По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 13.12.17. Закулисье: часть третья


13.12.17. Закулисье: часть третья

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Дата: 13 декабря 2017 года
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 21:00
4. Погода: Неизвестно
5. Персонажи: Владимир Макаров, NPC
6. Место действия: 11 сектор, UTC +9
7. Игровая ситуация: Разрушая четвёртую стену
8. Текущая очередность: GM

https://i.imgur.com/6wCnayG.png
https://i.imgur.com/RJ0hVz0.png

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

+3

2

I thought you died alone
A long long time ago

С характерным щелчком зажигаются одна за другой лампы под высоким потолком. Яркий свет озаряет круглое матово-белое помещение. Оно идеально. В нём нет ничего лишнего. Пол, потолок и несколько кресел. В данный момент их было четыре. Si. Но только два из них не были пусты.
Мы не знаем, станет ли их в будущем больше или наоборот, количество кресел, как и людей, для которых они предназначены, уменьшится. Нам ясно лишь одно: с этого дня мир начнёт необратимо меняться. А вот в какую сторону – время покажет.
Эхо, сопровождаемое стуком ботинок о наливной пол, знаменует появление двух человек. Ранее ни один из них не бывал в этом месте, а потому с большим интересом вошедшие озираются по сторонам, рассматривая помещение.
– Наконец, вы здесь, – тишину между неторопливыми ударами подошвы о пол прерывает мягкий, но громкий голос, который мы слышали уже не один раз. – Присаживайтесь, нам предстоит долгий разговор. Рад, наконец, познакомиться с вами обоими лично.
– Зачем вы пригласили меня? – один из мужчин, задержавшись недалеко от входа, смотрит вслед своему спутнику, который уже через несколько секунд уверенно устроился в одном из кресел.
– Вы когда-нибудь  думали о том, что нужный человек в нужном месте может перевернуть мир? – уклончиво отвечает таинственный собеседник. – Мы вам не враги, мистер Макаров.

– Для меня это не новость, – Владимир кивает и делает несколько шагов к пустующему креслу, становится сзади и упирается в его спинку ладонями. – И даже если бы вы сказали обратное, то и тогда я бы не удивился.  Впрочем…
Наконец, Владимир огибает кресло и садится поудобнее, умостив руки на подлокотниках.
– Прозвучавший вопрос не единственный, который я хочу задать вам и Мушруму в том числе.
Собеседник с пониманием кивает, откидывается на спинку. Его молчаливый товарищ в кресле по соседству с любопытством склоняет голову набок, внимательно разглядывая русского гостя.
– Что ж, – ответ не заставил себя ждать. – Прошу. С тобой, мой друг…
Кеннеди поворачивает голову в сторону Гриба.
– Я чуть позже побеседую. В личном ключе.
Мушрум понимающе кивнул, поёрзав — то ли от того, что кресло было неудобным, то ли от не очень хорошего предчувствия в предвкушении беседы. Владимир не мог этого не заметить, но большого значения не придал – мало ли, что ещё связывает между собой Кеннеди и хакера, который несмотря на свою деанонимизацию, не становился для него менее таинственной личностью.
– Раз я присутствую здесь, то вы, несомненно, знаете, кто я, – Макаров изучающим взглядом вновь рассматривает присутствующих. – Но у меня нет никакой информации о вас. Кто вы? И почему помогаете мне?
– Дуэйн Кеннеди, – назвался собеседник. – Имя моего молчаливого помощника – Уиллфорт.
– Можете просто звать меня «Профессор», – звучит краткая ремарка.
– С Мушрумом, я думаю, вы уже достаточно хорошо знакомы, мистер Макаров, – заключает Кеннеди. – Но, полагаю, наши имена – это совсем не то, что приблизит вас к оплоту тайны, которую хранит наше… Общество, членом которого вам будет предложено стать. Но обо всём по порядку.
Кеннеди разминает пальцы и обхватывает ими подлокотники. Он ведёт себя расслабленно, но оживлённый взгляд не может скрыть его заинтересованности в пришедших.
– Что вы помните о своём побеге из Борнхольма? – неожиданный вопрос прорезает сознание точно кинжал и уже сам по себе проливает свет на некоторые события. – Что вы знаете о тех, кто помог вам сбежать?
– Я помню, что меня там словно ждали, – Владимир погружается в воспоминания. – Как будто легко предугадали, где я окажусь, заранее распланировали, как действовать и на какие болевые точки давить в случае, если я откажусь. Статус заключённого сменился на статус заложника. И я до сих пор не знаю, с кем именно я тогда столкнулся. Чего бы мы ни касались, какую бы информацию ни искали, перед нами возникали лишь новые вопросы о том, кто это такие и каковы их цели. Всё, что мне известно – они называют себя Культ. Что из себя представляет этот Культ – мне неясно. Теневое правительство? Гончие Британской Империи?  У меня нет ответа на этот вопрос.
Владимир вздохнул.
– А почему вы вдруг спросили об этом? – поинтересовался он напоследок. – Вам что–то о них известно?
Добрая ухмылка появляется на спокойном лице Кеннеди.
– Даже больше, чем вы можете себе вообразить, – таинственно начинает он. – Эта организация берёт своё начало со времён Крестовых Походов. С тех пор многое изменилось, но неизменным остаётся лишь то, что Культ стремится взять под контроль сильных мира сего. Небольшая группа людей способна творить историю всего человечества. Такую, какую сама пожелает.
– Кто стоит во главе? – вопрос, интересовавший Владимира не меньше остальных, не заставил себя ждать.
– На данный момент мы знаем о нескольких ключевых фигурах, – Кеннеди закидывает ногу на ногу. – Ту, что была ответственна за все события, произошедшие с вами, зовут Ева Сандерс. В пределах Культа она больше известна как Ни Ни.
– Ни Ни? – Владимир пытается втянуть шею в торс от неловкости. – Что за странное прозвище?
– Вы узнаете чуть позже, – Кеннеди кивает. – Мы точно не уверены в том, чего хочет она, но мы считаем, что её мотивация имеет некоторые расхождения с позицией остальных членов. Ещё двое человек, о которых нам известно точно – это Ви Ви, в миру некогда известный как Виктор зи Британия, а также его брат, нынешний император Чарльз зи Британия.
– Так вот оно что, – чувство просветления переполняет грудь и голову Макарова. – Благодаря их позиции в обществе скрывать свою деятельность для Культа – проще простого.
– Верно, – Кеннеди кивает. – Есть ещё один опальный лидер, но о её местонахождении в данный момент нам ничего неизвестно.
– Любопытная информация, – соглашается Владимир. – А откуда вам всё это известно?
Кеннеди на секунду замолкает, словно обдумывая что–то.
– Я работаю на британскую разведку под прикрытием, – наконец, сообщает он. – Уже достаточно давно моим прикрытием является должность помощника генерал–губернатора в 11 секторе. Я был при его высочестве Кловисе, затем при Ренли. А теперь, в связи с тем, что он был назначен премьер–министром, всё вновь может поменяться. Поэтому, как вы понимаете, мне был предоставлен полный карт–бланш. В свою очередь мой коллега, профессор Уиллфорт, достаточно долго работал в секретных лабораториях принца Кловиса. Ну и, конечно же, мы бы никуда не продвинулись без таланта Мушрума и его компаньонки.
– А с чего вообще такое желание помогать мне и противостоять Культу? Как вам удалось избежать их влияния?
– Похоже, теперь мы подобрались к самой сложной части нашего разговора, – Кеннеди задумчиво подпёр кулаком подбородок. – Попробуйте задаться вопросом, мистер Макаров: насколько сильно вы теперь доверяете мировой истории? Той, о которой нам рассказывают в школьных учебниках?
– Я не знаю, – Владимир растерянно пожимает плечами. – Сейчас я понимаю, что в истории человечества есть много тёмных пятен, скрытых за пеленой лжи, искусно переплетённой с шёлковыми нитями правды. Но причём тут это?
– Практически всегда у всего сказанного есть два смысла, мистер Макаров. Исторические книги – не исключение. Так, в одном из периодов борьба с Культом в истории приурочена к событиям, связанным с действиями инквизиции. В другом же случае – к взятию Иерусалима. Многие вещи приходится скрывать. Как показывает практика, чаще всего люди оказываются не готовы узнавать истину.
– Вы хотите сказать, что борьбу с Культом вёл Ватикан? – Владимир сопоставляет в голове события многовековой давности.
– Он и ведёт её, Владимир, – Кеннеди прикрывает глаза. – Нас осталось немного, но война продолжается.
–  Почему вы прикрываетесь именем Церкви в таком случае? – Владимир недоумевает. – Чтобы набрать сторонников, можно прибегнуть к другим способам. Зачем нужен подобный мистицизм?
Троица задумчиво переглянулась. По очереди все они обменялись кивками.
– Владимир, вы верите в Бога, судьбу?
– Иногда приходится, – скупо отвечает Макаров, который всегда воротил нос от подобных тем. – Ну, знаете же, что в окопах под огнём и всё такое, ну. Что же до судьбы – я всегда считал, что мы строим её сами. Но иногда мне кажется, что возводя очередной этаж, я запускаю целую цепочку событий, которые непременно приводят к чему–то, на что я не могу повлиять. Знаете, как в военной повестке – «непреодолимая сила». И даже когда тебе кажется, что преодолеть её можно, то, в конечном счёте, ты осознаешь, что это не так.
–  Прямо как про любовь, – Мушрум, уже привыкший к порой излишне напыщенным речам Владимир, горько смеётся, мешая двум другим присутствующим слушать русского.
– А что с ней? – Макаров изумляется.
– Любовь – это когда тебе вручают иллюзию выбора, – Кеннеди улыбается, сложив пальцы воедино перед собой. – Но что, если кто–то научился контролировать эти иллюзии?
– То есть? – Владимир не до конца понимает, к чему клонит новый знакомый.
– Что, если кто–то способен навязывать свою волю, не используя общеизвестные механизмы давления и манипуляции?
– Например? – Владимир наклоняется вперёд, пытаясь понять, что имеет ввиду его собеседник.
– Например, используя... Скажем, способность обходить любые барьеры человеческой психики.
– Психотропное оружие? – делает предположение Владимир.
– Нет, – Кеннеди мотает головой. – Вернее, не в том смысле, который вкладываете в эту фразу вы, мистер Макаров.
– Тогда о чём вы? – Владимир заинтересованно прищуривается.
– Способность менять воспоминания, брать человека под контроль, читать мысли, останавливать время, перемещать своё сознание в тела других, – Кеннеди разводит руками, перечисляя невиданные явления, которые не звучат дико разве что для какого–нибудь мультипликационного произведения, но тут же продолжает, видя, как на лице Владимира отчётливо вырисовывается недоверие к сказанному. – Для человека, впервые столкнувшимся с этим, сказанное может прозвучать нелепо и странно. Но вы можете сами вспомнить, не подвергались ли вы такому воздействию лично? Подумайте хорошенько. Быть может, во время вашей работы на Культ происходило что–то странное. Нет ли у вас, скажем… Провалов в памяти? Или, быть может, моментов, когда вы отчётливо помните, что не могли себя контролировать?
Озадаченный вопросом Кеннеди, Владимир выключил скептика и призадумался. Не могло ли это быть какой–то дешёвой провокацией? Он оказался здесь не просто так и, хоть ему и заявили о дружеских намерениях, мало ли, чего можно ожидать. В память врезает случай, произошедший во время побега, когда он и Джоан ехали на грузовике.
– Ну, допустим, было, – Владимир кивает. – Но и что? Кормили там отвратно, я был подавлен, небольшое истощение, вот и итог. Провалы в памяти могут случиться и без какого–то там постороннего воздействия на психику.
– А при каких обстоятельствах это произошло? – Кеннеди задаёт вопросы, как опытный психолог, проводящий когнитивно–поведенческий сеанс терапии.
– Это было во время побега. Я ехал в грузовике вместе с Джоан, Алексом Нойманном и ещё одним беглецом. А потом… Вот чёрт.
Покопавшись в воспоминаниях как следует Владимир поминутно восстановил произошедшее.
– Джоан вела грузовик. А после провала в памяти её не оказалось на водительском сиденье. Возможно ли?..
– Оно и есть, – Кеннеди кивает. – Остановка времени. Один из самых могущественных Гиассов, незаменимый для солдат и шпионов.
– Гиасс? – переспрашивает Макаров. – Что такое – Гиасс?
– Это и есть сила, которая позволяет носителю воздействовать на окружающих.
– Какова её природа? – недоумевая спрашивает Владимир, чувствуя, как по спина покрывается гусиной кожей.
– Божественное происхождение. Именно поэтому вокруг этой силы с древних времён формировался Культ.
– Так вот оно что, – происходящее встаёт на свои места. – Значит, именно так им удалось прийти к власти в Британии.
– Да, всё так, – Кеннеди кивает. – Но далеко не все носители и обладатели силы являются последователями Культа. Детально предлагаю обсудить это позже. Наверное, у вас есть ещё вопросы к вам, мистер Макаров?
– Насколько большой этот Культ?
– Места базирования есть по всему миру. Филиппины, Британия, Китай, Европа… Но благодаря вашим усилиям и усилиям вашей команды их влияние в Евросоюзе удалось пошатнуть.
– Мы не уверены, что найденные списки были полными, – говорит Владимир в ответ. – Быть может, ключевые фигуры и не были там указаны. Они могут продолжать действовать среди политиков в Российской Империи, что уж говорит про другие государства.
– И, вероятно, действуют, – Кеннеди вздыхает. – Я пользуюсь кое–какими ресурсами разведки на правах её члена и имею доступ к ключевым обсуждениям и докладам. Аналитический отдел теряется в догадках о причинах, которые побудили Францию отказаться от Альбиона, а российское правительство начать войну с Китайской Федерацией. Заявлять о Культе ещё рано, но отбрасывать эту версию не стоит.
– Верно, – соглашается Макаров. – Нельзя быть настолько некомпетентными, да и ещё в нескольких местах сразу. У нас уже были подозрения о том, что в нашем министерстве обороны действует крот. И если он один, то только благодаря своей силе он мог побудить министра обороны подписать указ о начале войны… Как вообще можно избежать воздействия этой силы?
– Иногда – никак, – признаётся Кеннеди. – Разве что только самому влиять на использующего. Но чаще всего воздействие происходит при прямом зрительном контакте, поэтому лучшим способом избежать проблем является ношение зеркальных очков и шлемов.
– А как они вообще получают эту силу? – Владимир задаёт резонный вопрос. – Есть ли некая закономерность?
– Они получают её от особых людей, которых мы называем носителями кода, способного наделять людей силой Гиасса. Её ещё называют Силой Короля. Носители же в свою очередь могут стать таковыми, достигнув максимальной мощности своей силы и убив того, кто их этой силой наделил.
– У меня извилина за извилину уже заходит, – признаётся Владимир. – Но ведь были же изначальные носители, так?
– Были, но мы не знаем, откуда они взялись, – Кеннеди пожимает плечами. – Некоторые изначальные носители живут и по сей день – да, важно сказать то, что все носители бессмертны. Их не берут пули, они не стареют и не могут заболеть.
На какое–то время в помещении наступает мёртвая тишина. Владимир сидит, уставившись в пол какое–то время. И вот его рука ныряет во внутренний карман пиджака, он вставляет в рот сигарету, закуривает.
– Вы это сейчас серьёзно? – Владимир делает глубокую затяжку.
– Абсолютно, – Кеннеди пожимает плечами. – Нам нет смысла обманывать вас.
– Британский император – бессмертен?
– Нет. Бессмертным является только его брат и Ева Сандерс, ответственная за ваш «найм».
В помещении вновь воцаряется полная тишина, которую Владимир решается нарушить лишь через несколько секунд.
– Но ведь и они получили её не из ниоткуда, были бессмертные носители и до них.
– Были, – Кеннеди подтверждает сказанное ранее. – Никогда не задумывались, почему в мире такое количество столь разнообразных религий, возникших в разные временные периоды и описывающих свои представления о сверхъестественном в схожих, но в то же время таких разных формах?
– Вы хотите сказать?.. – Владимир догадывается, к чему клонит собеседник.
– Именно, – Кеннеди кивает.
Похоже, что в этот день представлениям Владимира об устройстве мироздания было суждено перевернуться с ног на голову. Уместить и обмозговать всё это за один–единственный вечер было бы просто непостижимо.
– Возвращаясь к разговору об императоре… – Макаров переводит беседу в более рациональное и приземлённое русло. – Значит, просто марионетка в руках остальных?
– Мы не знаем этого, мистер Макаров, – Кеннеди пожимает плечами. – Потому что мы не знаем, к чему он стремится. Контролировать политику можно и при помощи силы Гиасса. Однако император неустанно жаждет экспансии.
– Уже знаем, – Мушрум встревает в разговор. – Элеваторы.
– Элеваторы? – переспрашивает Владимир, вспоминая, что уже слышал про нечто подобное.
– Элеваторы, – говорят Кеннеди и Мушрум одновременно. – Владимир, ты же помнишь те данные, которые тебе удалось захватить в штабе в Москве? Благодаря им мне удалось узнать, что на территории России они искали именно их.
– Так вот зачем нужен планомерный захват, – Кеннеди соглашается. – На своей территории проще всего организовать поиски, а затем и контролировать… Лишь одно мне неясно – зачем ему понадобились все элеваторы?
– Мы не знаем всей их силы, – вздыхает Уилфорт, наконец, заговоривший спустя столько времени молчания. – То, что один из них показал однажды нам идёт вразрез с той информацией, что с их помощью возможно перемещение в пространстве.
– Что за элеваторы? – Владимир хмурится, взглядом пытаясь отыскать, обо что можно потушить тлеющий бычок.
– Древние конструкции, которые были возведены ещё до существования человеческой цивилизации. Их прямое назначение нам до сих пор неизвестно.
– Но вы их применяли, – замечает Владимир. – Сами сказали.
– Да, – соглашается Кеннеди. – Как  обладатели силы мы смогли применить их. Мощь элеваторов открыла нам куда больше, чем мы ожидали. В том числе и ваше появление, мистер Макаров. Поэтому Мушрум и занимался лишь тем, что плотно помогал тебе во всём.
– Стоп, стоп! – Владимир, окончательно запутавшись, зажмурился и помотал головой. – Вы тоже обладатели этой силы?
– Ну и ну, – Гриб засмеялся. – А ты думал, это вот так просто можно провернуть в три с половиной человека?
– Тогда почему вы мне не продемонстрировали свои силы?! – восклицает Владимир. – И кто вас наделил ими?
– Не торопись, – Кеннеди с улыбкой склонил голову. – Сегодня мы ещё успеем продемонстрировать их тебе. Но это станет завершающей кульминацией нашего знакомства. Профессор Уиллфорт, прошу, подготовьте всё для нашей маленькой демонстрации. Кажется, это время, наконец, наступило.
Владимир, пытаясь осмыслить сказанное, постарался привести мозг в порядок и опустил голову, краем уха слушая удаляющиеся шаги, а следом и недолгий обмен репликами между Мушрумом и Кеннеди.
– Падение на Тунгуске произошло, – голос Гриба, сопровождаемый вибрацией смартфона, звучал удовлетворённо.
– Чудно, – Кеннеди, похоже, тоже был рад. – Значит, он действительно там.
– Кто? – Владимир поднял голову.
– Следующий элеватор, – пояснил Мушрум. – Видишь ли, очень часто они располагаются в подземных пещерах или сокрыты в потайных помещениях различных храмов. И для того, чтобы найти их целенаправленно, могут потребоваться годы работы не одной археологической экспедиции. Но сейчас нам повезло – нередко элеваторы сами проявляются себя и создают различные природные аномалии. Например, они оказывают сильное влияние на работу электроприборов, могут вызывать видения, галлюцинации, оказывать влияние на здоровье человека, его внимание и концентрацию. Куда реже происходят природные катастрофы. Однажды Тунгуска уже стала причиной крупного катаклизма.
– Тунгусский метеорит? – уточняет Владимир на всякий случай.
– Именно. Несложно догадаться, что никакого метеорита на самом деле не было. Благодаря взаимодействию с известным нам элеватором мы заранее знали, что место случившейся аварии на Тунгуске должно указать точную область местоположения одного из тех, что расположены в Евразии.
– А что ещё вы знаете о том, что должно произойти? – интересуется Владимир.
– Слишком много всего, чтобы мы могли точно сказать, какое видение к чему можно отнести, – Кеннеди разводит руками. – Я даже сомневаюсь, что все они имеют отношение к временному отрезку из ближайшей сотни лет.
Раздался скрип и шорох колёс, трущихся о пол. Мы видим, как профессор Уиллфорт подкатывает в центр помещения медицинскую койку. Она не пуста. В силуэте, очертания которого тщательно скрыты зелёным хирургическим покрывалом, легко угадываются контуры человеческого тела. Присутствующие встают с кресел и окружают его. Профессор Уиллфорт осторожно сдёргивает покрывало с лица лежащего и тут же склоняется, не позволяя нам разглядеть его.
– Ничего себе, – голос, принадлежащий Владимиру Макарову, эхом разносится по помещению.
– Надеюсь, что вы готовы, мистер Макаров, – умиротворённой голос Кеннеди подводит черту под этой встречей.

Пешка, уверенно продвигающаяся к концу игрового поля, всегда заменяется на любую другую фигуру того же цвета, кроме короля. И, когда это случается, игра начинает идти совершенно другим ходом.
http://i.imgur.com/5oqww2W.png

TO BE CONTINUED
Эпизод завершён

+8


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 13.12.17. Закулисье: часть третья