По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 02.12.17. It's too late


02.12.17. It's too late

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата: 02.12.2017
2. Время старта: 10.30
3. Время окончания:
4. Погода: очень холодно, переменная облачность
5. Персонажи: Одиссей ю Британия, Дочь Неба
6. Место действия: Запретный Город, Пекин
7. Игровая ситуация: территория аэропортов полностью подконтрольна лоялистам, и новоиспечённый император наконец возвращается в Китай, настроенный приободрить свою юную супругу. Но нужно ли ей это теперь?
8. Текущая очередность: Тянь, Одиссей

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Tianzi (2017-03-10 11:53:15)

+3

2

[npc]218[/npc]

- Вы должны хотя бы переодеться, Божественная...

Лю Лун всегда улыбается, Лю Лун всегда безупречна, свежа, красива и оптимистична, её невозможно смутить, она готова ответить на любой вопрос, она обязана принимать решения за секунды, не теряя лица. Лю Лун выучена лучше имперских стюардесс и британских адъютантов, её заботам вверили главное лицо страны, ей безоговорочно доверяют... Но сегодня она не справляется. Её улыбка натренирована, в хорошо поставленной речи не бывает изъянов, но в глазах - сосредоточенная тревога. Лю Лун казалось тогда, в больнице, когда она расчесывала волосы тихой и пугливой Дочери Неба, что служба её будет простой и благодатной. Искренне смотрела на Хоу Шана, довольная собой и почётным местом в высших эшелонах Федерации, уверенная в себе донельзя. Сегодня её уверенность почти растаяла.

С Дочерью Неба... стало сложно.

- Золотое ханьфу Императрицы-Жены, строгий траур, возможно, смелое европейское платье? Всё уже готово для Вашего выбора. Китайские благородные супруги предстают перед мужьями прекрасными, как лик светлой луны. Вы ещё успеете поразить его, Моя Императрица. Придать лицу свежесть соком лотоса, переодеться, сбрызнуть волосы...

Лю Лун говорит якобы ободряюще, но умом понимает - ситуацию уже не спасти никакими соками лотоса. Тянцзы сидит за столом с раннего утра, ночами она спит плохо, её руки слегка дрожат, её глаза красные, а лицо бледно совсем не аристократически, а совершенно нездорово. Вокруг неё - бумаги, множество бумаг пестрит иероглифами и латиницей. Императрица сидит прямо, будто палку проглотила, и неотрывно смотрит в плазменный экран на всю стену - оттуда вещает на английском мужчина с идеальным тембром и белоснежными зубами. Тянь постоянно жмёт тонким пальчиком на кнопку пульта, и британец замирает перед ней в различных гримасах.

- Мы не хотим, - тихо, скромно, но с пугающим мрачным нажимом в голосе повторяет Дочь Неба.
Лю Лун уже слышала это сегодня. Не раз. 

- The electoral laws governing elections for the various Imperial institutions at any level have to comply with these principles... - вещает с экрана приятный голос, а маленькая девушка шевелит губами, повторяя эти слова, снова тормозя видеоурок, и снова уставившись опухшими глазами в экран. Лю Лун даже жаль её - ей ясно, что Тянцзы совершенно не понимает того, что хочет понять. За неделю невозможно выучиться тонкостям британской юрисдикции. Уж тем более, если ты благородная китаянка, которую куда с большим рвением обучали сучжоуской вышивке, чем правовым вопросам и чужому языку. Это абсолютно невозможно - но императрица не понимает этого, не хочет понимать и даже не хочет об этом слышать, только раз за разом молча садится за этот стол и погружается в уроки и документы.
Лю Лун с каждым днём всё с большей опаской видит, сколько в этой благородной девчонке, оказывается, нерастраченного упрямства. Упрямство это наивное, глупое, детское, но противостоять ему всё сложнее и сложнее.

Маленький динамик в ушной раковине девушки заговорил. Время вышло - британский холёный принц со всем своим скарбом и свитой прибыл в Запретный Город на императорском вертолёте. Лю Лун слегка холодеет, но выдержка и воспитание всё еще преобладают в ней, и она действует быстро, чётко, решительно. Хоу Шан, погружённый в заботы о стране с головой, строго наказал ей устроить эту встречу незамедлительно, и Лю Лун не разочарует своего генерала и выполнит поручение любой ценой.
- Как будет угодно Вам, Божественная. Вы дали согласие на визит Императора Одиссея в Ваш кабинет - я прикажу подать чай. - она низко кланяется и выходит. Раздаёт быстрые уверенные распоряжения - тон Лю Лун властен и холоден, совсем не похож на тот улыбчивый голос, которым она говорит с Тянцзы обычно. Наскоро, но уверенно кутается в тёплое, ведь в Пекине столбик термометра сегодня упал ниже двадцати градусов. Идёт вперёд уверенным пружинистым шагом - встречать человека, на которого Хоу Шан возлагает величайшие надежды.
Лю Лун сосредоточена, но при приближении к нему она снова натягивает безупречную маску улыбки.
Она понимает, без лишней скромности, что сегодня многое в этой стране зависит от неё.

Отредактировано Tianzi (2017-03-27 13:23:04)

+4

3

Одиссей задумчиво разглядывал облака, сидя на неудобном для его роста сиденье. Когда на границе его пересаживали на это жуткое средство передвижения, его убедили в том, что перемещаться на военном вертолете безопаснее: скорость выше, высота приличная и незаметность на уровне. Но совершенно забыли предупредить о том, что вертолёт будет ещё и китайским, не рассчитанным на высоких британцев императорской крови. Вертолёт был мал и не вмещал в себя ни багажа, ни слуг, а лишь одну охрану. Одиссею великодушно выдали одеяло и ночной колпак.

Проснулся он уже приближаясь к столице.

Вероятно, обстановка могла быть ещё накалена, но принц Британской империи и не только, решил не начинать сегодняшнее утро с плохих новостей. Можно было подождать и уже после получить все последние интересующие сводки. Измотанный поездкой, он хотел лишь нормально выспаться и отдохнуть.

Тем не менее, Одиссей был весьма рад. Вдохновленный хорошими новостями от Ренли, он летел к своей юной жене даже с радостью. Внутренние его тревоги всегда отступали, когда он следовал чужому решению. В конце концов, это ведь правильно, следовать за тем, кто знал лучше? А там и с проблемами разберутся: русских разгромят, власть признают... больше не придётся летать в таких неудобных вертолётах.

Внимательный взгляд мог заметить, что Одиссей избегал смотреть на землю, поглощенный призраком страха увидеть вместо мирного города нечто иное. Он смотрел на обстановку вертолёта, на облака, на аэродром, но только не на видневшиеся внизу маленькие прямоугольники-дома, впрочем, сам не осознавая этого обстоятельства.

Вертолёт зашёл на посадку. С другой стороны поля на посадку заходил императорский вертолёт, со всей положенной обслугой и его вещами. Меры безопасности были слишком высоки, так что Одиссею приходилось смирится с некоторыми неудобствами. Как он слышал, о конкретных обстоятельствах его прибытия китайскую сторону не уведомили, так что, чтобы её не волновать и далее, со всеми почестями его довели до британской делегации, уведомили о том, что не встретили никаких неожиданностей по пути и указали на приближающуюся фигурку девушки. Он позволил ей повести себя дальше.

На полпути он негромко поинтересовался:
- Как она себя чувствует?

Отредактировано Odysseus eu Britannia (2017-03-26 05:12:52)

+4

4

[npc]218[/npc]

Лю Лун ещё не видела новоиспеченного императора лично. Издалека внушительная, статная, почти огромная фигура вызывает уважение у небольшой китаянки, однако она ознакомлена с подробнейшей характеристикой на этого человека и знает, что как великую опору для державы его воспринимать не стоит. Тем не менее, она белозубо улыбается и отвешивает "земной поклон для императорской особы", умело сочетая архаичные традиции своей страны и дипломатичную гибкость. Потом - уверенно ведёт по обширной территории Запретного Города, проводя экскурсию по ходу дела, выхватывая из памяти выученные на зубок даты, исторические факты, архитектурные термины. Одиссей рассеяно слушает, глядит по сторонам, но всё же задаёт вопрос - очень важный, двойственный вопрос, требующий неоднозначного ответа. С одной стороны, Лю Лун не может говорить откровенно и высказывать личные мысли о состоянии Дочери Неба - может лишь почтительно сказать, что Императрица находится в неустанной заботе о делах страны. С другой - подготовить расслабленного британца к этой встрече совсем не мешало бы, в том числе и ей самой. Аккуратно. В конце-концов, он её муж - кого, как не супруга, использовать как инструмент влияния на упрямую девочку?

- В этот тяжёлый для Китайской Федерации час Божественная Повелительница трудится, не покладая рук на благо своего народа,- произносит Лю Лун и глядит на собеседника очень многозначительно. - Небеса смотрят на неё и направляют, однако, ей очень нужна поддержка своего земного Императора-мужа. Поддержка... и возможность отдохнуть и забыться от столь важных дел.

"У этого британца куда больше прав и вольностей в общении с ней. Возможно, ему удастся заинтересовать нашу императрицу... и слегка увести её энтузиазм в сторону".

Лю Лун докладывает о прибытии Одиссея - к вящему удовольствию замечает, что Дочь Неба слегка отвлеклась от своих манипуляций с видеоуроками. Услужливо пропускает британца вперёд, прикрывает двери. Она хочет остаться и попытаться руководить процессом, но встречи императорской четы не сопровождаются благородными компаньонками по всем правилам. Тем не менее, она будет рядом в любой момент. И будет слушать - насколько это позволят деревянные двери.
Пусть это и неправильно, но это её работа.

***

"Продолжим, «Iversal Suffrage», «Equal Suffrage», стоп, повторить, «Birthright», это уже проще, «British Crown Right», остановить, сверить, «Proportional Representation»...
...не понимаю?"

В глазах уже рябит, воспалённый взгляд концентрируется в одной точке, тормозит и тонет, скользит с опозданием и неохотой. От лица и размеренных движений губ video tutor уже подташнивает. Лист перед ней исчеркан вдоль и поперёк, слова и фразы соединяют стрелки, суетливые надписи кое-где смазаны и неаккуратны, латинские буквы так непривычно просты для пальцев, привыкших к тщательной калиграфии иероглифов. Руки Тянцзы подрагивают. Четыре часа беспокойного сна - разве могут они разгладить беспокойные мысли пятнадцатилетней девочки и вернуть равновесие?

Когда прислуга суетится рядом, накрывая чайный столик прямо в кабинете, у окна, Тянь с удивлением понимает, что все слова Лю Лун, с которыми компаньонка приставала к ней последние несколько часов - правда. Встречи с мужем не избежать. Ещё неделю назад, после её публичного выступления и встречи с Ренли, китаянка ожидала этой встречи с воодушевлением, готовясь делать всё для блага своей страны и пленённая словами о большой семье и взаимопомощи. Она осознаёт необходимость этого и сейчас, пусть и сквозь тупую пелену усталости. Но воодушевления нет. Совсем.

Дочь Неба встречает своего Императора-мужа в молчании.
Долго смотрит ничего не выражающим, залипающим в пространстве взглядом. Смотрит на внушительную фигуру человека, должного быть её главной опорой, лицо которого она, как оказалось, уже успела забыть.

"Зачем вся эта встреча? К чему она может привести, чему помочь сейчас?"

Воспитание всё же побеждает сомнения. Тянцзы встаёт, неловко отодвигая крупное кресло. Ципао действительно незатейливо, крой слишком лёгок, светлый шёлк слишком прост и на ткани видны мятые изломы. Волосы собраны тщательно, но без изысков. Она похожа на тень - не пугающе-измождённую, нет, но отчуждённую, безэмоциональную. В их первую встречу она боялась и волновалась до невозможности, что было ощутимо, круглые испуганные глаза и взлетевшие домиком брови делали её совсем рёбенком. Сегодня всё иначе.

- Мы приветствуем, Наш Император-муж, мы ждали вас с нетерпением. Днём и ночью Мы обращались к небесам, просили о Вашем возвращении неустанно. Мы счастливы видеть Вас в добром здравии в Вашем доме.
Пылкие слова на английском звучат неправильно и не так, но Одиссей, разумеется, не выучил ещё язык своей новой страны. А его Императрица говорит ему о счастье тихим голосом, который, кажется, не выражает ничего. Она на автомате вспоминает все, что должна делать благородная жена, как принимать почтение супруга и как ему услужить... Китаянка опускается на колени на три положенные подушечки и разливает чай по всем правилам, а глаза её смотрят в стол.

Тянцзы слаба. Но слёз, которые наполняли её глаза всё время их первой встречи, Одиссей сегодня не увидит.

Отредактировано Tianzi (2017-03-27 16:20:07)

+3

5

- А-а-а, кажется я понял, почему брат проникся. Они, вероятно, сошлись на почве общего трудолюбия, - задумался Одиссей. Слов китаянки было недостаточно для чего-то более конкретного, вот он и не встревожился… Не встревожился, пока не увидел подтверждения её словам. Не увидел, на что она намекала. Но вот беда, бежать было уже поздно.

Его маленькая жена, кажется, стала ещё меньше. Он ведь и не запомнил её почти. Может, вместо попыток разобраться в военном положении Федерации, ему стоило чаще смотреть на её фото? По крайней мере, эта задача была ему по силам.

Формальное обращение, пустые глаза — его вчерашняя радость таяла как дым. Нет, объятий с порога он не ждал, но обмолвок слуг в коридорах, гор бумаг на столе и чрезмерной вежливости по отношению к себе тоже. Всё было как-то совсем не так, неправильно, не соответствовало его представлениям об их встрече. Ренли говорил...

Возможно, он мог что-то сказать, поделится воодушевлением, но вот беда - все подходящие слова вылетели из головы. Как и всегда, когда он действительно хотел что-то сделать. К тому же, он мало что понимал в традициях Китая и только растерянно стоял в отдалении, не зная куда себя деть. Наверное, ему стоило попросить заготовить себе официальную речь для разговора с супругой, вот только разве это официальная встреча?

- Здравствуй, - осторожно говорит он, всё же присаживаясь перед девочкой. Для него Тянцзы была только ребёнком, но даже дети бывают жестоки. Сердце кольнуло нежданной обидой. Пусть странное поведение и выглядело детским капризом, но разве не детские капризы рушат планы взрослых? Вот и сейчас она будто все делает на автомате и выглядит это как-то жутко, ненормально.

Молчание тянется и тянется. Разговор явно следовало начинать с чего-то другого. Он не совсем понимает, с чего именно «другого», но пусть хотя бы поднимет глаза. Иначе Одиссей даже представить себе не может как к ней подступится! Мужчина бережно берёт девушку за руку, вытаскивая у неё из рук чайничек. Вот только, что делать дальше?..

Отредактировано Odysseus eu Britannia (2017-04-04 16:48:40)

+2

6

Личное обращение мужа, его искренний тон, пренебрежение к традициям и осторожное касание руки - всё это могло бы расположить к себе Тянь, заставить её проникнуться, если бы не одно "но". Он ведёт себя точно так, как вёл себя Ренли. Вероятно, им же вдохновлённый, ведь на свадьбе принц, науськанный Шнайзелем, демонстрировал вполне формальное поведение (точнее, пытался). И если новый премьер, примчавшийся из ниоткуда на помощь, обескураживал и вызывал тёплые чувства, то Одиссей... Он прибывает на полмесяца позже её патетического воззвания перед сотнями стеклянных глаз. И то - с подачи своего брата.

Тянцзы задерживает руку в руке - не отдергивает, замирает недолго, слишком скромная для резких движений. Потом тихо убирает. Снова берёт за ручку фарфоровый чайник и заканчивает свой ритуал.
- Вы не хотите разделить с Супругой-императрицей чай? Неужели вы не знали об этой традиции?
Она совсем не хочет, чтобы это прозвучало как-то не так. Спрашивает спокойно, без заднего умысла, просто чтобы продолжить беседу. Но, к её собственному удивлению, слова звучат как упрёк. В них бесконтрольно собрались и оскорбление европейской свадьбой, и то, что формальный император до сих пор имел смутное понятие о ритуалах страны, стойко хранящей традиционные уклады, и обида на долгое отсутствие... Это мелочь, да.  В другом случае - это просто мелочь. Но от безропотной девчушки даже такая мелочь звучит холодной колкостью.

Разливает улун по "небесным чашкам", ответственным за аромат, накрывает длинные чашки широкими - "земными", аккуратно переворачивает, подаёт. Вдыхает аромат из опустевшей небесной чаши. Он - тоже должен, это их первая совместная Гунфу Ча, но вряд ли он понимает, вряд ли возьмёт в руки пустую посуду. Посчитает отточенные годами действия Тянцзы китайской причудой. Китаянка всё же даёт ему пример, отставляя длинную чашку и беря в руки широкую, наполненную дымящейся жидкостью. Даёт, но не объясняет свои действия, как советовала Лю Лун. Не хочет.

- Как поживает Наш брат Ренли? - спрашивает она невинно, и это "Мы" не даёт понять, говорит она о британской императорской семье или о себе одной. - Это он попросил Вас вернуться в Китай, верно?

Видеоурок сзади не выключен, дела не завершены, и Тянцзы думает о том, что он - конечно же не Ренли. А значит - скоро уйдёт, оставит её в прежнем покое и она вернётся к своему делу вновь. Пока не сумеет понять. Пока не закончит.

Отредактировано Tianzi (2017-04-04 15:59:25)

+2

7

Одиссей резко отстранился, остуженный словами девушки. Даже застывшее на экране лицо, казалось, смотрело на него с упреком. Находится в одной комнате с ней было всё тягостнее, более того, это был тяжёлый стресс. Когда не знаешь, что делать и что говорить, надо молчать. Вот он и молчал, всегда молчал.

Принц, уже привыкший к тому, как его здесь называют, кивнул в ответ на второй вопрос. Этот жест откровенно выдал его смущение. Китайская традиции были для него в новинку, он будто забывал, что в Британии тоже были свои негласные, а то и зафиксированные правила поведения. Проблема была в том, что изменившихся правил он не знал и мялся без конкретного руководства.

- Брат? Хорошо, - не добавляя ничего более, он пытается поддержать эту… чайную церемонию? Кажется, разговор всё же будет более официальным, чем он ожидал от юной девушки. У него ведь было столько младших родственников, над которыми он посмеивался на первых выходах в свет. А теперь он и сам оказался в положении ребёнка, который не знал с какой стороны взятся за вилку.

- Он так восторженно о тебе говорил, что я не удержался и приехал, - мужчина грустно смотрит на сидящую перед ним девочку. Слишком уж она от него далёкая, как тут можно найти общий язык? Хрупкая, слабая, она пугала Одиссея тем, что он мог ненароком её обидеть. И, кажется, он уже это сделал. Много-много раз.

А что он ещё мог сделать? Только подождать, пока его простят. Горе-Император взял в руки горячую чашку. Желание быть где-то не здесь усиливалось, но ведь даже худо проведённое знакомство с женой лучше чем никакое, так что он покорно продолжал пытаться понять её. В горле пересохло, но вкуса китайского чая мужчина толком не почувствовал.

Отредактировано Odysseus eu Britannia (2017-04-06 11:52:29)

+3

8

"Отхлебнул. Просто отхлебнул из земной чашки, даже не взял в руки небесную. В то время, как именно в небесной остаётся подлинный аромат улуна, ни с чем не сравнимый, мимолетный, как опадающий лепесток пиона, как ветер, уносящийся в облака... Даже если он не умеет - он мог бы смотреть на Нас, на свою супругу, и пытаться повторить. Если бы это, конечно, хоть кого-то здесь заботило".

Взгляд, который Тянь медленно переводит с длинной пустой нетронутой чашки на лицо Одиссея - почти убийственный.

- Восторженно говорил? О, как мы рады слышать о том, что брат Ренли дружественно отзывался о Нас. Как жаль, что Мы не успели провести Гунфу-ча и для него. Уверена, он бы оценил небесный аромат улуна по достоинству.

О, генерал Шан, решая неотлучные вопросы по стране, и не подозревает, что происходит с его тихой благородной Императрицей. В вежливом детском голосе уже заметно сквозят язвительные крупинки. На некоторые слова она тихонько, но так каверзно нажимает голосом - ни дать ни взять, трудный подросток.
Тянцзы делает новый глоток из земной чашки. Кажется, она хотела закончить это побыстрее и почти молча, чтобы вернуться к своим делам - но неожиданно слова прорастают в тощей груди колючими иголочками снова и снова.

- О, брат Ренли столько рассказывал Нам... Его жизнь была полна приключений и героизма, вы ведь знаете? Он даже обещал показать Нам море однажды. После того, как поможет победить. Не хотите тоже порадовать Императрицу-жену повестью о ваших подвигах? Мы ждём этого так давно.

Она смотрит на него неотрывно. Знает, понимает, что Одиссей ожидал совсем не этого. И ещё пару недель назад ей бы стало мучительно его жаль.
Но не сегодня.

Отредактировано Tianzi (2017-08-07 18:17:52)

+4

9

Но молчание Британского Принца длилось недолго. Из-за массивных деревянных дверей в залу ворвались ритмичные звуки барабанов. Хоу Шан, Высший Охранитель Благополучия Дочери Неба, был единственным человеком имевшим право предстать перед Императрицей без доклада и при оружии. Тем не менее, о его приближении правительницу Поднебесной оповещал сигнал боевых барабанов, чтобы старый генерал не вошел в неподобающий момент. Конечно, генерал всегда предупреждал о своем визите через Лю Лун и сегодняшняя встреча была запланирована заранее, но церемония соблюдалась неукоснительно.

Старый генерал оставил своих телохранителей у входа в павильон и проследовал к зале в одиночестве. Еще одна завидная для прочих привилегия. С другой стороны, охрану здесь несли «Золотые Мечи» и бойцы особых подразделений, так же являвшиеся подчиненными Хоу Шана. Только лучшим из лучших может быть доверена честь охранять Божественную императрицу.

Первой в залу вошла Лю Лун, известившая Дочь неба и ее супруга о прибытии генерала. Затем уже вошел он сам, с поклоном приветствуя Императрицу и желая долголетия ей и ее супругу.

Высокий гость, похоже окончательно стушевался. Видимо с этим обычаем он так же не был знаком. Одного взгляда генералу хватило чтобы осознать, как неудачно прошла встреча.  Он хорошо помнил какие чувства читались в лице и особенно в глазах Тян Цы при ее встрече с полковником Ли. Или хотя бы после визита Четвертого Принца. Ну что же, будем надеяться Благородный Супруг Императрицы сможет со временем исправиться. Если в том будет нужда для Поднебесной.

- Прошу простить вашего слугу за то, что потревожил Божественную Повелительницу, - сказал он распрямившись. – Но пришло время отбыть на церемонию к Храму Тай-гуна. Войска уже построены для принятия присяги и кортеж для Дочери Неба Готов.

Сегодня Императрица должна будет принять присягу новосформированных дивизий «Корпуса Смерти», которые уже сегодня отправятся на Казахстанский фронт. Но перед этим каждый из них откажется от своей жизни и вручит ее Поднебесной и Императрице. Впервые солдаты удостоятся чести лицезреть Дочь Неба во время присяги и это должно многократно поднять не только их боевой дух, но и каждого солдата верного Китаю.

Вскоре кортеж Дочери неба отбыл из запретного города и направился к храму древнего бога войны.

Эпизод завершен

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 02.12.17. It's too late