за тусклым окошком приёмной худенькая дежурная медсестра с короткими рыжими волосами. - Её перевели туда вчера, подальше от операционного блока - у нас сразу трое сердечников поступило, их нужно было поближе - вдруг что. Сейчас ей должны делать инъекции, вы скажите, что навестить пришли.
Владимир кивнул и поблагодарил улыбающуюся медсестру, сообщив, что дорогу сможет найти сам. Ему выдали белый халат и бахилы, после чего он прошёл в длинный коридор и повернул к лифтам. Он и ещё несколько человек вошли в просторную кабинку.
- На девятый нажмите, пожалуйста! - послышалось сбоку и Макаров нажал на кнопки седьмого и девятого этажей.
Лифт плавно тронулся и через считанные секунды остановился на седьмом. Тут было даже светлее, чем в холле - яркий свет щедро лился с потолка, и его холодные лучи залезали в каждый тёмный уголок. Макаров вышел из лифта и сразу же наткнулся на подробную схему эвакуации, висевшую на стене рядом со стендом, где расположились всякие объявления, среди которых особо выделялось какое-то по поводу бесплатных талонов на батончики гематогена в больничном киоске. Внимательно осмотрев схему, Владимир нашёл нужную ему комнату и повернул направо. Пройдя мимо более, чем десятка дверей, Макаров остановился напротив нужной с номером "721". Негромко постучавшись, он дождался, пока по ту сторону двери не раздалось приглушённое "Входите!", и толкнул её вперед, надавив на ручку.
- Здравствуйте, - произнёс Макаров и продемонстрировал авоську с крупными, душисто пахнущими апельсинами.
- Да, конечно, я уже закончила вводить дезинтоксикационные вещества, так что располагайтесь. Если что - я в кабинете через две двери отсюда, - смуглая медсестра с внушительным бюстом немного грустно улыбнулась и, собрав вещи, вышла из палаты.
Когда дверь закрылась, Владимир лёгкой поступью приблизился к кровати Русланы и присел на стул рядом.
- А я к вам. Всё ждал, когда вы придёте в себя, - он замолчал и поставил на тумбочку принесённый им гостинец. - Этот скромный презент - для вас. Не хотелось идти без гостинца... Ещё с детства, мать приучила. Часто приходилось по больницам ходить.
Он неловко заулыбался, глядя на девушку. Ему было очень радостно видеть её живой. Правда, выглядела Руслана всё равно грустно и слегка устало. Её всегда солнечное, по-весеннему сияющее личико сейчас было бледным, белки глаз - чуть красные. Видимо, последствия отравления всё ещё давали о себе знать. Как сказали Владимиру - британцы использовали не совсем иприт, как думали раньше, а что-то иное, более сильное. И то, что Руслана сейчас была в относительно здравии, чтобы говорить и смотрела на него, хлопая изящными ресницами, было не меньше, чем чудом. Он вновь ощутил приступ ненависти к тем, кто сотворил это с ней, с сотрудниками компании и со всеми теми людьми, что оказались в том районе по роковой случайности. Владимир вздохнул, закусил нижнюю губу и прикрыл глаза от досады. Ведь сейчас он ничего не мог сделать с этим. Ничего. Лишь через пару дней у него появится полноценный шанс что-то изменить.

+3

3

Медсестру можно было понять, ещё недавно у неё на глазах умирали люди, которым она ни чем не могла помочь. Если верить дяде, который явился к ней первым, не смотря на все неотложные дела, та дрянь, которую использовали нападающие, справлялась со своей задачей за неполные пять часов. И то только потому, что врачи упорно боролись за каждого поступившего, не давая им умирать от удушья раньше, невольно обрекая на более медленную и мучительную смерть. В отличие от многих поступивших, надышавшихся новой версией Иприта, Руслане не повезло занести её в кровь иным путём, и только это помогло ей дотянуть до того момента когда доставили антидот.  Медсестра накрыла руки Русланы покрывалом, прежде чем позволила гостю войти, зная что пациент воспринимает внимание к этой травме особенно болезненно. Как раз рукам девушки  и досталось больше всего.
Рыжая повернула голову, чтобы посмотреть, кто пришёл к ней на этот раз, и была приятно удивлена. Владимир не только нашёл время, чтобы её навестить, но и отличился поразительной тактичностью, оставив сочувствие при себе. Бесспорно, продемонстрировать что тебе не всё равно – благое дело, но люди, которые делали это не прибегая к стандартным формулировкам были ей особо дороги. Пожалуй, Руслана была бы счастлива, даже если бы Владимир просто с ней посидел, вынужденное одиночество и безделье сводили её с ума. Девушка рассматривала гостя, пока вежливость это позволяла, задержав взгляд на лице.  Таким она его и помнила – живым и подвижным, моментально отражающим  изменения в настроении мужчины. Впрочем, то  что увидела Руслана в тот момент заставило её беспокоиться. Она бы коснулась его руки, чтобы отвлечь от тех мыслей, что наполняли сейчас его разум, но боялась что усилие, которое придётся при этом затратить, лишь ухудшит дело.
- Всегда любила апельсины, - мягко улыбнулась рыжая, привлекая внимание гостя. Подобное поведение Русланы заставляло окружающих стыдиться того, что в отличие от них она способна находить в себе силы на такое выражение эмоций. Говорить было трудно, организм слушался нехотя, из-за огромной дозы обезболивающего которое ей вкатили сразу после того как она пришла в себя, но снова проваливаться в небытие, пусть в этот раз и просто я являющееся сном,  девушка категорически не желала. В завершение фразы рыжая чуть сдвинула голову, поближе к источнику потрясающего аромата, и глубоко вдохнула.

Отредактировано Ruslana (2013-07-08 13:08:30)

+2

4

- Я тоже, - Владимир улыбнулся в ответ. - Специально брал тот сорт, который пахнет даже не будучи надрезанным. Вкус из детства.
Владимир сложил руки в замок и наклонился вперёд, уперевшись костяшками пальцев в подбородок. Ведь апельсины отнюдь не потому, что это - самый популярный гостинец, который принято дарить угодившим в больницу.
- Однажды, когда я был маленький, мама, вечером вернувшись из филармонии, принесла домой сетку с апельсинами. Тогда были проблемы серьёзные проблемы с деньгами, так что даже батон белого хлеба я видел редко, а тут вдруг десять маленьких сияющих солнц, каждое из которых легко уместится в твоих ладонях! Этот момент из детства запомнился сильнее всего. Тогда эти полтора килограмма апельсинов показались чем-то необыкновенно волшебным.
Он замолчал на мгновение, разглядывая свои пальцы, цепко впившиеся друг в друга. Из чуть приоткрытого окна повеяло холодным свежим воздухом, какой обычно бывает перед грозой.
- И Малолин, кстати, передаёт привет, - опомнился Макаров, вспомнив завет товарища. - Не смог сам приехать, у него в тот день... Тоже... Кто-то из друзей, кажется. Он не успел много рассказать, торопился.
Ему не хотелось спрашивать, что там было. Не хотел говорить с ней о смерти. Всё, что нужно знать, ему уже рассказали. Что произошло в комплексе, как, и кто ответственен за то, что теперь эта жизнерадостная улыбчивая девушка оказалась на больничной койке. Владимир никогда не прощал врагов. Он знал, что через пару дней всё решит, почти самостоятельно.
- Десять дней назад я был в Антарктиде, представляете, - Владимир заулыбался. - В это время года у самых берегов климат чем-то похож на нашу зиму. Влажно только, очень влажно... Выдыхаешь и лёд сразу же оккупирует ресницы, брови, ворсинки шерсти на шапке... Кстати, о холоде - не прикрыть ли окно? Вам не дует?
Сейчас Макаров почувствовал, как от лизнувшего в шею холодного ветра у него пробежали мурашки по спине, а он всё хотел рассказать о чём-то - когда оказываешься в одиночестве в больнице, ощущаешь какую-то неведомую тоску, гнетущую и неприятную. Вроде бы всё, как обычно - но что-то не так, что в тебе перегибается в другую сторону на то время, пока твои раны затягиваются. В этот момент неприятным покалыванием напомнил о себе бок, который как раз во время "тура" в Антарктиду угодил на проржавевший прут арматуры.

+2

5

На упоминание о Малонине Руслана ответила благодарным кивком. Она не боялась, что голос сорвётся при попытке сказать «спасибо», просто не стала акцентировать внимание на той теме, которая сейчас ни кому не была приятна. Да и для благодарности, стоило бы подобрать другое словечко. Высшие силы здесь не у дел. Люди, только люди, кем бы они ни были и к чему бы ни стремились.  В сердце была знакомая пустота, та же пустота что и ранее над могилой матери, пустота которую казалось бы нечем заполнить, потому что событие свершилось, и обстоятельства уже нельзя сложить иначе. В этот раз обстоятельства были иными, и, казалось бы, чем ненависть не чувство, но на кого было её направлять? На тех кто выполняет чужие приказы, на тех кто эти приказы отдаёт? На тех то, где-то там, на непостижимых ею высотах, борется за власть? Или может быть тогда уж сразу на человеческую природу, не позволяющую сему биологическому виду жить, довольствуясь тем, что он имеет? Пожалуй, нет. Дойдя до этого в пору было бы требовать остановить планету, но подобные поступки, увы, не дня неё. А как бы всё было просто. Впрочем, она нашла иной способ.
Руслана слушала собеседника, прекрасно понимая, что за напускной весёлостью он неизменно что-то прячет, но заставляла себя об этом не думать и просто тянулась к излучаемому им позитиву,  позволяя Владимиру здесь и сейчас заполнять ту самую пустоту собой. Лично её ни температура в помещении, ни редкие порывы ветра, проникающие через окно, не смущали, но если за тобой стремятся поухаживать, то почему бы не предоставить приятному собеседнику такую возможность. К тому же, как то странно Владимир время от времени себя позиционировал в пространстве. Толи давали знать о себе полученные ранее раны, толи он просто чувствовал себя некомфортно, а поэтому и стремился прогнать это чувство какой-нибудь полезной деятельностью. В любом случае, вреда это бы не принесло, так зачем отказывать.
-Да, пожалуй, - снова улыбнулась рыжая, и продолжила ворочаться, в этот раз приподнявшись, так, чтобы можно было принять полусидящее положение, - И что же Вы забыли в Антарктиде?

+2

6

- Оу... Долгая история, - Макаров улыбнулся и, выпрямив спину, поднялся со стула. - Если же вкратце, то нас туда послали копаться в захоронениях корабля, пропавшего пятнадцать лет назад.
Владимир подошёл к окну и, плотно прикрыв пластиковое окно, повернул ручку обтекаемой формы вверх на 45 градусов, после чего слегка потянул на себя, оставляя небольшую щель сверху, дабы в помещении не было совсем уж душно.
- Пришлось даже сработаться с вашими коллегами из Индии. Конечно, они нас не особо благодарили за парочку гематом, которые мы им преподнесли в качестве презента, но разошлись мирно. Я же умудрился слегка ободрать бог какой-то арматурой, когда пол подо мной провалился... Кстати, по настроениям, китайское правительство коллеги ваши не жалуют, ох как не жалуют. Об этом говорили, конечно, в новостях разные аналитики, но вот услышать из первых уст настроение - совсем другое.
Макаров уселся обратно на стул, как вдруг дверь в палату тихо-тихо, едва уловимо скрипнула. Вернее, ему показалось, что она скрипнула. На деле же она казалась закрыта достаточно плотно, по крайней мере на отдалённый взгляд Владимира.
- И с тех пор, как мы вышли с корабля, - мужчины хмыкнул, рассеяно взглянув на девушку, - Меня не покидает параноидальное ощущение того, что за мной следят. Моя профессиональная интуиция взбесилась не на шутку, похоже... Ох, взять бы мне отпуск на месячишко. А по выходу получить подполковника. Сроки уж давно подошли... Вот точно - возьму отпуск. Коли останусь цел после Ближнего Востока - сразу в отпуск.
Владимир закрыл глаза.
"Два дня..."

+1

7

- Есть у меня подозрение, что мои коллеги, в принципе не сильно жалуют правительство, какой бы стране они не принадлежали.
Не удивительно, волей неволей будешь огрызаться, когда кто-то некомпетентный лезет в твои дела, диктуя свои правила, потому что просто постоять в стороне и подождать результата не позволяет религия, гордость, а может и просто паранойя. И если они могут, так или иначе, показать правительству кукиш, то у индийских коллег с этим реальные проблемы. Впрочем, к ним она теперь уже не скоро съездит. Даже не смотря на то что блок Т почти не затронули последствия теракта, и он вполне выживет на самообеспечении, средств, которые можно было бы выделить в помощь коллегам у них теперь нет. Вопрос взаимодействия с правительством был интересен, но, увы, отношения между собеседниками не были столь доверительны, чтобы они могли поделиться мнением без оглядки на устав или политику конфиденциальности.
Руслана не спускала взгляда с Владимира и совершенно этого не смущалась. Оправдания ей были не нужны, но если потребовалось бы подобрать одно - другое, факт что ей всё равно больше нечего делать вполне бы подошёл. И чем больше она на него смотрела, тем сильнее убеждалась, что с ним что-то не так. Вялый разум, между тем старался убедить хозяйку, что всё в порядке, и она просто додумывает себе невесть что. Возможно собеседник заметил её подозрительность, возможно просто хотел выговорится, но не смотря на то что его слова лишь поддержали идею о том что «всё нормально», где-то между позвоночником и желудком упорно тянуло, создавая ощущение дискомфорта.
- Ну по крайней мере сейчас, Ваша интуиция срабатывает на вполне реальный факт, - девушка кивнула на скол в потолочном плинтусе,- за Вами действительно следят. Что не исключает того факта, что отпуск бы пошёл Вам на пользу. А вот мне, пожалуй, наоборот стоит поскорее вернуться к делам, а то мозг от безделья размягчается настолько, что я перестаю замечать очевидные вещи. И если так пойдёт и дальше, меня разжалуют в какие-нибудь менеджеры и посадят за бумажки.
Это должно было бы быть шуткой, но стрельнувшая в через всю кисть боль, пробившаяся даже через препараты, напомнила ей, что доля правды в этом не так уж и мала, заставив девушку содрогнуться.

+1

8

- Нет-нет-нет, - Владимир замотал головой, неловко осознав, что если бы информация, которую он сейчас сообщил Руслане, была под грифом секретности, то командование вряд ли бы это одобрило. - Руслана, вы не представляете, как я вас понимаю. Если запал горит у таких людей, как мы с вами, то потушить его невозможно, но... Какими же осложнениями это всё может грозить? Я у меня за плечами нет медицинского или химиобиологического вуза, но есть курс углублённой подготовки по противодействию отравлениям. Не стоит, правда, не стоит. Отлежитесь... Или, если хотите, я могу моментально договориться с вашими людьми и сам привезу к вам планшеты, электронные учебники и ещё что-то, что позволит лечащий врач и...
Макаров прикрыл глаза, вздохнул, затем открыл их.
- Сами разберутся. Всё в порядке. Вы взрослый человек, Руслана, и сами хорошо понимаете своё состояние. Извините, просто... Я правда не в себе немного после всего произошедшего. Когда гибнет столько моих соотечественников, наши внутренние войска ничего не могут сделать, а немцы с французами прикрываются вздохами-охами, втихаря критикуя нашу обороноспособность!.. Разошёлся.
Макаров чуть было не повысил голос и вовремя осёк себя. Всё же, годы службы не проходят даром.
- Уйду в отпуск, и покуда буду в Москве, обязательно буду навещать вас. И не беспокойтесь, ваш отдел разработки точно ждёт вашего возвращения на прежнее место...
Владимир снова вздохнул.
- На Ближнем Востоке жара сейчас. В прямом и переносном смыслах. Там, судя по сообщениям с фронта, Корнелия всю западную часть разнесла вместе со столицей, а восточную часть эвакуируют... Меня отправляют вместе с Красноплечими. Впервые предстоит работать с ними. Я успел тут узнать, что вы уже успели сработаться. И как оно?

0

9

- Оборона, краеугольный камень, заставляющий искать баланс между безопасностью и свободой собственного народа. Ни одна демократическая страна не была бы готова к тому, что произошло  на Киевском, - это было почти оправданием для соседей по Евросоюзу, - немцы, французы, у всех из них на устах «мы бы справились лучше», но каждый трясётся от осознания того, что где-то там враг использующий брешь, которую бы принято не замечать, и в следующий раз он наведается к ним.
По предварительным данным, целью акции было принято считать желание противника припугнуть излишне активного оппонента. Иначе объяснить тот факт, что удар был нанесён по административному отделу компании, а не по официальным производственным базам было проблематично, особенно если учесть, что не пострадали ни документация, ни сервера. Напугать? Русских? Этот конкретный штрих настолько выбивался из красивой картины, что вольно невольно начинаешь задаваться вопросом: а Британия ли? До недавнего времени они сражалась по большей части на чужих территориях, неплохо сражались, но в основном без особого энтузиазма, не рвать же тельняшку за союзника пока не припекло. А тут удар, в самое сердце, а на такое русский мужик привык отвечать ответным, да наотмашь. От подобных выводов начало подташнивать, и Руслана, пожалуй, в первый раз в жизни надеялась, что это на самом деле реакция на препараты.
-Красноплечие? - Руслана сделала вид что припоминает, скрыв под ней желание, матюгнуться раз-другой. Уж этот батальон в список «сражающихся без фанатизма» и ранее не входил, но материться, впрочем, хотелось не на них, и в целом даже не «из-за», а потому что факт отправки их в горячую точку при поддержке Владимира и его бойцов нравился ей не больше, чем идея  «пугать» русских.
-Неплохо, - через силу выдавила девушка, давя желание собрать остатки сил  и вцепившись в собеседника, чтобы он точно не смог сбежать от ответа, спросить «ЗАЧЕМ?». Помогло осознание того, что отвечать он ей не имеет права, общий ответ её не устроит, а заставлять его врать она не желает сама. Хорошо, что к моменту их разговора её отключили от аппаратуры, а то пришлось бы отбиваться от врачей, слишком уж не безразлично колотилось сердце. Паранойя говорите?
-А Вы то откуда об этом узнали?

+2

10

- Ну-у, - Владимир почесал затылок, закатив глаза, - Высадка в Хоккайдо - это событие достаточно видное не только в военных кругах. А я за этим обычно слежу и все сводки с фронта отслеживаю. Так что... Ну, вообще, раз операция прошла успешно, я думаю, что они - надёжные ребята как минимум. Были данные о том, что британцев наши размяли знатно и их потери значительно превысили наши. Такого... Ух, давно такого не было! Э-эх. С таким настроем и уезжать куда приятнее. Предстоящая операция выглядит не так мрачно.
Хотя что там - мрачнее некуда. Всё происходящее не определено на этот раз куда в большей степени, чем когда-либо.
- Всё будет в порядке. Если только паранойя меня не сгубит, - Владимир хмыкнул, улыбнулся и, чтобы замять паузу, продолжил, - Вы же всегда в Москве жили?

+1

11

Девушка и сама была рада сменить тему. Пусть «потери» и были лишь обозначением очередного статистического данного, это не доставляло ни какого удовольствия, даже в отношении британцев. К тому же подозрения и догадки лучшее, что у неё сейчас было, и она предпочла отложить это «лучшее» до поры до времени.
-Хельсинки, Краков, Москва, - перечислила Руслана, - Любимые города отца, в которых мы бывали чаще всего. Жили месяцами, пока не появлялась необходимость в личном присутствии Василия и мы не срывались куда-нибудь ещё.
Обычно она неохотно поднимала эту тему, просто для того, чтобы собеседник не решил, что это хвастовство, и выставление вот такой «необычной» для большинства Россиян жизни напоказ. Владимир же, судя по рассказам, и сам немало где побывал, поэтому для него это не должно было быть чем-то особенным.  Москва была из этого трио главной, как минимум, в силу того что являлась столицей страны гражданство которой числилось у неё в документах, ну и потому что русский язык всё же был для неё родным.  Остальные она так и не выучила в силу отсутствия необходимости,  все их знакомые неплохо разговаривали по-английски. Имя отца девушки прозвучало в разговоре спонтанно. Так уж сложилось, что она предпочитала отделять рабочие моменты от семейных, и вне последних лишний раз не использовала слово «папа», там где это было не нужно. 
-А последние годы и вовсе всё больше Шерегеш, - продолжила девушка пожав плечами. Названия, названия, а за ними, если подумать, просто разный вид из окна, ведь нет особой разницы где ты сидишь, уткнувшись носом в личный компьютер.

0

12

- Шерегеш? - Владимир оживился. - Я там был. Получил капитана и в отпуск уехал. Дело было зимой, так что я долго не думал, куда поехать... Получается, вы много где были. Забавно, но я до того, как перешёл в седьмое управление, был абсолютно холоден к путешествиям. Почему-то предпочитал оседлость. Ну, а как стал служить Отечеству, пришлось часто уезжать из страны и я... Полюбил всё это. Но, хоть я и часто уезжаю, и мне во многих странах Евросоюза понравилось, сердцем я всё равно остаюсь в России, в Москве.
Не мог он без России. И без Москвы. Надолго покинуть этот замечательный город у него просто не получалось. Оставить грозные стены Кремля, эти величественные шпили Григорьевских высоток, цветущие сады, Владимир просто не мог. Душой Макаров был слишком привязан к своей Родине. И вряд ли бы он мог променять жаркие африканские пляжи, или красивую вне всяких сомнений архитектуру Германии на всё то, что каждый раз уезжая оставлял здесь.
- Я бы всегда хотел возвращаться сюда, - тихо сказал он и процитировал одну из своих любимых строф:

Зачем сдается, что пред нами
В тебе вся Русь нас ждет любя?
Зачем блестящими глазами,
Москва, смотрю я на тебя?

Владимир замолчал, перебирая пальцами.
- Каролина Павлова, - добавил он, назвав автора. - Ещё со школы запомнил именно это четверостишье. Оно впилось в сердце и стало частью меня.

+1

13

Руслана чуть склонила голову на бок, слушая Владимира. Сама она в этот момент не смогла вспомнить ни строчки, совсем ничего, не говоря уже о чём-то посвященном конкретной теме. И лекарства, пожалуй, ни при чём, она невзлюбила читать стихи еще с детства, невольно стирая их из памяти сразу после того, как бездушный текст выльется на многострадальные уши преподавателя. Говорить об этот после того вдохновения которое вложил в казалось бы простые рифмованные строки собеседник было как-то гадко. Это должно было произойти рано или поздно, потому что всегда найдётся момент, который она, примерив на себя, не сможет выдать за собственное мнение окрасив подробностью из жизни.
Молчание между тем затянулось, настолько, что этот момент уже вряд ли можно было чем-то спасти. Возможно, кто-то и нашёл бы подходящие слова, но всё что приходило на рыжей казалось ей бессмысленным и картонным. Нестерпимо захотелось сделать хоть что-то. Очередная попытка поменять положение в пространстве, откликнулась настолько резкой болью, что невольно защипало в глазах. «Дура!» мысленно и очень медленно выругалась она на себя, глотая обиду. Обезболивающее давало иллюзию того что всё не так-то и плохо и почти не болит, но организм не забывал напоминать о том, что это не так при любой попытке дать на руку хотя бы треть обычной нагрузки.
-Всё нормально, - поспешила заверить собеседника Руслана, давя желание как-нибудь оправдать этот момент слабости. Боль пошла ей только на пользу, отогнав очередную волну сонливости, старающуюся затопить разум, но рыжая призналась, что лучше она проспит всё на свете, чем воспользуется этим способом намеренно ещё раз.
-Меня ещё успеют выписать раньше чем Вы уйдёте в отпуск, и придётся вам наведаться ко мне в гости просто так, - ребячество какое-то, попытка трепаться ни о чём, но это всё же было лучше чем молчать.

+1

14

- Уверены? - спросил Владимир, переживая за собеседницу. - Если что, я ещё могу остаться здесь.
Он вздохнул, встал, прошёлся до окна и посмотрел на каменные джунгли, раскинувшиеся за окном.
- Успеют, конечно, успеют, - в этот момент дверь открылась и в помещение вошла медсестра - та самая, что сидела на кровати Русланы до этого.
- Извините, - произнесла она. - Сейчас мы должны ввести госпоже Хмельницкой транквилизатор. После этого ей будет необходим покой... Психолог очень сильно переживает за её состояние. Пережить такое... Ну, вы сами понимаете.
- Да, да, конечно, - сказал Макаров, отворачиваясь от окна. - Как скажете.
Мужчина подошёл к кровати и ободряюще коснулся плеча девушки рукой.
- Не скучайте тут. Как выпишут - звоните. Всего хорошего вам, Руслана, - затем Владимир попрощался с медсестрой и вышел из помещения.
Оказавшись снаружи, он прильнул спиной к стенке и закрыл глаза.
"Она ещё не знает..." - подумал Владимир. "Если всё пойдёт хорошо, то и не узнает. Не хотелось бы портить впечатление о себе, но из-за этих дурацких законов, которые якобы гуманны... К чёрту. Я разнесу их, пусть и в одиночку. За всех тех, кто погиб во время атаки ипритом."
После он, наконец, ушёл в сторону лифтов, подумывая о том, что неплохо было бы зайти в магазин и докупить домой продуктов, а затем взять свою пневматику и сходить пострелять во двор.

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 25.08.17. Сетка с апельсинами