По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 23.12.17. Алина


23.12.17. Алина

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

1. Дата: 23 декабря 2017 г.
2. Время старта: 10:00
3. Время окончания: 20:00
4. Погода: После полудня на голубом безбрежном небе находящейся в зимней спячке Москвы одно за другим стали вырастать хмурые, свинцовые облака. Столбик термометра опустился до -12°С, поднялся сильный ветер. К счастью, к вечеру всё прояснилось. Ветер ослаб, а на предзакатном небе показалось солнце.
5. Персонажи: Владимир Макаров, Станислав Мальченко, Роман Малолин, Алина Тихомирова и другие.
6. Место действия: Москва.
7. Игровая ситуация: Владимир наконец-то вернулся в Москву, но среди встречающих его не оказалось одной важной для мужчины персоны - Алины Тихомировой. Куда делась Кобра - никто не знает. Макаров отправляется на её поиски, в ходе которых подключает всех неравнодушных, а ещё открывает для себя очень много интересных фактов.
8. Текущая очередность: по договорённости.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

https://i.imgur.com/aFs3uLW.png
https://i.imgur.com/aSjxO7B.png

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

+8

2

— Как нет? — Владимир невольно прижал телефонную трубку сильнее к уху, пока Стас самозабвенно затягивался кубинской сигарой — подарком от Франциско, чья широкая душа ещё перед отъездом из Латинской Америки вознамерилась сделать щедрый подарок для своих коллег из России. — Анастасия Павловна, точно? Хорошо, спасибо. Нет, всё хорошо, просто дозвониться не можем. Передайте, что ей с работы звонили. Нет, просто ваш номер указали. Извините ещё раз… Стас.
Владимир положил трубку на место.
— Вот скажи мне, — сложив руки в известном итальянском жесте “белиссимо”, Владимир, уставился на Станислава. — Кто тебя вообще надоумил её отстранить?
— Она и надоумила, — Мальченко покачал головой и постучал по сигаре, сбрасывая лишний пепел. — И что ты вообще на меня наехал? Благодарен должен быть!
Отложив на время сигару, директор “Легиона” поднялся с кресла и прошёлся до стеллажей с памятными сувенирами. — Я ведь тебя не заставлял туда без неё ехать, сам решил!
— Так это я, что ли, виноват? — Владимир ударил по столу кулаком и, поправив манжеты, направился к Стасу.
— Не смей портить мою мебель! — Мальченко развернулся к нему, задрав подбородок. — А кто ещё?
— Ты должен был за ней присмотреть! — Владимир положил руку на витрину, взглядом уперевшись в одну из фотографий Станислава, где он был изображён вместе с Алисой.
— Я сделал то, что должен был! — Мальченко вернулся в кресло. — Я оградил её от того, что может её убить. И кончай ходить за мной, как на привязи, ты так орёшь, что у меня перепонки вот—вот лопнут!
Мальченко сел назад в своё кресло и снова закурил. Разгоревшийся скандал вовсе не мешал ему в полной мере наслаждаться вкусом привезённых Владимиром сигар. Диаз, чертяка, за каждую мелочь цепляется, лишь бы о своём хорошем отношении напомнить. Большего подхалима, скачущего в поисках личной выгоды, сложно было найти.
— И я ей не нянька, — продолжал убеждать Стас, пока Владимир так и стоял у витрин, зависнув, точно компьютерная программа. — Это ты должен был её уберечь.
— Я должен был это предусмотреть, — Макаров опустил голову и закрыл глаза. — После того случая с Лыткиным я должен был задуматься, что с ней может произойти что—то похожее.
— Да брось, — попытался утешить Стас, выдвигая ящики стола по очереди. — Мы же её прогоняли у психиатра по тестам, результаты абсолютно здорового человека. Она не пойдёт по его стопам… Где—то у меня был корвалол.
— Откуда тебе знать? — Владимир резко повернул голову, не убирая руку с толстого защитного стекла. — То, что она скрылась, для тебя — недостаточно громкий звоночек?
— Прекрати истерику, — потребовал Стас. — Ты там совсем расслабился.
— Я?! Расслабился?!
Впервые за всю жизнь он захотел врезать Станиславу, да так, чтобы у того искры из глаз посыпались.
— Да пока ты тут прохлаждался, я месяц почти под носом у британцев тёпленький ходил! — он резко подошёл к столу и слегка опёрся на него.
— Ты думаешь, я бы с этим не справился? — Стас бросил сигару в пепельницу и поднялся, поравнявшись с ним взглядами. — На слабо берёшь?!
— Можем проверить, — стиснув зубы сказал Макаров. — Но потом.
— Сперва нам нужно найти её, — Стас закончил за него.
В этот самый момент предательски зазвонил телефон. Мальченко посмотрел на него секунду и поднял трубку.
— Да, — в его голосе звучали нотки замешательства. — Да, это я… Что?..
Мальченко буквально рухнул в своё громадное кресло, вызвав искреннее недоумение Владимира. Что случилось? Почему его взгляд так резко опустел? Неужели?.. Макаров приготовился к самому худшему, так и не тронувшись с места, чувствуя как по спине побежал холодок. Быть не может, неправда!
— Да, я понял вас. Завтра же прибуду в Петербург… До свидания, — трубка с характерным пластиковым скрежетом падает на стол. — Чистильщикова убили.
— Что? — Владимир удивлённо вытаращил глаза, но в эту секунду с его души словно камень упал, хотя, уж чего, а этой новости он не ожидал. — Кто? Почему?
Макаров запомнил Костю улыбчивым мужиком с мрачноватым, но острым чувством юмора. Он сопровождал их на Кубе в девяносто девятом году, вместе они прошли через ирано—иракскую войну.
— Потом расскажу, — страшное зрелище, смерти подобное, как взгляд Стаса в считанные секунды стал пустым, затуманенным, а голос — безвольным, потерянным. — Вот ключи от её квартиры. Иди, посмотри, что сможешь найти. Я тебе потом сам наберу. И включи звук на телефоне.
Со звоном на стол опустилась связка ключей, тут же подхваченная Макаровым, у которого в голове всё происходящее не укладывалось. Чистильщиков мёртв? Как?
Смутные предположения крутились в голове Владимира. Что, если это месть? Что, если Алина — следующая?.. Ведь его родителей пытались убить, а Костя был одним из информаторов Мальченко… Значит ли это?..
Себя не помня, Владимир помчался к лифтам, едва не сбив с ног секретаршу Леночку.

+8

3

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+8

4

Как бы сильно ни перекрывало кислород неотступно преследовавшее отчаяние, какой бы безвыходной ни казалась сложившаяся ситуация, Алина твёрдо знала одно - надежда никогда не покидала её, даже если они обе отравлены собственным ядом Кобры и изранены жестокими мыслями.
После разговора с Мальченко, во время которого Алина перешла черту, не только лишилась привилегий, но и была окачена ледяной водой из ведра благоразумия и выдержки Стаса, державшего себя в руках и являющегося хозяином положения, в Тихомировой не переставала бурлить злость. И она если бы не убила Мальченко, то как минимум заставила бы его молить о пощаде на собственном столе, затолкав поглубже в его слишком много болтавший рот дорогой галстук, благо поводов начальник ей дал предостаточно. Но это всё оставалось лишь несбыточными мечтами, ведь в словах мужчины было зерно истины. Алина не призналась Станиславу, в который раз вместо смирения выбрав стратегию контратаки и распрощавшись с ним на высокой ноте, но он достучался до неё, пусть даже ценой их хороших отношений. Вот только состояние, в которое Кобра сама себя загнала, хоть и было понятным, но выйти из него Тихомирова так просто не могла: для завершения реакции необходим был катализатор, который находился в неизвестной точке земного шара.
И если раньше Алина только думала о том, чтобы залечь на дно, то ранним утром пятнадцатого числа её не держало уже абсолютно ничего, и Кобра без оглядки покинула общежитие "Легиона". Следов прошедшей ещё вчера несанкционированной демонстрации как не бывало, как и снега, засыпавшего Москву, на тротуарах - очистительные службы прекрасно справлялись со своей работой. В оставленной же квартире, что выделили Алине, напротив, царил организованный хаос. И если пустые бутылки, беспорядок и одинокая записка, запрятанная в бутылке, не пробудят во Владимире хоть какое-то беспокойство, Кобра не знала, на что ещё ей тогда оставалось надеяться. Разве что Макаров мог вообще не вернуться, но такой мысли Алина не допускала. А в голове болезненно пульсировало, обращенное в неизвестность: "Только найди меня…"
Кобре банально хотелось, чтобы Владимир если не словами, то хоть делом доказал, что она ему дорога. И сердце щемяще сжималось, когда она доставала его фотографию из своего альбома, а после оставляла послание на обратной стороне. Она почти простила его, всматриваясь во вдумчивое лицо Вовы. Может быть, он не взял её, потому что боялся потерять? Легко говорить о своем прошлом, когда не сталкиваешься с ним лицом к лицу. Алина сама не знала, как отреагировала бы на встречу с Франциско, и стоило воспоминаниям захлестнуть её, как Кобра ощутила нестерпимую тоску и леденящее одиночество, и даже тёплый клетчатый плед не помог в незримой борьбе. Тихомирова кое-как вернула фотографию в обложку и бросила альбом в кресло, а следом туда отправился и плед. Ещё одним быстрым взглядом Алина окинула квартиру и, убедившись, что все зацепки к своему дальнейшему поиску оставила, закрыла за собой дверь на оба замка. Макаров, при желании, сможет найти очень много интересного в её жилище, но Кобра была готова пожертвовать абсолютно всеми своими секретами, лишь бы всё вернулось на круги своя, лишь бы её Вова вернулся к ней.
Прежде, чем добраться до конечной точки своего маршрута, Алина посетила ещё одно место, располагавшееся совсем недалеко от её дома. Будет ли обнаружена оставленная подсказка или нет - зависело исключительно от пытливого ума Макарова. Порой даже самые очевидные пути могут помочь, так что не стоило об этом забывать.
Когда с загадками было покончено, и Кобра посчитала, что наследила более, чем достаточно, она устало ввалилась в своё тайное логово с пакетом еды из ближайшего фаст-фуда. В распоряжении Алины в ближайшем будущем была шикарная квартира с отменной звукоизоляцией, полный бар с самым разнообразным алкоголем, собранным со всего света, и целый оружейный арсенал в шкафу. Отличное место, чтобы пережить зомби-апокалипсис или наслаждаться одиночеством. Но ей оставалось только ждать...

+8

5

Полный решимости, но без какого-либо плана в голове, Макаров выходит наружу и, следуя наставлениям Романа, закрывает за собой дверь на ключ, решив, что пока они побудут у него. Мысленно поблагодарив друга, Владимир отправляется к лифтам. Его путь лежит к квартире на Краснопресненской. Но сперва - забрать ключи из родной хаты на Тёплом Стане. Пол-Москвы объехать ради любимой женщины. А потом говорят, что мы перестали делать большие и хорошие глупости.
Москва… У неё всегда был свой, особый запах. Гарь, выхлопы - это одно. Никто их не любит, особенно зимой. Но вот к ароматам подземки равнодушных не было ни среди коренных москвичей, ни среди провинциалов.
Метро и поток людей встретили Владимира нескончаемыми овациями. Там, где узнал один, - узнают и все остальные. Молодёжь, старики, даже дети. В своей родной стране он был ни много ни мало героем. Но сейчас это не приносило ему никакого удовлетворения. Какой из него герой, если даже любимую женщину он удержать не в состоянии? Взрослый мужик предпенсионного возраста, а всё ещё такой дурак.
Его приветствовали много раз. Каждый хотел прикоснуться к человеку, ставшему живой легендой. Хлопки по плечу, вспышки смартфонов, неловкие попытки поздороваться и выказать своё огромное уважение к силе личности, что стоит за нечеловеческими деяниями, что стали превозносить как подвиги.
“Что с вами стало…”
Все хотели смотреть глубже, но отвлеклись на рассекающих на мелкой глубине мальков, манящих и сверкающих. Правда не была так поверхностна. А истина лежала ещё дальше, там, за эпицентром бури, бушующей над бездонной пропастью-океаном человеческой истории. И заглянуть туда, к самому Дагону, позволено лишь немногим. Погрузиться и рискнуть не вынырнуть никогда.
Вот и они. Родные пенаты. Обросшие пылью, но в целом даже уютные. Место, где он провёл половину своей жизни, где Владимир и Алина могли забыть о мире вокруг и на короткие мгновения стать единым целым.
Хлынула буйным неудержимым потоком ностальгия, и Макаров, отдав ей себя, прошёлся по пустынным комнатам, осматривая любимый дом. А, может, к чёрту этот переезд?..
Владимир подходит к секретеру и приоткрывает дверцу. Ключи лежали напротив сейфа, где хранился верный Магнум и пачка патронов к нему. Немного подумав, Владимир прокрутил колёсико, набирая код - год рождения отца.
- Привет, приятель, - приласкав отполированный ствол, улыбнулся Владимир. - Давненько не виделись.
Разместив грозное оружие за поясом и прихватив пачку патронов, место которой нашлось в глубоком кармане куртки, Владимир покинул уютную квартиру вместе с ключами от хаты на Краснопресненской, твёрдо пообещав себе вернуться сюда, по традиции оставив на комоде железную монету, оставшуюся после визита на Кубу, взамен забрав широкий шарф, с помощью которого можно было без проблем закутать нижнюю половину лица, благодаря чему путь до Кобры прошёл без эксцессов узнавания.
На удивление легко провернувшийся ключ открыл перед Владимиром дверь в мир его Алины. Квартира всё ещё пахла ею. Макаров мог бы узнать этот запах из тысячи других, ни с чем не спутать.
- Алина? - громко спросил он, хлопнув дверью и запирая её на щеколду.
Но зловещая тишина была ответом, отчего атмосфера здесь в одно мгновенье стала жуткой. Наспех Владимир включил свет, переобулся в тапочки и поочерёдно проверил все комнаты.

+8

6

Складывалось ощущение, что здесь давно никто не живёт - слой пыли был на всех горизонтальных поверхностях, а ещё практически все вещи лежали строго на своих местах, и это, в общем-то, было очень свойственно Кобре, вот только намётанный глаз Владимира сразу приметил, что на кухне одна из чашек перевернутой стояла на сушилке, любимая Алинина же осталась на полке. В мешке, что был в мусорной корзине, не было абсолютно ничего. В ванной комнате отсутствовала заживляющая мазь для татуировок, хотя обычно она была на стиральной машинке, а вместо двух полотенец висело одно. В обеих же комнатах на первый взгляд не было ничего необычного. Кто-то неудачно заметал следы или просто старался запутать?

+7

7

- Как непривычно пусто, - промычал Владимир, продолжая осматриваться. - Если она перебралась в общежитие “Легиона”, то отсутствие признаков жилых помещений здесь - вполне логично, но…
Что теперь? Всё было объяснимо, но ответа на вопрос не давало. Возможно, стоило поискать ответы более глубоко, нырнув под воду? Кстати, о ней.
Макаров вышел на кухню и наполнил фильтр водой. После проделанного пути ему очень хотелось пить. Горло драло от сухости и раздражения. Кажется, его продуло. А пока вода неторопливо процеживалась, Владимир рискнул выйти на любимую лоджию Кобры и покурить, пока она не видит.
Чувство дежавю посетило Макарова. В начале ноября после дня рождения Алины он также стоял на её лоджии и дымил, оглядываясь, не проснулась ли Кобра, словно подросток, скрывающий вредную привычку от родителей. Тихомирова, конечно же, проснулась, но Владимиру хватило одного её смешливого взгляда и короткого объятия, чтобы понять, что она не против. Его женщина даже заботливо поставила выуженную откуда-то пепельницу, но попросила тщательно проветривать и ушла, чтобы не дышать табачным дымом. Алина чувствовала, что для Вовы, скрывающегося в тот момент ото всех, была важна каждая мелочь, и особенно важно было ощущать себя как дома, где можно передохнуть и ни о чем не думать, хотя бы одну ночь.
Пепельницу на лоджии Кобра с того самого дня оставила. Единственным, что поменялось в этом отдалённом уголке квартиры, были небрежно накрывавшие кресла пледы в крупную яркую клетку, да на одной из полок шкафа явно не хватало книги. Какой - Владимир так и не смог вспомнить, долго водя пальцем по приятным на ощупь переплётам. Наконец, он достал пачку трофейных британских сигарет, щёлкнул турбинкой и закурил, присаживаясь в кресло и неожиданно ощутив, что под пледом что-то лежит. Резко поднявшись, Макаров повернулся и, зажав сигарету в зубах, аккуратно стянул мягкое покрывало. Недостающая книга, которая оказалась фотоальбомом, лежала в кресле.
- Точно, - Владимира осенило. Машины времени. Глядя на старые фотокарточки, мы порой страшно желаем получить одну такую в свои руки. Чтобы переместиться в прошлое и что-то изменить. Или в будущее, чтобы что-то узнать. Но всякий раз мы забываем, что машины времени есть у каждого. Те, что переносят в прошлое, зовутся воспоминаниями. А те, что переносят в будущее - мечтами.
Здесь были собраны все люди, которые были для Алины важны: её семья в полном составе, вечно улыбающийся Роман, наивный Тимофей, мудрый Дмитрий Андреевич, сосредоточенный Костин-старший... Даже из Латинской Америки были фотографии, вот только Кобра на них была больше похожа на себя почти пятнадцатилетней давности: стройная и подтянутая. Макаров не сомневался, где были сделаны снимки, ведь на одном Алина была на берегу океана, а на другом её обнимал до боли знакомый мужчина, которого легко было узнать по чёрной водолазке и белому костюму, какие бы большие очки ни скрывали лицо.
- Диаз, - в грудь точно кувалдой ударили, со всего размаху; Владимир даже подумать не мог, что такой вихрь эмоций может вызвать всего лишь старая фотография. - Алина… Неужели ты весь этот год жила одной лишь ностальгией?
Мысли о том, что она могла всего-навсего дорожить своими воспоминаниями, в голову и не пришли вовсе - в тот миг Макаров был охвачен подступающей к горлу жёстким противным комом ревностью. И когда он продолжил листать альбом, это чувство всё больше усиливалось, потому что своей фотографии он никак не находил. Он пролистал до конца все страницы, практически совсем отчаявшись, и уже хотел было швырнуть альбом в другую часть лоджии, как увидел заломанный уголок фотографии, частично выглядывающий из-под обложки. Аккуратно взявшись за край, Макаров потянул её на себя. И в очередной раз поругал себя за то, что посмел сомневаться в любимой женщине. Это была его фотография, о происхождении и существовании которой он не знал. Кажется, она была сделана на одном из совещаний. Владимир был без очков и сосредоточенно смотрел вперед, сидя в пол-оборота к фотографу.
- Откуда?.. - прищурившись спросил Макаров у тишины, точно надеясь на последовательный ответ, а затем перевернул фотокарточку, чтобы убедиться, нет ли сзади подписи.
“Любимое бревно”, - значилось на обороте. Чёрная надпись, явно сделанная гелевой ручкой, немного размазалась, а вокруг второго слова в фотобумагу въелось пятно коричневого цвета.
- Так, значит, ты можешь быть куда сентиментальнее, чем я мог представить, - осуждая самого себя проговорил Макаров. - Дурак я старый.
Владимир докурил и, отложив альбом в сторону, вернулся в тренажёрный зал, а оттуда - во вторую комнату, осматривая её ещё раз. В этой обители явно могло бы быть куда больше полезных вещей, чем среди спортивного инвентаря. Взгляд Владимира задержался на столе. Быть может, там?.. Он подходит ближе и выдвигает один из ящиков.
Макарову сразу попались письма, ещё даже не запечатанные в конверт. Первое, что он взял, было адресовано ему…
- Что? - в его голосе просвистело удивление, и Владимир нетерпеливо развернул сложенный листок, принявшись жадно впитывать то, что было написано на нём знакомым до боли почерком.
Алина, обратившись к нему по фамилии, в излюбленной манере повествовала о том, что происходило в Легионе. И, судя по содержанию, она узнала про Марию гораздо больше, чем хотелось Макарову, а ещё подчеркнуто интересовалась Диазом.
С чего такие вопросы? Владимир бежал по извилистому лабиринту своих воспоминаний, но всё было мимо. Не то, не то. Всё не то.
Второе письмо ему совсем не понравилось. Оно было значительно короче, но его адресатом был Диаз. И написано было на португальском.
Ревность вновь взыграла в сердце Макарова. Он едва не смял письмо, сжимая его в своих руках, но, вовремя опомнившись, незначительно деформировал лишь один из уголков. И знать о его содержании Владимир не желал. Если только она не решила сбежать… А даже Стас ей этого все равно не позволит.

+7

8

Следом из ящика Владимир извлёк блокнот. Он был куплен совсем недавно, судя по не отклеенному ценнику на обратной стороне, но некоторые записи, по всей видимости, кочевали из одной записной книжки в другую.
На первой странице на месте Ф.И.О. владельца значилось: М.А.Д. И это никак не совпадало с инициалами, какие должны быть у Тихомировой Алины Сергеевны.
Затем несколько страниц было пропущено, и Владимиру попался записанный рукой Кобры воронежский адрес. Скорее всего это был адрес родительского дома.
Снова несколько страниц пусты, а один разворот разрисован в виде шахматной доски. И в пустых клетках были вписаны следующие буквы и числа: "АС - 57. МЛ - 94. АТ - 138."
Макаров наткнулся еще на список лекарственных препаратов, среди которых были нейролептики, транквилизаторы и фенотропил, который активизировал нервную и психическую деятельность. В этом же блокноте были записаны друзья и родственники Алины с личными телефонами, а внизу была пометка. "Если что-то случится".
Несколько раз попадались совершенно разные изображения одних и тех же предметов: дома, дерева и человека. И они явно отличались от тех, что рисовала Тихомирова, когда проходила множественные тесты у психологов и психиатров, чтобы не допустить развития событий по сценарию Михаила Лыткина.
Различные комплексы для кроссфита, а ещё заметки по диете мелькали на ряде страниц, что было неудивительно, ведь Кобра просто помешана на выматывающих тренировках и своей физической форме.
Самая последняя запись состояла из двух пунктов:
- Коррекция (позвонить);
- Новая резина!
Макаров пролистал оставшиеся страницы и на обложке нашёл перевернутое слово, написанное крошечными буквами при помощи очень тонкой ручки: "Мудак".

+8

9

- Му… Мудак? - Владимир удивлённо вздёрнул бровь. - Кто это?
Несколько секунд он сосредоточенным взглядом учёного мужа, корпеющего над разгадкой теоремы Перельмана, изучал надпись, сделанную легко узнаваемым резким почерком.
- Это про меня, что ли?! - зрачки мужчины гневно расширились и взор, наполненный аншлаговской пародией на здравомыслие, сменил иступлённый взгляд замороженного судака.
Со злости Макаров едва не швырнул блокнот в стену, уже делая неловкую попытку взмаха, но вовремя остановился. Он не для того сюда пришёл, чтобы вымещать сомнительную злость на несчастном блокноте. Вместо этого он отложил его в сторону и, опустив руки, закрыл глаза, сделал вдох… Остывшее помещение разразилось ледяным эхом хлопка и последовавшего за ним громкого выдоха.
Так он пропустил этот пустяк через себя и выпустил. И вот грубые пальцы вновь бегло листают страницы, с характерным треском делая неосторожные надрывы тут и там, задерживаются на некоторых, и снова листают… Что всё это значит?
Владимир перебирает в голове всевозможные аббревиатуры, затем перебирается к именам, пытаясь составить параллель между ними и имеющимися цифрами, но картинка не складывается.
- Не складывается! - словно в подтверждение своих мыслей, вспыхивает Макаров и сдаётся. С одним блокнотом ни каши не сварить, ни Алину не отыскать. Можно только глубоко обидеться на “мудака”, если ты действительно мудак.
Владимир снова откладывает блокнот в сторону и начинает думать над тем, что было наиболее очевидно: заметки о предстоящих делах.
Ведь несмотря пыл и бешеный жизненный ритм, поспеть за которым дано далеко не каждому, в жизни Алины были вечные вещи, те, что наверняка останутся при ней до самого конца, помимо, конечно же, тела, что стало подобно собственноручно возведённому храму для души и Бога.
“Конечно же! Татуировки и байк. Забивается она у Титана - это легко проверить. А вот мотоцикл… Нужно проверить гараж. Вот только где могут быть ключи? Ну и задачка. И почему я не могу привлечь кого-то со стороны, кто побольше подкован в этих делах, нежели я?”
Владимир, что есть сил, напрягает память.
У Кобры на дне рождения был парниша по имени Тимофей, он же был в списке “если что-то случится”, и, по своим наблюдениям, Макаров сделал вывод, что они очень тесно общаются, а еще Алина давала ему мотоцикл. Почему бы не проверить ключи у него?
Задумавшись и подняв голову, слишком увлеченный изучением ящиков Владимир не сразу увидел, что шкатулка, подаренная им, стоит на полке над столом. Воспоминания хлынули плотным потоком, сметающим всё на своём пути. Лишь бы она была в порядке. Лишь бы ничего серьёзного. Макаров никогда не простит себя, если что-то случится с Алиной. И уж точно никогда больше не оставит самое драгоценное, что есть в его жизни. Почему раньше он этого не понимал? Почему только сейчас начал по-настоящему ценить этот подарок судьбы? Десять лет потребовалось на то, чтобы увидеть женщину, и почти столько же на то, чтобы увидеть человека.
Не справившись с вырывающимися наружу чувствами, Макаров приоткрывает шкатулку. Мелодия, уникальная и неповторимая, созданная на заказ только для неё, светом феникса окутывает пустующее помещение, наполняя его теплом. И всё так же, как и в ноябре, лежит памятное, уже затёртое письмо, написанное его рукой...
Но долго рефлексировать Макарову было непозволительно, и, скрепя сердце, он закрыл крышку. Кажется, даже комната стала холодной. Неужели она была такой всё время, пока его не было с ней?
“Как я мог?..”

+7

10

Рядом с музыкальной шкатулкой лежала одна очень занятная вещица - похожая на банковскую платиновая карта из спортивного клуба, которая выдавалась VIP-посетителям. Она была именной, но, судя по вытесненной надписи, Алине не принадлежала, однако имя владелицы - Алёна Минаева - показалось Владимиру смутно знакомым. Адрес организации был указан на обратной стороне, и это было совсем недалеко от дома Тихомировой.
— Минаева… Минаева… — взяв двумя пальцами випку, бормотал Владимир, покручивая в руках карту.
Количество мест, связанных с Алиной росло и впору было заводить отдельный блокнот. Впрочем, Кобра ведь не обидится, если Макаров немного обнаглеет и одолжит ее старую записную книжку на время? Тихомирова не могла никак ответить ему на этот вопрос, так что он принял молчание за знак согласия и уже через минуту набросал примерный список дел на сегодня. Спортклуб, Тимофей.
В столе среди бумаг Владимир случайно наткнулся на квитанцию за коммунальные услуги. Адрес был указан Алины, а вот имя владельца… А.Д. Минаева. Кобра снимала квартиру или у этого было другое объяснение?
— Эта квартира зарегистрирована не на Алину? — удивился Макаров. — Не знал.
Значит, спортзал должен стать первым местом для посещения. Тем более, добираться до него явно ближе, чем до друга Алины.
Последним, что заинтересовало Владимира в столе, были лежавшие в нижнем ящике награды Алины в коробочках, да и то это был скорее любопытный факт, чем что-то, что могло помочь в поисках.
В комоде с вещами Макарову пришлось покопаться. Верхний отсек был с майками и футболками, значительную часть которых составляли топы, всё однотонное и неярких цветов. А еще здесь поселилась часть  нижнего белья Алины. Почти все черное, пара комплектов белого и однотипное: никакого кружева, редко бразильяна, чаще классические,  иногда шортиками. Мысль о том, что если бы с ним вместо Марии поехала Кобра, то она наверняка порадовала бы его сексуальными бикини, обнажающими аппетитные ягодицы, крутилась в голове и сбивала с толку. Пальцы сминали гладкий шелк, вызывая в памяти горячие образы, но реальность противной удавкой стянула шею, и Владимир, не найдя никаких документов, решительно захлопнул ящик, избавляясь от наваждения.
Следом в комоде Макаров обнаруживает полотенца. Под ними, в самом углу оказывается сейф, очень похожий на тот, что был у самого Вовы.
—  И что тут? — вслух поинтересовался он и на скорую руку попробовал несколько простейших комбинаций из дат рождения, поступления на службу, поездки в Бразилию и другие. Все не то. Сейф неподатливо продолжал хранить свои тайны. Владимир решил заглянуть в блокнот, и его взгляд снова наткнулся на незнакомые числа и буквы. Быть может, это и есть своеобразная напоминалка? Он попробовал несколько комбинаций - ввод пар в разном порядке и с заменой буквы алфавита на их порядковые номера. Оказалось, что первые четыре цифры просто нужно было расположить в порядке возрастания, и после ввода кода 4579 Владимир услышал характерный щелчок, свидетельствовавший об успешном открытии замка.
В сейфе и обнаруживается весь пакет документов на квартиру, также оформленные на Минаеву Алёну Дмитриевну, паспорт Алины, где указаны ее настоящие данные, а еще связанная пачка писем. Все от Кобры разным адресатам. Среди них Вова находит и свое имя, и это почему-то его не удивляет.
Он берёт в руку её паспорт и открывает.
- Ты совсем не изменилась, - шепчет он, разглядывая фотографию, на которой Алине всего-то двадцать лет, обращает внимание на здешнюю прописку и выдачу в московском паспортном столе, а также пустующие страницы. Не выезжала, не состояла, не имеет.
Владимир бережно убирает документ на место и поднимает свой конверт, садится на диван и с замиранием сердца аккуратно вскрывает…

+7

11

"Я просто хочу, чтобы вы знали", - Алина сидела за своим столом и писала эти послания на случай неожиданных происшествий с отправителем. Без колебаний и на одном дыхании, потому что это был её единственный шанс рассказать всю правду о себе тем, с кем она не могла этим поделиться, пока была жива.
Крепкая рука, принадлежавшая женщине с духом бойца, ни разу не дрогнула, когда выводила буквы, пропитанные потерями и лишениями, а они составляли явно большую часть ее жизни. И не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что в руках Вовы прощальная исповедь Алины.

Она рассказывала о своем детстве, которое помнила и которое внезапно закончилось.

...Я очень много думала о том, как пойду в школу. Строгая или добрая будет учительница. С мальчиком или девочкой я буду сидеть за одной партой. Родители мечтали, чтобы я выросла умницей и красавицей…
Вот только сейчас лица родителей предстают в моей памяти расплывчатыми, сколько бы я ни силилась их вспомнить, но они всегда излучают теплый свет.
Мне было шесть лет, когда всё это закончилось...

- Да ты в душе поэт и художник… - Владимир не смог сдержать улыбки, видя простые, но красивые и любому понятные словесные обороты, складывающиеся в самую настоящую поэзию, только в прозе. Сердце Владимира сжималось, словно ему маленькая девочка душу открывала. Девочка, у которой украли не найденные мечты и не случившиеся воспоминания.

Всю подноготную подготовки в лагере Барс Алина изложила в этом письме. Но это была лишь вершина айсберга, о которой она сама знала.

...Тесты по мере взросления превращались в серьезные испытание для силы духа и тела. Любые недовольства несли за собой наказание. Расписание изменялось по решению руководства, так что подъем в три часа ночи для многокилометровой пробежки в любую погоду к шестнадцати годам стал нормой. Бывали недели, когда из еды был лишь сухой паек. Перевод продуктов впустую, малейший шаг в сторону, любое неподчинение жестоко карались. И стало постепенно уменьшаться наше число. И я до сих пор не уверена, что судьба выбывших сложилась хорошо...

Нечеловеческие условия, в которые попала маленькая девочка, были установлены душегубами, как для скота на убой. Как ГСБ пропустила такое? А что если…
Кулак Владимира сжался от злости, отчего он едва не смял письмо, но вовремя остановился, оставив все размышления напоследок.
"Они и до неё дотянулись своими когтями…"

У нее была подруга, которую не удалось спасти, и она трагически погибла во время тренировки.

...Бывали случаи, когда полученные травмы и раны оказывались смертельными. Первой неудачно попавшей на нож стала моя подруга – Аня Селиванова. Ей было тогда всего семнадцать, мне – четырнадцать. Помню, что в тот день после отбоя слезы и крик ужаса, застрявшие в горле, не давали мне заснуть. На следующее утро меня отправили к психологу, и я провела у него время до вечера. В итоге я приняла её смерть как необходимость, дав себе обещание, что гибель Ани будет не напрасной...

Она была ребёнком, а прошла через то, что далеко не каждый взрослый солдат, будь он майор ГСБ или сам император, сможет вынести. Убить свою подругу - ведь об этом была эта часть? - на такое мало кто способен. Всё рассказанное стало для Владимира большим откровением. Оказывается, Барс был многим больше, чем просто лагерем для решивших посвятить свою жизнь Родине.

Они думали, что служат во имя великой цели, но это было ложью, которую трудно распознать, будучи подростком, а в более зрелом возрасте ни остается ничего иного, как принять правду и смириться с тем, кем ты стал.

...Ну и конечно же вся наша жизнь в лагере была приправлена ежедневными громкими высказываниями, в конце концов обретшими окончательную форму, что мы должны служить на благо Российской Империи, мы проходим лучшую подготовку, Правительство и наши родители гордятся нами... Если смотреть на это трезво, то на собраниях и при личных разговорах с врачами нам просто промывали мозги, делая из нас убийц широкого профиля, служащих России, и пытаясь искоренить все наши страхи, особенно страх боли и смерти...

Она была инструментом. Для всех них. Владимир отчётливо это осознавал. И то, что она искала в нём, Виталии, Франциско возможность, наконец, стать человеком, который не просто нужен, но важен. И вот сейчас, в самый ответственный момент, Владимир её подвёл.

В письме фигурировало уже попадавшееся Владимиру число.

...И тогда я решила поменять свой [позывной], который первоначально был моим порядковым номером, полученным ещё в лагере, – «138»...

Она была одной из сотен. Сотен из тысяч. Всего лишь маской, которую пора была сорвать.
"Ты больше никогда не будешь всего лишь числом в сухой статистике… Не для меня".

Алина упомянула не только об Альфе и Виталии Костине, но и о Макарове.
Хотя строки о командире и были пронизаны благодарностью, Кобра не могла не упомянуть об одной детали, на тему которой часто шутили в отряде. И о ней, из уважения к Владимиру, Алина упомянула лишь в его письме, но об этом он, разумеется не мог знать.

...Макаров. Можно много слов говорить о Владимире: какой он прекрасный командир, с которым полезешь и в жерло вулкана, и на очередную заведомо беспощадную авантюру подпишешься, а ещё он эмоциональное бревно, но мне хочется рассказать о том, какой он прекрасный человек и что он сделал для меня, своей подчиненной, за что я перед ним в огромном долгу...

Она всегда любила его, но из раза в раз - по-разному. Это у обычных людей хорошим избранником считается тот, кто сможет заменить женщине друга, отца и брата. Для солдат это ещё и тот, кто сможет заменить командира. Для Алины, легко впадавшей в зависимость, это было особенно важно. И даже за бревно ему совершенно не хотелось шлёпнуть её. Алина - одна из немногих, кто может сказать правду и остаться безнаказанной.

И когда Макаров читал о том, как он принёс ей конверт с известием,  он нашёл ниточку, которая должна была помочь распутать клубок с документами на квартиру.

...Я была в своей квартире, подаренной мне как прошедшей Программу, на северо-западе Москвы, когда Владимир лично пришел ко мне и принес конверт...

"Вот оно. Значит, всё сходится. Всё это время Алёна Минаева была подставным псевдонимом Алины, благодаря которому она могла исчезать и появляться там, где ей было удобно. Поэтому никто и никогда не заподозрил бы её в том, что она помогала экс-террористу. И уж точно никому не придёт в голову искать меня там, где находится она. Так будет лучше для неё".

Кобра прочитала тогда мотивы своего командира, ведь отстранение и письмо были совсем не случайны.

...Мы все были мечены Барсом, я не знаю, как это объяснить, но я уверена, это чувствовал не только каждый из нас, ставший выпускником, но и все те, кто окружал нас после лагеря.
Миша Лыткин был хорошим парнем, единственным в своём роде, очень талантливым. Он был настолько безбашенным, что периодически поднимал на уши весь лагерь, но ни одно наказание не могло ни сломить его, ни перевоспитать.
Я не знаю, что толкнуло его на отчаянный шаг, который он совершил. Все повесили на него клеймо “террорист”, но не я, я знаю, что тот Миша, которого я знала пятнадцать лет, не хотел всего того, что случилось.
В ГСБ все знали, что он из "Барса". И страх после произошедшего с Мишей Лыткиным был почти осязаем. Программа к тому моменту была рассекречена, да и моё имя фигурировало в отчетах. Большинство склонялось к тому, что со мной произойдет нечто похожее. Начались бесконечные тесты у психологов…
Макаров отстранил меня и этим оградил от нежелательного воздействия, а потом принёс ту информацию, что я давно искала. У Миши не было такой поддержки. Одиночество свело его с ума...

Картинка складывалась воедино. Культ всегда был рядом. Даже когда Макаров этого не знал. И гораздо ближе, чем он мог себе представить. Был ли Лыткин следствием воздействия на него силы Гиасс? Не было ли это срабатывание с задержкой, как рассказывал Кеннеди? И не случится ли это же с Алиной?
По спине пробежал холодок. Зная всю подноготную того, что происходит в мире, какими методами воюет культ и то, что однажды использованный Гиасс нельзя никак остановить…
"Если хоть волосы с её головы упадёт… - Владимир сжимает зубы. - Я всю Британию утоплю в "Гадюке". Чего бы мне это ни стоило".

Дальше вкратце были описаны эпизоды из биографии Алины, которые Владимир итак знал, потому что они прошли это всё вместе в "Альфе".
А вот про "Вымпел" он знал не так много, и ещё одним важным фактом для Макарова стало то, что из-за "Барса" Кобру не хотели отправлять за океан. Постарался Стас, и она всё-таки поехала налаживать связь с местными повстанцами, но и там всё было далеко не радужно.

...Наш небольшой отряд «Вымпела», отправленный в Бразилию, состоял из девяти человек, но в живых осталась лишь я. Воспоминания о тех дорогих людях, с кем я стояла бок о бок во время их последних боев, навсегда со мной в виде татуировки с двумя горящими черепами и восемью розами...

Она была последней из всех? Для Владимира это стало едва ли не самым большим откровением за время прочтения. Потому что никто никогда не поймёт, что значит - быть последним. Единственным. The One. Никто и никогда не будет одинок так, как этот человек. Так, как она. И ни один груз расставания не ударит так сильно, как потеря всего подразделения. Алина видела куда больше, чем Владимир. И ему стоило преклонить перед ней колено в знак уважения.

...Череде удачи пришёл конец, когда мы вступили в неравный бой с Валерианом. Во время последнего масштабного отступления я получила тяжелое ранение легкого и впала в кому. Диаз сделал всё, чтобы вытащить меня с того света: лучшая клиника, талантливые врачи, внимательный персонал… Но больше всего запомнился букет белых акаций… Я винила себя, что осталась одна из своих товарищей в живых, но костёр внутри меня не угасал ни на минуту, и Франциско удалось его вновь разжечь...

Кома? Так, значит, Алина была на грани между жизнью и смертью, имея честь видеть то, что находится по ту сторону нашего бессознательного? А Диаз вытащил её, и теперь по гроб жизни Кобра обязана ему… Тогда чем он, Владимир Макаров, лучше? Чем он заслужил всё то, что она делала для него? Кто он такой, чтобы требовать, возмущаться, злиться, если даже близко не заслужил ни её тела, ни тем более - её души и сердца?
А недавняя встреча с Диазом и вовсе не расставила точки над i. О нет. После встречи Владимира стала куда больше задевать их тесная связь в прошлом и настоящем. Пусть сейчас Диаз и был далеко не лучше него самого в глазах Алины. Но бороться за право быть номером один никогда не поздно, даже если тебе под пятьдесят. И плевать на всех тех, кто кичится трезвым взглядом на жизнь, предпочитая рыбалку возможности любить, как будто тебе двадцать!

Но письмо на этом не заканчивалось.

...За это время Франциско помог мне с тайной покупкой ещё одной квартиры в Москве через свои проверенные каналы, которую я превратила в небольшой склад...

Ещё одна квартира?! В голове Макарова прокручиваются всевозможные варианты развития событий. Если и была надежда найти её, то количество возможных вариантов резко ограничивалось.

+7

12

Владимир бережно убирает письмо в конверт и прячет в кармане куртки. Странно, но даже в самой квартире стоял дубак, батареи едва топили, так что он даже не чувствовал себя сопревшим.
В горле к тому моменту совсем пересохло. Мучившая жажда подталкивала к мысли о том, что пора бы уже купить себе коньячную флягу. А пока приходилось довольствоваться холодной водой из фильтра, хотя Владимир с большим удовольствием предпочёл что-нибудь горячительное, да тот же чай, например.
Поставив кружку назад в сушилку, Владимир вытер губы краешком мехового воротника и вернулся в комнату. Опустившись на диван, он раскрыл блокнот на странице с телефонными номерами. Но они — в последнюю очередь. Перво-наперво Макаров хотел побеспокоить Стаса. Найдя нужный номер в списке контактов своего смартфона, непрошенный визитёр поднёс устройство к уху, из которого весьма продолжительное время раздавались мерные гудки ожидания.
- Что-то узнал? - Мальченко наконец-то ответил на звонок.
- Кое-что, — начал Владимир. - Ты как там?
- Паршиво, - честно сказал Стас, тяжело вздохнув. - С этим просто нужно смириться и закусить удила. Такое не каждый день случается, но с каждым, поэтому мне точно ничуть не хуже, чем остальным. Спасибо, что спросил. Так… Что ты узнал?
- Ты в курсе, что у неё две квартиры в Москве? - Владимир и не надеялся на слишком глубокие откровения на телефоне.
- Нет, - в голосе Стаса было слышно удивление. - Откуда вторая?
- А ты как думаешь? - риторический вопрос прозвучал иронично, с характерной усмешкой. - Наш общий знакомый подсобил.
- Ты уверен? - переспросил Мальченко. - Без моего участия - сомнительно.
- Она сама написала это, - ответил Владимир, ссылаясь на прочитанное письмо. - А её почерк я из сотен узнаю. У неё дома, оказывается, полным-полно ценной информации, если хорошо поискать.
Стас задумался, в трубке повисла тишина, прерываемая лишь протяжными еле слышными вздохами.
- Думаешь, она может быть там?
- Не знаю, - Владимир пожал плечами. - Спрятано это было неплохо, она вряд ли рассчитывала на то, что кто-то узнает об этом. Поэтому чем не вариант?
- Но ты узнал, молодец, - Мальченко задумчиво потер подбородок. - Я могу связаться с нашим другом, но это будет не раньше, чем я закончу всё в Петербурге…
- Если тебе это зачем-то нужно, - подытожил Владимир. - Мне - нет.
- А ты знаешь ещё кого-то, кто может знать адрес? Ну так, на всякий случай. Мне всё же не совсем безразлично, где наша беглянка, - Стас вздохнул. - Но я верю, что ты сумеешь найти её раньше. Тебе ещё что-то нужно?
- Нет, не знаю, - ответил он. - Это вообще нормальная практика, что она живёт по поддельным документам? Я не знал, что у нас это разрешено внутри ГСБ.
- "Барс", - сухо комментирует Мальченко. - И не живёт, а жила. Странно, что ты не знал.
- А откуда, если никто не распространялся?
Макаров встал с дивана и, засунув свободную руку в карман, стал прохаживаться по комнате.
- Вы же вроде спите?
Владимир остановился на полушаге.
- А это тебе кто сказал? - недоумевающе спросил он. - Это что, так заметно?
- Она и сказала, - Стас усмехнулся на реакцию Макарова. - Я же ваш начальник, я должен всё знать.
- Вот же ж сучка, - Владимир не удержался. - И давно?
Нет, он вовсе был не против того, чтобы об этом знал кто-то ещё. Пусть хоть по первому каналу показывают, вообще по-барабану. Но, всё-таки, никогда не заходило разговора о том, чтобы выносить отношения в люди. Ведь то, что знают двое, не стоит знать третьему.
- Сразу после того, как ты уехал. Была очень не в духе, - было слышно, что Станислав снова закурил. - Про Вуйцик спрашивала. Я ж не знал, что у вас всё серьезно.
- Почему я не удивлён, - Владимир вздохнул, услышав про Марию. - Что спрашивала-то?
- Кто такая. Я ей сообщил, что они теперь в одном отряде,  она не обрадовалась, мягко говоря, но когда узнала, что Гадюка с тобой на Кубе… я еле-еле спас свой кабинет от погрома!
- Понятно, - Владимир так и думал, что Вуйцик и Тихомирову нельзя ставить рядом - они кошке и собаке подобны. - Слушай, я, конечно, не буду препятствовать, но широко про наши с Алиной отношения не распространяйся, хорошо?.. Ну, пока мы сами не захотим, чтобы все знали. Она ведь помнишь, почему с Виталиком рассталась?.. Вот я не хочу такого финала. Мне почти полтинник, я не хочу встречать свою пенсию в одиночку.
- Я помню лишь то, что тогда ты перевел ко мне очень ценного сотрудника, - слышно, как Стас делает глубокую затяжку. - Так ты с ней только из-за того, что боишься одиночества?
Мальченко замолкает, но его пауза такова, что становится ясно - он не закончил.
- Я потерял любимую женщину и одного из самых близких друзей. И знаешь? Одиночество - не самое страшное. Страшно, не когда ты один, а когда ты становишься один. Просто вдруг, из ничего. Взял и стал.
В их разговоре снова наступило неловкое молчание.
- В общем ты давай, дерзай, - слышно, как Стас снова затягивается. - Тебе ещё что-то от меня нужно?
- Больше ничего, на всякий случай просто оставайся на связи. Мало ли что.
- На созвоне, - прозвучал короткий ответ, и Владимир сбросил звонок.
Слова Станислава, пропитанные хандрой и тоской по ушедшим дням, осели на дне рассудка и надолго отложились в памяти. Просто вдруг?
Владимир набрал номер телефона Тимофея и, потаращившись на экран с секунду, позвонил молодому обожателю Алины.
- Алло? - вопросительно прозвучало из трубки.
- Алло, Тимофей? - Владимир не очень хорошо запомнил голос парня, поэтому решил уточнить, на всякий случай.
- Да, здравствуйте, это я, а вы?..
- Макаров, - представился мужчина. - Владимир Макаров. Узнал?
- Конечно, конечно! - затараторил Тима. - Я совсем не ожидал вас услышать! Как ваши дела? Что вы хотели?
- Да вот, Алину обыскался. Аккурат твой номерок завалялся, решил позвонить, спросить, может знаешь, где. Заодно узнать, как дела у её лучшего друга.

+8

13

- Мы уже с месяц не виделись, - рассеянно ответил парень. - Я диссером плотно занят, у неё вроде тоже работа. С ней что-то случилось? - осторожно поинтересовался Тимофей.
- Нет, всё в порядке, просто я уезжал по работе… Ну, сам знаешь, новости наверное смотришь, - Владимир оказался не предусмотрителен и подошёл к вопросу без заготовленных ответов. - В сеть не выходил, а межрегиональная связь сейчас дорогая, операторы на войне наживаются дай бог… Ну и как приехал, её не нашёл. Не знаешь, случайно, где она может быть?
- Она никогда не предупреждает, когда пропадает, - Тима вздохнул. Алина занимала его гораздо больше, чем новости. - Но она обмолвилась, что работы много. Если я что узнаю, я вам позвоню. И… - он замялся. - Если вы её первый обнаружите, передайте, пожалуйста, чтоб заглядывала. Я в последний её визит очень занят был, мне до сих пор неловко.
- Спасибо, Тимофей, до скорого, - Владимир сбросил почти сразу. - Вот же ж, блин, мужицкая угодница… Так, Коробов, Коробов…
Владимир подсмотрел в блокнот и набрал нужный номер. Гудки били в голову, точно молот по наковальне, отвечающей нервным сбитым дыханием.
- Слушаю, - Дмитрий Андреевич пребывал в хорошем расположении духа.
- Алло… Здравствуйте, Владимир Макаров беспокоит, - по инициалам в блокноте он так и не вспомнил, как его зовут.
- О, Владимир! - байкер удивился. - Очень рад, чем обязан?
- Я тут из командировки вернулся, - пояснил Макаров. - И что-то связаться с Алиной не могу. Вы случаем не в курсе, где она может быть?
Мужчина задумался:
- А на работе спрашивали? Она как-то рассказывала, что у них в инструкторской есть возможность переночевать.
- Да, проверял, - Владимир вздохнул, но сам принял сказанное к сведению. - Больше вариантов нет никаких?
- Может на фестиваль какой поехала? Но вряд ли, погода уже не лётная. Сейчас, секунду, - на фоне было слышно, как он с кем-то разговаривает. - Нет, Татьяна тоже ничего не знает. Если Алина появится, мы передадим, что вы звонили!

+7

14

- Спасибо, созвонимся, - закончил Владимир и убрал телефон в карман. - Ничего нового.
Владимир выругался, сжав кулак, и ещё раз осмотрел список телефонов. Из тех, кому он ещё не звонил, был только Костин. Но ему звонить Макаров точно не собирался. Единственной зацепкой оставался спортзал. Алина не из тех, кто будет пропускать занятия, особенно учитывая платиновую карту и её привычку заниматься каждый, мать его, божий день.
Выпив напоследок ещё один стакан воды, Владимир засобирался и покинул квартиру, едва не забыв закрыть дверь.
Фитнес-центр был расположен в отдельном трёхэтажном здании. Посетителям предоставлялся широкий спектр услуг: бассейн, тренажерный зал, фитнес-аэробика, шейпинг, стречинг, йога, танцы, боевые искусства… Самый настоящий рай для помешанных, как Алина, на спорте и тренировках: свежий ремонт в залах, превосходная вентиляция и бессчетное количество тренажеров. Неудивительно, что Тихомирова выложила кругленькую сумму и приобрела платиновую карту.
На ресепшене Владимира встретила подтянутая длинноволосая блондинка в элегантном классическом костюме бежевого цвета. На её бейджике значилось: “Стефания, менеджер”.
- Здравствуйте, - с лучезарной улыбкой на лице она встала и поприветствовала нового гостя. - Меня зовут Стефания, чем могу быть вам полезной? - мужчина показался ей очень знакомым, но пока ещё она не поняла, кто перед ней.
- Здравствуйте, - Владимир поздоровался достаточно громко и отчётливо. - Я хотел начать заниматься спортом, знаете, встретить пенсию во всеоружии и всё такое.
Макаров демонстративно, но очень правдоподобно засмеялся.
- Моя хорошая подруга посоветовала этот центр. Кажется, у вас действует акция “Пригласи друга”?
Девушка ещё раз внимательно посмотрела на него и заулыбалась.
- Конечно, Владимир, для нас такая честь, что вы выбрали нашу сеть! - несмотря на появившееся волнение, она держала лицо. - Только, - она замялась, - ваша подруга тоже должна присутствовать, но мы можем сделать исключение, - и добавила шепотом, - только для вас.
Это была такая удача для Стефании! Если она оформит членство самому Владимиру Макарову, то точно утрёт нос всему коллективу и обязательно получит повышение! Она уже второй месяц не могла попасть на почётную доску в качестве лучшего сотрудника, и это её совсем не радовало.
- Спасибо, - Владимир склонил голову и улыбнулся. - Но, насколько я знаю, она должна прийти сегодня на тренировку, так что подтвердить участие в акции для нас - не проблема, и мы сможем обойтись без исключений.
- М-м-м, - девушка закусила губу. - А как зовут вашу подругу? - сейчас ей было совсем плевать на правило о неразглашении информации посторонним. - Так или иначе, мне  нужно проверить, состоит ли ваша подруга в нашем клубе.
- Конечно, - кивает Владимир. - Алёна Минаева.
- Минуточку, - пальчики быстро застучали по клавиатуре. - Платина? - уточнила она.
- Да, платина, - подтвердил Владимир.
- Так-так... - многозначительно протянула за спиной менеджера появившаяся будто из-под земли администратор. - Здравствуйте, - она улыбнулась Владимиру, но не узнала его. - Минаева? - переспросила она шёпотом у блондинки, мимолётно взглянув на экран монитора. - Меня зовут Жанна, я являюсь администратором. Что вас интересует? - обратилась вторая представительница фитнес-центра к мужчине.
- Акция “Пригласи друга”, - пояснил Владимир. - В ваш центр меня пригласила Алёна Минаева.
- Что-то не так? - поинтересовалась администратор у менеджера.
- Можем ли мы оформить карту для Владимира Романовича в отсутствии Алёны Дмитриевны? - Стефания выразительно посмотрела на коллегу.
- А что, разве могут возникнуть трудности? - рот Макарова изогнулся в фирменной полуулыбке. - Я ведь не каждый день к вам захожу.
Владимир повернулся к менеджеру и, улыбнувшись, подмигнул, сделав ставку на то, что ни одна молодая девушка, по словам Диаза, перед ним устоять не сможет.

+8

15

- К сожалению, нам потребуется подпись госпожи Минаевой на официальных бумагах, но, может быть, у вас есть с ней действующая связь? - с надеждой в голосе поинтересовалась Жанна, и они ещё раз переглянулись со Стефанией
- Знаете, я был в командировке, прилетел вот буквально сегодня в шесть утра, а абонент не абонент.
- Очень жаль, мы сами уже длительное время не можем с ней связаться, чтобы передать забытые вещи… - расстроенно начала администратор.
- Но, может быть, мы сделаем исключение для господина Макарова и передадим ему вещи Алёны Дмитриевны? - очень осторожно произнесла Стефания.
Жанна внимательно посмотрела на Стефу, потом на Владимира, и только глаза ее на секунду расширились, выдавая удивление. Когда работаешь больше недели без выходных, даже родственников забываешь.
- Я не думаю, что это возможно… - колебалась Жанна.
- Я верну их ей при удобном случае, - пообещал Владимир.
"Чёрт, если так не удалось ничего выяснить, может, в её вещах найдётся что-то полезное?"
- Хорошо, Стефания, можешь принести? - пока менеджер выполняла поручение, Жанна обратилась к гостю. - Будем надеяться, что все ваши вопросы разрешатся достаточно быстро, господин Макаров, и в следующий раз мы увидим вас вместе с вашей подругой. Возможно вас заинтересуют наши предновогодние скидки? Абонементы получаются даже дешевле, чем по акции, - предложила девушка.
- Я возьму вашу визитку, - Владимир вытащил из небольшой аккуратной стопочке красивую карточку с названием центра. - Чтобы не забыть. А то знаете, дел невпроворот, всё стараюсь записывать.
Как только Стефания вернулась с фирменным пакетом клуба, Жанна попрощалась с гостем, вновь переглянулась с блондинкой и ушла по своим делам.
- Владимир, - начала девушка, не спеша отдавать ему пакет. - А можно попросить ваш автограф?
- А… - Владимир замялся. - Да, только я без своей ручки. Одолжите?
Менеджер засияла и, выудив из ящика стола маркер, протянула его Макарову.
- Вот тут, пожалуйста, - блондинка оперлась на стойку и оголила часть груди.
- Да ладно, серьёзно? - Владимир прыснул в кулак, но выполнил необычную просьбу. - Со мной обычно фотографироваться рвутся, а если автографы, то на книжных переплётах...
- О, вы ещё и сфотографироваться не против?!..
Вот так странная на первый взгляд просьба постоянной посетительницы о передаче пакета с вещами первому, кто назовёт имя Минаевой Алёны Дмитриевны, помогла фитнес-центру обзавестись фотографиями, подтверждающими визит Владимира Макарова, и среди них было пикантное изображение с автографом на женской груди...

+7

16

Отделавшись от поклонниц, а новость о визите Владимира быстро разнеслась по фитнес-центру, Макаров наконец-то вышел на свежий воздух, держа в руках пакет, за который он отработал сполна, и если тут не окажется никаких зацепок...
Владимир вернулся к Алине домой. Выкурив сигарету и выпив чашку горячего кофе, он начал исследовать пакет. Мерч клуба, скидочные купоны, чёрное полотенце… на дне пакета обнаружился мешочек с каменным резным кулоном, с обратной стороны которого было выгравировано имя Tatyana, а также подарочной карточкой, на которой был написан адреса магазина в интернете, расположенного в районе Бирюлёво.
Зайдя на указанный веб-сайт, Макаров начал изучать страницу своеобразного магазинчика “Там, Где Никто”, в котором продавались различные аксессуары, по заверениям владельцев, созданные по мотивам древних племен, также благовония, камни, одежда, литература и прочее для увлекающихся тематикой познания себя и связанной с этим мистикой далеких предков.
На часах было уже четыре,в запасе у Владимира оставалось два часа до закрытия. Магазинчик расположился в Бирюлёво. Приняв все необходимые меры конспирации, чтобы снова не стать жертвой назойливых поклонников, Макаров покинул квартиру Алины, предусмотрительно положив кулон себе в карман.
План был предельно прост. Если заказ проходил через интернет-магазин и не так давно, то Алина наверняка оставляла свои данные. Возможно, телефон или, что маловероятно, но всё же, адрес конспиративной квартиры. В противном случае был небольшой шанс, что продавцы могут вспомнить столь яркую и неординарную покупательницу, как Алина.
Навигатор на смартфоне очень облегчил перемещение по Москве и поиск нужного места, и уже через сорок минут Владимир стоял напротив вывески “Там, Где Никто”.
- Ola, amigo, - поприветствовал вошедшего высокий смуглый парень с дредами, судя по внешнему виду являвшийся одним из продавцов-консультантов. -  Меня зовут Сержиу. Зачем пожаловали, уважаемый? - в руках он держал калабас с бомбижьей - оригинальную посуду для употребления мате.
- Ого, вы говорите на португальском? - Владимир изумился такому совпадению. Или это было не совпадение?.. - Здравствуйте, меня зовут Владимир…
Прежде, чем сообщать цель визита, Макаров внимательно осмотрел интерьер. Это был не вполне обычный магазин. В нос сразу ударил аромат благовоний. На фоне играла медитативная приглушенная музыка. Место скорее напоминало барахолку: многочисленные фигурки на полках, различные украшения, несколько стоек с одеждой, явно отличавшейся от той, что продавалась в привычных Макарову торговых центрах, экологически чистые продукты, различные сорта чая из десятка стран, всё для благовоний… От непривычного запаха у Владимира даже начала немного кружится голова.
- Sim, - Сержиу довольно улыбнулся. - Всегда радостно встретить людей, кто разделяет твои интересы. Вы к нам за чем-то определенным или просто заглянули полюбопытствовать? - молодой человек с интересом наблюдал за тем, что делает Владимир.
Макаров решил не медлить и, перейдя прямо к делу, поставил на витрину перед продавцом мешочек и раскрыл его.
- Одна девушка оставила это на столике в кафе, - начал он издалека. - Я её не успел догнать, совершенно не обратил внимание на то, куда она пропала. Раскрыл мешочек, нашёл вашу визитку и сувенир. Подумал, что, быть может, вы изготавливали этот сувенир на заказ и она оставляла вам… Ну, телефон свой, или адрес, куда курьер должен был доставить заказ. Она такая была, с татуировками, тёмноволосая, очень спортивная. Можете взглянуть на кулон? Вдруг вспомните.
Макаров извлёк из мешочка сувенир и протянул продавцу.

+7

17

- Curioso, - улыбка затронула губы продавца. Он неторопливо отпил мате и отложил калабас. Сержиу внимательно рассмотрел кулон, провел пальцами по узору и неторопливо перевернул, изучая надпись. - О, знаете, у нас бывает много необычных людей... - он вернул кулон в мешочек. - Но одна экстравагантная особа очень подходит под ваше описание. Пение всех птиц мира меркнет по сравнению с тем, как звучит португальский язык из её уст.
"Ещё немного, и я даже за хлебом запрещу ей без меня выходить… Попытаюсь, вернее. Пока она не приготовит свой фирменный омлет".
- Да, точно, - подтвердил Владимир, ухватившись за эту ниточку. - Перед тем, как уйти, она по телефону с кем-то говорила на португальском.
- Que linda mulher, такая неуловимая, - мечтательно произнес Сержиу. - Этот кулон она приобрела ещё в начале года и попросила выгравировать специально её имя. Я лично выполнял её просьбу, такой нельзя отказать, - он понимающе посмотрел на Макарова. - Из-за таких женщин можно и нужно терять голову, - он вновь сделал глоток мате. - Но она давно уже у нас не была. Правда, я неожиданно столкнулся с ней недавно в этом районе, она обмолвилась, что переезжает. Вселила в меня надежду, что я снова увижу её в нашем уютном уголке. И вновь растворилась в толпе, - тяжёлый вздох стал окончанием его монолога.
- В этом районе? - голос Владимира стал чуть энергичнее. - А насколько недавно?
Её имя… Могло ли это быть просто совпадением? Но много ли спортивных девушек с татуировками, к тому же ещё и разговаривающих на португальском, можно найти в Москве? Вероятность есть, но очень маленькая.
- Неделю назад, может чуть меньше, задумался Сержиу. - Она со спортивной сумкой шла.
Уточнять, какого цвета была сумка, он не стал - явно не та, что Алина оставила на Краснопресненской месяц назад.
- Понятно, - кивнул Владимир. - Спасибо за информацию.
Логичнее всего было оставить мешочек с сувениром парню. Ведь какое дело обычному мужику до тётки-растеряхи?
- Возьмите, - Макаров подтолкнул мешочек пятёрней. - Отдадите, если зайдёт.
- Конечно, - продавец улыбнулся и убрал упакованный кулон под прилавок. - Не хотите погадать на бумажках? - он указал на чашу со свернутыми трубочкой листиками.
В магазине периодически раздавался перелив дверных колокольчиков.
- Знаете, я…
"Не верю во всё это", - хотел было сказать Владимир, но произошедшее с ним в 11 секторе впилось память острыми, как кинжал, когтями.
- Я не против, - достаточно охотно согласился мужчина.
Он достал наугад бумажку и развернул её. Предсказание гласило:
"Сознаюсь в том, что я лгала и обманывала и жила тайною жизнью, скрытой от людей, но все же нельзя за это наказывать так жестоко. Что-то случится непременно, потому что не бывает так, чтобы что-нибудь тянулось вечно. А кроме того, мой сон был вещий, за это я ручаюсь".
- Boa noite, senhorita, - поприветствовал новую посетительницу Сержиу.
"Как это на тебя похоже..." - жизнь со всей свойственной ей иронией продолжала подбрасывать недвусмысленные сюрпризы Владимиру.
И ещё один был совсем рядом, стоило только мужчине вовремя повернуть голову...
Её тянуло в это место, и оно было больше, чем просто магазинчиком, - оно было гаванью части её души, и в этот вечер она снова решилась зайти туда. И застыла на пороге, с первого взгляда узнав человека, что стоял к ней спиной у прилавка. Сердце пропустило пару ударов, отправляясь в глубокий нокаут.
"Нет, это не ты… - она сделала полшага назад. Видения преследовали её, и теперь они настигли её даже здесь... - Это не ты!.. Ты оставил меня…" - она выбежала из магазина, не закрыв за собой дверь и не оглянувшись.

+7

18

Погруженный в болото из вязких мыслей, заполняющих голову, точно пузырь из бубль-гума, Владимир вполоборота повернул голову только на второй звонок дверных колокольчиков. И не потому что сам захотел - просто рефлексы давали знать о себе.
- Похоже кто-то не туда попал, - подметил он, не придав произошедшему особого значения.
- Мне на секунду показалось, что это была Татьяна, но я не разглядел лица из-за шарфа, а жаль, - Сержиу пожал плечами, продолжая вопросительно выглядывать из-за плеча Владимира на вход.
- Наверное, вам просто показалось, - вздохнул Владимир.
Совпадения… Нет, не про него. Их не может быть так много.
- Ладно, спасибо вам. Мне пора, - Владимир вздохнул и, оторвавшись от прилавка, развернулся в сторону выхода.
- Boa noite, amigo, - парень слегка поклонился и вернулся к распитию мате, достав из-под прилавка книжку о познании гармонии.
Под звон колокольчиков Владимир покинул магазин. Вечерний мороз обжигал щёки, свежевыпавший снег празднично серебрился на солнце. Скоро Новый Год, один из любимейших праздников Владимира. Сейчас бы начинать суетиться по дому вместе с родителями, стоять в длиннющих очередях, носиться по рынку в поисках самых вкусных и самых свежих продуктов - словом, радоваться. Но сейчас было важно иное.
Морозный ветер бил в виски, изо всех сил толкая мозг Макарова на размышления.
Потому что здесь след обрывался и настала пора собрать вместе то, что он имеет. Спустя минуту стояния на холоде, Владимир решил пройтись, чтобы немножко согреться. Да и на ходу думалось куда лучше.
Но никакие мысли в голову не шли. Всё это было слишком сложно сопоставить между собой. Имя “Татьяна” не давало ему вообще никакой информации. Сколько Татьян живёт в Бирюлёво? А в Москве? Вдруг он ошибается, и квартира - не здесь? Без фамилии эти поиски не имеют под собой никакой силы. Беспомощно побродив по району минут десять, Макаров сел на лавочку и, опустив взгляд на телефон, втянул голову в плечи, пытаясь отыскать в медленном поисковике полный телефонный справочник. И, пока он морозил руки, листая заполненные тонной имён страницы в Интернете, гаджет весело зажужжал. На экране высветилось “Станислав”.
Недолго думая, Макаров ответил на звонок.
- Да, Стас?

+7

19

- Вова, как успехи? - голос Мальченко был живее, нежели утром.
- Мне кажется, её квартира где-то в Бирюлёво. Не могу сказать точно адрес, но в том, что неподалёку - уверен на все сто. Она заходила в местный магазин сувениров, а ещё её недавно здесь видели. Как наш друг достал ей эту квартиру, если не через тебя?
- Не поверишь, но я после твоего звонка как раз задался этим вопросом! И кое-что узнал… - в голосе Стаса слышно самодовольство. - Бирюлево, говоришь? А имя Татьяна нигде не мелькало? - Мальченко делает театральную паузу.
- Мелькало, - Владимир оживился, подняв взгляд и задержав на небольшом белом облачке, медленно плывущему по небу.
- Что мне будет, если я продолжу? - он усмехается.
- Я… Ну… Придумай сам потом, а? Не говори только, что происходящее с ней тебя не волнует. Не знаю, как тебе, а с меня достаточно потерь.
- Мне не всё равно, но здесь явно не обошлось без нашего друга! В жизни бы не подумал, что это Алина такая хитрющая. Знал бы ты, какую они мне загадку загадали! -  Стас прочистил горло. - Как тебе известно, у наших агентов, если они отправляются на серьезные задания под прикрытием, далеко не единственный псевдоним. Так вот, я пробил все, что она когда-либо использовала. И то, что я нашел по одному из них, меня очень удивило. Татьяна Михайловна Потихина с начала ноября того года является владелицей квартиры площадью 35 квадратов в Бирюлево. Я сложил дважды два: её подставное имя, дату приобретения, а тут ещё и информация по району от тебя подоспела, - расследование помогло Стасу отвлечься от мрачных мыслей. - Наш друг знает, чем порадовать женщину. Наверняка преподнёс квартиру в качестве подарка на день рождения. Но как это всё в обход меня случилось, до сих пор ума не приложу! Адрес скину по смс. Дай потом знать, там она или не там.
- Ты случаем не помнишь, на каком задании она пользовалась этим именем? - внезапно для себя спросил Владимир, кутаясь поуютнее.
- Псевдоним был промежуточным, она использовала его во время пересадок, и то всего два раза.
- Понятно, - Владимир, кажется, понял. - Значит, она выбирала подставное имя по принципу “мелькавшее меньше остальных”. Жду от тебя адрес, как будет результат - отзвонюсь.
- Ни пуха, - на этом Стас завершил звонок.
"Ул. Булатниковская, д. 20с3, кв. 33", - значилось в сообщении.
[icon]https://pp.userapi.com/c639231/v639231809/2dcca/8oYpEY2x_8Y.jpg[/icon][status]Party Like a Russian[/status][nick]Станислав Мальченко[/nick][fld4]Личная страница[/fld4][sign]Hello, Dolly[/sign][fld1]Анкета персонажа [/fld1]

+7

20

Владимир не стал терять ни минуты, сразу же введя адрес в  навигаторе. Полчаса отделяли его от предполагаемого места, где скорее всего спряталась Алина.
Домом по указанному адресу оказалось высокое квадратное строение во дворах. Консьерж отсутствовал, а пользоваться лифтом было неразумно, Макаров даже навскидку не мог сказать, на каком этаже находится нужная квартира. Широкими быстрыми шагами он миновал пустые пролёты и лестничные клетки, втягивая в себя запах сигаретного дыма, сырости и мочи.
33. Наконец-то.
Увидев заветное число, Владимир подошёл ближе и прислушался. В квартире стояла мёртвая тишина. Он потянулся к звонку и нажал на кнопку.
Алина дёрнулась. Она чаще и чаще не замечала, как проваливалась в беспамятство. Кажется, кто-то позвонил в дверь. Кобра медленно поднялась и, осторожно подойдя к двери, посмотрела в глазок. Тёмная площадка, незнакомый силуэт… Она не стала ни открывать, ни отзываться. Алина ждала, пока человек уйдет.
Владимир отпустил кнопку звонка почти сразу и прислушался. Шагов не было слышно. Неужели никого нет?.. Неожиданно по ту сторону раздался характерный металлический скрип.
“Показалось?”
Владимир не понял и позвонил ещё раз.
- Алин, если ты там, открой, пожалуйста, - просит он, в надежде, что не ошибся.
“Вова?..” - хочется спросить ей, но она лишь прислоняет ладонь к двери.
На голос в коридоре из соседней квартиры вышел сосед в спортивном костюме с сединой в волосах.
- Что вам нужно? - недовольно спросил он. - Здесь никто не живёт, уходите, пока я полицию не вызвал!
- Вам какое дело? - Владимир развернулся к нему одной стороной лица. - Я на наркомана похож, чтобы сразу в полицию сдавать? Я бывший военный, имейте уважение.
В этот раз Макаров не стал звонить, а решил громко постучать.
Дверь и, кажется, плитка на лестничной клетке вместе с ней, содрогнулась от мощных ударов кулаком.
- Бум-бум-бум... - звук ударов о грушу на фоне мантры, а потом появление Владимира с конвертом. - Бум-бум-бум…- всё плохое вымещалось на снаряде. - Бум-бум-бум...
Память издевалась над ней. Алина тряхнула головой и отступила, на рефлексах извлекая нож. Она не собиралась выходить на лестничную клетку и светиться, но продолжала прислушиваться. Ей совсем не нравилось, что её покой потревожили.
- Вы чего расшумелись!? - на шум появился ещё один сосед, высокий лысый мужик. - Вам чё надо? - он уставился на Владимира. - Чё вы ломитесь?!
- А вам какая разница? - рыкнул Владимир. - Свалю, когда надоест, понятно?
- Чё, сука, значит, какая мне разница?! Живу я здесь, - начал повышать голос в ответ лысый. - А тебя первый раз вижу! Вали отсюда!
- Здесь - это в подъезде? - Владимир развернулся к нему корпусом, слегка расставив ноги и вытянув руки вдоль корпуса, чтобы в случае необходимости можно было прописать ему достойный апперкот.
- Здесь - это в доме… Слышь, мужик, ты чё такой наглый, мне, может, ментов вызвать? - не отступал жилец.
- И что ты им скажешь? - Владимир упрямо продолжал стоять на своём, не суваясь в прямую разборку.
- У нас за последний месяц уже две квартиры обчистили! - вставил свои пять копеек стушевавшийся мужчина в спортивном костюме. - Жена, звони в полицию!
- Посмотрим, как ты в наручниках запоешь! - не унимался лысый.
- Удачи, - Владимир фыркнул и, поняв, что данная особь человеческого вида сделать ничего толком не в силах, продолжил стучать в дверь. - Я уж думал, в нашей стране все живут по принципу “моя хата с краю”. Хоть где-то есть неравнодушные.
Действия незнакомца мужчине не понравились, и он попытался ударить назойливого проходимца по рукам.
Макаров реагирует и обратным замахом локтя блокирует удар, а затем, развернувшись, заламывает руку.
- Не лезь, - ледяным голосом произнёс он. - Никто никого грабить не будет. Если в квартире сейчас никого нет, я это и так знаю. Включи мозги и иди к себе в квартиру, проведи вечер выходного дня с семьёй и с детьми.
Мужчина взвыл от боли:
- Ах ты, сукин сын! Да я на тебя в суд подам! - он пытался вырваться, но все было безуспешно.
- Успокойся, - Владимир выпустил руку мужчины. - Я не собираюсь никого калечить. Но и уходить я не собираюсь.
- Васенька, я звоню? - в коридор выглянула женская голова. Любопытство было сильнее испуга.
Но неожиданно для всех участников инцидента, дверь тридцать третьей квартиры приоткрылась, и оттуда раздалось:
- Извините, я не сразу услышала, это ко мне. Вов, проходи.
Владимир молча поворачивается к двери, услышав знакомый голос, последний раз звучавший для него, кажется, тысячу лет назад. Соседи недоумевающе смотрят ему в спину. Но мужчина уже совсем забыл про них. Эти люди, с которыми они пересеклись, быть может, один-единственный и последний раз, пролетели мимо подобно свету окон в проезжающем поезде. Владимир медленно заходит в квартиру и захлопывает за собой дверь. Дважды щёлкает замок. Здравствуй, скромная обитель.

+7


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 23.12.17. Алина